Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

мусульманскому преданию и тафсиру речь идет о разводе приемного сына
пророка Зайда с Зайнаб и женитьбе на ней пророка.
О посланнике Аллаха в этой суре сказано: «И вот ты говорил тому,
кого облагодетельствовал Аллах и кого ты облагодетельствовал: «Удержи
при себе свою жену и побойся Аллаха!» И ты скрывал в своей душе то,
что обнаруживал Аллах, и боялся людей, а между тем Аллаха следует
больше бояться. Когда же Зайд удовлетворил свое желание по отношению к
ней (по преданию, к девушке Зайнаб, на которой Зайд ценился, а затем
был с нею разведен. — Л.К.), мы (бог. — Л.К.) женили тебя на ней,
чтобы для верующих не было стеснения с женами их приемышей, когда они
удовлетворят свои желания. Дело Аллаха свершается! Нет на пророке
греха в том, что установил Аллах для него, согласно обычаю Аллаха,
относительно тех, которые были раньше. Дело Аллаха было решением
предрешенным о тех, которые передают послания Аллаха… и не боятся
никого, кроме Аллаха. Довольно счетчика в лице Аллаха!» (К.,
33:37-39).
Несмотря на упоминание о предопределенности подобного «семейного»
эпизода, указание в Коране на то, что в этом случае «на пророке нет
греха», говорило о его необычности. Быть может, названный эпизод
стремились приглушить уже в аяте 36 той же суры, по которому «не
бывает ни для верующего, ни для верующей, когда решил Аллах и его
посланник дело, выбора в их деле». Но последующее упоминание о «грехе»
в значительной мере этот аят нейтрализовало. Не случайно академик
Крачковский в примечании к 37-му аяту написал, что он — «камень
преткновения при [изложении] учения об асма», то есть о непогрешимости
посланника Аллаха (как и следующих за ним шиитских имамов).
При любых обстоятельствах этот эпизод — один из сравнительно
немногих, в которых составители Корана отошли от заданной им задачи
составления по возможности оторванного от земной повседневности «слова
Аллаха». Они допустили передачу в «слове Аллаха» перипетий современной
им аравийской действительности — неурядиц полигамной семьи пророка и
тем самым снизили уровень составленной ими книги.
Только прояснение того, что стоит за сравнительно немногими
именами, прозвищами, географическими названиями, намеками на те или
иные исторические события, содержащимися в Коране, способно приоткрыть
людям эту книгу, почитаемую миллионами, но далеко не всегда отвечающую
тому, что от нее ожидают, не содержащую того, что в ней хотели бы
найти.
По мусульманской традиции искомое в Коране хотят получить с
помощью позднейших преданий — хадисов, ахбаров, Сунны, составленных
гораздо позже, чем Коран. Среди исламоведов нашлись и такие, что
выдвинули требование «объяснить Коран посредством самого
Корана»[Sprenger A. Das Leben und die Lehre des Mohammad. Berlin,
1861, Bd. I, S. XVI.], однако никому из них этого достигнуть пока что
не удалось.

x x x

В исламе, как мы отметили, даже при наличии ряда направлений,
сект и толков нет и не было единой теологической школы и церковной
организации типа Ватикана, также своего рода духовных вселенских
соборов, на которых бы разрабатывался и утверждался ортодоксальный
канон, система вероучения и культа, включая оценку и отношение к его
«книге книг» — Корану, его происхождению, истолкованиям, мифологии,
законоустановлениям. Поскольку во главе Арабского халифата в Медине и
затем в Дамаске (Омейяды) и Багдаде (Аббасиды) стояли династии
халифов, возвеличивавших себя не только как «заместителей посланника
Аллаха», но затем и «тень бога на земле его», то их решения по
вероисповедным вопросам считались истиной в последней инстанции.
Примером может служить религиозно-философское течение мутазилитов,
которое, будучи принято Аббасидским халифом Мамуном (813-833 гг.),
оставалось официальной доктриной Багдадского халифата до прихода к
власти халифа Мутаваккиля (847-861 гг.), который его отверг и
преследовал. Таким образом восторжествовала вера
традиционалистов-суннитов в вопросе о несотворенности Корана и
зависимости человеческой воли от Аллаха. В доказательство правильности
этого взгляда сторонники Мутаваккиля приводили 216 мест Корана, тогда
как мутазилиты, защищавшие тезисы о сотворенности Корана и свободе
воли, опирались всего на 129 аятов!
Обрушив суровые репрессии на мутазилитов, их сторонников и
одновременно на последователей шиизма и его сект, аббасидский халиф
Мутаваккиль и его преемники старались сохранить и укрепить свое
положение как верховных духовных владык мусульманского мира. Эти их
усилия стали особенно заметными после 945 года, когда политическая и
административная власть в Багдаде оказалась в руках шиитской династии
Бундов (Бувайхидов). К тому же духовные прерогативы Аббасидов еще
раньше стали подрываться действиями возникшего в Африке Фатимидского
халифата (909-1171 гг.), во главе которого находилась династия
последователей исмаилизма — старейшей шиитской секты. Их влияние стало
особенно ощутимым после 973 года, когда столицей Фатимидского халифата
стал Каир, прилагавший немало усилий, чтобы распространить свою власть
на Сирию. В сложившихся условиях кровавые репрессии, чинившиеся
Аббасидами по отношению к мутазилитам и шиитам, часто оказывались
бессильными даже в Багдаде, Басре, Кербеле и других центрах Ирака.
Народные массы в Аббасидском халифате испытывали тяжкий
феодальный гнет, и во время вспыхивавших волнений их вожаки не раз
облекали политические требования в религиозную форму, обращались и к
истории Корана. Одно из обвинений власти халифов заключалось в том,
что она виновница сожжения свитка Корана — мусхафа, принадлежавшего
бывшему рабу Абдаллаху ибн Мас’уду. В 1007 году эти обвинения стали
настолько серьезными, что аббасидский халиф аль-Кадир (991- 1031) был
вынужден создать своего рода комиссию для их разрешения. Ее выводы,
впрочем, ничего не изменили. В апреле 1008 года в волнениях,
происшедших в Кербеле, один из шиитов произнес проклятия человеку,
сжегшему эти свитки, записи Ибн Мас’уда. По словам современного
французского исследователя Анри Лауста, «совершенно очевидно», что
проклинавший имел в виду «халифа Османа, которого шииты упрекали в

том, что он оттеснил имама Али, подверг гонениям Абдаллаха б. Мас’уда
и приказал сжечь коранические редакции, отличные от его
собственной»[Лауст А. Религиозные волнения в Багдаде в IV-V вв. х. —
Мусульманский мир. 950-1150. М» 1981, с. 190. До недавнего времени
этот эпизод излагался со значительными неточностями (ср.: Мец А.
Мусульманский Ренессанс, с. 167).].
Проклинавший был схвачен и по решению халифа аль-Кадира казнен.
Но и это не погасило пожара народных волнений. Напротив, в их ходе
«была устроена овация Фатимиду аль-Хакиму», т. е. халифу из династии
Фатимидов (985-1021 гг.), противостоявшему аль-Кадиру, багдадским
Аббасидам. Последнее столь обеспокоило аббасидского халифа, а также
правившего в Багдаде буидского эмира, что вынудило их к совместным
действиям. В результате в 1011 году Аббасиды Багдада выступили с
осуждением Фатимидов «в манифесте, скрепленном подписями наиболее
авторитетных представителей имамизма (шиизма, который исповедовали
Буиды. — Л.К.) и суннизма». Усиливая борьбу против Фатимидов,
аль-Кадир нашел поддержку на Востоке Халифата у Махмуда Газневида,
могущественного правителя Газневидского государства. Тот сообщил, что
он «уже казнил некоторое число исмаилитских миссионеров,
распространявших учение о божественной природе фатимидского халифа
аль-Хакима»[Лауст А. Религиозные волнения в Багдаде в IV-V вв. х. —
Мусульманский мир. 950-1150, с. 190-191. Вера в единого бога,
последним воплощением которого был фатимидский халиф Хаким, до наших
дней сохранилась в шиитской секте друзов.]. Последнее, по-видимому,
могло иметь место в 1017 году. Почти одновременно аль-Кадир потребовал
от видных представителей теологии и науки осуждения мутазилизма и
шиизма, а затем в 1018 году торжественно огласил в Багдаде своего рода
«символ веры», или, как называют его теперь, «Кредо аль-Кадира».
Этот документ в очень краткой, сжатой форме сконденсировал
главные положения суннитского направления ислама, и прежде всего
Корана. Он также был «подписан богословами, «дабы ведать можно было,
кто же неверующий»… Это был первый документ такого рода, имевший
официальное значение… Человек сведущий видит за каждым словом этого
документа рубцы от ран, полученных в ходе вековой борьбы»[Мец А.
Мусульманский Ренессанс, с. 176.]. Эти слова швейцарского востоковеда
верно передают суть документа, чувство эпохи, когда он появился. Адам
Мец добавил здесь же, что появление этого документа «обозначило
завершение эпохи становления теологии».
Что же в этом документе сказано прежде всего применительно к
Корану, его мировоззрению? Читаем: «Человеку необходимо знать: Аллах
един, нет у него товарищей, не породил он никого и никем не порожден,
нет равного ему, он не брал себе ни товарища, ни дитяти, и нет у него
соправителей в царстве его. Он первый, который извечно был, и он
последний, который никогда не избудет. Он властен над всем и ни в чем
не нуждается. Пожелает он что-либо, он говорит: Будь! — и это станет.
Нет божества, кроме него, вечно живого; ни сон его не одолевает, ни
дремота; он дарует пищу, но сам в ней не нуждается… Он создал
престол, хотя он ему и не нужен, и он восседает на нем, как пожелает,
но не для того, чтобы предаться покою, как существа человеческие… Он
содержит людей, делает их больными и исцеляет их, заставляет их
умирать и дарует им жизнь. Но слабы его создания — ангелы, и
посланники, и пророки, и все прочие твари… Вечен он и непостижим. Он
внимающий, который слушает, и он взирающий, который видит; из свойств
его познаваемы лишь эти два, но ни одно из созданий его не может их
достичь. Он говорит словами, но не при помощи сотворенного органа,
подобного органу речи творений его. Ему приписываются лишь те
свойства, которые он сам себе приписал, или те, что приписал ему
пророк его, и всякое свойство, что он сам себе приписал, — есть
свойство его существа, преступать которое нельзя».
Нет нужды приводить весь этот документ. Уже из сказанного видно,
что он передает положения Корана и Сунны, которые нами в той или иной
мере уже излагались. Характерно, между прочим, что и здесь подчеркнуто
деятельное начало творца, — вот-де трудится, работает без устали и
даже не нуждается в пище. Но главное стремление — добиться
единомыслия, покончить с любыми, отклонениями, мутазилизмом,
вольномыслием, характерным для периода феодальной раздробленности
«еретичеством», зиндикизмом. И в этом документ суров и непреклонен,
никакой веротерпимости в нем нет. Читаем: «Следует также знать: слово
Аллаха не сотворено. Он произнес его и открыл его посланнику своему
через Гавриила (ангела Джибриля. — Л.К.), Гавриил, услышав его от
него, повторил Мухаммаду, Мухаммад — сподвижникам своим, а они —
общине. И повторенное существами человеческими не есть сотворенное,
ибо это само слово, произнесенное Аллахом, а оно не было сотворено.
Итак остается во всех случаях: будет ли оно повторено или сохранено в
памяти, будет ли написано или услышано. Тот же, кто утверждает, что
оно было сотворено в каком бы то ни было состоянии, тот неверующий,
кровь которого разрешается пролить, после того как он будет приведен к
покаянию». Даны здесь и примеры того, как уличать в неверии, например,
тех, «кто без причины не совершает молитвы»[Арабский текст этого
«символа веры» издавался несколько раз; перевод сделан по труду
арабского историка и энциклопедиста Ибн-аль-Джаузи (1116-1200): Мец А.
Мусульманский Ренессанс, с. 176-178.], и т. д.
Эти положения близки всем четырем религиозно-юридическим толкам
(мазхабам) суннизма, и, как мы имели случай отметить, они еще в VIII
веке были выражены Абу-Ханифой, признанным главой самого
распространенного из них. Порой такие взгляды защищаются и в наше
время. Именно отсутствие централизации способствует этой возможности.
Тем более что страны, в которых распространен ислам, не одинаковы по
уровню своего социально-экономического развития. Существенную роль
могут играть испытываемые ими внутренние противоречия и внешние
воздействия.

Коран и социальные проблемы

Хотя Коран составлен и канонизирован как главная священная книга
Арабского халифата — государства раннефеодального типа, он отразил
важные социальные проблемы, истолкование которых и до наших дней не
безразлично для многих миллионов людей. Коран, как правило, отражает
время, в которое он был составлен, принимает жизнь в том виде, как она
сложилась, и исходя из нее определяет понятие благочестия в качестве
высшей задачи верующего. Так, в Коране читаем об Аллахе: «Он узаконил
для вас в религии то, что завещал Нуху, что открыли мы тебе
(по-видимому, «печати пророков». — Л.К.) и что завещали Ибрахиму, и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

наложница ударила ат-Танухи ножом и отрубила ему голову, а затем сама
бросилась в пропасть. Она расшиблась о камни и погибла.
…Марван от этого рассвирепел и приказал перебить всех воинов
крепости. Им отрубили головы, и ни один из них не уцелел. После этого
Марван разослал свою кавалерию по земле Хамзина и конники разрушили
более 300 их селений».
Так было, к сожалению, не только в Хамзине…
Упорное героическое сопротивление гнет арабских халифов встречал
повсеместно в Грузии, Армении, Азербайджане и в Средней Азии. В
Фергане, Семиречье и на средней Сырдарье против халифов и их
наместников поднимались восстания, перед которыми оказывались
бессильными карательные экспедиции завоевателей. Горные области Грузии
халифам вообще не удалось покорить.
Несмотря на угрозу суровой расправы, население, обращенное в
ислам во время набега войск, возвращалось к старому культу, когда
чужеземцы уходили. Об этом свидетельствует, например, история Бухары
Абу Бекра Мухаммеда ибн Джафара ан-Наршахи (ум. в 959 г.)[Труд
Наршахи, написанный по-арабски, сохранился в дважды сокращенном
переводе (на фарси), сделанном в XII в.],рассказывающего о действиях
военачальника Халифата Кутайбы ибн Муслима, начавшего военные действия
в Мавераннахре[Мавераннахр («Заречье») — название области на
северо-востоке от Иранского плоскогорья, между Амударьей и Сырдарьей;
один из важнейших городов Мавераннахра — Бухара.] около 705 года.
Наршахи писал, что, когда войска Кутайбы занимали Бухару, «каждый
раз жители Бухары принимали ислам и снова, по уходе арабов, отступали
от принятого вероучения. Кутайба трижды обращал их в мусульманство, но
они снова отступали и становились неверными. Наконец в четвертый раз
Кутайба после борьбы взял город; с большим трудом ввел он там открытое
исповедание ислама и водворил мусульманство в сердцах жителей. Кутайба
всячески принуждал их, и все открыто, по наружности придерживались
ислама, а в душе оставались идолопоклонниками. Наконец Кутайба принял
решение и приказал жителям Бухары отдать половину своих жилищ арабам,
чтобы арабы смешались с ними и могли знать о их жизни и чтобы жители
Бухары по необходимости сделались мусульманами. Таким образом Кутайба
водворил ислам и подчинил жителей Бухары постановлениям шариата. Он
построил мечети, уничтожил признаки идолопоклонства и обычаи
гебров[Иначе — огнепоклонников, последователей среднеазиатского
«зороастризма». От слова «гебр» происходит получивший широкое
распространение термин «гяур» (по-турецки «gavur» — неверный,
немусульманин. — Л.К.).]. Он наказывал каждого, кто нарушал
постановления шариата»[Наршахи М. История Бухары. Ташкент, 1897, с.
62-63.].
Но хотя Кутайба и приказал жителям Бухары каждую пятницу
собираться на молитву в соборной мечети, построенной в крепости Бухары
на том месте, где раньше было капище идолов, эта мера также не дала
большого эффекта. Чем иным можно объяснить, что в дополнение к
административному нажиму был пущен в ход подкуп. Призывая население на
молитву, объявляли, что «каждому, кто придет, он (Кутайба ибн Муслим)
заплатит два дирхема»[Дирхем — серебряная монета, одна двадцатая
динара.]. Но положение завоевателей и от этой меры не стало
безопасным. Арабам пришлось ходить в эту мечеть вооруженными.
Однако с помощью подкупа, по-видимому, удалось внести разлад
среди населения, воздействовать на владельцев «замков», которые были
связаны со старым жречеством и искали путей к сохранению своего
привилегированного положения. «Однажды, в пятницу, — сообщает Наршахи,
— мусульмане пришли к воротам замков и стали звать обитателей на намаз
джума (пятничный); мусульмане настойчиво требовали, чтобы те шли.
Тогда обитатели замков стали бросать с крыш камнями в мусульман.
Завязался бой…»[Наршахи М. История Бухары, с. 64.]

x x x

Экономические и политические причины, наряду с угрозой
физического истребления, являлись важнейшими факторами,
способствовавшими вытеснению исламом старых религиозных культов и в
такой стране, как Индия. Была здесь и специфическая причина. Поскольку
завоеватели-мусульмане, устанавливая свое господство, не считались с
кастовой системой, то многие, особенно представители низших каст,
усматривали в принятии ислама средство к освобождению от этого
тяжелого для них древнего установления. Впрочем, даже многие века
правления в Индии монархов, государственной религией которых был
ислам, не привели к уничтожению этой консервативной системы. Только в
1950 году, когда Индия была объявлена республикой, неравноправие каст
и все виды кастовой дискриминации были официально отменены, хотя
пережитки их чувствуются и поныне.
Ислам распространялся и мирным путем, но этот процесс почти
повсеместно шел сравнительно медленно; есть страны, где он незавершен
и в наши дни.
Успеху ислама в Средней Азии и на Кавказе способствовало и то,
что местной религии, которая соответствовала бы требованиям
феодального общества, здесь в то время не существовало. Ни
распространенная в Средней Азии и Азербайджане форма зороастризма, ни
другие религии, например манихейство, буддизм, этому не отвечали. К
тому же ислам, формировавшийся в период установления классового
общества, сравнительно легко приспосабливался к особенностям новых
мест его распространения. Способствовало этому и сохранение в нем
специфической обрядности религий Древнего Востока, в частности
характерного для зороастризма требования ритуальной чистоты верующего.
На формирование и развитие ислама определенное воздействие
оказали культы и религиозно-философские системы, издавна известные в
Иране, Средней Азии, на Кавказе, в Египте, Северной Африке и в других
областях.
Однако распространение ислама как новой религии в Халифате
сопровождалось усилением гнета завоевателей. Это ощущение было тем
сильнее, чем выше по своему развитию были народы, вошедшие в состав
Халифата. Не случайно жесткость установленного режима остро
воспринималась в Закавказье, Средней Азии, Иране, в областях, ранее

подвластных Византийской империи, в Испании. Чтобы не быть
поглощенными завоеванными народами, имевшими более высокую культуру,
не раствориться среди них, арабы в этих странах даже обособлялись в
быту, носили особую одежду и т. п. А борцы против захватчиков
воспевались здесь в сказаниях и песнях как герои, защитники родной
земли. В Армении, например, постепенно сложился большой цикл таких
сказаний, известный по имени его главного героя — легендарного
богатыря Давида Сасунского. В Испании, где борьба против господства
арабских феодалов приняла характер длительной народно-освободительной
войны — реконкисты, она тоже отразилась в устном поэтическом
творчестве, в том числе в героическом эпосе «Песнь о моем Сиде».
Схожие мотивы содержатся во французском эпосе «Песнь о Роланде».
История Халифата богата событиями в любой сфере человеческой
деятельности, в том числе в культуре, науке, технике. Что же касается
колыбели ислама — Хиджаза, Аравии, то здесь больших позитивных перемен
не произошло. Даже центр Халифата не пробыл и трех десятилетий в
Медине. С 661 года столицей стал Дамаск, а с 750 года — Багдад; затем
появились столицы параллельных халифатов: с 756 года — Испанского в
Кордове, с 909 года — Фатимидского в Каире, а позднее, после
уничтожения монголами Багдадского халифата в 1258 году, с 1261 года —
новый Аббасидский халифат с центром в Каире и с 1517 года — Османский
с центром в Стамбуле… «С началом внешних завоеваний тысячи
кочевников, в основном кочевой бедноты, утратившей средства
производства, переселились в соседние страны. Отток значительной массы
кочевого населения с территории Аравийского полуострова в еще большей
степени замедлил процесс разложения общинно-родового строя в кочевом
обществе Аравии. Его дальнейшее развитие в рамках государства зависело
главным образом от контактов кочевников-скотоводов с развитым в
классовом отношении оседлым земледельческим и торговым населением
страны. В результате кочевое общество Аравии было обречено на
воспроизводство традиционных форм производственных отношений и
родо-племенной структуры»[Негря Л.В. Общественный строй Северной и
Центральной Аравии в V-VII вв., с. 117-118.].
Все это не могло не оказать влияния на то, как происходило
собирание и составление Корана.

Глава II. СОСТАВЛЕНИЕ, ИЗУЧЕНИЕ И ПЕРЕВОДЫ КОРАНА

Собирание и составление Корана

Из учений и взглядов, возникших в период пророческих движений,
имевших место в Аравии в первой половине VII века, до нас в наибольшей
мере дошли лишь те, что проповедовались ханифами-мусульманами в Мекке
и Медине. Они получили отражение в Коране, книге, составление которой
стало возможным и даже, не будет преувеличением сказать,
государственно и общественно важным после образования в Медине
Арабского халифата (632) и начатых им широких завоевательных войн.
Уже при первых халифах арабы во время завоеваний столкнулись не
только с военными силами своих противников, но и с развитыми
культурами Ирана, Византии и других стран, которые имели сложившиеся
феодальные формы государственного управления и правовые нормы,
регулировавшие их общественную жизнь. Когда эти области стали
подвластны Халифату, возникла необходимость создать в них подчиненный
арабам административный аппарат и выработать соответствующие
юридические нормы. Нужно было подчинить определенному распорядку и
жизнь самих арабов во всех областях Аравии, в том числе в тех, где,
как показал учиненный в первые годы Халифата разгром последователей
пророков Мусейлимы, Асвада, Тулейхи, существовали сильные
сепаратистские тенденции. Беспокоила халифов, по-видимому, и
необходимость не допустить растворения арабов среди завоевываемого ими
населения за пределами Аравии, где они стали подвергаться все более
сильному влиянию местного населения; не только перенимать их военные
достижения (что, как правило, было выгодно завоевателям), но и знать и
тем более учитывать их языки, обычаи, верования, правовые
установления, культурные навыки, взгляды.
Поскольку официальной идеологией Халифата стал ислам, с ним
должны были быть согласованы как новые, так и старые
правоустановления, вернее, те из них, которые сохранялись и
приспосабливались к нуждам арабского государства. В силу таких
практических требований стали разрабатываться нормы мусульманского
права, создаваться богослужебные руководства, закладываться основы
будущей литературы ислама, его священных книг. Самой ранней из них
явился Коран, в своем содержании еще почти целиком связанный с
Аравией. Корану-книге предшествовали и сопутствовали записи
законодательного и богослужебного значения, существовавшие частью, как
можно судить по преданию, уже при первых халифах. Некоторые из них
восходили к аналогичным записям проповедников раннего ислама или
ханифизма в Мекке и Медине. Таким записям — «чтениями» — придавалось
значение руководства, хотя тексты разных записей не были согласованы
и, как отмечают предания, по одним и тем же вопросам в них имелись
противоречия. С распространением ислама и власти халифов на большой
территории наличие противоречивых записей могло дать повод к
отклонениям в богослужебной и законодательной практике, привести к
нежелательным для центральной власти осложнениям. Поэтому возникла
необходимость устранить разноречивые списки и составить единый свод
записей, придав ему характер восходящего к Аллаху канонического
писания — Корана.
О большом значении, которое придавалось составлению такого свода,
можно судить по тому, что этим делом руководили представители правящих
кругов во главе с халифом. Согласно преданиям мусульман-суннитов,
первым инициатором составления откровений Аллаха, передававшихся
покойным пророком Мухаммедом, был купец, а затем один из энергичных
руководителей мединского объединения мусульман — халиф (с 634 г.) Омар
ибн аль-Хаттаб, посоветовавший своему предшественнику халифу Абу Бекру
дать по этому поводу соответствующее распоряжение. Абу Бекр согласился
и поручил это дело 22-летнему мединцу Зейду ибн Сабиту, в последние
годы жизни пророка Мухаммеда состоявшему при нем в качестве писца.
Выполняя поручение халифа, Зейд, судя по преданию, собрал и
сличил разрозненные записи, делавшиеся им и другими лицами на плоских
костях, камнях, коже, пальмовых листьях, на всем, что использовалось
тогда для письма. Кроме того, он стал записывать рассказы
современников Мухаммеда, тех, кто помнил, сохранил в своей памяти
«откровения Аллаха». Все это, заново просмотренное Зейдом и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

дни. Согласно вере, сокрытый имам жив, без него немыслимо
существование не только общины имамитов, но и всего человечества,
земли, мира. Как писал ан-Наубахти, теолог IX века, современник
Мохаммеда аль-Махди, «если бы земля осталась», без исчезнувшего имама
даже лишь «на час, то она погрузилась бы (во мрак) вместе с теми, кто
(обитает) на ней»[Ал-Хасан ибн Муса ан-Наубахти. Шиитские секты (Фирак
аш-ши’а). М.,1973, с. 190-191.]. «И ни нам, ни одному из верующих не
дозволено избирать имама по (своему) суждению и выбору… И имам лучше
знает себя и свое время, чем мы»[Там же, с. 191.].
Поэтому же он — «господин времени» — находил и находит, согласно
вере имамитов, того или тех, через которых он считает возможным и
нужным, оставаясь сокрытым, подобно мечу, «вложенному в ножны»,
выразить свою волю, передать свое решение.
Все это показывает, сколь проницательно основоположники марксизма
писали об «уступках политеизму», которые характерны для
монотеистических религий.
Можно было бы привести множество примеров, показывающих, сколь
широки «прерогативы» в исламе и лиц, имеющих своих исторических
прототипов, которых верующие оценивают как святых. Остановимся лишь на
нескольких. Впрочем, как увидит читатель, «успеху» действий этих лиц в
немалой степени способствовала доверчивость почитавших их людей, не
знавших действительных причин такого грозного явления природы, как,
например, землетрясение.
В первом случае речь пойдет об известном шейхе мусульманского
мистического (суфийского) ордена накшбанди шейхе Абу Язиде Бистами
(ум. ок. 878 г.). В прославляющем его произведении «Свет наук» («Hyp
аль-улум»), приписываемом крупному шейху Х-XI веков Абу-ль-Хасану
Харакани, читаем, как однажды этот шейх сказал: «О боже, уведоми землю
о любви моей!» Земля затряслась. Некто сказал: «О шейх, земля начала
трястись!» — Он ответил: «Да, ее уведомили!»[Hyp аль-улум. — Иран.
1929, т. 3, с. 212 (перевод).].
Второй случай относится к первой половине XIX века, к первому
имаму Дагестана и Чечни Гази Мухаммеду, призвавшему горцев к борьбе
против царизма под лозунгом газавата (джихада). В «Хронике Мухаммеда
Тахира аль-Карахи» рассказано, как после неудачной для Гази Мухаммеда
битвы под Хунзахом «некоторые люди из гимримцев в их мечети после
полуденной молитвы говорили в присутствии Гази Мухаммеда: «Этот привел
в движение великие междоусобицы и сделал мир тесным для народа». Они
как бы упрекали Гази Мухаммеда. Тогда Гази Мухаммед, рассерженный и
обиженный их словами, закричал: «Аллах, Аллах»[Глосса: «А в другом
рассказе — и сказал Гази Мухаммед: «Меня не заботит, как бы не
перевернулся мир, так или этак», и он повернул рукой направо и налево,
и мечеть задвигалась, как его рука, направо и налево, и испугались
те…» и т. д.]. И затряслась мечеть. Те устрашились и сказали:
«Давайте же покаемся». Гази Мухаммед быстро встал и сказал: «Я уже
покаялся раньше» — и ушел к себе домой. Это было то сильное
землетрясение, которое произошло в Дагестане в то время, в ту
эпоху»[Хроника Мухаммеда Тахира ал-Карахи. М.-Л., 1941, с. 52.].
Итак, ислам — религия, изобилующая многими противоречивыми и не
всегда достаточно изученными представлениями. Не составляет в этом
отношении исключения и его главная книга — Коран. Так, в одних его
аятах существование Аллаха доказывается тем «знамением», что птицы
держатся в воздухе, летают, их, утверждает Коран, «поддерживает только
Аллах» (К., 16:81). В других — содержатся представления гораздо более
сложные, заставляющие вспомнить религиозно-философские постулаты
гностиков или близких им течений, вроде: «Аллах есть свет небес и
земли» (24:35). Не случайно именно это положение Корана стало особенно
часто разъясняться богословами XX века.
С этой сложностью Корана, как и с его противоречиями и
разностильностью, нельзя не считаться. Их правильному пониманию
помогает обращение к истории ислама.
О том же, чем подкупали мусульман, чтобы те, обращаясь к Корану,
выучили первый «столп» вероучения, может сказать такой хадис,
возводимый к пророку Мухаммеду: «Посланник Аллаха… сказал: «Кто
десять раз прочтет до конца: «Скажи: «Он — Аллах — един…» (то есть
1-й аят 112-й суры Корана «аль-Ихлас» — «Очищение». — Л.К.), тому
Аллах выстроит дом в раю». Умар б. ал-Хаттаб (Омар, впоследствии
второй халиф. — Л.К.) спросил: «А если мы это сделаем многократно?»
Посланник Аллаха ответил: «(Тогда) Аллах сделает еще больше и
лучше»[Абд ар-Рахман ибн Абд ал-Хакам. Завоевание Египта, ал-Магриба и
ал-Андалуса. М., 1985, с. 323. Впрочем, этот хадис из обширного
раздела «Асхабы посланника Аллаха… которые приехали в Египет и в
передаче хадисов от которых люди сотрудничают, но которых они считают
не вполне достойными доверия в отношении хадисов» (там же, с.
281-347).].
Сколь бы ни был достоин или недостоин доверия этот хадис,
возведенный к пророку Мухаммеду и Омару ибн аль-Хаттабу, он мог быть
рассчитан только на тех, кто слепо верил в возможность весьма
облегченного получения райских благ. Таких людей, даже судя по Корану,
в то время едва ли было чрезмерно много. К тому же факты убеждают, что
вера в рай и ад у большинства арабов еще только выделялась из довольно
смутных представлений о посмертных блужданиях души человеческой.
Впрочем, мы еще вернемся к этому. Сейчас же продолжим
ознакомление с тем, что сказано в Коране об атрибутах (сифат),
свойствах Аллаха.
Не раз в Коране утверждается, что Аллах знает все, что есть на
небе и на земле, все тайное и явное. «Поистине, от Аллаха не скрыто
ничто на земле и на небе» (К., 3:4). «Аллах лучше знает
несправедливых! У него — ключи тайного; знает их только он. Знает он,
что на суше и на море; лист падает только с его ведома, и нет зерна во
мраке земли, нет свежего и сухого, чего не было бы в книге ясной (в
Коране. — Л.К.). И он — тот, который успокаивает вас ночью и знает,
что вы добываете днем… Потом (после того, как завершился
«назначенный срок» вашей земной жизни. — Л.К.) — к нему ваше
возвращение, потом он (на страшном суде. — Л.К.) сообщит вам, что вы
делали. Он — властвующий над своими рабами, и посылает он над вами
хранителей («благородных писцов», записывающих добрые и злые дела и

помыслы каждого: «Знают они, что вы делаете». 86:10-12. — Л.К.). А
когда приходит к кому-нибудь из вас смерть, наши посланцы (наблюдая и
ничего не упустив, завершив миссию невидимых лазутчик-овосведомителей.
— Л.К.)… возвращены будут к Аллаху… О да, у него власть, и он —
самый быстрый из производящих расчет!» (К., 6:58-62).
Таким образом, «всезнание», «всеведение» Аллаха не нейтрально:
следя за каждым, он предпринимает и соответствующие меры
воздействия-наказания или награды, обещает ничего не оставить без
последствий. С помощью организованного им сыска, требующего огромного
числа тайных ангелов-осведомителей, получив от них надлежащий отчет,
Аллах намерен рассчитаться с каждым. «От него не утаится вес пылинки в
небесах и на земле, и меньшее этого, и большее этого…» (К., 34:3).
«Он совершенно знал вас и тогда, когда созидал вас из земли, и тогда,
когда вы были зародышами в чревах матерей ваших» (53:33). «Мы, —
говорит Аллах, — самый верный из счетоводцев» (21:48).
Зная жизнь каждого человека, каждой твари, Аллах, по Корану,
знает и то, когда наступит «час» — последний, смертный час. «Поистине,
у Аллаха ведение о часе: он низводит дождь и знает, что в утробах, но
не знает душа, что она приобретет завтра, и не знает душа, в какой
земле умрет. Поистине, Аллах — ведущий, знающий!» (К., 31:34). «Аллах
знает, что несет всякая самка, насколько сжимаются и насколько
увеличиваются утробы. Ведь всякая вещь у него по мере» (К., 13:9).
Людей, животных — всех знает Аллах, ничто не скроет их чувств и
намерений от него. «Ужели, — когда укрывают они сердца свои, чтобы
утаиться от него, — ужели — в то время, когда закутываются они своими
одеждами — не знает он того, что скрывают они, как и того, что
показывают? Он знает внутренность сердец» (11:5-7). Еще Адаму, первому
человеку, сотворенному Аллахом, «он сказал: «Разве я вам не говорил,
что знаю скрытое на небесах и на земле и знаю то, что вы
обнаруживаете, и то, что скрываете?» (К., 2:31). «Поистине, Аллах
знает скрытое на небесах и на земле! Аллах видит то, что вы делаете!»
(К., 49:18). Аллах «знает, что входит в землю и что выходит из нее;
что нисходит с неба и поднимается на него» (К., 34:2). «Разве ты не
видишь, что Аллах знает то, что на небесах и что на земле? Не бывает
тайной беседы трех, чтобы он не был четвертым, или пяти, чтобы он не
был шестым; и меньше, чем это, и больше, без того, чтобы он не был с
ними, где бы ни были они. Потом сообщит он им, что они делали, в день
воскресения: ведь Аллах о всякой вещи знающ!» (К., 58:8). По словам
Аллаха: «Мы создали человека и знаем, что внушает ему душа его: мы к
нему ближе его шейной жилы» (50:15). Объемля всех и все «своим
знанием» (65:12), Аллах определяет «решение» судьбы каждого (40:12).
Он заранее знает их поступки, за которые в дальнейшем с них же
спрашивает и наказывает. Эта божественная «логика» давно вызывала
немало недоумений, что нашло отражение во многих произведениях
деятелей науки и литературы стран распространения ислама. Еще в первой
половине IX века именно эти недоумения получили выражение в
упоминавшемся нами рационалистическом течении мутализитов, сторонники
которого учили о свободе человеческой воли и отрицали догматы о
предопределении и несотворенности Корана. И хотя это течение вскоре
было разгромлено, но критика догм и учений ислама не утихала, что
отразилось, в частности, в народном творчестве на разных языках,
например, на тех, на которых говорили и писали в Аббасидском халифате.
Великий поэт и ученый Омар Хайям (ок. 1048 — между 1123-1131) родом из
Нишапура (Иран), в одном из приобретших большую популярность
четверостиший (рубай), обращаясь к Аллаху, писал:

Ты расставляешь западни на всех путях моих,
Грозишь убить, коль попадусь я вдруг в одну из них,
Ты сам ведь ставишь западни! А тех, кто в них попал,
Бунтовщиками ты зовешь и убиваешь их?

(Перевод В. Державина)

Как математику и астроному, труды которого составили эпоху в
точных науках, Омару Хайяму особенно претила непоследовательность
всевышнего. Да и кто такие люди, если все их действия и помыслы
заранее известны ему, предопределены?

Кто мы? Куклы на нитках, а кукольщик наш — небосвод.
Он в большом балагане своем представленье ведет.
Нас теперь на ковре бытия поиграть он заставит,
А потом в свой сундук одного за другим уберет.

(Перевод В. Державина)

Мутазилиты и те, что следовали за ними и высказывали вольнодумные
взгляды, выступали и против антропоморфизма, проявлений которого
немало в Коране. Действительно, у каждого, кто обращается к образу
всевышнего в Коране, объемлющего «своим знанием все вещи» (6:80),
невольно встает вопрос: а чем же он познает, при помощи чего он
«всеведущ»? И вот оказывается, что он антропоморфен, у него те же
органы чувств, что и у тех, кто трудился над собиранием и составлением
Корана.
Аллах прежде всего обладает зрением и слухом, он «слышащий,
видящий» (22:60; 31:27; 42:8; 58:1), «слушающий, видящий» (К., 40:21),
«всеслышащий, всевидящий» (К., 17:1). Что же Аллах видит? «Аллах видит
рабов!» (К., 40:47), он «видит своих рабов» (К., 3:19). Аллах не схож
с богами родо-племенного общества, считавшимися с родственными
отношениями, и в этом помогают ему органы чувств. Коран говорит тем,
кто не уверовал в Аллаха: «Не помогут вам ни ваши родственники, ни
ваши дети в день воскресения (страшного суда. — Л.К.). Он разделит вас
(отделит одних от других. — Л.К.): Аллах видит то, что вы делаете!»
(К., 60:3).
Видя то, что делают люди, Аллах, по словам Корана, может помочь
им или, напротив, помешать, наказать их. Так, к своему пророку Дауду
Аллах благоволил: «Мы смягчили ему железо: «Делай спускающиеся вниз
(укрывающие бойца брони, кольчуги. — Л.К.) и размеряй панцирь. Делайте
благое, я ведь вижу то, что вы делаете!» (К., 34:10). Но, оказывая
Дауду покровительство, Аллах подчеркивает, что ценит выражаемую ему
благодарность, вспоминая и одобряя за это не только самого Дауда, но и
его «род»: «Немногие из моих рабов благодарны!» (К., 34:12). И в
познании этого обстоятельства Аллаху, по Корану, помогает зрение. Тому
свидетель история пророков, суть которой сжато изложена в 5-й суре.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Мусе, и Исе: «Держите прямо веру и не разделяйтесь в ней!» (К.,
42:11).
«Не в том благочестие, чтобы вам обращать свои лица в сторону
востока и запада, а благочестие — кто уверовал в Аллаха, и в последний
день, и в ангелов, и в писание, и в пророков, и давал имущество,
несмотря на любовь к нему, близким, и сиротам, и беднякам, и путникам,
и просящим, и на рабов, и выстаивал молитву, и давал очищение, — и
исполняющие свои заветы, когда заключат, и терпеливые в несчастий и
бедствии и во время беды, — это те, которые были правдивы, это они —
богобоязненные» (К.,2:172).
Из этой тяжеловатой тирады видно, что ее автор представлял, сколь
социально пестро положение тех, кого призывали к благочестию. Это и
рабы, и бедные странники, просящие подаяния, а наряду с ними любящие
деньги скопидомы, неохотно расстающиеся с нетрудовой копейкой, и те,
кого призывают к платежу очистительной милостыни — своего рода
филантропическому жесту, часто еще и в наше время возвеличиваемому до
акта высокого гуманизма. Объединяя людей по религиозному признаку,
ислам не устранял социальных противоречий между его сторонниками. Явно
обращаясь к неимущим, Коран говорит: «Верующие! Повинуйтесь Аллаху,
повинуйтесь посланнику сему и тем из вас, которые имеют власть»
(4:62). Отсюда ясно, что ислам, согласно Корану, ставил в неравное
положение того, кто, обладая властью, призывал повиноваться Аллаху и
посланнику его, и того, кто обязывался повиноваться помимо Аллаха и
его посланника еще и тем, кто имеет власть.
Нам уже довелось приводить аяты Корана, из которых следовало, что
в них отстаивается эксплуататорское общество, неравенство, классовый
гнет, рабство, которые выданы за установления Аллаха. «Мы, — говорится
от лица бога в Коране, — раздаем… жизненные потребности в этой
дольней жизни, возвышаем одних над другими в степенях, так что одни…
держат других подвластными себе невольниками» (43:31).
Частная собственность, неравенство решительно защищаются Кораном,
они изображаются в нем как «милость Аллаха». «Аллах дал вам
преимущество одним перед другими в жизненном уделе. Но те, кому дано
преимущество, не вернут своей доли тем, кем овладела их десница (то
есть тем, кто стал их невольниками. — Л.К.), чтобы они оказались в
этом равными» (К., 16:73). И несмотря на это, первые, богатые, боятся
вторых. «Есть ли у вас из тех, кем овладели ваши десницы, сотоварищи в
том, чем мы (Аллах. — Л.К.) вас наделили, и вы в этом равны? Боитесь
ли вы их так, как боитесь самих себя?» (К., 30:27). Коран
предупреждает неимущих, чтобы они не пытались изменить свое тяжелое
положение путем какого бы то ни было посягательства на собственность
богачей. «Не засматривайтесь очами твоими на те блага, какими наделяем
мы [Аллах] некоторые семейства…» (20:131). Бедность, тяжкие
человеческие страдания, социальная несправедливость, рабство и т.п. —
все это, по Корану, благодеяния Аллаха.
Прогрессивные общественные идеалы на Востоке и Западе с давних
времен коренным образом расходились с этими основными положениями
Корана. Так, Низами Гянджеви во второй книге поэмы «Искандер-намэ»
нарисовал социальную утопий — город счастливых, общество, где все
равны, нет богатых и бедных, нет социального гнета, эксплуатации
человека человеком. Жители этого города рассказывают Искандеру
(Александру Македонскому), герою поэмы Низами:

Если кто-то из нас в недостатке большом
Или в малом, и если мы знаем о том,
Всем поделимся с ним. Мы считаем законом,
Чтоб никто и ни в чем не знаком был с уроном.
Мы имуществом нашим друг другу равны.
Равномерно богатства всем нам вручены.
В этой жизни мы все одинаково значим.
И у нас не смеются над чьим-либо плачем,
Мы не знаем воров; нам охрана в горах
Не нужна. Перед чем нам испытывать страх?

(Перевод К. Липскерова)

В этом городе счастливых нет неравенства и угнетения человека
человеком, насилия и рабства, выдаваемых Кораном за божественные
установления. Не зная краж и грабителей, этих неизбежных спутников
эксплуататорского общества, жители города счастливых всегда здоровы,
живут до глубокой старости и, умирая, не жалеют о прожитом.
Преждевременная смерть сражает лишь того, кто совершит воровство,
нарушит их гуманные законы. Счастье людей — результат коллективного
труда. Все жители совместно и равно трудятся на полях, и урожай их
велик: одно зерно рождает 700 полновесных зерен.
Социальная утопия Низами выражала чаяния и возвышенные стремления
народных масс, не раз в своей истории восстававших против
эксплуататоров и угнетателей; она высоко поднималась над
господствовавшей феодальной идеологией, которая считала, что только
ислам через свое духовенство и культ способен разрешить все сомнения
человека, указать ему истинный путь.
Сравнивая жизнерадостные мысли, выраженные Низами в глухую ночь
средневековья, с тем, что проповедуют мусульманские мистики и
богословы, нетрудно понять, кто выражает мечты народа. Если Низами
рисовал будущее общество свободным от насилия и угнетения человека
человеком, то в произведениях, основанных на Коране, Сунне и шариате,
отстаивается мысль о вечности эксплуататорского общества как
общественного установления. Так, в «Кабус-намэ», своеобразном
мусульманском «Домострое» XI века, указывалось: «Господь всевышний
предопределил, чтобы одни были нищими, а другие богатыми. Ведь он мог
всех сотворить богатыми, но все же создал два разряда из них, чтобы
выявился сан и почет рабов (божьих) и высшие отделились от
низших»[Кабус-намэ. М., 1953, с. 21.].
Такие мысли, исходящие из поучений Корана, пронизывали сотни
мусульманских сочинений, а также были отражены в официальных
документах, имевших целью возвышение власти, основанной на угнетении
большинства меньшинством. Например, в ярлыке бухарского эмира

Музаффара, выданном бию Мухаммед-Шарифу в 1884 году, читаем: «Так как
творец ночи и дня и всемогущий, (который) «что пожелает, свободно
избирает» (неточная передача 68-го аята 28-й суры Корана, где сказано:
«Господь твой творит что хочет и что свободно избирает». — Л.К.),
(возвысил) сынов рода человеческого по слову своему: «мы превознесли
сынов Адама» (17:72) величием превосходства и вестью: «мы возвышаем
некоторых (одних) из них над другими» (43:31, полный текст см. выше. —
Л.К.), — то и нашу, отмеченную правосудием, особу из среды людей он
утвердил на престоле царства и завоевания стран и устойчивость фигуры
нашей украсил одеждой полного благородства миродержания». А на оттиске
большой круглой государственной печати бухарского эмира, поставленной
на обороте этого ярлыка, значится: «Эмирское достоинство есть
заместительство (халифат) всевышнего господа…»[См.: Семенов А.А.
Очерк устройства центрального административного управления Бухарского
ханства позднейшего времени.- Материалы по истории таджиков и узбеков
Средней Азии (Труды Академии наук Таджикской ССР. Вып. 11. 1954, т.
25, с. 62-63).] «Его величеством, милостивым халифом» обычно называли
бухарского эмира просители и должностные лица в подаваемых ему
заявлениях и документах.
История народов нашей страны давно опровергла учение, по которому
человечеству предначертано вечно жить в обществе, раздираемом
антагонистическими противоречиями, выявила полную несостоятельность
защиты эксплуатации и угнетения человека человеком, так же как и
неустойчивость «фигур», использовавших, подобно бухарскому эмиру,
Коран для своего возвеличения.
История человечества выявила также антигуманную сущность
проповеди нетерпимости к людям другой веры, появление которой в Коране
объясняется как влиянием религий Древнего Востока с характерным для
них отделением людей различных верований друг от друга, так и
условиями острой политической борьбы периода раннего ислама,
отраженными в этой книге. По той же причине в Коране имеются, как мы
уже отмечали, и места, содержащие положения другого рода («в религии
нет принуждения» и т. п.). Но впоследствии богословие стало изображать
проповедь нетерпимости как истину, преподанную Аллахом раз и навсегда.
Согласно этой «истине», «верующие не должны брать себе в друзья
неверных» (3:27; ср. 5:56). «Верующие! — читаем в Коране. — Воюйте с
теми из неверных, которые близки к вам: знали бы они в вас вашу
жестокость…» (9:124; 48:29).
В наше время борьба за мир, национальную независимость и
демократию во всех странах объединяет силы атеистов и людей разных вер
— христиан, мусульман, буддистов, индусов и др. Все они сотрудничают
друг с другом в силу требований жизни, в силу своих высоких
устремлений и чувств.
Учение ислама, делящее людей на правоверных и неверных, а все
страны мира на дар аль-ислам — страны ислама и дар аль-харб — страны
войны, то есть немусульманские страны[Для обозначения областей,
население которых, исповедующее другие религии, находилось в
зависимости от правителей-мусульман и платило им подати (джизью,
харадж), таких, например, как Неджран, Нубия, в мусульманском праве
возникло особое понятие, подчеркивающее их приниженное положение как
существующих на основе капитуляции — «дар ас-сульх».], мешает людям
объединять свои силы.
К. Маркс в статье «Объявление войны», посвященной русско-турецкой
войне, писал: «Коран и основанное на нем мусульманское
законодательство сводят географию и этнографию различных народов к
простой и удобной формуле деления их на две страны и две нации:
правоверных и неверных. Неверный — это «харби», враг. Ислам ставит
неверных вне закона и создает состояние непрерывной вражды между
мусульманами и неверными»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 10, с. 167.].
Учение о «войне за веру» — джихаде (от арабского «усердие»,
«рвение»), или, иначе, газавате (от «газв» — набег), как уже
отмечалось, возникло в раннем исламе в Аравии и детально разработано в
период завоевательных войн Арабского халифата. Под знаменами «войны за
веру» велись войны омейядскими, аббасидскими, фатимидскими и
кордовскими халифами, монгольскими ханами, султанами-мамлюками Египта,
турецкими султанами-халифами и правителями других мусульманских
государств. Так, идея джихада служила султану Махмуду Газневиду
(968-1030) прикрытием для его захватнических походов из Газны
(Афганистан) в Северную Индию, а также Тимуру (1336-1405),
поработившему и в течение десятилетий разорявшему народы многих стран.
Войны между властителями отдельных государств, где господствовали
разные направления ислама, также выдавались за джихад. Им же не раз
объявлялись и кровавые подавления народных антифеодальных восстаний,
например во главе с Бабеком в IX веке. А в 1947 году призывы к
джихаду, в целях разжигания розни между индусами и мусульманами,
широко использовались английскими империалистами в Индии при ее
разделе по религиозному признаку на Индийский Союз и Пакистан.
Однако известны случаи, когда призывы к джихаду служили
выражением народно-освободительной борьбы. В XIX веке идея джихада
была использована в восстании махдистов в Судане против английских
колонизаторов, а в XX веке — в антиимпериалистической борьбе в Ливии,
Алжире, Марокко, Иране, Ираке, Омане.
В наше время еще не перевелись фанатики, сеющие рознь между
людьми, прибегая для этого к Корану, 78-й аят 56-й суры Корана
содержит текст, который часто пишется на его заглавном листе с целью
напомнить, что браться за него мусульманину следует после ритуального
очищения: «К нему прикасаются только чистые». Но смысл этого
предостережения теперь нарочито расширяют. «Правительство Индонезии
запретило продажу столовой посуды, украшенной цитатами из Корана, и
распорядилось конфисковать такую посуду во всех магазинах, — сообщает
корреспондент Франс Пресс. — Это решение, отмечает он, принято под
давлением мусульманского духовенства, обратившегося в официальные
инстанции с запросом, «допустимо ли, чтобы освященной кораническими
текстами посудой пользовались немусульмане, которые могут положить в
нее пищу, запрещенную Мухаммедом?»[Азия и Африка сегодня, 1985, э 3,
с. 48.].
С какой целью это делается, понятно.

x x x

В Коране от имени Аллаха сказано, что «мы ниспослали его, как
арабский судебник» (К., 13:37). Конечно, в нем нет систематического
изложения всех правовых норм и установлений. Но и содержащиеся в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Надо крепко веровать в св.Евангелие и стараться насколько сил
хватает, исполнять заповеди спасителя; а мы точно глухие и не
слышим, что Господь призывает нас. «Придите ко мне все труждающи-
еся и обремененные и я успокою вас» вот кто только может успоко-
ить нас. Аминь.

85.
21.7.1954 г.

Ты пишешь, что читала у св.Отцов, как ученик сказал старцу о
том, что некоторые сподобляются видеть св.Ангелов. Старец сказал:
«блаженны те, которые непрестанно видят грех свой».
А св.Петр Дамаскин пишет: «аще увидишь свои грехи, аки песок
морской, и это есть здравие души». «Мне непонятно, пишешь ты, как
святые могут видеть свои грехи, аки песок морской?». Эта степень
высокого духовного преуспеяния, достояние св.Божиих людей, кото-
рые с божией помощью очистили свое сердце от страстей: от гордос-
ти, тщеславия, лукавства, лицемерия и прочих пороков. Однако, и
они не были свободны от прилогов и приражения страстей. Ибо пока
душа носит тело, никак не может освободиться от прилогов страст-
ных, хочет ли он этого или не хочет. Но победивши в себе страсти
добродетелями, ум их с божией помощью отражает эти прологи. Один
Бог совершен и не изменен.

Св.Отцы, по божией милости, хоть и преуспели в духовной жизни,
однако бывают у них и изменения. Грех все еще хитрит; бывают даже
у них помыслы нечистые и скотские. Не дивись этому, так оно и
есть. Это я пишу не свое мудрование, а мысли св. Богомудрых му-
жей. Вот такие изменения на чистом их сердце являют зрение своих
грехов, «Аки песок морской», и считают себя поистине хуже всех
людей.
А мы, грешные, иногда говорим от невнимательной нашей жизни,
что я очень грешный, даже и на свете нет такого человека, как я.
Но это только пустословие и одни голые слова. Если бы говорили от
чувств сердечных, тогда не осуждали бы других ни в чем, не горди-
лись бы и не гневались бы и т.д. Сами не исполняем ни одной запо-
веди, а от других требуем исполнения. О, слепота наша сердечная!
Господи, даждь ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата мое-
го.
Я полагаю, что ты теперь поняла глубокие мысли св.Божиих лю-
дей. Прошу св. Молитв твоих.

86.
3.8.1954 г.

…Знай, что во второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа
на землю, и страшный суд будет по св.Евангелию. Но мы так оземле-
нились, что мало обращаем внимания на евангельские заповеди, но
очень строго судим за какие-либо обряды. Конечно, обряды нужно
исполнять; установленные св.Отцами, ибо они воспитывают душу в
благочестии. Но все же, всегда надо обращать больше внимания на
евангельские заповеди. Господь говорит: «Не судите, да несудимы
будете, чего себе не хочешь, того и людям не делай». А мы-то, что
глухие, не слышим, что Господь говорит нам и свободно нарушаем
его святые заповеди.

Осуждающий всегда ошибается и неправильно судит, ибо мы не
знаем причину согрешающего, а судим по своему усмотрению. Кто как
настроен, тот так и о других и заключает, ибо кривое око на всех
криво глядит. Очень хорошо сказал преп. Дорофей: «Вот, если стоит
человек у угла какого-либо здания, пройдут мимо него трое, и каж-
дый подумает по своему устроению. Религиозный подумает о нем: ве-
роятно ждет, когда ударят в колокол и пойдет в церковь. А вор по-
думает: «Когда будет потемнее, пойдет воровать». А блудник поду-
мает: наверно поджидает женщину для греха. Очень справедливо ска-
зано, и это видно почти на каждом шагу.

А насколько тяжкий грех — осуждение, приведу один пример. В
некоем монастыре инок впал в блуд. Великий старец сказал: о, худо
он сделал. Умер тот инок и ангел по повелению божию принес душу
старцу и сказал: «Куда повелишь определить этого инока: в царство
или в муку?» Ужаснулся старец, понял насколько тяжелый грех осуж-
дение, горько заплакал. Через несколько времени ангел сказал:
«Бог простил твой грех». Однако, старец до самой смерти не остав-
лял своего плача.

Помяни нас, Господи, егда приидеши во царствии твоем.

87.
4.8.1954 г.

На длинное твое письмо я пишу тебе кратко. Пишешь, что 25 лет
читаешь и слушаешь и питаешься словом божием, а толку нет. Какой
же ты хочешь иметь толк? Или хочешь увидеть себя во всем исправ-
ной и святой? Но так в духовной жизни не бывает. Будь довольна
тем, что видишь свои недостатки, ибо от этого, незаметно, посте-
пенно приходит, хотя и в малой степени, смирение. А уклонения и
увлечения очень смиряют нашу самость. Мне помнится, что я писал
тебе об этом не один раз.
Это хорошо, что вы с Х. Желаете заняться молитвой, добрый час,
умудри вас Господь! Однако, знайте, что всякое доброе дело — раз-

говор духовный, чтение душеспасительных книг, потерпеть обиду и
т.д. Относится к молитве.

Господь по своему милосердию поможет вам положить доброе нача-
ло.

88.
5.8.1954 г.

Христос посреди нас!

… Просишь меня сделать указание или определить правило и на-
ладить твою жизнь на путь истинный. Это твоя просьба превышает
мой ум и духовные способности, но за послушание, позабыв свою не-
мощь и неспособность, пишу, что Господь положит мне на сердце.

Старайся не осуждать никого ни в чем. Чего себе не хочешь, то-
го и другим не делай. Помни, что за каждое праздное слово дадим
ответ пред Богом на страшном суде. Двум Господам служить нельзя.
Примиряйся с соперником, чтобы он не заключил тебя в темницу.
Чтобы вражды не было ни с кем, иначе молитва не будет угодна бо-
гу, даже послужит во грех. Как же будет у Бога прощение нашим
грехам, когда сами не прощаем?
Вот тебе коренное указание, на котором зиждится наше спасение.
Конечно, легко указать и легко пожелать, но исполнить очень труд-
но и мы немощные; одних наших сил нехватит — должны просить помо-
щи у Бога, чтобы он по своему милосердию помог нам грешным. Вот
св.Отцы и избрали молитву Иисусову — непрестанную. Вам, в миру
живущим, очень трудно держать непрестанную молитву, однако, знай,
св.Отцы всякое доброе дело приписывают молитве: добрый разговор,
память божия, терпеть — поношение, укорение, призрение и насмешки
и т.д. Ты хочешь иметь определенное правило молитвенное. Преп.
Исаак Сирин не советует обременять себя вычитыванием количеством
стихословий и быть рабом у правила. Ибо в рабском делании нет ми-
ра ( слово 30, 136 стр., Издание 1911 г. «О том, как должно мо-
литься без кружения мыслей»).
Можно читать утром и вечером несколько молитв, сами определяй-
те сколько, сообразуйтесь с временем, только, чтобы было не на
ветер, а со вниманием, ибо внимание душа молитвы. Ежедневно надо
прочесть главу св.Евангелия и главу апостольских посланий.
По божией милости, что было у меня на сердце, то и написал, и
прими это не как закон или повеление, а как совет. Сама усматри-
вай и сообразуйся с условием вашей жизни.

89.
21.8.1954г.

Ты соблазняешься, что некоторые священнослужители совершают
службу очень небрежно, и тебе иногда не хочется даже и в церковь
идти. Знай и крепко веруй, что святые тайны совершаются не по
достоинству священнослужителей, а по милости и любви божией бла-
годати.
Вот приведу тебе образный пример: к некоторому отшельнику
приходил пресвитер из ближайшей церкви и преподавал ему св. Тай-
ны. Кто-то наговорил отшельнику на пресвитера, и отшельник не
принял пресвитера. Пресвитер ушел. И вот последовал к отшельнику
голос: «Восхитили себе человеки суд мой». После этого, отшельник
пришел в исступление и увидел золотой колодец, золотой сосуд ве-
ревку, и воду особенно хорошего достоинства. Увидел при этом ка-
кого-то прокаженного, который черпал воду и наполнял сосуд. От-
шельник не мог пить, потому что черпал прокаженный. И опять был
ему голос: «Почему ты не пьешь этой воды? Что тебе за дело до то-
го, кто-бы ни черпал ее? Он только черпает и наливает в сосуд».
Отшельник пришел в себя — призвал пресвитера и просил его препо-
давать святое причащение по-прежнему (Отечник).
Никогда не осуждай священнослужителей , они погрешают, они
ответ дадут Богу в день судный. Лучше помолись за них и мысленно
попроси святых их молитв. Так учат св. Отцы. Вот, ты видишь не-
достатки священнослужителей, а посмотри на себя, как ты стоишь и
молишься: ведь бывает так, что вся служба проходит в мечтательных
образах в вещах мира сего!
Господи, даждь ми зрети моя прегрешения и не осуждати священ-
нослужителей.

90.
21.8.1954г.

…. Ты спрашиваешь меня: «почему Господь избрал призвал в
апостольство Иуду предателя. Ведь он знал, что предаст его». Наш
умишко очень ограничен, и мы грешные, не можем постигнуть судеб
божиих. Уклонились от Господа пять апостолов: Иуда искариотский
предатель; Николай был епископом в Самарии; Фигель — в Ефес; Ер-
моген — Магор, Фрагь, и Димас в Солунь, служил идолам.
Господь, конечно, все знает и предвидит, и по своему милосер-
дию всех к себе призывает, однако не нарушает нашу свободную во-
лю, данную им. Господь дал нам заповеди в руководство, чтобы по-
лучить вечное блаженство в будущей жизни, и мы по самовластию мо-
жем исполнять и не исполнять, зависит уже от нашего произволения.
Господь иногда особенным своим промыслом спасал некоторых: апос-
тола павла, преп. Марию египетскую и других. Это дело благодати
божией, нам, грешным, непостижимы судьбы Господни, да и испыты-
вать не надо и неполезно. Справедливее всего идти общим путем —
исполнением заповедей Христовых. Аминь.

91.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

28.8.1954 г.

Ты так безумно думаешь. Пишешь, что нет Бога, человек умер и
все этим кончится, загробной жизни нет, это выдумка человеческая.

Во время оно, пророк Давид сказал: «Рече безумец в сердце сво-
ем — нет Бога», вот и ты к этому безумию присоединилась. Ты так,
легкомысленно думаешь, а я глубоко верю и утверждаю, что есть
Бог, есть будущая жизнь, есть вечное мучение для грешников, есть
и вечное блаженство для праведников. Как же не верить в Бога,
когда куда не посмотрю, везде вижу и созерцаю божию премудрость и
благость. Как все сотворено премудро и как сгармонирован весь
земной шар! Святая церковь поет: «Яко возвеличашася дела твоя,
Господи, вся премудростию сотворил еси». Чудные дела твои госпо-
ди, куда ни посмотрю, везде вижу творческую твою руку. Смотрю на
солнце и вижу точно золотая тарелочка освещает и согревает весь
земной шар. А в лесу сколько зверей и у каждого зверя свои осо-
бенные свойства. Вот такая большая лошадь повинуется человеку,
Господь сотворил ее в помощь человеку. А коровушка ест сено и же-
лудок вырабатывает питательное молоко для человека. А кроткая
овечка, сколько она делает человеку добра, выходит теплая шуба,
чулки и многое другое. Смотрю в птичье царство, просто чудно, как
они украшены и сколько разных пород. А в земле сколько разных
червяков и букашек, есть и такие червяки, ночью светятся — точно
огонек. Смотрю на муравья и удивляюсь его трудам, — обличает он
меня ленивого. А пчелка мудрая, из разных цветов собирает такой
сладкий мед для человека. А в воду посмотришь, там свое особенное
рыбное царство, сколько ведь там разных пород, все живут и дви-
жутся по божьему назначению.

Я вообще люблю природу. Приду в лес и удивляюсь каждому дерев-
цу и холмику и созерцаю всемогущего творца. Вот теперь думаю и
удивляюсь, как я явился на свет божий. Зачатие мое было так: семя
отца моего упало на землю матери моей, в виде червяка, и воспиты-
вался в утробе матери моей девять месяцев и я постепенно приходил
в зрак человека. В конце 9-го месяца, по закону природы вышел
точно из темницы на белый свет. Крестили меня по православному
обряду; благодарю Бога, что я православный. Верую несомненно в
Бога, во св.Троицу, верую в Богородицу приснодеву марию и всех
святых ублажаемых православной церковью. Верую во вселенские со-
боры и все св. Писания по катехизису; верую во все, что преподает
нам святая православная наша церковь.

Только вот что печально: наши православные не все знают свое
православное учение, колеблются даже некоторые попадают в разные
секты и расколы. Они не знают, бедные, все ереси и секты основаны
на гордости и самовнушении — говорят: «мы спасены». Они все писа-
ние целиком не признают, а выбирают только то, что оправдывает их
учение. Мне говорил один сектант, что они все писание знают на
зубок. Но я не удивляюсь этому их знанию: фарисеи тоже знали все
писание, но не жили по писанию и не познали истины, распяли гос-
пода.

Перехожу опять к удивлению божьей мудрости. Люблю лунные ночи
зимой, везде полнейшая тишина, надеваю шубу, сапоги валенные и
теплый колпак, выхожу на двор, вижу и удивляюсь божией премудрос-
ти — луна светит, а звездочек сколько, а все небо ими украшено;
все дальше и дальше видно, — только одни звездочки и конца нет.
Чудные дела твои, Господи, вся премудростию сотворил еси!

Мне говорил академик миссионер: в творении божием под днями
надо разуметь миллионы. Бедный ты миссионер; очень слабым предс-
тавляешь всемогущего творца, приписываешь ему миллионы времени.
Твой рассудок говорит так, а я верю, как сказал Господь: «бысть
вечер, бысть утро день первый», надо и понимать сутками, а не
миллионами. Ибо Господь сказал, и «Бысть так». Словом отделил во-
ду от земли, вот воды с шумом и встали в указанные места, — стали
моря, потекли реки, ручьи и по всей земле есть теплые воды и хо-
лодные родники. Господь сказал: «Да будет лес» — и стал лес по
всей земле в совершенном виде, на север такой, а на юг иной, а
потом уже постепенно растет. Так и птицы сотворены божием словом:
сразу полетели по всей земле и разных пород; прочие все творении,
как сказано в библии. Чем больше рассматриваю природу, тем больше
удивляюсь и познаю всемогущество творца. Науки и не проходил, да-
же и не читал их, написал эту статейку от чувств, начитавшись
святого писания. Жизнь моя прошла, вот уже пошел 82-ой год.

Духом святым сказано: человеку жизни на земле 70 лет. Конечно,
и умирают и недоживши определенных лет, но духом святым сказано
среднее число лет; если человек в силах — 80 лет, а дальше труды
и болезни. Смерть неумолимый закон; весь род человеческий, от
Адама до второго пришествия перейдет в другой мир, а тела по
божьему повелению воскреснуть. Даже те тела, которые сжигают, то-
же воскреснуть, я в этом не сомневаюсь. У Бога все возможно. И
этот прекрасный мир, со временем уничтожится, как сказано во
св. Писании.

Человечество так оземленилось! Совсем забывают, что наша эта
жизнь путь к вечности и приготовление к ней: волнуются и мятутся
в сей юдоли плачевной. Даже мало таких встретишь, с которыми мож-
но поговорить о едином на потребу. Может быть, народ уже подошел
своею жизнью ко второму пришествию спасителя, как к всемирному
потопу.

92.
30.8.1954 г.

Христос посреди нас!

… Ты пишешь, что и в келии живя, можно больше нагрешить,
можно больше миром увлечься и рассеяться. Это справедливо, конеч-
но, примеров много, можно привести тех и других. В корне мона-
шества или иночества — уединение. Мир для мирян, а монашество для
иноков: все должно быть на своем месте. В данное время монастырс-
кая жизнь потекла по другому руслу. На старом Валааме схимники
жили отдельно, и материально ничего не делали, а только выстаива-
ли церковные службы и в келии молились, кто как умел. Но теперь
схима меня не смущает, что я хожу на работы и езжу по городам, а
если где-либо по человеческой немощи придется споткнуться, духов-
ный разум не удивляется. Св. Лествичник говорит: «не ужасайся,
если и каждый день падаешь, и не отступай от пути божия, но стой
мужественно. Без сомнения ангел, который хранит тебя, почтит твое
терпение». Это изречение св.Отца, я привел, чтобы мы не унывали,
если пошатнемся в какой-либо добродетели дивен Бог во святых сво-
их.

93.
10.10.1954 г.

… Я живу и покряхтываю. От худого сердца ноги пухнут, все же
служу, готовлюсь служить седмицу, моя очередь через две недели.
Бедный человек: в молодости мучают страсти, а в старости немощи.
Жизнь моя прошла, приблизился к переходу в другой лучший мир, где
нет печали и воздыхания. Однако, страшновато умирать, ведь дело
то небывалое. Боязнь смерти у всех есть, говорит Лествичник (сло-
во 6, 3).
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, все же оста-
рело наше братство; с божией помощью летние полевые работы кончи-
ли благополучно. Хоть и холодливое лето было, все же хорошо спра-
вились с делами, даже лучше крестьян; впрочем, хоть и остарели
иноки, но привычны к трудам.
Вот Х., не придется мне с вами больше посидеть у стола за чае-
питием и поговорить о едином на потребу. Все же надеюсь, что уви-
димся в будущей жизни. Вы стремитесь исполнить евангельские запо-
веди, я тоже стремлюсь, и в немощах как человецы сознаем и каем-
ся, и Господь по своему милосердию удостоит свидания в будущей
жизни. Когда дьявол нанесет мыслей отчаянных, гони его молитвен-
ным бичем, ибо он очень нахальный, зело нападает на стремящихся к
духовной жизни. Святые божие люди, испытывали такие ужасы, даже
не пожелали предать писанию. Впрочем, его злая воля ограничена,
насколько Господь попустит ему, настолько и искушает нас, влагая
разные мысли, но наше самовластие может принять, может и не при-
нять их, конечно, с божией помощью.

94.
11.11.1954 г.

… Ах, какой ты, безумный! Пишешь мне, что «не веришь в Бога
и в его святой промысел и в бытие бесов». Неужели ты настолько
слеп духовно, что не видишь в творении творца — всемогущего Бога!
Все так чудно сотворено и всему дан условный закон, и во веки ве-
ков он не изменится; мне помнится, что я писал тебе о Боге и о
творениях его.
А о существовании бесов кратко скажу из своего опыта. Жил я
один в маленьком домике в предтеченском скиту на Валааме; сам се-
бе готовил еду, растил овощи, а хлеб брал из монастыря, а изредка
и сам пек. Ночи любил проводить без сна, ложился всегда после
двенадцати, в 2 или в 3 часа. Конечно, днем спал сколько требова-
лось природе. Однажды, в 2 часа ночи, согрел самоварчик и вместо
ужина стал пить чай; вдруг слышу, что кто-то идет в коридоре, от-
четливо слышны шаги человеческие; хорошо помню, что двери запер-
ты. У меня мурашки пошли по телу, а кот сгорбился и шерсть подня-
лась у него точно ждет кого-то, или что откроется дверь и войдет
к нам. Я взял лампу, вышел в коридор, осмотрел везде, нет никого.
Конечно, неверующий скажет, что это галлюцинация. Нет, это не
галлюцинация, а именно бесы. Иногда были слышны стуки в раму,
когда я читал свое правило, и еще были стуки, но всех не буду
описывать.

Вот еще приведу доказательство о существовании бесов, как и в
Евангелии говорится. У меня был брат, жил в Петрограде, держал
трактир, торговал хорошо, а я в то время жил там же на подворье
Валаамского монастыря. Однажды приходит брат ко мне. Когда он
пришел в келию, то почему-то стал очень волноваться. Я посадил
его на стул, а вверху были иконы с мощами; вдруг брат вскакивает
со стула и кричит: гадкие-гадкие иконы, и побежал из келии. Я ос-
тался в недоумении и думал, что это такое с ним случилось? Неуже-
ли бесноватый? Оказалось, что действительно — бесноватый. На сле-
дующий день пошел я к ним, его жена и говорит мне: «Когда он при-
шел домой, очень взволнованный, то стал кричать: «Что я больше
никогда не пойду к брату, там у него гадкие иконы». А когда я бу-
ду говорить что-либо из св.Евангелия, он тревожится и говорит
мне: «Не говори это мне». Если покропить еду св.Водой, он уже не
будет есть, хоть и не видел, что кропили». Мне нужно было ехать в
монастырь на пострижение в мантию. Приехал я в монастырь и попро-
сил св. Игумена поминать на литургии болящего Иоанна, — его тоже
звали Иоанном; еще попросил и некоторых схимников помолиться о

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

«Письма Валаамского старца»
(отца Иоанна)

Письмо старца по поводу желания издать его письма.

5.2.1956 г. Новый Валаам.

Боголюбивые чада мои!

Вы собрали мои письма и хотите издать их; если вы усмотрели,
что письма послужат на пользу, собирайте и издавайте.
Я ведь писал письма в разное время и разным лицам, вот и по-
лучились неизбежные повторения. Хорошо бы было мне пересмотреть
их самому, но это нельзя исполнить, ибо я не могу приехать к вам
по болезни ног моих. Да я и дряхлею; теперь мне стукнуло 83 года;
благодарю Бога, что память пока, хоть и тупеет, но не изменяет.
Письма писал я, как Господь полагал мне на сердце. Человек я
от природы застенчивый и не далекого ума, это я вполне сознаю, и
память плохая. В школах я не учился и, как умею говорить, так и
писал.

В то время керосина не было еще, по ночам в избе работали с
лучинкой. Я наблюдал за огнем, лучинку вставлял в светец, а
угольки падали в приготовленный ушат с водой. Отец мой плел лап-
ти, а мать и сестра пряли или починяли; еще у меня было два бра-
та. Вот что еще интересно: спичек не было, в печке делали ямку, в
нее угли загребали кочергой, вот огонек там и хранился. Случа-
лось, потухали угольки, мать бывало скажет:»Ванька, сходи к Анд-
рею за углем». Вот я и принесу уголек в баночке. Подую на уголек,
приложу лучинку — вот и добыли огонек!

У нас портной работал шубы; он умел читать и меня учил.Тупо
я понимал, а сестра моя скоро заучила буквы и укоряла меня: как
ты не понимаешь? Вот я уже заучила, а ты все не понимаешь! Нако-
нец и я научился читать.

Когда я начал читать, то приобрел несколько книжек «Жития
святых», — тогда печатались такие маленькие книжечки. Был у меня
друг единомысленный. Вот мы с ним и толковали, как надо спастись.
Ходили пешком в Нилову пустынь за 15 верст от нас; насушим суха-
рей мешочек, пристроим на плечи, и марш в дорогу. Ходили мы туда
три раза: слышали мы, что там, в лесах, живет пустынница Матрена,
но никак не могли повидать ее. Да и глуповаты были: ведь только
по 13 лет.

Старший мой брат жил в Петрограде. Он был деловой и не глу-
пый; имел трактир и меня к себе взял. Немного я пожил с ним, и
книжки все приобретал. Как-то брат поехал в деревню, а я в Ко-
невский монастырь. Нашелся попутный человек, владеющий финским
языком. На Коневце нам не понравилось и мы отправились дальше на
Валаам. Я остался на Валааме, а попутчик вернулся в Петроград.
Мне тогда было 16 лет. Моя мать приезжала повидать меня. Проживши
4 года в монастыре, меня взяли на военную службу. Служил я в
стрелковом полку 4 года — тогда такой срок был. После службы по-
жил в доме с отцом года два и второй раз прибыл на Валаам в 1900
году. Вот и живу с тех пор в монастыре, и мысли никогда не было,
чтобы вернуться в мир.
Благодарю Господа, что он по своей милости сподобил меня
грешного провести всю мою жизнь в монастыре. Кто будет читать мои
письма, умиленно прошу: помяните в своих святых молитвах меня ве-
ликого грешника.

Старец Валаамского монастыря.

Письма 1939-1956г.

1.
4.8.1939г.

Почтенное твое письмецо я получил и видно из него, что ты ста-
ла заниматься внутренней духовной жизнью. Умудри тебя Господь!
Правильно твое замечание, что «от молитвы нечего не ждать». При
молитве надо себя держать в большем непотребстве, и если появятся
теплота и слезы, не мечтать о себе что-то высокое; пусть они при-
ходят и уходят без нашего принуждения, но не смущайся, когда они
пресекаются, иначе и не бывает.
Молитва самый трудный подвиг, и она до последнего издыхания
сопряжена с трудом тяжкой борьбы. Все же Господь, по своему мило-
сердию, временами дает и утешение молитвеннику, чтобы он не осла-
бевал. Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообра-
зуйся со временем; в этом самочиния не будет, только много наби-
рать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежания то-
ропливости.
По божей милости, пока живем благополучно, обычной монастырс-
кой жизнью. Испрашивая на тебя божие благословение.

2.
4.10.1939г.

Добре, что ты упражняешься в Иисусовой молитве. Святые отцы
молитву назвали царицей добродетелей, ибо она привлечет и прочия
добродетели. Но, насколько она высока, настолько и труда большого
требует. Преподобный Агафон говорит: «молитва до последнего изды-
хания сопряжена с трудом тяжкой борьбы».
Ты исполняешь по 100 и утром и вечером, довольно с тебя тако-
го количества, только старайся исполнять со вниманием; но не сму-
щайся, что у тебя при этом на сердце сухость, однако, понуждай
себя; только внимание держи, как я тебе говорил в верхней части
груди. На работе и при людях старайся умно предстоять перед Бо-
гом, т.е. иметь память Божью, что Он тут. Если больше тебя умиля-
ют псалмы и акафисты — их читай, если время есть.
О непрестанной и умносердечной молитве, к которой ты стре-
мишься, не дерзаем просить у Господа — такое состояние у очень
немногих, едва ли обретешь из тысячи одного человека, сказал св.
Исаак Сирский, и в такую духовную меру приходят по благодати бо-
жией за глубокое смирение. К теплоте сердечной не стремись — она
приходит без нашего искания и ожидания; в молитве должен быть наш
труд, а успех уже зависит от благодати, большаго не ищи и не го-
рячись. В духовной жизни скачки не уместны, а требуется терпели-
вая постепенность. Ты еще юная телесно и духовно. Св. Листвичник
пишет: «Раскрой у новоначального душу — и увидишь неправильность,
желание у него непрестанной молитвы, всегдашней памяти смертной и
совершенного безгневия, — такое состояние только совершенных».
Признак молитвы в теплоте сердечной и в сокрушении сердца, и что-
бы сознавать себя ничтожной и взывать к Господу: «Господи Иисусе
Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную», или другими словами
можно молиться, как для тебя будет удобнее.
Ты не хочешь грешить и грешишь тяжело. Что делать?
— Человецы есмы, плоть носящие, да дьяволами искушаемые. Не
трепещи и не унывай сице, когда и пошатнешься в какой добродете-
ли, встань, выпрямись и опять иди вперед; знай, что устоять в
добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией. Имей смире-
ние и не верь себе, пока не ляжешь в гроб; да других не осуждай
ни в чем. Кто кого в чем осуждает, тот и сам в эти же грехи впа-
дает, иначе и не бывает.

Если когда, тебе приходится покривить душой ради одиночества,
чтобы побыть у себя дома — это не грешно; умудряйся, чтобы все
было ради Бога. Умудри тебя Господь.

3.
27.4.1940г.

Письмо твое я получил. По божией милости остался жив, хотя и
сплю на нарах, но духом спокоен, даже и не думаю о Валааме, точно
как и не жил там.
Письмо твое я понял, ибо оно писано от чувств, и я чувствовал
силу слов. Валаам покинул я спокойно, и бомбардировку Валаама пе-
ренес благодушно. Во время тревог не бегал прятаться в убежище,
хотя оно было у нас в соборе, но сидел в своей келии и читал Свя-
тое Евангелие. От грома бомб корпус дрожал, стекла в окнах вдре-
безги разлетелись и двери открывались, а у меня какое-то было
внутреннее убеждение, что останусь жив. Уезжать с Валаама приш-
лось спешно, хотя и мало что взял с собой, но не жалею, только
очень жаль, что твоя икона и еще родительское благословение оста-
лись висеть на стенке. Взял несколько книг из святоотеческих и
довлеет их.

Хоть ты и освободилась от страстей, но имей смирение и не
верь себе, пока не ляжешь в гроб. Наш должен быть труд во всякой
добродетели, а успех уже зависит от божией благодати, а благодать
Бог дает не за труды, но за смирение, насколько человек смиряет-
ся, настолько и благодать посетит. Я советую тебе прочесть св. Ма-
кария Великого, 5 слов о чистоте сердца, — они напечатаны там у
вас.

4.
27.7.1940г.

Блаженное твое состояние, если ты чувствуешь себя скудной и
младенцем среди людей образованных духовно; не завидуй таковым и
не стремись к духовным восторгам. Мистики стремятся к таким бла-
годатным ощущениям, и вместо истинного созерцания, впадают в дь-
явольскую прелесть. Благодатное ощущение Господь дает человеку,
если у него очищено от страстей; в таком устроении были св. Отцы,
а нам грешным должно молиться в покаянных чувствах и просить у
Бога помощи в борьбе со страстями. В Отечнике сказано: «Ученик
сказал старцу: такой-то «видит ангелов». Старец ответил: «это не-
удивительно, что он видит ангелов, но удивился бы я тому, кто ви-
дит свои грехи». Хотя это старческое изречение и кратко, но по
духовному смыслу очень глубоко, ибо тяжелее всего познать себя
самого. Пишешь: «Слова молитвы и Господь соединились, и как бы
нераздельно сам Господь». Тут ошибки нет, так и должно быть.
Да, «довольство, богатство, любовь родителей и похвалы окру-
жающих» большая помеха в духовной жизни. Святые отцы этих причин
ко греху очень боялись и всеми силами избегали их; не напрасно же
уходили в монастыри да в пустыни, но тебе бежать не надо никуда,
а старайся быть мудрой как змея, а кроткой как голубь, прочее все
временное, пустота, точно мишура. Помнить надо, даже убедить се-
бя, что не сегодня, а завтра однако умрем, а там вечная жизнь и
время там стоит. Господи помилуй.
Твои года и путь очень скользкие, смиряйся и не верь себе,
пока не ляжешь в гроб. Умудри тебя Господи!
Продолжай молиться, как теперь молишься. Если имеете жития
святых, советую, почитывать их, они очень воодушевляют и многому
научают.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

нем.
Совершилось таинство пострижения в мантию. Поехал обратно в
многомятежный мир, взял с собой ягод земляники корзиночку из мо-
настырского сада, покропил святой водой, думаю, вот угощу брата
монастырскими ягодами. Приехал я в город, взял ягоды и пошел уго-
щать ими брата. Смотрю: он кушает и благодарит меня за хорошие
ягоды. Затем говорит мне: «как ты уехал в монастырь, как-то
ночью, только что стал засыпать, вдруг, очень ясно вижу, что под-
ходят ко мне два схимника и говорят мне ласково: «не скорби не
скорби, будешь здоров», и ушли от меня. Я сразу же и поправился.
Потом он сказал: «меня испортили худые люди по зависти».
Этого случая я никогда не забуду. Верую в Бога и в его могу-
щество, в чудное его творение; куда ни посмотрю, все меня удивля-
ет и чувствую его творческий промысел о судьбах мира и человека.
Как вы, безбожники, неужели не можете признать Бога творца,
смотря на все это чудное творение? Господь по своей благодати
чудно все сотворил, дал условный закон и поддерживает свой миро-
вой порядок, до своего второго пришествия на землю, тогда этот
чудный мир упразднится и будет вечная жизнь, не имущая конца.

95.
18.1.1955 г.

На вопрос Х., «Как надо решать, предстоит ли ему идти старой
дорогой или начать по новой», вопрос загадочный, именно какие до-
роги? Впрочем, я полагаю, надо идти старой дорогой, ибо ему из-
вестна она и есть опыты, а на новой неизвестно, что там может
встретить его. Указывает на подвижников; они ломали свою жизнь,
бросали все и меняли свою жизнь. У подвижников была одна цель,
спасти свою душу, и глубокая у них вера в божию помощь. А у Х.
Интересы материальные — большая разница между ними. Х. понимает
смирение во внешнем виде, вот и говорит: до чего оно должно расп-
ростераться ? Истинное смирение, вот до чего должно распросте-
раться: до полного сознания, в чувстве сердца, что он на всем
земном шаре, хуже всех человеков, даже скотов. Св.Отцы сказали:
«смирение божественно, оно преклонило небеса и сошло на землю,
принял нашу плоть и бысть Богочеловек». Наверно вам это непонят-
но, вопрос философский, а ответ Богословский. О выборе пути, надо
руководствоваться святым писанием, а не инстинктом.

96.
20.1.1955 г.

… Едва собрался написать тебе; затирает старичка — лежал в
больнице 11 дней, очень помогли мне, ибо Господь лечит посредс-
твом докторов; и врача Господь сотворил, говорил св.Писание. Ког-
да обращаешься молитвенно к спасителю или к божией матери или к
святому какому, все они небожители слышат — в этом не сомневайся.
Молись вот так: в уме не надо представлять чувственно спасителя,
божию матерь или святых, но ум надо заключать в слова молитвы, а
внимание в верхней части груди. Повторю: из головы внимание спус-
ти в словесную часть груди, как выше сказал, такой образ молитвы,
самый правильный и пусть будет у тебя навсегда. Конечно, сперва
трудно будет спуститься из головы в грудь, но потом уже без труда
будет внимание в груди. Хорошо бы об этом поговорить лично. Что
будет не понятного в молитве, напиши мне, я объясню.
Желаю вам от Господа мира, любви и согласия.

97.
6.2.1955г.

…Люблю прочитывать изречения св. Отцов, ибо они говорили
«Краткими глаголы по много разумы». Некий старец сказал: «Если
душа имеет только слово, а не имеет дела, то уподобляется дереву,
имеющему цветы, но не плоды». Чудный ты старец, как хорошо объяс-
нить в кратких словах духовную жизнь. Ибо цветы прельщают только
глаза — отошел от них и забыл цветы, а плод от древа насыщает че-
ловека и дает силы для поддержания жизни. Так и говорящие, кото-
рые «Говорят от дел», их глаголы ложатся на сердце точно пластырь
на раны. А если говорящий от обучения, то чувствуется, что слове-
са их рассудочным. Ибо вода и уксус имеют цвет один, но гортань
различает брашно.

98.
6.2.1955г.

В святом Евангелии от Мат. (16, 18-19) Господь сказал: «яко
ты еси петр (камень), и на семь камени созижду церковь мою, и
врата адова не одолеют ее».
Ибо глагол божий не изменяется во веки веков. Как не гнали
церковь божию язычники и безбожники! Однако служба божественная
всегда совершалась и будет совершаться до второго пришествия гос-
пода нашего Иисуса Христа на землю. Св. Отцы советуют читать св.
Евангелие ежедневно, если очень не досужно, хоть одно начало
все-же прочти. Читай не так, чтобы только прочесть, но внутренне
помолись Господу, чтобы открыл очи твои сердечные для уразумения

силы св. Благовествования Христова: читай внимательно, точно, по
складам. Опытом познаешь духовную силу, исходящую от такого чте-
ния, подобно кровоточивой жене.

99.
6.2.1955г.

Получил твое письмо, пишешь: что тебя иногда во время молитвы
очень смущают хульные помыслы; такие бывают скаредные, что даже
стыдно смотреть на иконы, священникам, как-то, стыдно говорить.
Смущаться не надо, ибо такие помыслы не наши, а врага рода чело-
веческого — дьявола. Просто не обращай внимания на них, и мысли
старайся обратить на какие-либо внешние предметы. Этот дьявол —
хулитель, иногда, во время божественной литургии хулит Господа,
святые тайны и все божественное. Преподобный Никита Стифат ска-
зал: «сей хулитель дьявол, иной раз нашими же устами хулит нас и
Бога вышнего».
Преподобный Иоанн Карфафский сказал: «не только перед сконча-
нием мира дьявол возглаголет словеса на вышнего, как говорит Да-
ниил (7,25), но и ныне бывает, через наши помыслы; тяжкие возно-
сим хулы на самое небо, и самого вышнего бесславит, и создание
его, и святые Христовы таинства. Сей хулитель — дьявол искушал
Господа нашего Иисуса Христа чревоугодием, тщеславием и гор-
достью. Дьявол не знал тайны воплощения Богочеловека, все же по-
чему-то догадывался: «Если ты сын божий» и прочее, как сказано в
Евангелии (от Мат.4, 3-9), Господь сказал: «Отойди от меня сата-
на». Вот, и ты говори хулителю — дьяволу: отойди от меня сатана,
я знаю Господа нашего Иисуса Христа, слушаю его и повинуюсь ему
во всем, что заповедано в св. Евангелии, а тебя погибшего навсег-
да за твою гордость, не буду слушать, чтобы ты ни говорил мне;
повторяю: отойди от меня, ненавистник всякого добра.
Хулитель-дьявол, хоть и всех искушает, но гордые больше стра-
дают хульными помыслами, ибо Господь, за гордость попускает дь-
яволу искушать человека. Св. Отцы такие испытывали хуления, что
даже не хотели предать писанию. Но они были опытными в духовной
жизни, не смущались, ибо хорошо знали, что виновник хулы дьявол.

100.
15.3.1955г.

… Преподобный отец Ефрем Сирин молился: «Ей, Господи царю,
даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Вели-
кий отец очень хорошо знал и помнил тяжесть греха осуждения и ве-
ликую добродетель не осуждения. Господь сказал: «не судите, да не
судимы будете. Имиже бо судом судите, судят вас. Что же видиши
сучец иже во оце брата твоего, бревна же еже есть во оке твоем не
чуеши» (от Мат.7,1-4). Осуждающий других уподобляется антихристу,
ибо восхищает суд божий. Много есть примеров об осуждающих дру-
гих.
Насколько великий грех осуждение, приведу один пример. Преп.
Исаак фивейский, при посещении киновии, увидал там брата, впавше-
го в грех и осудил его; когда возвратился в келию, ангел не пус-
кает его и говорит: «Бог послал меня к тебе и повелел спросить,
куда повелишь поместить павшего брата, которого ты осудил». Ужас-
нулся старец и сознал тяжесть греха осуждения. Упал в ноги ангелу
и слезно просил прощения. Ангел сказал: «Бог простил тебя, но бе-
регись осуждать прежде нежели Бог осудит его».
А мы грешные так привыкли осуждать других; даже взошло в при-
вычку, и не помним божьего запрещения и тяжесть греха.
Осуждение всегда бывает ошибочно, ибо мы не знаем причин сог-
решающего, что его побудило это сделать, мы видим только грех
ближнего, а покаяние его не видим. Господи, даждь ми зрети мои
прегрешения, и не осуждати брата моего.

101.
24.3.1955 г.

… Завтра великий праздник благовещения (благая весть) прис-
нодеве марии архангелом Гавриилом. Чудо-чудес! Бог невместимый и
творец всей вселенной вмещается в утробу девы Марии. Пресвятая
Богородица, спаси нас грешных! Ах! Как хорошо Святая наша Цер-
ковь, восхваляет приснодеву Марию в догматиках. Эти догматики
всегда надо слушать внимательно, ибо в них поются прообразы вет-
хозаветные о Деве Марии. Господь и Царица Небесная, да помогут
тебе в тяжелые минуты. Веруй и обращайся к ним за помощью.

102.
20.4.1955г.

Получил твое письмо и ты просишь меня написать тебе о вопло-
щении Сына Божия. Я давно собирался написать это себе на память,
но все как-то не мог собраться написать, а ты натолкнула меня.
Дерзю приступить к этому великому делу и душа моя трепещет:
как я могу писать о такой великой тайне, и святые ангелы не могут
постигнуть этого великого таинства. Все же, с божией помощью, на-
пишу насколько человек может воспринять своим ограниченным умиш-
ком эту великую тайну воплощения Бога-Слова. Пишу на основаниях
св. Церкви и учение св. Отцов, а не свое мудрование. А сердце мое
трепещет: как святая троица единосущная и нераздельная, сын божий
невместимый вмещается в утробу человеческую присно-девы марии, и
восприял от нее душу и тело человеческое, и бысть совершенный Бог
и совершенный человек, кроме греха, и волю имел божескую и чело-
веческую, только воля человеческая подчинялась воле божией. Серд-
це мое трепещет, как я буду продолжать писать о таком таинстве?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

С любовью во Христе.

5.

Благодари Бога, что он дал тебе вкусить, хоть в мале «яко благ
Господь». Да, внутреннее свое состояние обнаруживать не надо даже
и духовнику, если он не проходит такую же внутреннюю жизнь. Пре-
подобный Антоний Великий пишет: «если ты будешь говорить не ду-
ховному о духовном, то ему покажется смешным». Я тебе писал в
предыдущем письме о смирении, и еще повторяю: «смиряйся, чадо,
враг очень хитер и мы очень немощны». Преподобный Макарий Великий
пишет: «знал я таких людей, которые были в таком духовном совер-
шенстве, что видели на небе славу святых, и в таком состоянии на-
ходились шесть лет, и страшно сказать, — погибли». Еще приводит
некоторых мучеников, которые пали после тяжких мучений. А о про-
щении грехов св. Дух говорит через пророка Иезекииля: «аще греш-
ник покается и жить будет исправно, тогда Господь не помянет гре-
хов его, также и праведник, если развратится, Господь не помянет
его праведности».
Умудряйся,чадо,будь мудра, как змея, а кротка, как голубь.
Большую пользу я получаю жить в общем помещении и спать в повалку
на нарах. Бог один, а пути к нему разные — это мы видим на приме-
ре св. Отцов: одни проходили внутреннее умное делание, преуспева-
ли в духовной жизни, а другие много читали псалмов, канонов, тро-
парей, тоже преуспевали в духовной жизни. Еще замечу, пишут св.
Отцы, что природные недостатки остаются и у святых — для их сми-
рения.
Быть на Фаворе со Спасителем очень весело, но когда придется
быть и на Голгофе, то терпи — имей уши слышать, да слушай, будь
внимательна.

Умудри тебя Господь!

6.
14.9.1943г.

Христос посреди нас! Пользы мало, если только будем читать да
спрашивать, как спастись, но надо начать трудиться, работать,
очищать свое сердце от страстей. Вы теперь знаете, в чем заключа-
ется духовная жизнь, добрый час, начинайте, умудри вас Господи, и
меня не забывайте в своих св. молитвах.
У св. о. Исаака, да, язык труден, но еще труднее для нас его
содержание, ибо глубок колодец, а у нас коротка веревочка, и мы
не можем достать его глубокой, чудной спасительной воды.
Епископ Феофан даже составил молитву св. Исааку, чтобы он по-
мог нам понимать его спасительное учение. Вообще св. Отцы с свое-
го опыта, от чувств писали, и понимается их учение теми людьми,
которые работают над своим сердцем.

Испрашивая на вас божие благословение!

7.
14.8.1945г.

Христос посреди нас! Твое почтенное письмецо я получил и про-
чел с любовью. Хорошо, что ты стремишься к духовной жизни, но
старайся духа не угашать; хотя вам и труднее развивать духовную
жизнь в миру, но стремящимся
Господь поможет. Святый Иоанн Листвичник удивляется странному
в нас состоянию: почему имея помощниками для добродетели и все-
сильного Бога, и ангелов, и св. Человеков, а на грех только одно-
го беса лукавого, все же удобнее и скорее преклоняемся к страстям
и порокам, нежели к добродетели? Вопрос остался открытым. — Свя-
той не хотел нам объяснить. Однако, можно догадываться, что наша
природа, порченная преслушанием, и мир со своими разными соблаз-
нами ошеломляющи, помогают дьяволу, и Господь не нарушает наше
самовластие. Нам должно стремиться к добродетели насколько хватит
наших сил, но устоять в добродетели состоит не в нашей власти, а
в Господней, Господь хранит не за наши труды, а за смирение: «где
случилось падение — там предварила гордость», говорит листвичник.
Но Господь по своему милосердию дал нам немощным покаяние,
ибо наша порченная природа очень и очень склонна ко греху. Св.От-
цы своим опытом изучили до тонкости нашу природу, утешают нас и
подробно изложили в своих сочинениях способ борьбы со грехом.
Теперь у тебя есть книжица «невидимая брань», посматривай в
нее почаще. Относительно молитвенного твоего правила умудряйся
сама, только чтобы было не на ветер, как бы только выполнить.
Старайся внимательно. Не лучше ли сократить, чем со смущением вы-
полнять и быть рабом у правила? Это не моя мысль, а св.Исаака Си-
рина. И в «невидимой брани» это писано, только не помню в которой
главе.

Твой недостойный сомолитвенник.

8.
11.2.1946г.

Честнейшая о Господе!

По божией милости я здоров, после обеда часа на 2 хожу дрова
пилить. Не пугайся, что у тебя нет благоговения в молитве, хорошо
и спасительно, что нудишь себя молиться; загляни в Листвици сл.28

и гл.29.
Бога не представляй очень строгим. Он очень милостивый, знает
нашу человеческую немощь, святых отцов мы должны благоговейно
чтить, ибо они особенные избранники божии, а чтобы смущаться, что
мы не можем подражать им, загляни в Лест.сл.2 6 гл.125. Я тоже
желаю, чтобы Господь сподобил тебя жизнь скончить в монастыре.
Будем молиться и надеяться, что он осуществит наше желание, те-
перь пока поживи с Н.Н., Послужи ей по 5-ой заповеди. К монас-
тырской жизни припасай терпение не один воз, а целый обоз.
Безграмотные мои письма мне не нравятся; вот я написал тебе,
чтобы уничтожила их, а если по смирению своему хочешь хранить,
пусть остаются у тебя. Пиши мне, не стесняйся, всегда отвечу нас-
колько вразумит меня Господь. Иногда смущает меня мысль: «зачем
переписку веду, безграмотный, с образованными?» Будем надеяться,
что мы с тобой, Бог даст увидимся, тогда побеседуем. Святоотечес-
кое писание направлено к трем степеням духовного совершенства: к
младенцам, средним и совершенным, а как мы с тобой младенцы, нам
требуется и полезна мягкая пища, вот и извлекай оттуда классы ду-
ховные, согласно своего возраста.
Умудри тебя Господи, разбирайся и не смущайся.

9.
19.4.1946г.

Вот вступили мы во святую четыредесятницу. Св.Церковь вопиет:
«Постимся постом приятным, благоугодным Господеви; истинный пост
есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похо-
тей отлучение, оглаголания лжи, и клятвопреступления, сих оскуде-
ние, пост истинный есть и благоприятный».

В прощенное воскресенье, после ужина, перерыв на 1/2 часа; в
7 часов собрались все иноки в церкви, пропели пасхальный канон,
прочли молитвы на сон грядущий, затем приложились к образам. Игу-
мен просил прощение, сделал земной поклон и вся братия также пок-
лонилась ему до земли, и подходили все по очереди прощались, ло-
бызая рамена, один по одному только и слышно: «Бог простит, и ме-
ня прости грешного», затем разошлись молча по келиям.

Хороший обычай, как-то хорошо отзывается на душу, все прими-
рилось. Всю эту неделю не работают, причащаться будут в субботу.
Вам поздравляю со св.Четыредесятницей; помоги вам, Господи,
провести оную в Христианском благочестии и встретить светлое
христово воскресение.

10.
10.7.1046г.

Христос посреди нас!

Мое желание о тебе, чтобы ты проводила духовную жизнь, и что
было на душе старалась высказать все ради Бога, на спасение души:
«Блюдите како опасно ходите», говорит апостол, и все наши предос-
торожности, без благодати божией рассыпаются в дребезги, ибо не в
нашей власти состоит устоять в добродетели, как и раньше я тебе
говорил; стремиться к добродетели и понуждать себя надо крепко,
это состоит в нашей свободной воле.
У тебя теперь есть понятие о внутренней жизни и некоторый на-
вык; понуждай себя чаще, внутренне молиться насколько хватит сил
и время, еще упражняйся в смертной памяти и молись Богу, чтобы он
дал память смертную. Замечай, какая наша временная жизнь: непос-
тоянная, изменчива и скоропроходящая, не внимательных увлекает к
разсеянности; а чтобы приобрести внутренний свой мир одно средс-
тво — непрестанная молитва. Скука и грусть пройдут, потерпи, не
унывай, помоги и храни тебя Господь.
Верить слухом посторонних не верно; люди как люди, иногда из
комара делают слона и видят только немощи, а келейных слез не мо-
гут знать, да и не способны проникнуть во внутреннюю жизнь уеди-
ненного инока. Степени духовного преуспевания разные и духовного
познать может только духовный. Полезнее всего видеть всех хороши-
ми, а себя хуже всех; будешь только следить за собой, тогда имен-
но увидишь себя хуже всех, так я и раньше тебе лично говорил.
Всегда поминаю вас в своих недостойных молитвах, и по вере
вашей да будет милость божия с вами.

11.
24.10.1946г.

За все твои хлопоты сердечно благодарю. Слава и благодарение
Богу, что Господь помог тебе быть мирной к Н.Н., Помоги ей госпо-
ди, только осуждать ее не надо. Книга св.Исаака Сирина очень
серьезная, его в точности понять может только тот, кто проходит
духовную жизнь. Если можешь достать книгу св.Кассиана римлянина
советую прочесть, в особенности его собеседования, ибо ты малень-
ко стала понимать мысли св.Отцев. Это хорошо, что иногда говорите
о внутренней жизни; знаешь — можешь объяснить.
У тебя явилось любопытство, какой был голос у Спасителя, но
он был совершенный Бог и совершенный человек, кроме греха; надо
полагать, что говорил, как человек, только в его речи не было че-
ловеческого искусственного красноречия, но речь его была исполне-
на величия, а когда обличал фарисеев, надо полагать, говорил
строго.
Храни вас Господи!

12.
15.11.1946г.

По божей милости я совершенно здоров, и к докторам ходить не
надо. Работа меня не затрудняет, хожу на работу после обеда часи-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Бог невидимый и непостижимый, на него и ангелы не могут взи-
рати. Но Господь по своему милосердию снисходит к роду человечес-
кому воплощением в человечество. О! Дивное чудо невместимый Бог
вмещается в утробу присно-девы и по закону человеческой природы
был носимый в утробе девы марии 9 месяцев и родился как человек,
но рождение было безболезненное, ибо зачатие было не плотское, а
от духа святого; и младенец божественный полагается в ясли и пи-
тается млеком материнским как человек. «Отроча же растяще, и
крепляшеся духом, исполняяся премудрости, и благодать божия б на
нем». О! Великое чудо: жил, воспитывался и повиновался св. обруч-
нику Иосифу до 30-летнего возраста, работал по плотническому ре-
меслу. Пилил, рубил, строгал рубанком, вообще работал как плот-
ник. 12-летним отроком в Иерусалим в еврейской синагоге удивлял
фарисеев вопросами и ответами, а больше ничего неизвестно до
30-летнего возраста, ибо Бог скрыл свое божество. О! Глубина бо-
жественной премудрости и смирения!
В 30-летнем возрасте был возведен духом святым в пустыню и
жил там со зверьми. Как человек, 40 дней терпел голод и быть ис-
кушаем дьяволом (от Мат. гл.4). Ходил и учил род человеческий,
как ему было угодно, 3,5 года. Действовал как Бог и как человек.
Когда ехал с учениками в корабле спал на корме как человек: под-
нялась буря и корабль их стало заливать. Ученики в испуге разбу-
дили его: «Наставниче, погибаем». Господь запретил волнам и ветру
— как Бог. Когда Господь пришел к гробу умершего Лазаря, просле-
зился как человек, а воскресил его к Бог, сказав уже смердящему:
«Лазаре, гряди вон». По человечеству как человек ходил, уставал,
пил, ел и плакал, а как Бог творил чудеса, исцелял больных, воск-
решал умерших. А ученые фарисеи знали святое писание просто назу-
бок, но по закону не жили и святую истину не могли понять. Прес-
ледовали Спасителя мира на каждом шагу и до того дошла их злоба,
что распяли Господа.
Дивны дела твои, Господи, как человек терпел от злых фарисе-
ев разные поругания. Говорили: «Исцеляет больных, воскрешает
умерших и прочие чудеса делает бесовскою силою. И Господь ради
нашего спасения, все это терпел, как человек. Чудное смирение сы-
на человеческого: ехал на осляти как человек и при его торжест-
венном шествии в иерусалим, народ постилал свои ризы и громко ра-
достно кричал: «Благословенен грядый царь во имя Господне: мир на
небеси, и слава в вышних» (от Луки 19,38). После торжественного
шествия в иерусалим Господь на тайное вечери установил таинство
св. Причащения, и Иуда был причащен тела и крови Спасителя Госпо-
да нашего Иисуса Христа.
Господь как человек скорбел и тужил. «Прискорбна есть душа
моя до смерти», и молился, глаголя: «Отче мой, аще возможно есть,
да минует меня чаша сия; обаче не якоже азъ хощу, но якоже ты».
Бысть же пот его яко капли крови каплющия на землю. И терпел как
человек поругание, осмеяние, биение по щекам, и палкой по голове;
и терновый венец надели на главу его, и кровь лилась по одежде
его и насмехались, говорили: «Радуйся, царю иеудейский». И злые
фарисеи повели Господа — творца всей вселенной и всей твари на
распятие. Пригвоздили его пречистое тело ко кресту. Господи,
прости меня окаянного, что я дерзаю описывать честные страдания
твои. Пишу не ученым языком, ибо я науки не проходил, а как чувс-
твовал, так и писал. Делаю выписку из книги: священная история.
— Распятие на кресте было самой ужасной казнью. Оно заключало
в себе все, что есть мучительного в пытках и смерти: головокруже-
ние, судороги, упадок сил, лихорадку, столбняк, антонов огонь в
ранах, — все это вместе и в самой высшей степени, притом без ли-
шения чувств. Пригвождение ко кресту в висячем положении делало
мучительным малейшее движение, воспаленные и постоянно увеличива-
ющиеся раны от гвоздей разъедала гангрена. Кровеносные жилы, в
особенности в голове и животе, напрягались от прилива крови и ло-
пались. К всем этим мучениям присоединялся невыносимый жар и неу-
толимая жажда. Все эти мучения производили такую нестерпимую тос-
ку, что распятые с мольбой просили, как величайшей милости, по-
кончить их жизни. Господи, помилуй! И все эти ужасные страдания
Господь наш Иисус Христос терпел как человек ради нашего спасе-
ния, а божество сострадало. О дивное чудо! Человече, неужели твое
окаменелое сердце не содрогнется от воспоминаний от воспоминаний
таких страданий Иисуса Христа?
Вот по твоему желанию написал я тебе кратко. Советую тебе чи-
тать св. Евангелие ежедневно, если у тебя нет времени на целую
главу, то хотя бы по несколько строчек.

103.
7.5.1955г.

Твое письмо я получил, все понял. Однако, не унывай и не
скорби, что накричала на Х. — Это человеческое; впрочем, и ко
смирению и к самопознанию своего устроения. Вот какие мы слабень-
кие- подул противный ветер и терпение лопнуло. Вместе жить и ла-
дить, очень трудно, ибо устроение и характеры разные, а чтобы мир
— требуется с обоих сторон стремление к миру.
Читал я в Отечнике: два старца жили вместе. Вначале один го-
ворит другому: как ты смотришь на меня? Другой отвечал: «Как на
ангела». Поживши довольно времени, спрашивает опять: «А теперь
как смотришь», тот ответил «А теперь как на дьявола и каждое твое
слово, точно гвоздем колит меня». Это я привел пример не в поб-
лажку, а чтобы не унывать, когда что стрясется по нашей немощи.
Преп. Моисей говорил: «сила для желающего стяжать добродетели
заключается в том, чтобы не малодушествовать, когда случится
пасть, но снова продолжать свой путь: не падать свойственно толь-
ко ангелам».

104.
6.8.1955г.

… Твое письмо я получил, сразу же пишу тебе во всех недоу-
менных вопросах возьми себе за правило совет Богомудрых св. От-
цов. Если предстоит тебе два зла, выбирай меньшее, а если две
добродетели предстоят — выбирай большую. Конечно, предварительно
помолись, чтобы Господь вразумил.

105.
29.10.1955г.

Человеческой природе свойственно бояться смерти. Смерть вошла
в человеческий род не по природе: поэтому природа человеческая
боится смерти и бежит от нее.
Св. Максим исповедник говорит: нет ничего страшнее помышления
о смерти и велельпье памяти о Боге. Вот такой святой и то боялся
смерти, ему даже и язык отрезали за православие. Многие говорят:
«я не боюсь смерти, готов хоть сейчас умереть», это только пус-
тословие, а когда почувствует приближение ее, тогда будет страх.
… Отец Иоанн Кронштадтский писал свое переживание от
чувств, а не рассудком, вот его писание и ложится на сердце точно
пластырь на рану. По моим грехам так я и не удостоился видеть
его. Но всегда с любовью слушаю, когда говорят о нем, кто видел
его.

106.
28.7.1955г.

О помыслах.

Помыслы бывают трех родов: человеческие, ангельские и бесовс-
кие. Мысли человеческие ничто иное, как мечтательные образы вещей
мира сего, сказал преп. Исихий. Ангельские помыслы всегда добрые
и на сердце бывает мир и тишина, даже некоторое веселие. А бе-
совские мысли всегда греховные и в сердце чувствуется смущение.
Иные люди иногда говорят: «Что ни шаг, то грех». Так говорить
неправильно. У св. Отцов все приходящие мысли названы прилогами,
хоть и худые они, но безгрешны; мы по самовластию можем принять и
не принять, если не примем их, то они безгрешны, а если примем и
будем говорить с ними, тогда будут греховные и доведут они до те-
лесного греха. Иногда приходят мысли неприятные: когда-то были
ошибки, и вдруг они появятся, точно молния блеснет, я полагаю,
что такие мысли естественные, человеческие прежние воспоминания.
А бесовские мысли всегда греховные: о гневе, о блуде, о сребролю-
бии, о тщеславии, о гордости и о прочих страстях, и всегда в
сердце бывает смущение. Конечно, мирянам трудно, даже невозможно,
разобраться в помыслах, от каких причин они бывают. Ибо, иные
мысли у писателей, иные мысли у изобретателей, и иные у торгов-
цев.

107.
26.9.1955г.

От души благодарю за арбуз, хотя получил его в растрепанном
виде, арбуз разбитый, бумага вся мокрая, почтовая барышня была
недовольна, другие пакеты обмочены. Наверно посылали в с тщесла-
вием всегда так бывает, что кто сделает с тщеславием, жди бессла-
вия.

108.
9.10.1955г.

Получил ваше письмо, просите меня ответить. Тебе не понятно у
св. Апостола павла следующее: «Притом знаем, что любящим Бога,
призванным по его изволению, все содействует ко благу. А кого он
предопределил тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а
кого оправдал тех и прославил» (Римл.8,29-30).
Отвечаю не по своему мудрованию, а на основании святоотечес-
кого учения. Блаженный Феофилакт говорит: «и так сначала предви-
дение, потом предопределение. А званным становится человек по
предвидению, т.е. По собственному его произволению (потому что в
таком случае все спаслись бы, потому что все призваны), а нужно
еще произволение. И так, сначала предвидение, а потом предопреде-
ление».
Господь призывает всех: «Прийдите ко мне вси труждающиеся и
обремененные», но свободной воли, данной Господом не нарушает.
Ибо от доброй воли зависит или стремиться ко спасению и ждать
благодати, или желать зла и от благодати отвращаться.
Знай, друже, что наш умишко очень ограниченный, да еще сердце
загромождено страстями и мы не можем понять божественного намере-
ния во святом писании. Некоторые люди от незнания сущности свято-
го писания, утверждают нелепое учение о безусловном предопределе-
нии одних ко спасению, а других к погибели; как будто всеблагий
Бог желает кому-нибудь погибели.
Преп. Антоний Великий постился и молился, просил Бога открыть
ему, почему одни умирают в молодости, а другие в старости, иные
благочестиво живут — бедствуют, а худо живут — благоденствуют.
Услышал голос: «Антоний! Внимай себе, а суды божии не испытывай,
они тебе не полезны».
Да разве человек может постигнуть суды божии? Почему одни бы-
вают от рождения слепые, другие калеки, иные идиоты, и много

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20