Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

числе их жрецов уже был такой, «душа» которого побывала в загробном
мире, повидала рай и ад. «Сообщение» об этом «путешествии» содержалось
в «саримешхедской» надписи, сделанной в III веке на языке пехлеви близ
города Казеруна в Иране, где зороастризм тогда был государственным
культом. Значительная часть этой надписи теперь прочитана, найден и
наскальный рельеф, изображающий верховного зороастрийского жреца и
политического деятеля Ирана Кирдера, якобы совершившего это
«странствие»[Gignoux Р. L’inscription de Kartir a Sar Mashad. —
Journal Asiatique. P., 1968, t. 256, fasc. 3-4. p. 368-418. Имя Картир
исправлено на Кирдер в связи с его новым прочтением. См.: Народы Азии
и Африки, 1981, э3, с. 225.]. А в VI-VII веках в Иране же появилось
сочинение о другом подобном «путешественнике» — Арда-Виразе,
продиктовавшем писцу свои впечатления о загробном пребывании его
«души». Еще в прошлом и начале нашего века, когда появились первые
переводы этой «книги» («Ардай-Вираз-намак») на европейские языки, ее
начали истолковывать как один из источников «Божественной комедии»
Данте. Современный чешский исследователь пехлевийской литературы
Отакар Клима, впрочем, оговаривает, что «Книгу об Арда-Виразе» если и
допустимо сближать с «Божественной комедией», то исключительно по
сходству мотивов[Klima О. Awesta. — Rypka J. Iranische
Literaturgeschichte. Leipzig, 1959, S. 36.].
Сочинения с описанием путешествий в «потусторонний» мир и даже
принесенного из рая яблока, съев кусочек которого сорок монахов во
главе со своим настоятелем, а за ними и жители целого селения перешли
из христианства в ислам, появились еще в средневековье. Некоторые из
таких рассказов или притч затем включались даже в столь популярные
сказочные сборники, как «Книга тысячи и одной ночи» («Китаб альф лайла
ва лайла»). Таков, например, рассказ о мусульманине и христианке,
занимающий в русском переводе, сделанном с арабского оригинала, ночи с
412 по 416[См.: Книга тысячи и одной ночи. В 8-ми т. М., 1959, т. 4.].
Современная голландская исследовательница этот рассказ относит к
религиозным притчам суфийско-мистического характера. Позднее в странах
распространения ислама появились аргументированные и художественно
ценные произведения, разоблачавшие подобные «благочестивые» рассказы
мусульманских миссионеров. В числе их популярные и в наше время
сочинения разных жанров, написанные иносказательно или вполне
откровенно, в просветительских, вольнодумных и атеистических целях. Из
них назовем «Письма Хортдана из ада» («Хортданын джаханнам
мектублары») азербайджанского прозаика и драматурга Абдуррагима
Ахвердова (1870-1933) и сатирический рассказ «День страшного суда»
(«Киямат») узбекского писателя Абдуррауфа Фитрата (1886-1939)[Оба
произведения изданы и в русском переводе: Ахвердов А. Письма из ада.
Избранные произведения. М., 1960; Фитрат А. День страшного суда. М.,
1965.].
Характерной чертой многочисленных призывов Корана к вере в
посмертную участь, которая бывает двух родов — доброй и злой,
прекрасной и отвратительной, является то, что она мыслится как
воздаяние за земные дела людей; какова она будет — зависит от
поведения, поступков, убеждений, действий человека. В доисламских
культах арабов подобной веры в сколько-нибудь разработанном виде не
было. Из чужеземных религий это находим в той или иной мере в
христианстве и иудаизме и более четко — в зороастризме, которому
близки и некоторые картины потусторонней «жизни», нарисованные в
Коране. Для того чтобы арабы поверили в эти обещания, как видно из
Корана, проповедники его «истин» должны были приложить немало энергии.
Им прежде всего было необходимо убедить людей в том, что их постоянные
жизненные наблюдения, их опыт, свидетельствующие о том, что
распавшееся после смерти тело, смешавшееся с землей, рассеянное,
распыленное по песку и т. п., невозможно восстановить, неправильны.
Вот эти возражения, отраженные в Коране: «И говорят те, которые
не уверовали: «Не указать ли вам на человека, который возвещает вам,
что, когда вы разложитесь на куски, вы окажетесь в новом творении?
Измыслил он на Аллаха ложь, или в нем одержимость?» (или: «в нем
джинны», бесы, демоны. К., 34:7-8). Не случайно к таким сомнениям,
даже спустя многие столетия, вынуждены возвращаться подновители, или,
как их теперь принято называть, «реформаторы» или «модернизаторы»
ислама.
Уже шейх Мухаммед Абдо (1849-1905), бывший главным муфтием
Египта, утверждал в основанном им журнале «Аль-Манар» («Маяк»),
выходившем в Каире с 1898 года на арабском языке, что «бог не для того
создал свою книгу (Коран), чтобы в ней научным образом объяснять факты
и явления природы»[Аль-Манар. Каир, т. XII, с. 486.]. По Абдо, если в
Коране и говорится о явлениях природы, то лишь с целью указать людям
на совершенство и чудеса ее создания и на мудрость творца[Там же, с.
815.]. Поэтому, как верно отметил венгерский исламовед И. Гольдциер,
согласно шейху Абдо, «не нужно создавать себе какого-либо соблазна,
если то или иное выражение, где Коран говорит о явлениях природы, не
соответствует научным воззрениям (например, синева небес) «[Goldziher
I. Die Richtungen der islamischen Koranauslegung. Leiden, 1920, S.
351.].
Подобным образом другой мусульманский реформатор — Мухаммед Рашид
Рида (1865-1935) в том же журнале «Аль-Манар» писал, что из Корана
надо извлекать моральные и политические уроки, а не исторические
факты. Ту же мысль он повторил и в своей сводной работе —
двенадцатитомном «Толковании» Корана «Тафсир аль-Куръан аль-карим».
Если, например, в Коране сказано, что некто, «кто проходил мимо
селения», разрушенного «до основания» (2:261), высказал сомнения в
возможности воскрешения мертвого, воссоздания того, что уничтожено,
стерто с лица земли, то, по Рашиду Риде, напрасно искать, где это
произошло — в Иерусалиме, Иерихоне или где-либо еще[Cм.: Рашид Рида M.
Тафсир аль-Куръан аль-карим. Каир, т. III, с. 49.]. Важно лишь принять
как истину смысл заключенного тут поучения Корана.
Таким заявлениям авторов нового толкования Корана нельзя отказать
в известной логичности. Но они вызваны тем, что текст Корана, в
течение веков выдававшийся за непререкаемый источник сведений о
природе и обществе, не выдерживает научной критики.
Интересно вместе с тем, что новый истолкователь Корана, книги

которого и в наши дни широко используются модернистами ислама, взял в
пример стих, уже в средние века вызывавший сомнения. Еще в
«Толковании» («Тафсир аль-Куръан») историка ат-Табари (838-923)
указывалось на бесполезность попыток установить, кого имеет в виду
Коран в 261-м аяте 2-й суры. Но ат-Табари действительно не мог
пренебречь исламской традицией, по которой, как писал Бируни,
некоторые события из истории Халифата якобы ожидались с завершением
столетия, «к концу которого Аллах оживил «обладателя осла»,
упоминаемого в конце суры «Корова»[Бируни Абу Рейхам. Избранные
произведения, т.1, с. 142], то есть 2-й суры Корана.
Говорится же здесь о том, как некто «препирался с Ибрахимом» — с
мусульманским пророком, которого принято соотносить с библейским
патриархом Авраамом. Желая одержать верх в споре, Ибрахим прибег к
доказательству от противного, то есть к приведению к нелепости
допускаемого возражения противника. «Сказал Ибрахим, — читаем в
Коране: — «Вот Аллах выводит Солнце с востока, выведи же его с
запада». И смущен был тот, который не верил…»
Как видим, чтобы возвысить Аллаха и его пророка, Коран требует от
своего неназванного противника невозможного — нарушения непреложного
закона природы, по которому Солнце восходит с востока, — закона,
произвольно приписываемого тому же Аллаху!
Подобный характер носят в Коране и возражения усомнившемуся в
том, сможет ли Аллах оживить то, что давно умерло. Тогда, согласно
Корану, милосердный Аллах умертвил самого сомневавшегося «на сто лет,
потом воскресил. Он сказал: «Сколько ты пробыл?» Тот сказал: «Пробыл я
день и часть дня». Он сказал: «Нет, ты пробыл сто лет! И посмотри на
твою пищу и питье, оно не испортилось. И посмотри на своего осла…
посмотри на (оставшиеся от него. — Л.К.) кости, как мы их поднимаем, а
потом одеваем мясом…».
Таким образом, истолкование реформаторами этого места Корана не
задевает существа изложенного в нем фантастического сказания.
Напротив, под прикрытием рассуждений о том, что Коран не источник для
извлечения сведений по истории и географии, оно выводит из числа
объектов, подлежащих научной критике, именно те места в Коране,
которые прямо или косвенно не раз подвергались критическому
рассмотрению в трудах выдающихся представителей науки, в том числе в
странах распространения ислама. Еще философ и ученый-энциклопедист Абу
Наср ибн Мухаммед аль-Фараби (870-950), известный под прозвищем Второй
учитель (после Аристотеля), приведя в качестве примера рассуждения
Лукреция Кара (I век до н. э.): «Смерть не есть что-нибудь
соответствующее тому, что у нас имеется»[В тексте оригинала выражение
«то, что у нас имеется» — чрезвычайно содержательно. Оно означает:
«то, о чем мы думаем», «то, что мы представляем», «то, что мы
чувствуем».], писал: «Этот вывод не вытекает только из этого
высказывания. В действительности это выводится из следующего: «То, что
разлагается, не соответствует тому, что у нас имеется». И не только из
него. Если это высказывание правильно, то его изменяют так: «Если это
так, тогда то, что разлагается, не соответствует тому, что у нас
имеется, так как то, что разлагается, не ощущает. Если это так, тогда
то, что разлагается, не чувствует. А смерть это то, что разлагается.
Значит, смерть не чувствует»[Аль-Фараби. Логические трактаты.
Алма-Ата, 1975, с. 426.]. Так и в этом вопросе еще в средние века
ученые Востока и Запада дополняли друг друга, служили прогрессу.
О том, что критика подобных взглядов в Коране остается
небезразличной для многих, говорит и тот факт, что к ней и во второй
половине XX века обращаются видные писатели стран современного
Востока. Прогрессивный иранский прозаик Садек Чубак (род. в 1916 г.)
осветил эту тему в одном из эпизодов своего романа «Камень терпеливый»
(«Санге сабур», в русском переводе «Камень терпения»; впервые издан в
Иране в 1967 г., 2-е издание — в 1973 г.). В этом романе фантастика,
которой автор вуалирует ожидание общественных перемен теми, кто был
убежден, что нависшая над Ираном черная ночь монархии Пехлеви не может
длиться бесконечно, одновременно служит свободолюбивой критике
догматики ислама.
Прибегнув к аллегории, автор использует вероучения разных течений
ислама, опирающихся на Коран, в котором содержится осуждение
сомневавшегося в том, что можно воскресить мертвого, тело которого
превратилось в прах. Герой романа бедный учитель Ахмед-ага переезжает
и взял с собой паучиху, которую он нежно называет Асейд Молуч. Однако
по дороге стеклянная банка, в которой находилась паучиха, была разбита
полицейским. Паучиха, оставшаяся живой, промолвила: «Потерпи до тех
пор, когда Эсрафил затрубит в свою трубу (то есть когда ангел Эсрафил,
иначе Исрафиль, звуком своей трубы известит о наступлении «часа» —
конца мира и воскресения мертвых. — Л.К.)… Осталось ждать недолго.
Несправедливость полонила весь мир. Не завтра, так послезавтра ты
услышишь его трубный глас»[Чубак Садек. Камень терпения. М., 1981, с.
164.].
Как в волшебной сказке, подала голос и банка. Язык ее, как и
паучихи, вполне соответствует времени написания романа. «Все молекулы
моего существа составляли одно целое, — пожаловалась банка. — Я была
красива. Я сверкала. А теперь не найдется никого, кто бы мог собрать
нас всех и скрепить в первозданном виде. Мы только-только успели
сдружиться. Итак, все кончено…»[Там же, с. 163.] Однако речь банки
встречает ядовитую критику паучихи. «Нет, — сказала она, — конец еще
не наступил. Теперь надо терпеливо ждать, когда затрубит Эсрафил, и
тогда все молекулы твои со всех концов вселенной поднимутся в воздух и
воссоединятся друг с другом, как с магнитом. И снова ты станешь такой,
какой была в первый день. Бестолочь! Оказывается, ты не мусульманка и
в загробном мире ничего не понимаешь…»[Там же, с. 163-164.]
Говоря так, паучиха причудливо соединяет мысли, близкие
исмаилизму — крупнейшей и старейшей шиитской секте, сохраняющей веру в
метемпсихоз — посмертное переселение человеческих душ, в том числе в
животных, растения, камни и т.п., с заключенной в Коране (2:262;
75:3-4) попыткой посрамления того, кто не верил в возможность
воскрешения истлевшего, распавшегося, разбросанного в разных местах.
Не только неверный, препиравшийся с пророком Ибрахимом, сомневался в
возможности такого «воскрешения», но и сам Ибрахим для «успокоения»
своего сердца попросил господа продемонстрировать ему подобное. И
тогда Аллах сказал ему: «Возьми же четырех птиц, собери их к себе,
потом помести на каждой горе по части их, а потом позови их: они
явятся к тебе стремительно…» (К., 2:262). Демонстрируя
«несостоятельность» этого сомнения, Коран прибегает и к излюбленному
его составителями штампу восхваления Аллаха, для которого ничто не

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Насколько удается установить на основе Корана, древнеарабской
поэзии и других источников, в проповедях пророков и прорицателей,
выражавших думы и чаяния широких слоев, едва ли не главным было
осуждение раздоров и военных нападений, стычек, обещание людям
спокойной и обеспеченной жизни. У древнеарабского поэта Зухайра
(предположительно 530-628) в знаменитой касыде[Касыда (касида;
по-арабски «целеустремленная») — своеобразная ода, имеющая
обязательную вступительную часть (насиб), сюжет которой обычно
непосредственно не связан с ее основным содержанием. Касыда, в отличие
от оды, может быть направлена не только к возвеличению, но и к
уничижению рода, племени или отдельного лица, которому посвящена, то
есть может выполнять роль сатиры — хаджвия. О популярности этого жанра
среди арабов говорит легенда, по которой десять лучших касыд были
отобраны и, красиво написанные, подвешены в Каабе. Жанр касыды
известен также в тюрко- и ираноязычной поэзии.], которая, согласно
легенде, была начертана золотом на дорогой материи и вывешена в
мекканской Каабе, о войнах говорилось:

Война, словно лютый зверь, выходит на промысел,
Добычу почуявши, ее сторожит в кустах.
Как жернов, тела людей в муку истолчет она
И злобную ненависть посеет у них в сердцах.

(Перевод А. Долининой)

Вместе с тем поэт предостерегал как от беспечности, так и от
крайней, необоснованной подозрительности:

Удара не жди, а сам скорей наноси удар,
Свои защищай колодцы смело с мечом в руках.
Не чтишь ты себя — не станут люди другие чтить,
А если к чужим идешь — врагов видишь ты в друзьях.

Эти мотивы не были случайны, они волновали многих. И лишь приняв
их во внимание, можно понять сообщавшиеся пророками «откровения» с
обещанием близких перемен в жизни арабов. Пророки говорили о
приближении «вести», когда грядет «час», после которого все невзгоды
арабов прекратятся. Успокаивая, Коран не раз сообщает, что этот час
непременно наступит (15:85; 20:15). Из Корана же видно, как такие
проповеди вызывали вопросы: «Когда он наступит?» (79:42), «К какому
времени он приурочен?» (7:186). Спорили о том, когда придет этот «час»
или «день» и «весть» о нем: «О чем расспрашивают они друг друга? О
великой вести, о которой они между собой разногласят? Действительно,
скоро они узнают ее; да, действительно, скоро узнают» (78:1-5). Но так
как, несмотря на такие заверения, «час» не наступал, а жизнь была все
так же тяжела, беспокоившихся стали успокаивать: «Поведенное богом
наступит: не просите, чтобы оно ускорилось» (16:1). «Всему есть
определенная пора» (20:129). «Следуй же за тем, что внушается тебе, и
терпи, пока Аллах не рассудит: ведь он — лучший из судящих!» (К.,
10:109) и т. п.
Такие проповеди пророков, полные призывов к терпению, конечно, не
звали людей бороться за лучшую долю, а, напротив, могли лишь отвлекать
их от борьбы, обезоруживать. Но в обещаниях пророков были и доводы,
отражавшие настроения масс и поэтому получавшие широкое
распространение, особенно в Мекке, Йасрибе и таких земледельческих
областях, как Йемама, где было много иноверцев и где население
страдало от междоусобиц разных родов и племен. В Йемаме глава племени
бану-ханифа находился в вассальной зависимости от сасанидского Ирана,
хотя и принял христианство. Жившие в йасрибе и часто враждовавшие
между собой племена аус и хазрадж одно время платили дань тому же
Ирану и испытывали гнет со стороны племен иудеев бану-курейза и
бану-надир, с помощью которых правившая иранская династия Сасанидов
пыталась осуществлять свое господство. Среди иудеев Аравии в то время
получили широкую известность мессианские идеи, ожидание прихода
мессии.
Весьма характерно также, что даже, рисуя фантастические картины
наступления «последнего часа» (вроде: «Когда солнце обовьется мраком,
когда звезды померкнут, когда горы с мест своих сдвинутся… когда
звери столпятся, когда моря закипят… когда небо, как покров,
снимется, когда ад разгорится и когда рай приблизится», 81:1-3, 5-6,
11-13), Коран находил слова для осуждения обычаев первобытнообщинного
строя, пришедших в противоречие с развитием общества. В приведенной
тираде критике подвергнут жестокий обычай закапывания новорожденных,
если первый ребенок в семье — девочка. Там сказано: «…когда
похороненная живою будет спрошена: за какой грех она убита?» (81:8-9).
Безусловно, такие проповеди не могли иметь одинакового и
одновременного успеха среди всех слоев населения. Правящие круги
курейшитов и жречество не скрывали своего отрицательного отношения к
подобным проповедям. И неудивительно, что, как следует даже из
сравнительно скупых преданий и легенд о жизни Мухаммеда в Мекке,
пророк должен был проявлять там немало осмотрительности и постоянного
такта. Своих потенциальных противников или соперников ему приходилось
усматривать здесь не только среди курейшитской знати и жречества —
кахинов, поддерживавших культ доисламской многобожной Каабы, но также
в лице популярных проповедников, близких к ханифам. Беспокоил его и
возросший авторитет среди курейшитов и близких им родов и племен
поэтов и чтецов-декламаторов — ша’иров и рави, которые выступали на
устраивавшихся близ Мекки ярмарках. Не случайно поэты оказались
заклейменными в Коране.
«Не сообщить ли мне вам, на кого нисходят сатаны (шайтаны. —
Л.К.)? — читаем в 26-й суре Корана, носящей название «Поэты». —
Нисходят они на всякого лжеца, грешника. Они извергают подслушанное,
но большинство их лжецы. И поэты — за ними следуют заблудшие. Разве ты
не видишь, что они по всем долинам бродят и что они говорят то, чего
не делают…» (К., 26:221-226). Исключение допущено лишь для тех, кто
уже успел принять сторону проповедников ислама: «…кроме тех, —
добавлено, — которые уверовали и творили добрые дела и поминали Аллаха

много» (К., 26:227).
Это же показывает, что в Коране имеются тексты, продиктованные
сравнительно быстро менявшейся обстановкой периода пророческих
движений, который в Хиджазе являлся и временем раннего ислама. В сурах
Корана, которые можно рассматривать как отражение этого отдаленного
времени, встречаются не только сухие и монотонные религиозные
предписания и проповеди, но и яркая, пылкая образная речь, емкие
словосочетания и красочные сравнения, напоминающие художественные
богатства крупнейшего литературного памятника древних арабских племен,
знаменитые «Дни арабов» («Айям аль-араб»). В этих образцах древней
арабской поэзии и прозы, записанной в VIII-Х столетиях, немало того,
что так или иначе перекликается с сурами Корана. И это несмотря на
настойчивое требование Корана не путать проповедника ислама с поэтом,
или, иначе, с «ведуном», излагающим свои пустые мечтания — «пучки
снов» (К., 21: 5), видения «поэта одержимого» — меджнуна (К., 37:35).
Коран подчеркивает: проповедь посланника бога — «не слова поэта» (К.,
69:41), Аллах «не учил его стихам, и не годится это для него» (К.,
36:69).
В этих аятах, впрочем, немало и непоследовательного, что
становится особенно ясным при их сравнении с другими стихами и сурами
и с установленным наукой фактом, что именно ко времени возникновения
ислама у арабов сложилось межплеменное наддиалектное наречие, своего
рода арабское койне, которое легло в основу языка как древнеарабской
поэзии и прозы, так и Корана. Между тем, лишь приняв во внимание этот
факт, можно понять, почему в Коране и тафсире столь большое внимание
уделено языку, на котором он написан.
В добавление к утверждениям Корана, что он начертан на небе и
ниспослан пророку «на языке арабском, ясном» (К., 26:195 и др.), в
толкованиях прибавлено, будто и сам арабский язык своим появлением и
богатством обязан Аллаху. До Мухаммеда, согласно средневековым
мусульманским богословам, вторгавшимся в область лингвистики,
арабскому языку Аллах научил первого человека и пророка — Адама и
вслед за ним других посланников (расуль) и пророков — наби. Но язык,
который им преподан Аллахом, тогда еще-де не был столь совершенным,
как сообщенный при передаче Корана Мухаммеду.
Конечно, язык — важнейшее средство человеческого общения —
изменяется во времени. Как правило, он шлифуется, совершенствуется, и
в этом смысле чем в более позднее время высказан или записан тот или
иной текст, тем он должен быть более богатым. Но в легенде все
перевернуто с ног на голову и средство общения между людьми на
Аравийском полуострове перенесено в небесные просторы, к престолу
Аллаха… Разница же между наби и расулем, согласно мусульманскому
учению, в том, что наби (от арабского «наба» — весть, набувват —
пророчество) — пророчащие вестники Аллаха, а расуль — посланники, то
есть те же пророки, но получившие еще и особые «откровения» бога. Эти
«откровения» были-де записаны и составили священные книги. Так,
согласно Корану, пророкам и посланникам Мусе (Моисею Библии) дан
«Закон» (Таурат, то есть Пятикнижие, Ветхий завет), Дауду (Давиду) —
Забур, (Псалтирь), Исе ибн Марйам (Иисусу, сыну Марйам, или, по Новому
завету, — Иисусу Христу, сыну Марии) — Инджиль (Евангелие). Однако
люди, которым эти пророки Аллаха посылались, со временем исказили,
извратили переданные им истины, изложенные в названных священных
книгах. И поэтому ради восстановления истины Аллах, без воли и желания
которого, по Корану, ничего в мире не происходит, должен был посылать
все новые и новые «откровения» с новыми наби и расулями, объявившимися
у разных народов в различных странах. Согласно мусульманской традиции,
ссылающейся на слова пророка Мухаммеда, всего было послано Аллахом 124
тысячи наби и из них всего 300 расулей. В числе последних главными
принято называть шесть: Адама, Ибрахима (по Ветхому завету — Авраам),
Нуха (по Ветхому завету — Ной) и уже названных нами Мусу, Ису ибн
Марйам и Мухаммеда. Пророк и расуль Мухаммед назван в Коране «печатью
пророков» — хатяма набийина, то есть последним, завершающим,
заключающим всю их цепь.
Такая традиционная цепь пророков и посланников вполне в духе
Корана и мусульманской догматики, но в истории религии вообще она не
оригинальна. Даже и «печатью пророков» еще до ислама назывался Мани
(216-277), проповедник из Вавилонии, заложивший основы манихейства,
религии, имевшей широкое распространение в Иране, Индии и ряде других
стран от Китая до Италии. А имена Адама, Ибрахима, Нуха, Мусы, Дауда и
Исы, как мы уже упомянули, известны и из Библии, где они, однако,
начертаны в другой форме, в транскрипции, принятой их авторами в
соответствии с особенностями речи и письменности их читателей —
еврейской, греческой, латинской… Однако было бы грубой ошибкой
полагать, что вся разница в различной транскрипции.
Вопрос, к которому мы подошли, требует большого внимания и
предварительного изложения некоторых дополнительных сведений. О языке
же Корана следует добавить лишь, что известный теолог XII века
аш-Шахрастани в «Книге о религиях и сектах» («Китаб альмилаль
ва-н-нихаль»), излагая мнение мусульман-мушаббихитов (дословно —
«уподобляющих», «сравнивающих»), писал: «…Буквы, звуки и написанные
знаки (Корана. — Л.К.) — изначальны, предвечны»[Мухаммад ибн Абд
ал-Карим аш-Шахрастани. Книга о религиях и сектах (Китаб ал-милал
ва-н-нихал). Ч. 1. Ислам. М., 1984, с. 101 (далее — Аш-Шахрастани).].
Впрочем, «уподобления» этих богословов порой трудно совместить с
Кораном. Так, если в Коране не раз сказано о ясности,
членораздельности речи Аллаха (и говорится об этом, как правило, в
первом лице — как об утверждениях самого Аллаха!), то мушаббихиты
рассказывают, будто разговаривавший с Аллахом пророк Муса (4:162),
соответствующий библейскому Моисею, «слышал речь Аллаха как волочение
цепи»[Там же.].
Однако, как доведется убедиться и дальше, непоследовательность —
не редкость в богословских сочинениях.

Медина. Гонимые и гонители

Проповедь Мухаммеда, как и движение ханифов, не получила
поддержки в Мекке, пока там властвовали родо-племенная знать и тесно с
нею связанное жречество доисламской Каабы. Сторонники пророка
подвергались травле и унижениям, из-за которых некоторые из них,
согласно мусульманской традиции, были вынуждены искать убежища за
пределами Хиджаза, даже в Аксумском государстве, в Северной Эфиопии.
Впрочем, связи с Восточной Африкой были давние, эфиопская община в
Мекке известна еще в VI веке. Эфиопы оказывались в Хиджазе как мирным

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

труп султана провалился прямо в глубину преисподней, к чертям на
вечную муку»[Крымский А. История Турции и ее литературы, т. 1, с.
209.]. Другой могла быть реакция на эту смерть в среде православных
греков, которые имели возможность сравнить «иго латинское и иго
турецкое». Ибо не прошло и трех десятилетий, как эти люди, «…народ в
своем отвращении к насильно навязываемому папизму кричал: «Лучше
туркам достаться, чем франкам!» Причины этого были существенными:
«поборы, налоги и подати, требуемые с греков в турецкой державе, были
меньше, чем у греков, живших рядом под властью
эксплуататоров-венецианцев или иных франков»[Там же, с. 66, 85-86.].
Издание названного выше латинского перевода Корана, напечатанного
Т. Библиандром в 1543 году в Швейцарии, в Базеле, положило начало
переводам «слова Аллаха» в Европе. Однако история этого издания была
весьма длительной. Она началась в XII веке, когда аббат известного
своими реформами Клюнийского монастыря в Бургундии (Франция) Петр
Достопочтенный, приятель проповедника второго крестового похода
Бернара Клервоского, побывав в 1141-1143 годах в Испании, нашел трех
изучивших арабский язык астрологов, которые по его заказу перевели с
арабского на латинский язык Коран и еще две рукописи о пророке
Мухаммеде и споре мусульманина с христианином. Главным среди
переводчиков был обыспанившийся англичанин Роберт Ретинский (R.
Retenensis), вскоре ставший архидиаконом одной из церквей.
Однако в описанных выше условиях, и учитывая весьма большие
вольности, допущенные в этом переводе Корана, он был предан папской
проскрипции — публичному осуждению. Вместе с тем необходимость в
изучении Корана оставалась большой, и поэтому в 1560 году последовало
новое издание этой книги, напечатанной снова в Швейцарии, но на этот
раз в Цюрихе (Tiguri). Не изменили отношения к этой книге, а,
возможно, наоборот, даже осложнили его со стороны папства
предпосланные изданию предисловия идеологов Реформации в Европе
Мартина Лютера (1483-1546) и его сподвижника Филиппа Меланхтона
(1497-1560), а также приписка, сделанная в конце перевода[Перевод этой
приписки вместе с латинским текстом в миссионерских целях позднее
печатался и в царской России. Начало ее гласило: «Конец книги
диавольского закона Сарацин, которая по-арабски называется
Алькоран…» Впрочем, справедливости ради, следует отметить, что в
русской книге был помещен также отзыв на перевод Р. Ретинского,
содержащийся в предисловии английского переводчика Корана 1734 г. Дж.
Сэйла, где об издании 1543 г. сказано: «Перевод не заслуживает имени
перевода: непонятная вольность, какую он брал, бесчисленные ошибки,
пропуски и прибавки не оставляют почти никакого сходства с
подлинником» (Саблуков Г. Сведения о Коране, законоположительной книге
мохаммеданского вероучения. Казань, 1884, с. 54, 55. Саблуков указал
при этом, что отзыв Сэйла он привел «из предисловия перевода его на
русский яз.»).].
Однако, сколь бы сильными ни оставались пережитки феодальной
эпохи, в странах Запада и Востока к этому времени все более
укреплялись ростки нового. «С падением Константинополя неразрывно
связан конец средневековья»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с.
507.], — писал Ф. Энгельс. На Руси примерно в это же время, в 1480
году, было окончательно покончено с монголо-татарским игом. Наперекор
феодальным усобицам, фанатизму, розни и нетерпимости к людям иной
веры, разжигавшейся ретроградами, ширились торговые и культурные связи
между народами. Написанное в одной стране все чаще получало отклик в
других странах, более стойкими становились культурные связи,
проявлявшиеся в схожих стилистических чертах искусства, архитектуры. В
ряде стран Западной и Центральной Европы XV-XVI веков — это эпоха
Возрождения (в Италии начавшаяся еще раньше, в XIV веке); одновременно
это и эпоха великих географических открытий, способствовавших
утверждению идеи шарообразности Земли. В это же время и на Востоке, и
на Западе рушатся многие задерживавшие развитие человечества
ретроградные представления.
Прокладывавшие себе путь требования Нового времени то и дело
сталкивались со стремлением духовной и светской реакции удержать
человечество во власти глухой ночи средневековья.
Истина, однако, всегда конкретна. О том, сколь расширился
кругозор людей, свидетельствуют труды того времени, даже созданные в
весьма сложных условиях. Примером может служить творчество мавра
аль-Хасана ибн Мухаммеда аль-Ваззана аз-Заййати аль-Фаси, получившего
в Европе широкую известность под именем Льва Африканского, автора
обширного «Описания Африки и достопримечательностей, которые в ней
есть». Этот труд, впервые изданный в Венеции в 1550 году, и в наш век
публикуется на разных языках немалыми тиражами. Сравнительно недавно
вышел его первый русский перевод[См.: Лев Африканский. Африка — третья
часть света. Описание Африки и достопримечательностей, которые в ней
есть. Л. 1983.].
Лев Африканский, полагают, родился в 1489 году в Гранаде
(Испания). В раннем детстве, когда объединенные силы католических
Кастилии и Арагона в ходе реконкисты разгромили Гранадский эмират и
изгнали его мусульманское население, он вместе с родителями оказался в
Марокко. Здесь, окончив медресе в Маракеше, он начал многотрудную
жизнь, связанную с дальними, полными опасностей путешествиями, в ходе
одного из которых попал в плен к корсарам из христиан и был ими
подарен римскому папе Льву Х Медичи. Тот, оценив познания пленника,
ведшего в своих поездках обширный дневник на арабском языке, окрестил
его в Риме в 1520 году. При этом папа дал ему свое имя — Лев Джованни.
Вскоре Лев Африканский стал преподавать в Болонье арабский язык и,
изучив итальянский, написал на нем несколько трудов, в том числе
названное «Описание Африки». Завершив задуманное, он около 1528 года
вернулся в Тунис, в Африку, где его след теряется. По мнению
переводчика и исследователя «Описания Африки» В.В. Матвеева, «следует
полагать, что, возвратившись в Африку, он вновь вернулся к исламу, так
как ислам позволяет в исключительных условиях (выполняя требование
«осторожности», «спасения» — такыйя. — Л.К.) отказываться от своей
веры и возвращаться к ней при наступлении возможности»[Лев
Африканский. Африка — третья часть света, с. 407.].
«Описание Африки» Льва Африканского показывает, как высоко этот

талантливый человек поднялся над конфессиональной ограниченностью в
понимании захватнических войн средневековья, сколь чуждо ему было
духовное и физическое рабство, насилие, деление людей на «верных» и
«неверных», «чистых» и «нечистых», опирающаяся на Коран концепция
исторического процесса. Между тем взгляды, отброшенные им как отсталые
еще в XVI веке, подчас и до наших дней пытаются культивировать люди,
действующие под маской служения высшей «истине».
«Арабские историки придерживаются твердого мнения, — писал Лев
Африканский, — что африканцы не обладали иной письменностью, кроме
латинской… Некоторые другие наши историки говорят, что африканцы
имели собственную письменность, но потом, когда Берберией правили
римляне, а затем в течение долгого времени ее синьорами были бежавшие
из Италии христиане и затем готы (имеются в виду вандалы, религией
которых было арианство. — Л.К.), они потеряли ее, ибо подданным
полагается следовать обычаям господ, если они желают быть им угодными.
То же самое произошло с персами, которые были под властью арабов. Они
также потеряли свою письменность, и все их книги были сожжены по
приказанию магометанских первосвященников. Они считали, что персы не
могут быть добрыми и правоверными магометанами, пока они владеют
книгами, посвященными естественным наукам, законам и вере в идолов.
Сжегши книги, они, таким образом, наложили запрет на их науки»[Лев
Африканский. Африка — третья часть света, с. 40.].
Трудно сказать, знал ли и видел Лев Африканский образцы древней
«берберской письменности тифинаг, которая старше латинской и считается
коренной берберской по происхождению и которая развилась из
письменности ливо-финикийской»[Там же, с. 448.]. Но явно, что суждения
его были определены чувством обиды за полюбившийся ему народ, болью за
свою вторую родину. Не случайно он тут же писал: «Мне ясно, что для
меня самого постыдно признавать и раскрывать порочные качества
африканцев, так как Африка была моей землей-кормилицей, где я вырос и
провел большую и лучшую часть моих лет. Но меня оправдывает перед
всеми долг историка, который обязан говорить без стеснения истину о
вещах, а не угождать ничьим желаниям»[Там же, с. 53.]. То, что он
писал о «персах» и их книгах, посвященных «естественным наукам»,
также, быть может, не всегда точно, но, очевидно, вызвано знакомством
с тем, что происходило не только на Востоке, но и на Западе, в родной
ему по происхождению арабской Испании. Если в 1160 году в Багдаде по
приказу аббасидского халифа была публично сожжена знаменитая
семнадцатитомная энциклопедия Абу Али ибн Сины (980-1037), ставшего в
Европе известным под именем Авиценны, его «Книга исцеления» («Китаб
аш-шифа»), то 35 лет спустя уже кордовский халиф повелел по настоянию
духовенства выслать из Кордовы другого великого мыслителя — Ибн Рушда
(Аверроэса, 1126-1198), а его бесценные труды предать сожжению.
В 1483 году в Венеции на латинском языке в числе первопечатных
книг был издан в переводе с арабского капитальный труд Ибн Сины «Канон
врачебной науки» («Аль-Канун фи-т-тибб»), вплоть до XVII века
остававшийся основным медицинским руководством как в странах Востока,
так и Запада и, очевидно, знакомый Льву Африканскому. Мог он знать и о
том, что в Венеции был издан в 1484 году комментарий к другому
медицинскому сочинению Ибн Сины — «Урджуза фи-т-тибб», составленный
Ибн Рушдом.
Особенно ценно, что в своих выводах Лев Африканский исходит из
собственных наблюдений, с которыми соотносит те или иные сообщения
известных ему ученых. Продолжая изыскания о письменности африканцев,
он находит подтверждение тому, что «во всей Берберии, как в приморских
городах, так и расположенных в степи, — я имею в виду города,
построенные в древности, — можно видеть, что все надписи на могилах
или на стенах некоторых зданий написаны по-латински и никак иначе.
Однако я бы не поверил, что африканцы считали ее своей собственной
письменностью и использовали ее в письме. Нельзя сомневаться, что,
когда их враги — римляне овладели этими местами, они, по обычаю
победителей и для большего унижения африканцев, уничтожили все их
документы и надписи, заменив их своими, чтобы вместе с достоинством
африканцев уничтожить всякое воспоминание об их прошлом и сохранить
одно лишь воспоминание о римском народе. То же самое хотели сделать
готы с римскими постройками, арабы — с персидскими, а в настоящее
время обычно делают турки в местах, которые они захватили у христиан,
разрушая не только прекрасные памятники прошлого и свидетельствующие о
величии документы, но даже изображения святых, мужчин и женщин в
церквах, которые они там находили».
Подтверждающие это факты Лев Африканский находит и в действиях
современных ему пап в Риме. Все сказанное приводит его к твердому
выводу: «Не следует удивляться тому, что африканская письменность была
утеряна уже 900 лет назад (то есть во время завоеваний Арабского
халифата. — Л.К.) и что африканцы употребляют арабскую письменность.
Африканский писатель Ибн ар-Ракик (арабский историк из Кайруана
(Тунис) конца Х — начала XI в. — Л.К.) в своей хронике подробно
обсуждает эту тему, т. е. имели ли африканцы собственную письменность
или нет, и приходит к выводу, что они ее имели. Он говорит, что тот,
кто отрицает это, равным образом может отрицать, что африканцы имели
собственный язык»[Лев Африканский. Африка — третья часть света, с. 40,
41.].
Как видно, для Льва Африканского, как и для арабского историка
Ибн ар-Ракика, древняя доисламская Африка была не местом
презрительного «яростного неведения» — джахилийи, как говорит Коран
(48:2; 3:148) о времени «язычества», «варварства», а все той же
многострадальной дорогой ему страной. Под его пытливым взором
памятники прошлого открывают правду истории, позволяя понять политику
завоевателей, какой бы верой они ни прикрывали свою агрессию. Нет
«чистых» и «нечистых», а есть слабые и сильные, те, что побеждали, и
те, что оказались покоренными.
Политика «войны за веру» — джихада, газавата, как следует из
сохранившихся документов, — это всегда состояние постоянного
устрашения, приносившего и приносящего (вспомним иракско-иранский
конфликт — войну, изматывающую два государства вот уже который год!)
народам огромный ущерб, заставляющего обращать энергию, ум людей не на
созидание, а на разрушение. При этом обе воюющие страны, обосновывая
свои домогательства, ссылаются на один и тот же авторитетный источник
— Коран. Так было и во времена Льва Африканского, и значительно
раньше, и позже его. Подобным образом поступали и агрессоры из
Западной Европы, мечтавшие обогатиться за счет той же Африки,
подбиравшие ключи к странам Ближнего и Среднего Востока.
Вспомним Наполеона Бонапарта, его египетскую экспедицию 1798-1801

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

трудно. «И разве они не видели, что Аллах, который сотворил небеса и
землю и не ослаб в их творении, в состоянии оживить мертвых? Да,
поистине, он — мощен над всякой вещью!» (К., 46:32). Аллах осуждает
тех, кто не доверяет его возможностям: «Ужели человек думает, что нам
не собрать костей его? Напротив, мы можем правильно сложить даже концы
пальцев его. А человек хочет своевольствовать… Он спрашивает: «Когда
день воскресения?» Тогда, когда зрение помрачится, и луна затмится, и
солнце с луной соединится. В тот день человек скажет: «Где мне
убежище?» Нет, не будет никакого верного прибежища. В тот день у
господа твоего твердое пристанище. В тот день обнаружится, что человек
сделал прежде, и что сделал после. Истинно, человек будет верным
обличителем самого себя, хотя бы желал принести извинения за себя»
(75:3-15).
Таким образом, и в этом вопросе все подведено ко дню страшного
суда, посмертной жизни, раю и аду.
Роль, отведенная во всех учениях и догматах Корана Аллаху,
подтверждает мысль Ф. Энгельса о том, что «единый бог никогда не мог
бы появиться без единого царя… единство бога, контролирующего
многочисленные явления природы… есть лишь отражение единого
восточного деспота…»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 27, с, 56.]. Не
случайно, что среди «прекрасных имен» Аллаха есть слово «малик», то
есть царствующий, царь. И Коран провозглашает: «Благословен тот, у
кого в руке царство, потому что всемогущ…» (67:1).
Впрочем, в сказаниях о рае и аде, изложенных в Коране, немало
непоследовательности и противоречий. В частности, в Коране, как мы уже
отметили, нет единого взгляда на то, когда наступит загробная жизнь:
сразу после смерти или лишь после воскресения мертвых и всеобщего
божьего суда. Различные толкования этого вопроса были, по-видимому,
связаны с древнеарабскими представлениями, закрепленными в
мусульманском предании, по которым душа человека в течение года после
смерти держится вблизи тела и наблюдает за тем, как его наследник и
родственники исполняют свои обязанности по отношению к умершему и его
имуществу. Но та форма, в которой в Коране даны ответы на эти вопросы,
говорит о том, что они были вызваны практическими требованиями
момента. «Направления», которые получат умершие сразу или после дня
воскресения, будут разные. Одни из них явятся «путевками» в прекрасный
рай, другие — в ужасный ад, а третьи — между раем и адом, на
«преградах» (7:41-48; здесь «преграды», по-арабски «араф», — своего
рода мусульманское «чистилище»).
Интересно и то, как его авторам — жителям знойного юга —
представляется загробный мир. В раю будто бы не будет солнца и сильной
жары, но вместо этого — много влаги и тени; в аду, наоборот, — жара,
бушует огненное пламя. Там грешники «будут среди знойного самума и
кипящей воды, в тени от черного дыма: не будет им ни прохлады, ни
отрады!» (56:41-43).
Впрочем, страдая от жары, зноя и песчаных бурь — самумов, нередко
сопровождающихся разрушительными смерчами, арабы издавна испытывали
также страх перед холодными ветрами, дующими в зимнее время с
северо-запада, претерпевали много неудобств и от резкого падения
температуры ночью. Не случайно в арабских стихотворениях, дошедших до
нас в сборнике «Хамаса» («Доблесть»), дурной человек сравнивается с
«холодным, сырым северным ветром, сирийским», от которого
отворачивается лицо. А в мусульманском предании об аде рассказывается,
что среди его отделений есть одно — аз-Замхарира, отличающееся
страшным холодом. Это представление, по-видимому, получило широкое
распространение с того времени, когда мусульмане стали жить в странах
умеренного климата. В сочинении Ахмеда ибн Фадлана, ездившего в
921-922 годах вместе с посольством аббасидского халифа к царю волжских
булгар, рассказывается, что когда они были в Хорезме и достигли
области, где снег «падает не иначе как с порывистым сильным ветром»,
то «подумали: не иначе как врата Замхарира открылись из нее на
нас»[Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. М.-Л., 1939, с. 58; Ковалевский
А.П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг.
Харьков, 1956, с. 123.]. В позднейшем сочинении турецкого богослова
Фурати «Кырк сюаль» говорится при описании мусульманского ада
(джаханнам), что в нем есть отделение, где «господствует холод — и
настолько сильный, что если бы хоть незначительную часть его
неосторожно как-нибудь выпустить, то от него погибли бы все земные
твари»[Кырк сюаль. Казань, 1889, вопрос 11, с. 20.].
Характерно также, что, по представлениям последователей
мусульманской секты исмаилитов, живших в суровых условиях долины Хуф
на Памире, на высоте около трех тысяч метров над уровнем моря (верхнее
течение Амударьи, или, иначе, Пянджа), ад — «очень холодная страна,
где никогда не бывает тепла, страна, наполненная змеями и различными
насекомыми, среди которых живут грешники, мучаясь раскаянием в
содеянных грехах»[Андреев М.С. Таджики долины Хуф (Верховья Амударьи).
Вып. 1. — Труды Академии наук Таджикской ССР, 1953, т. 7, с. 205.].
Из этих примеров видно, как в религиозных представлениях людей
своеобразно отражаются особенности их жизни.
Коранический рай крайне чувствен, «экзотичен». Составители Корана
не пожалели на него красок. «…Вступившие в рай за свою деятельность
возвеселятся; они и супруги их, в тени, возлягут на седалищах; там для
них плоды и все, чего только потребуют» (36:55-57). Рай божий,
согласно Корану, обещается праведникам как «блеск и радость» (76:11),
он обширен, «как обширность небес и земли» (3:127); «в нем реки из
воды, не имеющей смрада; реки из молока, которого вкус не изменяется;
реки из вина, приятного для пьющих; реки из меда очищенного» (47:
16-17). Вошедшие в эти «сады эдемские… нарядятся там в запястья
золотые, жемчужные; там одежда на них шелковая» (35:30).
Ислам — религия классового общества, в его учении о рае это нашло
отражение. Коран сулит верующим райскую прохладу, приятные напитки и
черноглазых дев — гурий в воздаяние за их покорность. «Истинно, —
заключает Коран свое сказание о рае, — это есть великое блаженство!
Ради подобного сему — да трудятся трудящиеся» (37:58-59).
Как и всякое религиозное учение о загробной жизни, сказание
Корана о прелестях мусульманского рая всегда являлось в
эксплуататорском обществе классовым орудием власть имущих, средством

превращения трудящихся в безвольных рабов. Чем тяжелее, безвыходнее
было положение эксплуатируемых в реальном мире, тем более красочно и
заманчиво рисовался фантастический рай.
Подобное социальное значение имеют и рассказы Корана о мучениях
грешников в аду, где всемилостивый Аллах для них «приготовил цепи,
ошейники, геенское пламя» (76:4).
Неправильно вместе с тем модернизовать коранические представления
о рае, аде и преградах между ними. Хотя и сказано, что, например, рай
просторен, «как обширность небес и земли», но одновременно
оказывается, что попавшие в рай смогут даже «перекликаться» с теми,
что томятся в аду. И при этом, как и в земной жизни, они будут
преисполнены фанатической ненависти к тем, кто страдает в геенне
огненной. Ибо, по Корану, главное в том, какую веру исповедуют люди.
«У всякого народа — свой предел; и когда придет их предел, то они
не замедлят ни на час и не ускорят… Кто же несправедливее того, кто
измыслил на Аллаха ложь или считал ложью его знамения? Этих постигнет
их удел из книги (то есть предопределенное, предначертанное наказание.
— Л.К.). А когда придут к ним наши посланцы, чтобы завершить их жизнь,
они скажут: «Где же те, кого вы призывали помимо Аллаха?» Они скажут:
«Потерялись от нас!» И засвидетельствуют против самих себя, что они
были неверными. Он (Аллах тогда. — Л.К.) скажет: «Войдите среди
народов, которые прошли до вас из джиннов и людей, в огонь!» Каждый
раз, как входил один народ, он проклинал ему подобный. А когда они
собрались все там, то другой сказал о первом: «Господи! Эти сбили нас,
пошли же им наказание двойное из огня». Он (Аллах. — Л.К.) сказал:
«Каждому — двойное, только вы не знаете!» И сказал первый другому: «У
вас не было преимущества перед нами; вкусите же наказание за то, что
вы приобрели!» (К., 7:32,35-37).
Таковы «гуманные» отношения между людьми, даже целыми народами,
воспитываемые Кораном. Для достижения большего эффекта писавший один
из аятов 7-й суры прибег даже к известному евангельскому изречению,
впрочем, близкому образам аравийской действительности: «Поистине, те,
которые считали ложью наши (Аллаха. — Л.К.) знамения и превозносились
над ними, не откроются им врата неба, и не войдут они в рай, пока не
войдет верблюд в игольное ухо (ср. евангелия от Матфея, гл. 19, с. 24;
Луки, гл. 18, ст. 25; Марка, гл. 10, ст. 25. — Л.К.). Так воздаем мы
грешникам!» (К., 7:38).
В рай же, где «текут реки», «пришли посланцы господа… с
истиной, и было возглашено: «Вот вам — рай, который дан вам в
наследство за то, что вы делали!» И воззвали обитатели рая к
обитателям огня: «Мы нашли то, что обещал нам наш господь, истиной,
нашли ли вы истиной то, что обещал ваш господь?» Они сказали: «Да». И
возгласил глашатай среди них: «Проклятие Аллаха на неправедных,
которые отвращают от пути Аллаха и стремятся обратить его в кривизну и
не веруют они в жизнь будущую!» И между ними — завеса, а на преграде —
люди, которые знают всех по их признакам. И воззовут к обитателям рая:
«Мир вам!» — и те, которые не вошли в него, хотя и желали… И
возгласят обитатели огня к обитателям рая: «Пролейте на нас воду или
то, чем наделил вас Аллах!» Они скажут: «Аллах запретил и то и другое
для неверных…» (К., 7:41-44,48).
Итак, когда в попавших в рай проснутся чувства сострадания,
человеколюбия, то их тут же заглушат запретом всемилостивого Аллаха.
Более того, «когда они (попавшие в ад. — Л.К.) будут умолять о помощи,
им помогут водою, подобной растопленному металлу, которая будет жечь
лица. Мучительное питье! Томительное место отдохновения!» (18:28).
«Каждый раз, как захотят они выйти из него (ада. — Л.К.), из мучений в
нем, они будут возвращаемы в него: «наслаждайтесь мукою в пламени!»
(22:22). Когда же страдальцы валу предпочтут смерть испытываемым
мучениям, их лишат и смерти. «Они воскликнут: о Малик[В данном случае
слово «Малик» — собственное имя ангела, владычествующего над джаханнам
— геенной, адом. Помимо него в кораническом аду 19 стражей (74:
30-31).], господь твой послал бы нам кончину! Он скажет: вы останетесь
здесь навсегда» (43:77). Но грешники не успокоятся. «И когда они,
связанные одни с другими, им (Маликом. — Л.К.) будут повергнуты в
тесное поместилище, тогда они там будут просить себе уничтожения.
Вдень этот, — учит Коран, — не просите себе однократного уничтожения,
но просите себе многократных уничтожений» (25:14-15). Но в геенне «ему
(виновному пред Аллахом. — Л.К.) ни смерть, ни жизнь» (20:76), «он в
нем (в великом огне) не умрет, но и не будет жить» (87:12-13). «Там, —
возвещает Коран, — они пробудут, пока существуют небеса и
земля[Утверждение, имеющее противоречивые истолкования.], если только
господь не захочет чего-либо особенного: ибо господь твой есть
полновластный совершитель того, что хочет» (11:109).
Таково человеколюбие рассматриваемой нами книги, которую порой и
теперь люди, как следует в ней не разобравшиеся или доверяющие ее
превратным истолкованиям, сознательным искажениям, характеризуют как
произведение последовательного высокого гуманизма.

x x x

Итак, специфические задачи создания книги, якобы передающей
несотворенное «слово Аллаха», было трудно совместить с изложением
истории человечества. И это, естественно, привело к весьма
облегченному, хотя в целом вполне продуманному подбору материала.
Речь в Коране идет прежде всего об арабах и Аравийском
полуострове, а также о том, чем они обязаны Аллаху, его посланникам и
пророкам. В связи с этим изложены и сказания о сотворении Аллахом
мира, небесного свода и Земли, а также об ее благоустройстве, флоре и
фауне. Рассказано также о сотворении ангелов, джиннов и человека,
подчеркнуто при этом, что их главная цель — хвалить Аллаха. А далее с
падением Иблиса и грехопадением первых людей излагаются новые заботы:
посылка посланников и пророков Аллаха к людям, дабы те не сбивались с
«прямого пути», не совращались в многобожие, ширк.
Посланников и особенно пророков, по подсчетам мусульманских
богословов, были тысячи. В Коране их названо 28, начиная с Адама —
первого человека — и кончая последним — Мухаммедом, «печатью
пророков». Но Аллах тут же замечает, по-видимому, своему последнему
посланнику, что «мы посылали посланников до тебя; о некоторых мы
рассказали тебе, о других не рассказывали» (К., 40:78). «К каждому
народу был свой посланник» (10:48). Некоторые из них были
потомственными как «род Имрана»(3:31-32; 66-12).
В вопросе о том, одни ли люди в числе, посланников Аллаха, есть
несогласованность. Так, в суре 22 сказано: «Аллах избирает посланников

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

одним очень тяжелые, а другим легкие. Против скорбей одно средс-
тво: терпение и молитва, сказал преп. Марк подвижник.

Большая наша ошибка, что мало думаем о переходе в другой мир,
ведь эта наша жизнь в юдоли сей плачевной, ничто иное, как путь к
вечности и приготовление к ней. О, вечности, ты вечность, не име-
ющая конца. Жутко здесь, хоть иногда тяжело живется, постигают
тяжкие скорби и лютые болезни, однако есть некоторая отрадная
мысль: умру и все это кончится, а там-то чего ждать?
Господи! Имиже веси судьбами, спаси нас грешных. Аминь! Вы пи-
сали: «вы знаете мою скорбь, от которой я только и спасаюсь в мо-
литвенном уповании на милость божию. Представляя его благой воле,
промыслительно устроить все, во благо нам». Выражено хорошо, даже
до слез. Именно только этот способ облегчит скорбь и упразднит
смущение. Вы читаете преп. Варсанофия Великого. Очень назидатель-
ная книга, я всю свою жизнь зубрю и не могу начитаться.
Святое писание могут понять правильно только чистые сердцем,
они уразумеют волю и намерение божие в писании, а людям с неочи-
щенным сердцем от страстей, послужит камнем преткновения.
Не мне бы отвечать на ваше письмо, но я забыл свое невежест-
во, написал, что было у меня на сердце.

52.
10.1.1951г.

Христос посреди нас!

Боголюбивейшая матушка. Твое содержательное письмо получил
своевременно; пишешь о своих переживаниях. После хорошего настро-
ения опять было и смущение и уныние; иначе и быть не может в сей
юдоли плачевной: даже и святые угодники божии не были свободны от
подобных изменений; прочти у пр. Исаака сирина 46 главу.
Еще пишешь, что твоя знакомая попала в секту. Очень жаль, что
наши православные очень мало знают свое учение и легко уклоняются
в разные секты. Ибо все секты, ереси и расколы основаны на гор-
дости и самовнушении. В православие авторитет — вселенские соборы
и учение св. Отцов. Господь сказал: «Блаженны чистые сердцем, те
Бога узрят». Вот св. Отцы божией помощью очистили сердца от
страстей. Они правильно знают, волю божию, открытую в святом пи-
сании, а не очистившие сердце от страстей, не могут правильно по-
нимать св. Писание, и такие люди претыкаются на святом писании,
уклоняются с правильного пути и идут в разные стороны. Так ска-
зать: сошли с большого парохода и сели на утлую ладью и хотят пе-
реплыть житейское море, и погибают в волнах суетных мудрований.
Они вырывают текст из св. Писания для оправдания своего заблужде-
ния.
Мне время маловато вести переписку с твоей знакомой, пусть
она возьмет книгу епископа Феофана «путь ко спасению», в ней най-
дет разрешение ее вопросов, умудри ее Господи.

53.
20.1.1951г.

Ты пишешь, что осуетилась и мало ревности подняться от земли.
Не горячись, будь довольна тем, что есть: стремление о едином на
потребу. Всякому свой образ жизни; сообразуйся со своим положени-
ем и умудряйся, чтобы было все ради Бога. К созерцательной жизни
не стремись, старайся проводить жизнь деятельную, ведь я тебе го-
ворил: старайся исполнять евангельские заповеди, ибо суд во вто-
рое пришествие будет по Евангелию. Впрочем, Бога не представляй
строгим карателем. Он очень милостивый. Слава, Господи, твоему
милосердию! Аще случится пошатнуться в добродетели — не трепещи,
ибо наше естество очень изменчиво. Ангелам, только, свойственно
неизменно стоять в добродетели. По апостолу: «Задняя забывай и
вперед стремится».
Теперь я мало читаю книг, повторяю только по пометкам, они у
меня помечены в разное время. Определенного, молитвенного правила
не держу, стараюсь держать правило мытаря. Больше люблю читать
евангелие, апостольские послания и псалтырь с толкованиями. Когда
лягу в кровать, стараюсь читать евангелие, сколько знаю на па-
мять, для меня это очень полезно. Поговорить о едином на потребу,
не обретох единомысленного: ах, какое великое благо для нас греш-
ных святоотеческое писание; начну читать, точно раньше и не читал
это. Вот, сегодня прочел у пр. Исаака сир. 34 слово, замечатель-
ное. Меня теперь занимает мысль о вечной жизни. Вечность — и кон-
ца нет, жутко делается! Здесь на земле, как тяжело не жилось бы,
— или сильные скорби, или тяжелые болезни — все же они кончаются
со смертью человека. Иные в тяжелые минуты говорят: умереть ско-
рей! Какое то есть утешение, что кончатся страдания, а в будущей
жизни чего ждать, вечность не имеет конца, Господи! Помилуй нас
грешных. Утешительно читать евангелие. Иногда встану ночью, проч-
ту главку и лежа повторяю, даже слезы прошибают от божьего мило-
сердия. Дивное божие милосердие, для нас грешных, принял нашу
плоть и стал истинным человеком (кроме греха), не скрою от тебя,
пишу эти строки и плачу. Пишу тебе не по тщеславию, а просто де-
люсь своими переживаниями, как для человека единомысленного.
Эту седмицу я служу и тебя поминаю в своих молитвах, храни
тебя Господь. Просфорочки потрудись передать: себя то не обидь —
возьми две.
Призываю на тебя божие благословение, с любовью о Христе.

54.
2.5.1951г.

Вот, какая ты оказалась немощная духом. Удалили с послушания
и сердце защемило, даже говоришь «выгнали довольно некрасиво, как
малую девчонку». Скорбь-то твоя пустяшная, даже и обижаться-то не
на что. Надо бы довольной и благодарной что теперь, можешь стоять
в церкви без всякой суеты, а раньше ведь писала мне, что как бы
недовольна была этим послушанием. А как сменили, ну сердце и за-
щемило. Хорошо, что созналась и покаялась. Бог простит. Однако
знай, что без смирительных случаев нам не смириться.
Читаем св. Евангелие и забываем страдания Спасителя. Он был
совершенный Бог и совершенный человек (кроме греха), ради нашего
спасения терпел поношение, укорение, заплевание, ударение в лани-
ту, биение по голове тростью и поносную смерть на кресте; прости
нас Господи, за наше нерадение и не внимание к твоим страданиям!
А у нас, что получается? Даже ускорительного слова не сказали и
то сердце защемило; значит нет смирения — а гордынка. Без смире-
ния нет спасения и подвиги наши будут тщетны. Господь дает даро-
вание не за труды, а за смирение, так нас учат св. Отцы. Во время
скорбей надо читать св. Евангелие и св. Отцов писание.

55.
1952г.

… Ты все осуждаешь себя и считаешь никуда негодной и хуже
всех, но это одни только слова у тебя, а чувствуешь себя непло-
хой; если бы так и чувствовала, как говоришь, то не осуждала бы
других ни в чем, и не оскорблялась бы на то, что я Х. Назвал ум-
нее тебя. Ха, ха, ха! Какая ты бестолковая. Еще пишешь «Чтобы я
вымолил у Господа, быть тебе хорошей», вот еще какая бестолковая
просьба! Тоже подобная смеху: она будет жить спустя рукава, а
старец вымаливай, чтобы быть ей хорошей. Но по духовному видению
так не бывает; ни Бог, ни я, тебе не помогут, если сама не будешь
трудиться в благочестии, сказали св. Отцы.

Вчера пришел ко мне инок и говорит: «у меня есть очень боль-
шой грех, не знаю простит-ли мне Господь». Я спросил какой? «Хула
на Бога и на святые тайны»». Я говорю ему: в этих мыслях нет гре-
ха, ибо он от дьявола и называются прилогами, а прилоги безгреш-
ны; не обращай на них внимания и мысль возведи на какой-либо
предмет святого писания. Еще поговорил с ним на эту тему и дал
ему Листвичника, чтобы прочел там о хульных помыслах.
Сегодня 4-ое января св. Церковь празднует 70 св. Апостолов.
Из них 5 апостолов отпали. Иуда, Николай — был епископом, Фегель
— был епископом, Ермоген тоже был епископом, Димас — был иерей и
служил идолам. Меня занимали раньше такие мысли: почему Господь
избрал этих в ученики для проповеди? Ведь он знал, что они отпа-
дут. Но во время службы, как-то стало мне ясно, что Господь по
своей благости призывает к себе всех, но свободную нашу волю не
нарушает, а если кто уклонится от добродетели в порочную жизнь
добровольно — сам виноват, так как не потрудился по свободной во-
ли во угождение Богу. Один возлюбил деньги, а другой век сей вре-
менный, так и прочие отпавши. По свободной нашей воле мы должны
трудиться в угождении Богу, тогда благодать помогает нам, а если
не будем трудиться и благодать божия не поможет: наш труд и бла-
годать божия идут совместно.

56. День святой троицы.
17.5.1951г.

Письмо послушнице.

… Не унывай, духовное чадо, и не отчаивайся о спасении свой
души, эти мысли от лукавого беса: просто не принимай их. А в ду-
ховное руководство, в книгу преп. Аввы Дорофея советую тебе поча-
ще заглядывать: вот и старайся жить по его совету, умудри тебя
Господи. Состарился я в монастыре, а все зубрю эту книгу, она у
меня настольная и заглядываю в нее почти ежедневно, ибо она име-
нуется монашеской азбукой.
Когда работаешь вместе с сестрами, можно поговорить с ними:
только чтобы не было осуждения и клеветы, впрочем св. Отцы сказа-
ли «духовный разговор серебро, а молчание золото», а о празднос-
ловии — сама уразумей.
Вот, что еще я тебе скажу. Особо дружбы не заводи ни с кем,
иначе наживаешь много бесполезных скорбей, и жизнь твоя будет
многовоздыхательная. Старайся свою волюшку оставить позади себя.
За большие подвиги не берись, и никого ни в чем не осуждай, и не-
мощи в других не замечай, но смотри на свои, которых, конечно,
найдешь немало. А страсти, о которых ты пишешь, мы победим своими
силами не можем без божией помощи. Мы должны стараться искоренять
их, а чтобы совсем побороть их зависит от божией благодати. Ты
еще молода, не верь себе и смиряйся, пока ляжешь в гроб, твои го-
ды скользкие. Впрочем, что и стрясется, по немощи человеческой,
не мятись и не малодушествуй, ибо мы не мудрее премудрого соломо-
на, и не кротче св. Пророка Давида и не ревностнее апостола Пет-
ра. Господь знает нашу человеческую немощь, дал нам в помощь по-
каяние, и нет такого греха, чтобы победило божие милосердие, и
все наши грехи, какие бы они не были, в сравнении с божим мило-
сердием — что горсть песку брошено в великий океан.
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, много ста-
ричков ходят с помощью палочек, вновь поступающих нет, так как в
данное время молодежь воспитывается не в религиозном духе. По за-
мечанию епископа Игнатия Брянчанинова, — мы уже последние монахи.
Впрочем судьбы Господни непостижимы нам грешным.
Будь, Господи, воля твоя во всем. Призываю на тебя божие бла-
гословение, Господь и Царица Небесная помогут тебе в тяжелые ми-
нуты.

57.
16.8.1951г.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Ты жалуешься, что не можешь сосредоточиться на молитву, —
«Все есть еще бесчувствие», сознаешь свое нерадение, а не влияние
внешних дел. Да, сладостна молитва, но требует большого труда, и
«молитва до последней минуты жизни требует борьбы», сказал авва
агафон. Однако, должна знать, что всякому житию свой чин. Ты жи-
вешь в миру — вот и старайся исполнять свое дело добросовестно,
на которое поставлена божиим промыслом. Не осуждай никого ни в
чем, всего чего не любишь сама, того не делай другим. Не любишь,
чтобы тебе говорили неприятное, или укоряли, или досаждали, или
грубо обращались, или злоречили и ты ничего такого не делай нико-
му. Вот твоего жития чин и старайся так жить, а в чем совесть об-
личает, кайся Господу. А куда ты стремишься, — это достояние ино-
ческого отшельнического жития, и оно требует совершенного беспо-
печения, а главнее всего глубокого смирения: без смирения суетны
все подвиги. Ты ведь занята целый день заботами, да хлопотами.
Как возможешь сосредоточиться в молитве? Если найдется свободная
минутка, прочти в евангелии несколько, и апостольского послания,
и еще загляни в святоотеческие книги. Умудри тебя Господи.
Относительно твоего разговора, усматривай сама. Все-же, если
человек куда сам не стремится и выбирают его на какую-либо долж-
ность значит, на это есть воля божия и Господь поможет; а от неп-
риятностей никуда не уйдешь. Куда бы человек не ушел — они с ним
пойдут.

58.
22.10.1951 г.

…А ты ноешь, что у тебя нет для себя добрых дел! А это разве
не дела добрые, — на работе, которыми обременена по горло. Если к
этому прибавить еще: не осуждать других, и чего себе не хочешь,
того и другим не делай, этого и довольно с тебя, будь спокойна. А
нос задирать от хорошего положения, по-моему, крайнее безумие для
Христианина, стремящегося к духовной жизни. Умудри тебя Господи.
Не разумно, даже и грешно, так думать, «что ты пропала бы без
меня». Читай св.Писание, и св.Отцов и умудряйся. А что значат мои
советы, когда сам иду ощупью; если что пишу, из тех же источников
черпаю. Я подобен бане: других омываю, а сам остаюсь таким же
грязным.
Храни вас Господи.

59.
3.2.1951 г.

Спрашиваешь, можно-ли идти на собрание? Усматривай сама, по
совету пр. Варсанофия Вел. Помолись прежде; куда мысль склонна
будет — так и поступи. Впрочем, не собрание причина твоего смуще-
ния, а самомнение твое.Почему так говорят, а не так как мне надо.
Но ты вот что сделай: во время собрания, читай со вниманием мо-
литву, тогда ты будешь спокойна и виднее тебе будет весь разго-
вор.
Сегодня, 3-го, похоронили иеродиакона Корнилия. Наверно, ты
помнишь его, — все время пел молебны. Поболел только три дня,
ежедневно я причащал его; утром причастил, а ночью в 12 ч. Умер,
так тихо, что не слыхали даже, которые с ним живут, четыре инока.
В 12 ч. Посмотрели, а он уже скончался, глаза закрыты и руки сло-
жены на груди. Блаженная кончина.

60.
20.1.1952 г.

Как слышно, твой муж пьет. Что делать? — Не скорби, и не осуж-
дай его, ведь у всякого свои немощи и недостатки. Он ведь тоже не
без немощей, и не без недостатков. Так вот, учитесь друг у друга,
тяготы носите, и так исполните закон Христов. Умудри вас Господи.
А как время-то летит быстро, ждали рождества Христова, креще-
ние и новый год, и все это прошло, теперь будем ждать св.Пасхи.
Конечно, прежде великого поста надо ждать, как приготовительное
средство, чтобы совершение справить светлый Христов праздник.
Вот, что я заметил: под старость время летит быстрее, ибо
чувствуется, что все кончено, приближается время перехода в веч-
ность, как то и интересы все пропали. А вот открой ум у молодых и
увидишь, как у них фантазия играет: они счастливы, получать хоро-
ших женихов, будут Богаты, и хорошо пойдет семейная жизнь, и мно-
гое другое на эту тему, эти картинки пройдут у них в голове, и
опять останутся одни.
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, а все-же сос-
тарилось наше братство, просто Богадельня, один другого старше,
если доживу до февраля, тогда стукнет мне 79 лет — почтенные, и я
созрел к переходу в вечность. Благодарю Бога, что до таких годов
дожил, и удостоил меня грешного провести всю жизнь в монастыре.
Не знал мирской суеты, наполненной лукавства, тщеславия, лицеме-
рия, лжи и гордыни; а с этими пороками разве почувствуешь, когда
в душе свой мир и умиление? Я полагаю, нет.
Вот ты с мужем, посещая театр и маскарады, что чувствуете,
когда придете домой? Конечно, получаете некоторое впечатление,
там получившееся, и будете ждать времени еще и еще посетить те же
места, разве только если нельзя будет пойти по болезни. Вот в та-
ком порядке и проходит мирская суетная жизнь. А когда человек бу-
дет лежать на смертном одре, или в болезни, вот тогда-то и при-
дется испытать неожиданные явления, и вся прошлая жизнь будет че-

редоваться событиями, какими он жил, тогда только человек позна-
ет, что мир сей обманщик.
На все ваше семейство призываю божье благословение.

61.
18.2.1952 г.

У вас детей нет и вы желаете иметь их, ваше желание естествен-
но в порядке вещей. Однако, всяко бывает; не на радость родителям
дети бывают, а на великие скорби. Расположимся на волю божию, ибо
он знает наши нужды раньше нашего прошения; если на пользу, будут
и дети без операции докторской. Будем молиться так: Господи, ты
знаешь наши нужды раньше нашего прошения, благослови по своей
благости, что будет нам на пользу. Аминь!

62.
12.12.1952г.

Твое сердечное письмо я получил своевременно; от души благо-
дарю за твое доброе желание и расположение к моему убожеству.
Радуюсь, что оперировали тебя благополучно, не моя слабая мо-
литва помогла тебе, но вера твоя в молитвы мои. Это видно из свя-
того евангелия; много раз говорил спаситель: «по вере твоей да
будет тебе».
Я лежал в больнице в городе Иоенсуу две недели; теперь с
божьей помощью, чувствую себя хорошо.
Очень хорошо знаю я желание женщины; иметь чад и ее скорбь не
иметь детей. Мое желание, чтобы Господь исполнил по желанию ваше-
го сердца; расположимся на волю божию и будем ждать его милости.
Ты предлагаешь свои услуги помочь чем-либо мне, все у меня
есть, не надо посылать ничего. А по получении сего письма, напиши
мне свое самочувствие, буду ждать терпеливо твое письмо.

63.
27.4.1952г.

Все отвечал на письма разным лицам, вот очередь пришла и на
твои письма надо отвечать. Это хорошо, что любишь дома сидеть и к
себе никого не звать, а если люди что скажут, ты держись своих
убеждений. Тоже хорошо держать себя подальше от приходских дел, а
когда что коснется и надо говорить — не забудь, прежде помолись
на опыте увидишь пользу. Хоть и тяжеловато терпеть скорби, но
очень полезно. И мы должны готовиться, с божией помощью терпеть;
поношение, укорение, презрение и насмешки, если так подготовимся,
когда он придут, легче будет переносить их. Люди непостоянны; се-
годня хвалят, а завтра свалять.

64.
26.6.1952г.

Твою посылочку и письмо, получил я своевременно. За посылочку
надо тебя не благодарить, а побранить, сама живешь в скудости и
выдумала посылать посылочки, да еще схимнику, который должен пи-
таться хлебом и водой по примеру св.Отцов. Говорю тебе строго,
чтобы впредь этого не было.
Ты пишешь, «что ленивая и нерадивая» и просишь, что-бы пору-
гал тебя. Как я могу тебя ругать, когда сам состарился и этим не-
дугом одержим и у меня его больше, чем у тебя. Все-же не будем
унывать и отчаиваться, смиримся и положим начало, хотя и в 11-ый
час мы пришли(мо.20). Но Господь очень милостивый, такую же плату
дает, которые трудились с утра. Слава Господи, святому милосердию
твоему!
Господь дает молитву молящемуся; все-же знай, что молитва
требует борьбы, даже до смертного часа; будь довольна, какая у
тебя есть молитва, к умилению и слезам не стремись, а когда они
придут, остановись, пока сами пройдут. Молитва или память божия
это равносильно; можно ходить, или что делать, и думать о Боге —
и это также молитва.
Старайся никого не осуждать, и чтобы вражды не было бы ни на
кого, иначе молитва в толк не пойдет. Умудри тебя Господи.

65.
17.9.1952г.

Порадовался я, что и ты стала читать духовные книги, сама
опытом почувствуешь духовную пользу от этого чтения, добрый час,
продолжай заниматься духовною жизнью.
Скажи, чтобы она молилась за родителей своего мужа и в церкви
подавала об упокоении душ их. Хоть сердце не хочет этого, пусть
понудить, иначе Бог не примет ее молитвы о спасении души своей.
Господь заповедал нам даже любить врагов наших (от Мат.5,44, и от
Луки 6, 27-35). Сам Господь даже молился за распинателей: «Отче,
отпусти им, не видят бо, что творят» (от Луки 23, 34) св. архидь-
якон Стефан, когда побивали его камнями, молился так; «Господи не
постави им греха сего», и сея рек успе.
Господь, в святом Евангелии много раз говорит о прощении
обид. А ты по своей немощи, а может быть и по гордости, не хочешь
поминать своих обидчиков. Знай, что суд будет во второе пришест-
вие по Евангелию, ибо пройдет небо и земля, но ни иота едина, или
едина черта не прейдет от закона (от Мат. 5,18). Страшно не ис-
полнять евангельских заповедей! Молись, чтобы Господь смягчил
твое сердце, не помнить обид, и ты могла молиться за родителей

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

твоего мужа. Может быть мои эти строки покажутся тебе строгими,
но иначе не могу писать.
Преп.Варсанофий Вел. сказал: «Мать Сарра сказала: если буду
желать угодить всем людям, то придется каяться в дверях их».
О моей болезни, скорбеть тебе не надо, — будет погрешительно
с твоей стороны. Долго ли продлится моя жизнь в сей юдоли плачев-
ной неизвестно; хоть служить трудновато стало — причащаюсь в ал-
таре, все же хожу к службам, в трапезу и на прогулку.
Немощей бояться не надо, ибо Господь снишел с небес для не-
мощных. Человек, если сознает свою немощь и покается, Господь, по
своей благости, не помянет его немощей и грехов. Больше всего на-
до бояться дьявольской гордости, тщеславия, вражды и осуждения, а
немощи смиряют наше мнимое благочестие. Не удивляйся что хорошие
люди, близко стоящие к церкви, глубоко верующие из-за какого-ни-
будь укола все поносят. Эти люди внешне, они не имеют понятия о
едином на потребу, потому внешнее благочестие и не пользует их. А
о Х. надо молиться и сочувствовать ее тяжелому крестику.
На днях говорит мне некий инок: «Надоело жить, хоть бы уме-
реть и желаю, чтобы превратиться в небытие». Но я промолчал:
знаю, что он не примет моих советов. Все иноки ведь начитаны, и
кто как понимает Богословие и святоотеческое учение, правильно
или неправильно, и держатся своих убеждений: таким людям посто-
ронние советы не подойдут, они сами охочи учить других. Ах! Как
хорошо выразился преп. Авва Дорофей: » каждый небрежет и не соб-
людает ни одной заповеди, а от ближнего требует исполнения запо-
ведей». В течение дня сколько приходится видеть подобных приме-
ров: кончено я не обращаю внимания на них ибо это какое-то обыч-
ное явление: если следить за собой, увидим в своем сердце просто
хаос, и подобные явления сердца не задевают.

66.
4.12.1952г.

Судьбы Господни не постижимы нам грешным и никакой ум понять
не может, и не будем допытываться, кому какой крест Господь дает.
Если и поносит и срамит нас, то не будем смущаться и осуждать ее,
но будем молиться, чтобы Господь помог ей и избавил ее от бед и
скорбей.
Знай, что поношения и посрамления, хоть и неприятно перено-
сить их, но очень полезно и спасительно для нас; если будешь вни-
мать себе построже — узнаешь опытом. Надо бояться похвалы, ибо
она воспитывает тщеславие и самомнение: горе, если похвала будет
выше дел.
Бедный Х. Опять запил. Передай им мой привет, пусть не уныва-
ют, Господь поможет им исправиться.
На всех вас призываю божие благословение.

67.
12.12.1952 г.

Христос посреди нас.

… Ты пишешь о своих болезнях, что они посланы Богом за грехи
твои. Нет, не так надо думать. Судьбы Господни не постижимы, и
наш ограниченный умишко не может понять их; кому какие болезни и
скорби даются Богом нам грешным, однако, знай, что в сей юдоли
плачевной, временной жизни, миновать их не можем.

Умудри тебя, Господи! Не представляй Бога очень строгим судьей
и карателем. Он очень милостивый, принял нашу плоть человеческую
и пострадал, как человек, не ради святых, а ради грешников, по-
добных нам с тобой. Отчаиваться не надо, ибо нет греха превышаю-
щего божие милосердие, отчаяние всегда дьявол наносит, его слу-
шать не надо. Старайся, по возможности, исполнять заповеди гос-
подни, не осуждай ни кого ни в чем и не будешь осуждена; если бу-
дешь следить за собой, конечно, найдутся грехи, которые не дадут
причины осуждать других. Еще: «чего себе не желаешь, того и дру-
гим не делай», и прочие евангельские заповеди.

Еще пишешь, что раньше молилась лучше, а теперь не слышу, как
стучит Господь в сердце. Тоже не так думаешь! Раньше у тебя мо-
литва была мечтательная и думала о себе нечто такое, а теперь
стала понимать маленько — вот, и увидела себя, какая ты стала.
Человек, чем к Богу больше приближается, тем больше видит себя
грешнее. Святой Петр Дамаскин пишет: «Если человек увидит свои
грехи аки песок морской, то в этом состоит здравие души». Вот
степень святых, а они опытные в духовной жизни; а люди хотят уви-
деть себя исправными во всем.

Конечно, хорошо бы поговорить лично о духовной жизни, ибо в
письме трудно писать о тонкостях в духовной жизни.
Благодари Бога, что он по своей благости, избавил тебя от не-
нависти к родителям твоего мужа. И впредь старайся н на кого не
иметь вражды, ибо от ближнего зависит жизнь и смерть.
Святой апостол Павел, перечисляя степени святых, сравнивает
одних солнцу, других луне, а иных звездам, и звезды имеют большую
разницу между собой, но нам бы с тобой быть хоть и малюсенькой
звездочкой, но на том же небе. А если, что и стрясется по челове-
ческой немощи, унывать не надо, смиримся, сознаем свою немощь и
покаемся; человеку свойственно падать, а дьяволу не каяться.
Буди, Господи, милость твоя на нас, якоже уповаем на тя,
аминь!

68.
23.12.1952 г.

… Преп. Моисей скитский говорил, приходящих ко мне за сове-
тами, одних утешал, и уходили с пользой душевной, а другим, к
стыду моему ничего не мог сказать на пользу, и уходили неутешен-
ные. Вот святые и то не могли сказать полезное и утешать. А я кто
такой, чтобы могу утешать в скорбях? Если кто и получал пользу от
моих советов, это совершалось по вере просящих. Иеромонах Варна-
ва, Троицкой лавры, прозорливый старец, посоветовал какому-то
купцу большое дело, но оно не оправдалось и получилось неловко.
На Валааме иеросхимонах Алексий, которого очень ублажал о. Ефрем,
посоветовал что-то некоей игумении, а потом одумался и всю ночь
катался точно веретено.

Вот те, которые обращаются ко мне, — с коротеньким умишком:
скажу тем свое мнение и потом всегда говорю: «Впрочем усматривай
сам или сама». Правильный совет могут давать только св.Люди, как
преп. Серафим Саровский и Сергий Радонежский. А как я могу сове-
товать правильно, когда сам иду ощупью?

69.
30.1.1953 г.

Ты все пишешь о своих скорбях и о своем внутреннем расстройс-
тве. Знай, что иначе и быть не может в сей временной жизни, и не
доискивайся, от кого и через кого они приходят, ибо без божьего
попущения они не бывают. Если и волос с головы не погибнет, то
тем более покровительство божие над человеком, и еще сказано «в
терпении вашем стяжите души ваши». Я и раньше тебе писал, в скор-
бях одно средство: молитва и терпение.
Во время скорби жди мирного устроения, а во время мирного уст-
роения жди — скорбного. В этой временной жизни — мирное и скорб-
ное переживание чередуются. И святые божие люди не были свободны
от этих переживаний. А ты хочешь найти какую- то новую стезю,
чтобы миновать тяжелые переживания, так не бывает. Ведь тебя пло-
щадною бранью не ругали и по щекам не ударяли? Вспомни-ка терпе-
ние Богочеловека: биение по щекам, тростью по голове, плевание в
лицо и разные насмешки, и это все терпел ради нашего спасения. А
мы, ради своего спасения, не хотим потерпеть и малых человеческих
неприятностей.
Пишу и краснею, других учу, а сам кругом виноват, все же не
отчаиваюсь, уповаю на благость божию, что он спасет своею ми-
лостью мя нерадивого.
Прости за краткость письма. С любовью во Христе.

70.
27.2.1953 г.

Письмо болящей.

Заступнице усердная мати Господа вышнего…

… Ты писала, что ты недостойна моего расположения. Но ни суд
божий и ни суд человеческий, перед Богом может быть я недостоин
твоего расположения ко мне грешному.
Вот по божией милости, тяжелая операция прошла благополучно.
Теперь чувствуешь себя очень тяжело, что делать? Приходится тер-
петь с расположением на волю божию.
Будем молиться так: «Ты, Господи, сердцевидче, знаешь нашу че-
ловеческую немощь, скорби и нужды раньше нашего прощения, и веру-
ем, что и волос с головы не упадет без твоей воли. Благоволи дать
нам жизнь нашу прожить по твоей воле, ибо мы грешные не знаем,
что нам полезно».

У меня ноги мои сдали, обе болят. Ты посмотрела бы, как я ут-
ром встаю, точно младенец, который только что учится ходить, по-
том раскачаюсь и хожу; служить затрудняюсь, причащаюсь в алтаре.
Все-же пока бодрюсь, ко всем службам хожу, только приходиться все
больше сидя слушать службу и молиться. Впрочем, св. Отцы сказали,
если и сидя по нужде молишься внимательно, Господь принимает твою
молитву, а если и стоя молишься, но рассеянно Господь не внемлет
такой молитве. Ибо внимание — душа молитвы (Варсанофий Великий
506 ).
Может быть летом приедешь к нам, тогда поговорим о едином на
потребу, а если умру, посети могилку мою, и помолись о упокоении
грешной души моей.
Призываю божие благословение, храни вас Господь и царица не-
бесная.

71.
9.8.1953 г. Письмо той же.

Христос посреди нас!

Вполне я сочувствую твоим переживаниям, даже и теперь тревожат
тебя грехи, сделанные в молодости твоей. Враг рода человеческого,
дьявол, навел на тебя страх открыть мне наболевшее свое сердце,
когда ты была в монастыре.

Всегда так бывает, когда человек творит грех, думает получить
утешение, но по вкушении греха выходит наоборот, великая скорбь и
томление духа, и бедная душа мечется точно рыба, выброшенная на
берег. Тяжелое состояние и человек приходит чуть-ли не в отчая-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ние. В такие тяжелые минуты хорошо бы поделиться с опытным чело-
веком, который, конечно, мог бы, без сомнения, помочь.

Нет такого греха, который бы превышал божие милосердие, и гре-
хи всего мира точно горсть песку, брошенная в море.

А ты пишешь: «Простит-ли тебя Господь». Созналась и покаялась.
Господь простил и не помянет твоих грехов. Будь в этом уверена (
пр.Езикель ). В прошлое твое тяжелое время, помучилась твоя бед-
ная душа, потерпела оброки греха. Но теперь будь спокойна и бла-
годари Бога за его святое милосердие.

Молитву Иисусову или память божию одинаково Бог приемлет. При
твоей жизни для тебя удобнее иметь память божию. Молитву умную
надо проходить под руководством опытного человека, который сам
знает это дело опытом.
Храни вас Господь. Прошу св.Молитв ваших.

72.
11.10.1953 г.

Письмо той же.

Христос посреди нас!

Ты любишь проводить время вечером уединенно и утешаешься ду-
ховно. Да, ночное время помогает сосредоточиться. Я тоже люблю
такое время. Кругом полнейшая тишина, как-то особенно чувствуешь
близость Господа.

При молитве появляется теплота, как ты пишешь. Это Господь да-
ет вкусить некоторое утешение нам грешным, чтобы мы не унывали в
молитвенном труде, когда теплота придет, надо остановиться на
этих чувствах, пока они не пройдут; только самой не надо стре-
миться к этому. Если будешь трудиться усерднее в молитве, тогда
теплота сердечная, по божией милости будет появляться чаще, толь-
ко не возмечтай о себе, что ты что-то великое получила, и от дру-
гих всячески скрывай. Если еще какие будут явления при молитве,
пиши мне.

73.
14.1.1954 г.

Письмо той же.

Получил твое письмо, вот ты опять больная, в скорбях и уныва-
ешь. Много-то не унывай, твои болезни и скорби не случайное явле-
ние, а Богом посланы, и нам непостижимо его святое промышление о
нас грешных; если Господь промышляет о птицах ( от Луки 12, 6 ),
так неужели ты забыта у него?

Твоя большая сложная операция отразилась на твоем организме,
«Земные врачи не помогли тебе», как ты пишешь. Я советую теперь
обратиться к небесному врачу душ и телес наших, к Господу. Кто
там твой духовник? Попроси его пособоровать тебя и причастить
св.Христовых таин. Впрочем, мирские священники как-то неохотно
соглашаются соборовать, но ты попроси, может быть и согласятся.

Если тебе приехать к нам теперь, то неудобно: у нас холодно,
ты больная, расход и потеря времени.

Господь душе и телу твоему да будет заступник. Аминь.

74.
12.3.1954 г.

Письмо той же.

…Господь, по своему милосердию, дал тебе хоть малую часть
вкусить, яко благ Господь, подобно как апостолам на горе Фаворс-
кой. Св.апостол Петр сказал: «хорошо нам здесь быть». Однако
знай, иногда приходится побывать на Голгофе. Не против чего так
не восстает дьявол, как против молитвы; иногда он наводит разные
помыслы, даже хульные, иногда действует через людей и бывают раз-
ные клеветы, иногда сухость в сердце, леность и многое другое.
Это я тебе напомнил, чтобы ты не унывала, когда придется испы-
тать упомянутое. Свое внутреннее утешение и скорбное испытание не
надо никому говорить, кроме духовного отца. Неопытные в духовной
жизни могут покривить духовное делание.
Старайся никого ни в чем не осуждать, а о вражде сама знаешь
по опыту. Во вражде Господь молитву не приемлет, все святое еван-
гелие говорит об этом.
Вот что еще: очень бойся возмечтать о себе, что ты что-то по-
лучила великое, а другие этого не знают. Ведь были такие подвиж-
ники, что были восхищены в другой мир и видели славу святых, люди
прославляли их и они возмечтали о себе и гордость дьявольская ов-
ладела ими, и они упали с духовной высоты и вели жизнь распутную
на посмешище людям.
Господь да хранит вас с дочерью.

75.
11.3.1953 г.

Заступница усердная, мати Бога вышняго

… Твое письмо я полу-
чил и прочел внимательно. Чувствую, что «уны дух твой в тебе и
сметеся сердце твое». В конце письма пишешь: «вы наверно почувс-
твуете, что хотелось мне сказать». Как же мне не почувствовать,
когда ты вся в меня! Что ты писала — все это у меня есть, точно с
моего сердца скопировала. Ну, что же нам с тобой делать? Не кри-
чать же караул! Отчаиваться не будем, потерпим и будем молиться,
чтобы Господь помог нам грешным положить начало. Ты пишешь «я
очень глупая, все хочу научиться уму-разуму, но ничего не выхо-
дит», а я век свой прожил в монастыре, и жизнь моя приближается к
смерти, а уму-разуму не научился, приходится умирать дураком.
Я ведь тоже, по натуре, человек ленивый, безвольный и застен-
чивый, но так не думаю, как ты думаешь: «наказание божие». Это
нам на пользу, от этого рождается смирение. Надо очень бояться
гордости, самомнения и тщеславия. От подобных неприятных чувство-
ваний и скорбей святые люди тоже были не свободны. Ведь наша
жизнь, подобна кораблику, плывущему в море, — приходится все
невзгоды терпеть, иначе и быть не может.

76.
4.10.1955г.

Христос посреди нас!

Радуюсь, что вы помните Валаам и чувствуете помощь от преп.
Сергия и Германа. Вы пишите, что имеете вражду на тетю уже 16 лет
и не можете примириться. Это очень печально: знай что твои добро-
детели Богу не угодны. Как ты можешь читать молитву Отче Наш
«…Остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должникам нашим»?
Сама не прощаешь, а просишь у Бога прощения? Всуе молишься, Бог
не простит тебе до тех пор, пока не примиришься с тетей. Прочти в
Евангелии, в 5-ой главе от Матфея ст.23. Сам Господь даже молился
отцу своему за распинателей: «Отче отпусти им, не видят, что тво-
рят» (от Луки 23,34). И св. апост. архид. Стефан молился за поби-
вающих его камнями: «Господи не постави им греха сего» (деяния
апост.7,60). Вот какие примеры имеем, а ты не можешь примириться
с тетей. Пишешь, что она обидела тебя, но внимательно рассмотри
себя, может быть ты и сама не права была; пусть будет так, что
она напрасно обидела тебя, все же ты должна сходить к ней и при-
мириться. Хотя жестокое сердце твое не захочет примириться, по-
нудь его, помолись Богу и проси его помощи, чтобы Господь смягчил
сердце твое, непременно так сделай, иначе ты погибнешь. Ибо суд
божий во второе пришествие будет по евангелию.
В молитве ко св. Причащению говорится «иди примирись тя опеча-
лившим», а если не примирившись приступишь ко св. Причащению,
тогда св. Тайны не вменятся в тайны. Вот, что еще есть в церков-
ной истории: были очень большие друзья, священник Саприкий и ми-
рянин Никифор. Дьявол навел на них такую вражду, что никак не
могли примириться. Тогда было гонение на Христиан, священник Сап-
рикий много претерпел мучений, приговорили отсечь ему голову. Ни-
кофор спросил священника: мучениче Христов, прости меня ради
Христа, но жестокий священник не простил и сказал мучителям: от-
рекаюсь от Христа, а Никифор объявил себя Христианином и отрубили
ему голову. Саприкий погиб, а Никифор стал мучеником. Вот какой
тяжкий грех вражда, после тяжких мучений погиб человек. Из многих
примеров написал я тебе немного. Не пиши мне писем до тех пор,
пока не примиришься с тетей.
Призываю на вас божие благословение, примири и храни вас гос-
подь.

77.
1953г.

Милость божия да будет с тобой духовное мое чадо…! Твое
смущение и исповедь мне понятны; Бог тебя простит, чадо, — будь
спокойна. По твоем отъезде без тщеславия тоже приступил ко мне и
стал смущать меня разными прилогами: но я с божией помощью сразу
же отразил его. Благодарю Бога за скорую помощь и за молитвы
св.Подвижников, ибо я советами их руководствуюсь в сей юдоли пла-
чевной. Кто я такой без помощи божией?
Прах земной и отвратительный смердящий гной. Сколько я тебе
говорил, духовное чадо, на пользу души и давал духовные советы,
заимствованные от св.Писания и св. Отцов, а ты оказалась очень
бестолковой; готова даже жернов-камень вешать на себя и в воду. А
знаешь-ли причину? Я объясню тебе: самомнение и тщеславие: они-то
не дают тебе видеть себя, какая ты, в сущности, а возмечтала
что-то великое о себе. Это видно из твоего последнего письма.
Прочти в «невидимой брани» 4-ю главу 1-ой части. Прости за крат-
кость письма, впрочем думаю, что дал удовлетворительный ответ.
Если есть у тебя какое-нибудь недоразумение, пиши, только будь
откровенна, иначе не будет пользы: твои вопросы и меня толкают на
дорожку к самопознанию. Спаси и сохрани тебя Господи.
Еще повторю, Бог тебя простит, будь мирна и спокойна, не при-
нимай дьявольских наветов, умудри тебя Господи.

78.

Письмо инокине.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

6.2.1954г.

Христос посреди нас!

Твое почтенное письмо получил, прочел с любовью и порадовал-
ся, что ты ревнуешь о молитве. Бог благословит — трудись ибо мо-
литва в духовной жизни главное делание: однако знай, насколько
она высока и полезна, настолько и достается дорогой ценой, т.е.
Большими трудами. Преподобный Агафон сказал: «ничего нет труднее
как молиться Богу, и молитва до последней минуты жизни требует
борьбы». А чтобы она шла успешнее, постарайся, насколько сможешь,
исполнять три условия: имеет чистою совесть к Богу, людям и к ве-
щам. К Богу старайся исполнять евангельские заповеди, к людям,
чтобы не осуждать и не враждовать, к вещам — пользоваться не
пристрастно. Это приготовительные условия.
А упражняйся в молитве так:
в уме не надо представлять Бога и Богородицу или святых, ум зак-
лючай в слова молитвы и внимание держи в верхней части груди, ибо
внимание душа молитвы. На сердце не надо нажимать вниманием, если
будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. К
умилению и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе
придет и теплота сердечная, то остановись на этом пока это не
кончится: думать не надо, что что-то великое получила. Это бывает
естественно от сосредоточения, но это не прелесть.
Вот что еще скажу, на всякий случай: хоть у редких и редко
бывает, слезы польются просто струей, люди все покажутся просто
святыми, врагов нет, теплота пойдет по всему телу, но не кровя-
ная, а особенная, благодатная, так, что на ногах не устоишь, надо
садиться или ложиться. Это посетил небесный гость, тот только и
знает, кто сам это испытал, посторонним непонятно. В молитве под-
ражай евангельской вдовице (от Луки 18,2).
Бывают сухость, леность, наплыв мыслей, скорби и от людей
клевета и другое многое, но это все пройдет с божией помощью,
только не унывай. Не верь себе, пока не ляжешь в гроб: имей сми-
рение и никого не осуждай ни в чем. Ведь были такие подвижники,
которые видели славу святых и такую имели благодать от Бога: тво-
рили чудеса, возложением рук исцеляли больных. Люди прославляли
их и они возмечтали о себе дьявольской гордостью, благодать отош-
ла от них и они вели жизнь распутную на посмешище людям. Не удив-
ляйся, что страсти сидят в тебе; они напоминают, что мы человецы
и смиряют нас; бойся самомнения и дьявольской гордыни. Еще знай,
что устоять в добродетели зависит не от нас, а от благодати божи-
ей, а благодать хранит за смирение. Преп. Исаак Сирский говорит:
«если трудишься в какой добродетели и не видишь плода и успеха,
не дивись, ибо Господь дает дарование не за труд, а за смирение».
Без смирения никакой добродетели быть не может. Я по своей
духовной слепоте не знаю молитвенников и не могу тебе указать.
Молись сама, ибо Господь дает молитву молящемуся, если будет у
тебя хоть некоторый молитвенный навык, тогда и тиканье часов не
будет мешать, но время определить нельзя, может быть пройдут го-
ды. У юноши Георгия в добротолюбии упомянуто особенное упражнение
в молитве. Ты упражняйся общими правилами, которые я тебе хоть
кратко указал. К схиме не стремись, она она прибавит тебе духов-
ного преуспевания, или тебе интересно напялить одежду с крестами.
Старайся о едином на потребу, а остальное все приложится.
В Киеве был такой случай: были похоронены схимник и послуш-
ник; когда открыли их гробы, то на послушнике оказалась схима, а
на схимнике послушническая одежда. Вот тебе и схимник! Недостойно
ты бедняга, носил схиму, послужила она тебе не на спасение, а на
осуждение. Пишу эти строки и краснею: ведь я тоже схимник. Увы,
не послужила бы она мне тоже во осуждение! Однако не отчаиваюсь,
Господь милостив, знает нашу немощь и схимнику дал покаяние. Сла-
ва Господи, святому милосердию твоему!
Прошу св. молитв твоих о моем убожестве.

79.

Письмо инокине.
7.2.1954г.

Твое длинное письмо получил и прочел с любовью. Порадовался
твоей перемене в жизни. Пресвятая Богородица чудесным образом
поставила тебя на истинную дорогу, которая ведет в вечные обите-
ли, даже приютила тебя под свой покров; глубоко верь, что она по-
может тебе в горькие минуты твоего переживания, ибо в этой жизни
постоянства нет, но, как в воздухе бывают перемены. Как упраж-
няться в молитве, я писал Х., Прочти в письме, в котором я писал
ей. Советую тебе, но не как закон или повеление, а просто совет:
ежедневно читай Богородицу Дево Радуйся 12 раз, и 33 раза Иисусо-
ву молитву, только старайся читать со вниманием молитву, ибо вни-
мание душа молитвы. От трех условий, о которых я писал тебе, душа
воспитывается в духовной жизни. Особенно важно оставить свою во-
люшку позади себя, да и нелегко это сделать, но зато могуществен-
ное врачевство против дьявольской гордости. Гордости свойственно
настаивать на своем в разговоре, чтобы его всегда был верх; дру-
гому подчиниться не может, упорно отстаивает свои мнения.

Вот святые отцы сами прошли этим путем и оставили нам в руко-
водство эти условия. Именно, только этими условиями и приобрета-
ется внутренний душевный мир, и такой человек, где бы он не жил —
везде будет мирен. Св.архиепископ Феофил посетил однажды гору
Нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архиепископ сказал ему:
«Какое делание по твоему, опытному сознанию, есть высшее на ино-
ческом пути?». Старец ответил: «Повиновение и постоянное самоуко-

рение». Архиепископ сказал: «Иного пути, кроме этого нет».

Вот, что еще, хотя я скажу и безумно, но не буду безумен, всю
я свою жизнь стремлюсь и стараюсь исполнить эти три условия, и по
божией милости обретаю хоть и несовершенный мир, а все же бываю
мирен. Назначили меня настоятелем в Печенегский монастырь, прямо
из простого монаха посвятили в иеродиакона и иеромонаха и в игу-
мена; в две недели собрался в путь-дорогу и учился служить; но я
по благодати божией был мирен; удивлялись некоторые иноки: «Как
ты спокойно собираешься, другие переходят в другую келью с трево-
гой, а ты так мирно принял назначение». Многие иноки говорили мне
многое. Большинство советовали отказаться: ты ведь едешь на
крест. Я ответил: «Мы не знаем, когда и где Господь дает крест».
Вот и собралися в путь, со мной еще два иеромонаха. Ехали мы туда
16 суток, до города рованиеми на поезде, а от города 500 верст по
печенге, 250 верст на лошадях и 250 верст на оленях, конечно, не
легко было, ибо не знали языка, а все же добрались.

Приехали вечером, встретили нас с колокольным звоном, пришли в
церковь, надели на меня мантию шелковую, открыли царские врата, я
приложился, и иеромонахи, которые приехали со мной, к престолу и
к раке преп. Трифона. Братия вся была собравшись в церковь, свя-
щеннослужащие в облачениях; не готовился я сказать что-нибудь, а
когда стал подходить к братии, помысел говорить мне: «скажи
что-нибудь», вот я и сказал: «Здравствуйте, отцы святые и братия,
прислан я к вам настоятелем и со мной еще два иеромонаха, мы соб-
рались в очень короткий срок. Всего две недели учился я служить,
ибо посвящен я из простого монаха; в службе будут какие-либо
ошибки, покройте мои недостатки Христианской любовью, а в хозяйс-
твенных делах прошу вас помогайте мне». Казначей ответил: «Будем,
будем помогать». Я продолжал: «Отцы святые, главное — надо нам
стараться, чтобы у нас был мир и согласие, если это будет, тогда
почиет на нас божия благодать. Аминь».

Ризничий сказал: «Прости, мы ничего не можем сказать». Братия
вся подходила ко мне под благословение и мы пошли к приготовлен-
ному чаю, был пирог с семгой и ватрушки. Попили чайку в настоя-
тельных кельях. Я остался здесь ночевать и на постоянное житель-
ство; помещение большое, два зала, две комнаты и спальня. Принял
монастырь очень просто, прожил там 10 лет и 8 месяцев. До меня
был назначен настоятелем иеродиакон, но он очень расстроился, с
ним стали случаться припадки. Вот тогда меня и назначили.

На Валааме проходил послушания разные, и все такие, которые
мне не нравились, однако, не унывал, а был мирен. От св.Послуша-
ния рождается смирение и сила воли укрепляется. А св.Отцы даже
приписывают послушание мученичеству. Очень хорошо пишет авва до-
рофей, советую тебе прочитать эту книгу.

Вообще очень нам вожделенна своя волюшка. А вдруг надо оста-
вить свою волю и исполнить волю другого. Очень трудно уступить
другому, — это могут только великие души, а слабенькие крепко
настаивают на своем.

Еще возьми себе в обязанность: в расстройстве не надо решать
никакого дела. Так советуют св.Отцы.

Еще о гордости: свойство гордости — видеть в себе только хоро-
шее, а в других только худое, а свойство смирения видеть свои
грехи, а в других добрые качества.

80.

Письмо инокине.

Боголюбивейшая инокиня.

Ты пишешь, что борет тебя гнев, «И мира и утешения не имам».
Если не будем трудиться и работать над своим сердцем — мира и
утешения не будет. Надо же наконец взять себя в руки, не все же
жить спустя рукава! Ибо нуждницы восхищают царство небесное (
Мтф. 11, 12 ). Антоний Великий сказал своему ученику: «Ни Бог, ни
я тебе не помогут, если сам не будешь трудиться. Духовная жизнь
подобна дереву, телесный подвиг — листьям его, а душевное делание
— плоду».
Писание говорит: «Всякое древо еже не творит плода добра, по-
секаемо бывает и в огне вметаемо» (Мтф.3,10). Конечно, телесный
труд нужен, ибо без него и плодов не будет. Однако, знай, что все
телесные труды не как добродетель, а как пособие к добродетели.
Многие много трудились, а плодов не получали, ибо труд их был
внешний, убивающий дух: «Некоснися, ниже вкуси, ниже осяжи»
(кол.2,12). Св.Иоанн Лествичник говорит: «Весьма развратился ны-
нешний век и весь стал преисполнен возношения и лицемерия». Труды
телесные, по примеру древних отцов наших, может быть и показыва-
ют, но дарования их не сподобляются, хотя думаю я, естество чело-
веческое никогда так не требовало дарования как ныне». И справед-
ливо мы это терпим, потому что не трудам, но простоте и смирению
являет себя Бог». Св. Исаак Сирин говорит: «Если ты трудишься в
какой прекрасной добродетели и не видишь успеха, или плода, — не
дивись, ибо Господь дает дарование не за труды, а за смирение».
Священномученик Максим сказал: «Даждь телу малое упражнение, а
все усилия употреби на внутреннее делание». Св. Варсонофий ска-
зал: «Если внутреннее делание по Богу не поможет человеку, то
напрасно он трудится во внешнем». Св. Антоний сказал: «когда я
сидел у одного аввы, пришла некоторая дева и сказала старцу: «Ав-
ва, я провожу свою жизнь в посте, вкушаю один раз в неделю и
ежедневно изучаю ветхий и новый заветы. Старец ответил ей: «Сде-
лалась ли для тебя скудость все равно, что изобилие?». Она сказа-
ла: «Нет». «Бесчестие, как похвала?» Она сказала: «Нет». «Враги,
как друзья?» Она ответила: «Нет». Тогда говорит тот мудрый ста-
рец: «Иди, трудись, ты ничего не имеешь».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Ужасный ее подвиг: один раз кушала в неделю и то, наверно, не
изысканную пищу, и вдруг услышала от опытного старца: «Ты ничего
не имеешь». И св.Писание изучала, однако, не понимала сущности,
чему учит оно, и все ее благочестие было чисто внешнее, плодов
духовных и не сподобилась получить. И те пять дев юродивых, боль-
шой подвиг девства сверхъестественный соблюли, но как добрых дел
не имели (Гал.5,22) остались вне дверей в небесный чертог. И фа-
рисеи знали на зубок св.Писание, но не жили по писанию, и истины
не могли понять — распяли Господа.

Да, духовная жизнь, из наук наука, требует духовного рассужде-
ния, а рассуждение рождается от смирения. У египетских старцев,
если какая добродетель обнаружится, то ее не считали доброде-
телью, а грехом. Вот как святые боялись тщеславия! Святой архиеп.
Феофил посетил гору нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архие-
пископ сказал ему: «Какая добродетель по твоему опытному сознанию
есть высшая на иноческом пути?» Старец отвечал: «Повиновение и
постоянное самоукорение». Архиепископ сказал: «Иного пути, кроме
этого, нет». Святой Варсонофий Великий сказал: «если ты исполнишь
три условия, где бы ты ни жил, будешь мирен. 1-ое — оставишь во-
люшку свою позади себя; 2-ое — укорять себя и 3-е — считай себя
хуже всех».

О, блаженное ты послушание, кто приклонил главу свою под иго
твое будет всегда мирен и радостен. Плоды утешительные, но и тре-
бует больших трудов. Св.Отцы приравнивали послушание даже мучени-
честву. Даждь кровь, приими дух. От истинного послушания рождает-
ся смирение, бесстрастие, даже прозорливость, — не дивись, — но
истинно так. Не буду писать вам примеры послушания; полагаю, что
вы сами читали и знаете.

Вот, что еще: от невнимательной нашей жизни, не за собой сле-
дим, а за другими; и от других требуем исправления, а сами оста-
емся неисправными — даже иногда бывает клевета и ее печальные
последствия. Приведу пример. Это было на юге в женском монастыре;
спасались 400 подвижниц. Шел портной, встретилась с ним послушни-
ца где-то за монастырем. Он сказал: «Нет ли у вас работы?» Она
ответила: «Нет, мы сами работаем». Этот разговор — встречу увиде-
ла другая послушница, и через несколько времени, поссорившись с
сестрою, и в жару гнева оклеветала ее по поводу той встречи. Ок-
леветанная не могла перенести позора, а от печали тайно бросилась
в реку Нил и утопилась. А клеветница, одумавшись, что напрасно
оклеветала и погубила ее, сама удавилась. Вот какая печальная ис-
тория, в этом же монастыре спасалась юродивая Исидора — к ней и
пришел св. Питирим. Когда обнаружился ее подвиг, она по смирению
не смогла терпеть славу человеческую, тайно ушла и неизвестно где
жила и как скончалась. Блаженная ты, Исидора, моли Бога за нас
грешных!

Этот женский монастырь был у реки Нил, а по ту сторону реки
было 10 монастырей, и в каждом монастыре по 1.000 монахов. Управ-
лял всеми монастырями преп.Пахомий. В каждом монастыре был игу-
мен. В женском монастыре службу совершал иеромонах из Пахомиева
монастыря. О тех послушницах, которые погибли, он воспретил со-
вершать поминовение, а других, которые клеветали, тех отлучили на
семь лет от причащения. Господи, избави мя от клеветы человечес-
кой и научи творити волю твою.

Вот еще: в той-же стране и в те же времена, в одном монастыре
жили два брата, одному 12 лет, другому 15 лет. Игумен послал их
снести пищу отшельнику. Отнесли и на обратном пути встретили змею
ядовитую. Младший брат взял змею, завернул в мантию, принес в мо-
настырь, конечно, не без тщеславия. Иноки окружили отроков, уди-
вились и восхвалили их за святость. Игумен был духовной жизни и
рассудительный; отроков наказал розгами и сказал: «вы божие чудо
приписали себе, лучше немощная совесть, чем добродетель со тщес-
лавием». Ибо он знал, что чудеса вредят святым.

Да, на земле совершенства и постоянства нет. Были такие слу-
чаи, что некоторые подвижники были восхищены и видели славу свя-
тых, потом падали и вели позорную жизнь на посмешище людям. С
преподобным Макарием Великим жил такой подвижник и так насыщен
был благодатию, что возложением своих рук, исцелял больных, но,
возмечтав о своей святости, погиб, вел позорную жизнь, и так
скончался. Св.Пророк Иезекиль говорит: «Если праведник совратился
с пути, Господь не помянет его праведность, а грешник, если исп-
равится, то Господь не помянет его грехов».

Да, мы не должны себе верить, пока не ляжем в гроб, и в добро-
детели устоять зависит не от нас, но от благодати божией. А гос-
подь хранит за смирение; насколько человек смирится, настолько и
преуспевает в духовной жизни. Наш должен быть труд по самовлас-
тию, а успех зависит уже от благодати; вот мы и должны молиться и
просить помощи у Господа. В духовной жизни главный подвиг молит-
ва, молитва требует внимания и трезвления. Я полагаю, что ты чи-
тала о молитве, однако, я скажу тебе, конечно, кратко, о молитве
трудно писать подробно.

Молитва имеет три степени: 1-ая устная, 2-ая умная, 3-ья ум-
носердечная. 1-ая устная произносится устами, а ум гуляет, 2-ая
умная молитва, ум надо заключить в слова молитвы. На сердце нажи-
мать вниманием не надо; если будет внимание в груди, тогда и
сердце будет сочувствовать. 3-ая умносердечная молитва — достоя-
ние очень редких и дается глубочайшее смирение. Страстный не дол-
жен дерзать к такой молитве, говорит св.Григорий синаит. К умиле-

нию и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе придет,
умиление и теплота сердечная, остановись на этом пока это прой-
дет. Все же думать не надо, что что-то великое получила. Это бы-
вает естественно от сосредоточения, но не прелесть. Вот, что еще
сообщу на всякий случай: если теплота пойдет далее по всему телу,
такая теплота не кровяная, а духовная, то слезы польются просто
струей и люди будут казаться просто ангелами, в такой момент на
ногах уже не устоишь, надо ложиться или садиться: если это слу-
чится в церкви, надо скорее выходить вон, другие, не знавшие и не
испытавшие подобных явлений при молитве, сочтут за прелесть. Это
не прелесть, а небесный гость посетил.
Кончаю писать о молитве, трудись в молитве, Господь даст мо-
литву молящемуся. Аминь.

81.

Гимн 7 св. Симеона новаго Богослова я читал. Там описана выс-
шая духовная созерцательная степень, которая дается человеку по
благодати божией, по очищению сердца от страстей; и для твоего
ограниченного умишки они непонятны. Св.Отцы пишут: «если кто не
очистил свое сердце от страстей и стремился к созерцанию, таковых
постигает гнев божий». Не советую тебе читать гимны св.Отца, ибо
не полезно тебе: читай книги о деятельной жизни, и очищай свое
сердце от страстей, когда очистится сердце от страстей, тогда бу-
дет понятна и созерцательная степень.
При чтении гимнов св. Отца ты удивляешься, «как возможно бы-
ло изведать и написать неизъяснимое?» Когда человек, по божьей
благодати, озарится свыше единением с Господом, тогда Господь
открывает человеку свои божественные тайны, и плотскому нашему
умишку непостижимо: будем читать, а в сущности не можем понять.
Ты советуешь мне беречь этот гимн в сердце своем как некую тайну.
Кончено, я недостоин такой высокой степени созерцания опытом в
чувстве сердца, все же при чтении добротолюбии в 5 томах, понимаю
эту степень насколько может вместить мой ограниченный ум, ибо в
них это хорошо объяснено, только в другом порядке, чем в гимнах
преп. Симеона.
Не так давно я прочел книгу, перевод с греческого Каллиста
Катафилиота, о божественном единении и созерцательной жизни. Во
всей книге только и говорится о созерцании и единении с Богом по-
добно гимнам преп. Симеона.

82.
28.4.1954г.

Святая церковь поет «очистим чувствия и узрим»; кратко ска-
зано, а какая глубина в этих словах. Ибо они относятся к двум
устроениям человека: к деятельному и созерцательному: если кто с
божией помощью очистить сердце от страстей: гордости, тщеславия,
лицемерия, лукавства, гнева и прочих страстей, тогда такой чело-
век по благодати Господа приходит в первобытное состояние, каким
был сотворен адам. Да, эта степень святых божьих людей. Ибо без
деятельной жизни не может быть созерцательной, не напрасно же
святые отцы восставали на себя аки на врага.
Святые отцы опытом, прошли эти две жизни, деятельную и созер-
цательную, и оставили нам свое наследие в своих Богомудрых писа-
ниях. И их писание одним умом вполне понять нельзя, а понимается
жизнью.

83.
1.7.1954 г.

Очень печально слышать, что священники учат своих духовных
чад, во время молитвы в уме представлять образ спасителя или бо-
жией матери или какого святого.
Такой способ молитвы неправильный, даже вредный. Знаю, что,
которые так молились, повреждали свои головы и ходили лечиться к
докторам.
Скажу кратко, как должно молиться на основании Богомудрых
св.Отцов. Ум надо заключать в слова молитвы и внимание держать в
верхней части груди, ибо внимание — душа молитвы. На сердце нажи-
мать не надо вниманием, если будет внимание в груди, тогда и
сердце будет сочувствовать. Когда появится умиление и теплота
сердечная, думать не надо, что получил что-то великое. Это бывает
естественно от сосредоточения, но не прелесть. Все же от благода-
ти Господь дает некоторое утешение молитвеннику.
Всеми силами старайся, чтобы никого не осуждать ни в чем. Чего
себе не хочешь, того и другим не делай и вражды не имей, иначе
молитва не будет прививаться к сердцу.

84.
15.7.1954 г.

Е. сказала мне, что у тебя умерла мама и ты очень унываешь и
скорбишь о ней. Горевать не надо, твоя мама не умерла, а перешла
в другой вечный мир, ибо тело из земли и в землю пойдет, а душа
от Бога и к Богу и пойдет. Эта наша жизнь временная и наполнена
разными скорбями и никто не может их избежать, только скорби раз-
ные бывают. А как душа сотворена по образу и по подобию божию,
кроме Бога нигде и никогда не найти покоя и утешения, если будем
располагаться на волю божию, тогда скорби будут тревожить только
слегка.
Мама твоя теперь избавилась от всех этих земных скорбей и бу-
дет жить вечно в другом мире, где нет конца, и весь род челове-
ческий от Адама до второго пришествия спасителя на землю туда же
пойдет.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20