ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

жадными. И я верил ему! Все стены моей комнаты были увешаны фотографиями
«битлзов». Я верил, что они делают все это не за деньги. С десяти лет я
пропитывался правотой Джона Леннона, я принял его всем сердцем…
Но вдруг я обнаружил в своей голове «маленьких человечков». Я говорил
с ними каждый день, спрашивал их, что мне делать. И это они, «маленькие
человечки», убедили меня убить знаменитого музыканта Джона Леннона.
Они были перепуганы. Они были шокированы. Они являлись частью моей
совести, и когда я действовал не по совести, во мне не оставалось ниче-
го, что управляло бы мной. Я оставался один. И тогда я срывал с себя
одежду, ставил записи «Битлз» и молился сатане. Я визжал и пронзительно
кричал в магнитофон: «Джон Леннон должен умереть! Джон Леннон обманщик!»
Безумный монолог сопровождался зловещей мелодией, которую он записал на
ленту поверх песни «Земляничные поляны».
Чапмен сказал, что его колебания между Богом и сатаной продолжались в
1980 году два месяца, а затем он пошел в магазин по продаже оружия и ку-
пил скорострельный пистолет. Этим оружием он намеревался убить Джона
Леннона.
Он признался, что несколько дней был одержим мыслью об убийстве. «Я
молился и после длительной борьбы, с Божьей помощью, одержал победу. Я
позвонил своей жене Глории и сказал: «Твоя любовь спасла меня. Я одержал
большую победу. Скоро буду дома». Но вернулись демоны, и в декабре я уе-
хал в Нью-Йорк».
Чапмен ждал три дня и 8 декабря отправился к дому, в котором жил Лен-
нон, с новым альбомом певца. «Леннон отнесся ко мне очень сердечно, —
продолжал Чапмен. — Я протянул ему альбом, а он вынул черный карандаш и,
расписываясь, царапнул им по обложке. Он старался вывести первую букву
своего имени, затем царапнул еще пару раз и рассмеялся. Потом написал:
«Джон Леннон» и ниже — «1980 год». Протянув мне альбом, он спросил: «И
это все, что ты хочешь?» Его жена ждала в автомобиле. Дверца была откры-
та. И я сказал: «Спасибо, Джон». Теперь я думаю о его словах, которые он
произнес тогда: «И это все, что ты хочешь?» Кажется, он предчувствовал
свою смерть».

«Сделай это!»

«Я был полон счастья от того, что Джон Леннон подписал мне альбом.
Так счастлив, что хотел взять первое попавшееся такси и умчаться домой,
к жене. Я хотел выбраться оттуда. Но не сделал этого. Я не мог оставить
это место, так как был полностью подчинен другой силе».
Он вернулся сюда вечером, чтобы завершить свой безумный поиск.
«Сделай это! Сделай это! Сделай это!» — твердили демоны. И я сделал
это. Сделал так, как десятки раз репетировал в номере гостиницы. Когда
Леннон прошел мимо, я прицелился ему в спину и нажал на спусковой крючок
пять раз. Помню, его как бы кто-то толкнул вперед, на ступеньки, а потом
он стал медленно, толчками падать. Швейцар Хосе, я хорошо помню, вырвал
пистолет у меня из рук и закричал: «Посмотри, что ты наделал! Убирайся!»
А я сказал: «Куда мне идти?»
Когда приехала полиция, Чапмен читал свою любимую и извращенно истол-
кованную книгу «Над пропастью во ржи».
Срок заключения Марка Дэвида Чапмена — до 2000 года. Недавно он заго-
ворил, потому что почувствовал угрызения совести. Он заявил, что его
преследуют ночные кошмары. В них он навещает дом Леннона. «Я беседовал с
Иоко и его сыновьями как друг семьи. Все мы были опечалены происшедшим.
Они понимают, что я очень сожалею об этом. Они знают, что на самом деле
я не хотел убивать его. Джон Леннон был искателем правды. Он знал, что
совершенного мира не будет, но призывал думать о нем. Если человек обла-
дает силой, способной создать этот мир в воображении, значит, он прибли-
зился к нему. Хорошая идея не должна вызывать боль. Сожалею, что я при-
чинил боль всем. Но теперь, возможно, я стану хоть чем-нибудь полезен.
Все же очень и очень трудно определить, кто я есть на самом деле. Я час-
то испытывал сильное смятение чувств и боль от того, что я Марк Дэвид
Чапмен»

РАЛЬФ НАУ: Охотник за «звездами»

После смерти Леннона звезды шоу-бизнеса стали платить телохранителям
тысячи долларов, чтобы защитить себя от «охотников за знаменитостями».
Такие безумцы, как Ральф Нaу, лишали звезд главного — душевного покоя.

Самый безумный «охотник» за знаменитостями скоро подаст очередное
прошение об амнистии. Такие прошения он посылает каждые два месяца начи-
ная с 1989 года, и они заставляют Голливуд сжиматься от страха. Некото-
рые звезды Америки до смерти боятся Ральфа Нaу — бесчувственного безум-
ного убийцы, который всю жизнь одержим навязчивой идеей: любовью к жен-
щинам-звездам.
Он — один из целого поколения отмеченных печатью дьявола молодых лю-
дей, которых вскормила Америка во второй половине двадцатого столетия:
людей одиноких и потерянных, которые выбирают богатых и знаменитых нез-
накомцев… и часто любят своих героев до смерти.
Нaу мог бы так и остаться безымянным среди массы таких же психов и
уголовников, если бы объектом его домогательств не стали кинозвезды Аме-
рики. Начало его дурной славы — декабрь 1989 года, когда группа знаме-
нитостей, включая Шер и Фарру Фосетт (обе — его бывшие жертвы), выступи-
ла против выписки Ральфа из психиатрической больницы. Они заявили, что
он бомбардировал их письмами из-за решетки, утверждая, будто певица Шина
Истон купила его фамильную ферму, что Оливия Ньютон-Джон является убий-
цей, а Мадонна мечтает выйти за него замуж.
Убийство восходящей звезды Голливуда Ребекки Шаффер произошло в том
же году, когда Шер и Фарра Фосетт выступили с обвинениями против Нaу.
Оно подтвердило, что их опасения относительно возможного освобождения
Нaу не были беспочвенными. Шаффер, которой только что исполнилось двад-
цать лет, была красивой и веселой девушкой. Она стала жертвой извращен-
ца-одиночки Роберта Бардо, который проводил свою жизнь у телевизора.
Днем он смотрел бесчисленные «мыльные оперы», а ночью — дешевые мелодра-
мы. Позже он скажет: «Она стала моей богиней… Я обожал ее». Бардо при-

говорен к пожизненному заключению за убийство актрисы.

Навязчивая идея

Ральф Нaу — еще один из когорты этих одиноких людей. Человек, кото-
рый, по словам одного врача-психиатра, «хочет убить весь мир».
Еще в школе он отличался замкнутым характером, никогда не решался
назначить свидание девушке или завязать дружбу со своими сверстниками. В
шестнадцать лет он оставил школу, и его брат Керри объявил, что Ральф
вступил в клуб, который «помогает одиноким мужчинам найти счастье с жен-
щинами». На самом же деле человек просто платил деньги, а взамен получал
по почте письма неприличного содержания.
Ральф тоже платил деньги и получал схожие письма. Их он хранил как
сокровища, показывал своим знакомым из родного городка Антиох, штат Ил-
линойс. Этото и явилось началом формирования навязчивой идеи: люди, ни-
когда не встречаясь, могут любить друг друга.
Приехав в Голливуд в 1980 году, Нaу стал писать письма шоу-звездам.
Первое пошло к Шер, потому что еще в школе он подрался из-за нее, другое
— к женщине по имени Мария.

Безумства по нарастающей

Послание к Шер он подписал как «Шон Ньютон-Джон» и указал обратный
адрес: «Ксанаду».
Поначалу письма содержали любовные излияния, затем в них стали появ-
ляться скрытые угрозы.
Большинство своих безумных любовных посланий Ральф написал дома, до-
бавив к списку получателей Шину Истон, Фарру Фосетт и Мадонну. Он прев-
ратил свою комнатенку в место поклонения Оливии Ньютон-Джон. Своей соба-
ке он дал кличку Сэм — по названию песни, ставшей одним из лучших хитов
Оливии. Но вскоре убил животное, дав ему сверхдозу снотворного, потому
что в воспаленном мозгу Ральфа созрела мысль — это Сэм не подпускает
Оливию к нему.
Скоро жертвой его преследований стала Дайана Росс, а за ней — Конни
Чанг, одна из ведущих теленовостей. Но главной мишенью оставалась Оли-
вия, и Ральф начал подписывать письма своим собственным именем. Оливия
обратилась в фирму, которая обеспечивала безопасность голливудских
звезд. Глава фирмы Гэвин де Беккер следил за Ральфом, но в полицию не
сообщал, мотивируя это так: «Наша система правосудия постоянно выискива-
ет зацепки, чтобы упечь человека в тюрьму или в психушку. Для них доста-
точно одного факта, что он толкнул свою мать или, купив ружье, прицелил-
ся в кого-нибудь. В данном случае мы видим парня, который каждый день хо-
дит на работу и никому не причиняет зла».
Следующие три года де Беккер и его люди по просьбе Оливии следили
практически за каждым движением Ральфа Нaу.
Ральф экономил деньги, чтобы увидеть Шину Истон и Оливию на концертах
в Лос-Анджелесе. Он путешествовал по съемочным площадкам, чтобы поймать
хотя бы взгляд Шер. И все время рядом с ним находились люди де Беккера.
На одном из концертов Оливии Ньютон-Джон Ральф взобрался на сцену, но
агенты де Беккера вышвырнули его оттуда. «Я знаю, что концерт был прер-
ван после того, как я убежал, — писал он ей позднее, — потому что, я уве-
рен, ты пела только для меня». Он слонялся возле киностудии Шер. Он под-
жидал Шину Истон и Фарру Фосетт возле их домов.
В 1983 году фирма, где работал Нaу, распалась, и он, человек
непьющий, некурящий, не встречающийся с девушками, потратил свои сбере-
жения на поездку в Австралию, чтобы там следить за Оливией.
Целую неделю он спал во взятом напрокат автомобиле, стараясь быть как
можно ближе к ней, но все было напрасно.
В подавленном настроении Ральф вернулся в Америку и истратил послед-
ние сбережения на поездку в Шотландию, чтобы увидеть Шину Истон, кото-
рая, он где-то вычитал об этом, вернулась на родину. Но его не пропустили
таможенники.
Ральф вернулся на ферму отца, где семья с возрастающей тревогой заме-
тила его усугубляющееся безумие. Дошло до того, что он стал устраивать
трехчасовые шоу с собакой в роли «солистки».
Де Беккер связался по телефону с отцом Ральфа и сообщил ему о навяз-
чивых идеях сына по отношению к знаменитым женщинам.
Дельмар Нaу переговорил с адвокатом, но тот сообщил, что ничем не мо-
жет помочь. Ральф, в сущности, не причинил никому вреда.
В январе 1984 года Ральф Нaу продал свой добитый автомобиль и,
объединив эти деньги с последними сбережениями, предпринял второе палом-
ничество в Австралию с целью «раз и навсегда уладить отношения с Оливи-
ей». И на этот раз де Беккер знал о планах Нaу и предложил суперзвезде
покинуть ранчо. Его люди контролировали каждый шаг Нaу с самого начала
путешествия. Целую неделю одиноко бродил Ральф по малонаселенному райо-
ну. Он так и не увидел Оливию.
Когда Нaу вернулся из Австралии, его родители развелись, и мать вышла
замуж за Кена Геркена, владельца птицефермы. Кен устроил Ральфа к себе
на работу.
Казалось, все складывалось хорошо, но однажды в душную августовскую
ночь безумие окончательно возобладало над ним: Ральф зарубил топором
восьмилетнего Дэнни Геркена, своего слабоумного сводного брата. Мальчик
не умел ни читать, ни писать, не мог говорить и даже одеваться. Он был
уязвим со всех сторон.
При допросе после убийства Ральф Нaу скажет в полиции: «Оливия все
время шлет мне телеграммы. Она говорит, что очень любит меня и хочет,
чтобы я был с ней. Она оплатила мне дорогу назад в Соединенные Штаты.
Я думаю, вы можете найти Дэнни вместе с собакой».
Полиция нашла тело мальчика в кукурузном поле. Трупа собаки рядом не
было.
На суде психиатры зачитают заключение, в котором будет указано, что
мальчик был убит за то, что переключил канал телевизора, когда Ральф
смотрел выступление одной из своих героинь — Нади Команечи.
8 августа 1984 года мать Ральфа уложила Дэнниса спать и с мужем пошла
смотреть телевизор в другом конце дома. Ральф смотрел передачу в гости-
ной. Выступала Надя Команечи, и он был очарован.

Взгляд сумасшедшего

Около 10 часов вечера Ральф сказал матери и отчиму, что услышал плач

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *