Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Л.И.Климович.
Книга о Коране
Книга о коране, его происхождении и мифологии

Москва
Издательство политической литературы
1986

======================================================================
Книга рассказывает о том, что представляет собой «священное
писание» ислама, которое, по мусульманским представлениям, было
продиктовано самим Аллахом. Автор с марксистско-ленинских позиций
анализирует происхождение, содержание, а также историю изучения и
переводов на другие языки этого религиозного памятника древнеарабской
литературы. Выявляя исторические корни догм и законоустановлений
Корана, он уделяет особое внимание социальной роли предписаний этой
священной для мусульман книги в прошлом и новейшим их истолкованиям.
Рассчитана на пропагандистов, преподавателей и студентов высших и
средних специальных учебных заведений и всех интересующихся проблемами
атеизма.
======================================================================

СОДЕРЖАНИЕ

Глава I
КОРАН И РАННИЙ ИСЛАМ
«Книга книг» ислама
Истоки ислама и пророки в Аравии
Медина. Гонимые и гонители
Халифат и завоевания арабов

Глава II
СОСТАВЛЕНИЕ, ИЗУЧЕНИЕ И ПЕРЕВОДЫ КОРАНА
Собирание и составление Корана
О догмате несотворенности Корана
Изучение, издания и переводы Корана

Глава III
МИРОВОЗЗРЕНИЕ КОРАНА
Аллах — бог Корана
Коран о Вселенной, Земле, флоре и фауне
История человечества по Корану. Фантастика и действительность
Коран и социальные проблемы

======================================================================

Глава I. КОРАН И РАННИЙ ИСЛАМ

«Книга книг» ислама

Во многих религиях мира имеются книги, которые почитаются
верующими как священные. Таковы Веды у индусов, Авеста у
зороастрийцев, Библия (Ветхий завет) у иудеев, Библия, включающая
помимо Ветхого завета Новый завет, у христиан. Обычно в них содержатся
сказания о боге и о богах, их вестниках, посланниках и пророках,
рассказы о загробном царстве, ангелах и чертях, рае и аде, о том, как
и кем сотворены мир, земля, человек, животные и растения, установлены
обряды и обычаи, определены поступки верующих, порой даже
перечисляется, какие из них похвальные, достойные награды — земной и
загробной и какие — осуждаемые, преследуемые людскими и небесными
законами…
Проповедники всех религий утверждают, что только книги их веры
правильные, божественные, боговдохновенные. Наука же подходит ко всем
этим книгам одинаково, объективно, без предвзятости. Так она
рассматривает и Коран — главную священную книгу одной из наиболее
распространенных и относительно молодых религий — ислама.
Коран (по-арабски «аль-Куръан») — это обычно солидный том,
включающий более 500 страниц текста на арабском языке. Почти таков же
объем его перевода на восточные и на западные языки. В нем 114
разделов, или глав, разной длины, каждая из которых называется сура,
что по-арабски означает шеренга или ряд, например, ряд камней в кладке
здания. В Коране сура также обозначает часть книги или отдельное
поучение (9: 65, 128; 24: 1)[Здесь и далее первая цифра указывает суру
(главу), а вторая — аят (то есть «знамение», «чудо», в переносном
смысле — стих) Корана.]. С этими значениями слово «сура» вошло в
некоторые восточные языки и сохраняется в переводах на них Корана[См.,
например, перевод на язык урду, сделанный явно для мусульман шиитского
направления, так как включает 115-ю суру «Два светила», которую не
признают мусульмане наиболее распространенного направления ислама —
суннизма: Quran: Maulavi Abdul Qadir ka tarjuma, zuban i urdu men, aur
hashiye nasara musannif ke. llahabad, 1844.]. В других книгах, в том
числе на арабском языке, для обозначения главы или части книги слово
«сура», как правило, не используется. Этим, как и многим другим, в
течение столетий подчеркивается уникальность Корана и его построения,
его неподражаемость — иджаз аль-Куръан.
Суры Корана разного размера: во 2-й, наибольшей из них — 286
аятов, а в наименьших — 103, 108 и 110-й — всего по три аята. Длина
сур уменьшается, если не считать небольших отклонений, к концу книги.
Первая сура — «аль-Фатиха» — «Открывающая [книгу] » содержит всего
семь аятов; употребляется как молитва, своего рода мусульманский «Отче
наш».
По вероучению ислама, Коран — книга несотворенная, существующая
предвечно, как сам бог, Аллах; она его «слово» (2: 70; 9: 6; 48: 15).
Название «Коран» происходит от арабского глагола «кара’а», означающего
читать вслух речитативом, декламировать. Оригинал Корана, согласно
исламу, начертан на арабском языке на листах — сухуф и свитки с ним
хранятся на седьмом небе, отсюда и одно из его названий — Свитки,

Книга (74: 52; 80: 13; 98: 2). Коран — «Мать книги» — Умм аль-китаб,
находится под престолом Аллаха; и только один Аллах в этой небесной
книге «стирает, что желает, и утверждает» (К., 13: 39)[Буква «К» в
скобках перед цифрами, указывающими суру и аят, означает, что текст
Корана в данном случае приведен по переводу академика И.Ю.
Крачковского (1883-1951). См.: Коран. Перевод и комментарии И.Ю.
Крачковского. М., 1963. В остальных случаях, как правило, использую
перевод востоковеда профессора Г.С. Саблукова (1804-1880), до сих пор
единственный полный русский перевод, сделанный с арабского оригинала и
изданный при жизни переводчика (Казань, 1877; посмертные издания —
Казань, 1894 и 1907 гг., последнее с постраничным параллельным
арабским текстом). В отдельных случаях вношу в этот перевод поправки,
продиктованные сравнением с арабским оригиналом, а также с
соображениями, высказанными в хранящихся у меня неопубликованных
рукописях Г.С. Саблукова.
Н.Г. Чернышевский, бывший в Саратове учеником Г.С. Саблукова,
писал о нем как об одном из «добросовестнейших тружеников науки и
чистейших людей…» (Чернышевский Н.Г. Автобиография. — Полное
собрание сочинений. М., 1939, т. 1, с.702). Из новых публикаций о Г.С.
Саблукове см.: Крачковский И.Ю. Чернышевский и ориенталист Г.С.
Саблуков. — Избранные сочинения. М. — Л., 1955, т. 1, с. 213-224;
Валеев P.М. Г.С. Саблуков — тюрколог (К 180-летию со дня рождения). —
Советская тюркология. Баку, 1984, э 5, с. 35-41.] что считает нужным.
Естественно, что создание столь крупного произведения, как Коран,
хотя и производящего при ближайшем ознакомлении впечатление сборника
высказываний, проповедей, сказаний и правовых норм, как правило,
тематически и хронологически не систематизированных, было делом
непростым, да еще у народа, не имевшего до этого столь обширных
письменно зафиксированных религиозных или светских сочинений. Не
случайно в самом же Коране появление этого большого письменного
памятника не раз истолковывается как небывалое, чудесное. От имени
Аллаха в нем написано: «Скажи: «Если бы собрались люди и джинны, чтобы
сделать подобное этому Корану, они бы не создали подобного, хотя бы
одни из них были другим помощниками» (К., 17: 90). Отсюда же следует,
что для сочинивших эту фразу сказочные демонические силы — джинны —
были столь же реальными, как и люди, им казалось даже, что люди и
джинны могли совместно выполнять одну и ту же работу, помогать друг
другу.
Эта мысль, отражающая характерное для Корана мифологическое
мышление, в котором преобладает эмоционально-интуитивное начало,
содержится и в рассказах о его ниспослании людям. По ним Коран стал
известен людям как «откровения» (21: 46; 53: 4), ниспосылавшиеся
Аллахом своему последнему посланнику и пророку Мухаммеду (иначе —
Мухаммаду, Мохаммеду, Магомеду, Магомету) при посредстве потусторонней
силы — ангела, названного «духом святым», «духом верным» (16: 104; 26:
193, 194), по имени Джибриль (Джабраиль, Джебраиль; 2: 91)[В этой
книге нет необходимости во всем следовать принципам академической
транскрипции собственных имен и терминов арабского языка,
предполагающим у читателей знание его фонетических особенностей. Но,
как правило, в цитатах и примечаниях библиографического характера
транскрипция собственных имен и специальных терминов дается в
соответствии с принятой в указываемых изданиях. В тех же случаях,
когда употребляемое в Коране слово или имя собственное известно у ряда
народов, исповедующих ислам, и в другой транскрипции, оно приводится в
скобках вслед за арабским термином.]. Многочисленные рассказы и
истолкования их чудесного ниспослания пророку содержатся в позднейших
мусульманских преданиях (хадис, Сунна, хабар, ахбар) и в комментариях,
толкованиях Корана — тафсире.
Судя по этим более поздним данным мусульманской традиции,
«откровения» Аллаха передавались пророку примерно в 610-632 годах н.
э., а их запись, собирание зафиксированного и особенно составление
книги растянулись на долгие годы. Трудности, которые при этом пришлось
преодолевать, как увидим, не сводились лишь к отсутствию у арабов в
прошлом подобной практики.
Представления о божественном происхождении языка, текстов и книг,
почитаемых верующими других религий как священные, были известны в
Аравии еще до возникновения ислама. Подобных взглядов придерживались
жившие там христиане, иудаисты и зороастрийцы. A в Древней Индии
приверженцы Вед, возникших в конце II — начале I тысячелетия до н. э.,
верили, что их передававшиеся изустно тексты существуют извечно,
подобно богу, дыхание которого якобы определило присущую им
литературную форму. Веды также сразу не записывались, недаром для их
обозначения в Индии употреблялось слово «шрути» — «услышанное». В
культовой практике они и до настоящего времени передаются в устной
форме.
Однако сходство таких представлений ни в коей мере не является
свидетельством того, что одни из них возникли под влиянием других. И в
данном случае они возникли, развивались и сосуществуют независимо друг
от друга.
История, как известно, преподносит людям порой немало неожиданных
уроков. В их числе и тот, что книга, с начала сложения которой прошло
почти 14 веков, и в наши дни в ряде стран сохраняет значение не только
как исторический и религиозный памятник, но и как произведение
широкого социального смысла. В странах, где ислам — государственная
религия, из положений Корана исходят многие правовые нормы,
законодательство — шариат, на Коране присягают и дают клятвы,
нарушение которых признается тягчайшим грехом, преступлением. Изучение
Корана и его толкований (тафсир) является одним из профилирующих
предметов многих учебных заведений в таких странах, как Пакистан,
Иран, Саудовская Аравия. Объясним интерес к этой книге и в тех
современных зарубежных государствах, где трудности поиска «третьего
пути» способствуют обращению к прошлому, питают надежду обрести в нем
желанный выход…
Естествен интерес к «книге книг», ее истории, содержанию,
изучению и со стороны многонационального читателя в нашей стране, где
до Великой Октябрьской социалистической революции в ряде обширных
районов ислам в течение столетий являлся наиболее распространенным
вероисповеданием.
Коран изучается давно: не будет преувеличением сказать — веками.
Но в странах распространения ислама, за редкими исключениями, изучение
его было подчинено задачам конфессионального и правового порядка. В
регионах, где господствующими являются другие религии, особенно
католицизм и иудаизм, эта задача не только в средние века и в Новое

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

сомнениям. Иблис вновь признает, что он сотворен Аллахом, который
обязал его «в общем и в частности», а затем, после всех нарушений и
проклятий, он дал Иблису «власть над людьми. Но зачем же он (Аллах,
спрашивает Иблис. — Л.К.), когда я попросил у него дать мне отсрочку,
сказав: «Дай мне отсрочку до дня, когда они (люди. — Л.К.) будут
воскрешены», — согласился с этим? Какова же мудрость в том, учитывая,
что если бы он погубил меня тотчас, то Адам и люди отдохнули бы от
меня и в мире не осталось бы никакого зла? Не лучше ли сохранить мир в
благоустройстве, чем смешивать его со злом?»[Аш-Шахрастани. Книга о
религиях и сектах, с. 30,31.].
Критика каждой религии рождается прежде всего среди
последователей, приверженцев этой религии. Так было в старых
доисламских культах, так было в буддизме и христианстве, то же
положение и в исламе. Процесс этот развивался исподволь, порой
неравномерно, проявляясь на первый взгляд в весьма отдаленных и
оторванных друг от друга центрах культурной жизни, однако на деле
имеющих уходящие в далекую древность взаимосвязи. Впрочем, научное
подтверждение и осмысление этих взаимосвязей пришло лишь в XIX и XX
веках, даже в последние 20-25 лет.
Как пишет современный американский археолог, действительный член
Американской академии наук и искусств в Бостоне Карл К.
Ламберг-Карловский, «международные археологические исследования и
сотрудничество за последние два десятка лет привели к совершенно
новому пониманию «интернационализма», который отличал область от
Средиземноморья до Инда и от Средней Азии до Аравийского полуострова».
Так, при раскопках в Юго-Восточном Иране «в Яхья-тепе обнаружили
материалы, отражающие культурные связи не только с Месопотамией,
долиной Инда и Средней Азией, но и с недавно открытыми культурами III
тысячелетия до н. э., занимавшими восточное побережье Аравийского
полуострова. В клинописных текстах Месопотамии конца III тысячелетия
до н. э. неоднократно упоминаются крупные торговые центры Дильмун,
Маган и Мелухха». «От города Мари, расположенного в Северной Сирии, до
острова Тарут в Персидском заливе и далее до Махенджо-Даро в долине
Инда были найдены весьма близкие формы сосудов-чаш… Большое значение
имеет и то, что сложная иконография на этих сосудах-чашах предполагает
общность религиозной идеологии, которая была распространена на очень
обширной территории. Можно предположить, что во многие области она
привносилась специально для того, чтобы облегчить упрочение власти и
узаконить верховное правление в обществе, где усиливалось социальное
расслоение и формировались классы»[Ламберг-Карловский К.К. О
взаимодействиях древних культур в Западной и Южной Азии. — Наука и
человечество. 1985. М., 1985, с. 78, 76. 74.].
Поиски упомянутого Дильмуна привели другого современного
археолога, Джеффри Бибби, руководившего в течение ряда лет датской
археологической экспедицией на острове Бахрейн в Персидском заливе, а
также в ряде пунктов государств восточного побережья Аравийского
полуострова, к небезынтересной попытке установления связи их
древностей с одним из коранических сюжетов и проявлений современного
мусульманского культа. Речь идет об изложенном в 18-й суре Корана
сказании о неком «рабе Аллаха», сопровождавшем пророка Мусу и его
помощника в их поисках «слияния двух морей» (арабское слово «бахрейн»
значит «два моря» — 18:59-81; 25:55; 35:13). У авторов тафсиров,
богословской литературы ислама и в устных легендах этот «раб Аллаха»
отождествляется со святым или, иначе, пророком аль-Хидром — «Зеленым»
(иначе — Хызр, Хыдыр. Хадир, Хазир, Кыдыр), нашедшим источник «живой
воды» и ставшим бессмертным. Некоторые места поклонения этому святому
Дж. Бибби посетил. Он даже стремится, заглянув в далекое прошлое,
найти в нем зародыш современного культа и одновременно параллели к
некоторым мотивам и персонажам не только Корана, но и «Гильгамеша» —
одного из древнейших эпосов мира. «И ведь женщины, в ночь со вторника
на среду бодрствующие у святилища Аль-Хидра, моля бога о ребенке, тоже
по-своему ищут бессмертия. Вера в то, что молитва будет услышана, —
одного порядка с верой, которая сорок пять веков назад вела Гильгамеша
через моря к слуге Рогатого, Зиусудре, бессмертному обитателю
Дильмуна»[Бибби Дж. В поисках Дильмуна. М., 1984, с. 238. Пережитки
культа Хидра-Хизра, развившегося из первобытных верований, связанных с
обожествлением сил природы, есть и в нашей стране, причем его
связывают также со святыми Илйасом (Хызр-Ильяс, Хыдыр-Ильяс),
Джирдисом (Георгием), Зу-ль-Карнайном (Искандаром, Александром
Македенским). По легенде, Хидр обычно невидим, но помогает больным,
защищает путников. Его появление даже в мертвой пустыне может ее
оживить, она покроется зеленой растительностью и т. д.].
Аш-Шахрастани, писавший в XII веке, совершенно правильно
подметил, что не только религиозные верования распространены среди
разных народов, но также и сомнения в их правильности. Весьма
характерно, что после изложения доводов, высказанных Иблисом,
аш-Шахрастани предоставил слово некоему «толкователю Евангелия»,
сообщившему о бессмысленности каких-либо обращений к Аллаху, кем бы ни
были обращающиеся: ангелами или джиннами, как Иблис. Ибо, как здесь
сказано от имени Аллаха, «если бы ты считал истинным, что я — бог
миров, то ты не обращался бы ко мне со [своим] «почему». Я — Аллах,
нет божества, кроме меня, меня не спрашивают о том, что я делаю,
спрашивают людей». И тут же явно для неосведомленного цензора —
мухтасиба — добавлено: «То, что я привел, приведено в Торе и написано
в Евангелии так, как я это привел»[Аш-Шахрастани. Книга о религиях и
сектах, с. 31.].
Но кому, какие аш-Шахрастани, персу из Шахрастана, расположенного
на севере Хорасана, учившемуся в Нишапуре и Гургандже, выступавшему на
многочисленных диспутах, было хорошо известно, где действительные
истоки вольнодумных сомнений, некоторые из которых он изложил? Еще
академик Бартольд, характеризуя Шахрастани, счел уместным ознакомить
читателя с мнением о нем «местного историка», приведенным знаменитым
арабским ученым и писателем Иакутом (между 1178 и 1180-1229). Этот
историк, честно отметив, что Шахрастани «был хорошим ученым», вместе с
тем сокрушался по поводу того, что «он уклонился от света шариата и
углубился в дебри философии. Мы с ним были соседями и товарищами, —
пишет Иакут, — он употреблял много стараний, чтобы доказать правоту

учений философов и опровергнуть выставленные против них обвинения. Я
присутствовал в нескольких собраниях, где он исполнял обязанности
проповедника; ни разу он не сказал: «так сказал бог» или «так сказал
пророк божий» и не разрешил ни одного из вопросов шариата. Бог лучше
знает, каковы были его взгляды»[Бартольд В.В. Сочинения. М., 1963, т.
1, с. 496.]. Знания же аш-Шахрастани, безусловно, являлись весьма
обширными, и их характер имеет для правильного понимания его труда
первостепенное значение.
Еще в IX веке, особенно в правление халифа Мамуна (813-833),
когда учение мутазилитов стало государственным вероисповеданием, в
дискуссиях о добре, зле и т. п., устраивавшихся в Багдаде и других
центрах Аббасидского халифата, принимали участие и иноверцы, в том
числе ученые из христиан и зороастрийцев. В это же время на арабский
язык переводилось немало произведений древнегреческих, сирийских,
индийских и других авторов. Писались иноверцами и новые произведения.
Одним из них явилась книга некоего мага Мартанфарруха «Истолкование,
устраняющее сомнения» («Шканд гуманик вичар»), написанная, как
предполагают, около середины IX века. В этой книге с позиций здравого
смысла подвергнуты острой критике представления о единстве бога, его
всемилостивости, о грехопадении и другие представления не только
христиан, манихейцев, иудеев, но и мусульман. Рукопись этой книги
сохранилась не полностью, но и то, что дошло до нас, весьма
выразительно. Так, говоря о единстве бога, автор не допускает
возможности, чтобы из одного источника — единого бога — шло «и горе, и
грех, и правда, и ложь, и жизнь, и смерть, и добро, и зло». Почему,
говорит Мартанфаррух, всемилостивый бог допускает к своим созданиям
зло — чертей и дьявола, адские исчадия? «Если он этого не знает, то
где же его: премудрость и всезнание? Если же он не хочет отдалить от
своих созданий вред и зло и дать каждому в отдельности благо, то куда
делись его справедливость и правосудие? Если он не дал этого, так как
не мог, то в чем же его всемогущество?»
Рационалистические доводы приведены Мартанфаррухом и при критике
сказаний о грехопадении и предшествовавшем ему эпизоде с Адамом,
которому бог «по причине дружбы и уважения заставил поклониться
величайших ангелов и многих служителей своих». Затем бог послал этого
мужа «в райский сад, дабы он занимался там садоводством и питался
всеми плодами, кроме плодов того дерева, о котором он (бог. — Л.К.)
сказал: «Не ешь!» И приготовил он для того мужа искусителя и
соблазнителя и впустил его в сад…».
Зачем, спрашивал Мартанфаррух, бог позволил первым людям,
соблазненным обманщиком, поесть запретных плодов в райском саду, а
потом за это их наказал? «А затем, почему же он не сделал этот сад
столь хорошо и прочно огражденным, чтобы тот обманщик (змей, дьявол. —
Л.К.) не мог туда пробраться? И еще. Если он все это знал и хотел,
чтобы это случилось, то недостойно это его, чтобы при своей мудрости и
воле он сотворил нечто, о чем потом пожалел, и чтобы воле и приказу
его сопротивлялись и враждовали с его пророками и исполнителями его
приказов…»
Именно в этих простых, логичных доводах, берущих начало в суровой
действительности феодального общества, следует искать и корни тех
сомнений, которые столь строго возводил к «первопроклятому», Иблису,
аш-Шахрастани. На наш взгляд, критика Мартанфарруха весьма точно и
проникновенно охарактеризована известным востоковедом Е.Э. Бертельсом
(1890-1957): «Здесь ни разу не назван ни ислам, ни Коран, но вместе с
тем очевидно, что для подрыва авторитета коранического предания автор
умышленно не ссылается на какие-либо священные книги, не опирается на
древние учения, а критикует его с точки зрения здравого смысла,
рационалистически, методами, показывающими знакомство с классической
диалектикой»[Бертельс Е.Э. Избранные труды. История
персидско-таджикской литературы. М., 1960, с. 123.].
В XII веке, когда писал аш-Шахрастани, критика идеи первородного
греха, за который Адам и его жена были изгнаны из рая, обосновывалась
уже и социальными мотивами. К этому времени и жена Адама, ни разу не
названная по имени в Коране, стала именоваться Хавой (Хавва), а плоды
с коранического райского «дерева» определены как колосья пшеницы,
пшеничное зерно. И вот замечательный поэт из Ширвана Афзальаддин
Хакани (1121-1199), немало видевший человеческого горя в родном
Азербайджане и за его пределами, с горечью отметил, что грехопадение и
понесенное за него от Аллаха наказание ничего не изменили, — люди и в
годы жизни поэта, как и он сам, страдали из-за хлеба, вернее, из-за
того, что его не хватало.

Был изгнан Адам из Эдема за зернышко райской пшеницы.
Достоинство вынужден был я свое потерять из-за хлеба.
О боже! Ты знаешь о муках моих и муках Адама!
Ты сам прогневись на пшеницу, чтоб нам не страдать
из-за хлеба.

(Перевод В. Державина)

Эта мысль и через века волновала тех, кому, подобно Хакани, было
мучительно унижаться ради «белого хлеба властителей с черной душою». И
вновь они не могли не вспомнить, что изгнание Адама, вопреки
благочестивым проповедям и сказаниям, не принесло людям пользы. Живший
в Индии выдающийся поэт и мыслитель Мирза Абдулкадир Бедиль
(1644-1721), придерживаясь традиции, восходящей к Хакани, рассказал в
четверостишии о нищете и бедствиях, царивших в его время:

Бедный Адам — он страдать на земле обречен.
Чем, кроме смерти, он будет от смерти спасен?
Райской пшеницы поел он вчера — пострадал,
Есть ему нечего ныне — страдает от этого он.

(Перевод Л. Пеньковского)

Да, сказание Корана об Адаме и его жене, не знавших в раю голода,
не замечавших наготы, не страдавших от зноя и жажды (20: 116-117),
обращает взгляд человека не вперед, в будущее, а назад, в прошлое.
Будто счастливый период истории человечества, его «золотой век»
остался позади.
Этот рассказ, имеющий сходство с библейским, дает искаженное,
идеализированное представление о первобытном обществе. «Что
первобытный человек получал необходимое, как свободный подарок

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Корана»[Blachere R. Introduction au Coran, p. 102-103.]. Не случайно,
что и после установления канонического текста Корана разные чтения
этой книги продолжали существовать, хотя, правда, в основном уже как
формы декламации. К Х-XI векам установилось несколько «школ» такого
чтения; некоторые из них существуют и в наше время.
Самые древние из сохранившихся рукописей с текстами Корана
датируются концом VII или началом VIII века, то есть относятся ко
времени редакции, произведенной по поручению аль-Хаджжаджа. К ним
примыкает и так называемый османовский (точнее, зейдовско-османский)
список Корана, в течение столетий выдававшийся богословами за
первоначальный, с которого якобы списывались копии. Согласно преданию,
во время чтения именно этого списка халиф Осман был убит сторонниками
его преемника, халифа Али. Османский список уже имеет диактрические
значки (черточки, заменяющие, как обычно, в куфическом письме точки),
но в нем еще нет других над- и подстрочных знаков, принятых в
позднейшем арабском письме (хемза, медда, тешдид, сукун, краткие
гласные). Беспристрастное исследование списка показало, что он не мог
быть написан ранее конца первой четверти VIII века, или иначе, начала
II века хиджры, то есть спустя полстолетия после смерти халифа Османа.
Относительно же «священной крови халифа Османа», будто бы обагрившей
этот список, исследовавший его арабист А.Ф. Шебунин (1867-1937) писал:
«Может быть, давно прежде было меньше крови, чем теперь; может быть,
кровяные пятна подвергались такой же реставрации, какой… подвергался
и текст, — теперь про это мы утвердительно ничего не можем сказать, но
одно несомненно, что давно или недавно, но те пятна, которые мы видим
теперь, намазаны не случайно, а нарочно, и обман произведен так грубо,
что сам себя выдает. Кровь находится почти на всех корешках и с них
расплывается уже более или менее далеко на середину листа. Но
расплывается она совершенно симметрично на каждом из смежных листов:
очевидно, что они складывались, когда кровь еще была свежа. И при этом
еще та странность, что такие пятна идут не сплошь на соседних листах,
а через лист… Очевидно, что такое распределение крови случайно
произойти не могло, а находим мы его таким постоянно»[Шебунин А.
Куфический Коран Спб. Публичной библиотеки. — Записки Восточного
отделения имп. Русского археолог, общества. Вып. 1-4. Спб., 1892, т,
VI, с. 76-77.].
Таким образом, беспристрастное палеографическое исследование
показало, что этот список, в течение длительного времени находившийся
в распоряжении мусульманского духовенства мечети Ходжа Ахрар в
Самарканде, не идентичен тому, за который он выдавался.
Вместе с тем нельзя не отдать должное тем, кто трудился над этим
огромным древним манускриптом, переписывал и украшал его. Он исполнен
на 353 листах толстого крепкого пергамента, с одной стороны гладкого и
глянцевитого, желтого цвета, с другой — белого, в мелких морщинах. На
каждом листе 12 строк, причем текст занимает значительное пространство
— 50х44 см, а общий размер листов — 68х53 см. На месте 69 недостающих,
вырванных или растерянных, листов — бумажные, имитирующие пергамент.
Каждый аят Корана отделен от другого четырьмя или семью
небольшими черточками, при этом аяты разбиты на группы, отмеченные
цветным квадратиком со звездочкой, в центре которой кружок с красной
куфической буквой, цифровое значение которой обозначает число аятов от
начала суры. Каждая сура отделена от соседней цветной полосой из
узорчатых квадратиков или раскрашенных продолговатых прямоугольников.
Названий суры не имеют, но все, за исключением девятой, начинаются с
традиционного «бисмиллаха» — со слов «Во имя Аллаха, милостивого,
милосердного».
Прлмечательно письмо В.И. Ленина народному комиссару по
просвещению А.В. Луначарскому от 9 декабря 1917 года об этом
редкостном манускрипте, известном под названием «Коран Османа».
«В Совет Народных Комиссаров, — говорится в этом документе, —
поступило отношение от Краевого Мусульманского съезда Петроградского
Национального округа, в котором, во исполнение чаяния всех Российских
мусульман, вышеназванный съезд просит выдать во владение мусульман
«Священный Коран Османа», находящийся в настоящее время в
Государственной Публичной Библиотеке».
«Совет Народных Комиссаров,- заключает письмо, — постановил
немедленно выдать Краевому Мусульманскому съезду «Священный Коран
Османа», находящийся в Государственной Публичной Библиотеке, ввиду
чего просит Вас сделать надлежащее распоряжение»[Цит. по: Ленин и
дружба советских народов. Документы Института марксизма-ленинизма при
ЦК КПСС. — Дружба народов, 1057, э 11, с. 16.].
На основании этого письма «Коран Османа» тогда же был передан
представителям Краевого мусульманского съезда Петроградского
национального округа, затем доставлен в Уфу и позднее в Узбекистан, в
Ташкент, где он хранится и в настоящее время.
А.Ф. Шебунин опубликовал также обстоятельное исследование
аналогичного списка Корана, выполненного тоже куфическим письмом и
хранившегося в Хедивской библиотеке в Каире (1902). Примененный им
метод палеографического анализа обоих древних манускриптов до
настоящего времени признается образцовым. Интерес, вызванный
исследованием древних манускриптов, обусловил и появление
фототипического воспроизведения «Османского» Корана, изданного С.
Писаревым в 1905 году,
Естественно, что немалого можно ожидать и от палеографического
изучения древних списков Корана, хранящихся в книгохранилищах ряда
стран. Порой обнаруживаются и новые находки, сулящие пополнить уже
накопленные данные об истории «священной книги» ислама, к тому же
являющейся первым крупным произведением арабской прозы. Например, в
Сане — столице Йеменской Арабской Республики во время земляных работ,
производившихся в 1971 году у минарета западной стены Большой мечети,
найдено около 40 тысяч листов пергамента с текстами различных списков
Корана. Оказалось, как сообщала печать многих стран, эти листы
пролежали долгие века, будучи кем-то спрятаны между внутренней и
внешней кладкой минарета. Среди них найден палимпсест, на котором
текст, написанный куфическим письмом, нанесен на стертый более,
ранний, исполненный древней хиджазской письменностью. А на двух
листах, размером 60х50 см, оказались рисунки мечетей, сделанные

цветными чернилами. Манера их исполнения, по мнению специалистов,
напоминает декоративное искусство мастеров Дамаска эпохи халифов
Омейядов, что позволяет датировать рисунки началом VIII века.
Уничтожение разноречивых списков Корана, а также записей, на
основании которых они составлены, произведенное по указанию халифов, —
наиболее серьезное препятствие при выяснении истории возникновения
текста и редакций этой книги. В сохранившихся и распространяемых
сейчас списках Корана есть лишь некоторые отличия, сводящиеся в
основном к разному делению на стихи и другие разделы (например, джузы
или сипары, всего 30), введенные для удобства чтецов. Общее число
аятов в старейших списках Корана колеблется в пределах от 6204 (в
басрийском списке) до 6236 (в куфийском, индийском и некоторых других
списках); в общепринятых списках, размножаемых теперь типографски,
обычно 6226 или 6238 аятов.
Каждого, кто впервые приступает к чтению Корана, поражают прежде
всего постоянные нарушения в нем хронологической и особенно смысловой
последовательности. Необычным кажется и то, что его суры расположены,
как правило, не по их хронологии или содержанию, а по размеру. За
немногими исключениями суры, как мы уже отмечали, начиная со второй,
названной «Корова» («аль-Бакара»), расположены так, что по своему
размеру к концу книги они все более уменьшаются. Если во второй главе
286 аятов, то в третьей — 200, в четвертой — 175, в пятой — 120 и т.
д. В сурах 103, 108 и 110 всего лишь по три аята (в последней, 114-й
главе шесть аятов). Но эта «последовательность» только внешняя. В
большой мере условными оказываются также названия сур и обозначения в
подзаголовке: «мекканская» или «мединская». На это обстоятельство было
обращено внимание еще в средние века. Однако произведенные с тех пор
попытки хронологического расположения сур и аятов Корана, предпринятые
толкователем Корана Джалальаддином Суйути (1445-1505), а затем
европейскими исследователями XIX и XX веков Г. Вейлем, А. Шпренгером,
В. Мьюром, И. Родвелем, Г. Гримме, Т. Нельдеке и Ф. Швалли, Р.
Блашэром и др., не дали до сих пор больших результатов. Это
объясняется прежде всего тем, что все названные исследователи были в
той или иной мере связаны с клерикальной традицией, находились под
влиянием авторов «неисчерпаемых морей» предания, хотя у последних едва
ли имелись заслуживающие доверия источники, кроме того же Корана.
Вопросы хронологии и контекстовой терминологии Корана в советской
арабистике освещались прежде всего К.С. Кашталевой (1897-1939).
«Интересуясь Кораном как историческим источником, она применила
оригинальный терминологический метод к его изучению и на ряде этюдов
показала значение нового подхода для внутренней истории памятника и
фиксации хронологического порядка его частей»[Крачковский И.Ю.
Избранные сочинения. М.-Л., 1958, т. 5, с. 168.]. Сохраняет
определенный интерес, например, ее этюд «К вопросу о хронологии 8-й,
24-й и 47-й сур Корана», опубликованный в «Докладах Академии наук
СССР» за 1927 год. Речь идет, собственно, о терминологии нескольких
аятов названных сур, обычно относимых комментаторами-традиционалистами
к «военным речам Мухаммеда» мединского периода, точнее, ко 2-му и 3-му
подразделам этого периода. Как правильно подчеркнула Кашталева, имея в
виду хронологические рамки сур Корана, «следует скорее говорить о
времени создания тех или иных отдельных стихов… так как состав
каждой суры (независимо от того, была она названа «мекканской» или
«мединской». — Л.К.) большею частью является разновременным и
пестрым»[Кашталева К.С. К вопросу о хронологии 8-й, 24-й и 47-й сур
Корана. — Доклады Академии наук СССР. Серия В. Л., 1928, с. 102.].
Обратившись к 47-й суре Корана — «Мухаммед», Кашталева прежде
всего познакомила читателя с тем, как ее истолковывают крупные
европейские исламоведы — Г. Гримме (1864-1942), Т. Нельдеке
(1836-1930) и Ф. Швалли (1863-1919). Оказалось, что Гримме относит ее
к первому подразделу мединского периода, а Нельдеке и Швалли — ко
второму.
Доводы у каждого исследователя свои. Так, исходя из содержащейся
в 47-й суре «военной речи пророка», в которой сказано, как сражаться,
поступать с пленными, относиться к уклоняющимся от сражения, Гримме
считает ее относящейся ко времени незадолго до битвы при Бедре[Grimme
Н. Mohammed., Th. 11. Einleitung in den Koran. Munster, 1895, S. 27.].
А Нельдеке, обратив внимание на места этой же «речи», где упор сделан
на посрамление уклонившихся от битвы, полагает, что она произнесена не
до, а после битвы при Бедре[Noldeke Th. Geschichte des Qorans. 2 Aufl.
bearb. von Fr. Schwally. T. I. Leipzig, 1909. S. 189.]. Отметив это
противоречие, Кашталева резонно заключила, что «если трудно решить,
сказана ли данная речь до сражения или после него, то еще труднее
решить, было ли это сражение битвой при Бедре или какой-нибудь
другой». В итоге Кашталева, сославшись на аяты 22, 24, 27, 28, 30-34 и
36 суры 47, пришла к новому заключению: «По контексту эти слова скорее
могут относиться к внутренним врагам Мухаммеда, уклоняющимся от битвы,
таящим недоверие к пророку в его же лагере, чем к его внешним врагам —
мекканцам»[Кашталева К.С. К вопросу о хронологии 8-й, 24-й и 47-й сур
Корана, с. 105.]. Полагая так, Кашталева указывает еще одну возможную
дату 47-й суры, 4-й аят которой заключает уже приводившийся нами
текст, позднее получивший известность как фанатический «стих меча»,
начинающийся словами: «А когда вы встретите тех…» (см. выше, с. 55).
Однако следующий, 5-й аят, как и аят 33, той же 47-й суры
истолковывает войну уже не как исполнение предписанного мусульманам
Аллахом истребления и покорения неверных (о чем читаем в «стихе
меча»), а как испытание верующих — «усердствующих и терпеливых». Это
же находим в тафсирах, комментариях Корана мусульманских богословов,
где содержится истолкование также уже упомянутой нами битвы при горе
Оход, относимой к более позднему времени, чем битва при Бедре.
Права Кашталева и в том, что в названных аятах Корана, как,
кстати, и некоторых других, можно найти «намеки на исторические факты,
относящиеся к III (мединскому. — Л.К.) периоду, в частности к эпохе
битвы при Оходе». Основательно и ее заключение, согласно которому
рассмотренные ею в Коране указания, относимые к тому же периоду, по
существу, «так же туманны, как и предыдущие». Установив это, Кашталева
вполне логично пришла к выводу, что «новый способ исследования требует
и новой хронологической классификации, основанной на материале этого
исследования»[Там же, с. 106, 108.].
Заключения Кашталевой не были случайны и в других вопросах.
Вместе с тем они отражали состояние исламоведения, и прежде всего
изучения раннего ислама и его главнейшего источника — Корана, в те
годы и не только в нашей стране.
В связи с этим небезынтересно вспомнить, что датский исламовед

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

отжившими традициями и на все, заимствованное извне… накладывает
свой отпечаток… Рабочий-мусульманин в Закавказье не вырождается, не
спивается — растет и поднимается с низов все выше и выше», —
констатировала статья «Мусульманин-рабочий», напечатанная 24 июня 1911
года в газете «В мире мусульманства», пытаясь одновременно и
заигрывать с рабочими, и «доказывать» им жизненность и
привлекательность ислама.
Рост пролетарского движения беспокоил идеологов ислама; они
боялись дальнейшего падения своего влияния на массы. Не случайно в
этой же статье содержится призыв поскорее подновить и подправить
обветшавшее в исламе. Пока не поздно, писал автор статьи, «нам важнее
всего освободить свою религию, ислам, от тех мертвящих форм, в которые
она закована, очистить от плевел, которые вплелись в нее… Наша
интеллигенция должна помнить, что на полях, на фабриках и заводах
миллионы ее темных братьев обрабатывают земли, куют железо и гибнут в
непосильной борьбе… Нужна им пища духовная». Переведенный на
татарский и некоторые другие восточные языки народов нашей страны
Коран, а также его новые истолкования и предлагались проповедниками
ислама реформистского типа в качестве такой «пищи».
Новое отношение к сулимым исламом райским благам росло у
бедняков-крестьян. Беспросветно тяжелая жизнь учила их, что нет и не
может быть равенства между богатыми и бедными, хотя бы и те и другие
были мусульманами, что ислам отнюдь не уравнивает, не «нивелирует…
состояния».
«Российские мусульмане, — писалось в социал-демократической
газете «Урал», выходившей в 1907 году в Оренбурге на татарском языке,
— точно так же как и все другие народы мира, безразлично, какую бы
религию они ни исповедовали, к какой бы нации ни принадлежали,
распадаются на классы. У мусульман также… имеются, с одной стороны,
помещики, и капиталисты, с другой — крестьянство и продающие свою
рабочую силу рабочие. Люди с одинаковыми экономическими интересами
составляют один класс. Интересы рабочего, продающего свою силу,
совершенно противоположны интересам его хозяина, покупающего эту
силу…»[Цит. по: Ибрагимов Г. Татары в революции 1905 года. Казань.
1926, с. 96-97.] И сегодня есть страны, где идеологи ислама пытаются
затемнить сознание людей утверждениями, будто «ислам нивелирует
нации», «мусульмане — одна нация», «ислам — образ жизни», «среди
мусульман нет классов и классовой борьбы», ислам открывает «третий
путь» развития и т. п.
Идеологов ислама страшило и то, что часть национальной
интеллигенции, согласная «с материалистическим пониманием жизни
человечества», переходит на позиции марксизма. Отмечая это, один из
фактических редакторов «В мире мусульманства», А.Г. Датиев, писал:
«Последователи ислама просыпаются. И я боюсь, что указанная часть
нашей интеллигенции отыщет причины этого пробуждения в «классовых
противоречиях» и пойдет навстречу этому пробуждению с теми принципами
«классовой борьбы», с которыми отправляются на любую фабрику, (на)
любой завод». Этого, по Датиеву, нельзя было допустить, и он стал
звать идти в народ «с Кораном и шариатом», а не с «Капиталом» Маркса.
«Если слова «мусульмане — братья», — добавлял Датиев, — страшны для…
части мусульманской интеллигенции, то можно легко заменить слово
«брат» приятным их сердцу словом «товарищ» и сказать себе, что
«мусульмане — товарищи»…»[В мире мусульманства. Спб., 1911, 11
ноября.]
В тесной связи с подобными выступлениями, направленными на обман
трудящихся, находились споры о новых переводах и толкованиях Корана.
Эти споры подогревались стремлением определенных кругов стран
распространения ислама, заинтересованных в буржуазных реформах, найти
им оправдание в Коране. Конституционный образ правления, в частности,
согласно новому тафсиру, оправдывался 153-м аятом 3-й суры Корана,
где, между прочим, сказано: «и советуйся с ними о деле». Вырывая эти
слова из контекста, не имеющего отношения к конституции и
демократическому строю, еще и теперь авторы разных политических
направлений пытаются оправдать ими как современные народные
демократические порядки, так и монархический строй.
Попытки приспособить тот или иной текст Корана к политическим или
этическим взглядам своего времени, вычитать в нем то, чего он вообще
не содержит, возникли давно. Еще в средние века часто один и тот же
текст двумя или тремя толкователями понимался и разъяснялся совершенно
по-разному. Поэтому даже в среде высшего мусульманского духовенства
находились лица, осуждавшие любое толкование Корана как бесполезное
занятие. Так, египетский богослов Абд аль-Ваххаб аш-Шарани (ум. в 1565
г.) в своей «Книге рассыпанных жемчужин о сливках наиболее известных
наук» пришел к выводу, что «ни для кого нет никакой пользы в чтении
чужого толкования (Корана), кому бы оно ни принадлежало»[Шмидт А.Э.
Абд-ал-Ваххаб-аш-Шараний и его Книга рассыпанных жемчужин. Спб., 1914,
приложение, с. 03.]. В «обоснование» этого скептицизма аш-Шарани, сам
немало занимавшийся толкованием Корана, привел следующий хадис, явно
сфабрикованный в позднейшее время:
«Переписал было какой-то человек во времена Омара ибн аль-Хаттаба
список Корана и под каждым стихом написал толкование его. Омар велел
его призвать, ударил его кнутом, а затем ножницами разрезал его список
(Корана) и сказал ему: «Подобный тебе (человек смеет) рассуждать о
смысле слова бога всемогущего и великого?»[Там же, с. 07.]
Мусульманское богословие воспело халифа Омара и его кнут[См.: Абд
ар-Рахман ибн Абд ал-Хакам. Завоевание Египта. ал-Магриба и
ал-Андалуса. с. 186 и др.]. А немецкий исследователь ислама, приводя
предания о собственноручных расправах этого «праведного» халифа,
фальсифицируя историю, писал даже, что «никогда мусульманам не жилось
так хорошо, так блестяще, как под кнутом Омара»[Sachau Е. Uber den
Zweiten Chalifen Omar. — Sitzungsberichte der Preussischen Akademie
der Wissenschaften zu Berlin. 1902, 15, S. 299.]. Другие халифы,
преемники Омара, и духовенство также не соглашались на то, чтобы
верующие самостоятельно, без тафсира, разбирались в Коране. Причину
понять нетрудно: результаты такого разбора, как мы знаем, не могли
быть угодны мусульманскому богословию, беспристрастное рассмотрение
Корана во все времена неизбежно приводило к критике этой книги. Именно

поэтому тафсир, богословское толкование Корана, несмотря на критику,
продолжал существовать при поддержке господствующих классов. Широко
распространен он в исламе и в наши дни.
Не случайно в республиканской Турции задача нового истолкования
Корана была выдвинута в числе главных целей богословского факультета
Стамбульского университета. Этот факультет был открыт в 1924 году,
после упразднения Халифата.
Приспособление обветшавших религиозных учений и догматов Корана к
требованиям буржуазного общества преследуют в конечном счете и все те
новые толкования этой книги, которые во множестве появляются до сих
пор за рубежом. Они, между прочим, касаются и вопросов понимания
красочно описанных в Коране прелестей рая и ужасов ада. Рай и ад
Корана, согласно таким истолкованиям, — иносказания, передающие
переживания «души». Но, конечно, по существу эти новые интерпретации
ничего не меняют. Они оставляют неприкосновенной веру в то, что у
человека якобы есть какой-то нематериальный двойник — «душа». Иначе
говоря, авторы подновленных версий стремятся сохранить один из
основных догматов религии.
Представление об Аллахе как едином боге, творце мира, от которого
зависит все происходящее в природе и в жизни людей, возникло у арабов
в период формирования классовых отношений. Такое представление
утвердилось в сознании людей, по словам Ф. Энгельса, как
фантастическая «копия единого восточного деспота», сохранив пережитки
верований, по которым бог имеет антропоморфные черты. Подобное
изображение Аллаха соответствовало интересам господствующих классов
Халифата и других феодальных и феодально-теократических монархий. При
помощи таких представлений обожествлялась власть халифов и султанов,
которые именовались «тенью бога на земле его».
В наше время, когда в большинстве стран распространения ислама
установились республиканские порядки, когда поднялась политическая
активность масс, их культура, национальное и общественное
самосознание, развивается наука и техника, средневековые взгляды
отходят в прошлое.
Власть монополистического капитала безлика. И как бы отражая ее,
богословы наших дней на первый план выдвигают тексты Корана,
по-видимому, содержащие следы религиозно-философских (гностических)
влияний (24:35: «Аллах есть свет небес и земли»), а большинство других
мест толкуют как аллегории, 35-й аят 24-й суры, где об Аллахе
говорится как о чем-то безличном, хотя и охватывающем все
существующее, приводится теперь как своего рода девиз многих
богословских сочинений. То же и 103-й аят 6-й суры — «взоры не
постигают его [бога], но он постигает взоры», который толкуют как
якобы доказательство недостаточности человеческих чувств для
восприятия мира в его целостности и т. п., то есть в духе ненаучных,
принижающих человека идеалистических взглядов.
Готовностью представителей буржуазной науки всячески
способствовать реформам в исламе для сохранения его в подновленном
виде в качестве выгодного неоколонизаторам орудия объясняется то, что
в исламоведении стран Запада все чаще появляются призывы к
мусульманским организациям «критически» относиться к средневековым
«ценностям» ислама. Решение такой задачи, в частности, не раз
возлагалось на богословский факультет Анкарского университета,
открытый в начале 1949 года. «Если богословский факультет в Анкаре на
основе исследования источников предоставит место историческому
критицизму, то это будет большой выгодой для ислама, и Турция смогла
бы вернуться к вновь сформулированному шариату»[Jashke G. Eine
islamische Reformation in der Turkei? — Die Welt des Islams, N.S.,
1954, vol.3, э 3-4, S. 274.], то есть создать мусульманское
законодательство, отражающее интересы буржуазии.
В целях приспособления к изменяющимся условиям перед богословским
факультетом Анкарского университета была выдвинута также задача
«устраивать очную ставку духовных ценностей ислама с современными
науками…»[Die Welt des Islams, N.S., 1953. Vol.2, э 4, S. 305.]. Эта
затея не нова, и смысл ее ясен. Попытки «примирения» религии с наукой,
то есть фальсификация науки, не раз уже предпринимались и христианской
теологией, на пример которой, кстати, ссылается автор цитируемой
статьи. Однако времена, когда считалось, что знание Корана — высшая
добродетель и признак всесторонней образованности, прошли.
В странах Ближнего и Среднего Востока развиваются
секуляризационные процессы. Все более живой интерес проявляется и к
классическому наследству вольнодумцев и атеистов, в произведениях
которых содержатся вдумчивые, аргументированные соображения и доводы
по проблемам, в той или иной мере отраженным в Коране. Даже простой
перечень имен создателей этой жизнеутверждающей мысли не может не
сказать, сколь велико ее значение. В их числе рационалист,
естествоиспытатель, врач и философ Абу Бекр ар-Рази (865-925 или 934)
из города Рея (близ современного Тегерана), получивший в Европе
латинизированное имя Разес, не раз упоминавшиеся нами поэт и мыслитель
Абуль-Аля аль-Маарри из Сирии, ученый-энциклопедист Абу Рейхан Бируни
из Хорезма, философ, врач и поэт Абу Али ибн Сина из селения Афшана
близ Бухары, известный в Европе под именем Авиценны, философ,
астроном, математик и поэт Омар Хайям из Нишапура. философ, врач и
писатель из Гранады Ибн Туфайль, в Европе названный Абубацером, его
друг философ Ибн Рушд из Кордовы, прославленный европейцами под именем
Аверроэс, историк, социолог и видный государственный деятель Ибн
Хальдун из Туниса, и в наши дни поражающий своей разносторонностью и
эрудицией. Это и замечательные мыслители Нового и новейшего времени,
среди которых просветитель, основоположник азербайджанской драматургии
Мирза Фатали Ахундов, классики турецкой поэзии Тевфик Фикрет и Назым
Хикмет.
Неоценимый вклад в историю вольнодумной и атеистической мысли
внесли и классики Советского Востока — татары Мажит Гафури, Фатих
Амирхан и Галимджан Ибрагимов, азербайджанец Абдуррагим Ахвердов,
таджик Садриддин Айни, туркмен Берды Кербабаев и многие другие.
Существен взнос в эти проблемы и писателей современных зарубежных
стран, в том числе столь видных прозаиков, как Садек Чубак из Ирана и
Меши Селимович из Югославии.
В трудах передовых ученых и литераторов Востока о Коране
говорится уже не как о чем-то вневременном, «несотворенном», а как о
сочинении, представляющем определенную эпоху арабской литературы и
письменности наряду с другими ее произведениями. Для все большего
числа людей становится ясным, что только на основе передовых научных
знаний, а не религиозных догматов и учений, изложенных в книгах,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

твоего мужа. Может быть мои эти строки покажутся тебе строгими,
но иначе не могу писать.
Преп.Варсанофий Вел. сказал: «Мать Сарра сказала: если буду
желать угодить всем людям, то придется каяться в дверях их».
О моей болезни, скорбеть тебе не надо, — будет погрешительно
с твоей стороны. Долго ли продлится моя жизнь в сей юдоли плачев-
ной неизвестно; хоть служить трудновато стало — причащаюсь в ал-
таре, все же хожу к службам, в трапезу и на прогулку.
Немощей бояться не надо, ибо Господь снишел с небес для не-
мощных. Человек, если сознает свою немощь и покается, Господь, по
своей благости, не помянет его немощей и грехов. Больше всего на-
до бояться дьявольской гордости, тщеславия, вражды и осуждения, а
немощи смиряют наше мнимое благочестие. Не удивляйся что хорошие
люди, близко стоящие к церкви, глубоко верующие из-за какого-ни-
будь укола все поносят. Эти люди внешне, они не имеют понятия о
едином на потребу, потому внешнее благочестие и не пользует их. А
о Х. надо молиться и сочувствовать ее тяжелому крестику.
На днях говорит мне некий инок: «Надоело жить, хоть бы уме-
реть и желаю, чтобы превратиться в небытие». Но я промолчал:
знаю, что он не примет моих советов. Все иноки ведь начитаны, и
кто как понимает Богословие и святоотеческое учение, правильно
или неправильно, и держатся своих убеждений: таким людям посто-
ронние советы не подойдут, они сами охочи учить других. Ах! Как
хорошо выразился преп. Авва Дорофей: » каждый небрежет и не соб-
людает ни одной заповеди, а от ближнего требует исполнения запо-
ведей». В течение дня сколько приходится видеть подобных приме-
ров: кончено я не обращаю внимания на них ибо это какое-то обыч-
ное явление: если следить за собой, увидим в своем сердце просто
хаос, и подобные явления сердца не задевают.

66.
4.12.1952г.

Судьбы Господни не постижимы нам грешным и никакой ум понять
не может, и не будем допытываться, кому какой крест Господь дает.
Если и поносит и срамит нас, то не будем смущаться и осуждать ее,
но будем молиться, чтобы Господь помог ей и избавил ее от бед и
скорбей.
Знай, что поношения и посрамления, хоть и неприятно перено-
сить их, но очень полезно и спасительно для нас; если будешь вни-
мать себе построже — узнаешь опытом. Надо бояться похвалы, ибо
она воспитывает тщеславие и самомнение: горе, если похвала будет
выше дел.
Бедный Х. Опять запил. Передай им мой привет, пусть не уныва-
ют, Господь поможет им исправиться.
На всех вас призываю божие благословение.

67.
12.12.1952 г.

Христос посреди нас.

… Ты пишешь о своих болезнях, что они посланы Богом за грехи
твои. Нет, не так надо думать. Судьбы Господни не постижимы, и
наш ограниченный умишко не может понять их; кому какие болезни и
скорби даются Богом нам грешным, однако, знай, что в сей юдоли
плачевной, временной жизни, миновать их не можем.

Умудри тебя, Господи! Не представляй Бога очень строгим судьей
и карателем. Он очень милостивый, принял нашу плоть человеческую
и пострадал, как человек, не ради святых, а ради грешников, по-
добных нам с тобой. Отчаиваться не надо, ибо нет греха превышаю-
щего божие милосердие, отчаяние всегда дьявол наносит, его слу-
шать не надо. Старайся, по возможности, исполнять заповеди гос-
подни, не осуждай ни кого ни в чем и не будешь осуждена; если бу-
дешь следить за собой, конечно, найдутся грехи, которые не дадут
причины осуждать других. Еще: «чего себе не желаешь, того и дру-
гим не делай», и прочие евангельские заповеди.

Еще пишешь, что раньше молилась лучше, а теперь не слышу, как
стучит Господь в сердце. Тоже не так думаешь! Раньше у тебя мо-
литва была мечтательная и думала о себе нечто такое, а теперь
стала понимать маленько — вот, и увидела себя, какая ты стала.
Человек, чем к Богу больше приближается, тем больше видит себя
грешнее. Святой Петр Дамаскин пишет: «Если человек увидит свои
грехи аки песок морской, то в этом состоит здравие души». Вот
степень святых, а они опытные в духовной жизни; а люди хотят уви-
деть себя исправными во всем.

Конечно, хорошо бы поговорить лично о духовной жизни, ибо в
письме трудно писать о тонкостях в духовной жизни.
Благодари Бога, что он по своей благости, избавил тебя от не-
нависти к родителям твоего мужа. И впредь старайся н на кого не
иметь вражды, ибо от ближнего зависит жизнь и смерть.
Святой апостол Павел, перечисляя степени святых, сравнивает
одних солнцу, других луне, а иных звездам, и звезды имеют большую
разницу между собой, но нам бы с тобой быть хоть и малюсенькой
звездочкой, но на том же небе. А если, что и стрясется по челове-
ческой немощи, унывать не надо, смиримся, сознаем свою немощь и
покаемся; человеку свойственно падать, а дьяволу не каяться.
Буди, Господи, милость твоя на нас, якоже уповаем на тя,
аминь!

68.
23.12.1952 г.

… Преп. Моисей скитский говорил, приходящих ко мне за сове-
тами, одних утешал, и уходили с пользой душевной, а другим, к
стыду моему ничего не мог сказать на пользу, и уходили неутешен-
ные. Вот святые и то не могли сказать полезное и утешать. А я кто
такой, чтобы могу утешать в скорбях? Если кто и получал пользу от
моих советов, это совершалось по вере просящих. Иеромонах Варна-
ва, Троицкой лавры, прозорливый старец, посоветовал какому-то
купцу большое дело, но оно не оправдалось и получилось неловко.
На Валааме иеросхимонах Алексий, которого очень ублажал о. Ефрем,
посоветовал что-то некоей игумении, а потом одумался и всю ночь
катался точно веретено.

Вот те, которые обращаются ко мне, — с коротеньким умишком:
скажу тем свое мнение и потом всегда говорю: «Впрочем усматривай
сам или сама». Правильный совет могут давать только св.Люди, как
преп. Серафим Саровский и Сергий Радонежский. А как я могу сове-
товать правильно, когда сам иду ощупью?

69.
30.1.1953 г.

Ты все пишешь о своих скорбях и о своем внутреннем расстройс-
тве. Знай, что иначе и быть не может в сей временной жизни, и не
доискивайся, от кого и через кого они приходят, ибо без божьего
попущения они не бывают. Если и волос с головы не погибнет, то
тем более покровительство божие над человеком, и еще сказано «в
терпении вашем стяжите души ваши». Я и раньше тебе писал, в скор-
бях одно средство: молитва и терпение.
Во время скорби жди мирного устроения, а во время мирного уст-
роения жди — скорбного. В этой временной жизни — мирное и скорб-
ное переживание чередуются. И святые божие люди не были свободны
от этих переживаний. А ты хочешь найти какую- то новую стезю,
чтобы миновать тяжелые переживания, так не бывает. Ведь тебя пло-
щадною бранью не ругали и по щекам не ударяли? Вспомни-ка терпе-
ние Богочеловека: биение по щекам, тростью по голове, плевание в
лицо и разные насмешки, и это все терпел ради нашего спасения. А
мы, ради своего спасения, не хотим потерпеть и малых человеческих
неприятностей.
Пишу и краснею, других учу, а сам кругом виноват, все же не
отчаиваюсь, уповаю на благость божию, что он спасет своею ми-
лостью мя нерадивого.
Прости за краткость письма. С любовью во Христе.

70.
27.2.1953 г.

Письмо болящей.

Заступнице усердная мати Господа вышнего…

… Ты писала, что ты недостойна моего расположения. Но ни суд
божий и ни суд человеческий, перед Богом может быть я недостоин
твоего расположения ко мне грешному.
Вот по божией милости, тяжелая операция прошла благополучно.
Теперь чувствуешь себя очень тяжело, что делать? Приходится тер-
петь с расположением на волю божию.
Будем молиться так: «Ты, Господи, сердцевидче, знаешь нашу че-
ловеческую немощь, скорби и нужды раньше нашего прощения, и веру-
ем, что и волос с головы не упадет без твоей воли. Благоволи дать
нам жизнь нашу прожить по твоей воле, ибо мы грешные не знаем,
что нам полезно».

У меня ноги мои сдали, обе болят. Ты посмотрела бы, как я ут-
ром встаю, точно младенец, который только что учится ходить, по-
том раскачаюсь и хожу; служить затрудняюсь, причащаюсь в алтаре.
Все-же пока бодрюсь, ко всем службам хожу, только приходиться все
больше сидя слушать службу и молиться. Впрочем, св. Отцы сказали,
если и сидя по нужде молишься внимательно, Господь принимает твою
молитву, а если и стоя молишься, но рассеянно Господь не внемлет
такой молитве. Ибо внимание — душа молитвы (Варсанофий Великий
506 ).
Может быть летом приедешь к нам, тогда поговорим о едином на
потребу, а если умру, посети могилку мою, и помолись о упокоении
грешной души моей.
Призываю божие благословение, храни вас Господь и царица не-
бесная.

71.
9.8.1953 г. Письмо той же.

Христос посреди нас!

Вполне я сочувствую твоим переживаниям, даже и теперь тревожат
тебя грехи, сделанные в молодости твоей. Враг рода человеческого,
дьявол, навел на тебя страх открыть мне наболевшее свое сердце,
когда ты была в монастыре.

Всегда так бывает, когда человек творит грех, думает получить
утешение, но по вкушении греха выходит наоборот, великая скорбь и
томление духа, и бедная душа мечется точно рыба, выброшенная на
берег. Тяжелое состояние и человек приходит чуть-ли не в отчая-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

«Письма Валаамского старца»
(отца Иоанна)

Письмо старца по поводу желания издать его письма.

5.2.1956 г. Новый Валаам.

Боголюбивые чада мои!

Вы собрали мои письма и хотите издать их; если вы усмотрели,
что письма послужат на пользу, собирайте и издавайте.
Я ведь писал письма в разное время и разным лицам, вот и по-
лучились неизбежные повторения. Хорошо бы было мне пересмотреть
их самому, но это нельзя исполнить, ибо я не могу приехать к вам
по болезни ног моих. Да я и дряхлею; теперь мне стукнуло 83 года;
благодарю Бога, что память пока, хоть и тупеет, но не изменяет.
Письма писал я, как Господь полагал мне на сердце. Человек я
от природы застенчивый и не далекого ума, это я вполне сознаю, и
память плохая. В школах я не учился и, как умею говорить, так и
писал.

В то время керосина не было еще, по ночам в избе работали с
лучинкой. Я наблюдал за огнем, лучинку вставлял в светец, а
угольки падали в приготовленный ушат с водой. Отец мой плел лап-
ти, а мать и сестра пряли или починяли; еще у меня было два бра-
та. Вот что еще интересно: спичек не было, в печке делали ямку, в
нее угли загребали кочергой, вот огонек там и хранился. Случа-
лось, потухали угольки, мать бывало скажет:»Ванька, сходи к Анд-
рею за углем». Вот я и принесу уголек в баночке. Подую на уголек,
приложу лучинку — вот и добыли огонек!

У нас портной работал шубы; он умел читать и меня учил.Тупо
я понимал, а сестра моя скоро заучила буквы и укоряла меня: как
ты не понимаешь? Вот я уже заучила, а ты все не понимаешь! Нако-
нец и я научился читать.

Когда я начал читать, то приобрел несколько книжек «Жития
святых», — тогда печатались такие маленькие книжечки. Был у меня
друг единомысленный. Вот мы с ним и толковали, как надо спастись.
Ходили пешком в Нилову пустынь за 15 верст от нас; насушим суха-
рей мешочек, пристроим на плечи, и марш в дорогу. Ходили мы туда
три раза: слышали мы, что там, в лесах, живет пустынница Матрена,
но никак не могли повидать ее. Да и глуповаты были: ведь только
по 13 лет.

Старший мой брат жил в Петрограде. Он был деловой и не глу-
пый; имел трактир и меня к себе взял. Немного я пожил с ним, и
книжки все приобретал. Как-то брат поехал в деревню, а я в Ко-
невский монастырь. Нашелся попутный человек, владеющий финским
языком. На Коневце нам не понравилось и мы отправились дальше на
Валаам. Я остался на Валааме, а попутчик вернулся в Петроград.
Мне тогда было 16 лет. Моя мать приезжала повидать меня. Проживши
4 года в монастыре, меня взяли на военную службу. Служил я в
стрелковом полку 4 года — тогда такой срок был. После службы по-
жил в доме с отцом года два и второй раз прибыл на Валаам в 1900
году. Вот и живу с тех пор в монастыре, и мысли никогда не было,
чтобы вернуться в мир.
Благодарю Господа, что он по своей милости сподобил меня
грешного провести всю мою жизнь в монастыре. Кто будет читать мои
письма, умиленно прошу: помяните в своих святых молитвах меня ве-
ликого грешника.

Старец Валаамского монастыря.

Письма 1939-1956г.

1.
4.8.1939г.

Почтенное твое письмецо я получил и видно из него, что ты ста-
ла заниматься внутренней духовной жизнью. Умудри тебя Господь!
Правильно твое замечание, что «от молитвы нечего не ждать». При
молитве надо себя держать в большем непотребстве, и если появятся
теплота и слезы, не мечтать о себе что-то высокое; пусть они при-
ходят и уходят без нашего принуждения, но не смущайся, когда они
пресекаются, иначе и не бывает.
Молитва самый трудный подвиг, и она до последнего издыхания
сопряжена с трудом тяжкой борьбы. Все же Господь, по своему мило-
сердию, временами дает и утешение молитвеннику, чтобы он не осла-
бевал. Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообра-
зуйся со временем; в этом самочиния не будет, только много наби-
рать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежания то-
ропливости.
По божей милости, пока живем благополучно, обычной монастырс-
кой жизнью. Испрашивая на тебя божие благословение.

2.
4.10.1939г.

Добре, что ты упражняешься в Иисусовой молитве. Святые отцы
молитву назвали царицей добродетелей, ибо она привлечет и прочия
добродетели. Но, насколько она высока, настолько и труда большого
требует. Преподобный Агафон говорит: «молитва до последнего изды-
хания сопряжена с трудом тяжкой борьбы».
Ты исполняешь по 100 и утром и вечером, довольно с тебя тако-
го количества, только старайся исполнять со вниманием; но не сму-
щайся, что у тебя при этом на сердце сухость, однако, понуждай
себя; только внимание держи, как я тебе говорил в верхней части
груди. На работе и при людях старайся умно предстоять перед Бо-
гом, т.е. иметь память Божью, что Он тут. Если больше тебя умиля-
ют псалмы и акафисты — их читай, если время есть.
О непрестанной и умносердечной молитве, к которой ты стре-
мишься, не дерзаем просить у Господа — такое состояние у очень
немногих, едва ли обретешь из тысячи одного человека, сказал св.
Исаак Сирский, и в такую духовную меру приходят по благодати бо-
жией за глубокое смирение. К теплоте сердечной не стремись — она
приходит без нашего искания и ожидания; в молитве должен быть наш
труд, а успех уже зависит от благодати, большаго не ищи и не го-
рячись. В духовной жизни скачки не уместны, а требуется терпели-
вая постепенность. Ты еще юная телесно и духовно. Св. Листвичник
пишет: «Раскрой у новоначального душу — и увидишь неправильность,
желание у него непрестанной молитвы, всегдашней памяти смертной и
совершенного безгневия, — такое состояние только совершенных».
Признак молитвы в теплоте сердечной и в сокрушении сердца, и что-
бы сознавать себя ничтожной и взывать к Господу: «Господи Иисусе
Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную», или другими словами
можно молиться, как для тебя будет удобнее.
Ты не хочешь грешить и грешишь тяжело. Что делать?
— Человецы есмы, плоть носящие, да дьяволами искушаемые. Не
трепещи и не унывай сице, когда и пошатнешься в какой добродете-
ли, встань, выпрямись и опять иди вперед; знай, что устоять в
добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией. Имей смире-
ние и не верь себе, пока не ляжешь в гроб; да других не осуждай
ни в чем. Кто кого в чем осуждает, тот и сам в эти же грехи впа-
дает, иначе и не бывает.

Если когда, тебе приходится покривить душой ради одиночества,
чтобы побыть у себя дома — это не грешно; умудряйся, чтобы все
было ради Бога. Умудри тебя Господь.

3.
27.4.1940г.

Письмо твое я получил. По божией милости остался жив, хотя и
сплю на нарах, но духом спокоен, даже и не думаю о Валааме, точно
как и не жил там.
Письмо твое я понял, ибо оно писано от чувств, и я чувствовал
силу слов. Валаам покинул я спокойно, и бомбардировку Валаама пе-
ренес благодушно. Во время тревог не бегал прятаться в убежище,
хотя оно было у нас в соборе, но сидел в своей келии и читал Свя-
тое Евангелие. От грома бомб корпус дрожал, стекла в окнах вдре-
безги разлетелись и двери открывались, а у меня какое-то было
внутреннее убеждение, что останусь жив. Уезжать с Валаама приш-
лось спешно, хотя и мало что взял с собой, но не жалею, только
очень жаль, что твоя икона и еще родительское благословение оста-
лись висеть на стенке. Взял несколько книг из святоотеческих и
довлеет их.

Хоть ты и освободилась от страстей, но имей смирение и не
верь себе, пока не ляжешь в гроб. Наш должен быть труд во всякой
добродетели, а успех уже зависит от божией благодати, а благодать
Бог дает не за труды, но за смирение, насколько человек смиряет-
ся, настолько и благодать посетит. Я советую тебе прочесть св. Ма-
кария Великого, 5 слов о чистоте сердца, — они напечатаны там у
вас.

4.
27.7.1940г.

Блаженное твое состояние, если ты чувствуешь себя скудной и
младенцем среди людей образованных духовно; не завидуй таковым и
не стремись к духовным восторгам. Мистики стремятся к таким бла-
годатным ощущениям, и вместо истинного созерцания, впадают в дь-
явольскую прелесть. Благодатное ощущение Господь дает человеку,
если у него очищено от страстей; в таком устроении были св. Отцы,
а нам грешным должно молиться в покаянных чувствах и просить у
Бога помощи в борьбе со страстями. В Отечнике сказано: «Ученик
сказал старцу: такой-то «видит ангелов». Старец ответил: «это не-
удивительно, что он видит ангелов, но удивился бы я тому, кто ви-
дит свои грехи». Хотя это старческое изречение и кратко, но по
духовному смыслу очень глубоко, ибо тяжелее всего познать себя
самого. Пишешь: «Слова молитвы и Господь соединились, и как бы
нераздельно сам Господь». Тут ошибки нет, так и должно быть.
Да, «довольство, богатство, любовь родителей и похвалы окру-
жающих» большая помеха в духовной жизни. Святые отцы этих причин
ко греху очень боялись и всеми силами избегали их; не напрасно же
уходили в монастыри да в пустыни, но тебе бежать не надо никуда,
а старайся быть мудрой как змея, а кроткой как голубь, прочее все
временное, пустота, точно мишура. Помнить надо, даже убедить се-
бя, что не сегодня, а завтра однако умрем, а там вечная жизнь и
время там стоит. Господи помилуй.
Твои года и путь очень скользкие, смиряйся и не верь себе,
пока не ляжешь в гроб. Умудри тебя Господи!
Продолжай молиться, как теперь молишься. Если имеете жития
святых, советую, почитывать их, они очень воодушевляют и многому
научают.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ние. В такие тяжелые минуты хорошо бы поделиться с опытным чело-
веком, который, конечно, мог бы, без сомнения, помочь.

Нет такого греха, который бы превышал божие милосердие, и гре-
хи всего мира точно горсть песку, брошенная в море.

А ты пишешь: «Простит-ли тебя Господь». Созналась и покаялась.
Господь простил и не помянет твоих грехов. Будь в этом уверена (
пр.Езикель ). В прошлое твое тяжелое время, помучилась твоя бед-
ная душа, потерпела оброки греха. Но теперь будь спокойна и бла-
годари Бога за его святое милосердие.

Молитву Иисусову или память божию одинаково Бог приемлет. При
твоей жизни для тебя удобнее иметь память божию. Молитву умную
надо проходить под руководством опытного человека, который сам
знает это дело опытом.
Храни вас Господь. Прошу св.Молитв ваших.

72.
11.10.1953 г.

Письмо той же.

Христос посреди нас!

Ты любишь проводить время вечером уединенно и утешаешься ду-
ховно. Да, ночное время помогает сосредоточиться. Я тоже люблю
такое время. Кругом полнейшая тишина, как-то особенно чувствуешь
близость Господа.

При молитве появляется теплота, как ты пишешь. Это Господь да-
ет вкусить некоторое утешение нам грешным, чтобы мы не унывали в
молитвенном труде, когда теплота придет, надо остановиться на
этих чувствах, пока они не пройдут; только самой не надо стре-
миться к этому. Если будешь трудиться усерднее в молитве, тогда
теплота сердечная, по божией милости будет появляться чаще, толь-
ко не возмечтай о себе, что ты что-то великое получила, и от дру-
гих всячески скрывай. Если еще какие будут явления при молитве,
пиши мне.

73.
14.1.1954 г.

Письмо той же.

Получил твое письмо, вот ты опять больная, в скорбях и уныва-
ешь. Много-то не унывай, твои болезни и скорби не случайное явле-
ние, а Богом посланы, и нам непостижимо его святое промышление о
нас грешных; если Господь промышляет о птицах ( от Луки 12, 6 ),
так неужели ты забыта у него?

Твоя большая сложная операция отразилась на твоем организме,
«Земные врачи не помогли тебе», как ты пишешь. Я советую теперь
обратиться к небесному врачу душ и телес наших, к Господу. Кто
там твой духовник? Попроси его пособоровать тебя и причастить
св.Христовых таин. Впрочем, мирские священники как-то неохотно
соглашаются соборовать, но ты попроси, может быть и согласятся.

Если тебе приехать к нам теперь, то неудобно: у нас холодно,
ты больная, расход и потеря времени.

Господь душе и телу твоему да будет заступник. Аминь.

74.
12.3.1954 г.

Письмо той же.

…Господь, по своему милосердию, дал тебе хоть малую часть
вкусить, яко благ Господь, подобно как апостолам на горе Фаворс-
кой. Св.апостол Петр сказал: «хорошо нам здесь быть». Однако
знай, иногда приходится побывать на Голгофе. Не против чего так
не восстает дьявол, как против молитвы; иногда он наводит разные
помыслы, даже хульные, иногда действует через людей и бывают раз-
ные клеветы, иногда сухость в сердце, леность и многое другое.
Это я тебе напомнил, чтобы ты не унывала, когда придется испы-
тать упомянутое. Свое внутреннее утешение и скорбное испытание не
надо никому говорить, кроме духовного отца. Неопытные в духовной
жизни могут покривить духовное делание.
Старайся никого ни в чем не осуждать, а о вражде сама знаешь
по опыту. Во вражде Господь молитву не приемлет, все святое еван-
гелие говорит об этом.
Вот что еще: очень бойся возмечтать о себе, что ты что-то по-
лучила великое, а другие этого не знают. Ведь были такие подвиж-
ники, что были восхищены в другой мир и видели славу святых, люди
прославляли их и они возмечтали о себе и гордость дьявольская ов-
ладела ими, и они упали с духовной высоты и вели жизнь распутную
на посмешище людям.
Господь да хранит вас с дочерью.

75.
11.3.1953 г.

Заступница усердная, мати Бога вышняго

… Твое письмо я полу-
чил и прочел внимательно. Чувствую, что «уны дух твой в тебе и
сметеся сердце твое». В конце письма пишешь: «вы наверно почувс-
твуете, что хотелось мне сказать». Как же мне не почувствовать,
когда ты вся в меня! Что ты писала — все это у меня есть, точно с
моего сердца скопировала. Ну, что же нам с тобой делать? Не кри-
чать же караул! Отчаиваться не будем, потерпим и будем молиться,
чтобы Господь помог нам грешным положить начало. Ты пишешь «я
очень глупая, все хочу научиться уму-разуму, но ничего не выхо-
дит», а я век свой прожил в монастыре, и жизнь моя приближается к
смерти, а уму-разуму не научился, приходится умирать дураком.
Я ведь тоже, по натуре, человек ленивый, безвольный и застен-
чивый, но так не думаю, как ты думаешь: «наказание божие». Это
нам на пользу, от этого рождается смирение. Надо очень бояться
гордости, самомнения и тщеславия. От подобных неприятных чувство-
ваний и скорбей святые люди тоже были не свободны. Ведь наша
жизнь, подобна кораблику, плывущему в море, — приходится все
невзгоды терпеть, иначе и быть не может.

76.
4.10.1955г.

Христос посреди нас!

Радуюсь, что вы помните Валаам и чувствуете помощь от преп.
Сергия и Германа. Вы пишите, что имеете вражду на тетю уже 16 лет
и не можете примириться. Это очень печально: знай что твои добро-
детели Богу не угодны. Как ты можешь читать молитву Отче Наш
«…Остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должникам нашим»?
Сама не прощаешь, а просишь у Бога прощения? Всуе молишься, Бог
не простит тебе до тех пор, пока не примиришься с тетей. Прочти в
Евангелии, в 5-ой главе от Матфея ст.23. Сам Господь даже молился
отцу своему за распинателей: «Отче отпусти им, не видят, что тво-
рят» (от Луки 23,34). И св. апост. архид. Стефан молился за поби-
вающих его камнями: «Господи не постави им греха сего» (деяния
апост.7,60). Вот какие примеры имеем, а ты не можешь примириться
с тетей. Пишешь, что она обидела тебя, но внимательно рассмотри
себя, может быть ты и сама не права была; пусть будет так, что
она напрасно обидела тебя, все же ты должна сходить к ней и при-
мириться. Хотя жестокое сердце твое не захочет примириться, по-
нудь его, помолись Богу и проси его помощи, чтобы Господь смягчил
сердце твое, непременно так сделай, иначе ты погибнешь. Ибо суд
божий во второе пришествие будет по евангелию.
В молитве ко св. Причащению говорится «иди примирись тя опеча-
лившим», а если не примирившись приступишь ко св. Причащению,
тогда св. Тайны не вменятся в тайны. Вот, что еще есть в церков-
ной истории: были очень большие друзья, священник Саприкий и ми-
рянин Никифор. Дьявол навел на них такую вражду, что никак не
могли примириться. Тогда было гонение на Христиан, священник Сап-
рикий много претерпел мучений, приговорили отсечь ему голову. Ни-
кофор спросил священника: мучениче Христов, прости меня ради
Христа, но жестокий священник не простил и сказал мучителям: от-
рекаюсь от Христа, а Никифор объявил себя Христианином и отрубили
ему голову. Саприкий погиб, а Никифор стал мучеником. Вот какой
тяжкий грех вражда, после тяжких мучений погиб человек. Из многих
примеров написал я тебе немного. Не пиши мне писем до тех пор,
пока не примиришься с тетей.
Призываю на вас божие благословение, примири и храни вас гос-
подь.

77.
1953г.

Милость божия да будет с тобой духовное мое чадо…! Твое
смущение и исповедь мне понятны; Бог тебя простит, чадо, — будь
спокойна. По твоем отъезде без тщеславия тоже приступил ко мне и
стал смущать меня разными прилогами: но я с божией помощью сразу
же отразил его. Благодарю Бога за скорую помощь и за молитвы
св.Подвижников, ибо я советами их руководствуюсь в сей юдоли пла-
чевной. Кто я такой без помощи божией?
Прах земной и отвратительный смердящий гной. Сколько я тебе
говорил, духовное чадо, на пользу души и давал духовные советы,
заимствованные от св.Писания и св. Отцов, а ты оказалась очень
бестолковой; готова даже жернов-камень вешать на себя и в воду. А
знаешь-ли причину? Я объясню тебе: самомнение и тщеславие: они-то
не дают тебе видеть себя, какая ты, в сущности, а возмечтала
что-то великое о себе. Это видно из твоего последнего письма.
Прочти в «невидимой брани» 4-ю главу 1-ой части. Прости за крат-
кость письма, впрочем думаю, что дал удовлетворительный ответ.
Если есть у тебя какое-нибудь недоразумение, пиши, только будь
откровенна, иначе не будет пользы: твои вопросы и меня толкают на
дорожку к самопознанию. Спаси и сохрани тебя Господи.
Еще повторю, Бог тебя простит, будь мирна и спокойна, не при-
нимай дьявольских наветов, умудри тебя Господи.

78.

Письмо инокине.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

С любовью во Христе.

5.

Благодари Бога, что он дал тебе вкусить, хоть в мале «яко благ
Господь». Да, внутреннее свое состояние обнаруживать не надо даже
и духовнику, если он не проходит такую же внутреннюю жизнь. Пре-
подобный Антоний Великий пишет: «если ты будешь говорить не ду-
ховному о духовном, то ему покажется смешным». Я тебе писал в
предыдущем письме о смирении, и еще повторяю: «смиряйся, чадо,
враг очень хитер и мы очень немощны». Преподобный Макарий Великий
пишет: «знал я таких людей, которые были в таком духовном совер-
шенстве, что видели на небе славу святых, и в таком состоянии на-
ходились шесть лет, и страшно сказать, — погибли». Еще приводит
некоторых мучеников, которые пали после тяжких мучений. А о про-
щении грехов св. Дух говорит через пророка Иезекииля: «аще греш-
ник покается и жить будет исправно, тогда Господь не помянет гре-
хов его, также и праведник, если развратится, Господь не помянет
его праведности».
Умудряйся,чадо,будь мудра, как змея, а кротка, как голубь.
Большую пользу я получаю жить в общем помещении и спать в повалку
на нарах. Бог один, а пути к нему разные — это мы видим на приме-
ре св. Отцов: одни проходили внутреннее умное делание, преуспева-
ли в духовной жизни, а другие много читали псалмов, канонов, тро-
парей, тоже преуспевали в духовной жизни. Еще замечу, пишут св.
Отцы, что природные недостатки остаются и у святых — для их сми-
рения.
Быть на Фаворе со Спасителем очень весело, но когда придется
быть и на Голгофе, то терпи — имей уши слышать, да слушай, будь
внимательна.

Умудри тебя Господь!

6.
14.9.1943г.

Христос посреди нас! Пользы мало, если только будем читать да
спрашивать, как спастись, но надо начать трудиться, работать,
очищать свое сердце от страстей. Вы теперь знаете, в чем заключа-
ется духовная жизнь, добрый час, начинайте, умудри вас Господи, и
меня не забывайте в своих св. молитвах.
У св. о. Исаака, да, язык труден, но еще труднее для нас его
содержание, ибо глубок колодец, а у нас коротка веревочка, и мы
не можем достать его глубокой, чудной спасительной воды.
Епископ Феофан даже составил молитву св. Исааку, чтобы он по-
мог нам понимать его спасительное учение. Вообще св. Отцы с свое-
го опыта, от чувств писали, и понимается их учение теми людьми,
которые работают над своим сердцем.

Испрашивая на вас божие благословение!

7.
14.8.1945г.

Христос посреди нас! Твое почтенное письмецо я получил и про-
чел с любовью. Хорошо, что ты стремишься к духовной жизни, но
старайся духа не угашать; хотя вам и труднее развивать духовную
жизнь в миру, но стремящимся
Господь поможет. Святый Иоанн Листвичник удивляется странному
в нас состоянию: почему имея помощниками для добродетели и все-
сильного Бога, и ангелов, и св. Человеков, а на грех только одно-
го беса лукавого, все же удобнее и скорее преклоняемся к страстям
и порокам, нежели к добродетели? Вопрос остался открытым. — Свя-
той не хотел нам объяснить. Однако, можно догадываться, что наша
природа, порченная преслушанием, и мир со своими разными соблаз-
нами ошеломляющи, помогают дьяволу, и Господь не нарушает наше
самовластие. Нам должно стремиться к добродетели насколько хватит
наших сил, но устоять в добродетели состоит не в нашей власти, а
в Господней, Господь хранит не за наши труды, а за смирение: «где
случилось падение — там предварила гордость», говорит листвичник.
Но Господь по своему милосердию дал нам немощным покаяние,
ибо наша порченная природа очень и очень склонна ко греху. Св.От-
цы своим опытом изучили до тонкости нашу природу, утешают нас и
подробно изложили в своих сочинениях способ борьбы со грехом.
Теперь у тебя есть книжица «невидимая брань», посматривай в
нее почаще. Относительно молитвенного твоего правила умудряйся
сама, только чтобы было не на ветер, как бы только выполнить.
Старайся внимательно. Не лучше ли сократить, чем со смущением вы-
полнять и быть рабом у правила? Это не моя мысль, а св.Исаака Си-
рина. И в «невидимой брани» это писано, только не помню в которой
главе.

Твой недостойный сомолитвенник.

8.
11.2.1946г.

Честнейшая о Господе!

По божией милости я здоров, после обеда часа на 2 хожу дрова
пилить. Не пугайся, что у тебя нет благоговения в молитве, хорошо
и спасительно, что нудишь себя молиться; загляни в Листвици сл.28

и гл.29.
Бога не представляй очень строгим. Он очень милостивый, знает
нашу человеческую немощь, святых отцов мы должны благоговейно
чтить, ибо они особенные избранники божии, а чтобы смущаться, что
мы не можем подражать им, загляни в Лест.сл.2 6 гл.125. Я тоже
желаю, чтобы Господь сподобил тебя жизнь скончить в монастыре.
Будем молиться и надеяться, что он осуществит наше желание, те-
перь пока поживи с Н.Н., Послужи ей по 5-ой заповеди. К монас-
тырской жизни припасай терпение не один воз, а целый обоз.
Безграмотные мои письма мне не нравятся; вот я написал тебе,
чтобы уничтожила их, а если по смирению своему хочешь хранить,
пусть остаются у тебя. Пиши мне, не стесняйся, всегда отвечу нас-
колько вразумит меня Господь. Иногда смущает меня мысль: «зачем
переписку веду, безграмотный, с образованными?» Будем надеяться,
что мы с тобой, Бог даст увидимся, тогда побеседуем. Святоотечес-
кое писание направлено к трем степеням духовного совершенства: к
младенцам, средним и совершенным, а как мы с тобой младенцы, нам
требуется и полезна мягкая пища, вот и извлекай оттуда классы ду-
ховные, согласно своего возраста.
Умудри тебя Господи, разбирайся и не смущайся.

9.
19.4.1946г.

Вот вступили мы во святую четыредесятницу. Св.Церковь вопиет:
«Постимся постом приятным, благоугодным Господеви; истинный пост
есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похо-
тей отлучение, оглаголания лжи, и клятвопреступления, сих оскуде-
ние, пост истинный есть и благоприятный».

В прощенное воскресенье, после ужина, перерыв на 1/2 часа; в
7 часов собрались все иноки в церкви, пропели пасхальный канон,
прочли молитвы на сон грядущий, затем приложились к образам. Игу-
мен просил прощение, сделал земной поклон и вся братия также пок-
лонилась ему до земли, и подходили все по очереди прощались, ло-
бызая рамена, один по одному только и слышно: «Бог простит, и ме-
ня прости грешного», затем разошлись молча по келиям.

Хороший обычай, как-то хорошо отзывается на душу, все прими-
рилось. Всю эту неделю не работают, причащаться будут в субботу.
Вам поздравляю со св.Четыредесятницей; помоги вам, Господи,
провести оную в Христианском благочестии и встретить светлое
христово воскресение.

10.
10.7.1046г.

Христос посреди нас!

Мое желание о тебе, чтобы ты проводила духовную жизнь, и что
было на душе старалась высказать все ради Бога, на спасение души:
«Блюдите како опасно ходите», говорит апостол, и все наши предос-
торожности, без благодати божией рассыпаются в дребезги, ибо не в
нашей власти состоит устоять в добродетели, как и раньше я тебе
говорил; стремиться к добродетели и понуждать себя надо крепко,
это состоит в нашей свободной воле.
У тебя теперь есть понятие о внутренней жизни и некоторый на-
вык; понуждай себя чаще, внутренне молиться насколько хватит сил
и время, еще упражняйся в смертной памяти и молись Богу, чтобы он
дал память смертную. Замечай, какая наша временная жизнь: непос-
тоянная, изменчива и скоропроходящая, не внимательных увлекает к
разсеянности; а чтобы приобрести внутренний свой мир одно средс-
тво — непрестанная молитва. Скука и грусть пройдут, потерпи, не
унывай, помоги и храни тебя Господь.
Верить слухом посторонних не верно; люди как люди, иногда из
комара делают слона и видят только немощи, а келейных слез не мо-
гут знать, да и не способны проникнуть во внутреннюю жизнь уеди-
ненного инока. Степени духовного преуспевания разные и духовного
познать может только духовный. Полезнее всего видеть всех хороши-
ми, а себя хуже всех; будешь только следить за собой, тогда имен-
но увидишь себя хуже всех, так я и раньше тебе лично говорил.
Всегда поминаю вас в своих недостойных молитвах, и по вере
вашей да будет милость божия с вами.

11.
24.10.1946г.

За все твои хлопоты сердечно благодарю. Слава и благодарение
Богу, что Господь помог тебе быть мирной к Н.Н., Помоги ей госпо-
ди, только осуждать ее не надо. Книга св.Исаака Сирина очень
серьезная, его в точности понять может только тот, кто проходит
духовную жизнь. Если можешь достать книгу св.Кассиана римлянина
советую прочесть, в особенности его собеседования, ибо ты малень-
ко стала понимать мысли св.Отцев. Это хорошо, что иногда говорите
о внутренней жизни; знаешь — можешь объяснить.
У тебя явилось любопытство, какой был голос у Спасителя, но
он был совершенный Бог и совершенный человек, кроме греха; надо
полагать, что говорил, как человек, только в его речи не было че-
ловеческого искусственного красноречия, но речь его была исполне-
на величия, а когда обличал фарисеев, надо полагать, говорил
строго.
Храни вас Господи!

12.
15.11.1946г.

По божей милости я совершенно здоров, и к докторам ходить не
надо. Работа меня не затрудняет, хожу на работу после обеда часи-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

6.2.1954г.

Христос посреди нас!

Твое почтенное письмо получил, прочел с любовью и порадовал-
ся, что ты ревнуешь о молитве. Бог благословит — трудись ибо мо-
литва в духовной жизни главное делание: однако знай, насколько
она высока и полезна, настолько и достается дорогой ценой, т.е.
Большими трудами. Преподобный Агафон сказал: «ничего нет труднее
как молиться Богу, и молитва до последней минуты жизни требует
борьбы». А чтобы она шла успешнее, постарайся, насколько сможешь,
исполнять три условия: имеет чистою совесть к Богу, людям и к ве-
щам. К Богу старайся исполнять евангельские заповеди, к людям,
чтобы не осуждать и не враждовать, к вещам — пользоваться не
пристрастно. Это приготовительные условия.
А упражняйся в молитве так:
в уме не надо представлять Бога и Богородицу или святых, ум зак-
лючай в слова молитвы и внимание держи в верхней части груди, ибо
внимание душа молитвы. На сердце не надо нажимать вниманием, если
будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. К
умилению и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе
придет и теплота сердечная, то остановись на этом пока это не
кончится: думать не надо, что что-то великое получила. Это бывает
естественно от сосредоточения, но это не прелесть.
Вот что еще скажу, на всякий случай: хоть у редких и редко
бывает, слезы польются просто струей, люди все покажутся просто
святыми, врагов нет, теплота пойдет по всему телу, но не кровя-
ная, а особенная, благодатная, так, что на ногах не устоишь, надо
садиться или ложиться. Это посетил небесный гость, тот только и
знает, кто сам это испытал, посторонним непонятно. В молитве под-
ражай евангельской вдовице (от Луки 18,2).
Бывают сухость, леность, наплыв мыслей, скорби и от людей
клевета и другое многое, но это все пройдет с божией помощью,
только не унывай. Не верь себе, пока не ляжешь в гроб: имей сми-
рение и никого не осуждай ни в чем. Ведь были такие подвижники,
которые видели славу святых и такую имели благодать от Бога: тво-
рили чудеса, возложением рук исцеляли больных. Люди прославляли
их и они возмечтали о себе дьявольской гордостью, благодать отош-
ла от них и они вели жизнь распутную на посмешище людям. Не удив-
ляйся, что страсти сидят в тебе; они напоминают, что мы человецы
и смиряют нас; бойся самомнения и дьявольской гордыни. Еще знай,
что устоять в добродетели зависит не от нас, а от благодати божи-
ей, а благодать хранит за смирение. Преп. Исаак Сирский говорит:
«если трудишься в какой добродетели и не видишь плода и успеха,
не дивись, ибо Господь дает дарование не за труд, а за смирение».
Без смирения никакой добродетели быть не может. Я по своей
духовной слепоте не знаю молитвенников и не могу тебе указать.
Молись сама, ибо Господь дает молитву молящемуся, если будет у
тебя хоть некоторый молитвенный навык, тогда и тиканье часов не
будет мешать, но время определить нельзя, может быть пройдут го-
ды. У юноши Георгия в добротолюбии упомянуто особенное упражнение
в молитве. Ты упражняйся общими правилами, которые я тебе хоть
кратко указал. К схиме не стремись, она она прибавит тебе духов-
ного преуспевания, или тебе интересно напялить одежду с крестами.
Старайся о едином на потребу, а остальное все приложится.
В Киеве был такой случай: были похоронены схимник и послуш-
ник; когда открыли их гробы, то на послушнике оказалась схима, а
на схимнике послушническая одежда. Вот тебе и схимник! Недостойно
ты бедняга, носил схиму, послужила она тебе не на спасение, а на
осуждение. Пишу эти строки и краснею: ведь я тоже схимник. Увы,
не послужила бы она мне тоже во осуждение! Однако не отчаиваюсь,
Господь милостив, знает нашу немощь и схимнику дал покаяние. Сла-
ва Господи, святому милосердию твоему!
Прошу св. молитв твоих о моем убожестве.

79.

Письмо инокине.
7.2.1954г.

Твое длинное письмо получил и прочел с любовью. Порадовался
твоей перемене в жизни. Пресвятая Богородица чудесным образом
поставила тебя на истинную дорогу, которая ведет в вечные обите-
ли, даже приютила тебя под свой покров; глубоко верь, что она по-
может тебе в горькие минуты твоего переживания, ибо в этой жизни
постоянства нет, но, как в воздухе бывают перемены. Как упраж-
няться в молитве, я писал Х., Прочти в письме, в котором я писал
ей. Советую тебе, но не как закон или повеление, а просто совет:
ежедневно читай Богородицу Дево Радуйся 12 раз, и 33 раза Иисусо-
ву молитву, только старайся читать со вниманием молитву, ибо вни-
мание душа молитвы. От трех условий, о которых я писал тебе, душа
воспитывается в духовной жизни. Особенно важно оставить свою во-
люшку позади себя, да и нелегко это сделать, но зато могуществен-
ное врачевство против дьявольской гордости. Гордости свойственно
настаивать на своем в разговоре, чтобы его всегда был верх; дру-
гому подчиниться не может, упорно отстаивает свои мнения.

Вот святые отцы сами прошли этим путем и оставили нам в руко-
водство эти условия. Именно, только этими условиями и приобрета-
ется внутренний душевный мир, и такой человек, где бы он не жил —
везде будет мирен. Св.архиепископ Феофил посетил однажды гору
Нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архиепископ сказал ему:
«Какое делание по твоему, опытному сознанию, есть высшее на ино-
ческом пути?». Старец ответил: «Повиновение и постоянное самоуко-

рение». Архиепископ сказал: «Иного пути, кроме этого нет».

Вот, что еще, хотя я скажу и безумно, но не буду безумен, всю
я свою жизнь стремлюсь и стараюсь исполнить эти три условия, и по
божией милости обретаю хоть и несовершенный мир, а все же бываю
мирен. Назначили меня настоятелем в Печенегский монастырь, прямо
из простого монаха посвятили в иеродиакона и иеромонаха и в игу-
мена; в две недели собрался в путь-дорогу и учился служить; но я
по благодати божией был мирен; удивлялись некоторые иноки: «Как
ты спокойно собираешься, другие переходят в другую келью с трево-
гой, а ты так мирно принял назначение». Многие иноки говорили мне
многое. Большинство советовали отказаться: ты ведь едешь на
крест. Я ответил: «Мы не знаем, когда и где Господь дает крест».
Вот и собралися в путь, со мной еще два иеромонаха. Ехали мы туда
16 суток, до города рованиеми на поезде, а от города 500 верст по
печенге, 250 верст на лошадях и 250 верст на оленях, конечно, не
легко было, ибо не знали языка, а все же добрались.

Приехали вечером, встретили нас с колокольным звоном, пришли в
церковь, надели на меня мантию шелковую, открыли царские врата, я
приложился, и иеромонахи, которые приехали со мной, к престолу и
к раке преп. Трифона. Братия вся была собравшись в церковь, свя-
щеннослужащие в облачениях; не готовился я сказать что-нибудь, а
когда стал подходить к братии, помысел говорить мне: «скажи
что-нибудь», вот я и сказал: «Здравствуйте, отцы святые и братия,
прислан я к вам настоятелем и со мной еще два иеромонаха, мы соб-
рались в очень короткий срок. Всего две недели учился я служить,
ибо посвящен я из простого монаха; в службе будут какие-либо
ошибки, покройте мои недостатки Христианской любовью, а в хозяйс-
твенных делах прошу вас помогайте мне». Казначей ответил: «Будем,
будем помогать». Я продолжал: «Отцы святые, главное — надо нам
стараться, чтобы у нас был мир и согласие, если это будет, тогда
почиет на нас божия благодать. Аминь».

Ризничий сказал: «Прости, мы ничего не можем сказать». Братия
вся подходила ко мне под благословение и мы пошли к приготовлен-
ному чаю, был пирог с семгой и ватрушки. Попили чайку в настоя-
тельных кельях. Я остался здесь ночевать и на постоянное житель-
ство; помещение большое, два зала, две комнаты и спальня. Принял
монастырь очень просто, прожил там 10 лет и 8 месяцев. До меня
был назначен настоятелем иеродиакон, но он очень расстроился, с
ним стали случаться припадки. Вот тогда меня и назначили.

На Валааме проходил послушания разные, и все такие, которые
мне не нравились, однако, не унывал, а был мирен. От св.Послуша-
ния рождается смирение и сила воли укрепляется. А св.Отцы даже
приписывают послушание мученичеству. Очень хорошо пишет авва до-
рофей, советую тебе прочитать эту книгу.

Вообще очень нам вожделенна своя волюшка. А вдруг надо оста-
вить свою волю и исполнить волю другого. Очень трудно уступить
другому, — это могут только великие души, а слабенькие крепко
настаивают на своем.

Еще возьми себе в обязанность: в расстройстве не надо решать
никакого дела. Так советуют св.Отцы.

Еще о гордости: свойство гордости — видеть в себе только хоро-
шее, а в других только худое, а свойство смирения видеть свои
грехи, а в других добрые качества.

80.

Письмо инокине.

Боголюбивейшая инокиня.

Ты пишешь, что борет тебя гнев, «И мира и утешения не имам».
Если не будем трудиться и работать над своим сердцем — мира и
утешения не будет. Надо же наконец взять себя в руки, не все же
жить спустя рукава! Ибо нуждницы восхищают царство небесное (
Мтф. 11, 12 ). Антоний Великий сказал своему ученику: «Ни Бог, ни
я тебе не помогут, если сам не будешь трудиться. Духовная жизнь
подобна дереву, телесный подвиг — листьям его, а душевное делание
— плоду».
Писание говорит: «Всякое древо еже не творит плода добра, по-
секаемо бывает и в огне вметаемо» (Мтф.3,10). Конечно, телесный
труд нужен, ибо без него и плодов не будет. Однако, знай, что все
телесные труды не как добродетель, а как пособие к добродетели.
Многие много трудились, а плодов не получали, ибо труд их был
внешний, убивающий дух: «Некоснися, ниже вкуси, ниже осяжи»
(кол.2,12). Св.Иоанн Лествичник говорит: «Весьма развратился ны-
нешний век и весь стал преисполнен возношения и лицемерия». Труды
телесные, по примеру древних отцов наших, может быть и показыва-
ют, но дарования их не сподобляются, хотя думаю я, естество чело-
веческое никогда так не требовало дарования как ныне». И справед-
ливо мы это терпим, потому что не трудам, но простоте и смирению
являет себя Бог». Св. Исаак Сирин говорит: «Если ты трудишься в
какой прекрасной добродетели и не видишь успеха, или плода, — не
дивись, ибо Господь дает дарование не за труды, а за смирение».
Священномученик Максим сказал: «Даждь телу малое упражнение, а
все усилия употреби на внутреннее делание». Св. Варсонофий ска-
зал: «Если внутреннее делание по Богу не поможет человеку, то
напрасно он трудится во внешнем». Св. Антоний сказал: «когда я
сидел у одного аввы, пришла некоторая дева и сказала старцу: «Ав-
ва, я провожу свою жизнь в посте, вкушаю один раз в неделю и
ежедневно изучаю ветхий и новый заветы. Старец ответил ей: «Сде-
лалась ли для тебя скудость все равно, что изобилие?». Она сказа-
ла: «Нет». «Бесчестие, как похвала?» Она сказала: «Нет». «Враги,
как друзья?» Она ответила: «Нет». Тогда говорит тот мудрый ста-
рец: «Иди, трудись, ты ничего не имеешь».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ка на 2 1/2, в лес сучки собирать, да в кучу класть, — это полез-
но для тела и для души.
Вы с Н.Н. разные, потому и сердце твое не располагается к
ней. Бог один, а пути к нему разные и всяк идет своей дорожкой.

Благодарю за детскую молитву; детская молитва скоро доходит к
Богу. Хорошо я помню ее пение и рассказ о св.Батюшке. Черта детей
— простота, откровенность и естественность; вот Господь и повелел
нам быть такими, такая черта была у всех подвижников.
Если будешь строго следить за собой, поистине увидишь себя
хуже всех, тогда и хвалящий тебя не повредит, ибо люди смотрят
только на внешность человека, а внутренне его не знают, исключая
духовную жизнь проводящих.
Молитва требует борьбы, до часа смертного, хорошо, что стре-
мишься к молитве, помоги тебе Господи, духа не угашай.

13.
6.12.1946г.

На твои вопросы хороши бы лично поговорить, в письме всего не
опишешь. Так и должно быть, когда человек следит за собой, тогда
другие кажутся ему хорошими, ибо прямое око на всех глядит прямо,
а кривое око на всех глядит криво. Приобрела книгу преп.Кассиана,
почитывай, хотя направлена инокам, и мирянам прикладна. Из этой
книги помещены в Добротолюбии 2-го тома умело сделанные выборки.
Ты любишь читать жития св. И почитывай, они очень воодушевляют
нас грешных. У нас читают всегда в трапезе, ежедневно, и я заме-
чаю у некоторых появляются слезы.
Вот и сама замечаешь, что от посещения других и от разговоров
после бывает тоска, по возможности и уклоняйся, ничто же сумняся,
хотя и будут маленько недовольны, ничего, не смущайся этим. Ты
боишься темноты, я тоже побаиваюсь, вот насколько мы слабенькие и
маловерные в божий промысел. Когда я шел пешком от монахинь, 5
верст пришлось идти лесом в темноте в одном месте напал такой
страх, что по всему телу пошли точно мурашки и уши зашевелились
точно кто-то догоняет меня, обернулся назад, сделал крестное зна-
мение и пошел вперед. Св.Писание говорит: «Боязнь ничто иное, как
лишение могущества рассудка».
Относительно твоего смущения, св.Отцы сказали: «Что делается
со смущением всегда от бесов». Приложись ко кресту и к божией ма-
тери и довольно, будь спокойна, загляни у св.Варсонофия вопрос
430, и ответ, еще вопрос 433 и ответ, там можешь сама маленько
разобраться.
Когда не придется исполнить все свое правило, не смущайся, не
будь рабом правилу. Держи правило мытарево: «Боже, милостив буди
мне грешной» и имей память божию, это заменит все правила. Прочти
у св.Исаака на 136 странице, еще в «невидимой брани» во второй
части 20 главу. Когда появятся слезы, остановись на них пока они
кончатся. Слезы всегда полезны, не смущайся, знай, что без внима-
ния не заплачешь.
Когда ляжешь в кровать, занимайся Богомыслием, что помнишь из
писания, важнее из Евангелия, слезы придут, дай им свободу.
На исповеди не надо стараться, чтобы были слезы, скажи, что
есть на совести, и больше ничего. Как видно Х.Х. Переживает тяже-
лое состояние за нее надо молиться, а не сердиться на нее. Да,
так хорошо, что не обращаешь внимание на нее и не вмешиваешься,
умудри и примири вас Господи.

14.
1946 г.

Твое письмецо из санатория я получил и видно из него, что
уныл дух твой и сметеся сердце твое, и почувствовала себя выбив-
шейся из колеи и стала никуда негодной, и сама над собой удиви-
лась. Однако, вся причина в тебе, ты сама и не замечала, что на-
ходилось в тонком самомнении и думала, что уже летишь на небо, а
внутреннего истинного смирения не было у тебя и совершенного рас-
положения на волю божию, Господь по своему благоутробию послал
тебе некоторое изменение в твоей обычной жизни. И ты упала духом
и почувствовала себя никуда негодной, а в этом то и состоит сми-
рение, что чувствовать себя никуда негодной.
Не унывай, чадо, понудь себя на молитву и по божией милости
все возмутившиеся внутреннее твое грязное болото успокоится и бу-
дет тихо и спокойно. Советую тебе, не торопись выходить из сана-
тория, отдохни хорошенько, помоги и храни тебя Господь.

15.
1946 г.

Ты пишешь, что я взялся учить тебя уму-разуму. Но не так; как
же я могу учить других, когда сам иду ощупью и спотыкаюсь, а если
ведет слепец слепца, оба упадут в яму. После долгой переписки с
Х.Х., Вероятно хранятся у тебя его письма и помнишь его советы, а
я безграмотный как могу руководить других в таком великом деле,
которое дороже всего мира, у меня своих опытов духовных нет, а
если кому отвечаю не свое, а заимствовано от св.Отцов и сам крас-
нею; других учу, а сам как живу.
В данное время мы лишены этого блага жить под руководством
опытного старца в духовной жизни. Руководитель должен указывать
дорогу, по которой сам шел, а если будет руководить только по
книгам совсем не то, говорящий и слушающий думают, что оба нази-

даются, но когда вкусят яко благ Господь, тогда познают свои
ошибки. Св.Петр Дамаскин говорит о себе: «Много я получил вреда
от неопытных советников». Руководитель должен быть бесстрастный и
иметь дар рассуждения, именно: знать время, начинание, предприя-
тие, устроение человека, крепость, знание, усердие, возраст, силу
тепла, сложение, здоровье и болезненность, нрав, место, знание,
воспитание, расположение, намерение, поведение, понимание, при-
родный ум, старание, бодрость, медлительность, намерение божие,
смысл каждого изречения божественного писания и многое другое.
Вот каков должен быть руководитель в духовной жизни и какое иметь
рассуждение.
К стыду моему живу я в монастыре уже 48 лет и до того расс-
троился, что просто не знаю с чего и начинать, как спасти свою
душу; однако, ты не подумай, что говорю так по смирению. Нет,
нет, а такой есть воистину. С молоду было у меня ревности хоть
отбавляй. Носил некоторое время власяницу и вериги, старался ис-
кать святых подвижников, но как-то не удавалось найти, вероятно
не понимал их по неопытности своей. Первая ревность очень обраща-
ет внимание на букву, убивающую дух, и не встречал такого настав-
ника, который мог бы поддержать ревность и руководил бы правильно
в духовной жизни, а без руководства живущий — по Листвичнику —
«не надежный», ибо он кичится; так я и остался ни с чем. Но не
отчаиваюсь, верую в божие милосердие и стремлюсь к нему по силе
моей. Припоминаю евангельский виноградник, в который пришли наем-
ники уже в 11-ый час и получили такую же плату, как те, которые
работали с утра. Очень я доволен и рад, что Господь судил мне
жизнь проводить в стенах монастыря.
Ты писала: «Что любишь вкусную пищу»; а кто не любит? Только
тот не любит, кто вкусил небесного утешения и обуздывает чрево —
этого Господина всего худого.
Я написал, что буква убивает дух, но надо понимать намерение
слов: буква убивает того, кто останавливается на ней, и смотрит
на нее как на добродетель, а не как на пособие к добродетели; ко-
нечно, плоды не бывают без листьев, однако, смоковница засыхает
без плодов.
Пребываю с любовью во Христе.

16.
1946 г.

Христос посреди нас!

Очень было мне приятно погостить у вас, однако, мои годы на-
поминают мне себя, что свечечка моей жизни уже догорает, скоро
погаснет, только маленько подымит и все исчезнет; мы должны пом-
нить, что эта наша жизнь очень скоротечная и подготовка к будущей
вечной жизни. Если я с вами здесь не увижусь, верую в будущей
жизни увидимся, ибо мы с вами соединились не телесно, а духовно.
Посылочки ваши я получил, посланные с монахиней Х. и с отцом Х.
Пирожки одни других вкуснее, слаще всяких булочных пирожков, ибо
услащает расположение и труд. Пожалуйста, впредь ничего не посы-
лайте мне, у нас все есть, живем на всем готовом, а вам там ведь
надо все самим приобретать. Помоги вам Господи.
Книжку Макария Великого читай внимательно, ибо он говорит очень
глубоко о духовной жизни его писание можно назвать контролером
духовной жизни. Если будешь копаться в своем сердце, тогда уви-
дишь там змия стоглавого; однако не пугайся и не робей, с божией
помощью будешь сокрушать им головы; от внимательной к себе жизни,
увидишь себя очень худой и немощной, других не будешь осуждать и
увидишь всех хорошими и на чужие немощи даже не обратишь никакого
внимания и в сердце почувствуешь тишину и мир; по временам будут
появляться утешающие слезы.

Сегодня праздник вход во храм пресвятой Богородицы, служба бы-
ла торжественна, пели на двух клиросах. Погода хорошая, солнце
светит; не стерпеть — пойду гулять. Люблю ходить один, люблю при-
роду, куда ни посмотрю, все меня утешает; каждое деревцо и каждый
кустик, а маленькие птички-то с чириканием летают с дерева на де-
рево, лапочками повиснут на сучке, что-то клювом берут, и зайчик
беленький пробежит и встанет на задние лапки, послушает да погля-
дит по сторонам и поковыляет вперед. Все это так назидает, просто
не удержаться от слез, и во всем видно божий промысел. Как все
прекрасно сотворено и милостиво обо всем заботиться и ничто у не-
го не забыто. Птички такие маленькие, ножки точно соломенки, а
существуют и кормятся в морозное время. Слава, Господи, твоей
премудрости, слава созданию твоему! Благодарю тебя Господи, что
нам многогрешным, немощным иногда даешь приходить в Богопознание,
это твоя милость. Мы грешные, без твоей помощи, не можем созер-
цать природу и не приобрести не единой добродетели; наша свобод-
ная воля дана тобою и может только стремиться к добродетели, а
приобрести или устоять в добродетели зависит уж от твоей помощи.
Одного прошу тебя, Господи, имиже веси судьбами спаси нас греш-
ных.

17.
21.2.1947г.

Поздравляю вас с Р.Х. Со святой четыредесятницей; помоги вам
Господи провести оную Богоугодно и достигнуть светлого Христова
воскресения.
Вот теперь у тебя есть книга пр.Варсанофия: заглядывай в нее —
она очень назидательная. Вопросы можешь найти в алфавите, что те-
бя смущает. Посылаю для прочтения небольшую книжицу, в ней изло-
жена система нравственного учения. Пр.Исаака Сирского: прочти не
торопясь.
Духовная дочь о. Х.Х. мне не пишет. Я рад этому, мне не хочет-
ся знакомиться со многими. А ты пиши мне, когда вздумаешь, с лю-
бовью отвечу насколько могу, мое желание, чтобы ты была истинной
христианкой, в полном смысле. Курево, конечно, не хорошо, но я

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20