Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

труп султана провалился прямо в глубину преисподней, к чертям на
вечную муку»[Крымский А. История Турции и ее литературы, т. 1, с.
209.]. Другой могла быть реакция на эту смерть в среде православных
греков, которые имели возможность сравнить «иго латинское и иго
турецкое». Ибо не прошло и трех десятилетий, как эти люди, «…народ в
своем отвращении к насильно навязываемому папизму кричал: «Лучше
туркам достаться, чем франкам!» Причины этого были существенными:
«поборы, налоги и подати, требуемые с греков в турецкой державе, были
меньше, чем у греков, живших рядом под властью
эксплуататоров-венецианцев или иных франков»[Там же, с. 66, 85-86.].
Издание названного выше латинского перевода Корана, напечатанного
Т. Библиандром в 1543 году в Швейцарии, в Базеле, положило начало
переводам «слова Аллаха» в Европе. Однако история этого издания была
весьма длительной. Она началась в XII веке, когда аббат известного
своими реформами Клюнийского монастыря в Бургундии (Франция) Петр
Достопочтенный, приятель проповедника второго крестового похода
Бернара Клервоского, побывав в 1141-1143 годах в Испании, нашел трех
изучивших арабский язык астрологов, которые по его заказу перевели с
арабского на латинский язык Коран и еще две рукописи о пророке
Мухаммеде и споре мусульманина с христианином. Главным среди
переводчиков был обыспанившийся англичанин Роберт Ретинский (R.
Retenensis), вскоре ставший архидиаконом одной из церквей.
Однако в описанных выше условиях, и учитывая весьма большие
вольности, допущенные в этом переводе Корана, он был предан папской
проскрипции — публичному осуждению. Вместе с тем необходимость в
изучении Корана оставалась большой, и поэтому в 1560 году последовало
новое издание этой книги, напечатанной снова в Швейцарии, но на этот
раз в Цюрихе (Tiguri). Не изменили отношения к этой книге, а,
возможно, наоборот, даже осложнили его со стороны папства
предпосланные изданию предисловия идеологов Реформации в Европе
Мартина Лютера (1483-1546) и его сподвижника Филиппа Меланхтона
(1497-1560), а также приписка, сделанная в конце перевода[Перевод этой
приписки вместе с латинским текстом в миссионерских целях позднее
печатался и в царской России. Начало ее гласило: «Конец книги
диавольского закона Сарацин, которая по-арабски называется
Алькоран…» Впрочем, справедливости ради, следует отметить, что в
русской книге был помещен также отзыв на перевод Р. Ретинского,
содержащийся в предисловии английского переводчика Корана 1734 г. Дж.
Сэйла, где об издании 1543 г. сказано: «Перевод не заслуживает имени
перевода: непонятная вольность, какую он брал, бесчисленные ошибки,
пропуски и прибавки не оставляют почти никакого сходства с
подлинником» (Саблуков Г. Сведения о Коране, законоположительной книге
мохаммеданского вероучения. Казань, 1884, с. 54, 55. Саблуков указал
при этом, что отзыв Сэйла он привел «из предисловия перевода его на
русский яз.»).].
Однако, сколь бы сильными ни оставались пережитки феодальной
эпохи, в странах Запада и Востока к этому времени все более
укреплялись ростки нового. «С падением Константинополя неразрывно
связан конец средневековья»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с.
507.], — писал Ф. Энгельс. На Руси примерно в это же время, в 1480
году, было окончательно покончено с монголо-татарским игом. Наперекор
феодальным усобицам, фанатизму, розни и нетерпимости к людям иной
веры, разжигавшейся ретроградами, ширились торговые и культурные связи
между народами. Написанное в одной стране все чаще получало отклик в
других странах, более стойкими становились культурные связи,
проявлявшиеся в схожих стилистических чертах искусства, архитектуры. В
ряде стран Западной и Центральной Европы XV-XVI веков — это эпоха
Возрождения (в Италии начавшаяся еще раньше, в XIV веке); одновременно
это и эпоха великих географических открытий, способствовавших
утверждению идеи шарообразности Земли. В это же время и на Востоке, и
на Западе рушатся многие задерживавшие развитие человечества
ретроградные представления.
Прокладывавшие себе путь требования Нового времени то и дело
сталкивались со стремлением духовной и светской реакции удержать
человечество во власти глухой ночи средневековья.
Истина, однако, всегда конкретна. О том, сколь расширился
кругозор людей, свидетельствуют труды того времени, даже созданные в
весьма сложных условиях. Примером может служить творчество мавра
аль-Хасана ибн Мухаммеда аль-Ваззана аз-Заййати аль-Фаси, получившего
в Европе широкую известность под именем Льва Африканского, автора
обширного «Описания Африки и достопримечательностей, которые в ней
есть». Этот труд, впервые изданный в Венеции в 1550 году, и в наш век
публикуется на разных языках немалыми тиражами. Сравнительно недавно
вышел его первый русский перевод[См.: Лев Африканский. Африка — третья
часть света. Описание Африки и достопримечательностей, которые в ней
есть. Л. 1983.].
Лев Африканский, полагают, родился в 1489 году в Гранаде
(Испания). В раннем детстве, когда объединенные силы католических
Кастилии и Арагона в ходе реконкисты разгромили Гранадский эмират и
изгнали его мусульманское население, он вместе с родителями оказался в
Марокко. Здесь, окончив медресе в Маракеше, он начал многотрудную
жизнь, связанную с дальними, полными опасностей путешествиями, в ходе
одного из которых попал в плен к корсарам из христиан и был ими
подарен римскому папе Льву Х Медичи. Тот, оценив познания пленника,
ведшего в своих поездках обширный дневник на арабском языке, окрестил
его в Риме в 1520 году. При этом папа дал ему свое имя — Лев Джованни.
Вскоре Лев Африканский стал преподавать в Болонье арабский язык и,
изучив итальянский, написал на нем несколько трудов, в том числе
названное «Описание Африки». Завершив задуманное, он около 1528 года
вернулся в Тунис, в Африку, где его след теряется. По мнению
переводчика и исследователя «Описания Африки» В.В. Матвеева, «следует
полагать, что, возвратившись в Африку, он вновь вернулся к исламу, так
как ислам позволяет в исключительных условиях (выполняя требование
«осторожности», «спасения» — такыйя. — Л.К.) отказываться от своей
веры и возвращаться к ней при наступлении возможности»[Лев
Африканский. Африка — третья часть света, с. 407.].
«Описание Африки» Льва Африканского показывает, как высоко этот

талантливый человек поднялся над конфессиональной ограниченностью в
понимании захватнических войн средневековья, сколь чуждо ему было
духовное и физическое рабство, насилие, деление людей на «верных» и
«неверных», «чистых» и «нечистых», опирающаяся на Коран концепция
исторического процесса. Между тем взгляды, отброшенные им как отсталые
еще в XVI веке, подчас и до наших дней пытаются культивировать люди,
действующие под маской служения высшей «истине».
«Арабские историки придерживаются твердого мнения, — писал Лев
Африканский, — что африканцы не обладали иной письменностью, кроме
латинской… Некоторые другие наши историки говорят, что африканцы
имели собственную письменность, но потом, когда Берберией правили
римляне, а затем в течение долгого времени ее синьорами были бежавшие
из Италии христиане и затем готы (имеются в виду вандалы, религией
которых было арианство. — Л.К.), они потеряли ее, ибо подданным
полагается следовать обычаям господ, если они желают быть им угодными.
То же самое произошло с персами, которые были под властью арабов. Они
также потеряли свою письменность, и все их книги были сожжены по
приказанию магометанских первосвященников. Они считали, что персы не
могут быть добрыми и правоверными магометанами, пока они владеют
книгами, посвященными естественным наукам, законам и вере в идолов.
Сжегши книги, они, таким образом, наложили запрет на их науки»[Лев
Африканский. Африка — третья часть света, с. 40.].
Трудно сказать, знал ли и видел Лев Африканский образцы древней
«берберской письменности тифинаг, которая старше латинской и считается
коренной берберской по происхождению и которая развилась из
письменности ливо-финикийской»[Там же, с. 448.]. Но явно, что суждения
его были определены чувством обиды за полюбившийся ему народ, болью за
свою вторую родину. Не случайно он тут же писал: «Мне ясно, что для
меня самого постыдно признавать и раскрывать порочные качества
африканцев, так как Африка была моей землей-кормилицей, где я вырос и
провел большую и лучшую часть моих лет. Но меня оправдывает перед
всеми долг историка, который обязан говорить без стеснения истину о
вещах, а не угождать ничьим желаниям»[Там же, с. 53.]. То, что он
писал о «персах» и их книгах, посвященных «естественным наукам»,
также, быть может, не всегда точно, но, очевидно, вызвано знакомством
с тем, что происходило не только на Востоке, но и на Западе, в родной
ему по происхождению арабской Испании. Если в 1160 году в Багдаде по
приказу аббасидского халифа была публично сожжена знаменитая
семнадцатитомная энциклопедия Абу Али ибн Сины (980-1037), ставшего в
Европе известным под именем Авиценны, его «Книга исцеления» («Китаб
аш-шифа»), то 35 лет спустя уже кордовский халиф повелел по настоянию
духовенства выслать из Кордовы другого великого мыслителя — Ибн Рушда
(Аверроэса, 1126-1198), а его бесценные труды предать сожжению.
В 1483 году в Венеции на латинском языке в числе первопечатных
книг был издан в переводе с арабского капитальный труд Ибн Сины «Канон
врачебной науки» («Аль-Канун фи-т-тибб»), вплоть до XVII века
остававшийся основным медицинским руководством как в странах Востока,
так и Запада и, очевидно, знакомый Льву Африканскому. Мог он знать и о
том, что в Венеции был издан в 1484 году комментарий к другому
медицинскому сочинению Ибн Сины — «Урджуза фи-т-тибб», составленный
Ибн Рушдом.
Особенно ценно, что в своих выводах Лев Африканский исходит из
собственных наблюдений, с которыми соотносит те или иные сообщения
известных ему ученых. Продолжая изыскания о письменности африканцев,
он находит подтверждение тому, что «во всей Берберии, как в приморских
городах, так и расположенных в степи, — я имею в виду города,
построенные в древности, — можно видеть, что все надписи на могилах
или на стенах некоторых зданий написаны по-латински и никак иначе.
Однако я бы не поверил, что африканцы считали ее своей собственной
письменностью и использовали ее в письме. Нельзя сомневаться, что,
когда их враги — римляне овладели этими местами, они, по обычаю
победителей и для большего унижения африканцев, уничтожили все их
документы и надписи, заменив их своими, чтобы вместе с достоинством
африканцев уничтожить всякое воспоминание об их прошлом и сохранить
одно лишь воспоминание о римском народе. То же самое хотели сделать
готы с римскими постройками, арабы — с персидскими, а в настоящее
время обычно делают турки в местах, которые они захватили у христиан,
разрушая не только прекрасные памятники прошлого и свидетельствующие о
величии документы, но даже изображения святых, мужчин и женщин в
церквах, которые они там находили».
Подтверждающие это факты Лев Африканский находит и в действиях
современных ему пап в Риме. Все сказанное приводит его к твердому
выводу: «Не следует удивляться тому, что африканская письменность была
утеряна уже 900 лет назад (то есть во время завоеваний Арабского
халифата. — Л.К.) и что африканцы употребляют арабскую письменность.
Африканский писатель Ибн ар-Ракик (арабский историк из Кайруана
(Тунис) конца Х — начала XI в. — Л.К.) в своей хронике подробно
обсуждает эту тему, т. е. имели ли африканцы собственную письменность
или нет, и приходит к выводу, что они ее имели. Он говорит, что тот,
кто отрицает это, равным образом может отрицать, что африканцы имели
собственный язык»[Лев Африканский. Африка — третья часть света, с. 40,
41.].
Как видно, для Льва Африканского, как и для арабского историка
Ибн ар-Ракика, древняя доисламская Африка была не местом
презрительного «яростного неведения» — джахилийи, как говорит Коран
(48:2; 3:148) о времени «язычества», «варварства», а все той же
многострадальной дорогой ему страной. Под его пытливым взором
памятники прошлого открывают правду истории, позволяя понять политику
завоевателей, какой бы верой они ни прикрывали свою агрессию. Нет
«чистых» и «нечистых», а есть слабые и сильные, те, что побеждали, и
те, что оказались покоренными.
Политика «войны за веру» — джихада, газавата, как следует из
сохранившихся документов, — это всегда состояние постоянного
устрашения, приносившего и приносящего (вспомним иракско-иранский
конфликт — войну, изматывающую два государства вот уже который год!)
народам огромный ущерб, заставляющего обращать энергию, ум людей не на
созидание, а на разрушение. При этом обе воюющие страны, обосновывая
свои домогательства, ссылаются на один и тот же авторитетный источник
— Коран. Так было и во времена Льва Африканского, и значительно
раньше, и позже его. Подобным образом поступали и агрессоры из
Западной Европы, мечтавшие обогатиться за счет той же Африки,
подбиравшие ключи к странам Ближнего и Среднего Востока.
Вспомним Наполеона Бонапарта, его египетскую экспедицию 1798-1801

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Аллаха» Мухаммедом Исмаилом Хвая, рассыпавшим из Лондона на английском
языке панический «сигнал бедствия» о призыве Аллаха, якобы полученном
им в 4 часа 44 минуты 26 августа 1961 года.
Такая точность, конечно, не характерна для времен составления
Корана и отражает темп и требования новейшего времени. Всякая религия
есть явление историческое, что отчетливо прослеживается и по
особенностям религиозных легенд, а также по новому истолкованию старых
сказаний и книг. Подтверждением этому может явиться и ознакомление с
тем, что Коран говорит о происхождении жизни, человека, животных,
растительности.
«Аллах, — говорится в Коране, — сотворил всякое животное из воды.
Из них есть такие, что ходят на животе, и есть из них такие, что ходят
на двух ногах, и есть из них такие, что ходят на четырех. Творит
Аллах, что пожелает» (К., 24:44). Создавши «всяких животных», бог
«рассеял» их по земной поверхности (2:159; 31:9).
При всей фантастичности этого утверждения в нем не случайно (как
и в преданиях, приводившихся нами из «Индии» Бируни) все связано с
водой. Дело в том, что вода всегда имела огромное народнохозяйственное
значение. Особенно хорошо это было известно арабам, да и другим
народам, проживающим в жарком поясе. «Земля без воды — мертва» —
гласит древняя пословица, распространенная в Аравии и других странах
Востока. Познав цену воды, но не зная, чем объяснить ее появление, в
частности, ее выпадение в виде атмосферных осадков, люди слепо верили,
будто это происходит от «воли» неведомой им сверхъестественной силы. И
чтобы умилостивить эту «силу», они обращались к ней с молениями о
ниспослании дождя. Близкие этим взгляды и отражены в Коране, в его
сказании о сотворении животных, а также о том, «как Аллах низводит с
неба воду», тем самым обеспечивая появление «разноцветных плодов» и
даже того, что «в горах есть дороги белые и красные, различные цветом,
и темные до черноты ворона, и в людях, зверях, скотах есть также
разные цветом» (35:25). Эти речи, обращенные к кочевникам,
земледельцам, а также купцам, для торговых дел которых, по Корану,
Аллах «посылает ветер», «движет корабли» и «подчинил море» (17:68;
30:45; 45:11-12), соседствуют в Коране с уже отмеченными нами
представлениями о Земле как плоскости («ковре», «ложе») и т. п. Так, в
стихах 55 и 56 главы 20 читаем: «Он (бог) для вас устроил эту Землю
распростертой, проложил для вас по ней дороги, с небес ниспосылает
воду и ею изводит растения разных видов четами: «ешьте и пасите скот
ваш!»
Этим воззрениям соответствуют и сказания Корана о происхождении
человека. Не считая беглых упоминаний, в семи местах Корана
рассказывается о том, как Аллах сотворил человека.
Человек, по учению Корана, состоит из двух противоположных
природ, «сущностей» — телесной и духовной. Вылепив, сотворив оболочку
(как бы манекен) человека, например, «из глины», его творец «потом
выровнял его и вдул в него от своего духа и устроил вам слух, зрение и
сердца» (К., 32:8; 23:80).
На вопросы возникновения и развития жизни на Земле, биосферы, и
теперь имеются различные точки зрения. Как предполагают современные
ученые, жизнь на Земле существует около 4 миллиардов лет. Академиком
Б.С. Соколовым высказана мысль, согласно которой неясным остается,
«что древнее — Земля или жизнь»[Известия, 1986, 8 января.]. И,
конечно, было бы странным получить научный ответ на вопрос о появлении
жизни и ее развитии на Земле в произведении, составленном почти 14
веков назад. Отметим лишь, что изложенные в нем сказания, даже в
условиях средневековья, не смогли положить предела пытливости человека
и в этой сфере знания, науки. И в данном случае весьма поучительно
обращение к философской, научной и художественной мысли стран
распространения ислама. Так, известный философ и врач Ибн Туфайль
(Абубацер), живший в Марокко и Испании (ум. в 1185 г.), взглядам о
«чудесном» сотворении всего живого, в том числе человека,
противопоставил картину самозарождения жизни или, точнее, рождения
живых существ из неживой природы. При этом с первых же страниц своего
труда он ставит его в связь с произведениями близких ему идейных
предшественников, прежде всего Ибн Сины.
В философском романе Ибн Туфайля «Живой, сын Бодрствующего» («Хай
ибн Якзан») рассказывается, как на неком острове, расположенном под
экватором, во впадине земли много лет бродила глина. «Наибольшей
соразмерностью обладала ее середина, она же наиболее полно походила на
состав человека. И начался в этой глине процесс зарождения. Стали
возникать в ней, в силу ее клейко-жидкого состояния, как бы пузырьки,
появляющиеся при кипении. В середине ее образовался особенно маленький
пузырек, разделенный на две части тонкой перегородкой, наполненный
нежным, воздушным телом, состав которого очень подходил к требуемой
соразмерности в частях». Постепенно из этого пузырька образовался
живой человек — Хай.
Естественно, представления Ибн Туфайля о зарождении жизни на
Земле наивны. Но замечательна его мысль, что жизнь появилась не по
воле божьей, а возникла естественным путем. Хай вырос и стал
размышлять. Ибн Туфайль устами Хайя высказывает вольнодумные взгляды.
Например, он говорит, что «понятие возникновения мира после небытия
мыслимо только в том смысле, что время существовало раньше его. Но
время составляет часть всего мира и неотделимо от него, и,
следовательно, предположение более позднего возникновения мира, чем
времени, немыслимо»[Ибн-Туфейль. Роман о Хайе, сыне Якзана. Пг., 1920,
с. 38, 67.].
По существу это означало признание вечности Вселенной и отрицание
религиозных сказаний о сотворении мира богом.
Весьма любопытно и то, как, маскируя собственные мысли, Ибн
Туфайль излагал взгляды своих учителей, в частности Абу Насра
аль-Фараби, в области философии. Он, например, отмечал, что по вопросу
о загробной жизни его предшественник «заставляет всех людей
отчаиваться в милосердии божьем…». В сочинении «Совершенная община»
Фараби утверждает, что души злых будут вечно пребывать после смерти в
нескончаемых муках, потом он ясно показал в «Политике», что они
освобождаются и переходят в небытие и вечны только души добрые,
совершенные. Затем в «Комментарии к Этике» он дал некоторые описания

человеческого счастья, и вот оказывается — оно только в этой жизни и в
этой обители, далее вслед за этим прибавляет он еще несколько слов,
смысл которых таков: а все другое, что говорят об этом, россказни и
бредни старух.
Ибн Туфайль также признавал, что «прежние верования» не согласны
с разумом, но думал, что религия и ее организации нужны для усмирения
простого народа. В этом сказались классовые предрассудки Ибн Туфайля,
много лет служившего придворным врачом и министром феодальной династии
Альмохадов, при которой ислам был государственной религией.
Если суммировать представления Корана о Вселенной, Земле,
происхождении животных, растений и человека и сравнить их с тем, что
еще до его составления люди знали об окружающем мире, то окажется, что
эта книга, выдающая себя за «мудрость» (36:1), «истину» (2:85 и др.),
за нечто, ведущее «из мрака к свету» (5:18 и др.), не внесла ничего
сколько-нибудь нового в познание природы. Крайне незначительны и
географические сведения, содержащиеся в этой книге, в частности, по
сравнению с древнеарабской поэзией. Как отметил академик И.Ю.
Крачковский, если «сравнить географический материал, сообщаемый
поэзией и Кораном, нетрудно видеть, что первый отличается большей
конкретностью и реальностью. Второй почти не расширяет фактического
кругозора, но зато обременяет его теориями, взятыми в большинстве
случаев извне, — теориями, с грузом которых арабская географическая
наука не всегда могла впоследствии справиться»[Крачковский И.Ю.
Избранные сочинения, т. 4, с. 49.].
Достаточно сказать, например, что географические сведения Корана
ограничиваются упоминанием лишь нескольких городов и населенных
Полученная в результате этого новая редакция теперь уже
аль-Кура», то есть «Мать городов», а на диалекте «Бекка»), связанные с
ней места религиозного культа — Сафа с Мервой и Арафат, также Медина
(иначе — Йасриб), Бедр, Хунейн. В мифах Корана упоминается гора
аль-Джуди, на которой якобы остановился Ноев ковчег (толкователями
Корана эта гора то относилась к Месопотамии, то отождествлялась с
Араратом), Синай (Синин), «святая долина Това» (Туван) — место первого
«откровения» Аллаха Мусе. Упоминаются в Коране также области,
связанные со сказаниями об исчезнувших городах и племенах, вроде
Мадйана, обитатели которого были будто бы уничтожены во время
землетрясения, посланного им милосердным Аллахом за неповиновение
проповеди пророка Шуайба. (7:83-91; 29:35-36; согласно стихам 97-98
главы 11, Мадйан сметен с лица земли бурей). В связи со сказаниями о
каре Аллаха упомянуты мифический Ирем (89:6) и некоторые другие,
по-видимому, вымышленные города. Из внеаравийских местностей один раз
— «святая земля» (этим названием толкователи Корана обозначают
Палестину — 5:24) и четыре раза — при передаче рассказов об Йусуфе и
Мусе — Миср, то есть Египет. Но даже столь скудные данные о других
странах порой содержат значительные неточности. Так, при изложении
сна-загадки царя (в Библии — египетского фараона) о семи тучных
коровах, которых съели семь тощих, в Коране от имени Йусуфа говорится:
«…наступит после этого год, когда людям (Египта. — Л.К.) будет
послан дождь и когда они будут (собранный виноград. — Л.К.) выжимать»
(К., 12:49), хотя уже в древности люди знали, что урожай, в том числе
винограда, в Египте зависел не от дождей, а от разливов Нила.
Подводя итог географическим сведениям Корана, его топонимике,
академик И.Ю. Крачковский правильно писал, что «нельзя не обратить
внимания на скудость этого материала»[Крачковский И.Ю. Избранные
сочинения, т. 4, с. 48.].
Вместе с тем эти скупые сведения Корана об Аравии и других
странах, а также содержащиеся в нем легенды о мироздании в течение
ряда столетий широко популяризировались, будучи составной частью не
только молитв, программ мусульманских школ и религиозной литературы,
но и обрядовых песен. Так, в одной свадебной песне на популярный
размер с рефреном «яр, яр», распространенной среди тюркоязычного
населения, пелось: «Сначала не было этого мира, сотворил его бог, яр,
яр (друзья, друзья)!.. Взял он некоторое количество земли, яр, яр!
Слепил человека и оформил его, яр, яр! Вдунул в него свой дух и дал
ему жизнь, яр, яр!.. Угодно было богу дать Адаму жену… Вот от Адама
и идет обычай устраивать свадьбы, яр, яр!» Как видим, примитивные
представления о мире здесь связаны с извращенным изложением
происхождения народных обычаев.
Коран отрицает всякую закономерность в природе и обществе,
подменяя ее формулами: «бог творит, как хочет», он «совершитель того,
что захочет» (85:16), и т. п. Существование самого человеческого
общества также объясняется произволом Аллаха, образ которого в Коране
наделен и таким «качеством», как тщеславие. В Коране от имени Аллаха
написано: «Я сотворил гениев и людей только для того, чтобы они
поклонялись мне» (51:56). И здесь, как, нам уже доводилось отметить, о
мире, реально существующем, о людях говорится то же, что и о мире
фантазии, о джиннах, то есть духах, демонах, созданных воображением
древнего человека и затем усвоенных исламом.
Распространяя сказания, по которым в мире действует божественный
произвол, случай, «чудо», а не непреложные законы природы,
комментаторы Корана часто теряли всякое чувство меры. Так, толкователь
Корана Ялчигул-оглы Таджуддин писал: «Всевышний бог, если даст
повеление, может все твари, составляющие и этот видимый мир и другой,
небесный, совокупить вместе и поместить их в уголке ореховой скорлупы,
не уменьшая величины миров, не увеличивая объема ореха»[Таджуддин.
Рисаля-и азиза, с. 21.].
Очевидно, толкователям Корана, как и его составителям, было
неизвестно, что явления природы связаны между собой не произволом или
случаем, объясняемыми в исламе волей и прихотью божества, а
закономерностью, необходимостью. Не будь взаимообусловленных
закономерностей явлений природы, не было бы и элементарных условий для
развития жизни, для существования человека, невозможно было бы
познание природы и научное предвидение. Конечно, во времена
составления Корана не только его собирателям и редакторам, но и тем, к
кому они обращались, многое в явлениях природы было непонятно, и, не
находя правильного объяснения, они верили, будто все непонятное им
зависит от божества. Но, как отметил Ф. Энгельс, «для существа самого
дела совершенно безразлично, назову ли я причину необъяснимых явлений
случаем или богом. Оба эти названия являются лишь выражением моего
незнания и поэтому не относятся к ведению науки. Наука прекращается
там, где теряет силу необходимая связь»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.
20, с. 533.].
Наука и опыт отрицают всякие «чудеса», произвол, случайность в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

наложница ударила ат-Танухи ножом и отрубила ему голову, а затем сама
бросилась в пропасть. Она расшиблась о камни и погибла.
…Марван от этого рассвирепел и приказал перебить всех воинов
крепости. Им отрубили головы, и ни один из них не уцелел. После этого
Марван разослал свою кавалерию по земле Хамзина и конники разрушили
более 300 их селений».
Так было, к сожалению, не только в Хамзине…
Упорное героическое сопротивление гнет арабских халифов встречал
повсеместно в Грузии, Армении, Азербайджане и в Средней Азии. В
Фергане, Семиречье и на средней Сырдарье против халифов и их
наместников поднимались восстания, перед которыми оказывались
бессильными карательные экспедиции завоевателей. Горные области Грузии
халифам вообще не удалось покорить.
Несмотря на угрозу суровой расправы, население, обращенное в
ислам во время набега войск, возвращалось к старому культу, когда
чужеземцы уходили. Об этом свидетельствует, например, история Бухары
Абу Бекра Мухаммеда ибн Джафара ан-Наршахи (ум. в 959 г.)[Труд
Наршахи, написанный по-арабски, сохранился в дважды сокращенном
переводе (на фарси), сделанном в XII в.],рассказывающего о действиях
военачальника Халифата Кутайбы ибн Муслима, начавшего военные действия
в Мавераннахре[Мавераннахр («Заречье») — название области на
северо-востоке от Иранского плоскогорья, между Амударьей и Сырдарьей;
один из важнейших городов Мавераннахра — Бухара.] около 705 года.
Наршахи писал, что, когда войска Кутайбы занимали Бухару, «каждый
раз жители Бухары принимали ислам и снова, по уходе арабов, отступали
от принятого вероучения. Кутайба трижды обращал их в мусульманство, но
они снова отступали и становились неверными. Наконец в четвертый раз
Кутайба после борьбы взял город; с большим трудом ввел он там открытое
исповедание ислама и водворил мусульманство в сердцах жителей. Кутайба
всячески принуждал их, и все открыто, по наружности придерживались
ислама, а в душе оставались идолопоклонниками. Наконец Кутайба принял
решение и приказал жителям Бухары отдать половину своих жилищ арабам,
чтобы арабы смешались с ними и могли знать о их жизни и чтобы жители
Бухары по необходимости сделались мусульманами. Таким образом Кутайба
водворил ислам и подчинил жителей Бухары постановлениям шариата. Он
построил мечети, уничтожил признаки идолопоклонства и обычаи
гебров[Иначе — огнепоклонников, последователей среднеазиатского
«зороастризма». От слова «гебр» происходит получивший широкое
распространение термин «гяур» (по-турецки «gavur» — неверный,
немусульманин. — Л.К.).]. Он наказывал каждого, кто нарушал
постановления шариата»[Наршахи М. История Бухары. Ташкент, 1897, с.
62-63.].
Но хотя Кутайба и приказал жителям Бухары каждую пятницу
собираться на молитву в соборной мечети, построенной в крепости Бухары
на том месте, где раньше было капище идолов, эта мера также не дала
большого эффекта. Чем иным можно объяснить, что в дополнение к
административному нажиму был пущен в ход подкуп. Призывая население на
молитву, объявляли, что «каждому, кто придет, он (Кутайба ибн Муслим)
заплатит два дирхема»[Дирхем — серебряная монета, одна двадцатая
динара.]. Но положение завоевателей и от этой меры не стало
безопасным. Арабам пришлось ходить в эту мечеть вооруженными.
Однако с помощью подкупа, по-видимому, удалось внести разлад
среди населения, воздействовать на владельцев «замков», которые были
связаны со старым жречеством и искали путей к сохранению своего
привилегированного положения. «Однажды, в пятницу, — сообщает Наршахи,
— мусульмане пришли к воротам замков и стали звать обитателей на намаз
джума (пятничный); мусульмане настойчиво требовали, чтобы те шли.
Тогда обитатели замков стали бросать с крыш камнями в мусульман.
Завязался бой…»[Наршахи М. История Бухары, с. 64.]

x x x

Экономические и политические причины, наряду с угрозой
физического истребления, являлись важнейшими факторами,
способствовавшими вытеснению исламом старых религиозных культов и в
такой стране, как Индия. Была здесь и специфическая причина. Поскольку
завоеватели-мусульмане, устанавливая свое господство, не считались с
кастовой системой, то многие, особенно представители низших каст,
усматривали в принятии ислама средство к освобождению от этого
тяжелого для них древнего установления. Впрочем, даже многие века
правления в Индии монархов, государственной религией которых был
ислам, не привели к уничтожению этой консервативной системы. Только в
1950 году, когда Индия была объявлена республикой, неравноправие каст
и все виды кастовой дискриминации были официально отменены, хотя
пережитки их чувствуются и поныне.
Ислам распространялся и мирным путем, но этот процесс почти
повсеместно шел сравнительно медленно; есть страны, где он незавершен
и в наши дни.
Успеху ислама в Средней Азии и на Кавказе способствовало и то,
что местной религии, которая соответствовала бы требованиям
феодального общества, здесь в то время не существовало. Ни
распространенная в Средней Азии и Азербайджане форма зороастризма, ни
другие религии, например манихейство, буддизм, этому не отвечали. К
тому же ислам, формировавшийся в период установления классового
общества, сравнительно легко приспосабливался к особенностям новых
мест его распространения. Способствовало этому и сохранение в нем
специфической обрядности религий Древнего Востока, в частности
характерного для зороастризма требования ритуальной чистоты верующего.
На формирование и развитие ислама определенное воздействие
оказали культы и религиозно-философские системы, издавна известные в
Иране, Средней Азии, на Кавказе, в Египте, Северной Африке и в других
областях.
Однако распространение ислама как новой религии в Халифате
сопровождалось усилением гнета завоевателей. Это ощущение было тем
сильнее, чем выше по своему развитию были народы, вошедшие в состав
Халифата. Не случайно жесткость установленного режима остро
воспринималась в Закавказье, Средней Азии, Иране, в областях, ранее

подвластных Византийской империи, в Испании. Чтобы не быть
поглощенными завоеванными народами, имевшими более высокую культуру,
не раствориться среди них, арабы в этих странах даже обособлялись в
быту, носили особую одежду и т. п. А борцы против захватчиков
воспевались здесь в сказаниях и песнях как герои, защитники родной
земли. В Армении, например, постепенно сложился большой цикл таких
сказаний, известный по имени его главного героя — легендарного
богатыря Давида Сасунского. В Испании, где борьба против господства
арабских феодалов приняла характер длительной народно-освободительной
войны — реконкисты, она тоже отразилась в устном поэтическом
творчестве, в том числе в героическом эпосе «Песнь о моем Сиде».
Схожие мотивы содержатся во французском эпосе «Песнь о Роланде».
История Халифата богата событиями в любой сфере человеческой
деятельности, в том числе в культуре, науке, технике. Что же касается
колыбели ислама — Хиджаза, Аравии, то здесь больших позитивных перемен
не произошло. Даже центр Халифата не пробыл и трех десятилетий в
Медине. С 661 года столицей стал Дамаск, а с 750 года — Багдад; затем
появились столицы параллельных халифатов: с 756 года — Испанского в
Кордове, с 909 года — Фатимидского в Каире, а позднее, после
уничтожения монголами Багдадского халифата в 1258 году, с 1261 года —
новый Аббасидский халифат с центром в Каире и с 1517 года — Османский
с центром в Стамбуле… «С началом внешних завоеваний тысячи
кочевников, в основном кочевой бедноты, утратившей средства
производства, переселились в соседние страны. Отток значительной массы
кочевого населения с территории Аравийского полуострова в еще большей
степени замедлил процесс разложения общинно-родового строя в кочевом
обществе Аравии. Его дальнейшее развитие в рамках государства зависело
главным образом от контактов кочевников-скотоводов с развитым в
классовом отношении оседлым земледельческим и торговым населением
страны. В результате кочевое общество Аравии было обречено на
воспроизводство традиционных форм производственных отношений и
родо-племенной структуры»[Негря Л.В. Общественный строй Северной и
Центральной Аравии в V-VII вв., с. 117-118.].
Все это не могло не оказать влияния на то, как происходило
собирание и составление Корана.

Глава II. СОСТАВЛЕНИЕ, ИЗУЧЕНИЕ И ПЕРЕВОДЫ КОРАНА

Собирание и составление Корана

Из учений и взглядов, возникших в период пророческих движений,
имевших место в Аравии в первой половине VII века, до нас в наибольшей
мере дошли лишь те, что проповедовались ханифами-мусульманами в Мекке
и Медине. Они получили отражение в Коране, книге, составление которой
стало возможным и даже, не будет преувеличением сказать,
государственно и общественно важным после образования в Медине
Арабского халифата (632) и начатых им широких завоевательных войн.
Уже при первых халифах арабы во время завоеваний столкнулись не
только с военными силами своих противников, но и с развитыми
культурами Ирана, Византии и других стран, которые имели сложившиеся
феодальные формы государственного управления и правовые нормы,
регулировавшие их общественную жизнь. Когда эти области стали
подвластны Халифату, возникла необходимость создать в них подчиненный
арабам административный аппарат и выработать соответствующие
юридические нормы. Нужно было подчинить определенному распорядку и
жизнь самих арабов во всех областях Аравии, в том числе в тех, где,
как показал учиненный в первые годы Халифата разгром последователей
пророков Мусейлимы, Асвада, Тулейхи, существовали сильные
сепаратистские тенденции. Беспокоила халифов, по-видимому, и
необходимость не допустить растворения арабов среди завоевываемого ими
населения за пределами Аравии, где они стали подвергаться все более
сильному влиянию местного населения; не только перенимать их военные
достижения (что, как правило, было выгодно завоевателям), но и знать и
тем более учитывать их языки, обычаи, верования, правовые
установления, культурные навыки, взгляды.
Поскольку официальной идеологией Халифата стал ислам, с ним
должны были быть согласованы как новые, так и старые
правоустановления, вернее, те из них, которые сохранялись и
приспосабливались к нуждам арабского государства. В силу таких
практических требований стали разрабатываться нормы мусульманского
права, создаваться богослужебные руководства, закладываться основы
будущей литературы ислама, его священных книг. Самой ранней из них
явился Коран, в своем содержании еще почти целиком связанный с
Аравией. Корану-книге предшествовали и сопутствовали записи
законодательного и богослужебного значения, существовавшие частью, как
можно судить по преданию, уже при первых халифах. Некоторые из них
восходили к аналогичным записям проповедников раннего ислама или
ханифизма в Мекке и Медине. Таким записям — «чтениями» — придавалось
значение руководства, хотя тексты разных записей не были согласованы
и, как отмечают предания, по одним и тем же вопросам в них имелись
противоречия. С распространением ислама и власти халифов на большой
территории наличие противоречивых записей могло дать повод к
отклонениям в богослужебной и законодательной практике, привести к
нежелательным для центральной власти осложнениям. Поэтому возникла
необходимость устранить разноречивые списки и составить единый свод
записей, придав ему характер восходящего к Аллаху канонического
писания — Корана.
О большом значении, которое придавалось составлению такого свода,
можно судить по тому, что этим делом руководили представители правящих
кругов во главе с халифом. Согласно преданиям мусульман-суннитов,
первым инициатором составления откровений Аллаха, передававшихся
покойным пророком Мухаммедом, был купец, а затем один из энергичных
руководителей мединского объединения мусульман — халиф (с 634 г.) Омар
ибн аль-Хаттаб, посоветовавший своему предшественнику халифу Абу Бекру
дать по этому поводу соответствующее распоряжение. Абу Бекр согласился
и поручил это дело 22-летнему мединцу Зейду ибн Сабиту, в последние
годы жизни пророка Мухаммеда состоявшему при нем в качестве писца.
Выполняя поручение халифа, Зейд, судя по преданию, собрал и
сличил разрозненные записи, делавшиеся им и другими лицами на плоских
костях, камнях, коже, пальмовых листьях, на всем, что использовалось
тогда для письма. Кроме того, он стал записывать рассказы
современников Мухаммеда, тех, кто помнил, сохранил в своей памяти
«откровения Аллаха». Все это, заново просмотренное Зейдом и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Мусе, и Исе: «Держите прямо веру и не разделяйтесь в ней!» (К.,
42:11).
«Не в том благочестие, чтобы вам обращать свои лица в сторону
востока и запада, а благочестие — кто уверовал в Аллаха, и в последний
день, и в ангелов, и в писание, и в пророков, и давал имущество,
несмотря на любовь к нему, близким, и сиротам, и беднякам, и путникам,
и просящим, и на рабов, и выстаивал молитву, и давал очищение, — и
исполняющие свои заветы, когда заключат, и терпеливые в несчастий и
бедствии и во время беды, — это те, которые были правдивы, это они —
богобоязненные» (К.,2:172).
Из этой тяжеловатой тирады видно, что ее автор представлял, сколь
социально пестро положение тех, кого призывали к благочестию. Это и
рабы, и бедные странники, просящие подаяния, а наряду с ними любящие
деньги скопидомы, неохотно расстающиеся с нетрудовой копейкой, и те,
кого призывают к платежу очистительной милостыни — своего рода
филантропическому жесту, часто еще и в наше время возвеличиваемому до
акта высокого гуманизма. Объединяя людей по религиозному признаку,
ислам не устранял социальных противоречий между его сторонниками. Явно
обращаясь к неимущим, Коран говорит: «Верующие! Повинуйтесь Аллаху,
повинуйтесь посланнику сему и тем из вас, которые имеют власть»
(4:62). Отсюда ясно, что ислам, согласно Корану, ставил в неравное
положение того, кто, обладая властью, призывал повиноваться Аллаху и
посланнику его, и того, кто обязывался повиноваться помимо Аллаха и
его посланника еще и тем, кто имеет власть.
Нам уже довелось приводить аяты Корана, из которых следовало, что
в них отстаивается эксплуататорское общество, неравенство, классовый
гнет, рабство, которые выданы за установления Аллаха. «Мы, — говорится
от лица бога в Коране, — раздаем… жизненные потребности в этой
дольней жизни, возвышаем одних над другими в степенях, так что одни…
держат других подвластными себе невольниками» (43:31).
Частная собственность, неравенство решительно защищаются Кораном,
они изображаются в нем как «милость Аллаха». «Аллах дал вам
преимущество одним перед другими в жизненном уделе. Но те, кому дано
преимущество, не вернут своей доли тем, кем овладела их десница (то
есть тем, кто стал их невольниками. — Л.К.), чтобы они оказались в
этом равными» (К., 16:73). И несмотря на это, первые, богатые, боятся
вторых. «Есть ли у вас из тех, кем овладели ваши десницы, сотоварищи в
том, чем мы (Аллах. — Л.К.) вас наделили, и вы в этом равны? Боитесь
ли вы их так, как боитесь самих себя?» (К., 30:27). Коран
предупреждает неимущих, чтобы они не пытались изменить свое тяжелое
положение путем какого бы то ни было посягательства на собственность
богачей. «Не засматривайтесь очами твоими на те блага, какими наделяем
мы [Аллах] некоторые семейства…» (20:131). Бедность, тяжкие
человеческие страдания, социальная несправедливость, рабство и т.п. —
все это, по Корану, благодеяния Аллаха.
Прогрессивные общественные идеалы на Востоке и Западе с давних
времен коренным образом расходились с этими основными положениями
Корана. Так, Низами Гянджеви во второй книге поэмы «Искандер-намэ»
нарисовал социальную утопий — город счастливых, общество, где все
равны, нет богатых и бедных, нет социального гнета, эксплуатации
человека человеком. Жители этого города рассказывают Искандеру
(Александру Македонскому), герою поэмы Низами:

Если кто-то из нас в недостатке большом
Или в малом, и если мы знаем о том,
Всем поделимся с ним. Мы считаем законом,
Чтоб никто и ни в чем не знаком был с уроном.
Мы имуществом нашим друг другу равны.
Равномерно богатства всем нам вручены.
В этой жизни мы все одинаково значим.
И у нас не смеются над чьим-либо плачем,
Мы не знаем воров; нам охрана в горах
Не нужна. Перед чем нам испытывать страх?

(Перевод К. Липскерова)

В этом городе счастливых нет неравенства и угнетения человека
человеком, насилия и рабства, выдаваемых Кораном за божественные
установления. Не зная краж и грабителей, этих неизбежных спутников
эксплуататорского общества, жители города счастливых всегда здоровы,
живут до глубокой старости и, умирая, не жалеют о прожитом.
Преждевременная смерть сражает лишь того, кто совершит воровство,
нарушит их гуманные законы. Счастье людей — результат коллективного
труда. Все жители совместно и равно трудятся на полях, и урожай их
велик: одно зерно рождает 700 полновесных зерен.
Социальная утопия Низами выражала чаяния и возвышенные стремления
народных масс, не раз в своей истории восстававших против
эксплуататоров и угнетателей; она высоко поднималась над
господствовавшей феодальной идеологией, которая считала, что только
ислам через свое духовенство и культ способен разрешить все сомнения
человека, указать ему истинный путь.
Сравнивая жизнерадостные мысли, выраженные Низами в глухую ночь
средневековья, с тем, что проповедуют мусульманские мистики и
богословы, нетрудно понять, кто выражает мечты народа. Если Низами
рисовал будущее общество свободным от насилия и угнетения человека
человеком, то в произведениях, основанных на Коране, Сунне и шариате,
отстаивается мысль о вечности эксплуататорского общества как
общественного установления. Так, в «Кабус-намэ», своеобразном
мусульманском «Домострое» XI века, указывалось: «Господь всевышний
предопределил, чтобы одни были нищими, а другие богатыми. Ведь он мог
всех сотворить богатыми, но все же создал два разряда из них, чтобы
выявился сан и почет рабов (божьих) и высшие отделились от
низших»[Кабус-намэ. М., 1953, с. 21.].
Такие мысли, исходящие из поучений Корана, пронизывали сотни
мусульманских сочинений, а также были отражены в официальных
документах, имевших целью возвышение власти, основанной на угнетении
большинства меньшинством. Например, в ярлыке бухарского эмира

Музаффара, выданном бию Мухаммед-Шарифу в 1884 году, читаем: «Так как
творец ночи и дня и всемогущий, (который) «что пожелает, свободно
избирает» (неточная передача 68-го аята 28-й суры Корана, где сказано:
«Господь твой творит что хочет и что свободно избирает». — Л.К.),
(возвысил) сынов рода человеческого по слову своему: «мы превознесли
сынов Адама» (17:72) величием превосходства и вестью: «мы возвышаем
некоторых (одних) из них над другими» (43:31, полный текст см. выше. —
Л.К.), — то и нашу, отмеченную правосудием, особу из среды людей он
утвердил на престоле царства и завоевания стран и устойчивость фигуры
нашей украсил одеждой полного благородства миродержания». А на оттиске
большой круглой государственной печати бухарского эмира, поставленной
на обороте этого ярлыка, значится: «Эмирское достоинство есть
заместительство (халифат) всевышнего господа…»[См.: Семенов А.А.
Очерк устройства центрального административного управления Бухарского
ханства позднейшего времени.- Материалы по истории таджиков и узбеков
Средней Азии (Труды Академии наук Таджикской ССР. Вып. 11. 1954, т.
25, с. 62-63).] «Его величеством, милостивым халифом» обычно называли
бухарского эмира просители и должностные лица в подаваемых ему
заявлениях и документах.
История народов нашей страны давно опровергла учение, по которому
человечеству предначертано вечно жить в обществе, раздираемом
антагонистическими противоречиями, выявила полную несостоятельность
защиты эксплуатации и угнетения человека человеком, так же как и
неустойчивость «фигур», использовавших, подобно бухарскому эмиру,
Коран для своего возвеличения.
История человечества выявила также антигуманную сущность
проповеди нетерпимости к людям другой веры, появление которой в Коране
объясняется как влиянием религий Древнего Востока с характерным для
них отделением людей различных верований друг от друга, так и
условиями острой политической борьбы периода раннего ислама,
отраженными в этой книге. По той же причине в Коране имеются, как мы
уже отмечали, и места, содержащие положения другого рода («в религии
нет принуждения» и т. п.). Но впоследствии богословие стало изображать
проповедь нетерпимости как истину, преподанную Аллахом раз и навсегда.
Согласно этой «истине», «верующие не должны брать себе в друзья
неверных» (3:27; ср. 5:56). «Верующие! — читаем в Коране. — Воюйте с
теми из неверных, которые близки к вам: знали бы они в вас вашу
жестокость…» (9:124; 48:29).
В наше время борьба за мир, национальную независимость и
демократию во всех странах объединяет силы атеистов и людей разных вер
— христиан, мусульман, буддистов, индусов и др. Все они сотрудничают
друг с другом в силу требований жизни, в силу своих высоких
устремлений и чувств.
Учение ислама, делящее людей на правоверных и неверных, а все
страны мира на дар аль-ислам — страны ислама и дар аль-харб — страны
войны, то есть немусульманские страны[Для обозначения областей,
население которых, исповедующее другие религии, находилось в
зависимости от правителей-мусульман и платило им подати (джизью,
харадж), таких, например, как Неджран, Нубия, в мусульманском праве
возникло особое понятие, подчеркивающее их приниженное положение как
существующих на основе капитуляции — «дар ас-сульх».], мешает людям
объединять свои силы.
К. Маркс в статье «Объявление войны», посвященной русско-турецкой
войне, писал: «Коран и основанное на нем мусульманское
законодательство сводят географию и этнографию различных народов к
простой и удобной формуле деления их на две страны и две нации:
правоверных и неверных. Неверный — это «харби», враг. Ислам ставит
неверных вне закона и создает состояние непрерывной вражды между
мусульманами и неверными»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 10, с. 167.].
Учение о «войне за веру» — джихаде (от арабского «усердие»,
«рвение»), или, иначе, газавате (от «газв» — набег), как уже
отмечалось, возникло в раннем исламе в Аравии и детально разработано в
период завоевательных войн Арабского халифата. Под знаменами «войны за
веру» велись войны омейядскими, аббасидскими, фатимидскими и
кордовскими халифами, монгольскими ханами, султанами-мамлюками Египта,
турецкими султанами-халифами и правителями других мусульманских
государств. Так, идея джихада служила султану Махмуду Газневиду
(968-1030) прикрытием для его захватнических походов из Газны
(Афганистан) в Северную Индию, а также Тимуру (1336-1405),
поработившему и в течение десятилетий разорявшему народы многих стран.
Войны между властителями отдельных государств, где господствовали
разные направления ислама, также выдавались за джихад. Им же не раз
объявлялись и кровавые подавления народных антифеодальных восстаний,
например во главе с Бабеком в IX веке. А в 1947 году призывы к
джихаду, в целях разжигания розни между индусами и мусульманами,
широко использовались английскими империалистами в Индии при ее
разделе по религиозному признаку на Индийский Союз и Пакистан.
Однако известны случаи, когда призывы к джихаду служили
выражением народно-освободительной борьбы. В XIX веке идея джихада
была использована в восстании махдистов в Судане против английских
колонизаторов, а в XX веке — в антиимпериалистической борьбе в Ливии,
Алжире, Марокко, Иране, Ираке, Омане.
В наше время еще не перевелись фанатики, сеющие рознь между
людьми, прибегая для этого к Корану, 78-й аят 56-й суры Корана
содержит текст, который часто пишется на его заглавном листе с целью
напомнить, что браться за него мусульманину следует после ритуального
очищения: «К нему прикасаются только чистые». Но смысл этого
предостережения теперь нарочито расширяют. «Правительство Индонезии
запретило продажу столовой посуды, украшенной цитатами из Корана, и
распорядилось конфисковать такую посуду во всех магазинах, — сообщает
корреспондент Франс Пресс. — Это решение, отмечает он, принято под
давлением мусульманского духовенства, обратившегося в официальные
инстанции с запросом, «допустимо ли, чтобы освященной кораническими
текстами посудой пользовались немусульмане, которые могут положить в
нее пищу, запрещенную Мухаммедом?»[Азия и Африка сегодня, 1985, э 3,
с. 48.].
С какой целью это делается, понятно.

x x x

В Коране от имени Аллаха сказано, что «мы ниспослали его, как
арабский судебник» (К., 13:37). Конечно, в нем нет систематического
изложения всех правовых норм и установлений. Но и содержащиеся в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

одним очень тяжелые, а другим легкие. Против скорбей одно средс-
тво: терпение и молитва, сказал преп. Марк подвижник.

Большая наша ошибка, что мало думаем о переходе в другой мир,
ведь эта наша жизнь в юдоли сей плачевной, ничто иное, как путь к
вечности и приготовление к ней. О, вечности, ты вечность, не име-
ющая конца. Жутко здесь, хоть иногда тяжело живется, постигают
тяжкие скорби и лютые болезни, однако есть некоторая отрадная
мысль: умру и все это кончится, а там-то чего ждать?
Господи! Имиже веси судьбами, спаси нас грешных. Аминь! Вы пи-
сали: «вы знаете мою скорбь, от которой я только и спасаюсь в мо-
литвенном уповании на милость божию. Представляя его благой воле,
промыслительно устроить все, во благо нам». Выражено хорошо, даже
до слез. Именно только этот способ облегчит скорбь и упразднит
смущение. Вы читаете преп. Варсанофия Великого. Очень назидатель-
ная книга, я всю свою жизнь зубрю и не могу начитаться.
Святое писание могут понять правильно только чистые сердцем,
они уразумеют волю и намерение божие в писании, а людям с неочи-
щенным сердцем от страстей, послужит камнем преткновения.
Не мне бы отвечать на ваше письмо, но я забыл свое невежест-
во, написал, что было у меня на сердце.

52.
10.1.1951г.

Христос посреди нас!

Боголюбивейшая матушка. Твое содержательное письмо получил
своевременно; пишешь о своих переживаниях. После хорошего настро-
ения опять было и смущение и уныние; иначе и быть не может в сей
юдоли плачевной: даже и святые угодники божии не были свободны от
подобных изменений; прочти у пр. Исаака сирина 46 главу.
Еще пишешь, что твоя знакомая попала в секту. Очень жаль, что
наши православные очень мало знают свое учение и легко уклоняются
в разные секты. Ибо все секты, ереси и расколы основаны на гор-
дости и самовнушении. В православие авторитет — вселенские соборы
и учение св. Отцов. Господь сказал: «Блаженны чистые сердцем, те
Бога узрят». Вот св. Отцы божией помощью очистили сердца от
страстей. Они правильно знают, волю божию, открытую в святом пи-
сании, а не очистившие сердце от страстей, не могут правильно по-
нимать св. Писание, и такие люди претыкаются на святом писании,
уклоняются с правильного пути и идут в разные стороны. Так ска-
зать: сошли с большого парохода и сели на утлую ладью и хотят пе-
реплыть житейское море, и погибают в волнах суетных мудрований.
Они вырывают текст из св. Писания для оправдания своего заблужде-
ния.
Мне время маловато вести переписку с твоей знакомой, пусть
она возьмет книгу епископа Феофана «путь ко спасению», в ней най-
дет разрешение ее вопросов, умудри ее Господи.

53.
20.1.1951г.

Ты пишешь, что осуетилась и мало ревности подняться от земли.
Не горячись, будь довольна тем, что есть: стремление о едином на
потребу. Всякому свой образ жизни; сообразуйся со своим положени-
ем и умудряйся, чтобы было все ради Бога. К созерцательной жизни
не стремись, старайся проводить жизнь деятельную, ведь я тебе го-
ворил: старайся исполнять евангельские заповеди, ибо суд во вто-
рое пришествие будет по Евангелию. Впрочем, Бога не представляй
строгим карателем. Он очень милостивый. Слава, Господи, твоему
милосердию! Аще случится пошатнуться в добродетели — не трепещи,
ибо наше естество очень изменчиво. Ангелам, только, свойственно
неизменно стоять в добродетели. По апостолу: «Задняя забывай и
вперед стремится».
Теперь я мало читаю книг, повторяю только по пометкам, они у
меня помечены в разное время. Определенного, молитвенного правила
не держу, стараюсь держать правило мытаря. Больше люблю читать
евангелие, апостольские послания и псалтырь с толкованиями. Когда
лягу в кровать, стараюсь читать евангелие, сколько знаю на па-
мять, для меня это очень полезно. Поговорить о едином на потребу,
не обретох единомысленного: ах, какое великое благо для нас греш-
ных святоотеческое писание; начну читать, точно раньше и не читал
это. Вот, сегодня прочел у пр. Исаака сир. 34 слово, замечатель-
ное. Меня теперь занимает мысль о вечной жизни. Вечность — и кон-
ца нет, жутко делается! Здесь на земле, как тяжело не жилось бы,
— или сильные скорби, или тяжелые болезни — все же они кончаются
со смертью человека. Иные в тяжелые минуты говорят: умереть ско-
рей! Какое то есть утешение, что кончатся страдания, а в будущей
жизни чего ждать, вечность не имеет конца, Господи! Помилуй нас
грешных. Утешительно читать евангелие. Иногда встану ночью, проч-
ту главку и лежа повторяю, даже слезы прошибают от божьего мило-
сердия. Дивное божие милосердие, для нас грешных, принял нашу
плоть и стал истинным человеком (кроме греха), не скрою от тебя,
пишу эти строки и плачу. Пишу тебе не по тщеславию, а просто де-
люсь своими переживаниями, как для человека единомысленного.
Эту седмицу я служу и тебя поминаю в своих молитвах, храни
тебя Господь. Просфорочки потрудись передать: себя то не обидь —
возьми две.
Призываю на тебя божие благословение, с любовью о Христе.

54.
2.5.1951г.

Вот, какая ты оказалась немощная духом. Удалили с послушания
и сердце защемило, даже говоришь «выгнали довольно некрасиво, как
малую девчонку». Скорбь-то твоя пустяшная, даже и обижаться-то не
на что. Надо бы довольной и благодарной что теперь, можешь стоять
в церкви без всякой суеты, а раньше ведь писала мне, что как бы
недовольна была этим послушанием. А как сменили, ну сердце и за-
щемило. Хорошо, что созналась и покаялась. Бог простит. Однако
знай, что без смирительных случаев нам не смириться.
Читаем св. Евангелие и забываем страдания Спасителя. Он был
совершенный Бог и совершенный человек (кроме греха), ради нашего
спасения терпел поношение, укорение, заплевание, ударение в лани-
ту, биение по голове тростью и поносную смерть на кресте; прости
нас Господи, за наше нерадение и не внимание к твоим страданиям!
А у нас, что получается? Даже ускорительного слова не сказали и
то сердце защемило; значит нет смирения — а гордынка. Без смире-
ния нет спасения и подвиги наши будут тщетны. Господь дает даро-
вание не за труды, а за смирение, так нас учат св. Отцы. Во время
скорбей надо читать св. Евангелие и св. Отцов писание.

55.
1952г.

… Ты все осуждаешь себя и считаешь никуда негодной и хуже
всех, но это одни только слова у тебя, а чувствуешь себя непло-
хой; если бы так и чувствовала, как говоришь, то не осуждала бы
других ни в чем, и не оскорблялась бы на то, что я Х. Назвал ум-
нее тебя. Ха, ха, ха! Какая ты бестолковая. Еще пишешь «Чтобы я
вымолил у Господа, быть тебе хорошей», вот еще какая бестолковая
просьба! Тоже подобная смеху: она будет жить спустя рукава, а
старец вымаливай, чтобы быть ей хорошей. Но по духовному видению
так не бывает; ни Бог, ни я, тебе не помогут, если сама не будешь
трудиться в благочестии, сказали св. Отцы.

Вчера пришел ко мне инок и говорит: «у меня есть очень боль-
шой грех, не знаю простит-ли мне Господь». Я спросил какой? «Хула
на Бога и на святые тайны»». Я говорю ему: в этих мыслях нет гре-
ха, ибо он от дьявола и называются прилогами, а прилоги безгреш-
ны; не обращай на них внимания и мысль возведи на какой-либо
предмет святого писания. Еще поговорил с ним на эту тему и дал
ему Листвичника, чтобы прочел там о хульных помыслах.
Сегодня 4-ое января св. Церковь празднует 70 св. Апостолов.
Из них 5 апостолов отпали. Иуда, Николай — был епископом, Фегель
— был епископом, Ермоген тоже был епископом, Димас — был иерей и
служил идолам. Меня занимали раньше такие мысли: почему Господь
избрал этих в ученики для проповеди? Ведь он знал, что они отпа-
дут. Но во время службы, как-то стало мне ясно, что Господь по
своей благости призывает к себе всех, но свободную нашу волю не
нарушает, а если кто уклонится от добродетели в порочную жизнь
добровольно — сам виноват, так как не потрудился по свободной во-
ли во угождение Богу. Один возлюбил деньги, а другой век сей вре-
менный, так и прочие отпавши. По свободной нашей воле мы должны
трудиться в угождении Богу, тогда благодать помогает нам, а если
не будем трудиться и благодать божия не поможет: наш труд и бла-
годать божия идут совместно.

56. День святой троицы.
17.5.1951г.

Письмо послушнице.

… Не унывай, духовное чадо, и не отчаивайся о спасении свой
души, эти мысли от лукавого беса: просто не принимай их. А в ду-
ховное руководство, в книгу преп. Аввы Дорофея советую тебе поча-
ще заглядывать: вот и старайся жить по его совету, умудри тебя
Господи. Состарился я в монастыре, а все зубрю эту книгу, она у
меня настольная и заглядываю в нее почти ежедневно, ибо она име-
нуется монашеской азбукой.
Когда работаешь вместе с сестрами, можно поговорить с ними:
только чтобы не было осуждения и клеветы, впрочем св. Отцы сказа-
ли «духовный разговор серебро, а молчание золото», а о празднос-
ловии — сама уразумей.
Вот, что еще я тебе скажу. Особо дружбы не заводи ни с кем,
иначе наживаешь много бесполезных скорбей, и жизнь твоя будет
многовоздыхательная. Старайся свою волюшку оставить позади себя.
За большие подвиги не берись, и никого ни в чем не осуждай, и не-
мощи в других не замечай, но смотри на свои, которых, конечно,
найдешь немало. А страсти, о которых ты пишешь, мы победим своими
силами не можем без божией помощи. Мы должны стараться искоренять
их, а чтобы совсем побороть их зависит от божией благодати. Ты
еще молода, не верь себе и смиряйся, пока ляжешь в гроб, твои го-
ды скользкие. Впрочем, что и стрясется, по немощи человеческой,
не мятись и не малодушествуй, ибо мы не мудрее премудрого соломо-
на, и не кротче св. Пророка Давида и не ревностнее апостола Пет-
ра. Господь знает нашу человеческую немощь, дал нам в помощь по-
каяние, и нет такого греха, чтобы победило божие милосердие, и
все наши грехи, какие бы они не были, в сравнении с божим мило-
сердием — что горсть песку брошено в великий океан.
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, много ста-
ричков ходят с помощью палочек, вновь поступающих нет, так как в
данное время молодежь воспитывается не в религиозном духе. По за-
мечанию епископа Игнатия Брянчанинова, — мы уже последние монахи.
Впрочем судьбы Господни непостижимы нам грешным.
Будь, Господи, воля твоя во всем. Призываю на тебя божие бла-
гословение, Господь и Царица Небесная помогут тебе в тяжелые ми-
нуты.

57.
16.8.1951г.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

113.

У тебя опять страданье повторилось. Что делать? Не без божи-
ей-же воли это происходит, если Господь печется о птицах, неужели
ты забыта у него? Молитву не оставляй, она поможет тебе.
Ты пишешь: «Простит ли тебя Господь?» Эта мысль дьявольская,
он пугает тебя по своей злобе, не слушай его. Нет такого греха,
чтобы превышало божие милосердие.
Апостол Карп молил Господа, чтобы наказать двоих грешников;
один еретик увлек в свою ересь православного, вот апостол и молит
Господа наказать их. Господь явил такое видение: разверзлись не-
беса, облистал яркий свет. Апостол посмотрел вверх, видит госпо-
да. Господь говорит ему: теперь посмотри вниз. Апостол посмотрел
и увидел тех двух грешников на краю оврага, а внизу был страшный
огромной величины змий. Господь говорит апостолу: «ты хочешь,
чтобы я наказал этих грешников?» Апостол обрадовался, что они бу-
дут наказаны. Тогда Господь послал двух ангелов, чтобы они спасли
этих грешников, и говорит апостолу: «Бей меня и распинай вторич-
но, я готов еще пострадать за грешников». Этим видение и кончи-
лось.
Вот какое великое милосердие божие, готов еще страдать за
грешников, а ты сомневаешься, что простит-ли тебя Господь.
Я грешник молю Господа, чтобы он по своему милосердию, дал вам
терпение благодушно, без ропота, переносить ваши страдания. Прошу
св.Молитв ваших.

114.
13.4.1956 г.

Боголюбивый отец!

Получил я ваше письмо и вы пишите, что духовная жизнь у вас не
клеится, молитва пресекается, нападает уныние, леность, сухость и
легкое отчаяние.

В этой временной жизни иначе и быть не может: приходится пере-
живать всякие невзгоды, как кораблику в море — то ветры, то
дождь, то буря, да такая, что мачты трещат; то и жди, что на под-
водный камень выкинет. В такие тяжелые минуты полезно прогуляться
в лес, и посмотреть, как белки прыгают с елки на елку и птички
хвалят Господа. Только бедный человек унывает и скорбит. Еще по-
лезно с кем-нибудь поговорить. А врачует это тяжелое состояние —
терпение, молитва и время. Еще смущают тебя старые привычки и ты
очень унываешь. Да тяжеловато переживаешь их, однако унывать не
надо.
Преподобный Иоанн Листвичник говорит: «Часто старые привычки
мучительным образом обладают нами и теми, которые оплакивают гре-
хи свои; и сие не удивительно. Слово о судьбах и падениях темно
для нас и никакой ум не постигнет. Еще не ужасайся, если и каждый
день падешь и не отступай от пути божия, но стой мужественно и,
без сомнения, ангел, который хранит тебя, почтит твое терпение».
Преп. Моисей говорит: «сила для желающего стяжать добродетели
заключается в том, чтобы не малодушествовать, когда случится
пасть, но снова продолжать свой путь.
Не падать свойственно только ангелам. Вот что говорит св. Еф-
рем Сирин: «Подвижнику и это надо знать: поколику душа несравнен-
но выше тела, потолику и душевные добродетели особенно богоимен-
ные и богоподражательные, выше добродетелей телесных и душевные
пороки тяжелые и пагубнее телесных, хотя не знаю, почему усколь-
зает сие от разумных многих. Пьянства, блуда, воровства и близких
к сим пороков (как таких, которых многие остерегаются и боятся)
избегают: но равнодушно смотрят на пороки гораздо важнейшие, как
душевные — зависть, злопамятство,высокомерие, лукавство и корень
всех зол, сребролюбие». Некоторым это может быть будет не понятно
и не вместимо, но преподобный сказал справедливо, ибо он сравни-
вает пороки душевные с телесными. А добродетель богоименная, это
любовь, ибо Бог есть любовь.
Это я написал вам не в поблажку, а к сведению, чтобы духов-
ную, жизнь понимал пошире. Важнее всего старайся быть мирным; а
чтобы быть мирным не касайся никаких чужих дел, уклоняйся от раз-
ной нелепой болтовни, чтения газет и узнаваний новостей. Св. Отцы
сказали: «Каким монах вышел из келии, то таким уже не вернется».
А о газетах и слушаний новостей и говорит излишнее.
Если будет какое недоразумение — пиши; постараюсь ответить
насколько Господь вразумит меня грешного. Мне уже стукнуло 83 го-
да и благодарю Бога, ибо я имею два утешения: 1-ое — хорошие гла-
за, свободно могу читать, и 2-ое — сам себя обслуживаю; а о бо-
лезнях умолчу.
Прошу св. Молитв ваших.

115.

Сердечно благодарю за образ преп. Серафима; созерцаю его жи-
тие и рассматриваю свое пустожитие; жутко делается, иногда готов
волосы свои на голове рвать за свое нерадение. Время жития моего
в сей юдоли плачевной приближается к концу и бренное мое тело
взято из земли и в землю таки опустят. Пишу эти строки и плачу,
Господи! Помоги-же мне грешному изуверу принести истинное покая-

ние, подобно тому иноку Селуану, которого я отпевал не так давно,
и сподобил причаститься святых твоих тайн, недостойно носящего
светлые церковные ризы и именоваться служителем и совершителем
божественной литургии, опять плачу. Кончаю писать и ложусь в пос-
тель, продолжаю плакать и слезы текут струей. Тишина, огонь пога-
шен, братия улеглась спать, и опять усиленный плач.
Суетный мир продолжает жить своей жизнью, а многогрешное мое
тело лежит в холодной могиле, тело взято из земли и возвратится в
землю, а дух возвратится к Богу, который дал его, говорит Еккле-
сиаст. А ты что приобрел для будущего века? А! Мученики покажут
язвы за Христа, преподобные подвиги, а ты что? Напялил схимну на
себя, обещался пред Евангелием и пред братией нести подвиги, а
как живешь? Продолжаю плакать. Встал, пошел умылся, нашел огарок
свечки, продолжаю писать; написал я тебе безумно, по безумию мое-
му, но не буду безумен, ибо написал свое переживание, а если ты
посмеешься — я не посетую на твой смех. А за мою болтовню, ибо я
много иногда болтаю, повесил бы замок на мой рот, но в данное
время нельзя этого сделать, духовничество и служба препятству-
ют….

116.
24.1.1956г.

Один иеродьякон сказал мне следующее: «в воскресенье во время
соборного служения на литургии, у иеромонаха … По принятии свя-
тых Христовых тайн лицо озарилось как у преп. Серафима Саровско-
го. Я смотрел на него и не мог оторваться от его лицезрения, так
мне было приятно глядеть на него».
Этот иеромонах особенного ничего не проявлял; живет просто,
большой труженик, ходит на все монастырские работы. Больше ничего
не буду писать о нем, пророк без чести в отечествии своем.
Слава, Господи, святому снисхождению твоему к роду человечес-
кому, ибо ты так изобильно даешь нам грешным, благодатные дары
свои, во всех церковных таинствах, а особенно на божественной ли-
тургии в причащении святых Христовых таинствах, ибо при этом мы
соединяемся со Христом. Приступать ко св. Причащению должны бла-
гоговейно, просто, без натяжки, с сознанием своей великой грехов-
ности и не смущаться, если когда бывает сухость и хладнокров-
ность. А чтобы иметь умиление, сердечное взыграние и озарение ли-
ца,как у упомянутого иеромонаха, к этому стремиться не надо. В
этом дело благодати божией, кому когда и какие дары он дает по
своему усмотрению.

117.
28.1.1956г.

Господь сказал…. Просите и дастся, толцыте и отверзется.

У меня грешного есть устарелая привычка, долго она мучила
меня, боролся с ней и просил Господа, чтобы избавится от нее, но
Господь не помогал мне. Читаю книги святых отцов, знаю, по теории
способы борьбы со страстями.
Святые отцы говорят: что начало страстей происходит так: при-
лог, сочетание, пленение и страсть. Если отсечем прилог, то за
один раз отсечем всю страсть. Но я, по своей немощи и лености,
попал в плен страсти, боролся и молился, но не мог освободиться
из плена. Однажды, так было мне тяжело, сознал свою немощь и бес-
силие, возопил ко Господу: Господи, помоги мне немощному изба-
виться от сей страсти, и Господь по своему милосердию помог мне
грешному через людей, хотя они сделали бессознательно, а я ясно
ощутил помощь божию.
Молился и раньше, но очевидно не искренне и больше было на-
дежды на свои усилия, а не на божию помощь. Вот Господь и вразу-
мил меня, чтобы я помнил его слова «без меня, не можете творити
ничесоже».
Слава, Господи, святому милосердию твоему.

К о н е ц

+ + +

03.06.95 Corrected & civilizated by LAV
(Syntax error protected)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Ты жалуешься, что не можешь сосредоточиться на молитву, —
«Все есть еще бесчувствие», сознаешь свое нерадение, а не влияние
внешних дел. Да, сладостна молитва, но требует большого труда, и
«молитва до последней минуты жизни требует борьбы», сказал авва
агафон. Однако, должна знать, что всякому житию свой чин. Ты жи-
вешь в миру — вот и старайся исполнять свое дело добросовестно,
на которое поставлена божиим промыслом. Не осуждай никого ни в
чем, всего чего не любишь сама, того не делай другим. Не любишь,
чтобы тебе говорили неприятное, или укоряли, или досаждали, или
грубо обращались, или злоречили и ты ничего такого не делай нико-
му. Вот твоего жития чин и старайся так жить, а в чем совесть об-
личает, кайся Господу. А куда ты стремишься, — это достояние ино-
ческого отшельнического жития, и оно требует совершенного беспо-
печения, а главнее всего глубокого смирения: без смирения суетны
все подвиги. Ты ведь занята целый день заботами, да хлопотами.
Как возможешь сосредоточиться в молитве? Если найдется свободная
минутка, прочти в евангелии несколько, и апостольского послания,
и еще загляни в святоотеческие книги. Умудри тебя Господи.
Относительно твоего разговора, усматривай сама. Все-же, если
человек куда сам не стремится и выбирают его на какую-либо долж-
ность значит, на это есть воля божия и Господь поможет; а от неп-
риятностей никуда не уйдешь. Куда бы человек не ушел — они с ним
пойдут.

58.
22.10.1951 г.

…А ты ноешь, что у тебя нет для себя добрых дел! А это разве
не дела добрые, — на работе, которыми обременена по горло. Если к
этому прибавить еще: не осуждать других, и чего себе не хочешь,
того и другим не делай, этого и довольно с тебя, будь спокойна. А
нос задирать от хорошего положения, по-моему, крайнее безумие для
Христианина, стремящегося к духовной жизни. Умудри тебя Господи.
Не разумно, даже и грешно, так думать, «что ты пропала бы без
меня». Читай св.Писание, и св.Отцов и умудряйся. А что значат мои
советы, когда сам иду ощупью; если что пишу, из тех же источников
черпаю. Я подобен бане: других омываю, а сам остаюсь таким же
грязным.
Храни вас Господи.

59.
3.2.1951 г.

Спрашиваешь, можно-ли идти на собрание? Усматривай сама, по
совету пр. Варсанофия Вел. Помолись прежде; куда мысль склонна
будет — так и поступи. Впрочем, не собрание причина твоего смуще-
ния, а самомнение твое.Почему так говорят, а не так как мне надо.
Но ты вот что сделай: во время собрания, читай со вниманием мо-
литву, тогда ты будешь спокойна и виднее тебе будет весь разго-
вор.
Сегодня, 3-го, похоронили иеродиакона Корнилия. Наверно, ты
помнишь его, — все время пел молебны. Поболел только три дня,
ежедневно я причащал его; утром причастил, а ночью в 12 ч. Умер,
так тихо, что не слыхали даже, которые с ним живут, четыре инока.
В 12 ч. Посмотрели, а он уже скончался, глаза закрыты и руки сло-
жены на груди. Блаженная кончина.

60.
20.1.1952 г.

Как слышно, твой муж пьет. Что делать? — Не скорби, и не осуж-
дай его, ведь у всякого свои немощи и недостатки. Он ведь тоже не
без немощей, и не без недостатков. Так вот, учитесь друг у друга,
тяготы носите, и так исполните закон Христов. Умудри вас Господи.
А как время-то летит быстро, ждали рождества Христова, креще-
ние и новый год, и все это прошло, теперь будем ждать св.Пасхи.
Конечно, прежде великого поста надо ждать, как приготовительное
средство, чтобы совершение справить светлый Христов праздник.
Вот, что я заметил: под старость время летит быстрее, ибо
чувствуется, что все кончено, приближается время перехода в веч-
ность, как то и интересы все пропали. А вот открой ум у молодых и
увидишь, как у них фантазия играет: они счастливы, получать хоро-
ших женихов, будут Богаты, и хорошо пойдет семейная жизнь, и мно-
гое другое на эту тему, эти картинки пройдут у них в голове, и
опять останутся одни.
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, а все-же сос-
тарилось наше братство, просто Богадельня, один другого старше,
если доживу до февраля, тогда стукнет мне 79 лет — почтенные, и я
созрел к переходу в вечность. Благодарю Бога, что до таких годов
дожил, и удостоил меня грешного провести всю жизнь в монастыре.
Не знал мирской суеты, наполненной лукавства, тщеславия, лицеме-
рия, лжи и гордыни; а с этими пороками разве почувствуешь, когда
в душе свой мир и умиление? Я полагаю, нет.
Вот ты с мужем, посещая театр и маскарады, что чувствуете,
когда придете домой? Конечно, получаете некоторое впечатление,
там получившееся, и будете ждать времени еще и еще посетить те же
места, разве только если нельзя будет пойти по болезни. Вот в та-
ком порядке и проходит мирская суетная жизнь. А когда человек бу-
дет лежать на смертном одре, или в болезни, вот тогда-то и при-
дется испытать неожиданные явления, и вся прошлая жизнь будет че-

редоваться событиями, какими он жил, тогда только человек позна-
ет, что мир сей обманщик.
На все ваше семейство призываю божье благословение.

61.
18.2.1952 г.

У вас детей нет и вы желаете иметь их, ваше желание естествен-
но в порядке вещей. Однако, всяко бывает; не на радость родителям
дети бывают, а на великие скорби. Расположимся на волю божию, ибо
он знает наши нужды раньше нашего прошения; если на пользу, будут
и дети без операции докторской. Будем молиться так: Господи, ты
знаешь наши нужды раньше нашего прошения, благослови по своей
благости, что будет нам на пользу. Аминь!

62.
12.12.1952г.

Твое сердечное письмо я получил своевременно; от души благо-
дарю за твое доброе желание и расположение к моему убожеству.
Радуюсь, что оперировали тебя благополучно, не моя слабая мо-
литва помогла тебе, но вера твоя в молитвы мои. Это видно из свя-
того евангелия; много раз говорил спаситель: «по вере твоей да
будет тебе».
Я лежал в больнице в городе Иоенсуу две недели; теперь с
божьей помощью, чувствую себя хорошо.
Очень хорошо знаю я желание женщины; иметь чад и ее скорбь не
иметь детей. Мое желание, чтобы Господь исполнил по желанию ваше-
го сердца; расположимся на волю божию и будем ждать его милости.
Ты предлагаешь свои услуги помочь чем-либо мне, все у меня
есть, не надо посылать ничего. А по получении сего письма, напиши
мне свое самочувствие, буду ждать терпеливо твое письмо.

63.
27.4.1952г.

Все отвечал на письма разным лицам, вот очередь пришла и на
твои письма надо отвечать. Это хорошо, что любишь дома сидеть и к
себе никого не звать, а если люди что скажут, ты держись своих
убеждений. Тоже хорошо держать себя подальше от приходских дел, а
когда что коснется и надо говорить — не забудь, прежде помолись
на опыте увидишь пользу. Хоть и тяжеловато терпеть скорби, но
очень полезно. И мы должны готовиться, с божией помощью терпеть;
поношение, укорение, презрение и насмешки, если так подготовимся,
когда он придут, легче будет переносить их. Люди непостоянны; се-
годня хвалят, а завтра свалять.

64.
26.6.1952г.

Твою посылочку и письмо, получил я своевременно. За посылочку
надо тебя не благодарить, а побранить, сама живешь в скудости и
выдумала посылать посылочки, да еще схимнику, который должен пи-
таться хлебом и водой по примеру св.Отцов. Говорю тебе строго,
чтобы впредь этого не было.
Ты пишешь, «что ленивая и нерадивая» и просишь, что-бы пору-
гал тебя. Как я могу тебя ругать, когда сам состарился и этим не-
дугом одержим и у меня его больше, чем у тебя. Все-же не будем
унывать и отчаиваться, смиримся и положим начало, хотя и в 11-ый
час мы пришли(мо.20). Но Господь очень милостивый, такую же плату
дает, которые трудились с утра. Слава Господи, святому милосердию
твоему!
Господь дает молитву молящемуся; все-же знай, что молитва
требует борьбы, даже до смертного часа; будь довольна, какая у
тебя есть молитва, к умилению и слезам не стремись, а когда они
придут, остановись, пока сами пройдут. Молитва или память божия
это равносильно; можно ходить, или что делать, и думать о Боге —
и это также молитва.
Старайся никого не осуждать, и чтобы вражды не было бы ни на
кого, иначе молитва в толк не пойдет. Умудри тебя Господи.

65.
17.9.1952г.

Порадовался я, что и ты стала читать духовные книги, сама
опытом почувствуешь духовную пользу от этого чтения, добрый час,
продолжай заниматься духовною жизнью.
Скажи, чтобы она молилась за родителей своего мужа и в церкви
подавала об упокоении душ их. Хоть сердце не хочет этого, пусть
понудить, иначе Бог не примет ее молитвы о спасении души своей.
Господь заповедал нам даже любить врагов наших (от Мат.5,44, и от
Луки 6, 27-35). Сам Господь даже молился за распинателей: «Отче,
отпусти им, не видят бо, что творят» (от Луки 23, 34) св. архидь-
якон Стефан, когда побивали его камнями, молился так; «Господи не
постави им греха сего», и сея рек успе.
Господь, в святом Евангелии много раз говорит о прощении
обид. А ты по своей немощи, а может быть и по гордости, не хочешь
поминать своих обидчиков. Знай, что суд будет во второе пришест-
вие по Евангелию, ибо пройдет небо и земля, но ни иота едина, или
едина черта не прейдет от закона (от Мат. 5,18). Страшно не ис-
полнять евангельских заповедей! Молись, чтобы Господь смягчил
твое сердце, не помнить обид, и ты могла молиться за родителей

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

твоего мужа. Может быть мои эти строки покажутся тебе строгими,
но иначе не могу писать.
Преп.Варсанофий Вел. сказал: «Мать Сарра сказала: если буду
желать угодить всем людям, то придется каяться в дверях их».
О моей болезни, скорбеть тебе не надо, — будет погрешительно
с твоей стороны. Долго ли продлится моя жизнь в сей юдоли плачев-
ной неизвестно; хоть служить трудновато стало — причащаюсь в ал-
таре, все же хожу к службам, в трапезу и на прогулку.
Немощей бояться не надо, ибо Господь снишел с небес для не-
мощных. Человек, если сознает свою немощь и покается, Господь, по
своей благости, не помянет его немощей и грехов. Больше всего на-
до бояться дьявольской гордости, тщеславия, вражды и осуждения, а
немощи смиряют наше мнимое благочестие. Не удивляйся что хорошие
люди, близко стоящие к церкви, глубоко верующие из-за какого-ни-
будь укола все поносят. Эти люди внешне, они не имеют понятия о
едином на потребу, потому внешнее благочестие и не пользует их. А
о Х. надо молиться и сочувствовать ее тяжелому крестику.
На днях говорит мне некий инок: «Надоело жить, хоть бы уме-
реть и желаю, чтобы превратиться в небытие». Но я промолчал:
знаю, что он не примет моих советов. Все иноки ведь начитаны, и
кто как понимает Богословие и святоотеческое учение, правильно
или неправильно, и держатся своих убеждений: таким людям посто-
ронние советы не подойдут, они сами охочи учить других. Ах! Как
хорошо выразился преп. Авва Дорофей: » каждый небрежет и не соб-
людает ни одной заповеди, а от ближнего требует исполнения запо-
ведей». В течение дня сколько приходится видеть подобных приме-
ров: кончено я не обращаю внимания на них ибо это какое-то обыч-
ное явление: если следить за собой, увидим в своем сердце просто
хаос, и подобные явления сердца не задевают.

66.
4.12.1952г.

Судьбы Господни не постижимы нам грешным и никакой ум понять
не может, и не будем допытываться, кому какой крест Господь дает.
Если и поносит и срамит нас, то не будем смущаться и осуждать ее,
но будем молиться, чтобы Господь помог ей и избавил ее от бед и
скорбей.
Знай, что поношения и посрамления, хоть и неприятно перено-
сить их, но очень полезно и спасительно для нас; если будешь вни-
мать себе построже — узнаешь опытом. Надо бояться похвалы, ибо
она воспитывает тщеславие и самомнение: горе, если похвала будет
выше дел.
Бедный Х. Опять запил. Передай им мой привет, пусть не уныва-
ют, Господь поможет им исправиться.
На всех вас призываю божие благословение.

67.
12.12.1952 г.

Христос посреди нас.

… Ты пишешь о своих болезнях, что они посланы Богом за грехи
твои. Нет, не так надо думать. Судьбы Господни не постижимы, и
наш ограниченный умишко не может понять их; кому какие болезни и
скорби даются Богом нам грешным, однако, знай, что в сей юдоли
плачевной, временной жизни, миновать их не можем.

Умудри тебя, Господи! Не представляй Бога очень строгим судьей
и карателем. Он очень милостивый, принял нашу плоть человеческую
и пострадал, как человек, не ради святых, а ради грешников, по-
добных нам с тобой. Отчаиваться не надо, ибо нет греха превышаю-
щего божие милосердие, отчаяние всегда дьявол наносит, его слу-
шать не надо. Старайся, по возможности, исполнять заповеди гос-
подни, не осуждай ни кого ни в чем и не будешь осуждена; если бу-
дешь следить за собой, конечно, найдутся грехи, которые не дадут
причины осуждать других. Еще: «чего себе не желаешь, того и дру-
гим не делай», и прочие евангельские заповеди.

Еще пишешь, что раньше молилась лучше, а теперь не слышу, как
стучит Господь в сердце. Тоже не так думаешь! Раньше у тебя мо-
литва была мечтательная и думала о себе нечто такое, а теперь
стала понимать маленько — вот, и увидела себя, какая ты стала.
Человек, чем к Богу больше приближается, тем больше видит себя
грешнее. Святой Петр Дамаскин пишет: «Если человек увидит свои
грехи аки песок морской, то в этом состоит здравие души». Вот
степень святых, а они опытные в духовной жизни; а люди хотят уви-
деть себя исправными во всем.

Конечно, хорошо бы поговорить лично о духовной жизни, ибо в
письме трудно писать о тонкостях в духовной жизни.
Благодари Бога, что он по своей благости, избавил тебя от не-
нависти к родителям твоего мужа. И впредь старайся н на кого не
иметь вражды, ибо от ближнего зависит жизнь и смерть.
Святой апостол Павел, перечисляя степени святых, сравнивает
одних солнцу, других луне, а иных звездам, и звезды имеют большую
разницу между собой, но нам бы с тобой быть хоть и малюсенькой
звездочкой, но на том же небе. А если, что и стрясется по челове-
ческой немощи, унывать не надо, смиримся, сознаем свою немощь и
покаемся; человеку свойственно падать, а дьяволу не каяться.
Буди, Господи, милость твоя на нас, якоже уповаем на тя,
аминь!

68.
23.12.1952 г.

… Преп. Моисей скитский говорил, приходящих ко мне за сове-
тами, одних утешал, и уходили с пользой душевной, а другим, к
стыду моему ничего не мог сказать на пользу, и уходили неутешен-
ные. Вот святые и то не могли сказать полезное и утешать. А я кто
такой, чтобы могу утешать в скорбях? Если кто и получал пользу от
моих советов, это совершалось по вере просящих. Иеромонах Варна-
ва, Троицкой лавры, прозорливый старец, посоветовал какому-то
купцу большое дело, но оно не оправдалось и получилось неловко.
На Валааме иеросхимонах Алексий, которого очень ублажал о. Ефрем,
посоветовал что-то некоей игумении, а потом одумался и всю ночь
катался точно веретено.

Вот те, которые обращаются ко мне, — с коротеньким умишком:
скажу тем свое мнение и потом всегда говорю: «Впрочем усматривай
сам или сама». Правильный совет могут давать только св.Люди, как
преп. Серафим Саровский и Сергий Радонежский. А как я могу сове-
товать правильно, когда сам иду ощупью?

69.
30.1.1953 г.

Ты все пишешь о своих скорбях и о своем внутреннем расстройс-
тве. Знай, что иначе и быть не может в сей временной жизни, и не
доискивайся, от кого и через кого они приходят, ибо без божьего
попущения они не бывают. Если и волос с головы не погибнет, то
тем более покровительство божие над человеком, и еще сказано «в
терпении вашем стяжите души ваши». Я и раньше тебе писал, в скор-
бях одно средство: молитва и терпение.
Во время скорби жди мирного устроения, а во время мирного уст-
роения жди — скорбного. В этой временной жизни — мирное и скорб-
ное переживание чередуются. И святые божие люди не были свободны
от этих переживаний. А ты хочешь найти какую- то новую стезю,
чтобы миновать тяжелые переживания, так не бывает. Ведь тебя пло-
щадною бранью не ругали и по щекам не ударяли? Вспомни-ка терпе-
ние Богочеловека: биение по щекам, тростью по голове, плевание в
лицо и разные насмешки, и это все терпел ради нашего спасения. А
мы, ради своего спасения, не хотим потерпеть и малых человеческих
неприятностей.
Пишу и краснею, других учу, а сам кругом виноват, все же не
отчаиваюсь, уповаю на благость божию, что он спасет своею ми-
лостью мя нерадивого.
Прости за краткость письма. С любовью во Христе.

70.
27.2.1953 г.

Письмо болящей.

Заступнице усердная мати Господа вышнего…

… Ты писала, что ты недостойна моего расположения. Но ни суд
божий и ни суд человеческий, перед Богом может быть я недостоин
твоего расположения ко мне грешному.
Вот по божией милости, тяжелая операция прошла благополучно.
Теперь чувствуешь себя очень тяжело, что делать? Приходится тер-
петь с расположением на волю божию.
Будем молиться так: «Ты, Господи, сердцевидче, знаешь нашу че-
ловеческую немощь, скорби и нужды раньше нашего прощения, и веру-
ем, что и волос с головы не упадет без твоей воли. Благоволи дать
нам жизнь нашу прожить по твоей воле, ибо мы грешные не знаем,
что нам полезно».

У меня ноги мои сдали, обе болят. Ты посмотрела бы, как я ут-
ром встаю, точно младенец, который только что учится ходить, по-
том раскачаюсь и хожу; служить затрудняюсь, причащаюсь в алтаре.
Все-же пока бодрюсь, ко всем службам хожу, только приходиться все
больше сидя слушать службу и молиться. Впрочем, св. Отцы сказали,
если и сидя по нужде молишься внимательно, Господь принимает твою
молитву, а если и стоя молишься, но рассеянно Господь не внемлет
такой молитве. Ибо внимание — душа молитвы (Варсанофий Великий
506 ).
Может быть летом приедешь к нам, тогда поговорим о едином на
потребу, а если умру, посети могилку мою, и помолись о упокоении
грешной души моей.
Призываю божие благословение, храни вас Господь и царица не-
бесная.

71.
9.8.1953 г. Письмо той же.

Христос посреди нас!

Вполне я сочувствую твоим переживаниям, даже и теперь тревожат
тебя грехи, сделанные в молодости твоей. Враг рода человеческого,
дьявол, навел на тебя страх открыть мне наболевшее свое сердце,
когда ты была в монастыре.

Всегда так бывает, когда человек творит грех, думает получить
утешение, но по вкушении греха выходит наоборот, великая скорбь и
томление духа, и бедная душа мечется точно рыба, выброшенная на
берег. Тяжелое состояние и человек приходит чуть-ли не в отчая-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

«Письма Валаамского старца»
(отца Иоанна)

Письмо старца по поводу желания издать его письма.

5.2.1956 г. Новый Валаам.

Боголюбивые чада мои!

Вы собрали мои письма и хотите издать их; если вы усмотрели,
что письма послужат на пользу, собирайте и издавайте.
Я ведь писал письма в разное время и разным лицам, вот и по-
лучились неизбежные повторения. Хорошо бы было мне пересмотреть
их самому, но это нельзя исполнить, ибо я не могу приехать к вам
по болезни ног моих. Да я и дряхлею; теперь мне стукнуло 83 года;
благодарю Бога, что память пока, хоть и тупеет, но не изменяет.
Письма писал я, как Господь полагал мне на сердце. Человек я
от природы застенчивый и не далекого ума, это я вполне сознаю, и
память плохая. В школах я не учился и, как умею говорить, так и
писал.

В то время керосина не было еще, по ночам в избе работали с
лучинкой. Я наблюдал за огнем, лучинку вставлял в светец, а
угольки падали в приготовленный ушат с водой. Отец мой плел лап-
ти, а мать и сестра пряли или починяли; еще у меня было два бра-
та. Вот что еще интересно: спичек не было, в печке делали ямку, в
нее угли загребали кочергой, вот огонек там и хранился. Случа-
лось, потухали угольки, мать бывало скажет:»Ванька, сходи к Анд-
рею за углем». Вот я и принесу уголек в баночке. Подую на уголек,
приложу лучинку — вот и добыли огонек!

У нас портной работал шубы; он умел читать и меня учил.Тупо
я понимал, а сестра моя скоро заучила буквы и укоряла меня: как
ты не понимаешь? Вот я уже заучила, а ты все не понимаешь! Нако-
нец и я научился читать.

Когда я начал читать, то приобрел несколько книжек «Жития
святых», — тогда печатались такие маленькие книжечки. Был у меня
друг единомысленный. Вот мы с ним и толковали, как надо спастись.
Ходили пешком в Нилову пустынь за 15 верст от нас; насушим суха-
рей мешочек, пристроим на плечи, и марш в дорогу. Ходили мы туда
три раза: слышали мы, что там, в лесах, живет пустынница Матрена,
но никак не могли повидать ее. Да и глуповаты были: ведь только
по 13 лет.

Старший мой брат жил в Петрограде. Он был деловой и не глу-
пый; имел трактир и меня к себе взял. Немного я пожил с ним, и
книжки все приобретал. Как-то брат поехал в деревню, а я в Ко-
невский монастырь. Нашелся попутный человек, владеющий финским
языком. На Коневце нам не понравилось и мы отправились дальше на
Валаам. Я остался на Валааме, а попутчик вернулся в Петроград.
Мне тогда было 16 лет. Моя мать приезжала повидать меня. Проживши
4 года в монастыре, меня взяли на военную службу. Служил я в
стрелковом полку 4 года — тогда такой срок был. После службы по-
жил в доме с отцом года два и второй раз прибыл на Валаам в 1900
году. Вот и живу с тех пор в монастыре, и мысли никогда не было,
чтобы вернуться в мир.
Благодарю Господа, что он по своей милости сподобил меня
грешного провести всю мою жизнь в монастыре. Кто будет читать мои
письма, умиленно прошу: помяните в своих святых молитвах меня ве-
ликого грешника.

Старец Валаамского монастыря.

Письма 1939-1956г.

1.
4.8.1939г.

Почтенное твое письмецо я получил и видно из него, что ты ста-
ла заниматься внутренней духовной жизнью. Умудри тебя Господь!
Правильно твое замечание, что «от молитвы нечего не ждать». При
молитве надо себя держать в большем непотребстве, и если появятся
теплота и слезы, не мечтать о себе что-то высокое; пусть они при-
ходят и уходят без нашего принуждения, но не смущайся, когда они
пресекаются, иначе и не бывает.
Молитва самый трудный подвиг, и она до последнего издыхания
сопряжена с трудом тяжкой борьбы. Все же Господь, по своему мило-
сердию, временами дает и утешение молитвеннику, чтобы он не осла-
бевал. Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообра-
зуйся со временем; в этом самочиния не будет, только много наби-
рать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежания то-
ропливости.
По божей милости, пока живем благополучно, обычной монастырс-
кой жизнью. Испрашивая на тебя божие благословение.

2.
4.10.1939г.

Добре, что ты упражняешься в Иисусовой молитве. Святые отцы
молитву назвали царицей добродетелей, ибо она привлечет и прочия
добродетели. Но, насколько она высока, настолько и труда большого
требует. Преподобный Агафон говорит: «молитва до последнего изды-
хания сопряжена с трудом тяжкой борьбы».
Ты исполняешь по 100 и утром и вечером, довольно с тебя тако-
го количества, только старайся исполнять со вниманием; но не сму-
щайся, что у тебя при этом на сердце сухость, однако, понуждай
себя; только внимание держи, как я тебе говорил в верхней части
груди. На работе и при людях старайся умно предстоять перед Бо-
гом, т.е. иметь память Божью, что Он тут. Если больше тебя умиля-
ют псалмы и акафисты — их читай, если время есть.
О непрестанной и умносердечной молитве, к которой ты стре-
мишься, не дерзаем просить у Господа — такое состояние у очень
немногих, едва ли обретешь из тысячи одного человека, сказал св.
Исаак Сирский, и в такую духовную меру приходят по благодати бо-
жией за глубокое смирение. К теплоте сердечной не стремись — она
приходит без нашего искания и ожидания; в молитве должен быть наш
труд, а успех уже зависит от благодати, большаго не ищи и не го-
рячись. В духовной жизни скачки не уместны, а требуется терпели-
вая постепенность. Ты еще юная телесно и духовно. Св. Листвичник
пишет: «Раскрой у новоначального душу — и увидишь неправильность,
желание у него непрестанной молитвы, всегдашней памяти смертной и
совершенного безгневия, — такое состояние только совершенных».
Признак молитвы в теплоте сердечной и в сокрушении сердца, и что-
бы сознавать себя ничтожной и взывать к Господу: «Господи Иисусе
Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную», или другими словами
можно молиться, как для тебя будет удобнее.
Ты не хочешь грешить и грешишь тяжело. Что делать?
— Человецы есмы, плоть носящие, да дьяволами искушаемые. Не
трепещи и не унывай сице, когда и пошатнешься в какой добродете-
ли, встань, выпрямись и опять иди вперед; знай, что устоять в
добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией. Имей смире-
ние и не верь себе, пока не ляжешь в гроб; да других не осуждай
ни в чем. Кто кого в чем осуждает, тот и сам в эти же грехи впа-
дает, иначе и не бывает.

Если когда, тебе приходится покривить душой ради одиночества,
чтобы побыть у себя дома — это не грешно; умудряйся, чтобы все
было ради Бога. Умудри тебя Господь.

3.
27.4.1940г.

Письмо твое я получил. По божией милости остался жив, хотя и
сплю на нарах, но духом спокоен, даже и не думаю о Валааме, точно
как и не жил там.
Письмо твое я понял, ибо оно писано от чувств, и я чувствовал
силу слов. Валаам покинул я спокойно, и бомбардировку Валаама пе-
ренес благодушно. Во время тревог не бегал прятаться в убежище,
хотя оно было у нас в соборе, но сидел в своей келии и читал Свя-
тое Евангелие. От грома бомб корпус дрожал, стекла в окнах вдре-
безги разлетелись и двери открывались, а у меня какое-то было
внутреннее убеждение, что останусь жив. Уезжать с Валаама приш-
лось спешно, хотя и мало что взял с собой, но не жалею, только
очень жаль, что твоя икона и еще родительское благословение оста-
лись висеть на стенке. Взял несколько книг из святоотеческих и
довлеет их.

Хоть ты и освободилась от страстей, но имей смирение и не
верь себе, пока не ляжешь в гроб. Наш должен быть труд во всякой
добродетели, а успех уже зависит от божией благодати, а благодать
Бог дает не за труды, но за смирение, насколько человек смиряет-
ся, настолько и благодать посетит. Я советую тебе прочесть св. Ма-
кария Великого, 5 слов о чистоте сердца, — они напечатаны там у
вас.

4.
27.7.1940г.

Блаженное твое состояние, если ты чувствуешь себя скудной и
младенцем среди людей образованных духовно; не завидуй таковым и
не стремись к духовным восторгам. Мистики стремятся к таким бла-
годатным ощущениям, и вместо истинного созерцания, впадают в дь-
явольскую прелесть. Благодатное ощущение Господь дает человеку,
если у него очищено от страстей; в таком устроении были св. Отцы,
а нам грешным должно молиться в покаянных чувствах и просить у
Бога помощи в борьбе со страстями. В Отечнике сказано: «Ученик
сказал старцу: такой-то «видит ангелов». Старец ответил: «это не-
удивительно, что он видит ангелов, но удивился бы я тому, кто ви-
дит свои грехи». Хотя это старческое изречение и кратко, но по
духовному смыслу очень глубоко, ибо тяжелее всего познать себя
самого. Пишешь: «Слова молитвы и Господь соединились, и как бы
нераздельно сам Господь». Тут ошибки нет, так и должно быть.
Да, «довольство, богатство, любовь родителей и похвалы окру-
жающих» большая помеха в духовной жизни. Святые отцы этих причин
ко греху очень боялись и всеми силами избегали их; не напрасно же
уходили в монастыри да в пустыни, но тебе бежать не надо никуда,
а старайся быть мудрой как змея, а кроткой как голубь, прочее все
временное, пустота, точно мишура. Помнить надо, даже убедить се-
бя, что не сегодня, а завтра однако умрем, а там вечная жизнь и
время там стоит. Господи помилуй.
Твои года и путь очень скользкие, смиряйся и не верь себе,
пока не ляжешь в гроб. Умудри тебя Господи!
Продолжай молиться, как теперь молишься. Если имеете жития
святых, советую, почитывать их, они очень воодушевляют и многому
научают.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ние. В такие тяжелые минуты хорошо бы поделиться с опытным чело-
веком, который, конечно, мог бы, без сомнения, помочь.

Нет такого греха, который бы превышал божие милосердие, и гре-
хи всего мира точно горсть песку, брошенная в море.

А ты пишешь: «Простит-ли тебя Господь». Созналась и покаялась.
Господь простил и не помянет твоих грехов. Будь в этом уверена (
пр.Езикель ). В прошлое твое тяжелое время, помучилась твоя бед-
ная душа, потерпела оброки греха. Но теперь будь спокойна и бла-
годари Бога за его святое милосердие.

Молитву Иисусову или память божию одинаково Бог приемлет. При
твоей жизни для тебя удобнее иметь память божию. Молитву умную
надо проходить под руководством опытного человека, который сам
знает это дело опытом.
Храни вас Господь. Прошу св.Молитв ваших.

72.
11.10.1953 г.

Письмо той же.

Христос посреди нас!

Ты любишь проводить время вечером уединенно и утешаешься ду-
ховно. Да, ночное время помогает сосредоточиться. Я тоже люблю
такое время. Кругом полнейшая тишина, как-то особенно чувствуешь
близость Господа.

При молитве появляется теплота, как ты пишешь. Это Господь да-
ет вкусить некоторое утешение нам грешным, чтобы мы не унывали в
молитвенном труде, когда теплота придет, надо остановиться на
этих чувствах, пока они не пройдут; только самой не надо стре-
миться к этому. Если будешь трудиться усерднее в молитве, тогда
теплота сердечная, по божией милости будет появляться чаще, толь-
ко не возмечтай о себе, что ты что-то великое получила, и от дру-
гих всячески скрывай. Если еще какие будут явления при молитве,
пиши мне.

73.
14.1.1954 г.

Письмо той же.

Получил твое письмо, вот ты опять больная, в скорбях и уныва-
ешь. Много-то не унывай, твои болезни и скорби не случайное явле-
ние, а Богом посланы, и нам непостижимо его святое промышление о
нас грешных; если Господь промышляет о птицах ( от Луки 12, 6 ),
так неужели ты забыта у него?

Твоя большая сложная операция отразилась на твоем организме,
«Земные врачи не помогли тебе», как ты пишешь. Я советую теперь
обратиться к небесному врачу душ и телес наших, к Господу. Кто
там твой духовник? Попроси его пособоровать тебя и причастить
св.Христовых таин. Впрочем, мирские священники как-то неохотно
соглашаются соборовать, но ты попроси, может быть и согласятся.

Если тебе приехать к нам теперь, то неудобно: у нас холодно,
ты больная, расход и потеря времени.

Господь душе и телу твоему да будет заступник. Аминь.

74.
12.3.1954 г.

Письмо той же.

…Господь, по своему милосердию, дал тебе хоть малую часть
вкусить, яко благ Господь, подобно как апостолам на горе Фаворс-
кой. Св.апостол Петр сказал: «хорошо нам здесь быть». Однако
знай, иногда приходится побывать на Голгофе. Не против чего так
не восстает дьявол, как против молитвы; иногда он наводит разные
помыслы, даже хульные, иногда действует через людей и бывают раз-
ные клеветы, иногда сухость в сердце, леность и многое другое.
Это я тебе напомнил, чтобы ты не унывала, когда придется испы-
тать упомянутое. Свое внутреннее утешение и скорбное испытание не
надо никому говорить, кроме духовного отца. Неопытные в духовной
жизни могут покривить духовное делание.
Старайся никого ни в чем не осуждать, а о вражде сама знаешь
по опыту. Во вражде Господь молитву не приемлет, все святое еван-
гелие говорит об этом.
Вот что еще: очень бойся возмечтать о себе, что ты что-то по-
лучила великое, а другие этого не знают. Ведь были такие подвиж-
ники, что были восхищены в другой мир и видели славу святых, люди
прославляли их и они возмечтали о себе и гордость дьявольская ов-
ладела ими, и они упали с духовной высоты и вели жизнь распутную
на посмешище людям.
Господь да хранит вас с дочерью.

75.
11.3.1953 г.

Заступница усердная, мати Бога вышняго

… Твое письмо я полу-
чил и прочел внимательно. Чувствую, что «уны дух твой в тебе и
сметеся сердце твое». В конце письма пишешь: «вы наверно почувс-
твуете, что хотелось мне сказать». Как же мне не почувствовать,
когда ты вся в меня! Что ты писала — все это у меня есть, точно с
моего сердца скопировала. Ну, что же нам с тобой делать? Не кри-
чать же караул! Отчаиваться не будем, потерпим и будем молиться,
чтобы Господь помог нам грешным положить начало. Ты пишешь «я
очень глупая, все хочу научиться уму-разуму, но ничего не выхо-
дит», а я век свой прожил в монастыре, и жизнь моя приближается к
смерти, а уму-разуму не научился, приходится умирать дураком.
Я ведь тоже, по натуре, человек ленивый, безвольный и застен-
чивый, но так не думаю, как ты думаешь: «наказание божие». Это
нам на пользу, от этого рождается смирение. Надо очень бояться
гордости, самомнения и тщеславия. От подобных неприятных чувство-
ваний и скорбей святые люди тоже были не свободны. Ведь наша
жизнь, подобна кораблику, плывущему в море, — приходится все
невзгоды терпеть, иначе и быть не может.

76.
4.10.1955г.

Христос посреди нас!

Радуюсь, что вы помните Валаам и чувствуете помощь от преп.
Сергия и Германа. Вы пишите, что имеете вражду на тетю уже 16 лет
и не можете примириться. Это очень печально: знай что твои добро-
детели Богу не угодны. Как ты можешь читать молитву Отче Наш
«…Остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должникам нашим»?
Сама не прощаешь, а просишь у Бога прощения? Всуе молишься, Бог
не простит тебе до тех пор, пока не примиришься с тетей. Прочти в
Евангелии, в 5-ой главе от Матфея ст.23. Сам Господь даже молился
отцу своему за распинателей: «Отче отпусти им, не видят, что тво-
рят» (от Луки 23,34). И св. апост. архид. Стефан молился за поби-
вающих его камнями: «Господи не постави им греха сего» (деяния
апост.7,60). Вот какие примеры имеем, а ты не можешь примириться
с тетей. Пишешь, что она обидела тебя, но внимательно рассмотри
себя, может быть ты и сама не права была; пусть будет так, что
она напрасно обидела тебя, все же ты должна сходить к ней и при-
мириться. Хотя жестокое сердце твое не захочет примириться, по-
нудь его, помолись Богу и проси его помощи, чтобы Господь смягчил
сердце твое, непременно так сделай, иначе ты погибнешь. Ибо суд
божий во второе пришествие будет по евангелию.
В молитве ко св. Причащению говорится «иди примирись тя опеча-
лившим», а если не примирившись приступишь ко св. Причащению,
тогда св. Тайны не вменятся в тайны. Вот, что еще есть в церков-
ной истории: были очень большие друзья, священник Саприкий и ми-
рянин Никифор. Дьявол навел на них такую вражду, что никак не
могли примириться. Тогда было гонение на Христиан, священник Сап-
рикий много претерпел мучений, приговорили отсечь ему голову. Ни-
кофор спросил священника: мучениче Христов, прости меня ради
Христа, но жестокий священник не простил и сказал мучителям: от-
рекаюсь от Христа, а Никифор объявил себя Христианином и отрубили
ему голову. Саприкий погиб, а Никифор стал мучеником. Вот какой
тяжкий грех вражда, после тяжких мучений погиб человек. Из многих
примеров написал я тебе немного. Не пиши мне писем до тех пор,
пока не примиришься с тетей.
Призываю на вас божие благословение, примири и храни вас гос-
подь.

77.
1953г.

Милость божия да будет с тобой духовное мое чадо…! Твое
смущение и исповедь мне понятны; Бог тебя простит, чадо, — будь
спокойна. По твоем отъезде без тщеславия тоже приступил ко мне и
стал смущать меня разными прилогами: но я с божией помощью сразу
же отразил его. Благодарю Бога за скорую помощь и за молитвы
св.Подвижников, ибо я советами их руководствуюсь в сей юдоли пла-
чевной. Кто я такой без помощи божией?
Прах земной и отвратительный смердящий гной. Сколько я тебе
говорил, духовное чадо, на пользу души и давал духовные советы,
заимствованные от св.Писания и св. Отцов, а ты оказалась очень
бестолковой; готова даже жернов-камень вешать на себя и в воду. А
знаешь-ли причину? Я объясню тебе: самомнение и тщеславие: они-то
не дают тебе видеть себя, какая ты, в сущности, а возмечтала
что-то великое о себе. Это видно из твоего последнего письма.
Прочти в «невидимой брани» 4-ю главу 1-ой части. Прости за крат-
кость письма, впрочем думаю, что дал удовлетворительный ответ.
Если есть у тебя какое-нибудь недоразумение, пиши, только будь
откровенна, иначе не будет пользы: твои вопросы и меня толкают на
дорожку к самопознанию. Спаси и сохрани тебя Господи.
Еще повторю, Бог тебя простит, будь мирна и спокойна, не при-
нимай дьявольских наветов, умудри тебя Господи.

78.

Письмо инокине.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20