Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

природы, — писал В. И. Ленин, — это глупая побасенка… Никакого
золотого века позади нас не было, и первобытный человек был совершенно
подавлен трудностью существования, трудностью борьбы с природой»[Ленин
В.И. Полн. собр. соч., т: 5, с. 103.].
Позднейшее предание ислама развило учение об оставшемся позади
«золотом веке». Так, слова Корана о том, что Адам и его жена до
грехопадения не замечали наготы, послужили поводом для рассказа, будто
Адам был введен в рай в одежде. Аллах-де после сотворения и
одушевления Адама обрядил его в райские одежды, а ангелы, усадив на
трон, сто лет носили Адама на своих плечах по небесам. Затем Аллах
сотворил для Адама крылатую лошадь из белого мускуса, названную
Маймуна (счастливая); одно крыло у нее было из жемчуга, другое — из
коралла. Ангелы Джибриль, Микаиль и Исрафиль, усадив на Маймуну Адама,
вновь катали его по всем небесам. Нетрудно заметить, что в этом
предании, изложенном, например, в не раз издававшейся на арабском
языке книге «Дакакиль-ахбар ва хакаик аль-игтибар» кадия Аби Абдуллы
Кулаги, миф переплетен с элементами сказки, в жизни создателей которой
— кочевников лошадь имела большое значение. Свое желание возможно
скорее преодолевать пространство они выразили в красочном образе
крылатого коня (вспомним «тулпар» в сказках народов Средней Азии и
Казахстана).
Однако, если в народном творчестве этот сюжет, как правило,
возвеличивает творческие силы человека, его разум, благородство,
стремление к взаимной выручке, гуманность, то в Коране эти светлые
чувства затенены, принижены мыслью о том, что, сколько бы человек ни
старался, ничего хорошего он не создаст. Ибо, как гласит «слово
Аллаха», «знайте, что жизнь в здешнем мире есть обманчивая утеха,
обольщение, суетный наряд, тщеславие между вами, желание отличиться
множеством имущества и детей: она подобна тем произрастаниям при
дожде, которые собой пленяют земледельца, потом увядают, после того
видишь их пожелтевшими, напоследок делаются сухими стеблями… Жизнь в
здешнем мире есть только обманчивое наслаждение» (57:19-20).
Эти мотивы Корана отражают настроения людей, видевших, что народ
томится в нищете и голоде, тогда как захватившая власть знать чинит
насилие и самоуправство, поддерживает рабовладельцев и ростовщиков,
продажность и корыстолюбие. Но эти люди не находили выхода из тяжелого
положения. Такое случалось в истории разных стран и народов.
Обилие в «слове Аллаха» подобных настроений, связанных с
обещаниями близких перемен в жизни арабов и наступлением «конца мира»,
светопреставления, привело отдельных исследователей к выводу о том,
что Коран (за исключением тех его мест, которые имеют законодательный
характер и по времени своего происхождения являются более поздними)
есть новый «Апокалипсис», «откровение о конце мира». Этот взгляд
развит французским исламоведом Полем Казанова в его книге «Mohammed et
la fin du monde» (Paris, 1911) и затем нашел отражение в некоторых
работах упоминавшегося выше египетского ученого и писателя Таха
Хусейна. Любопытно в этом смысле и «важное примечание» А. Массэ,
сделанное им при анализе Корана периода «до хиджры» в книге «L’lslam»
(Paris, 1930, р. 82; ср. 2-е изд. русского перевода с 6-го
французского издания: Массэ А. Ислам. Очерк истории. М., 1963, с. 78):
«…прежде всего, главная идея Магомета была не провозглашением
единобожия, но объявлением приближения последнего часа…» На наш
взгляд, едва ли правильно отделять проповедь о «приближении последнего
часа», имевшую место в период возникновения ислама, от провозглашения
единобожия. К тому же мессианские и эсхатологические места Корана,
часть которых, безусловно, древнего происхождения, могли быть затем
усилены при его редактировании, расстановке в нем диактрических
знаков, оформлении как книги. Нужно иметь в виду, что ожидания
наступления «последнего часа» и связанных с ним крутых перемен не раз
были и позднее, например, вера в то, что Халифату арабов суждено
просуществовать лишь сто лет. Известно, что подобный «религиозный
психоз» наблюдался и в католических странах Западной Европы накануне
1000 года.
Как мы знаем, в Коране действительно говорится о «часе» и о том,
что он близок. «Я (Аллах. — Л.К.) готов его открыть, чтобы всякая душа
получила воздаяние за то, о чем старается!» (К., 20:15-16). Однако
история подтвердила, что не мотивы, связанные с ожиданием
светопреставления, содержавшиеся в проповедях пророков раннего ислама,
сплачивали и поднимали народ на борьбу против угрозы чужеземного ига,
за объединение арабских родов и племен, не они отражали процесс
«пробуждающегося арабского национального чувства»[Маркс К., Энгельс Ф.
Соч., т. 28, с. 222.], которое подогревалось вторжениями иноземцев на
земли арабов.
Безнадежность, отчаяние, мысли о том, что спасение и воздаяние
придут после смерти, никогда не поднимали на борьбу, не служили
надежной поддержкой людям. Если считать, что «жизнь ближайшая», то
есть единственная земная действительность, «только пользование
обманчивое», как написано в Коране (К., 57:19-20), то стоит ли за
обман бороться? Коран же эту мысль еще подогревает домыслом о том,
что, «кто желает посева для ближней (иначе говоря, земной жизни. —
Л.К.)… нет ему в последней (посмертной. — Л.К.) никакого удела!»
(К., 42:19). «О люди! — предостерегает Коран. — Бойтесь господа вашего
и страшитесь дня, когда родитель не возместит за ребенка и рожденный
(от него. — Л.К.) не возместит ничем за своего родителя! Поистине,
обетование Аллаха — истина; пусть же тебя не обольщает жизнь
ближайшая…» (К» 31:32-33), — эта единственная земная жизнь.
По Корану получается, что призвание человека не в труде, который
был бы полезен ему, его семье, роду, племени, нации, всему обществу,
не в совместной борьбе людей разных народов и стран за лучшую жизнь, а
в том, чтобы, безропотно перенося любые невзгоды, беспощадный гнет
эксплуататоров, обратить свои помыслы на личное «спасение» в загробной
жизни, которая якобы наступит после смерти. Не к такому ли идеалу
зовут те, кто, подобно, например, Абу-ль-Караму аль-Андарасбани,
богослову и мистику, составившему на арабском языке биографический
словарь аскетов и подвижников, которые «словом и делом выражали полное
равнодушие к земным благам… старались меньше и реже есть, пить,
спать, улыбаться и даже разговаривать, больше молиться, плакать и

уединяться»? Один из них даже «по 10 лет не улыбался, другой проводил
все ночи в молитвенных бдениях, третий роздал все деньги и отпустил на
волю рабов (выходит, был рабовладельцем! — Л.К.), четвертый упорно
отказывался от должности судьи, пятый не обратил внимания на
землетрясение во время молитвы и т. п.»[Халидов А.Б. Биографический
словарь ал-Андарасбани. — Письменные памятники Востока. 1971. М.,
1974, с. 147.].
Аль-Андарасбани жил в Хорезме в XII веке. Однако факты, подобные
описанным им, встречались и значительно позднее. Даже и пишущий эти
строки помнит описанный в газете случай, как в Казани в 1926 году
обворовали квартиру в присутствии хозяйки-мусульманки,
воспользовавшись тем, что она в силу своей религиозности, стараясь не
нарушить предписаний шариата, не прекратила исполнявшегося ею намаза,
молитвы[См.: Климович Л. Классовая сущность ислама. — Антирелигиозник,
1927, э11, с. 23.].
Отпускали рабов, крепостных перед смертью порой и люди, не
отличавшиеся религиозностью, по своему великодушию, из гуманных
соображений. У Андарасбани же восхваляется случай, вызванный
эгоистическими мотивами, ожиданием посмертного воздаяния, то есть та
сторона религии, которая с позиций человеколюбия неизменно осуждалась.
Вот что писал основоположник турецкой революционной поэзии Назым
Хикмет (1902-1963) в автобиографическом романе «Романтика», поясняя,
почему его главный герой Ахмед порвал с исламом.
«После окончания школы-интерната — там молитвы и соблюдение поста
были обязательными — я бросил и намаз и пост. Да и Коран-то никогда
толком не мог прочесть… Но я был набожным. Говоря точнее, я даже и
не думал о том, что бог может и не существовать. Потом однажды я
подумал, что верующие совершают благие дела лишь в надежде на награду
от господа бога, в надежде на то, что они попадут в рай, обретут
бессмертие. А грехов они избегают потому, что боятся наказания, боятся
угодить в ад. Меня, словно сам я никогда не был верующим, поразила эта
неволя, на которую обрекает себя каждый верующий, поразил их эгоизм.
С тех пор по сей день Ахмед старался делать все свои дела, не
заботясь о награде и не опасаясь наказания»[Хикмет Н. Романтика. М.,
1964, с. 11.].
Мотивы принижения земной жизни, обещаниями сладостной посмертной
пронизывают весь Коран. «Здешняя жизнь — только игра и забава; будущее
жилье лучше для тех, которые богобоязненны» (К., 6:32); «О народ мой!
Ведь эта ближняя жизнь — только пользоваиие, а ведь будущая — дом
пребывания» (К., 40:42): «…они радуются ближней жизни, но жизнь
ближайшая в отношении к будущей — только временное пользование!» (К.,
13:26).
Судя по Корану, большое внимание этим мотивам уделялось потому,
что такие утверждения проповедников ислама встречали резкие возражения
со стороны слушавших их в Мекке и Медине не только многобожников, но и
людей, которых именовали дахритами (дахрийа). Это были люди,
отрицавшие загробную жизнь, считавшие, что есть только одна земная
жизнь, ограниченная для каждого человека определенным периодом: «губит
нас только время» (К., 45:23). В 17-й суре Корана, относимой к
объявленным пророком Мухаммедом в Мекке, читаем и о том, что
«большинство людей не хотят принимать, единственно из-за неверия»,
«различные примеры», которые приводятся им проповедником. Они говорят:
«Никогда мы тебе не поверим, до тех пор, пока ты не изведешь из земли
источника, или не будет у тебя сада из пальм и виноградных лоз, и
посреди него не велишь течь ручьям, или не извергнешь на нас неба, как
ты утверждаешь, кусками[Имеются в виду метеориты, или болиды,
появление которых, как следует из Корана, считалось проявлением гнева
бога, его кары (см. 34:9 и др.).], или не приведешь Аллаха с ангелами,
или не будет у тебя дома из золота, или не поднимешься на небо. И мы
не поверим до тех пор твоему восхождению, пока не ниспошлешь к нам
оттуда книгу, которую мы сможем прочитать» (17:91-95).
Эти настойчивые возражения проповедникам новой веры перекликались
с вольнодумными традициями, возникшими задолго до ислама и отраженными
в ряде памятников Древнего Востока, таких, как клинописные таблички
Ниневийского архива, «Песнь арфиста» из Древнего Египта,
многочисленные философские сочинения Древней Индии и т. д.
Так, в Древнем Египте написаны произведения, в которых высказано
неверие в существование загробного царства и вечной жизни, люди
призываются к наслаждению всеми радостями здесь, на Земле. Умерев,
говорит поэт, «никуда ты не выйдешь, чтобы увидеть солнце». Подобная,
в основе своей вольнодумная, атеистическая мысль выражена в
стихотворении, созданном в Древней Индии:

Пока живем, да будем счастливы!
Того тут нет, кто не помрет.
Когда же он помрет
И в пепел обратится, —
Откуда вновь ему явиться?

Академик Ф.И. Щербатской (1866-1942) писал о философах Древней
Индии: «Нигде, пожалуй, дух отрицания и возмущения против оков
традиционной морали и связанной с ними религии не выразился так ярко,
как среди индийских материалистов»[Щербатской Ф.И. К истории
материализма в Индии. — Восточные записки. Л., 1927, т. 1, с. 1.]. В
подтверждение своей мысли он приводит красноречивые «стихотворные
тезисы индийского материализма». Например:

Три автора составили священное писание,
Их имена суть шут, обманщик, вор.

«Большинство индийских философов… были убеждены, что никакого
бога вообще не существует, и активно стремились доказать это», — пишет
видный современный философ-марксист Индии Д. Чаттопадхьяя. Мыслители
Индии, продолжает он, создали произведения, которые «без преувеличения
можно назвать самой богатой атеистической литературой древнего и
средневекового мира»[Чаттопадхьяя Д. Индийский атеизм. Марксистский
анализ. М., 1973 с. 23.]. Те же тенденции можно наблюдать и во многих
произведениях, созданных в странах распространения ислама. Тем более
что и здесь они опирались на опыт народа, на его повседневные
наблюдения, расширявшие кругозор, повышавшие и углублявшие
аргументацию авторов этих произведений.
Возражения в Коране могли исходить от людей, знавших легенды
проповедников зороастрийской религии, которые утверждали, будто в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

религиозных центров Аравии конца VI и первых десятилетий VII века) на
первое место выдвинулся бог Аллах, имя которого образовано от
арабского слова «илах» — божество и определенного члена «аль»
(альилах) или от арамейского «алаха». Это был древний бог племени
курейшитов, занявший господствующее положение среди богов зависевших
от них арабских родов и племен. По мнению академика В.В. Бартольда
(1869-1930), возможно, что находившийся в доисламской мекканской Каабе
самый большой идол «Хубал и мусульманский Аллах — одно и то
же»[Бартольд В.В. Сочинения. М., 1966, т. 6, с. 87.].
Отождествление не случайно. Скорее всего оно отражает обычай,
подобный древнему восточносемитскому: «Первоначально восточные семиты
называли, по-видимому, главного родового или племенного бога не
собственным именем, а словом «хозяин», «господин» («ба’ал», акк.
«бел»)…»[Дьяконов И.М. Народы древней Передней Азии. —
Переднеазнатский этнографический сборник, I (Труды института
этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Новая серия, т. XXXIX). М., 1958,
с. 47, 55. Культ Хубала был известен еще в Набатейском царстве — одном
«из самых древних и (до возникновения Арабского халифата) значительных
арабских государств на территории Передней Азии» (в пределах
современной Иордании). Бог Хубалу назван здесь «в погребальной
надписи… из Хегры (1 г. до н. э.)». Сохранилось «также имя
собственное Бен-Хубалу — «сын Хубалу» (Шифман И.Ш. Набатейское
государство и его культура. Из истории культуры доисламской Аравии.
М., 1976, с. 5, 99).] Обращение к богу, занимавшему в Каабе
«центральное положение» со словом «Хубал» — «Ху (в) бал» могло иметь
сходное значение. Кстати, местоимение «хуа» — он со значением
«истина», «бог», «Аллах» и теперь можно видеть начертанным по-арабски
на стенах многих больших и малых старых мусульманских храмов. Отсюда
понятно, почему Коран, даже перечислив трех древнеарабских богинь, о
Хубале промолчал. Вместе с тем академик Бартольд имел все основания
отметить, что древние арабы к помощи Аллаха прибегали преимущественно
во время поездок по морю. «В Коране несколько раз говорится, что люди,
когда их настигает буря на море, призывают Аллаха и дают обет искренно
служить ему, но, когда они благополучно высаживаются на берег,
забывают о своем обете и снова начинают служить идолам»[Бартольд В.В.
Сочинения, т. 6, с. 638.].
О значении, придававшемся культу Аллаха, говорит и тот факт, что,
согласно мусульманскому преданию и наиболее ранним биографам пророка
Мухаммеда (Ибн Исхак, Ибн Хишам), его отец носил имя Абдаллах, что
буквально значит «раб Аллаха». А божества племен, зависевших от
курейшитов, выдавались за «детей Аллаха». Так, его дочерьми
назывались, например, богиня племен хавазин и сакиф аль-Лат (иначе —
Илат) и аль-Узза, о которой, как и еще об одной богине арабских
племен, сказано в 53-й суре Корана. Так, Аллах занимает место
всевышнего бога — Аллах таъала.
Но Коран — произведение, в котором отражены патриархальные устои.
Ко времени возникновения ислама в хозяйстве древнего араба-кочевника
женщина играла все более подчиненную роль. За счет принижения женщины,
занятой в основном домашним трудом, возвысилось общественное положение
мужчины. Счет родства стал вестись по мужской линии, и религиозные
сказания говорили о мужских божествах и духах как об имеющих
наибольшее влияние и силу.
Коран отвергает мысль о возможности существования у Аллаха
дочерей, в том числе богинь аль-Лат и аль-Уззы и богини
Манаты — йасрибских племен аус и хазрадж, прежде всего потому, что
допущение этого предположения было бы несправедливо по отношению к
Аллаху. Ведь люди, гордясь своим потомством, о дочерях стали
умалчивать.
«Видели ли вы, — замечает в связи с этим Коран, — ал-Лат, и
ал-‘Уззу, и Манат — третью, иную?[Комментируя это место Корана,
академик И.Ю. Крачковский (со ссылкой на: Jeffery A. The Foreign
Vocabulary of the Qur’an. Baroda, 1938, p. 27) отметил, что «Аллат,
Мануту, Хубалу — набатейские божества» (Коран. Перевод и примечаниям.
Ю. Крачковского, с. 602). Однако на Арабском Востоке получил
распространение другой взгляд на названные доисламские божества, — по
которому «Хубал, Узза и аль-Лат по своему происхождению из Вавилонии»
(Fund Safar. Mosul Museum and its Antiquities. Baghdad, 1958, p. 9)]
Неужели у вас (дети. — Л.К.) — мужчины, а у него (Аллаха. — Л.К.) —
женщины? Это тогда — разделение обидное! Они — только имена, которыми
вы сами назвали (их, этих богинь. — Л.К.), — вы и родители ваши. Аллах
не посылал с ними никакого знамения. Они (арабы, почитающие
вышеперечисленных богинь. — Л.К.) следуют только предположениям и
тому, к чему склонны души, а к ним уже пришло от господа их
руководство» (К., 53: 19-23). Последним Коран намекал на изрекаемые
пророками откровения.
В образах бога, созданных воображением верующих разных стран,
всегда отражаются особенности их жизни. Человек наделял своими чертами
и свойствами бога. Из таких антропоморфных представлений об Аллахе
исходит довод, приведенный в 101-м аяте 6-й суры Корана, гласящий, что
бог не мог иметь детей потому, что «не было у него подруги», жены.
Впрочем, возможно, это аргумент не только против почитания
древнеарабских богинь, но и против догматов христиан, живших в Мекке,
Насрибе и других местах Аравии, против их культа Марии (Марьям,
Марйам) как богородицы.
Вообще в Мекке, едва ли не важнейшем торговом,
социально-экономическом и религиозном центре Аравии, в то время
появились люди, в той или иной мере отражавшие взгляды и устремления
жителей всего аравийского региона, а частично и соседних стран.
Одновременно здесь создались весьма благоприятные условия для раннего
пробуждения вольномыслия, появления людей, скептически относящихся к
старым политеистическим верованиям с их громоздким культом и
обращавшихся к монотеизму. Вместе с тем они не принимали взглядов,
которые распространяли среди арабов полуострова христиане, иудеи и
зороастрийцы, не исключая и тех, кто бежал в Аравию от преследования
иноверцев и «еретиков» в странах, где господствовали Византия и Иран.
Эти арабы, отказавшиеся от местного политеизма и религий иноземцев,
являлись сторонниками движения ханифов — искателей истины,

выразителями идей раннего арабского монотеизма — ат-таухида.
Среди искателей и проповедников истины, выражавших идеи
политического объединения арабских племен, были лица, которые выдавали
себя за пророков — наби. По их словам, истина, которую они возвещали,
внушалась им верховным божеством. В Мекке таким пророком был курейшит
Мухаммед, выходец из древнего, но обедневшего рода хашим, в руках
которого находились ключи храма Каабы. Рано осиротев, он нанялся
пастухов, затем стал приказчиком, сопровождавшим торговые караваны;
позднее, женившись на богатой вдове Хадидже, Мухаммед вел ее торговое
дело. Он, по-видимому, с детства был воспитан в традициях мекканского
культа Каабы, а затем в той или иной степени стал разделять взгляды
ханифов. Начало его проповеднической деятельности, как уже отмечалось,
обычно относят, в соответствии с мусульманской традицией, к 610 году:
Мухаммеду к этому времени было уже около сорока лет. В эти годы
движение ханифов стало известно в ряде мест Аравии.
Одним из наиболее ранних представителей этого движения вне
Хиджаза являлся пророк Маслама, известный затем под
насмешливо-уменьшительным прозвищем Мусейлима. Он происходил из
арабского племени ханифа в богатой восточноаравийской земледельческой
области Йемама. Согласно преданию, Мусейлима прожил свыше ста лет и
был убит в 633 году во время карательной экспедиции, посланной первым
«праведным» мусульманским халифом Абу Бекром. По эпитету бога,
которого проповедовал Мусейлима, его самого называли Рахманом —
«милостивым». Вероятно, в связи с этим в Коране о проповеди пророка
среди курейшитов говорится: «Когда бывает сказано им: поклоняйтесь
Рахману, они тогда говорят: «А что такое Рахман? Станем ли поклоняться
тому, кому ты повелеваешь нам?» и еще дальше убегают» (25:61). А более
поздний мусульманский автор Ибн Хишам в упоминавшейся нами «Книге
жития посланника Аллаха» приводит предание, в котором проповедь
Мухаммеда уже ставится в прямую связь с пророком из Йемамы; лишь его
имя подменено именем проповедуемого им бога. «Нам известно, — говорят
курейшиты Мухаммеду в названной «Книге жития», — что этому обучает
тебя некий человек из Йемамы, по имени Рахман»[Полностью предание см.
в хрестоматии «Происхождение ислама» (М.-Л., 1931, с. 99-100).].
Эпитет «Рахман» позднее стал одним из девяносто девяти имен Аллаха;
слово «рахман» употребляется и в одной из повседневных основных формул
ислама, с которой начинаются все главы Корана, за исключением девятой:
«Бисми-ллахи-р-рахмани-р-рахим», то есть «Во имя бога, милостивого,
милосердного».
Этому не помешал и тот факт, что проповедником бога Рахмана был
не только Маслама (Мусейлима) в Йемаме, но и действовавший
одновременно с ним пророк Асвад в Йемене, на юго-западе Аравии. Он
также именовался «посланником Аллаха» и приобрел там, хотя и
ненадолго, немалую политическую и военную власть. Высоким положением
пользовалась и пророчица Саджах из племени темимитов на севере, в
Месопотамии (в Джезире), с которой Мусейлима вынужден был заключить
договор. По нему «Саджах получила половину урожая Йемамы; кроме того,
Мусейлима обязался выдать ей вперед часть урожая будущего года; для
сбора этого хлеба она оставила отряд, а с остальными своими
приверженцами вернулась в Месопотамию»[Бартольд В.В. Сочинения, т. 6,
с. 568.].
Как полагал академик Бартольд, пророчица Саджах явилась в Йемаму
«исключительно для опустошения богатой области»[Там же.], и явно эта
ее цель не была секретом для Мусейлимы, постаравшегося поскорее от
Саджах избавиться.
Мусейлима, как и Асвад, Тулейха (еще один пророк из Центральной
Аравии), Саджах и другие пророки и пророчицы появлялись перед
верующими с закрытыми лицами, а во время молитвы, впадая в транс,
закутывались в плащ или в более плотную одежду. Все это были хорошо
усвоенные ими ритуальные приемы, которые они, по-видимому, не раз
совмещали с трезвым расчетом… Не случайно и в Коране, в целом очень
высоко оценивающем роль пророков, упоминаются и такие из них, что
измышляли ложь, обманывали верующих, заявляя, будто им «ниспослано
откровение». Коран клеймит таких пророков как гнусных обманщиков:
«Есть ли кто нечестивее того, кто выдумывает ложь, ссылаясь на Аллаха,
или говорят: «Мне было откровение», тогда как ему никакого не было
откровения?» (6:93).
Впрочем, это категоричное заключение не касалось старого приема,
восходящего, вероятно, к шаманским культам и не раз использовавшегося
и теми, кто выступал как пророк. Речь идет о закутывании, завертывании
в одежду, что вызывалось, по-видимому, кризисным психическим
состоянием, назреванием проповеднического экстаза, понятными людям
того времени. Коран о подобном состоянии говорит в сурах 73 и 74
приподнято, но рассудительно, как о чем-то само собою разумеющемся в
пророческой практике. В начале суры 74 — «Завернувшийся», которая
мусульманскими традиционалистами и европейскими исследователями
считается одной из старейших, читаем: «О завернувшийся! Встань и
увещевай! и господа твоего возвеличивай! и одежды твои очисть! И
скверны беги!» (К., 74:1-5).
Как не вспомнить здесь слова Ф. Энгельса о том, «раз возникнув,
религия всегда сохраняет известный запас представлений, унаследованный
от прежних времен, так как во всех вообще областях идеологии традиция
является великой консервативной силой»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч.,
т. 21, с. 315-316.].
Период пророческих выступлений в Аравии, как следует из Корана и
позднейших арабских преданий — Сунны, являлся временем острой
социальной борьбы. Ее осложняли углубившиеся социальные противоречия,
когда наряду с родо-племенной знатью, ростовщиками и богатым
жречеством появились саълуки — люди, лишенные средств производства,
бедняки, обремененные долгами. А в домашнем хозяйстве, скотоводстве,
на оросительных работах и как воины, охранявшие торговые караваны,
использовались рабы, ввозившиеся из Африки. He утихали и стычки
кочевников и оседлых, раздоры между ремесленниками и торговцами,
земледельцами и скотоводами, да и неоднократные вторжения чужеземцев
со стороны Ирана, Византии и их сателлитов.
Зревший среди арабов протест против господства старых
общественных устоев, которые сковывали развитие производительных сил,
а также против угрозы нашествия чужеземцев (она с новой силой
ощутилась в начале VII века, когда полчища Ирана обрушились на
прилегающие к Аравии области Византии) был побудительной причиной
новых идейных течений у арабов. В соответствии с условиями времени они
приняли характер религиозных монотеистических учений, то есть были
связаны с уже известной нам проповедью ханифов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

сюжетов с библейскими за редкими исключениями эти элементарные условия
игнорируются. Между тем они принимаются во внимание, когда речь идет
об устном или письменном наследии других племен и народов, каждый из
которых также имеет свой самостоятельный путь развития и язык которого
принадлежит к одной из языковых семей (например, тюркской), к той или
другой ее ветви.
Скажем, у узбеков, казахов, каракалпаков есть эпос о народном
герое, богатыре, великане, «алпе» — «Алпамыш», «Алпамыс»,
«Алпамыс-батыр», каждая национальная версия которого глубоко
самобытна, своеобразна, хотя имеет и некоторые общие черты. Однако
никто не противопоставляет эти версии, не возвышает одну и не
принижает другие, не судит о них, исходя из того, которая раньше
записана. Серьезные исследователи не поступают так и в отношении эпоса
ираноязычных народов — персов, таджиков, курдов, пушту и др.
Мотивы отношения, проявляемого к интересующим нас здесь
произведениям племен и народов семитской ветви афразийской семьи
языков (иначе называемой семито-хамитской), таким образом, находятся в
значительной мере вне пределов науки. Они неидентичны и в оценке
Корана в православии, католицизме и других направлениях христианства,
а также в зороастризме и других культах. Правда, в христианских
направлениях, как и у представителей иудаизма, сравнительно долгое
время не было достаточной ясности, что за религия ислам и чему учит
Коран. Весьма распространенным было представление о том, будто новая
религия — еще одна христианская секта или ересь. Порой, правда,
подобное заблуждение поддерживалось и в XX веке, например в изданиях
Ватикана, исходивших из текущих политических соображений[Так, в 1932
г. теоретический журнал Ватикана «Civilta Cattolica» в пяти номерах
напечатал четыре анонимные статьи, сравнивающие христианство и ислам.
Во второй из них — «Ислам и христианство с точки зрения божественного
откровения» — Коран выдан за ухудшенную версию Евангелия, а пророк
охарактеризован «не как создатель новой религии, а как восстановитель
древней веры патриархов и Евангелия Иисуса Христа» (Civilta Cattolica,
1932, 6. VIII, p. 242-244). Подробнее см.: Беляев Е. Ватикан и ислам
(Приемы и цели современного католического «исламоведения»). —
Антирелигиозник, 1932, э 23-24, с. 6-9.].
Слухи же о небывалой пышности, которой обставляли свои приемы
некоторые из халифов, позднее породили представление, что у арабов
возник культ бога Махомы[На основе уменьшительной формы имени
Мухаммеда (Casanova P. Mahom, Jupin, Apolion, Tervagant, dieux des
Arabes. — Melanges Hartwing Derenbourg. P., 1909, p. 391-395).],
заместителями или наместниками которого считались халифы[Впрочем, как
подтверждает, например, багдадская надпись 1221-1222 гг. (618 г.
хиджры), халиф Насир называл себя «имамом, повиноваться которому
предписано всем людям», «халифом господа миров». Даже халифы, лишенные
в Багдаде светской власти, обставляли свои дворцовые приемы с большой
пышностью. Академик Бартольд привел данные историка Кутб ад-дина, как
один из таких багдадских халифов в конце 979 — начале 980 г. «принимал
египетского посла; халиф сидел на престоле с плащом (бурда) пророка на
плечах, с мечом пророка на поясе и с посохом пророка в руке; на вопрос
пораженного таким великолепием посла: «Не сам ли это Аллах?» —
буидский государь будто бы ответил: «Это — заместитель Аллаха на земле
его» (Бартольд В.В. Сочинения, т. 6, с. 42).
Подобное высокомерие, чванливость и показная роскошь халифов в
средние века были высмеяны видным иранским писателем Низамаддином
Убейдом Закани (ум. в 1370 или 1371 г.). В сборнике «Латаиф»
(«Анекдоты») сатирик противопоставил феодальной пышности простоту
народных нравов: «Бедуина привезли к халифу. Увидя, что халиф сидит на
возвышении, а остальные стоят внизу, бедуин сказал: «Мир тебе, о
боже!» Халиф ответил: «Я не бог». Бедуин сказал: «О Джебраиль!» Халиф
ответил: «Я не Джебраиль». Бедуин сказал: «Ты не бог и не Джебраиль.
Так зачем же ты поднялся наверх и сидишь один? Сойди вниз и садись с
людьми» (Климович Л.И. Литература народов СССР. Хрестоматия для вузов,
3-е изд. М., 1971, ч. 1, с. 296).]. В основном негативное отношение
католицизма и других направлений христианства к исламу определялось
наличием в его учении и «священной книге» — Коране — уже известных нам
резко отрицательных оценок догматов о троице, об Иисусе Христе как
богочеловеке, сыне божьем, Марии как богородице и т. п.
Однако тому же папе римскому и главам других христианских церквей
пришлось считаться с тем, что ислам стал государственной религией
крупных феодальных держав. Ведь ислам был официальной идеологией ряда
халифатов, в их числе суннитских Омейядского с центром в Дамаске
(661-750), Аббасидского с центром в Багдаде (750-1258), Омейядского с
центром в Кордове (912- 1031), исмаилитского Фатимидского с центром в
Каире (909-1171), суннитского, второго Аббасидского, с центром в Каире
(1261-1517), суннитского Османского с центром в Стамбуле, во главе с
султаном-халифом (1517-1923 и, после свержения султаната, до 3 марта
1924) и др. Из названных халифатов многие распространяли свою власть
на огромные территории, не раз обостряли отношения с соседними
государствами, прибегали к угрозам или вели войны, стремясь склонить
их на свою сторону. Не случайно еще в раннем средневековье появляются
рассказы о посольствах, отправлявшихся в государства, где
господствовали мировые религии, в том числе христианство и ислам, «для
испытания вер», в частности, чтобы проведать, какая из них сподручнее
для развязывания агрессивных столкновений, войн. Известны, например,
сообщения и даже довольно детальные рассказы о таких посольствах из
Киевской Руси. Они содержатся в сочинениях среднеазиатского
врача-естествоиспытателя Шарафа аз-Замана Тахира Мервези XI-XII веков
и известного персоязычного литератора Мухаммеда Ауфи, служившего при
дворе самаркандских Илекханов в первой половине XIII века, а также в
русской Лаврентьевской летописи начала XIV века под годами 6494 и 6495
(986-987)[Sharaf al-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India.
L., 1942; Ауфи M. Джавами аль-хикаят ва лавами ар-риваят. Тегеран,
1335 г. х. (1956); Летопись по Лаврентьевскому списку, 3-е изд. Спб.,
1897; Бартольд В.В. Сочинения. М» 1963, т. 2, ч. 1, с. 805-858;
Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. M.- Л., 1948,
с. 256-262.].
В повествованиях подобного характера, даже сочиненных в

сравнительно недавнее время в мусульманской среде, особое значение
придавалось наличию в числе почитаемых в исламе лиц, удостоенных
прозвания аль-фатих, то есть «завоеватель», а также гази — борец за
веру и т. п. Ссылались при этом на Коран, где под прозвищем
«Зу-ль-Карнайн», то есть «владелец двух рогов», «двурогий» (в смысле
«обладатель символа божественного могущества»), почитается в качестве
пророка знаменитый полководец и государь древности Александр
Македонский (Искандер). Легенда о нем, изложенная в Коране (18:82-97),
во многом перекликается с сирийским сказанием об Александре
Македонском, относимым к VI-VII векам, то есть ко времени, близкому к
годам составления Корана[Horovitz J. Koranische Untersuchungen.
Berlin-Leipzig, 1926, S. 111-113; Пигулевская H. Сирийская легенда об
Александре Македонском. — Палестинский сборник. Вып. 3 (66). M.-Л.,
1958, с. 75-97; Климович. Л. Из истории литератур Советского Востока.
M., 1959, с. 54-77; его же. Наследство и современность, 2-е изд. M.,
1975, с. 276-295.].
В отношении деятелей римско-католической церкви к Корану и исламу
не раз проявлялись немалые колебания. Политические соображения порой
заслоняли теологические постулаты, оттесняли на задний план даже
обличительно-миссионерские задачи. Беспокоила, естественно, угрожающая
близость держав, где ислам стал государственным вероучением. Вспомним
обстановку: на юго-западе — Испания, Кордовский халифат, удельные
правители (мулюк ат-тава’иф) XI-XII веков, в Средиземноморье — все
государства Магриба, Северной Африки, многочисленные пиратские базы
(впрочем, не только мусульман, но и христиан), а с образованием
Османской империи да еще с падением не только Иерусалимского
королевства, но позднее и Константинополя, продвижением турок на
Балканы и в Центральную Европу, взятием ими Боснии и Герцеговины
создалась прямая угроза не только Греции, но и Италии, территориям
папы римского. И действительно, войска османского султана Мехмеда II в
1480 году предприняли завоевание Южной Италии. Турецкий флот пересек
пролив Отранто и взял одноименный город, где вырезал почти все мужское
население: «12 тыс. из 22 тыс. жителей… 800 человек, отказавшихся
принять ислам, были казнены, около 8 тыс. жителей из оставшихся в
живых было угнано в рабство»[Новичев А.Д. История Турции. Эпоха
феодализма (XIXVIII века). Л., 1963, т. 1, с. 50.]. Наступил момент,
когда вступления турок ожидали не только в Риме, но и в Париже…
За пять лет до захвата турками Отранто в Тревизо было
опубликовано обширное письмо-эпистола папы римского Пия II (1458-1464,
в миру Энеа Сильвио Пикколомини), сочиненное им на латинском языке еще
в начале 60-х годов XV века, менее чем через десять лет после падения
Константинополя.
Известно, что Пий II был в числе тех, кто мечтал об организации
шестого крестового похода. Он и «умер в 1464 г. на пути в Анкону,
куда… направлялся, чтобы благословить крестовый поход, который так и
не был собран»[Рансимен С. Падение Константинополя в 1453 году. M.,
1983, с. 149.].
Эпистола Пия II показывает, как политические интересы главы
католической церкви заслоняли и оттесняли на задний план «великие
таинства» церкви, которую он незадолго до этого возглавил. Эта
эпистола трудно согласуется с утверждением современного английского
византиниста о том, что Пий II, «наверное, вполне искренно сокрушался»
по поводу того, что «всякий раз, когда дело доходило до конкретных
действий, Запад оставался пассивным»[Рансимен С. Падение
Константинополя в 1453 году, с. 149.]. Документ свидетельствует о
лицемерии и язвительности папы. «Достаточно одной малой вещи, — писал
наместник апостола Петра султану Мехмеду II аль-Фатиху, — чтобы ты
сделался могущественнейшим из всех живущих. Что за малая вещь?
спросишь ты. Ах, она у тебя под рукою, и найти ее нетрудно, и искать
далеко не надо, и во всякой местности она имеется: это — немножечко
воды для крещения, aquae раuxillum, quo baptizeris! Согласись на нее —
и мы тебя именуем императором греческим и всего Востока»[Цит. по:
Крымский А. История Турции и ее литературы. — Труды по востоковедению,
издаваемые Лазаревским институтом восточных языков. Вып. 28, А. М.,
1916, т. 1, с. 216.].
Трудно сказать, дошла ли эта эпистола Пия II до Мехмеда II, но
издавалась она не раз, в том числе в третьем приложении к латинскому
переводу Корана, вышедшему в Базеле в 1543 году в книге «Machumetis
Saracenorum principis uita ас doctrina omnis… et Alcoranum
dicitur…».
Сколь далеки были слова главы церкви от дум и чаяний
мирян-католиков, можно судить по тому, что когда Мехмед II вскоре
(1481) умер, «отравленный лечащим его врачом по поручению собственного
сына Баязида (Баязида II)»[Новичев А.Д. История Турции, т. 1, с. 51.
Последнее, впрочем, было в духе закона, изданного самим же Мехмедом II
в канун-намэ (кодексе законов) 1478 г.: «Тот из моих сыновей, который
вступит на престол, вправе убить своих братьев, чтобы был порядок на
земле». Естественно, однако, что столь чудовищный закон привел в
султанской среде лишь к еще большей сваре и коварству. Подсчитано, что
после Мехмеда II не менее 60 принцев Османского султаната в XVI и XVII
вв. окончили жизнь по воле их властвовавших братьев. Не избежал этого
и брат Баязида II — Джем, которого прочили в преемники Мехмеда II. В
возникшей между ними борьбе Джем вынужден был бежать раньше в Египет,
затем на остров Родос, после во Францию и Италию, где оказался в руках
папы римского Александра VI (Борджа), решившего извлечь из этого
выгоду. Он направил Баязиду послов с предложением либо содержать Джема
за 40 тысяч дукатов (венецианская золотая монета), ежегодно вносимых
султаном, либо умертвить за 300 тысяч дукатов. «Султан принял второе
предложение, и в 1494 г. по приказу папы Джем был отравлен в Неаполе.
Труп его был отослан в Бурсу, где похоронен со всеми подобающими как
сыну султана почестями» (там же, с. 70). Таков был нравственный облик
османского султана и папы римского — лиц, которые должны были являть
собой высший духовный образец и в то же время творивших суд и расправу
над миллионами мусульман и христиан и готовых на самые гнусные
преступления ради своих личных выгод.], то весть о его смерти вызвала
в католических кругах ликование. Те, кто ожидал близкого нашествия
Мехмеда II не только на Рим, но и на Париж, приветствовали его кончину
«благодарственными обеднями, молитвами, торжественными речами. На
острове Родосе, где недавнее нашествие султанского флота слишком
помнилось… вице-канцлер рыцарей-иоаннитов на общем собрании ордена
высказал сомнение, чтобы «такой преступный, такой зловонный, такой
свирепый труп», как Мехмеда II, мог быть принят землею; недавно все
слышали землетрясение, — ну, это и значит, что земля разверзлась и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

числе их жрецов уже был такой, «душа» которого побывала в загробном
мире, повидала рай и ад. «Сообщение» об этом «путешествии» содержалось
в «саримешхедской» надписи, сделанной в III веке на языке пехлеви близ
города Казеруна в Иране, где зороастризм тогда был государственным
культом. Значительная часть этой надписи теперь прочитана, найден и
наскальный рельеф, изображающий верховного зороастрийского жреца и
политического деятеля Ирана Кирдера, якобы совершившего это
«странствие»[Gignoux Р. L’inscription de Kartir a Sar Mashad. —
Journal Asiatique. P., 1968, t. 256, fasc. 3-4. p. 368-418. Имя Картир
исправлено на Кирдер в связи с его новым прочтением. См.: Народы Азии
и Африки, 1981, э3, с. 225.]. А в VI-VII веках в Иране же появилось
сочинение о другом подобном «путешественнике» — Арда-Виразе,
продиктовавшем писцу свои впечатления о загробном пребывании его
«души». Еще в прошлом и начале нашего века, когда появились первые
переводы этой «книги» («Ардай-Вираз-намак») на европейские языки, ее
начали истолковывать как один из источников «Божественной комедии»
Данте. Современный чешский исследователь пехлевийской литературы
Отакар Клима, впрочем, оговаривает, что «Книгу об Арда-Виразе» если и
допустимо сближать с «Божественной комедией», то исключительно по
сходству мотивов[Klima О. Awesta. — Rypka J. Iranische
Literaturgeschichte. Leipzig, 1959, S. 36.].
Сочинения с описанием путешествий в «потусторонний» мир и даже
принесенного из рая яблока, съев кусочек которого сорок монахов во
главе со своим настоятелем, а за ними и жители целого селения перешли
из христианства в ислам, появились еще в средневековье. Некоторые из
таких рассказов или притч затем включались даже в столь популярные
сказочные сборники, как «Книга тысячи и одной ночи» («Китаб альф лайла
ва лайла»). Таков, например, рассказ о мусульманине и христианке,
занимающий в русском переводе, сделанном с арабского оригинала, ночи с
412 по 416[См.: Книга тысячи и одной ночи. В 8-ми т. М., 1959, т. 4.].
Современная голландская исследовательница этот рассказ относит к
религиозным притчам суфийско-мистического характера. Позднее в странах
распространения ислама появились аргументированные и художественно
ценные произведения, разоблачавшие подобные «благочестивые» рассказы
мусульманских миссионеров. В числе их популярные и в наше время
сочинения разных жанров, написанные иносказательно или вполне
откровенно, в просветительских, вольнодумных и атеистических целях. Из
них назовем «Письма Хортдана из ада» («Хортданын джаханнам
мектублары») азербайджанского прозаика и драматурга Абдуррагима
Ахвердова (1870-1933) и сатирический рассказ «День страшного суда»
(«Киямат») узбекского писателя Абдуррауфа Фитрата (1886-1939)[Оба
произведения изданы и в русском переводе: Ахвердов А. Письма из ада.
Избранные произведения. М., 1960; Фитрат А. День страшного суда. М.,
1965.].
Характерной чертой многочисленных призывов Корана к вере в
посмертную участь, которая бывает двух родов — доброй и злой,
прекрасной и отвратительной, является то, что она мыслится как
воздаяние за земные дела людей; какова она будет — зависит от
поведения, поступков, убеждений, действий человека. В доисламских
культах арабов подобной веры в сколько-нибудь разработанном виде не
было. Из чужеземных религий это находим в той или иной мере в
христианстве и иудаизме и более четко — в зороастризме, которому
близки и некоторые картины потусторонней «жизни», нарисованные в
Коране. Для того чтобы арабы поверили в эти обещания, как видно из
Корана, проповедники его «истин» должны были приложить немало энергии.
Им прежде всего было необходимо убедить людей в том, что их постоянные
жизненные наблюдения, их опыт, свидетельствующие о том, что
распавшееся после смерти тело, смешавшееся с землей, рассеянное,
распыленное по песку и т. п., невозможно восстановить, неправильны.
Вот эти возражения, отраженные в Коране: «И говорят те, которые
не уверовали: «Не указать ли вам на человека, который возвещает вам,
что, когда вы разложитесь на куски, вы окажетесь в новом творении?
Измыслил он на Аллаха ложь, или в нем одержимость?» (или: «в нем
джинны», бесы, демоны. К., 34:7-8). Не случайно к таким сомнениям,
даже спустя многие столетия, вынуждены возвращаться подновители, или,
как их теперь принято называть, «реформаторы» или «модернизаторы»
ислама.
Уже шейх Мухаммед Абдо (1849-1905), бывший главным муфтием
Египта, утверждал в основанном им журнале «Аль-Манар» («Маяк»),
выходившем в Каире с 1898 года на арабском языке, что «бог не для того
создал свою книгу (Коран), чтобы в ней научным образом объяснять факты
и явления природы»[Аль-Манар. Каир, т. XII, с. 486.]. По Абдо, если в
Коране и говорится о явлениях природы, то лишь с целью указать людям
на совершенство и чудеса ее создания и на мудрость творца[Там же, с.
815.]. Поэтому, как верно отметил венгерский исламовед И. Гольдциер,
согласно шейху Абдо, «не нужно создавать себе какого-либо соблазна,
если то или иное выражение, где Коран говорит о явлениях природы, не
соответствует научным воззрениям (например, синева небес) «[Goldziher
I. Die Richtungen der islamischen Koranauslegung. Leiden, 1920, S.
351.].
Подобным образом другой мусульманский реформатор — Мухаммед Рашид
Рида (1865-1935) в том же журнале «Аль-Манар» писал, что из Корана
надо извлекать моральные и политические уроки, а не исторические
факты. Ту же мысль он повторил и в своей сводной работе —
двенадцатитомном «Толковании» Корана «Тафсир аль-Куръан аль-карим».
Если, например, в Коране сказано, что некто, «кто проходил мимо
селения», разрушенного «до основания» (2:261), высказал сомнения в
возможности воскрешения мертвого, воссоздания того, что уничтожено,
стерто с лица земли, то, по Рашиду Риде, напрасно искать, где это
произошло — в Иерусалиме, Иерихоне или где-либо еще[Cм.: Рашид Рида M.
Тафсир аль-Куръан аль-карим. Каир, т. III, с. 49.]. Важно лишь принять
как истину смысл заключенного тут поучения Корана.
Таким заявлениям авторов нового толкования Корана нельзя отказать
в известной логичности. Но они вызваны тем, что текст Корана, в
течение веков выдававшийся за непререкаемый источник сведений о
природе и обществе, не выдерживает научной критики.
Интересно вместе с тем, что новый истолкователь Корана, книги

которого и в наши дни широко используются модернистами ислама, взял в
пример стих, уже в средние века вызывавший сомнения. Еще в
«Толковании» («Тафсир аль-Куръан») историка ат-Табари (838-923)
указывалось на бесполезность попыток установить, кого имеет в виду
Коран в 261-м аяте 2-й суры. Но ат-Табари действительно не мог
пренебречь исламской традицией, по которой, как писал Бируни,
некоторые события из истории Халифата якобы ожидались с завершением
столетия, «к концу которого Аллах оживил «обладателя осла»,
упоминаемого в конце суры «Корова»[Бируни Абу Рейхам. Избранные
произведения, т.1, с. 142], то есть 2-й суры Корана.
Говорится же здесь о том, как некто «препирался с Ибрахимом» — с
мусульманским пророком, которого принято соотносить с библейским
патриархом Авраамом. Желая одержать верх в споре, Ибрахим прибег к
доказательству от противного, то есть к приведению к нелепости
допускаемого возражения противника. «Сказал Ибрахим, — читаем в
Коране: — «Вот Аллах выводит Солнце с востока, выведи же его с
запада». И смущен был тот, который не верил…»
Как видим, чтобы возвысить Аллаха и его пророка, Коран требует от
своего неназванного противника невозможного — нарушения непреложного
закона природы, по которому Солнце восходит с востока, — закона,
произвольно приписываемого тому же Аллаху!
Подобный характер носят в Коране и возражения усомнившемуся в
том, сможет ли Аллах оживить то, что давно умерло. Тогда, согласно
Корану, милосердный Аллах умертвил самого сомневавшегося «на сто лет,
потом воскресил. Он сказал: «Сколько ты пробыл?» Тот сказал: «Пробыл я
день и часть дня». Он сказал: «Нет, ты пробыл сто лет! И посмотри на
твою пищу и питье, оно не испортилось. И посмотри на своего осла…
посмотри на (оставшиеся от него. — Л.К.) кости, как мы их поднимаем, а
потом одеваем мясом…».
Таким образом, истолкование реформаторами этого места Корана не
задевает существа изложенного в нем фантастического сказания.
Напротив, под прикрытием рассуждений о том, что Коран не источник для
извлечения сведений по истории и географии, оно выводит из числа
объектов, подлежащих научной критике, именно те места в Коране,
которые прямо или косвенно не раз подвергались критическому
рассмотрению в трудах выдающихся представителей науки, в том числе в
странах распространения ислама. Еще философ и ученый-энциклопедист Абу
Наср ибн Мухаммед аль-Фараби (870-950), известный под прозвищем Второй
учитель (после Аристотеля), приведя в качестве примера рассуждения
Лукреция Кара (I век до н. э.): «Смерть не есть что-нибудь
соответствующее тому, что у нас имеется»[В тексте оригинала выражение
«то, что у нас имеется» — чрезвычайно содержательно. Оно означает:
«то, о чем мы думаем», «то, что мы представляем», «то, что мы
чувствуем».], писал: «Этот вывод не вытекает только из этого
высказывания. В действительности это выводится из следующего: «То, что
разлагается, не соответствует тому, что у нас имеется». И не только из
него. Если это высказывание правильно, то его изменяют так: «Если это
так, тогда то, что разлагается, не соответствует тому, что у нас
имеется, так как то, что разлагается, не ощущает. Если это так, тогда
то, что разлагается, не чувствует. А смерть это то, что разлагается.
Значит, смерть не чувствует»[Аль-Фараби. Логические трактаты.
Алма-Ата, 1975, с. 426.]. Так и в этом вопросе еще в средние века
ученые Востока и Запада дополняли друг друга, служили прогрессу.
О том, что критика подобных взглядов в Коране остается
небезразличной для многих, говорит и тот факт, что к ней и во второй
половине XX века обращаются видные писатели стран современного
Востока. Прогрессивный иранский прозаик Садек Чубак (род. в 1916 г.)
осветил эту тему в одном из эпизодов своего романа «Камень терпеливый»
(«Санге сабур», в русском переводе «Камень терпения»; впервые издан в
Иране в 1967 г., 2-е издание — в 1973 г.). В этом романе фантастика,
которой автор вуалирует ожидание общественных перемен теми, кто был
убежден, что нависшая над Ираном черная ночь монархии Пехлеви не может
длиться бесконечно, одновременно служит свободолюбивой критике
догматики ислама.
Прибегнув к аллегории, автор использует вероучения разных течений
ислама, опирающихся на Коран, в котором содержится осуждение
сомневавшегося в том, что можно воскресить мертвого, тело которого
превратилось в прах. Герой романа бедный учитель Ахмед-ага переезжает
и взял с собой паучиху, которую он нежно называет Асейд Молуч. Однако
по дороге стеклянная банка, в которой находилась паучиха, была разбита
полицейским. Паучиха, оставшаяся живой, промолвила: «Потерпи до тех
пор, когда Эсрафил затрубит в свою трубу (то есть когда ангел Эсрафил,
иначе Исрафиль, звуком своей трубы известит о наступлении «часа» —
конца мира и воскресения мертвых. — Л.К.)… Осталось ждать недолго.
Несправедливость полонила весь мир. Не завтра, так послезавтра ты
услышишь его трубный глас»[Чубак Садек. Камень терпения. М., 1981, с.
164.].
Как в волшебной сказке, подала голос и банка. Язык ее, как и
паучихи, вполне соответствует времени написания романа. «Все молекулы
моего существа составляли одно целое, — пожаловалась банка. — Я была
красива. Я сверкала. А теперь не найдется никого, кто бы мог собрать
нас всех и скрепить в первозданном виде. Мы только-только успели
сдружиться. Итак, все кончено…»[Там же, с. 163.] Однако речь банки
встречает ядовитую критику паучихи. «Нет, — сказала она, — конец еще
не наступил. Теперь надо терпеливо ждать, когда затрубит Эсрафил, и
тогда все молекулы твои со всех концов вселенной поднимутся в воздух и
воссоединятся друг с другом, как с магнитом. И снова ты станешь такой,
какой была в первый день. Бестолочь! Оказывается, ты не мусульманка и
в загробном мире ничего не понимаешь…»[Там же, с. 163-164.]
Говоря так, паучиха причудливо соединяет мысли, близкие
исмаилизму — крупнейшей и старейшей шиитской секте, сохраняющей веру в
метемпсихоз — посмертное переселение человеческих душ, в том числе в
животных, растения, камни и т.п., с заключенной в Коране (2:262;
75:3-4) попыткой посрамления того, кто не верил в возможность
воскрешения истлевшего, распавшегося, разбросанного в разных местах.
Не только неверный, препиравшийся с пророком Ибрахимом, сомневался в
возможности такого «воскрешения», но и сам Ибрахим для «успокоения»
своего сердца попросил господа продемонстрировать ему подобное. И
тогда Аллах сказал ему: «Возьми же четырех птиц, собери их к себе,
потом помести на каждой горе по части их, а потом позови их: они
явятся к тебе стремительно…» (К., 2:262). Демонстрируя
«несостоятельность» этого сомнения, Коран прибегает и к излюбленному
его составителями штампу восхваления Аллаха, для которого ничто не

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

13.8.1949 г.

По божией милости я здоров, а стала болеть головой, что де-
лать, приходится подчиниться воле божией, все наши болезни случа-
ются с нами не без божией же воли.
Вот какой твой Х. Малодушный оказался, а из военных, военные
ведь должны быть мужественнее! Да, без веры в Бога, мужество не
может быть, ибо человек сотворен по образу и по подобию божию.
Хоть атеисты и мужественные есть, но их мужество не нормальное,
болезненное, от отчаяния, от гордости и от тщеславия. Вразуми их,
Господи.

Будь здрава и хранима Богом. В молитве не унывай, хоть и рас-
сеянная, все же принуждая себя.

45.
22.2.1950 г.

Вот и пост настал! Вся наша честная братия будет причащаться в
субботу. Служба идет благочинно, поют на два клироса. Первые два
дня сухоядение, хлеб, картошка и по одному огурцу; в среду обед
горох и картошка, конечно, без масла; ужин не бывает всю первую
неделю. Здоровье мое, слава Богу, хорошее, и все старички бодр-
ствуют, все службы длинные выстаивают, всю эту неделю не работа-
ют.
Бог своею милостию, да поможет вам провести сей душеполезный
пост в Христианском благочестии.

46. Письмо жене иноверца.
15.5.1950 г.

Воистинно Христос воскресе!

Письмо твое я получил 13.5 с.г., Читал и плакал от радости,
милость Божия, что ты стала спокойна, и Господь сподобил причас-
титься св. Христовых таин. Письмо писал я тебе не рассудком, а от
чувства, ибо чувствовал твое тревожное внутреннее переживание.

На твои вопросы 2-го письма отвечаю так: своему мужу старайся
быть верной, не изменяй ему и слушайся его во всем. Конечно, иск-
лючая православных требований. На религиозные темы беседовать не
надо, а если сам заговорит, отвечай, что знаешь, но сперва мыс-
ленно помолись Богу. Учи его не словом, а добродетельною Христи-
анскою жизнию. Не принуждай его ходить в церковь, если сам поже-
лает это другое дело, будь довольна и благодарна, что тебе не
препятствует ходить. Молись о нем просто по детски: «Спаси, гос-
поди, и помилуй моего мужа Х., Сохрани и вразуми его». И прочее
все предоставь божию милосердию и будь спокойна. Умудри тебя,
Господи.

К его матери относись всегда хорошо и вежливо, когда что ска-
жет неприятное, то терпи. На религиозные темы не говори с ней,
иначе потеряешь внутренний свой мир. В гневе никакое дело не ре-
шай и разговор прекращай. Под влиянием гнева всегда грешишь и
скажешь неправильно и после будешь сожалеть. Я воображаю тебя
очень ясно, какой ты была на Валааме еще 15-летней девочкой, ин-
тересно теперь бы поглядеть, какая ты стала, но, к сожалению
нельзя видеть. Я желал бы увидать твою фотографию со своим мужем.
Если что возможно пришлите, с удовольствием посмотрю, пока я еще
жив.

Как теперь удобно письменное сообщение, такая даль, и так ско-
ро летит. Сердечно от души благодарю твоего мужа за лекарство,
хоть и не получил его, но надеюсь скоро получить. Передай ему мой
сердечный привет с пожеланием от Бога доброго здоровья и всякого
благополучия в делах его. А на каком языке вы там говорите и зна-
ет ли он русский язык?
Призываю на тебя, духовное мое чадо, божие благословение, с
любовью во Христе помнящий и молящийся о тебе.
Поминаю и мужа твоего и маму. Храни вас Господь.

47.
8.11.1950 г.

Обрадовала ты меня последним письмом. Пишешь, что умрешь хрис-
тианкой, и я желаю и молюсь, чтобы умерла христианкой. О своем
муже молись, но не докучай и не говори ему быть православным;
своими советами можешь оскорбить и оттолкнуть его от православия,
молись и расположись на волю божию и все прочее предоставь божию
милосердию. А как его экзамены? Ты не можешь припомнить мое лицо,
когда была на Валааме, а я очень хорошо помню твое лицо, даже и
разговор и прогулки по острову. Верь, что есть Бог и будущая веч-
ная, не имеющая конца, жизнь, и душа человеческая бессмертна, —
даже и не стареет. Вот мне 77 лет, а я чувствую себя молодым. Так
скажет каждый старик и старуха, душа оживляет тело, тело из зем-
ли, в землю и пойдет, а душа от Бога и пойдет к Богу. А как вы
живете в мирской суете, разумеется труднее вместить такие мысли,
все же старайся верить всему свящ. Писанию.
Относительно пения в церкви, усматривай сама, помолись, как
сердце подскажет, так и поступай. Еще пишешь, что у вас торжест-
венные церковные службы, — это хорошо — как-то возвышает дух. У

нас тоже пока торжественные службы, в праздники бывает 15 священ-
нослужителей и в хороших облачениях. Финны очень интересуются на-
шими службами.
Твой муж на фотографии вышел хорошо, у него добрая душа, ибо
лицо зеркало души, а ты так-себе вышла, почему-то губы прикусила,
а на голове, так и не понял, что навьючено, я и в лупу смотрел —
не мог определить. От сердечной боли не надо посылать мне лекарс-
тво, я не так болен, как ты думаешь, летом ходил на работу, а те-
перь служу и ежедневно выстаиваю церковные службы.

Большое русское спасибо за лекарство от ревматизма, многие
старички им пользуются и благодарят.
Прости меня великодушно, что замедлил ответом на твое письмо.
Да, теперь окружающие тебя совсем другие люди; что делать, потер-
пи и приспосабливайся, чтобы был мир насколько зависит от тебя.
Храни вас Господь своею милостью.

48.
17.1.1953 г.

На твое последнее письмо очень затрудняюсь что-либо посовето-
вать. Одно радует, что у тебя в душе теплится огонек и любовь к
Богу. Дай Бог, чтобы этот огонек и любовь к Богу продолжались до
гроба. Старайся поддерживать.
Когда вы приехали в Нью-Йорк, твой муж искал церковь правос-
лавную, даже всю службу пасхальную простоял; а теперь очень изме-
нился, даже не хочет, чтобы сына своего водила в церковь. К нес-
частью нашему можно ждать, что не пожелает, чтобы и ты ходила в
церковь. Хоть он и хороший человек, как ты пишешь, но под влияни-
ем своих родных уже и изменился. А пламенная любовь без религии
очень ненадежна. Жалею я тебя, что ты попала в такую среду. Впро-
чем, не унывай и не малодушествуй, молись и надейся на божию по-
мощь и царицы небесной.
О религии не говори с ним… На вас с мамой призываю божие
благословение, когда сгрустнется, пиши мне.

49.
30.6.1950г.

Вы говорили, что св.Григорий Нисский писал: «все падшие су-
щества, даже и демоны, достигнут возрождения и восстановления и
будут спасены». Это он высказал в виде гадания, а не твердого ве-
рования. Св.Церковь этого мнения не приняла, у св. Григория, иск-
лючая этого гадания, все его писание чистое и и православное.
Преп. Варсонофий говорил своим ученикам: «Не думайте, что люди,
хотя и святые, могли совершенно постигнуть все глубины божии».
Св. апостол говорит: «Отчасти разумеваем, и отчасти пророчеству-
ем» (1 Кор.13.9). И еще «О глубина Богатства и премудрости и ра-
зума божия, яко не испытаны судьбы его» (Рим.11,33-34).
Св. Писание говорит, что будет вечная жизнь и вечное мучение,
и мы должны этому крепко верить и не вдаваться в тонкое богосло-
вие по нашему ограниченному умишку и неочищенному сердцу от
страстей. Св. Иоанн Листвичник пишет: «мы не будем обвинены, о
братия, при исходе души нашей за то, что не творили чудеса, что
не богословствовали, что не достигли видения, но без сомнения да-
дим Богу ответ за то, что не плакали о грехах своих» (слово 7,
глава 70). А св.Исаак Сирянин так говорит: «Как мячущагося на
всех льва, избегай рассуждений о догматах» (слово 9-ое). Мог бы я
и еще много писать на эту тему, но думаю довлеет и этого.

50.
2.2.1950г.

«Заступница усердная мати Господа вышнего». Доброго здравия
Боголюбивейшая раба божия!

Ты все еще не научилась вести брань со врагом рода человечес-
кого. Приступил к тебе со своими хитрыми кознями, и ты, чуть ли
не в отчаяние падаешь. Успокойся и не смущайся; это враг наносит
тебе воспоминания о прежних погрешностях; их не надо принимать,
просто не обращай внимания, вот, что пишет пр.Марк подвижник:
«Прежние грехи, будучи воспоминаемы по виду, вредят благонадежно-
го. Ибо, если они приносят с собой печаль, то удаляют от надежды,
а представившись без печали, влагают внутрь прежнюю скверну». А
пр. Авва Дорофей сказал: «если страсть тревожит нас, то мы не
должны этим смущаться; ибо смущаться дело неразумия и гордости».
Больше всего бойся гордости, ибо за гордость первая денница
стал сатаной, и для него Господь уготовил вечную муку. Когда враг
вносит помыслы самохваления — тогда только надо припоминать преж-
ние грехи, чтобы смирить себя. Как сказано в отечнике: один под-
вижник, когда враг станет бороть его помыслами самохваления, тог-
да говорит себе: «Старик! Посмотри на свой блуд». А в прежних
твоих поползновениях, Бог простит тя чадо, будь спокойна.
Ты стала прихварывать, что делать? Расположись на волю божию:
болезни напоминают нам о переходе в вечность. Желаю тебе телесно-
го здоровия и душевного спасения, храни тебя Господи.

51.
1951г.

Ваше письмо я получил своевременно. Вполне сознаю, даже со-
чувствую вашей тяжелой скорби. Что делать: ведь не без божией же
воли они нам приходят, не было бы скорбей, и не было бы спасения,
все же они очень нас смиряют, и всех и всюду он преследуют, толь-
ко в разных видах. Судьбы Господни непостижимы нам грешным, и ни-
какой ум решить не может: почему Господь посылает разные скорби,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

одним очень тяжелые, а другим легкие. Против скорбей одно средс-
тво: терпение и молитва, сказал преп. Марк подвижник.

Большая наша ошибка, что мало думаем о переходе в другой мир,
ведь эта наша жизнь в юдоли сей плачевной, ничто иное, как путь к
вечности и приготовление к ней. О, вечности, ты вечность, не име-
ющая конца. Жутко здесь, хоть иногда тяжело живется, постигают
тяжкие скорби и лютые болезни, однако есть некоторая отрадная
мысль: умру и все это кончится, а там-то чего ждать?
Господи! Имиже веси судьбами, спаси нас грешных. Аминь! Вы пи-
сали: «вы знаете мою скорбь, от которой я только и спасаюсь в мо-
литвенном уповании на милость божию. Представляя его благой воле,
промыслительно устроить все, во благо нам». Выражено хорошо, даже
до слез. Именно только этот способ облегчит скорбь и упразднит
смущение. Вы читаете преп. Варсанофия Великого. Очень назидатель-
ная книга, я всю свою жизнь зубрю и не могу начитаться.
Святое писание могут понять правильно только чистые сердцем,
они уразумеют волю и намерение божие в писании, а людям с неочи-
щенным сердцем от страстей, послужит камнем преткновения.
Не мне бы отвечать на ваше письмо, но я забыл свое невежест-
во, написал, что было у меня на сердце.

52.
10.1.1951г.

Христос посреди нас!

Боголюбивейшая матушка. Твое содержательное письмо получил
своевременно; пишешь о своих переживаниях. После хорошего настро-
ения опять было и смущение и уныние; иначе и быть не может в сей
юдоли плачевной: даже и святые угодники божии не были свободны от
подобных изменений; прочти у пр. Исаака сирина 46 главу.
Еще пишешь, что твоя знакомая попала в секту. Очень жаль, что
наши православные очень мало знают свое учение и легко уклоняются
в разные секты. Ибо все секты, ереси и расколы основаны на гор-
дости и самовнушении. В православие авторитет — вселенские соборы
и учение св. Отцов. Господь сказал: «Блаженны чистые сердцем, те
Бога узрят». Вот св. Отцы божией помощью очистили сердца от
страстей. Они правильно знают, волю божию, открытую в святом пи-
сании, а не очистившие сердце от страстей, не могут правильно по-
нимать св. Писание, и такие люди претыкаются на святом писании,
уклоняются с правильного пути и идут в разные стороны. Так ска-
зать: сошли с большого парохода и сели на утлую ладью и хотят пе-
реплыть житейское море, и погибают в волнах суетных мудрований.
Они вырывают текст из св. Писания для оправдания своего заблужде-
ния.
Мне время маловато вести переписку с твоей знакомой, пусть
она возьмет книгу епископа Феофана «путь ко спасению», в ней най-
дет разрешение ее вопросов, умудри ее Господи.

53.
20.1.1951г.

Ты пишешь, что осуетилась и мало ревности подняться от земли.
Не горячись, будь довольна тем, что есть: стремление о едином на
потребу. Всякому свой образ жизни; сообразуйся со своим положени-
ем и умудряйся, чтобы было все ради Бога. К созерцательной жизни
не стремись, старайся проводить жизнь деятельную, ведь я тебе го-
ворил: старайся исполнять евангельские заповеди, ибо суд во вто-
рое пришествие будет по Евангелию. Впрочем, Бога не представляй
строгим карателем. Он очень милостивый. Слава, Господи, твоему
милосердию! Аще случится пошатнуться в добродетели — не трепещи,
ибо наше естество очень изменчиво. Ангелам, только, свойственно
неизменно стоять в добродетели. По апостолу: «Задняя забывай и
вперед стремится».
Теперь я мало читаю книг, повторяю только по пометкам, они у
меня помечены в разное время. Определенного, молитвенного правила
не держу, стараюсь держать правило мытаря. Больше люблю читать
евангелие, апостольские послания и псалтырь с толкованиями. Когда
лягу в кровать, стараюсь читать евангелие, сколько знаю на па-
мять, для меня это очень полезно. Поговорить о едином на потребу,
не обретох единомысленного: ах, какое великое благо для нас греш-
ных святоотеческое писание; начну читать, точно раньше и не читал
это. Вот, сегодня прочел у пр. Исаака сир. 34 слово, замечатель-
ное. Меня теперь занимает мысль о вечной жизни. Вечность — и кон-
ца нет, жутко делается! Здесь на земле, как тяжело не жилось бы,
— или сильные скорби, или тяжелые болезни — все же они кончаются
со смертью человека. Иные в тяжелые минуты говорят: умереть ско-
рей! Какое то есть утешение, что кончатся страдания, а в будущей
жизни чего ждать, вечность не имеет конца, Господи! Помилуй нас
грешных. Утешительно читать евангелие. Иногда встану ночью, проч-
ту главку и лежа повторяю, даже слезы прошибают от божьего мило-
сердия. Дивное божие милосердие, для нас грешных, принял нашу
плоть и стал истинным человеком (кроме греха), не скрою от тебя,
пишу эти строки и плачу. Пишу тебе не по тщеславию, а просто де-
люсь своими переживаниями, как для человека единомысленного.
Эту седмицу я служу и тебя поминаю в своих молитвах, храни
тебя Господь. Просфорочки потрудись передать: себя то не обидь —
возьми две.
Призываю на тебя божие благословение, с любовью о Христе.

54.
2.5.1951г.

Вот, какая ты оказалась немощная духом. Удалили с послушания
и сердце защемило, даже говоришь «выгнали довольно некрасиво, как
малую девчонку». Скорбь-то твоя пустяшная, даже и обижаться-то не
на что. Надо бы довольной и благодарной что теперь, можешь стоять
в церкви без всякой суеты, а раньше ведь писала мне, что как бы
недовольна была этим послушанием. А как сменили, ну сердце и за-
щемило. Хорошо, что созналась и покаялась. Бог простит. Однако
знай, что без смирительных случаев нам не смириться.
Читаем св. Евангелие и забываем страдания Спасителя. Он был
совершенный Бог и совершенный человек (кроме греха), ради нашего
спасения терпел поношение, укорение, заплевание, ударение в лани-
ту, биение по голове тростью и поносную смерть на кресте; прости
нас Господи, за наше нерадение и не внимание к твоим страданиям!
А у нас, что получается? Даже ускорительного слова не сказали и
то сердце защемило; значит нет смирения — а гордынка. Без смире-
ния нет спасения и подвиги наши будут тщетны. Господь дает даро-
вание не за труды, а за смирение, так нас учат св. Отцы. Во время
скорбей надо читать св. Евангелие и св. Отцов писание.

55.
1952г.

… Ты все осуждаешь себя и считаешь никуда негодной и хуже
всех, но это одни только слова у тебя, а чувствуешь себя непло-
хой; если бы так и чувствовала, как говоришь, то не осуждала бы
других ни в чем, и не оскорблялась бы на то, что я Х. Назвал ум-
нее тебя. Ха, ха, ха! Какая ты бестолковая. Еще пишешь «Чтобы я
вымолил у Господа, быть тебе хорошей», вот еще какая бестолковая
просьба! Тоже подобная смеху: она будет жить спустя рукава, а
старец вымаливай, чтобы быть ей хорошей. Но по духовному видению
так не бывает; ни Бог, ни я, тебе не помогут, если сама не будешь
трудиться в благочестии, сказали св. Отцы.

Вчера пришел ко мне инок и говорит: «у меня есть очень боль-
шой грех, не знаю простит-ли мне Господь». Я спросил какой? «Хула
на Бога и на святые тайны»». Я говорю ему: в этих мыслях нет гре-
ха, ибо он от дьявола и называются прилогами, а прилоги безгреш-
ны; не обращай на них внимания и мысль возведи на какой-либо
предмет святого писания. Еще поговорил с ним на эту тему и дал
ему Листвичника, чтобы прочел там о хульных помыслах.
Сегодня 4-ое января св. Церковь празднует 70 св. Апостолов.
Из них 5 апостолов отпали. Иуда, Николай — был епископом, Фегель
— был епископом, Ермоген тоже был епископом, Димас — был иерей и
служил идолам. Меня занимали раньше такие мысли: почему Господь
избрал этих в ученики для проповеди? Ведь он знал, что они отпа-
дут. Но во время службы, как-то стало мне ясно, что Господь по
своей благости призывает к себе всех, но свободную нашу волю не
нарушает, а если кто уклонится от добродетели в порочную жизнь
добровольно — сам виноват, так как не потрудился по свободной во-
ли во угождение Богу. Один возлюбил деньги, а другой век сей вре-
менный, так и прочие отпавши. По свободной нашей воле мы должны
трудиться в угождении Богу, тогда благодать помогает нам, а если
не будем трудиться и благодать божия не поможет: наш труд и бла-
годать божия идут совместно.

56. День святой троицы.
17.5.1951г.

Письмо послушнице.

… Не унывай, духовное чадо, и не отчаивайся о спасении свой
души, эти мысли от лукавого беса: просто не принимай их. А в ду-
ховное руководство, в книгу преп. Аввы Дорофея советую тебе поча-
ще заглядывать: вот и старайся жить по его совету, умудри тебя
Господи. Состарился я в монастыре, а все зубрю эту книгу, она у
меня настольная и заглядываю в нее почти ежедневно, ибо она име-
нуется монашеской азбукой.
Когда работаешь вместе с сестрами, можно поговорить с ними:
только чтобы не было осуждения и клеветы, впрочем св. Отцы сказа-
ли «духовный разговор серебро, а молчание золото», а о празднос-
ловии — сама уразумей.
Вот, что еще я тебе скажу. Особо дружбы не заводи ни с кем,
иначе наживаешь много бесполезных скорбей, и жизнь твоя будет
многовоздыхательная. Старайся свою волюшку оставить позади себя.
За большие подвиги не берись, и никого ни в чем не осуждай, и не-
мощи в других не замечай, но смотри на свои, которых, конечно,
найдешь немало. А страсти, о которых ты пишешь, мы победим своими
силами не можем без божией помощи. Мы должны стараться искоренять
их, а чтобы совсем побороть их зависит от божией благодати. Ты
еще молода, не верь себе и смиряйся, пока ляжешь в гроб, твои го-
ды скользкие. Впрочем, что и стрясется, по немощи человеческой,
не мятись и не малодушествуй, ибо мы не мудрее премудрого соломо-
на, и не кротче св. Пророка Давида и не ревностнее апостола Пет-
ра. Господь знает нашу человеческую немощь, дал нам в помощь по-
каяние, и нет такого греха, чтобы победило божие милосердие, и
все наши грехи, какие бы они не были, в сравнении с божим мило-
сердием — что горсть песку брошено в великий океан.
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, много ста-
ричков ходят с помощью палочек, вновь поступающих нет, так как в
данное время молодежь воспитывается не в религиозном духе. По за-
мечанию епископа Игнатия Брянчанинова, — мы уже последние монахи.
Впрочем судьбы Господни непостижимы нам грешным.
Будь, Господи, воля твоя во всем. Призываю на тебя божие бла-
гословение, Господь и Царица Небесная помогут тебе в тяжелые ми-
нуты.

57.
16.8.1951г.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Ты жалуешься, что не можешь сосредоточиться на молитву, —
«Все есть еще бесчувствие», сознаешь свое нерадение, а не влияние
внешних дел. Да, сладостна молитва, но требует большого труда, и
«молитва до последней минуты жизни требует борьбы», сказал авва
агафон. Однако, должна знать, что всякому житию свой чин. Ты жи-
вешь в миру — вот и старайся исполнять свое дело добросовестно,
на которое поставлена божиим промыслом. Не осуждай никого ни в
чем, всего чего не любишь сама, того не делай другим. Не любишь,
чтобы тебе говорили неприятное, или укоряли, или досаждали, или
грубо обращались, или злоречили и ты ничего такого не делай нико-
му. Вот твоего жития чин и старайся так жить, а в чем совесть об-
личает, кайся Господу. А куда ты стремишься, — это достояние ино-
ческого отшельнического жития, и оно требует совершенного беспо-
печения, а главнее всего глубокого смирения: без смирения суетны
все подвиги. Ты ведь занята целый день заботами, да хлопотами.
Как возможешь сосредоточиться в молитве? Если найдется свободная
минутка, прочти в евангелии несколько, и апостольского послания,
и еще загляни в святоотеческие книги. Умудри тебя Господи.
Относительно твоего разговора, усматривай сама. Все-же, если
человек куда сам не стремится и выбирают его на какую-либо долж-
ность значит, на это есть воля божия и Господь поможет; а от неп-
риятностей никуда не уйдешь. Куда бы человек не ушел — они с ним
пойдут.

58.
22.10.1951 г.

…А ты ноешь, что у тебя нет для себя добрых дел! А это разве
не дела добрые, — на работе, которыми обременена по горло. Если к
этому прибавить еще: не осуждать других, и чего себе не хочешь,
того и другим не делай, этого и довольно с тебя, будь спокойна. А
нос задирать от хорошего положения, по-моему, крайнее безумие для
Христианина, стремящегося к духовной жизни. Умудри тебя Господи.
Не разумно, даже и грешно, так думать, «что ты пропала бы без
меня». Читай св.Писание, и св.Отцов и умудряйся. А что значат мои
советы, когда сам иду ощупью; если что пишу, из тех же источников
черпаю. Я подобен бане: других омываю, а сам остаюсь таким же
грязным.
Храни вас Господи.

59.
3.2.1951 г.

Спрашиваешь, можно-ли идти на собрание? Усматривай сама, по
совету пр. Варсанофия Вел. Помолись прежде; куда мысль склонна
будет — так и поступи. Впрочем, не собрание причина твоего смуще-
ния, а самомнение твое.Почему так говорят, а не так как мне надо.
Но ты вот что сделай: во время собрания, читай со вниманием мо-
литву, тогда ты будешь спокойна и виднее тебе будет весь разго-
вор.
Сегодня, 3-го, похоронили иеродиакона Корнилия. Наверно, ты
помнишь его, — все время пел молебны. Поболел только три дня,
ежедневно я причащал его; утром причастил, а ночью в 12 ч. Умер,
так тихо, что не слыхали даже, которые с ним живут, четыре инока.
В 12 ч. Посмотрели, а он уже скончался, глаза закрыты и руки сло-
жены на груди. Блаженная кончина.

60.
20.1.1952 г.

Как слышно, твой муж пьет. Что делать? — Не скорби, и не осуж-
дай его, ведь у всякого свои немощи и недостатки. Он ведь тоже не
без немощей, и не без недостатков. Так вот, учитесь друг у друга,
тяготы носите, и так исполните закон Христов. Умудри вас Господи.
А как время-то летит быстро, ждали рождества Христова, креще-
ние и новый год, и все это прошло, теперь будем ждать св.Пасхи.
Конечно, прежде великого поста надо ждать, как приготовительное
средство, чтобы совершение справить светлый Христов праздник.
Вот, что я заметил: под старость время летит быстрее, ибо
чувствуется, что все кончено, приближается время перехода в веч-
ность, как то и интересы все пропали. А вот открой ум у молодых и
увидишь, как у них фантазия играет: они счастливы, получать хоро-
ших женихов, будут Богаты, и хорошо пойдет семейная жизнь, и мно-
гое другое на эту тему, эти картинки пройдут у них в голове, и
опять останутся одни.
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, а все-же сос-
тарилось наше братство, просто Богадельня, один другого старше,
если доживу до февраля, тогда стукнет мне 79 лет — почтенные, и я
созрел к переходу в вечность. Благодарю Бога, что до таких годов
дожил, и удостоил меня грешного провести всю жизнь в монастыре.
Не знал мирской суеты, наполненной лукавства, тщеславия, лицеме-
рия, лжи и гордыни; а с этими пороками разве почувствуешь, когда
в душе свой мир и умиление? Я полагаю, нет.
Вот ты с мужем, посещая театр и маскарады, что чувствуете,
когда придете домой? Конечно, получаете некоторое впечатление,
там получившееся, и будете ждать времени еще и еще посетить те же
места, разве только если нельзя будет пойти по болезни. Вот в та-
ком порядке и проходит мирская суетная жизнь. А когда человек бу-
дет лежать на смертном одре, или в болезни, вот тогда-то и при-
дется испытать неожиданные явления, и вся прошлая жизнь будет че-

редоваться событиями, какими он жил, тогда только человек позна-
ет, что мир сей обманщик.
На все ваше семейство призываю божье благословение.

61.
18.2.1952 г.

У вас детей нет и вы желаете иметь их, ваше желание естествен-
но в порядке вещей. Однако, всяко бывает; не на радость родителям
дети бывают, а на великие скорби. Расположимся на волю божию, ибо
он знает наши нужды раньше нашего прошения; если на пользу, будут
и дети без операции докторской. Будем молиться так: Господи, ты
знаешь наши нужды раньше нашего прошения, благослови по своей
благости, что будет нам на пользу. Аминь!

62.
12.12.1952г.

Твое сердечное письмо я получил своевременно; от души благо-
дарю за твое доброе желание и расположение к моему убожеству.
Радуюсь, что оперировали тебя благополучно, не моя слабая мо-
литва помогла тебе, но вера твоя в молитвы мои. Это видно из свя-
того евангелия; много раз говорил спаситель: «по вере твоей да
будет тебе».
Я лежал в больнице в городе Иоенсуу две недели; теперь с
божьей помощью, чувствую себя хорошо.
Очень хорошо знаю я желание женщины; иметь чад и ее скорбь не
иметь детей. Мое желание, чтобы Господь исполнил по желанию ваше-
го сердца; расположимся на волю божию и будем ждать его милости.
Ты предлагаешь свои услуги помочь чем-либо мне, все у меня
есть, не надо посылать ничего. А по получении сего письма, напиши
мне свое самочувствие, буду ждать терпеливо твое письмо.

63.
27.4.1952г.

Все отвечал на письма разным лицам, вот очередь пришла и на
твои письма надо отвечать. Это хорошо, что любишь дома сидеть и к
себе никого не звать, а если люди что скажут, ты держись своих
убеждений. Тоже хорошо держать себя подальше от приходских дел, а
когда что коснется и надо говорить — не забудь, прежде помолись
на опыте увидишь пользу. Хоть и тяжеловато терпеть скорби, но
очень полезно. И мы должны готовиться, с божией помощью терпеть;
поношение, укорение, презрение и насмешки, если так подготовимся,
когда он придут, легче будет переносить их. Люди непостоянны; се-
годня хвалят, а завтра свалять.

64.
26.6.1952г.

Твою посылочку и письмо, получил я своевременно. За посылочку
надо тебя не благодарить, а побранить, сама живешь в скудости и
выдумала посылать посылочки, да еще схимнику, который должен пи-
таться хлебом и водой по примеру св.Отцов. Говорю тебе строго,
чтобы впредь этого не было.
Ты пишешь, «что ленивая и нерадивая» и просишь, что-бы пору-
гал тебя. Как я могу тебя ругать, когда сам состарился и этим не-
дугом одержим и у меня его больше, чем у тебя. Все-же не будем
унывать и отчаиваться, смиримся и положим начало, хотя и в 11-ый
час мы пришли(мо.20). Но Господь очень милостивый, такую же плату
дает, которые трудились с утра. Слава Господи, святому милосердию
твоему!
Господь дает молитву молящемуся; все-же знай, что молитва
требует борьбы, даже до смертного часа; будь довольна, какая у
тебя есть молитва, к умилению и слезам не стремись, а когда они
придут, остановись, пока сами пройдут. Молитва или память божия
это равносильно; можно ходить, или что делать, и думать о Боге —
и это также молитва.
Старайся никого не осуждать, и чтобы вражды не было бы ни на
кого, иначе молитва в толк не пойдет. Умудри тебя Господи.

65.
17.9.1952г.

Порадовался я, что и ты стала читать духовные книги, сама
опытом почувствуешь духовную пользу от этого чтения, добрый час,
продолжай заниматься духовною жизнью.
Скажи, чтобы она молилась за родителей своего мужа и в церкви
подавала об упокоении душ их. Хоть сердце не хочет этого, пусть
понудить, иначе Бог не примет ее молитвы о спасении души своей.
Господь заповедал нам даже любить врагов наших (от Мат.5,44, и от
Луки 6, 27-35). Сам Господь даже молился за распинателей: «Отче,
отпусти им, не видят бо, что творят» (от Луки 23, 34) св. архидь-
якон Стефан, когда побивали его камнями, молился так; «Господи не
постави им греха сего», и сея рек успе.
Господь, в святом Евангелии много раз говорит о прощении
обид. А ты по своей немощи, а может быть и по гордости, не хочешь
поминать своих обидчиков. Знай, что суд будет во второе пришест-
вие по Евангелию, ибо пройдет небо и земля, но ни иота едина, или
едина черта не прейдет от закона (от Мат. 5,18). Страшно не ис-
полнять евангельских заповедей! Молись, чтобы Господь смягчил
твое сердце, не помнить обид, и ты могла молиться за родителей

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

твоего мужа. Может быть мои эти строки покажутся тебе строгими,
но иначе не могу писать.
Преп.Варсанофий Вел. сказал: «Мать Сарра сказала: если буду
желать угодить всем людям, то придется каяться в дверях их».
О моей болезни, скорбеть тебе не надо, — будет погрешительно
с твоей стороны. Долго ли продлится моя жизнь в сей юдоли плачев-
ной неизвестно; хоть служить трудновато стало — причащаюсь в ал-
таре, все же хожу к службам, в трапезу и на прогулку.
Немощей бояться не надо, ибо Господь снишел с небес для не-
мощных. Человек, если сознает свою немощь и покается, Господь, по
своей благости, не помянет его немощей и грехов. Больше всего на-
до бояться дьявольской гордости, тщеславия, вражды и осуждения, а
немощи смиряют наше мнимое благочестие. Не удивляйся что хорошие
люди, близко стоящие к церкви, глубоко верующие из-за какого-ни-
будь укола все поносят. Эти люди внешне, они не имеют понятия о
едином на потребу, потому внешнее благочестие и не пользует их. А
о Х. надо молиться и сочувствовать ее тяжелому крестику.
На днях говорит мне некий инок: «Надоело жить, хоть бы уме-
реть и желаю, чтобы превратиться в небытие». Но я промолчал:
знаю, что он не примет моих советов. Все иноки ведь начитаны, и
кто как понимает Богословие и святоотеческое учение, правильно
или неправильно, и держатся своих убеждений: таким людям посто-
ронние советы не подойдут, они сами охочи учить других. Ах! Как
хорошо выразился преп. Авва Дорофей: » каждый небрежет и не соб-
людает ни одной заповеди, а от ближнего требует исполнения запо-
ведей». В течение дня сколько приходится видеть подобных приме-
ров: кончено я не обращаю внимания на них ибо это какое-то обыч-
ное явление: если следить за собой, увидим в своем сердце просто
хаос, и подобные явления сердца не задевают.

66.
4.12.1952г.

Судьбы Господни не постижимы нам грешным и никакой ум понять
не может, и не будем допытываться, кому какой крест Господь дает.
Если и поносит и срамит нас, то не будем смущаться и осуждать ее,
но будем молиться, чтобы Господь помог ей и избавил ее от бед и
скорбей.
Знай, что поношения и посрамления, хоть и неприятно перено-
сить их, но очень полезно и спасительно для нас; если будешь вни-
мать себе построже — узнаешь опытом. Надо бояться похвалы, ибо
она воспитывает тщеславие и самомнение: горе, если похвала будет
выше дел.
Бедный Х. Опять запил. Передай им мой привет, пусть не уныва-
ют, Господь поможет им исправиться.
На всех вас призываю божие благословение.

67.
12.12.1952 г.

Христос посреди нас.

… Ты пишешь о своих болезнях, что они посланы Богом за грехи
твои. Нет, не так надо думать. Судьбы Господни не постижимы, и
наш ограниченный умишко не может понять их; кому какие болезни и
скорби даются Богом нам грешным, однако, знай, что в сей юдоли
плачевной, временной жизни, миновать их не можем.

Умудри тебя, Господи! Не представляй Бога очень строгим судьей
и карателем. Он очень милостивый, принял нашу плоть человеческую
и пострадал, как человек, не ради святых, а ради грешников, по-
добных нам с тобой. Отчаиваться не надо, ибо нет греха превышаю-
щего божие милосердие, отчаяние всегда дьявол наносит, его слу-
шать не надо. Старайся, по возможности, исполнять заповеди гос-
подни, не осуждай ни кого ни в чем и не будешь осуждена; если бу-
дешь следить за собой, конечно, найдутся грехи, которые не дадут
причины осуждать других. Еще: «чего себе не желаешь, того и дру-
гим не делай», и прочие евангельские заповеди.

Еще пишешь, что раньше молилась лучше, а теперь не слышу, как
стучит Господь в сердце. Тоже не так думаешь! Раньше у тебя мо-
литва была мечтательная и думала о себе нечто такое, а теперь
стала понимать маленько — вот, и увидела себя, какая ты стала.
Человек, чем к Богу больше приближается, тем больше видит себя
грешнее. Святой Петр Дамаскин пишет: «Если человек увидит свои
грехи аки песок морской, то в этом состоит здравие души». Вот
степень святых, а они опытные в духовной жизни; а люди хотят уви-
деть себя исправными во всем.

Конечно, хорошо бы поговорить лично о духовной жизни, ибо в
письме трудно писать о тонкостях в духовной жизни.
Благодари Бога, что он по своей благости, избавил тебя от не-
нависти к родителям твоего мужа. И впредь старайся н на кого не
иметь вражды, ибо от ближнего зависит жизнь и смерть.
Святой апостол Павел, перечисляя степени святых, сравнивает
одних солнцу, других луне, а иных звездам, и звезды имеют большую
разницу между собой, но нам бы с тобой быть хоть и малюсенькой
звездочкой, но на том же небе. А если, что и стрясется по челове-
ческой немощи, унывать не надо, смиримся, сознаем свою немощь и
покаемся; человеку свойственно падать, а дьяволу не каяться.
Буди, Господи, милость твоя на нас, якоже уповаем на тя,
аминь!

68.
23.12.1952 г.

… Преп. Моисей скитский говорил, приходящих ко мне за сове-
тами, одних утешал, и уходили с пользой душевной, а другим, к
стыду моему ничего не мог сказать на пользу, и уходили неутешен-
ные. Вот святые и то не могли сказать полезное и утешать. А я кто
такой, чтобы могу утешать в скорбях? Если кто и получал пользу от
моих советов, это совершалось по вере просящих. Иеромонах Варна-
ва, Троицкой лавры, прозорливый старец, посоветовал какому-то
купцу большое дело, но оно не оправдалось и получилось неловко.
На Валааме иеросхимонах Алексий, которого очень ублажал о. Ефрем,
посоветовал что-то некоей игумении, а потом одумался и всю ночь
катался точно веретено.

Вот те, которые обращаются ко мне, — с коротеньким умишком:
скажу тем свое мнение и потом всегда говорю: «Впрочем усматривай
сам или сама». Правильный совет могут давать только св.Люди, как
преп. Серафим Саровский и Сергий Радонежский. А как я могу сове-
товать правильно, когда сам иду ощупью?

69.
30.1.1953 г.

Ты все пишешь о своих скорбях и о своем внутреннем расстройс-
тве. Знай, что иначе и быть не может в сей временной жизни, и не
доискивайся, от кого и через кого они приходят, ибо без божьего
попущения они не бывают. Если и волос с головы не погибнет, то
тем более покровительство божие над человеком, и еще сказано «в
терпении вашем стяжите души ваши». Я и раньше тебе писал, в скор-
бях одно средство: молитва и терпение.
Во время скорби жди мирного устроения, а во время мирного уст-
роения жди — скорбного. В этой временной жизни — мирное и скорб-
ное переживание чередуются. И святые божие люди не были свободны
от этих переживаний. А ты хочешь найти какую- то новую стезю,
чтобы миновать тяжелые переживания, так не бывает. Ведь тебя пло-
щадною бранью не ругали и по щекам не ударяли? Вспомни-ка терпе-
ние Богочеловека: биение по щекам, тростью по голове, плевание в
лицо и разные насмешки, и это все терпел ради нашего спасения. А
мы, ради своего спасения, не хотим потерпеть и малых человеческих
неприятностей.
Пишу и краснею, других учу, а сам кругом виноват, все же не
отчаиваюсь, уповаю на благость божию, что он спасет своею ми-
лостью мя нерадивого.
Прости за краткость письма. С любовью во Христе.

70.
27.2.1953 г.

Письмо болящей.

Заступнице усердная мати Господа вышнего…

… Ты писала, что ты недостойна моего расположения. Но ни суд
божий и ни суд человеческий, перед Богом может быть я недостоин
твоего расположения ко мне грешному.
Вот по божией милости, тяжелая операция прошла благополучно.
Теперь чувствуешь себя очень тяжело, что делать? Приходится тер-
петь с расположением на волю божию.
Будем молиться так: «Ты, Господи, сердцевидче, знаешь нашу че-
ловеческую немощь, скорби и нужды раньше нашего прощения, и веру-
ем, что и волос с головы не упадет без твоей воли. Благоволи дать
нам жизнь нашу прожить по твоей воле, ибо мы грешные не знаем,
что нам полезно».

У меня ноги мои сдали, обе болят. Ты посмотрела бы, как я ут-
ром встаю, точно младенец, который только что учится ходить, по-
том раскачаюсь и хожу; служить затрудняюсь, причащаюсь в алтаре.
Все-же пока бодрюсь, ко всем службам хожу, только приходиться все
больше сидя слушать службу и молиться. Впрочем, св. Отцы сказали,
если и сидя по нужде молишься внимательно, Господь принимает твою
молитву, а если и стоя молишься, но рассеянно Господь не внемлет
такой молитве. Ибо внимание — душа молитвы (Варсанофий Великий
506 ).
Может быть летом приедешь к нам, тогда поговорим о едином на
потребу, а если умру, посети могилку мою, и помолись о упокоении
грешной души моей.
Призываю божие благословение, храни вас Господь и царица не-
бесная.

71.
9.8.1953 г. Письмо той же.

Христос посреди нас!

Вполне я сочувствую твоим переживаниям, даже и теперь тревожат
тебя грехи, сделанные в молодости твоей. Враг рода человеческого,
дьявол, навел на тебя страх открыть мне наболевшее свое сердце,
когда ты была в монастыре.

Всегда так бывает, когда человек творит грех, думает получить
утешение, но по вкушении греха выходит наоборот, великая скорбь и
томление духа, и бедная душа мечется точно рыба, выброшенная на
берег. Тяжелое состояние и человек приходит чуть-ли не в отчая-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ние. В такие тяжелые минуты хорошо бы поделиться с опытным чело-
веком, который, конечно, мог бы, без сомнения, помочь.

Нет такого греха, который бы превышал божие милосердие, и гре-
хи всего мира точно горсть песку, брошенная в море.

А ты пишешь: «Простит-ли тебя Господь». Созналась и покаялась.
Господь простил и не помянет твоих грехов. Будь в этом уверена (
пр.Езикель ). В прошлое твое тяжелое время, помучилась твоя бед-
ная душа, потерпела оброки греха. Но теперь будь спокойна и бла-
годари Бога за его святое милосердие.

Молитву Иисусову или память божию одинаково Бог приемлет. При
твоей жизни для тебя удобнее иметь память божию. Молитву умную
надо проходить под руководством опытного человека, который сам
знает это дело опытом.
Храни вас Господь. Прошу св.Молитв ваших.

72.
11.10.1953 г.

Письмо той же.

Христос посреди нас!

Ты любишь проводить время вечером уединенно и утешаешься ду-
ховно. Да, ночное время помогает сосредоточиться. Я тоже люблю
такое время. Кругом полнейшая тишина, как-то особенно чувствуешь
близость Господа.

При молитве появляется теплота, как ты пишешь. Это Господь да-
ет вкусить некоторое утешение нам грешным, чтобы мы не унывали в
молитвенном труде, когда теплота придет, надо остановиться на
этих чувствах, пока они не пройдут; только самой не надо стре-
миться к этому. Если будешь трудиться усерднее в молитве, тогда
теплота сердечная, по божией милости будет появляться чаще, толь-
ко не возмечтай о себе, что ты что-то великое получила, и от дру-
гих всячески скрывай. Если еще какие будут явления при молитве,
пиши мне.

73.
14.1.1954 г.

Письмо той же.

Получил твое письмо, вот ты опять больная, в скорбях и уныва-
ешь. Много-то не унывай, твои болезни и скорби не случайное явле-
ние, а Богом посланы, и нам непостижимо его святое промышление о
нас грешных; если Господь промышляет о птицах ( от Луки 12, 6 ),
так неужели ты забыта у него?

Твоя большая сложная операция отразилась на твоем организме,
«Земные врачи не помогли тебе», как ты пишешь. Я советую теперь
обратиться к небесному врачу душ и телес наших, к Господу. Кто
там твой духовник? Попроси его пособоровать тебя и причастить
св.Христовых таин. Впрочем, мирские священники как-то неохотно
соглашаются соборовать, но ты попроси, может быть и согласятся.

Если тебе приехать к нам теперь, то неудобно: у нас холодно,
ты больная, расход и потеря времени.

Господь душе и телу твоему да будет заступник. Аминь.

74.
12.3.1954 г.

Письмо той же.

…Господь, по своему милосердию, дал тебе хоть малую часть
вкусить, яко благ Господь, подобно как апостолам на горе Фаворс-
кой. Св.апостол Петр сказал: «хорошо нам здесь быть». Однако
знай, иногда приходится побывать на Голгофе. Не против чего так
не восстает дьявол, как против молитвы; иногда он наводит разные
помыслы, даже хульные, иногда действует через людей и бывают раз-
ные клеветы, иногда сухость в сердце, леность и многое другое.
Это я тебе напомнил, чтобы ты не унывала, когда придется испы-
тать упомянутое. Свое внутреннее утешение и скорбное испытание не
надо никому говорить, кроме духовного отца. Неопытные в духовной
жизни могут покривить духовное делание.
Старайся никого ни в чем не осуждать, а о вражде сама знаешь
по опыту. Во вражде Господь молитву не приемлет, все святое еван-
гелие говорит об этом.
Вот что еще: очень бойся возмечтать о себе, что ты что-то по-
лучила великое, а другие этого не знают. Ведь были такие подвиж-
ники, что были восхищены в другой мир и видели славу святых, люди
прославляли их и они возмечтали о себе и гордость дьявольская ов-
ладела ими, и они упали с духовной высоты и вели жизнь распутную
на посмешище людям.
Господь да хранит вас с дочерью.

75.
11.3.1953 г.

Заступница усердная, мати Бога вышняго

… Твое письмо я полу-
чил и прочел внимательно. Чувствую, что «уны дух твой в тебе и
сметеся сердце твое». В конце письма пишешь: «вы наверно почувс-
твуете, что хотелось мне сказать». Как же мне не почувствовать,
когда ты вся в меня! Что ты писала — все это у меня есть, точно с
моего сердца скопировала. Ну, что же нам с тобой делать? Не кри-
чать же караул! Отчаиваться не будем, потерпим и будем молиться,
чтобы Господь помог нам грешным положить начало. Ты пишешь «я
очень глупая, все хочу научиться уму-разуму, но ничего не выхо-
дит», а я век свой прожил в монастыре, и жизнь моя приближается к
смерти, а уму-разуму не научился, приходится умирать дураком.
Я ведь тоже, по натуре, человек ленивый, безвольный и застен-
чивый, но так не думаю, как ты думаешь: «наказание божие». Это
нам на пользу, от этого рождается смирение. Надо очень бояться
гордости, самомнения и тщеславия. От подобных неприятных чувство-
ваний и скорбей святые люди тоже были не свободны. Ведь наша
жизнь, подобна кораблику, плывущему в море, — приходится все
невзгоды терпеть, иначе и быть не может.

76.
4.10.1955г.

Христос посреди нас!

Радуюсь, что вы помните Валаам и чувствуете помощь от преп.
Сергия и Германа. Вы пишите, что имеете вражду на тетю уже 16 лет
и не можете примириться. Это очень печально: знай что твои добро-
детели Богу не угодны. Как ты можешь читать молитву Отче Наш
«…Остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должникам нашим»?
Сама не прощаешь, а просишь у Бога прощения? Всуе молишься, Бог
не простит тебе до тех пор, пока не примиришься с тетей. Прочти в
Евангелии, в 5-ой главе от Матфея ст.23. Сам Господь даже молился
отцу своему за распинателей: «Отче отпусти им, не видят, что тво-
рят» (от Луки 23,34). И св. апост. архид. Стефан молился за поби-
вающих его камнями: «Господи не постави им греха сего» (деяния
апост.7,60). Вот какие примеры имеем, а ты не можешь примириться
с тетей. Пишешь, что она обидела тебя, но внимательно рассмотри
себя, может быть ты и сама не права была; пусть будет так, что
она напрасно обидела тебя, все же ты должна сходить к ней и при-
мириться. Хотя жестокое сердце твое не захочет примириться, по-
нудь его, помолись Богу и проси его помощи, чтобы Господь смягчил
сердце твое, непременно так сделай, иначе ты погибнешь. Ибо суд
божий во второе пришествие будет по евангелию.
В молитве ко св. Причащению говорится «иди примирись тя опеча-
лившим», а если не примирившись приступишь ко св. Причащению,
тогда св. Тайны не вменятся в тайны. Вот, что еще есть в церков-
ной истории: были очень большие друзья, священник Саприкий и ми-
рянин Никифор. Дьявол навел на них такую вражду, что никак не
могли примириться. Тогда было гонение на Христиан, священник Сап-
рикий много претерпел мучений, приговорили отсечь ему голову. Ни-
кофор спросил священника: мучениче Христов, прости меня ради
Христа, но жестокий священник не простил и сказал мучителям: от-
рекаюсь от Христа, а Никифор объявил себя Христианином и отрубили
ему голову. Саприкий погиб, а Никифор стал мучеником. Вот какой
тяжкий грех вражда, после тяжких мучений погиб человек. Из многих
примеров написал я тебе немного. Не пиши мне писем до тех пор,
пока не примиришься с тетей.
Призываю на вас божие благословение, примири и храни вас гос-
подь.

77.
1953г.

Милость божия да будет с тобой духовное мое чадо…! Твое
смущение и исповедь мне понятны; Бог тебя простит, чадо, — будь
спокойна. По твоем отъезде без тщеславия тоже приступил ко мне и
стал смущать меня разными прилогами: но я с божией помощью сразу
же отразил его. Благодарю Бога за скорую помощь и за молитвы
св.Подвижников, ибо я советами их руководствуюсь в сей юдоли пла-
чевной. Кто я такой без помощи божией?
Прах земной и отвратительный смердящий гной. Сколько я тебе
говорил, духовное чадо, на пользу души и давал духовные советы,
заимствованные от св.Писания и св. Отцов, а ты оказалась очень
бестолковой; готова даже жернов-камень вешать на себя и в воду. А
знаешь-ли причину? Я объясню тебе: самомнение и тщеславие: они-то
не дают тебе видеть себя, какая ты, в сущности, а возмечтала
что-то великое о себе. Это видно из твоего последнего письма.
Прочти в «невидимой брани» 4-ю главу 1-ой части. Прости за крат-
кость письма, впрочем думаю, что дал удовлетворительный ответ.
Если есть у тебя какое-нибудь недоразумение, пиши, только будь
откровенна, иначе не будет пользы: твои вопросы и меня толкают на
дорожку к самопознанию. Спаси и сохрани тебя Господи.
Еще повторю, Бог тебя простит, будь мирна и спокойна, не при-
нимай дьявольских наветов, умудри тебя Господи.

78.

Письмо инокине.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

6.2.1954г.

Христос посреди нас!

Твое почтенное письмо получил, прочел с любовью и порадовал-
ся, что ты ревнуешь о молитве. Бог благословит — трудись ибо мо-
литва в духовной жизни главное делание: однако знай, насколько
она высока и полезна, настолько и достается дорогой ценой, т.е.
Большими трудами. Преподобный Агафон сказал: «ничего нет труднее
как молиться Богу, и молитва до последней минуты жизни требует
борьбы». А чтобы она шла успешнее, постарайся, насколько сможешь,
исполнять три условия: имеет чистою совесть к Богу, людям и к ве-
щам. К Богу старайся исполнять евангельские заповеди, к людям,
чтобы не осуждать и не враждовать, к вещам — пользоваться не
пристрастно. Это приготовительные условия.
А упражняйся в молитве так:
в уме не надо представлять Бога и Богородицу или святых, ум зак-
лючай в слова молитвы и внимание держи в верхней части груди, ибо
внимание душа молитвы. На сердце не надо нажимать вниманием, если
будет внимание в груди, тогда и сердце будет сочувствовать. К
умилению и слезам не надо стремиться, а когда это само по себе
придет и теплота сердечная, то остановись на этом пока это не
кончится: думать не надо, что что-то великое получила. Это бывает
естественно от сосредоточения, но это не прелесть.
Вот что еще скажу, на всякий случай: хоть у редких и редко
бывает, слезы польются просто струей, люди все покажутся просто
святыми, врагов нет, теплота пойдет по всему телу, но не кровя-
ная, а особенная, благодатная, так, что на ногах не устоишь, надо
садиться или ложиться. Это посетил небесный гость, тот только и
знает, кто сам это испытал, посторонним непонятно. В молитве под-
ражай евангельской вдовице (от Луки 18,2).
Бывают сухость, леность, наплыв мыслей, скорби и от людей
клевета и другое многое, но это все пройдет с божией помощью,
только не унывай. Не верь себе, пока не ляжешь в гроб: имей сми-
рение и никого не осуждай ни в чем. Ведь были такие подвижники,
которые видели славу святых и такую имели благодать от Бога: тво-
рили чудеса, возложением рук исцеляли больных. Люди прославляли
их и они возмечтали о себе дьявольской гордостью, благодать отош-
ла от них и они вели жизнь распутную на посмешище людям. Не удив-
ляйся, что страсти сидят в тебе; они напоминают, что мы человецы
и смиряют нас; бойся самомнения и дьявольской гордыни. Еще знай,
что устоять в добродетели зависит не от нас, а от благодати божи-
ей, а благодать хранит за смирение. Преп. Исаак Сирский говорит:
«если трудишься в какой добродетели и не видишь плода и успеха,
не дивись, ибо Господь дает дарование не за труд, а за смирение».
Без смирения никакой добродетели быть не может. Я по своей
духовной слепоте не знаю молитвенников и не могу тебе указать.
Молись сама, ибо Господь дает молитву молящемуся, если будет у
тебя хоть некоторый молитвенный навык, тогда и тиканье часов не
будет мешать, но время определить нельзя, может быть пройдут го-
ды. У юноши Георгия в добротолюбии упомянуто особенное упражнение
в молитве. Ты упражняйся общими правилами, которые я тебе хоть
кратко указал. К схиме не стремись, она она прибавит тебе духов-
ного преуспевания, или тебе интересно напялить одежду с крестами.
Старайся о едином на потребу, а остальное все приложится.
В Киеве был такой случай: были похоронены схимник и послуш-
ник; когда открыли их гробы, то на послушнике оказалась схима, а
на схимнике послушническая одежда. Вот тебе и схимник! Недостойно
ты бедняга, носил схиму, послужила она тебе не на спасение, а на
осуждение. Пишу эти строки и краснею: ведь я тоже схимник. Увы,
не послужила бы она мне тоже во осуждение! Однако не отчаиваюсь,
Господь милостив, знает нашу немощь и схимнику дал покаяние. Сла-
ва Господи, святому милосердию твоему!
Прошу св. молитв твоих о моем убожестве.

79.

Письмо инокине.
7.2.1954г.

Твое длинное письмо получил и прочел с любовью. Порадовался
твоей перемене в жизни. Пресвятая Богородица чудесным образом
поставила тебя на истинную дорогу, которая ведет в вечные обите-
ли, даже приютила тебя под свой покров; глубоко верь, что она по-
может тебе в горькие минуты твоего переживания, ибо в этой жизни
постоянства нет, но, как в воздухе бывают перемены. Как упраж-
няться в молитве, я писал Х., Прочти в письме, в котором я писал
ей. Советую тебе, но не как закон или повеление, а просто совет:
ежедневно читай Богородицу Дево Радуйся 12 раз, и 33 раза Иисусо-
ву молитву, только старайся читать со вниманием молитву, ибо вни-
мание душа молитвы. От трех условий, о которых я писал тебе, душа
воспитывается в духовной жизни. Особенно важно оставить свою во-
люшку позади себя, да и нелегко это сделать, но зато могуществен-
ное врачевство против дьявольской гордости. Гордости свойственно
настаивать на своем в разговоре, чтобы его всегда был верх; дру-
гому подчиниться не может, упорно отстаивает свои мнения.

Вот святые отцы сами прошли этим путем и оставили нам в руко-
водство эти условия. Именно, только этими условиями и приобрета-
ется внутренний душевный мир, и такой человек, где бы он не жил —
везде будет мирен. Св.архиепископ Феофил посетил однажды гору
Нитрийскую и пришел к нему авва горы. Архиепископ сказал ему:
«Какое делание по твоему, опытному сознанию, есть высшее на ино-
ческом пути?». Старец ответил: «Повиновение и постоянное самоуко-

рение». Архиепископ сказал: «Иного пути, кроме этого нет».

Вот, что еще, хотя я скажу и безумно, но не буду безумен, всю
я свою жизнь стремлюсь и стараюсь исполнить эти три условия, и по
божией милости обретаю хоть и несовершенный мир, а все же бываю
мирен. Назначили меня настоятелем в Печенегский монастырь, прямо
из простого монаха посвятили в иеродиакона и иеромонаха и в игу-
мена; в две недели собрался в путь-дорогу и учился служить; но я
по благодати божией был мирен; удивлялись некоторые иноки: «Как
ты спокойно собираешься, другие переходят в другую келью с трево-
гой, а ты так мирно принял назначение». Многие иноки говорили мне
многое. Большинство советовали отказаться: ты ведь едешь на
крест. Я ответил: «Мы не знаем, когда и где Господь дает крест».
Вот и собралися в путь, со мной еще два иеромонаха. Ехали мы туда
16 суток, до города рованиеми на поезде, а от города 500 верст по
печенге, 250 верст на лошадях и 250 верст на оленях, конечно, не
легко было, ибо не знали языка, а все же добрались.

Приехали вечером, встретили нас с колокольным звоном, пришли в
церковь, надели на меня мантию шелковую, открыли царские врата, я
приложился, и иеромонахи, которые приехали со мной, к престолу и
к раке преп. Трифона. Братия вся была собравшись в церковь, свя-
щеннослужащие в облачениях; не готовился я сказать что-нибудь, а
когда стал подходить к братии, помысел говорить мне: «скажи
что-нибудь», вот я и сказал: «Здравствуйте, отцы святые и братия,
прислан я к вам настоятелем и со мной еще два иеромонаха, мы соб-
рались в очень короткий срок. Всего две недели учился я служить,
ибо посвящен я из простого монаха; в службе будут какие-либо
ошибки, покройте мои недостатки Христианской любовью, а в хозяйс-
твенных делах прошу вас помогайте мне». Казначей ответил: «Будем,
будем помогать». Я продолжал: «Отцы святые, главное — надо нам
стараться, чтобы у нас был мир и согласие, если это будет, тогда
почиет на нас божия благодать. Аминь».

Ризничий сказал: «Прости, мы ничего не можем сказать». Братия
вся подходила ко мне под благословение и мы пошли к приготовлен-
ному чаю, был пирог с семгой и ватрушки. Попили чайку в настоя-
тельных кельях. Я остался здесь ночевать и на постоянное житель-
ство; помещение большое, два зала, две комнаты и спальня. Принял
монастырь очень просто, прожил там 10 лет и 8 месяцев. До меня
был назначен настоятелем иеродиакон, но он очень расстроился, с
ним стали случаться припадки. Вот тогда меня и назначили.

На Валааме проходил послушания разные, и все такие, которые
мне не нравились, однако, не унывал, а был мирен. От св.Послуша-
ния рождается смирение и сила воли укрепляется. А св.Отцы даже
приписывают послушание мученичеству. Очень хорошо пишет авва до-
рофей, советую тебе прочитать эту книгу.

Вообще очень нам вожделенна своя волюшка. А вдруг надо оста-
вить свою волю и исполнить волю другого. Очень трудно уступить
другому, — это могут только великие души, а слабенькие крепко
настаивают на своем.

Еще возьми себе в обязанность: в расстройстве не надо решать
никакого дела. Так советуют св.Отцы.

Еще о гордости: свойство гордости — видеть в себе только хоро-
шее, а в других только худое, а свойство смирения видеть свои
грехи, а в других добрые качества.

80.

Письмо инокине.

Боголюбивейшая инокиня.

Ты пишешь, что борет тебя гнев, «И мира и утешения не имам».
Если не будем трудиться и работать над своим сердцем — мира и
утешения не будет. Надо же наконец взять себя в руки, не все же
жить спустя рукава! Ибо нуждницы восхищают царство небесное (
Мтф. 11, 12 ). Антоний Великий сказал своему ученику: «Ни Бог, ни
я тебе не помогут, если сам не будешь трудиться. Духовная жизнь
подобна дереву, телесный подвиг — листьям его, а душевное делание
— плоду».
Писание говорит: «Всякое древо еже не творит плода добра, по-
секаемо бывает и в огне вметаемо» (Мтф.3,10). Конечно, телесный
труд нужен, ибо без него и плодов не будет. Однако, знай, что все
телесные труды не как добродетель, а как пособие к добродетели.
Многие много трудились, а плодов не получали, ибо труд их был
внешний, убивающий дух: «Некоснися, ниже вкуси, ниже осяжи»
(кол.2,12). Св.Иоанн Лествичник говорит: «Весьма развратился ны-
нешний век и весь стал преисполнен возношения и лицемерия». Труды
телесные, по примеру древних отцов наших, может быть и показыва-
ют, но дарования их не сподобляются, хотя думаю я, естество чело-
веческое никогда так не требовало дарования как ныне». И справед-
ливо мы это терпим, потому что не трудам, но простоте и смирению
являет себя Бог». Св. Исаак Сирин говорит: «Если ты трудишься в
какой прекрасной добродетели и не видишь успеха, или плода, — не
дивись, ибо Господь дает дарование не за труды, а за смирение».
Священномученик Максим сказал: «Даждь телу малое упражнение, а
все усилия употреби на внутреннее делание». Св. Варсонофий ска-
зал: «Если внутреннее делание по Богу не поможет человеку, то
напрасно он трудится во внешнем». Св. Антоний сказал: «когда я
сидел у одного аввы, пришла некоторая дева и сказала старцу: «Ав-
ва, я провожу свою жизнь в посте, вкушаю один раз в неделю и
ежедневно изучаю ветхий и новый заветы. Старец ответил ей: «Сде-
лалась ли для тебя скудость все равно, что изобилие?». Она сказа-
ла: «Нет». «Бесчестие, как похвала?» Она сказала: «Нет». «Враги,
как друзья?» Она ответила: «Нет». Тогда говорит тот мудрый ста-
рец: «Иди, трудись, ты ничего не имеешь».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20