Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

природы, — писал В. И. Ленин, — это глупая побасенка… Никакого
золотого века позади нас не было, и первобытный человек был совершенно
подавлен трудностью существования, трудностью борьбы с природой»[Ленин
В.И. Полн. собр. соч., т: 5, с. 103.].
Позднейшее предание ислама развило учение об оставшемся позади
«золотом веке». Так, слова Корана о том, что Адам и его жена до
грехопадения не замечали наготы, послужили поводом для рассказа, будто
Адам был введен в рай в одежде. Аллах-де после сотворения и
одушевления Адама обрядил его в райские одежды, а ангелы, усадив на
трон, сто лет носили Адама на своих плечах по небесам. Затем Аллах
сотворил для Адама крылатую лошадь из белого мускуса, названную
Маймуна (счастливая); одно крыло у нее было из жемчуга, другое — из
коралла. Ангелы Джибриль, Микаиль и Исрафиль, усадив на Маймуну Адама,
вновь катали его по всем небесам. Нетрудно заметить, что в этом
предании, изложенном, например, в не раз издававшейся на арабском
языке книге «Дакакиль-ахбар ва хакаик аль-игтибар» кадия Аби Абдуллы
Кулаги, миф переплетен с элементами сказки, в жизни создателей которой
— кочевников лошадь имела большое значение. Свое желание возможно
скорее преодолевать пространство они выразили в красочном образе
крылатого коня (вспомним «тулпар» в сказках народов Средней Азии и
Казахстана).
Однако, если в народном творчестве этот сюжет, как правило,
возвеличивает творческие силы человека, его разум, благородство,
стремление к взаимной выручке, гуманность, то в Коране эти светлые
чувства затенены, принижены мыслью о том, что, сколько бы человек ни
старался, ничего хорошего он не создаст. Ибо, как гласит «слово
Аллаха», «знайте, что жизнь в здешнем мире есть обманчивая утеха,
обольщение, суетный наряд, тщеславие между вами, желание отличиться
множеством имущества и детей: она подобна тем произрастаниям при
дожде, которые собой пленяют земледельца, потом увядают, после того
видишь их пожелтевшими, напоследок делаются сухими стеблями… Жизнь в
здешнем мире есть только обманчивое наслаждение» (57:19-20).
Эти мотивы Корана отражают настроения людей, видевших, что народ
томится в нищете и голоде, тогда как захватившая власть знать чинит
насилие и самоуправство, поддерживает рабовладельцев и ростовщиков,
продажность и корыстолюбие. Но эти люди не находили выхода из тяжелого
положения. Такое случалось в истории разных стран и народов.
Обилие в «слове Аллаха» подобных настроений, связанных с
обещаниями близких перемен в жизни арабов и наступлением «конца мира»,
светопреставления, привело отдельных исследователей к выводу о том,
что Коран (за исключением тех его мест, которые имеют законодательный
характер и по времени своего происхождения являются более поздними)
есть новый «Апокалипсис», «откровение о конце мира». Этот взгляд
развит французским исламоведом Полем Казанова в его книге «Mohammed et
la fin du monde» (Paris, 1911) и затем нашел отражение в некоторых
работах упоминавшегося выше египетского ученого и писателя Таха
Хусейна. Любопытно в этом смысле и «важное примечание» А. Массэ,
сделанное им при анализе Корана периода «до хиджры» в книге «L’lslam»
(Paris, 1930, р. 82; ср. 2-е изд. русского перевода с 6-го
французского издания: Массэ А. Ислам. Очерк истории. М., 1963, с. 78):
«…прежде всего, главная идея Магомета была не провозглашением
единобожия, но объявлением приближения последнего часа…» На наш
взгляд, едва ли правильно отделять проповедь о «приближении последнего
часа», имевшую место в период возникновения ислама, от провозглашения
единобожия. К тому же мессианские и эсхатологические места Корана,
часть которых, безусловно, древнего происхождения, могли быть затем
усилены при его редактировании, расстановке в нем диактрических
знаков, оформлении как книги. Нужно иметь в виду, что ожидания
наступления «последнего часа» и связанных с ним крутых перемен не раз
были и позднее, например, вера в то, что Халифату арабов суждено
просуществовать лишь сто лет. Известно, что подобный «религиозный
психоз» наблюдался и в католических странах Западной Европы накануне
1000 года.
Как мы знаем, в Коране действительно говорится о «часе» и о том,
что он близок. «Я (Аллах. — Л.К.) готов его открыть, чтобы всякая душа
получила воздаяние за то, о чем старается!» (К., 20:15-16). Однако
история подтвердила, что не мотивы, связанные с ожиданием
светопреставления, содержавшиеся в проповедях пророков раннего ислама,
сплачивали и поднимали народ на борьбу против угрозы чужеземного ига,
за объединение арабских родов и племен, не они отражали процесс
«пробуждающегося арабского национального чувства»[Маркс К., Энгельс Ф.
Соч., т. 28, с. 222.], которое подогревалось вторжениями иноземцев на
земли арабов.
Безнадежность, отчаяние, мысли о том, что спасение и воздаяние
придут после смерти, никогда не поднимали на борьбу, не служили
надежной поддержкой людям. Если считать, что «жизнь ближайшая», то
есть единственная земная действительность, «только пользование
обманчивое», как написано в Коране (К., 57:19-20), то стоит ли за
обман бороться? Коран же эту мысль еще подогревает домыслом о том,
что, «кто желает посева для ближней (иначе говоря, земной жизни. —
Л.К.)… нет ему в последней (посмертной. — Л.К.) никакого удела!»
(К., 42:19). «О люди! — предостерегает Коран. — Бойтесь господа вашего
и страшитесь дня, когда родитель не возместит за ребенка и рожденный
(от него. — Л.К.) не возместит ничем за своего родителя! Поистине,
обетование Аллаха — истина; пусть же тебя не обольщает жизнь
ближайшая…» (К» 31:32-33), — эта единственная земная жизнь.
По Корану получается, что призвание человека не в труде, который
был бы полезен ему, его семье, роду, племени, нации, всему обществу,
не в совместной борьбе людей разных народов и стран за лучшую жизнь, а
в том, чтобы, безропотно перенося любые невзгоды, беспощадный гнет
эксплуататоров, обратить свои помыслы на личное «спасение» в загробной
жизни, которая якобы наступит после смерти. Не к такому ли идеалу
зовут те, кто, подобно, например, Абу-ль-Караму аль-Андарасбани,
богослову и мистику, составившему на арабском языке биографический
словарь аскетов и подвижников, которые «словом и делом выражали полное
равнодушие к земным благам… старались меньше и реже есть, пить,
спать, улыбаться и даже разговаривать, больше молиться, плакать и

уединяться»? Один из них даже «по 10 лет не улыбался, другой проводил
все ночи в молитвенных бдениях, третий роздал все деньги и отпустил на
волю рабов (выходит, был рабовладельцем! — Л.К.), четвертый упорно
отказывался от должности судьи, пятый не обратил внимания на
землетрясение во время молитвы и т. п.»[Халидов А.Б. Биографический
словарь ал-Андарасбани. — Письменные памятники Востока. 1971. М.,
1974, с. 147.].
Аль-Андарасбани жил в Хорезме в XII веке. Однако факты, подобные
описанным им, встречались и значительно позднее. Даже и пишущий эти
строки помнит описанный в газете случай, как в Казани в 1926 году
обворовали квартиру в присутствии хозяйки-мусульманки,
воспользовавшись тем, что она в силу своей религиозности, стараясь не
нарушить предписаний шариата, не прекратила исполнявшегося ею намаза,
молитвы[См.: Климович Л. Классовая сущность ислама. — Антирелигиозник,
1927, э11, с. 23.].
Отпускали рабов, крепостных перед смертью порой и люди, не
отличавшиеся религиозностью, по своему великодушию, из гуманных
соображений. У Андарасбани же восхваляется случай, вызванный
эгоистическими мотивами, ожиданием посмертного воздаяния, то есть та
сторона религии, которая с позиций человеколюбия неизменно осуждалась.
Вот что писал основоположник турецкой революционной поэзии Назым
Хикмет (1902-1963) в автобиографическом романе «Романтика», поясняя,
почему его главный герой Ахмед порвал с исламом.
«После окончания школы-интерната — там молитвы и соблюдение поста
были обязательными — я бросил и намаз и пост. Да и Коран-то никогда
толком не мог прочесть… Но я был набожным. Говоря точнее, я даже и
не думал о том, что бог может и не существовать. Потом однажды я
подумал, что верующие совершают благие дела лишь в надежде на награду
от господа бога, в надежде на то, что они попадут в рай, обретут
бессмертие. А грехов они избегают потому, что боятся наказания, боятся
угодить в ад. Меня, словно сам я никогда не был верующим, поразила эта
неволя, на которую обрекает себя каждый верующий, поразил их эгоизм.
С тех пор по сей день Ахмед старался делать все свои дела, не
заботясь о награде и не опасаясь наказания»[Хикмет Н. Романтика. М.,
1964, с. 11.].
Мотивы принижения земной жизни, обещаниями сладостной посмертной
пронизывают весь Коран. «Здешняя жизнь — только игра и забава; будущее
жилье лучше для тех, которые богобоязненны» (К., 6:32); «О народ мой!
Ведь эта ближняя жизнь — только пользоваиие, а ведь будущая — дом
пребывания» (К., 40:42): «…они радуются ближней жизни, но жизнь
ближайшая в отношении к будущей — только временное пользование!» (К.,
13:26).
Судя по Корану, большое внимание этим мотивам уделялось потому,
что такие утверждения проповедников ислама встречали резкие возражения
со стороны слушавших их в Мекке и Медине не только многобожников, но и
людей, которых именовали дахритами (дахрийа). Это были люди,
отрицавшие загробную жизнь, считавшие, что есть только одна земная
жизнь, ограниченная для каждого человека определенным периодом: «губит
нас только время» (К., 45:23). В 17-й суре Корана, относимой к
объявленным пророком Мухаммедом в Мекке, читаем и о том, что
«большинство людей не хотят принимать, единственно из-за неверия»,
«различные примеры», которые приводятся им проповедником. Они говорят:
«Никогда мы тебе не поверим, до тех пор, пока ты не изведешь из земли
источника, или не будет у тебя сада из пальм и виноградных лоз, и
посреди него не велишь течь ручьям, или не извергнешь на нас неба, как
ты утверждаешь, кусками[Имеются в виду метеориты, или болиды,
появление которых, как следует из Корана, считалось проявлением гнева
бога, его кары (см. 34:9 и др.).], или не приведешь Аллаха с ангелами,
или не будет у тебя дома из золота, или не поднимешься на небо. И мы
не поверим до тех пор твоему восхождению, пока не ниспошлешь к нам
оттуда книгу, которую мы сможем прочитать» (17:91-95).
Эти настойчивые возражения проповедникам новой веры перекликались
с вольнодумными традициями, возникшими задолго до ислама и отраженными
в ряде памятников Древнего Востока, таких, как клинописные таблички
Ниневийского архива, «Песнь арфиста» из Древнего Египта,
многочисленные философские сочинения Древней Индии и т. д.
Так, в Древнем Египте написаны произведения, в которых высказано
неверие в существование загробного царства и вечной жизни, люди
призываются к наслаждению всеми радостями здесь, на Земле. Умерев,
говорит поэт, «никуда ты не выйдешь, чтобы увидеть солнце». Подобная,
в основе своей вольнодумная, атеистическая мысль выражена в
стихотворении, созданном в Древней Индии:

Пока живем, да будем счастливы!
Того тут нет, кто не помрет.
Когда же он помрет
И в пепел обратится, —
Откуда вновь ему явиться?

Академик Ф.И. Щербатской (1866-1942) писал о философах Древней
Индии: «Нигде, пожалуй, дух отрицания и возмущения против оков
традиционной морали и связанной с ними религии не выразился так ярко,
как среди индийских материалистов»[Щербатской Ф.И. К истории
материализма в Индии. — Восточные записки. Л., 1927, т. 1, с. 1.]. В
подтверждение своей мысли он приводит красноречивые «стихотворные
тезисы индийского материализма». Например:

Три автора составили священное писание,
Их имена суть шут, обманщик, вор.

«Большинство индийских философов… были убеждены, что никакого
бога вообще не существует, и активно стремились доказать это», — пишет
видный современный философ-марксист Индии Д. Чаттопадхьяя. Мыслители
Индии, продолжает он, создали произведения, которые «без преувеличения
можно назвать самой богатой атеистической литературой древнего и
средневекового мира»[Чаттопадхьяя Д. Индийский атеизм. Марксистский
анализ. М., 1973 с. 23.]. Те же тенденции можно наблюдать и во многих
произведениях, созданных в странах распространения ислама. Тем более
что и здесь они опирались на опыт народа, на его повседневные
наблюдения, расширявшие кругозор, повышавшие и углублявшие
аргументацию авторов этих произведений.
Возражения в Коране могли исходить от людей, знавших легенды
проповедников зороастрийской религии, которые утверждали, будто в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Франте Буль (1850-1932) в заключительной главе своей монографии «Das
Leben Muhammeds» («Жизнь Мухаммеда») писал о Коране как о «несомненно
подлинном и верном источнике, единственно абсолютно правильном
контроле над другими сведениями».
«К сожалению, — добавил он тут же, — ценность этого пособия
сильно ограничена рядом присущих ему своеобразий». В числе их, прежде
всего, редкость «ясных и недвусмысленных» исторических ссылок,
«собственные имена встречаются как исключение»; если они и
подразумеваются, то «в анонимной неопределенности». «Важные события и
обстоятельства» упоминаются бегло, а не представляющим исторической
ценности «пророческим легендам» отведено несоразмерно большое место.
«Откровения разбросаны в беспорядке, так что не только трудно точно
датировать отдельные разделы, но иногда трудно отличить мекканские от
мединских»[Buhl F. Das Leben Muhammeds. Leipzig, 1930, S. 366-367].
Таким образом, если Кашталева пришла к выводу, что, следуя методу
контекстового изучения терминологии и хронологии Корана, «опереться на
способы доказательства классической критики текста представляется
затруднительным»[Кашталева К.С. К вопросу о хронологии 8-й, 24-й и
47-й сур Корана, с. 106.], то и выводы представителя «классической
критики» невольно приблизились к подобному заключению. Характеризуя
состояние исследования раннего ислама, Ф. Буль считает его таким, что
при анализе Корана оно заставляет исламоведа «весьма беспомощно
стоять» перед главным источником, если не пополнять его данными
преданий. Жалоб на недостаток или неполноту преданий быть не может —
их число «огромно; но трудность заключена в том, как отделить истинные
от фальшивых, так как здесь вмещается столько лжи, сколько нет во
многих других областях литературы человечества»[Buhl F. Das Leben
Muhammeds, S. 367.].
Подобное положение в большой мере сложилось из-за формального
подхода к собиранию сборников преданий (сунна), в каждый из которых
входили порой многие сотни и даже тысячи сообщений — хадисов (у шиитов
— хабаров). Первая часть любого сообщения содержала иснад — цепь имен
передатчиков, причем следили прежде всего за тем, кто и кому передал
сообщение, оставляя в тени главное — суть сообщения, его содержание
(матн). Швейцарский арабист Адам Мец (1869-1917), обратившись к
первоисточникам, выписал оттуда немало курьезов, допущенных при
составлении таких сборников. «До каких тонкостей дошла в них
критическая техника, — писал он, — показывают сочинения аль-Хатиба
(аль-Багдади, Х в. — Л.К.): «Об отцах, которые передавали хадисы по
словам их сыновей» и «Книга сподвижников пророка, которые передавали
хадисы по словам последующего поколения»[Мец А. Мусульманский
Ренессанс, 2-е изд. М., 1973, с. 165.].
Еще исследования венгерского востоковеда И. Гольдциера и
голландца X. Снук-Хюргронье (1857-1936) выявили, сколь неправильно
игнорировать такие факты. Опыт исследования источников раннего ислама
должен быть учтен и при анализе главного из них — Корана. Без этого не
может быть и правильного подхода к задаче его полноценного
комментирования и адекватного перевода.
Слабости в изучении раннего ислама, естественно, отразились на
состоянии исследования Корана и уровне переводов «слова Аллаха». Все
чаще стали появляться переводы, особенно на европейские языки, с
оригинальной последовательностью его сур, отражающие эстетические,
«вкусовые» и т. п. пристрастия их истолкователей. Из английских
переводов к ним можно отнести перевод-интерпретацию Корана в стихах
востоковеда А. Арберри[Arberry А. J. The Koran Interpreted. I-II.
L-N.Y., 1955.], в котором традиционные обозначения глав, «мекканская»
или «мединская», вообще отсутствуют. Однако в данном случае трудно
расценить это как шаг вперед, так как автор интерпретации, выдвигая
правильную задачу понимать Коран не только в деталях, но прежде всего
в целом, решает ее, исходя из религиозной традиции, идет не столько
путем науки, сколько путем «мистического приближения»[Ibid., II, p.
16.]. Более строг и за сравнительно небольшими исключениями следует за
схемой хронологического порядка сур уже упоминавшегося нами немецкого
семитолога Т. Нельдеке перевод на английский язык Н. Давуда,
выдержавший несколько изданий в популярной серии классики «Пингвин»
(1956, 1959, 1961)[The Koran. Translated by N.J. Dawood. L. —
Tonbridge, 1961.]. Перевод предваряет «Хронологическая таблица главных
событий в жизни Мохаммеда»[Ibid., p. 13.], по-видимому, призванная
подчеркнуть независимость Н. Давуда от мусульманской догмы. Нет в этом
переводе и деления сур на аяты.
О том, сколь осложнена была к этому времени проблема выяснения
хронологической последовательности сур и аятов, можно судить и по
последнему русскому переводу Корана академика И.Ю. Крачковского,
изданному посмертно в 1963 году. В заголовках сур и здесь нет указания
«мекканская» или «мединская», но вслед за переводом дан
«Хронологический порядок сур», воспроизводящий схему Нельдеке-Швалли.
Однако лишь внимательный читатель, проштудировав следующие за этим
«Комментарии», занимающие 145 страниц петитом, сможет получить
представление, с какой долей оговорок и скептицизма приходится
относиться к приведенной хронологической таблице.
Вот несколько примеров. Из 218 примечаний к суре 2 — «Корова» 19
относятся к хронологии. В примечании 1 эта сура, в соответствии с
мусульманской традицией и схемой Нельдеке-Швалли, определена как
«старейшая мединская», а из примечания 6 к ней узнаем, что ее аяты
19-37, «может быть, мекканского происхождения». Дальше в примечании 55
сказано, что часть аята 79 один из исследователей (Барт) «считает
вставкой». Подобные замечания сделаны и в примечаниях 66, 94, 133, 146
к другим аятам. Примечание 101 гласит, что аяты «148-152 моложе
[других частей суры]…», а 103 примечание, что аят «153 не на
месте…». В примечании 106 указано, что «аяты 158-162 — мекканские;
может быть, [они -] начало суры…». В примечании 147 сказано, что аят
«199 не определяется хронологически», а аят 206 «может быть…
мекканский» (примечание 151), то же и об аяте «211, может быть,
другого времени…» (примечание 157), а в аяте 262 слово «великий» —
арабским шрифтом — «кабир, судя по смыслу, [это -] поздняя вставка…»
(примечание 162), аяты «285 и 286 могут быть и мекканскими и
мединскими…» (примечание 215).

Примечания к суре 3 — «Семейство Имрана», также считающейся
мединской, начинаются с фразы: «Когда [прочтена] первая часть, ст.
1-86, неизвестно; после сражения при Бадре». Есть тут и такие
комментарии, как к 66-му аяту: «вставка, нарушающая связь» (примечание
45); к 100-му аяту: «добавление Усмана» (примечание 63; имеется в виду
третий халиф Осман); к 125-130-му аятам: «ст. 125-130 неизвестного
происхождения…» (примечание 73); к аяту 132: «…цитата Абу Бакра
(первого халифа. — Л.К.) после смерти Мухаммада» (примечание 78) и
т.д.
Та же примерно картина и в примечаниях к «мекканским сурам». Вот
сура 96 — «Сгусток»: «По мусульманской традиции… первая [сура]
(переданная в ночь предопределения — лайлат аль-кадр. — Л.К.)…
Большинство ученых [полагают так же], некоторые колеблются между нею и
С. 74… Andrae (шведский востоковед. — Л.К.) … считает, что [эта]
сура более поздняя и представляет единое произведение…» (примечания
1-2). И дальше в примечании 12: «Ст. 15-18 [добавлены] несколько
позже…» и т. д. и т.п.
Конечно, при оценке перевода дело не сводится к примечаниям о
хронологии тех или других частей переводимого произведения. И нельзя
не отметить, что в переводе академика Крачковского немало нового, что
приближает читателя к правильному пониманию этого памятника как
наиболее раннего свидетельства эпохи возникновения и развития ислама.
Уже основная формула ислама, начинающая суры Корана, передана в
переводе Крачковского словами «Во имя Аллаха…», а не «Во имя
бога…», как ее теперь обычно воспринимают. Принципиальность такого
перевода особо оговорена переводчиком[См.: Коран. Перевод и
комментарии И.Ю. Крачковского, c. 503.]. И это понятно. Культ Аллаха
как бога ислама в период составления Корана еще только выделился из
числа богов древних арабов. Поэтому и проповедники раннего ислама, в
том числе те из них, кто работал над составлением и редактированием
Корана, были прежде всего заинтересованы не в проповеди абстрактного
бога, а в утверждении уже известного арабам Аллаха как единого бога,
новое представление о котором должно было устранить культы всех старых
богов и богинь.
Безусловным, достоинством перевода И.Ю. Крачковского является
сохранение в нем той формы произношений собственных имен, какие были
приняты у арабов, а не их иудейских или христианских соответствий
(Джибриль вместо Гавриил, Нух вместо Ной, Йусуф вместо Иосиф, Ибрахим
вместо Авраам, Марйам вместо Мария и т.д.). В этом отношении И.Ю.
Крачковский, продолжая лучшие русские академические традиции, намного
поднялся над большинством более ранних переводчиков, включая Г.С.
Саблукова. Но, к сожалению, перевод И.Ю. Крачковского остался
неоконченным. «Окончательная редакция перевода не была завершена, а
обширный подготовительный материал не был целиком реализован. Самый
текст перевода остался литературно необработанным, местами сохраняя
форму подстрочника. В окончательной редакции перевод ряда стихов,
может быть, получил бы иную формулировку, как об этом можно думать на
основании переводов коранических цитат в позднейших работах И.Ю.
Крачковского»[Коран. Перевод и комментарии И.Ю. Крачковского, с. 10.].
В рукописи, над которой И.Ю. Крачковский работал с 1921 по 1930
год, неоднократно возвращаясь к ней и позднее, сохранялся и разнобой в
форме собственных имен, что также оговорено в предисловии к переводу.
«Решение вопроса о фиксации арабской формы для библейских имен (Муса
вместо Моисей, Харун вместо Аарон и т. п.) взяли на себя подготовители
и редактор (как указано в книге — В.А. Крачковская, П.А. Грязневич и
В.И. Беляев. — Л.К.), так как у автора на протяжении всего текста
встречается непоследовательная передача — то в одной, то в другой
форме»[Там же с. 11].
В комментариях академика Крачковского, имеющих форму
предварительного «краткого конспекта примечаний», ощущается порой
сильное влияние мусульманской традиции и ее модернизированных
истолкований. Впрочем, иногда это воспринимается как досадная описка,
своего рода lapsus kalami. Так, в примечании 62 к словам 91-го аята
второй суры Корана «Кто был врагом Джибрилу…» сказано: «У евреев
Гавриил — злой ангел»[Коран. Перевод и комментарии И.Ю. Крачковского,
с. 508.]. На поверку Гавриил в иудаизме, как и в христианстве, — один
из главных ангелов — «сила господня», он характеризуется не злыми, а
добрыми качествами. Мнение же о том, что он считается в иудаизме
грозным, злым, как оказывается, идет от мусульман, авторов известных
тафсиров — аль-Бухари (810-870), аз-3амахшари (1074-1143), аль-Байдави
(ум. ок. 1286 г.), которые, добросовестно пересказывая Коран, создали
впечатление, что раз враги Джибриля — «враги божьи», иудеи, то и их
ангел Гавриил — злой. Таким образом, в комментарии в этом случае
оказалась описка или, вернее, некритически воспринятый взгляд
мусульманских истолкователей Корана. То, что такое мнение было среди
мусульман распространено, определило, очевидно, и детальный рассказ о
причине его возникновения еще в старых энциклопедических изданиях, в
том числе выходивших в царской России[См. ст. «Гавриил». — Еврейская
энциклопедия. Спб., б. г., т. 5, с. 931-932.].
И.Ю. Крачковский, в целом высоко оценивая значение перевода
Корана Г.С. Саблукова, вместе с тем справедливо отметил, что «его
основная установка на понимание текста согласно поздней мусульманской
традиции едва ли правильна…»[Крачковский И.Ю. Избранные сочинения,
т. 5, с. 128.]. Однако нельзя не отметить, что влияние этой традиции
порой сказывается и в переводе Крачковского, в том виде, как он издан
в 1963 году. И лишь детальные комментарии в известной мере это влияние
ослабляют.
Вот пример. Коран, как мы уже отметили, первое крупное
произведение письменно зафиксированной арабской прозы. К тому же
прозы, хотя и записанной, но чаще всего с устной передачи, а порой
воспроизведенной по памяти через годы после ее произнесения. Было бы
странно, если бы в таком тексте не встречалось тех или иных
непоследовательностей, описок, недосмотров и т. п. Те, кто считал его
сочинением, не сотворенным людьми, «священным», «божественным», и даже
создал мусульманское учение о его «неподражаемости» — иджаз
аль-Куръан, не хотели замечать этих недостатков, а если и замечали их,
то пытались всячески затушевать, шли на их искусственные истолкования.
Так случилось с чтением начала 121-го аята 16-й суры Корана — «Пчелы»:
«инна Ибрахйма кяна-уммятан», то есть: «подлинно, Ибрахим был народ
(народом)». Вопреки элементарной логике, вместо арабского слова
«уммятан» предлагали читать другие слова, особенно часто «имам» —
стоящий впереди, предстоятель, ибо в 118-м аяте 2-й суры Корана Аллах,
обращаясь к Ибрахиму, говорит, что он поставит (или — сделает) его

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

выдающихся за священные, возможно правильно оценить прошлое, настоящее
и будущее человечества.
В борьбе за мир и прогресс, против ядерной угрозы объединяют свои
силы все люди земли, независимо от их цвета кожи, национальности,
религиозных убеждений или атеистических взглядов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

которых взяты содержащиеся в нем материалы, являются трудной задачей,
которую еще предстоит выполнить специалистам. Поскольку же никто эту
задачу пока еще не выполнил, приходится рассматривать Коран как
литературный памятник и исторический источник периода возникновения
ислама»[Беляев Е.А. Арабы, ислам и Арабский халифат в раннее
средневековье. М., 1966, с. 86.]. Серьезность этого вопроса была
подчеркнута Е.А. Беляевым и в статье-обзоре сборника «L’elaboration de
l’Islam» (Париж, 1961), включающего доклады, прочитанные в 1959 году
на коллоквиуме в Страсбурге.
На этом коллоквиуме в докладе профессора Брюссельского
университета А. Абеля «Дамаскинская полемика и ее влияние на
происхождение мусульманской теологии» на основе сопоставления
источников показана тенденциозная апокрифичность ряда мест в
произведениях Иоанна Дамаскина (ок. 675 — до 753) и других наиболее
ранних христианских «обличителей» ислама. В связи с этим Е.А. Беляев
отмечал, что «теперь уже доказано, что наиболее существенные
антиисламские положения в этих сочинениях являются интерполяциями
довольно позднего происхождения»[Краткие сообщения Института народов
Азии. Вып. 71. М., 1964, с. 129.].
Иоанн Дамаскин выступал с антиисламской полемикой в VIII веке. На
приводимые им данные о Коране и исламе как важные ранние исторические
свидетельства ссылались и некоторые советские исламоведы. «А теперь
выяснено, — писал Е.А. Беляев, — что коранические материалы не только
у первого антимусульманского полемиста (то есть у Иоанна Дамаскина. —
Л.К.), но и у его ученика (Феодора Абу Курры, епископа керийского. —
Л.К.) представляют собой интерполяцию, внесенную в сочинение более
поздними церковными писателями. Значит, Иоанн Дамаскин не пользовался
в своих полемических выступлениях против ислама главным произведением
мусульманской религиозной литературы. Почему же этот образованный
сирийский араб, для которого язык Корана был родным языком, не привлек
основной памятник той религии, с представителями которой он
полемизировал? На это мы можем дать только один ответ: составление или
редактирование Корана еще не было закончено во время деятельности
этого полемиста. Такой вывод опровергает традиционные мусульманские
представления о происхождении османовской редакции Корана»[Краткие
сообщения Института народов Азии. Вып. 71, с. 129-130.)].
При всей категоричности такого допущения вопрос о времени
завершения и характере зейдовско-османской редакции Корана не
разрешается столь просто. Его освещение, как мы уже отмечали,
нуждается в немалом числе и других изысканий.
Не случайно еще и до и после Страсбургского коллоквиума
соображения о длительности процесса составления канонизированного
списка Корана, продолжавшегося не менее двух столетий, были высказаны
и развиты несколькими западными ориенталистами, в их числе
называвшимся нами исследователем и переводчиком Корана на французский
язык Режи Блашэром[Blachere R. Histoire de la litterature arabe des
origines a la fin du XY e siecle de J.C. P., 1957, t. 11; Wansbroughs
J. Quranic Studies. Sources and Methods of Scriptural Interpretation.
L., 1977; Burton J. The Collection of the Qur’an. Cambrige — L.-N.Y.,
1977.].
Ничего существенно нового в этот вопрос с тех пор не внесено.
Можно согласиться с автором новейшей истории арабской литературы, что
«в настоящее время подавляющее большинство исследователей разделяют
«компромиссную» точку зрения, согласно которой, как пишет Р. Блашэр,
«кораническая Вульгата сложилась в результате деятельности, начатой
еще при жизни Мухаммада и продолженной после его смерти правителями, а
затем богословами и истолкователями на протяжении почти двух
последующих столетий»[Фильштинский И.М. История арабской литературы. V
— начало Х века. М., 1985, с. 124.]. Однако конкретизация этого
процесса в цитируемой книге едва ли не полностью затенена
воспроизведением все той же схемы определяющего воздействия на Коран
Библии, Талмуда и т. п. иудейско-христианских источников. Мухаммед,
как оказывается, не только «заимствует идеи у библейских пророков», но
воспринимает и такое обрядовое установление, как «пост у
иудеев»[Фильштинский И.М. История арабской литературы. V — начало Х
века, с. 142-145.]. Между тем древнеарабские корни этого установления
достаточно изучены.
Некоторое приближение к теме развития исторического сознания
арабов VI-VIII веков содержится в работе другого советского арабиста.
Однако и у него доводы порой носят умозрительный характер. То, что
«история становится не только информатором о прошлом, но и «учителем
жизни», подкреплено следующим рассуждением: «Таким прошлым стали
деяния пророка и его ближайших сподвижников. Они обладали абсолютной
ценностью для всех, ибо в них выявилась божественная воля. Поэтому
действия, слова, поступки Мухаммеда и его сподвижников были важны сами
по себе во всех мельчайших деталях.
Здесь человеческий поступок приобрел самостоятельную ценность.
Человеческое действие было возведено в ранг «деяния». В этом качестве
— как проявление воли и замысла бога — оно, естественно, стало
объектом интереса и предметом описания безотносительно к делам, жизни,
судьбе конкретного человека и общества в целом.
Сама жизнь человека обрела иной, чем прежде, смысл, оказавшись
вовлеченной в реализацию божественного замысла. Формирование
исторического сознания отныне оказалось в прямой зависимости от
развития религиозной философии ислама, от мусульманской гносеологии.
Заслугой Мухаммеда явилось то, что он открыл почти не постижимую
сознанием бедуина временную глубину прошлого. Вместо генеалогической
памяти, уходившей на сотни лет назад, он привел в действие механизмы
сознания, оперирующие представлениями о событиях тысячелетней давности
и протяженностью в тысячелетия: «Мы послали уже Нуха к его народу, и
он был среди них тысячу лет без пятидесяти годов», — говорится,
например, в суре XXIX, стихе 13″[Грязневич П.А. Развитие исторического
сознания арабов (VI-VIII вв.). — Очерки истории арабской культуры.
V-XV вв. (Культура народов Востока. Материалы и исследования). М.,
1982, с. 144-145.].
Все это своего рода заявки на темы, подлежащие исследованию. И к
тому же заявки, игнорирующие неоднородность общественных отношений в

раннем Халифате даже в той мере, как они предстают из анализа
произведений того времени (см. выше данные «Китаб аль-агани»
Абу-ль-Фараджа аль-Исфагани и др.). Во всяком случае, рисовать Халифат
как общество, где «сама жизнь человека обрела иной, чем прежде, смысл,
оказавшись вовлеченной в реализацию божественного замысла», можно,
лишь пренебрегая исторической правдой. И приводить цитату из Корана со
словами Аллаха о Нухе как доказательство происшедшего сдвига в
историческом самосознании арабов также весьма спорно. Особенно если
вспомнить те слова, которыми кончается этот аят: «И постиг их потоп, а
были они неправедными». Ибо здесь речь о потопе, наводнении, бывшем
давно, хотя, быть может, и на памяти поколений. И не более!
А то, что автор относит слова Аллаха в Коране к пророку
Мухаммеду, лишний раз напоминает, как непросто и в этом случае
преодолевается развитая в Европе традиция. Обращение к современным
работам, таким образом, подтверждает, сколь запутана история Корана.
Отсюда же ясно, сколь относительна ценность появлявшихся до сих
пор таблиц хронологического расположения сур и аятов Корана. Еще около
60 лет назад, подготавливая книгу «Содержание Корана», автор этих
строк пришел к выводу, что ни одну из почти десятка попыток построения
такой хронологии нельзя считать удавшейся[См.: Климович Л.И.
Содержание Корана. М., 1929, с. 8-9.]. Во введении к вскоре вышедшему
второму изданию названной книги данный вывод был даже усилен:
«Существующие системы хронологического расположения глав и стихов
Корана не могут удовлетворить требований современного
исламоведения»[Там же. 2-е изд., перераб. М., 1930, с. 20.]. Таким
этот вопрос в основном остается и до настоящего времени, что
подтверждают, как мы видели выше, замечания академика Крачковского к
его переводу Корана.
В настоящей книге, следуя за тем позитивным, что внесла в
понимание идеи постепенности сложения Корана научная критика, мы
вместе с тем учитываем мусульманскую традицию, которая подходит к
«слову Аллаха» как некоему внутреннему единству. Поскольку вопреки
содержащемуся в Коране утверждению, будто в нем нет противоречий
(4:84), их в нем немало, в том числе по вопросам не только
религиозного, но и законодательного характера, то для устранения этой
«неувязки» еще в средние века была создана богословская теория «насх»
(«отмены»). Она делит все аяты Корана на «отменяющиеся» («насых») и
«отмененные» («мансух») и насчитывает в нем 225 противоречий. Согласно
этой теории, 40 сур Корана (то есть более трети всех глав) содержат
отмененные аяты. Объяснение противоречий в такой несотворенной истине,
как Коран, богословы ищут в его же аятах, в одном из которых сказано:
«Когда мы отменяем какое-либо знамение (аят. — Л.К.), или повелеваем
забыть его: тогда даем другое, лучшее того, или равное ему» (2:100).
Характеризуя те или иные взгляды, содержащиеся в Коране, его
мировоззрение, мы принимаем во внимание и эту теорию.
Итак, Коран — произведение большое и сложное не только по
содержанию, но и по происхождению и истории его истолкования. И хотя
со времени, к которому относятся старейшие части Корана, прошло почти
14 столетий, его взгляды, мировоззрение являются не безразличными для
многих людей нашей эпохи, к ним обращаются представители разных стран
и народов, далеко не во всем придерживающиеся одинаковых суждений и
принципов.

Глава III. МИРОВОЗЗРЕНИЕ КОРАНА

Аллах — бог Корана

Уже начало первого из пяти «столпов» (аркан) веры в исламе —
догмат о единстве (ат-таухид) бога, Аллаха — в известной мере выражено
в 1-й суре «аль-Фатихе» — «Открывающей» Коран, относимой к мекканским.
В семи аятах этой суры читаем: «Во имя Аллаха милостивого,
милосердного! Хвала — Аллаху, господу миров милостивому, милосердному,
царю (или властелину, владыке. — Л.К.) в день суда! Тебе мы
поклоняемся и просим помочь! Веди нас по дороге прямой, по дороге тех,
кого ты облагодетельствовал,- не тех, которые находятся под гневом, и
не заблудших» (К., 1:1-7).
Сказанное довольно логично продолжено в начале 2-й суры,
считающейся мединской. Она начата с трех букв — «алм», начертанных по
правилам арабского письма, но какого-либо смыслового содержания не
заключающих. Попытки объяснить эти буквы как иносказания, имеющие
некий таинственный мистический смысл, доступный лишь пророку, ангелам
и некоторым из мусульманских святых, не увенчались успехом. На наш
взгляд, правы те исследователи, кто видит в них сохранившиеся пометки
первых составителей или редакторов Корана, делавшиеся в технических
целях. Такие сочетания букв предваряют 29 из 114 сур Корана, в 42-й
суре они разделены на два соединения — «хм аск» (или по названию букв:
«Ха мим. Айн син каф»).
Вслед за «алм» во 2-й суре читаем: «Эта книга — нет сомнения в
том — руководство для богобоязненных, тех, которые веруют в тайное и
выстаивают молитву и из того, чем мы (Аллах. — Л.К.) их наделили,
расходуют, и тех, которые веруют в то, что ниспослано тебе (посланнику
Аллаха, которому сообщен или сообщается Коран. — Л.К.) и что
ниспослано до тебя (другим посланникам и пророкам Аллаха. — Л.К.), и в
последней (то есть в существовании загробной. — Л.К.) жизни они
убеждены. Они на прямом пути от их господа, и они — достигшие успеха»
(К., 2:1-4).
Таково преддверье, как бы порог Корана, если начать постигать
его, не считаясь с составленными в позднейшее время «хронологиями».
Как видим, в нем названы еще далеко не все черты и свойства Аллаха.
Особо оговорена вера в загробную жизнь, что, по-видимому, вызвано тем,
что это представление в исламе было одним из новых, мало разработанных
в прежних верованиях арабов и, таким образом, могло вызывать с их
стороны существенные возражения.
Во всей полноте свойства Аллаха раскрываются в Коране постепенно,
почти безотносительно к тому, в каком бы порядке ни читать его
«слово».
«Господь наш — Аллах», — читаем в 41-м аяте 22-й суры и 12-м аяте
46-й суры Корана. «Разве ты знаешь ему соименного?» (К., 19:66). «Бог!
— нет божества, кроме него, у него — прекрасные имена» (К., 20:7). «Он
— Аллах, творец, создатель, образователь. У него самые прекрасные
имена. Хвалит его то, что в небесах и на земле. Он — великий, мудрый!»
(К., 59:24). «У Аллаха прекрасные имена; зовите его по ним и оставьте
тех, которые раскольничают о его именах. Будет им воздано за то, что

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

С любовью во Христе.

5.

Благодари Бога, что он дал тебе вкусить, хоть в мале «яко благ
Господь». Да, внутреннее свое состояние обнаруживать не надо даже
и духовнику, если он не проходит такую же внутреннюю жизнь. Пре-
подобный Антоний Великий пишет: «если ты будешь говорить не ду-
ховному о духовном, то ему покажется смешным». Я тебе писал в
предыдущем письме о смирении, и еще повторяю: «смиряйся, чадо,
враг очень хитер и мы очень немощны». Преподобный Макарий Великий
пишет: «знал я таких людей, которые были в таком духовном совер-
шенстве, что видели на небе славу святых, и в таком состоянии на-
ходились шесть лет, и страшно сказать, — погибли». Еще приводит
некоторых мучеников, которые пали после тяжких мучений. А о про-
щении грехов св. Дух говорит через пророка Иезекииля: «аще греш-
ник покается и жить будет исправно, тогда Господь не помянет гре-
хов его, также и праведник, если развратится, Господь не помянет
его праведности».
Умудряйся,чадо,будь мудра, как змея, а кротка, как голубь.
Большую пользу я получаю жить в общем помещении и спать в повалку
на нарах. Бог один, а пути к нему разные — это мы видим на приме-
ре св. Отцов: одни проходили внутреннее умное делание, преуспева-
ли в духовной жизни, а другие много читали псалмов, канонов, тро-
парей, тоже преуспевали в духовной жизни. Еще замечу, пишут св.
Отцы, что природные недостатки остаются и у святых — для их сми-
рения.
Быть на Фаворе со Спасителем очень весело, но когда придется
быть и на Голгофе, то терпи — имей уши слышать, да слушай, будь
внимательна.

Умудри тебя Господь!

6.
14.9.1943г.

Христос посреди нас! Пользы мало, если только будем читать да
спрашивать, как спастись, но надо начать трудиться, работать,
очищать свое сердце от страстей. Вы теперь знаете, в чем заключа-
ется духовная жизнь, добрый час, начинайте, умудри вас Господи, и
меня не забывайте в своих св. молитвах.
У св. о. Исаака, да, язык труден, но еще труднее для нас его
содержание, ибо глубок колодец, а у нас коротка веревочка, и мы
не можем достать его глубокой, чудной спасительной воды.
Епископ Феофан даже составил молитву св. Исааку, чтобы он по-
мог нам понимать его спасительное учение. Вообще св. Отцы с свое-
го опыта, от чувств писали, и понимается их учение теми людьми,
которые работают над своим сердцем.

Испрашивая на вас божие благословение!

7.
14.8.1945г.

Христос посреди нас! Твое почтенное письмецо я получил и про-
чел с любовью. Хорошо, что ты стремишься к духовной жизни, но
старайся духа не угашать; хотя вам и труднее развивать духовную
жизнь в миру, но стремящимся
Господь поможет. Святый Иоанн Листвичник удивляется странному
в нас состоянию: почему имея помощниками для добродетели и все-
сильного Бога, и ангелов, и св. Человеков, а на грех только одно-
го беса лукавого, все же удобнее и скорее преклоняемся к страстям
и порокам, нежели к добродетели? Вопрос остался открытым. — Свя-
той не хотел нам объяснить. Однако, можно догадываться, что наша
природа, порченная преслушанием, и мир со своими разными соблаз-
нами ошеломляющи, помогают дьяволу, и Господь не нарушает наше
самовластие. Нам должно стремиться к добродетели насколько хватит
наших сил, но устоять в добродетели состоит не в нашей власти, а
в Господней, Господь хранит не за наши труды, а за смирение: «где
случилось падение — там предварила гордость», говорит листвичник.
Но Господь по своему милосердию дал нам немощным покаяние,
ибо наша порченная природа очень и очень склонна ко греху. Св.От-
цы своим опытом изучили до тонкости нашу природу, утешают нас и
подробно изложили в своих сочинениях способ борьбы со грехом.
Теперь у тебя есть книжица «невидимая брань», посматривай в
нее почаще. Относительно молитвенного твоего правила умудряйся
сама, только чтобы было не на ветер, как бы только выполнить.
Старайся внимательно. Не лучше ли сократить, чем со смущением вы-
полнять и быть рабом у правила? Это не моя мысль, а св.Исаака Си-
рина. И в «невидимой брани» это писано, только не помню в которой
главе.

Твой недостойный сомолитвенник.

8.
11.2.1946г.

Честнейшая о Господе!

По божией милости я здоров, после обеда часа на 2 хожу дрова
пилить. Не пугайся, что у тебя нет благоговения в молитве, хорошо
и спасительно, что нудишь себя молиться; загляни в Листвици сл.28

и гл.29.
Бога не представляй очень строгим. Он очень милостивый, знает
нашу человеческую немощь, святых отцов мы должны благоговейно
чтить, ибо они особенные избранники божии, а чтобы смущаться, что
мы не можем подражать им, загляни в Лест.сл.2 6 гл.125. Я тоже
желаю, чтобы Господь сподобил тебя жизнь скончить в монастыре.
Будем молиться и надеяться, что он осуществит наше желание, те-
перь пока поживи с Н.Н., Послужи ей по 5-ой заповеди. К монас-
тырской жизни припасай терпение не один воз, а целый обоз.
Безграмотные мои письма мне не нравятся; вот я написал тебе,
чтобы уничтожила их, а если по смирению своему хочешь хранить,
пусть остаются у тебя. Пиши мне, не стесняйся, всегда отвечу нас-
колько вразумит меня Господь. Иногда смущает меня мысль: «зачем
переписку веду, безграмотный, с образованными?» Будем надеяться,
что мы с тобой, Бог даст увидимся, тогда побеседуем. Святоотечес-
кое писание направлено к трем степеням духовного совершенства: к
младенцам, средним и совершенным, а как мы с тобой младенцы, нам
требуется и полезна мягкая пища, вот и извлекай оттуда классы ду-
ховные, согласно своего возраста.
Умудри тебя Господи, разбирайся и не смущайся.

9.
19.4.1946г.

Вот вступили мы во святую четыредесятницу. Св.Церковь вопиет:
«Постимся постом приятным, благоугодным Господеви; истинный пост
есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похо-
тей отлучение, оглаголания лжи, и клятвопреступления, сих оскуде-
ние, пост истинный есть и благоприятный».

В прощенное воскресенье, после ужина, перерыв на 1/2 часа; в
7 часов собрались все иноки в церкви, пропели пасхальный канон,
прочли молитвы на сон грядущий, затем приложились к образам. Игу-
мен просил прощение, сделал земной поклон и вся братия также пок-
лонилась ему до земли, и подходили все по очереди прощались, ло-
бызая рамена, один по одному только и слышно: «Бог простит, и ме-
ня прости грешного», затем разошлись молча по келиям.

Хороший обычай, как-то хорошо отзывается на душу, все прими-
рилось. Всю эту неделю не работают, причащаться будут в субботу.
Вам поздравляю со св.Четыредесятницей; помоги вам, Господи,
провести оную в Христианском благочестии и встретить светлое
христово воскресение.

10.
10.7.1046г.

Христос посреди нас!

Мое желание о тебе, чтобы ты проводила духовную жизнь, и что
было на душе старалась высказать все ради Бога, на спасение души:
«Блюдите како опасно ходите», говорит апостол, и все наши предос-
торожности, без благодати божией рассыпаются в дребезги, ибо не в
нашей власти состоит устоять в добродетели, как и раньше я тебе
говорил; стремиться к добродетели и понуждать себя надо крепко,
это состоит в нашей свободной воле.
У тебя теперь есть понятие о внутренней жизни и некоторый на-
вык; понуждай себя чаще, внутренне молиться насколько хватит сил
и время, еще упражняйся в смертной памяти и молись Богу, чтобы он
дал память смертную. Замечай, какая наша временная жизнь: непос-
тоянная, изменчива и скоропроходящая, не внимательных увлекает к
разсеянности; а чтобы приобрести внутренний свой мир одно средс-
тво — непрестанная молитва. Скука и грусть пройдут, потерпи, не
унывай, помоги и храни тебя Господь.
Верить слухом посторонних не верно; люди как люди, иногда из
комара делают слона и видят только немощи, а келейных слез не мо-
гут знать, да и не способны проникнуть во внутреннюю жизнь уеди-
ненного инока. Степени духовного преуспевания разные и духовного
познать может только духовный. Полезнее всего видеть всех хороши-
ми, а себя хуже всех; будешь только следить за собой, тогда имен-
но увидишь себя хуже всех, так я и раньше тебе лично говорил.
Всегда поминаю вас в своих недостойных молитвах, и по вере
вашей да будет милость божия с вами.

11.
24.10.1946г.

За все твои хлопоты сердечно благодарю. Слава и благодарение
Богу, что Господь помог тебе быть мирной к Н.Н., Помоги ей госпо-
ди, только осуждать ее не надо. Книга св.Исаака Сирина очень
серьезная, его в точности понять может только тот, кто проходит
духовную жизнь. Если можешь достать книгу св.Кассиана римлянина
советую прочесть, в особенности его собеседования, ибо ты малень-
ко стала понимать мысли св.Отцев. Это хорошо, что иногда говорите
о внутренней жизни; знаешь — можешь объяснить.
У тебя явилось любопытство, какой был голос у Спасителя, но
он был совершенный Бог и совершенный человек, кроме греха; надо
полагать, что говорил, как человек, только в его речи не было че-
ловеческого искусственного красноречия, но речь его была исполне-
на величия, а когда обличал фарисеев, надо полагать, говорил
строго.
Храни вас Господи!

12.
15.11.1946г.

По божей милости я совершенно здоров, и к докторам ходить не
надо. Работа меня не затрудняет, хожу на работу после обеда часи-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

6.2.1954г.

Христос посреди нас!

Твое почтенное письмо получил, прочел с любовью и порадовал-
ся, что ты ревнуешь о молитве. Бог благословит — трудись ибо мо-
литва в духовной жизни главное делание: однако знай, насколько
она высока и полезна, настолько и достается дорогой ценой, т.е.
Большими трудами. Преподобный Агафон сказал: «ничего нет труднее
как молиться Богу, и молитва до последней минуты жизни требует
борьбы». А чтобы она шла успешнее, постарайся, насколько сможешь,
исполнять три условия: имеет чистою совесть к Богу, людям и к ве-
щам. К Богу старайся исполнять евангельские заповеди, к людям,
чтобы не осуждать и не враждовать, к вещам — пользоваться не
пристрастно. Это приготовительные условия.
А упражняйся в молитве так:
в уме не надо представлять Бога и Богородицу или святых, ум зак-
лючай в слова молитвы и внимание держи в верхней части груди, ибо
внимание душа молитвы. На сердце не надо нажимать вниманием, если
будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. К
умилению и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе
придет и теплота сердечная, то остановись на этом пока это не
кончится: думать не надо, что что-то великое получила. Это бывает
естественно от сосредоточения, но это не прелесть.
Вот что еще скажу, на всякий случай: хоть у редких и редко
бывает, слезы польются просто струей, люди все покажутся просто
святыми, врагов нет, теплота пойдет по всему телу, но не кровя-
ная, а особенная, благодатная, так, что на ногах не устоишь, надо
садиться или ложиться. Это посетил небесный гость, тот только и
знает, кто сам это испытал, посторонним непонятно. В молитве под-
ражай евангельской вдовице (от Луки 18,2).
Бывают сухость, леность, наплыв мыслей, скорби и от людей
клевета и другое многое, но это все пройдет с божией помощью,
только не унывай. Не верь себе, пока не ляжешь в гроб: имей сми-
рение и никого не осуждай ни в чем. Ведь были такие подвижники,
которые видели славу святых и такую имели благодать от Бога: тво-
рили чудеса, возложением рук исцеляли больных. Люди прославляли
их и они возмечтали о себе дьявольской гордостью, благодать отош-
ла от них и они вели жизнь распутную на посмешище людям. Не удив-
ляйся, что страсти сидят в тебе; они напоминают, что мы человецы
и смиряют нас; бойся самомнения и дьявольской гордыни. Еще знай,
что устоять в добродетели зависит не от нас, а от благодати божи-
ей, а благодать хранит за смирение. Преп. Исаак Сирский говорит:
«если трудишься в какой добродетели и не видишь плода и успеха,
не дивись, ибо Господь дает дарование не за труд, а за смирение».
Без смирения никакой добродетели быть не может. Я по своей
духовной слепоте не знаю молитвенников и не могу тебе указать.
Молись сама, ибо Господь дает молитву молящемуся, если будет у
тебя хоть некоторый молитвенный навык, тогда и тиканье часов не
будет мешать, но время определить нельзя, может быть пройдут го-
ды. У юноши Георгия в добротолюбии упомянуто особенное упражнение
в молитве. Ты упражняйся общими правилами, которые я тебе хоть
кратко указал. К схиме не стремись, она она прибавит тебе духов-
ного преуспевания, или тебе интересно напялить одежду с крестами.
Старайся о едином на потребу, а остальное все приложится.
В Киеве был такой случай: были похоронены схимник и послуш-
ник; когда открыли их гробы, то на послушнике оказалась схима, а
на схимнике послушническая одежда. Вот тебе и схимник! Недостойно
ты бедняга, носил схиму, послужила она тебе не на спасение, а на
осуждение. Пишу эти строки и краснею: ведь я тоже схимник. Увы,
не послужила бы она мне тоже во осуждение! Однако не отчаиваюсь,
Господь милостив, знает нашу немощь и схимнику дал покаяние. Сла-
ва Господи, святому милосердию твоему!
Прошу св. молитв твоих о моем убожестве.

79.

Письмо инокине.
7.2.1954г.

Твое длинное письмо получил и прочел с любовью. Порадовался
твоей перемене в жизни. Пресвятая Богородица чудесным образом
поставила тебя на истинную дорогу, которая ведет в вечные обите-
ли, даже приютила тебя под свой покров; глубоко верь, что она по-
может тебе в горькие минуты твоего переживания, ибо в этой жизни
постоянства нет, но, как в воздухе бывают перемены. Как упраж-
няться в молитве, я писал Х., Прочти в письме, в котором я писал
ей. Советую тебе, но не как закон или повеление, а просто совет:
ежедневно читай Богородицу Дево Радуйся 12 раз, и 33 раза Иисусо-
ву молитву, только старайся читать со вниманием молитву, ибо вни-
мание душа молитвы. От трех условий, о которых я писал тебе, душа
воспитывается в духовной жизни. Особенно важно оставить свою во-
люшку позади себя, да и нелегко это сделать, но зато могуществен-
ное врачевство против дьявольской гордости. Гордости свойственно
настаивать на своем в разговоре, чтобы его всегда был верх; дру-
гому подчиниться не может, упорно отстаивает свои мнения.

Вот святые отцы сами прошли этим путем и оставили нам в руко-
водство эти условия. Именно, только этими условиями и приобрета-
ется внутренний душевный мир, и такой человек, где бы он не жил —
везде будет мирен. Св.архиепископ Феофил посетил однажды гору
Нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архиепископ сказал ему:
«Какое делание по твоему, опытному сознанию, есть высшее на ино-
ческом пути?». Старец ответил: «Повиновение и постоянное самоуко-

рение». Архиепископ сказал: «Иного пути, кроме этого нет».

Вот, что еще, хотя я скажу и безумно, но не буду безумен, всю
я свою жизнь стремлюсь и стараюсь исполнить эти три условия, и по
божией милости обретаю хоть и несовершенный мир, а все же бываю
мирен. Назначили меня настоятелем в Печенегский монастырь, прямо
из простого монаха посвятили в иеродиакона и иеромонаха и в игу-
мена; в две недели собрался в путь-дорогу и учился служить; но я
по благодати божией был мирен; удивлялись некоторые иноки: «Как
ты спокойно собираешься, другие переходят в другую келью с трево-
гой, а ты так мирно принял назначение». Многие иноки говорили мне
многое. Большинство советовали отказаться: ты ведь едешь на
крест. Я ответил: «Мы не знаем, когда и где Господь дает крест».
Вот и собралися в путь, со мной еще два иеромонаха. Ехали мы туда
16 суток, до города рованиеми на поезде, а от города 500 верст по
печенге, 250 верст на лошадях и 250 верст на оленях, конечно, не
легко было, ибо не знали языка, а все же добрались.

Приехали вечером, встретили нас с колокольным звоном, пришли в
церковь, надели на меня мантию шелковую, открыли царские врата, я
приложился, и иеромонахи, которые приехали со мной, к престолу и
к раке преп. Трифона. Братия вся была собравшись в церковь, свя-
щеннослужащие в облачениях; не готовился я сказать что-нибудь, а
когда стал подходить к братии, помысел говорить мне: «скажи
что-нибудь», вот я и сказал: «Здравствуйте, отцы святые и братия,
прислан я к вам настоятелем и со мной еще два иеромонаха, мы соб-
рались в очень короткий срок. Всего две недели учился я служить,
ибо посвящен я из простого монаха; в службе будут какие-либо
ошибки, покройте мои недостатки Христианской любовью, а в хозяйс-
твенных делах прошу вас помогайте мне». Казначей ответил: «Будем,
будем помогать». Я продолжал: «Отцы святые, главное — надо нам
стараться, чтобы у нас был мир и согласие, если это будет, тогда
почиет на нас божия благодать. Аминь».

Ризничий сказал: «Прости, мы ничего не можем сказать». Братия
вся подходила ко мне под благословение и мы пошли к приготовлен-
ному чаю, был пирог с семгой и ватрушки. Попили чайку в настоя-
тельных кельях. Я остался здесь ночевать и на постоянное житель-
ство; помещение большое, два зала, две комнаты и спальня. Принял
монастырь очень просто, прожил там 10 лет и 8 месяцев. До меня
был назначен настоятелем иеродиакон, но он очень расстроился, с
ним стали случаться припадки. Вот тогда меня и назначили.

На Валааме проходил послушания разные, и все такие, которые
мне не нравились, однако, не унывал, а был мирен. От св.Послуша-
ния рождается смирение и сила воли укрепляется. А св.Отцы даже
приписывают послушание мученичеству. Очень хорошо пишет авва до-
рофей, советую тебе прочитать эту книгу.

Вообще очень нам вожделенна своя волюшка. А вдруг надо оста-
вить свою волю и исполнить волю другого. Очень трудно уступить
другому, — это могут только великие души, а слабенькие крепко
настаивают на своем.

Еще возьми себе в обязанность: в расстройстве не надо решать
никакого дела. Так советуют св.Отцы.

Еще о гордости: свойство гордости — видеть в себе только хоро-
шее, а в других только худое, а свойство смирения видеть свои
грехи, а в других добрые качества.

80.

Письмо инокине.

Боголюбивейшая инокиня.

Ты пишешь, что борет тебя гнев, «И мира и утешения не имам».
Если не будем трудиться и работать над своим сердцем — мира и
утешения не будет. Надо же наконец взять себя в руки, не все же
жить спустя рукава! Ибо нуждницы восхищают царство небесное (
Мтф. 11, 12 ). Антоний Великий сказал своему ученику: «Ни Бог, ни
я тебе не помогут, если сам не будешь трудиться. Духовная жизнь
подобна дереву, телесный подвиг — листьям его, а душевное делание
— плоду».
Писание говорит: «Всякое древо еже не творит плода добра, по-
секаемо бывает и в огне вметаемо» (Мтф.3,10). Конечно, телесный
труд нужен, ибо без него и плодов не будет. Однако, знай, что все
телесные труды не как добродетель, а как пособие к добродетели.
Многие много трудились, а плодов не получали, ибо труд их был
внешний, убивающий дух: «Некоснися, ниже вкуси, ниже осяжи»
(кол.2,12). Св.Иоанн Лествичник говорит: «Весьма развратился ны-
нешний век и весь стал преисполнен возношения и лицемерия». Труды
телесные, по примеру древних отцов наших, может быть и показыва-
ют, но дарования их не сподобляются, хотя думаю я, естество чело-
веческое никогда так не требовало дарования как ныне». И справед-
ливо мы это терпим, потому что не трудам, но простоте и смирению
являет себя Бог». Св. Исаак Сирин говорит: «Если ты трудишься в
какой прекрасной добродетели и не видишь успеха, или плода, — не
дивись, ибо Господь дает дарование не за труды, а за смирение».
Священномученик Максим сказал: «Даждь телу малое упражнение, а
все усилия употреби на внутреннее делание». Св. Варсонофий ска-
зал: «Если внутреннее делание по Богу не поможет человеку, то
напрасно он трудится во внешнем». Св. Антоний сказал: «когда я
сидел у одного аввы, пришла некоторая дева и сказала старцу: «Ав-
ва, я провожу свою жизнь в посте, вкушаю один раз в неделю и
ежедневно изучаю ветхий и новый заветы. Старец ответил ей: «Сде-
лалась ли для тебя скудость все равно, что изобилие?». Она сказа-
ла: «Нет». «Бесчестие, как похвала?» Она сказала: «Нет». «Враги,
как друзья?» Она ответила: «Нет». Тогда говорит тот мудрый ста-
рец: «Иди, трудись, ты ничего не имеешь».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ка на 2 1/2, в лес сучки собирать, да в кучу класть, — это полез-
но для тела и для души.
Вы с Н.Н. разные, потому и сердце твое не располагается к
ней. Бог один, а пути к нему разные и всяк идет своей дорожкой.

Благодарю за детскую молитву; детская молитва скоро доходит к
Богу. Хорошо я помню ее пение и рассказ о св.Батюшке. Черта детей
— простота, откровенность и естественность; вот Господь и повелел
нам быть такими, такая черта была у всех подвижников.
Если будешь строго следить за собой, поистине увидишь себя
хуже всех, тогда и хвалящий тебя не повредит, ибо люди смотрят
только на внешность человека, а внутренне его не знают, исключая
духовную жизнь проводящих.
Молитва требует борьбы, до часа смертного, хорошо, что стре-
мишься к молитве, помоги тебе Господи, духа не угашай.

13.
6.12.1946г.

На твои вопросы хороши бы лично поговорить, в письме всего не
опишешь. Так и должно быть, когда человек следит за собой, тогда
другие кажутся ему хорошими, ибо прямое око на всех глядит прямо,
а кривое око на всех глядит криво. Приобрела книгу преп.Кассиана,
почитывай, хотя направлена инокам, и мирянам прикладна. Из этой
книги помещены в Добротолюбии 2-го тома умело сделанные выборки.
Ты любишь читать жития св. И почитывай, они очень воодушевляют
нас грешных. У нас читают всегда в трапезе, ежедневно, и я заме-
чаю у некоторых появляются слезы.
Вот и сама замечаешь, что от посещения других и от разговоров
после бывает тоска, по возможности и уклоняйся, ничто же сумняся,
хотя и будут маленько недовольны, ничего, не смущайся этим. Ты
боишься темноты, я тоже побаиваюсь, вот насколько мы слабенькие и
маловерные в божий промысел. Когда я шел пешком от монахинь, 5
верст пришлось идти лесом в темноте в одном месте напал такой
страх, что по всему телу пошли точно мурашки и уши зашевелились
точно кто-то догоняет меня, обернулся назад, сделал крестное зна-
мение и пошел вперед. Св.Писание говорит: «Боязнь ничто иное, как
лишение могущества рассудка».
Относительно твоего смущения, св.Отцы сказали: «Что делается
со смущением всегда от бесов». Приложись ко кресту и к божией ма-
тери и довольно, будь спокойна, загляни у св.Варсонофия вопрос
430, и ответ, еще вопрос 433 и ответ, там можешь сама маленько
разобраться.
Когда не придется исполнить все свое правило, не смущайся, не
будь рабом правилу. Держи правило мытарево: «Боже, милостив буди
мне грешной» и имей память божию, это заменит все правила. Прочти
у св.Исаака на 136 странице, еще в «невидимой брани» во второй
части 20 главу. Когда появятся слезы, остановись на них пока они
кончатся. Слезы всегда полезны, не смущайся, знай, что без внима-
ния не заплачешь.
Когда ляжешь в кровать, занимайся Богомыслием, что помнишь из
писания, важнее из Евангелия, слезы придут, дай им свободу.
На исповеди не надо стараться, чтобы были слезы, скажи, что
есть на совести, и больше ничего. Как видно Х.Х. Переживает тяже-
лое состояние за нее надо молиться, а не сердиться на нее. Да,
так хорошо, что не обращаешь внимание на нее и не вмешиваешься,
умудри и примири вас Господи.

14.
1946 г.

Твое письмецо из санатория я получил и видно из него, что
уныл дух твой и сметеся сердце твое, и почувствовала себя выбив-
шейся из колеи и стала никуда негодной, и сама над собой удиви-
лась. Однако, вся причина в тебе, ты сама и не замечала, что на-
ходилось в тонком самомнении и думала, что уже летишь на небо, а
внутреннего истинного смирения не было у тебя и совершенного рас-
положения на волю божию, Господь по своему благоутробию послал
тебе некоторое изменение в твоей обычной жизни. И ты упала духом
и почувствовала себя никуда негодной, а в этом то и состоит сми-
рение, что чувствовать себя никуда негодной.
Не унывай, чадо, понудь себя на молитву и по божией милости
все возмутившиеся внутреннее твое грязное болото успокоится и бу-
дет тихо и спокойно. Советую тебе, не торопись выходить из сана-
тория, отдохни хорошенько, помоги и храни тебя Господь.

15.
1946 г.

Ты пишешь, что я взялся учить тебя уму-разуму. Но не так; как
же я могу учить других, когда сам иду ощупью и спотыкаюсь, а если
ведет слепец слепца, оба упадут в яму. После долгой переписки с
Х.Х., Вероятно хранятся у тебя его письма и помнишь его советы, а
я безграмотный как могу руководить других в таком великом деле,
которое дороже всего мира, у меня своих опытов духовных нет, а
если кому отвечаю не свое, а заимствовано от св.Отцов и сам крас-
нею; других учу, а сам как живу.
В данное время мы лишены этого блага жить под руководством
опытного старца в духовной жизни. Руководитель должен указывать
дорогу, по которой сам шел, а если будет руководить только по
книгам совсем не то, говорящий и слушающий думают, что оба нази-

даются, но когда вкусят яко благ Господь, тогда познают свои
ошибки. Св.Петр Дамаскин говорит о себе: «Много я получил вреда
от неопытных советников». Руководитель должен быть бесстрастный и
иметь дар рассуждения, именно: знать время, начинание, предприя-
тие, устроение человека, крепость, знание, усердие, возраст, силу
тепла, сложение, здоровье и болезненность, нрав, место, знание,
воспитание, расположение, намерение, поведение, понимание, при-
родный ум, старание, бодрость, медлительность, намерение божие,
смысл каждого изречения божественного писания и многое другое.
Вот каков должен быть руководитель в духовной жизни и какое иметь
рассуждение.
К стыду моему живу я в монастыре уже 48 лет и до того расс-
троился, что просто не знаю с чего и начинать, как спасти свою
душу; однако, ты не подумай, что говорю так по смирению. Нет,
нет, а такой есть воистину. С молоду было у меня ревности хоть
отбавляй. Носил некоторое время власяницу и вериги, старался ис-
кать святых подвижников, но как-то не удавалось найти, вероятно
не понимал их по неопытности своей. Первая ревность очень обраща-
ет внимание на букву, убивающую дух, и не встречал такого настав-
ника, который мог бы поддержать ревность и руководил бы правильно
в духовной жизни, а без руководства живущий — по Листвичнику —
«не надежный», ибо он кичится; так я и остался ни с чем. Но не
отчаиваюсь, верую в божие милосердие и стремлюсь к нему по силе
моей. Припоминаю евангельский виноградник, в который пришли наем-
ники уже в 11-ый час и получили такую же плату, как те, которые
работали с утра. Очень я доволен и рад, что Господь судил мне
жизнь проводить в стенах монастыря.
Ты писала: «Что любишь вкусную пищу»; а кто не любит? Только
тот не любит, кто вкусил небесного утешения и обуздывает чрево —
этого Господина всего худого.
Я написал, что буква убивает дух, но надо понимать намерение
слов: буква убивает того, кто останавливается на ней, и смотрит
на нее как на добродетель, а не как на пособие к добродетели; ко-
нечно, плоды не бывают без листьев, однако, смоковница засыхает
без плодов.
Пребываю с любовью во Христе.

16.
1946 г.

Христос посреди нас!

Очень было мне приятно погостить у вас, однако, мои годы на-
поминают мне себя, что свечечка моей жизни уже догорает, скоро
погаснет, только маленько подымит и все исчезнет; мы должны пом-
нить, что эта наша жизнь очень скоротечная и подготовка к будущей
вечной жизни. Если я с вами здесь не увижусь, верую в будущей
жизни увидимся, ибо мы с вами соединились не телесно, а духовно.
Посылочки ваши я получил, посланные с монахиней Х. и с отцом Х.
Пирожки одни других вкуснее, слаще всяких булочных пирожков, ибо
услащает расположение и труд. Пожалуйста, впредь ничего не посы-
лайте мне, у нас все есть, живем на всем готовом, а вам там ведь
надо все самим приобретать. Помоги вам Господи.
Книжку Макария Великого читай внимательно, ибо он говорит очень
глубоко о духовной жизни его писание можно назвать контролером
духовной жизни. Если будешь копаться в своем сердце, тогда уви-
дишь там змия стоглавого; однако не пугайся и не робей, с божией
помощью будешь сокрушать им головы; от внимательной к себе жизни,
увидишь себя очень худой и немощной, других не будешь осуждать и
увидишь всех хорошими и на чужие немощи даже не обратишь никакого
внимания и в сердце почувствуешь тишину и мир; по временам будут
появляться утешающие слезы.

Сегодня праздник вход во храм пресвятой Богородицы, служба бы-
ла торжественна, пели на двух клиросах. Погода хорошая, солнце
светит; не стерпеть — пойду гулять. Люблю ходить один, люблю при-
роду, куда ни посмотрю, все меня утешает; каждое деревцо и каждый
кустик, а маленькие птички-то с чириканием летают с дерева на де-
рево, лапочками повиснут на сучке, что-то клювом берут, и зайчик
беленький пробежит и встанет на задние лапки, послушает да погля-
дит по сторонам и поковыляет вперед. Все это так назидает, просто
не удержаться от слез, и во всем видно божий промысел. Как все
прекрасно сотворено и милостиво обо всем заботиться и ничто у не-
го не забыто. Птички такие маленькие, ножки точно соломенки, а
существуют и кормятся в морозное время. Слава, Господи, твоей
премудрости, слава созданию твоему! Благодарю тебя Господи, что
нам многогрешным, немощным иногда даешь приходить в Богопознание,
это твоя милость. Мы грешные, без твоей помощи, не можем созер-
цать природу и не приобрести не единой добродетели; наша свобод-
ная воля дана тобою и может только стремиться к добродетели, а
приобрести или устоять в добродетели зависит уж от твоей помощи.
Одного прошу тебя, Господи, имиже веси судьбами спаси нас греш-
ных.

17.
21.2.1947г.

Поздравляю вас с Р.Х. Со святой четыредесятницей; помоги вам
Господи провести оную Богоугодно и достигнуть светлого Христова
воскресения.
Вот теперь у тебя есть книга пр.Варсанофия: заглядывай в нее —
она очень назидательная. Вопросы можешь найти в алфавите, что те-
бя смущает. Посылаю для прочтения небольшую книжицу, в ней изло-
жена система нравственного учения. Пр.Исаака Сирского: прочти не
торопясь.
Духовная дочь о. Х.Х. мне не пишет. Я рад этому, мне не хочет-
ся знакомиться со многими. А ты пиши мне, когда вздумаешь, с лю-
бовью отвечу насколько могу, мое желание, чтобы ты была истинной
христианкой, в полном смысле. Курево, конечно, не хорошо, но я

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Ужасный ее подвиг: один раз кушала в неделю и то, наверно, не
изысканную пищу, и вдруг услышала от опытного старца: «Ты ничего
не имеешь». И св.Писание изучала, однако, не понимала сущности,
чему учит оно, и все ее благочестие было чисто внешнее, плодов
духовных и не сподобилась получить. И те пять дев юродивых, боль-
шой подвиг девства сверхъестественный соблюли, но как добрых дел
не имели (Гал.5,22) остались вне дверей в небесный чертог. И фа-
рисеи знали на зубок св.Писание, но не жили по писанию, и истины
не могли понять — распяли Господа.

Да, духовная жизнь, из наук наука, требует духовного рассужде-
ния, а рассуждение рождается от смирения. У египетских старцев,
если какая добродетель обнаружится, то ее не считали доброде-
телью, а грехом. Вот как святые боялись тщеславия! Святой архиеп.
Феофил посетил гору нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архие-
пископ сказал ему: «Какая добродетель по твоему опытному сознанию
есть высшая на иноческом пути?» Старец отвечал: «Повиновение и
постоянное самоукорение». Архиепископ сказал: «Иного пути, кроме
этого, нет». Святой Варсонофий Великий сказал: «если ты исполнишь
три условия, где бы ты ни жил, будешь мирен. 1-ое — оставишь во-
люшку свою позади себя; 2-ое — укорять себя и 3-е — считай себя
хуже всех».

О, блаженное ты послушание, кто приклонил главу свою под иго
твое будет всегда мирен и радостен. Плоды утешительные, но и тре-
бует больших трудов. Св.Отцы приравнивали послушание даже мучени-
честву. Даждь кровь, приими дух. От истинного послушания рождает-
ся смирение, бесстрастие, даже прозорливость, — не дивись, — но
истинно так. Не буду писать вам примеры послушания; полагаю, что
вы сами читали и знаете.

Вот, что еще: от невнимательной нашей жизни, не за собой сле-
дим, а за другими; и от других требуем исправления, а сами оста-
емся неисправными — даже иногда бывает клевета и ее печальные
последствия. Приведу пример. Это было на юге в женском монастыре;
спасались 400 подвижниц. Шел портной, встретилась с ним послушни-
ца где-то за монастырем. Он сказал: «Нет ли у вас работы?» Она
ответила: «Нет, мы сами работаем». Этот разговор — встречу увиде-
ла другая послушница, и через несколько времени, поссорившись с
сестрою, и в жару гнева оклеветала ее по поводу той встречи. Ок-
леветанная не могла перенести позора, а от печали тайно бросилась
в реку Нил и утопилась. А клеветница, одумавшись, что напрасно
оклеветала и погубила ее, сама удавилась. Вот какая печальная ис-
тория, в этом же монастыре спасалась юродивая Исидора — к ней и
пришел св. Питирим. Когда обнаружился ее подвиг, она по смирению
не смогла терпеть славу человеческую, тайно ушла и неизвестно где
жила и как скончалась. Блаженная ты, Исидора, моли Бога за нас
грешных!

Этот женский монастырь был у реки Нил, а по ту сторону реки
было 10 монастырей, и в каждом монастыре по 1.000 монахов. Управ-
лял всеми монастырями преп.Пахомий. В каждом монастыре был игу-
мен. В женском монастыре службу совершал иеромонах из Пахомиева
монастыря. О тех послушницах, которые погибли, он воспретил со-
вершать поминовение, а других, которые клеветали, тех отлучили на
семь лет от причащения. Господи, избави мя от клеветы человечес-
кой и научи творити волю твою.

Вот еще: в той-же стране и в те же времена, в одном монастыре
жили два брата, одному 12 лет, другому 15 лет. Игумен послал их
снести пищу отшельнику. Отнесли и на обратном пути встретили змею
ядовитую. Младший брат взял змею, завернул в мантию, принес в мо-
настырь, конечно, не без тщеславия. Иноки окружили отроков, уди-
вились и восхвалили их за святость. Игумен был духовной жизни и
рассудительный; отроков наказал розгами и сказал: «вы божие чудо
приписали себе, лучше немощная совесть, чем добродетель со тщес-
лавием». Ибо он знал, что чудеса вредят святым.

Да, на земле совершенства и постоянства нет. Были такие слу-
чаи, что некоторые подвижники были восхищены и видели славу свя-
тых, потом падали и вели позорную жизнь на посмешище людям. С
преподобным Макарием Великим жил такой подвижник и так насыщен
был благодатию, что возложением своих рук, исцелял больных, но,
возмечтав о своей святости, погиб, вел позорную жизнь, и так
скончался. Св.Пророк Иезекиль говорит: «Если праведник совратился
с пути, Господь не помянет его праведность, а грешник, если исп-
равится, то Господь не помянет его грехов».

Да, мы не должны себе верить, пока не ляжем в гроб, и в добро-
детели устоять зависит не от нас, но от благодати божией. А гос-
подь хранит за смирение; насколько человек смирится, настолько и
преуспевает в духовной жизни. Наш должен быть труд по самовлас-
тию, а успех зависит уже от благодати; вот мы и должны молиться и
просить помощи у Господа. В духовной жизни главный подвиг молит-
ва, молитва требует внимания и трезвления. Я полагаю, что ты чи-
тала о молитве, однако, я скажу тебе, конечно, кратко, о молитве
трудно писать подробно.

Молитва имеет три степени: 1-ая устная, 2-ая умная, 3-ья ум-
носердечная. 1-ая устная произносится устами, а ум гуляет, 2-ая
умная молитва, ум надо заключить в слова молитвы. На сердце нажи-
мать вниманием не надо; если будет внимание в груди, тогда и
сердце будет сочувствовать. 3-ая умносердечная молитва — достоя-
ние очень редких и дается глубочайшее смирение. Страстный не дол-
жен дерзать к такой молитве, говорит св.Григорий синаит. К умиле-

нию и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе придет,
умиление и теплота сердечная, остановись на этом пока это прой-
дет. Все же думать не надо, что что-то великое получила. Это бы-
вает естественно от сосредоточения, но не прелесть. Вот, что еще
сообщу на всякий случай: если теплота пойдет далее по всему телу,
такая теплота не кровяная, а духовная, то слезы польются просто
струей и люди будут казаться просто ангелами, в такой момент на
ногах уже не устоишь, надо ложиться или садиться: если это слу-
чится в церкви, надо скорее выходить вон, другие, не знавшие и не
испытавшие подобных явлений при молитве, сочтут за прелесть. Это
не прелесть, а небесный гость посетил.
Кончаю писать о молитве, трудись в молитве, Господь даст мо-
литву молящемуся. Аминь.

81.

Гимн 7 св. Симеона новаго Богослова я читал. Там описана выс-
шая духовная созерцательная степень, которая дается человеку по
благодати божией, по очищению сердца от страстей; и для твоего
ограниченного умишки они непонятны. Св.Отцы пишут: «если кто не
очистил свое сердце от страстей и стремился к созерцанию, таковых
постигает гнев божий». Не советую тебе читать гимны св.Отца, ибо
не полезно тебе: читай книги о деятельной жизни, и очищай свое
сердце от страстей, когда очистится сердце от страстей, тогда бу-
дет понятна и созерцательная степень.
При чтении гимнов св. Отца ты удивляешься, «как возможно бы-
ло изведать и написать неизъяснимое?» Когда человек, по божьей
благодати, озарится свыше единением с Господом, тогда Господь
открывает человеку свои божественные тайны, и плотскому нашему
умишку непостижимо: будем читать, а в сущности не можем понять.
Ты советуешь мне беречь этот гимн в сердце своем как некую тайну.
Кончено, я недостоин такой высокой степени созерцания опытом в
чувстве сердца, все же при чтении добротолюбии в 5 томах, понимаю
эту степень насколько может вместить мой ограниченный ум, ибо в
них это хорошо объяснено, только в другом порядке, чем в гимнах
преп. Симеона.
Не так давно я прочел книгу, перевод с греческого Каллиста
Катафилиота, о божественном единении и созерцательной жизни. Во
всей книге только и говорится о созерцании и единении с Богом по-
добно гимнам преп. Симеона.

82.
28.4.1954г.

Святая церковь поет «очистим чувствия и узрим»; кратко ска-
зано, а какая глубина в этих словах. Ибо они относятся к двум
устроениям человека: к деятельному и созерцательному: если кто с
божией помощью очистить сердце от страстей: гордости, тщеславия,
лицемерия, лукавства, гнева и прочих страстей, тогда такой чело-
век по благодати Господа приходит в первобытное состояние, каким
был сотворен адам. Да, эта степень святых божьих людей. Ибо без
деятельной жизни не может быть созерцательной, не напрасно же
святые отцы восставали на себя аки на врага.
Святые отцы опытом, прошли эти две жизни, деятельную и созер-
цательную, и оставили нам свое наследие в своих Богомудрых писа-
ниях. И их писание одним умом вполне понять нельзя, а понимается
жизнью.

83.
1.7.1954 г.

Очень печально слышать, что священники учат своих духовных
чад, во время молитвы в уме представлять образ спасителя или бо-
жией матери или какого святого.
Такой способ молитвы неправильный, даже вредный. Знаю, что,
которые так молились, повреждали свои головы и ходили лечиться к
докторам.
Скажу кратко, как должно молиться на основании Богомудрых
св.Отцов. Ум надо заключать в слова молитвы и внимание держать в
верхней части груди, ибо внимание — душа молитвы. На сердце нажи-
мать не надо вниманием, если будет внимание в груди, тогда и
сердце будет сочувствовать. Когда появится умиление и теплота
сердечная, думать не надо, что получил что-то великое. Это бывает
естественно от сосредоточения, но не прелесть. Все же от благода-
ти Господь дает некоторое утешение молитвеннику.
Всеми силами старайся, чтобы никого не осуждать ни в чем. Чего
себе не хочешь, того и другим не делай и вражды не имей, иначе
молитва не будет прививаться к сердцу.

84.
15.7.1954 г.

Е. сказала мне, что у тебя умерла мама и ты очень унываешь и
скорбишь о ней. Горевать не надо, твоя мама не умерла, а перешла
в другой вечный мир, ибо тело из земли и в землю пойдет, а душа
от Бога и к Богу и пойдет. Эта наша жизнь временная и наполнена
разными скорбями и никто не может их избежать, только скорби раз-
ные бывают. А как душа сотворена по образу и по подобию божию,
кроме Бога нигде и никогда не найти покоя и утешения, если будем
располагаться на волю божию, тогда скорби будут тревожить только
слегка.
Мама твоя теперь избавилась от всех этих земных скорбей и бу-
дет жить вечно в другом мире, где нет конца, и весь род челове-
ческий от Адама до второго пришествия спасителя на землю туда же
пойдет.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

более строг к душевным страстям: зависть, злопамятство, высокоме-
рие, лукавство, лицемерие, человекоугодие и сребролюбие, а телес-
ные страсти, иногда нас очень смиряют. Горше всего гордыня, ибо
дьявол омрачил свою светлость именно гордостью; гордость изобре-
тение бесовское. Бог даст, когда увидимся поговорим о душевных
страстях.
Стремись, чадо, к смирению и не верь себе пока не ляжешь в
гроб. Не в нашей власти состоит устоять в добродетели, это дело
благодати, а благодать хранит именно только за смирение. Листвич-
ник говорит: «Где случилось падение — там предворила гордость».
Великое для нас счастье, что мы имеем книги св. Отцов, ибо у них
подробно говорится о духовной жизни. Конечно. Хорошо бы духовную
жизнь проводить под руководством духовного наставника, но оскуде
преподобные, а без наставника очень опасно руководиться только
одними книгами; все равно, как в аптеке, не учившись искусству
медицинскому, вместо полезных лекарств возьмет отравляющее. Одна-
ко унывать не надо, в основание положем мытарево смирение и гос-
подь по своей благости поможет нам грешным, и избавит от напастей
на духовном пути. А в немощах будем каяться, ибо все подвижники
благочестия, держались за смирение и покаяние.
Великий старец Паисий Величковский тоже тужил, что нет настав-
ников, но он как опытный в духовной жизни, советовал руководство-
ваться просто с единомысленными; беседовать и вместе читать свя-
тоотеческие книги. Так, что ваш кружок очень полезен, ибо тут бы-
вает обмен мыслей. Смущаться не надо, если когда и выйдет разног-
ласие, оно бывает даже и у подвижников: Бог один, а идут к нему с
разных сторон. В таких случаях очень дорог и полезен единомыслен-
ный собеседник. Пр.Серафим сказал: «если хочешь себя расстроить,
поговори с человеком другого устроения», на опыте так и бывает.
Иногда с одним человеком говорит — просто отдыхать, а с другим
говорить делается тяжело; хоть спор с ним — не находится, что и
сказать ему; думаешь как бы скорее ушел.
У тебя есть «Добротолюбие» 2-ой том; прочти там пр.Исихия,
слово о трезвении и молитве. Очень хорошо изложена борьба с по-
мыслами; я часто заглядываю туда, просто не оторвешься и никогда
не надоест читать ее; она очень воодушевляет, хотя и не исполняем
его советы, все-же полезно знать суть духовной жизни.
Вот сколько написал тебе, хоть не складно, но да ладно. Храни
вас Господи!

18.
2.3.1947г.

Христос посреди нас!

Пишешь, что ты не устойчивая, и справедливо, ты подобна трос-
тинке ветром колеблемой, как ветерок новостей подул, то и зашата-
лась в стороны, а причина то вот ведь в чем: от разсеянности и
невнимания к своей внутренней жизни, и мало располагаешься на во-
лю божию, похвалили родину и готова ехать туда. Однако знай, куда
бы ты не поехала, свой внутренний хаос с собой повезешь, и там
встретишь людей, а не ангелов, а царствие-то божие ведь не вне. А
внутри нас.

Если позаботимся о едином на потребу, тогда остальное все при-
ложится, ибо это сказано самим Господом.

Сегодня воскресенье (торжество православия), неделя поста уже
и прошла, время летит точно на крыльях, коротенькая наша эта зем-
ная жизнь в сравнении с будущей вечной — точно песчинка в море. А
что-то мало мы думаем о вечности и плохо приготовляемся к ней, уж
очень оземлянились и позабыли думать о едином на потребу.
Господи, даждь ми память смертную.

19.
29.4.1947г.

Письмо твое я получил, хотя ты писала в поезде, однако все ра-
зобрал.

Хотя и больно нашему самомнению выслушивать сплетни, но надо
терпеливо переносить их и просить помощи у Бога, ибо мы без божи-
ей помощи не можем преуспеть ни в какой добродетели, это я всегда
повторяю тебе, ибо это справедливо.

В книге «На горах кавказа» пропусти в предисловии с половины
11 стр. До половины 17 стр., Еще 3-ю и 4-ю главу и ответ на ре-
цензию пункт 1-й. В указанных местах вкралась ошибка. Враг подза-
дорил автора, чтобы подорвать доверие в читателях. Читай не мор-
щась, книга очень назидательная; я частенько в нее заглядываю,
ибо видно, что писал не умом, но чувством и вкушал духовные плоды
от единого на потребу.
Сердечно приветствую тебя, чадо.

20.
18.5.1947г.

На твои тревоги и претыкания скажу так: пока наш душевный ко-
раблик плавает в житейском море, всегда будет подвергаться как

при переменных погодах; то дождь, то ведро; а иногда сильная буря
подымается, того и гляди, что выбросит на подводный камень или на
берег; иначе и быть не может в сей юдоли плачевной; только в бу-
дущей жизни будет без перемен. Когда мы подверженны страстям —
говорю о душевных — самомнения, тщеславия, гнева, лукавства и бе-
совской гордости — то под влиянием этих страстей, думается нам,
что все люди виноваты и не хороши. Однако, мы не имеем такой за-
поведи, чтобы требовать от других любовь и справедливость, а сами
обязаны исполнять заповедь о любви и быть справедливыми. Однако,
не унывай, во время неприятностей углубись в св.Писание и св. От-
цов и в молитву, тогда опытом почувствуешь мир и тишину в душе
своей; своим рассудком, как не рассуждай, без божьей помощи не
можем умиротвориться сами и других умиротворить.
Храни вас Господь.

21.
15.7.1947 г.

Христос посреди нас!

Селедки я получил, постаралась же ты даже и кости вынула;
очень и очень благодарю. Был я у отца игумена в больнице в Куо-
пио, лечат его лучами. Ехал на пароходе, во втором классе, сидел
в столовой. Интересно мне было наблюдать, как люди живут, вспом-
нил я слова св.Иоанна Богослова: «Ибо все, что в мире: похоть
плоти, похоть очей и гордость житейская» и это оправдывается на
каждом шагу, и видно одно только тщеславие и гордыня, и вот в
этом водовороте и кружится весь многомятежный мир со своими пре-
лестями. Св. Исаак Сирин сказал так — «мир льстец и обманщик и
поймет только тогда, когда будет отходить в вечность». По божией
милости я здоров. Твои письма я все получил, будь спокойна, я
припоминаю даже содержание каждого письма, однако сознаюсь, не
храню их.
А тебя, духовное чадо, еще раз от души благодарю за все твои
деяния и пожелания. Пиши, буду отвечать насколько смогу.

22.
16.9.1947 г.

Христос посреди нас!

По божией милости я здоров. Хлеб с полей убрали и намолотили,
во время молотьбы я даже заболел, простудился, пыль, пот и сквоз-
няк. Теперь начали картошку копать, картошки много, при хорошей
погоде, хватит на две недели. При здоровии хорошо и поработать,
даже назидательно, иногда до слез. Каждый трудится по силе своей;
разговоры, конечно, разные; иногда некоторые поспорят, даже и по-
ругаются: человецы есьмы и неизбежно человеческое приплетается.
Иероманах Михей мирно скончался в понедельник 15-го в 3 часа
утра, в среду хоронят. Помяни его, Господи, во царствии своем. И
до нас с тобой, духовное чадо, очередь придет, неизбежно. Госпо-
ди! Помоги нам грешным положить начало благое, и имиже веси судь-
бами спаси нас грешных. Аминь.

23.
27.10.1947 г.

Очень то не отделяйся от других; ходишь на именины — и ходи,
только и там будь внимательна, имей присутствие божие. А чтобы
поделиться тебе, с кем-нибудь, откровенно в переживаниях — у вас
там нет подходящих, которые могли бы быть полезны, а с неопытным
говорить нельзя, ибо могут покривить дело. Св.Петр Дамаскин ска-
зал: «Вначале много я страдал от неопытных советников».
Не удивляйся, что иногда смотрят на тебя дико, когда что гово-
ришь им, ибо у них понятия другие, чем у тебя; умудряйся, говори
сообразно с их устроением.
Плохо, что не умеешь молчать. Св.Арсений Вел. Во многословии
всегда раскаивался, а в молчании никогда. После чтения святооте-
ческих книг, конечно, покажутся сухими книги еп.Феофана. Можно
сравнить так: святоотеческие книги сметана, а еп.Феофана — снятое
молоко и разбавленное водой.
Пишешь, что велика добродетель память смертная. Св. Златоуст
молился о даровании памяти смертной. Память смертная дар божий.
Где-то сказано: «Помни последняя твоя, во век не согрешишь».
Да хранит тя Господь, духовное чадо.

24.
29.10.1947 г.

… Как ты молишься, так и продолжай молиться, молитва иисусо-
ва и память божия, что Бог тут все видит и все знает, одинакова с
молитвой. К высшему не стремись, как-то к умилению и к слезам, —
это приходит без нашего ожидания, конечно, по божией милости; и
это хорошо, что есть у тебя стремление к молитве при твоей дея-
тельной жизни; конторское занятие и хозяйственное попечение. Не
удивляйся, что не могла рот открывать с знакомой личностью, я то-
же испытываю это состояние, даже бывает это и у св.Отцов, прочти
у св.Кассиана на 187 стр. В 29 главе сверху 10-ю строчку и даль-
ше. Умудри тебя Господи.
В монастыре пока все благополучно, живем обычной монастырскою
жизнью, а впредь, что нас ждет, буди воля Господня во всем; это я
говорю о текущей земной внешней жизни, а главное ждет нас каждого
и неизбежно час смертный, и это наша временная жизнь путь к веч-
ности и подготовка к ней. Господи, помоги нам грешным благоугож-
дати тебе, и пошли Христианскую кончину.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Надо крепко веровать в св.Евангелие и стараться насколько сил
хватает, исполнять заповеди спасителя; а мы точно глухие и не
слышим, что Господь призывает нас. «Придите ко мне все труждающи-
еся и обремененные и я успокою вас» вот кто только может успоко-
ить нас. Аминь.

85.
21.7.1954 г.

Ты пишешь, что читала у св.Отцов, как ученик сказал старцу о
том, что некоторые сподобляются видеть св.Ангелов. Старец сказал:
«блаженны те, которые непрестанно видят грех свой».
А св.Петр Дамаскин пишет: «аще увидишь свои грехи, аки песок
морской, и это есть здравие души». «Мне непонятно, пишешь ты, как
святые могут видеть свои грехи, аки песок морской?». Эта степень
высокого духовного преуспеяния, достояние св.Божиих людей, кото-
рые с божией помощью очистили свое сердце от страстей: от гордос-
ти, тщеславия, лукавства, лицемерия и прочих пороков. Однако, и
они не были свободны от прилогов и приражения страстей. Ибо пока
душа носит тело, никак не может освободиться от прилогов страст-
ных, хочет ли он этого или не хочет. Но победивши в себе страсти
добродетелями, ум их с божией помощью отражает эти прологи. Один
Бог совершен и не изменен.

Св.Отцы, по божией милости, хоть и преуспели в духовной жизни,
однако бывают у них и изменения. Грех все еще хитрит; бывают даже
у них помыслы нечистые и скотские. Не дивись этому, так оно и
есть. Это я пишу не свое мудрование, а мысли св. Богомудрых му-
жей. Вот такие изменения на чистом их сердце являют зрение своих
грехов, «Аки песок морской», и считают себя поистине хуже всех
людей.
А мы, грешные, иногда говорим от невнимательной нашей жизни,
что я очень грешный, даже и на свете нет такого человека, как я.
Но это только пустословие и одни голые слова. Если бы говорили от
чувств сердечных, тогда не осуждали бы других ни в чем, не горди-
лись бы и не гневались бы и т.д. Сами не исполняем ни одной запо-
веди, а от других требуем исполнения. О, слепота наша сердечная!
Господи, даждь ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата мое-
го.
Я полагаю, что ты теперь поняла глубокие мысли св.Божиих лю-
дей. Прошу св. Молитв твоих.

86.
3.8.1954 г.

…Знай, что во второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа
на землю, и страшный суд будет по св.Евангелию. Но мы так оземле-
нились, что мало обращаем внимания на евангельские заповеди, но
очень строго судим за какие-либо обряды. Конечно, обряды нужно
исполнять; установленные св.Отцами, ибо они воспитывают душу в
благочестии. Но все же, всегда надо обращать больше внимания на
евангельские заповеди. Господь говорит: «Не судите, да несудимы
будете, чего себе не хочешь, того и людям не делай». А мы-то, что
глухие, не слышим, что Господь говорит нам и свободно нарушаем
его святые заповеди.

Осуждающий всегда ошибается и неправильно судит, ибо мы не
знаем причину согрешающего, а судим по своему усмотрению. Кто как
настроен, тот так и о других и заключает, ибо кривое око на всех
криво глядит. Очень хорошо сказал преп. Дорофей: «Вот, если стоит
человек у угла какого-либо здания, пройдут мимо него трое, и каж-
дый подумает по своему устроению. Религиозный подумает о нем: ве-
роятно ждет, когда ударят в колокол и пойдет в церковь. А вор по-
думает: «Когда будет потемнее, пойдет воровать». А блудник поду-
мает: наверно поджидает женщину для греха. Очень справедливо ска-
зано, и это видно почти на каждом шагу.

А насколько тяжкий грех — осуждение, приведу один пример. В
некоем монастыре инок впал в блуд. Великий старец сказал: о, худо
он сделал. Умер тот инок и ангел по повелению божию принес душу
старцу и сказал: «Куда повелишь определить этого инока: в царство
или в муку?» Ужаснулся старец, понял насколько тяжелый грех осуж-
дение, горько заплакал. Через несколько времени ангел сказал:
«Бог простил твой грех». Однако, старец до самой смерти не остав-
лял своего плача.

Помяни нас, Господи, егда приидеши во царствии твоем.

87.
4.8.1954 г.

На длинное твое письмо я пишу тебе кратко. Пишешь, что 25 лет
читаешь и слушаешь и питаешься словом божием, а толку нет. Какой
же ты хочешь иметь толк? Или хочешь увидеть себя во всем исправ-
ной и святой? Но так в духовной жизни не бывает. Будь довольна
тем, что видишь свои недостатки, ибо от этого, незаметно, посте-
пенно приходит, хотя и в малой степени, смирение. А уклонения и
увлечения очень смиряют нашу самость. Мне помнится, что я писал
тебе об этом не один раз.
Это хорошо, что вы с Х. Желаете заняться молитвой, добрый час,
умудри вас Господь! Однако, знайте, что всякое доброе дело — раз-

говор духовный, чтение душеспасительных книг, потерпеть обиду и
т.д. Относится к молитве.

Господь по своему милосердию поможет вам положить доброе нача-
ло.

88.
5.8.1954 г.

Христос посреди нас!

… Просишь меня сделать указание или определить правило и на-
ладить твою жизнь на путь истинный. Это твоя просьба превышает
мой ум и духовные способности, но за послушание, позабыв свою не-
мощь и неспособность, пишу, что Господь положит мне на сердце.

Старайся не осуждать никого ни в чем. Чего себе не хочешь, то-
го и другим не делай. Помни, что за каждое праздное слово дадим
ответ пред Богом на страшном суде. Двум Господам служить нельзя.
Примиряйся с соперником, чтобы он не заключил тебя в темницу.
Чтобы вражды не было ни с кем, иначе молитва не будет угодна бо-
гу, даже послужит во грех. Как же будет у Бога прощение нашим
грехам, когда сами не прощаем?
Вот тебе коренное указание, на котором зиждится наше спасение.
Конечно, легко указать и легко пожелать, но исполнить очень труд-
но и мы немощные; одних наших сил нехватит — должны просить помо-
щи у Бога, чтобы он по своему милосердию помог нам грешным. Вот
св.Отцы и избрали молитву Иисусову — непрестанную. Вам, в миру
живущим, очень трудно держать непрестанную молитву, однако, знай,
св.Отцы всякое доброе дело приписывают молитве: добрый разговор,
память божия, терпеть — поношение, укорение, призрение и насмешки
и т.д. Ты хочешь иметь определенное правило молитвенное. Преп.
Исаак Сирин не советует обременять себя вычитыванием количеством
стихословий и быть рабом у правила. Ибо в рабском делании нет ми-
ра ( слово 30, 136 стр., Издание 1911 г. «О том, как должно мо-
литься без кружения мыслей»).
Можно читать утром и вечером несколько молитв, сами определяй-
те сколько, сообразуйтесь с временем, только, чтобы было не на
ветер, а со вниманием, ибо внимание душа молитвы. Ежедневно надо
прочесть главу св.Евангелия и главу апостольских посланий.
По божией милости, что было у меня на сердце, то и написал, и
прими это не как закон или повеление, а как совет. Сама усматри-
вай и сообразуйся с условием вашей жизни.

89.
21.8.1954г.

Ты соблазняешься, что некоторые священнослужители совершают
службу очень небрежно, и тебе иногда не хочется даже и в церковь
идти. Знай и крепко веруй, что святые тайны совершаются не по
достоинству священнослужителей, а по милости и любви божией бла-
годати.
Вот приведу тебе образный пример: к некоторому отшельнику
приходил пресвитер из ближайшей церкви и преподавал ему св. Тай-
ны. Кто-то наговорил отшельнику на пресвитера, и отшельник не
принял пресвитера. Пресвитер ушел. И вот последовал к отшельнику
голос: «Восхитили себе человеки суд мой». После этого, отшельник
пришел в исступление и увидел золотой колодец, золотой сосуд ве-
ревку, и воду особенно хорошего достоинства. Увидел при этом ка-
кого-то прокаженного, который черпал воду и наполнял сосуд. От-
шельник не мог пить, потому что черпал прокаженный. И опять был
ему голос: «Почему ты не пьешь этой воды? Что тебе за дело до то-
го, кто-бы ни черпал ее? Он только черпает и наливает в сосуд».
Отшельник пришел в себя — призвал пресвитера и просил его препо-
давать святое причащение по-прежнему (Отечник).
Никогда не осуждай священнослужителей , они погрешают, они
ответ дадут Богу в день судный. Лучше помолись за них и мысленно
попроси святых их молитв. Так учат св. Отцы. Вот, ты видишь не-
достатки священнослужителей, а посмотри на себя, как ты стоишь и
молишься: ведь бывает так, что вся служба проходит в мечтательных
образах в вещах мира сего!
Господи, даждь ми зрети моя прегрешения и не осуждати священ-
нослужителей.

90.
21.8.1954г.

…. Ты спрашиваешь меня: «почему Господь избрал призвал в
апостольство Иуду предателя. Ведь он знал, что предаст его». Наш
умишко очень ограничен, и мы грешные, не можем постигнуть судеб
божиих. Уклонились от Господа пять апостолов: Иуда искариотский
предатель; Николай был епископом в Самарии; Фигель — в Ефес; Ер-
моген — Магор, Фрагь, и Димас в Солунь, служил идолам.
Господь, конечно, все знает и предвидит, и по своему милосер-
дию всех к себе призывает, однако не нарушает нашу свободную во-
лю, данную им. Господь дал нам заповеди в руководство, чтобы по-
лучить вечное блаженство в будущей жизни, и мы по самовластию мо-
жем исполнять и не исполнять, зависит уже от нашего произволения.
Господь иногда особенным своим промыслом спасал некоторых: апос-
тола павла, преп. Марию египетскую и других. Это дело благодати
божией, нам, грешным, непостижимы судьбы Господни, да и испыты-
вать не надо и неполезно. Справедливее всего идти общим путем —
исполнением заповедей Христовых. Аминь.

91.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20