Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Мусе, и Исе: «Держите прямо веру и не разделяйтесь в ней!» (К.,
42:11).
«Не в том благочестие, чтобы вам обращать свои лица в сторону
востока и запада, а благочестие — кто уверовал в Аллаха, и в последний
день, и в ангелов, и в писание, и в пророков, и давал имущество,
несмотря на любовь к нему, близким, и сиротам, и беднякам, и путникам,
и просящим, и на рабов, и выстаивал молитву, и давал очищение, — и
исполняющие свои заветы, когда заключат, и терпеливые в несчастий и
бедствии и во время беды, — это те, которые были правдивы, это они —
богобоязненные» (К.,2:172).
Из этой тяжеловатой тирады видно, что ее автор представлял, сколь
социально пестро положение тех, кого призывали к благочестию. Это и
рабы, и бедные странники, просящие подаяния, а наряду с ними любящие
деньги скопидомы, неохотно расстающиеся с нетрудовой копейкой, и те,
кого призывают к платежу очистительной милостыни — своего рода
филантропическому жесту, часто еще и в наше время возвеличиваемому до
акта высокого гуманизма. Объединяя людей по религиозному признаку,
ислам не устранял социальных противоречий между его сторонниками. Явно
обращаясь к неимущим, Коран говорит: «Верующие! Повинуйтесь Аллаху,
повинуйтесь посланнику сему и тем из вас, которые имеют власть»
(4:62). Отсюда ясно, что ислам, согласно Корану, ставил в неравное
положение того, кто, обладая властью, призывал повиноваться Аллаху и
посланнику его, и того, кто обязывался повиноваться помимо Аллаха и
его посланника еще и тем, кто имеет власть.
Нам уже довелось приводить аяты Корана, из которых следовало, что
в них отстаивается эксплуататорское общество, неравенство, классовый
гнет, рабство, которые выданы за установления Аллаха. «Мы, — говорится
от лица бога в Коране, — раздаем… жизненные потребности в этой
дольней жизни, возвышаем одних над другими в степенях, так что одни…
держат других подвластными себе невольниками» (43:31).
Частная собственность, неравенство решительно защищаются Кораном,
они изображаются в нем как «милость Аллаха». «Аллах дал вам
преимущество одним перед другими в жизненном уделе. Но те, кому дано
преимущество, не вернут своей доли тем, кем овладела их десница (то
есть тем, кто стал их невольниками. — Л.К.), чтобы они оказались в
этом равными» (К., 16:73). И несмотря на это, первые, богатые, боятся
вторых. «Есть ли у вас из тех, кем овладели ваши десницы, сотоварищи в
том, чем мы (Аллах. — Л.К.) вас наделили, и вы в этом равны? Боитесь
ли вы их так, как боитесь самих себя?» (К., 30:27). Коран
предупреждает неимущих, чтобы они не пытались изменить свое тяжелое
положение путем какого бы то ни было посягательства на собственность
богачей. «Не засматривайтесь очами твоими на те блага, какими наделяем
мы [Аллах] некоторые семейства…» (20:131). Бедность, тяжкие
человеческие страдания, социальная несправедливость, рабство и т.п. —
все это, по Корану, благодеяния Аллаха.
Прогрессивные общественные идеалы на Востоке и Западе с давних
времен коренным образом расходились с этими основными положениями
Корана. Так, Низами Гянджеви во второй книге поэмы «Искандер-намэ»
нарисовал социальную утопий — город счастливых, общество, где все
равны, нет богатых и бедных, нет социального гнета, эксплуатации
человека человеком. Жители этого города рассказывают Искандеру
(Александру Македонскому), герою поэмы Низами:

Если кто-то из нас в недостатке большом
Или в малом, и если мы знаем о том,
Всем поделимся с ним. Мы считаем законом,
Чтоб никто и ни в чем не знаком был с уроном.
Мы имуществом нашим друг другу равны.
Равномерно богатства всем нам вручены.
В этой жизни мы все одинаково значим.
И у нас не смеются над чьим-либо плачем,
Мы не знаем воров; нам охрана в горах
Не нужна. Перед чем нам испытывать страх?

(Перевод К. Липскерова)

В этом городе счастливых нет неравенства и угнетения человека
человеком, насилия и рабства, выдаваемых Кораном за божественные
установления. Не зная краж и грабителей, этих неизбежных спутников
эксплуататорского общества, жители города счастливых всегда здоровы,
живут до глубокой старости и, умирая, не жалеют о прожитом.
Преждевременная смерть сражает лишь того, кто совершит воровство,
нарушит их гуманные законы. Счастье людей — результат коллективного
труда. Все жители совместно и равно трудятся на полях, и урожай их
велик: одно зерно рождает 700 полновесных зерен.
Социальная утопия Низами выражала чаяния и возвышенные стремления
народных масс, не раз в своей истории восстававших против
эксплуататоров и угнетателей; она высоко поднималась над
господствовавшей феодальной идеологией, которая считала, что только
ислам через свое духовенство и культ способен разрешить все сомнения
человека, указать ему истинный путь.
Сравнивая жизнерадостные мысли, выраженные Низами в глухую ночь
средневековья, с тем, что проповедуют мусульманские мистики и
богословы, нетрудно понять, кто выражает мечты народа. Если Низами
рисовал будущее общество свободным от насилия и угнетения человека
человеком, то в произведениях, основанных на Коране, Сунне и шариате,
отстаивается мысль о вечности эксплуататорского общества как
общественного установления. Так, в «Кабус-намэ», своеобразном
мусульманском «Домострое» XI века, указывалось: «Господь всевышний
предопределил, чтобы одни были нищими, а другие богатыми. Ведь он мог
всех сотворить богатыми, но все же создал два разряда из них, чтобы
выявился сан и почет рабов (божьих) и высшие отделились от
низших»[Кабус-намэ. М., 1953, с. 21.].
Такие мысли, исходящие из поучений Корана, пронизывали сотни
мусульманских сочинений, а также были отражены в официальных
документах, имевших целью возвышение власти, основанной на угнетении
большинства меньшинством. Например, в ярлыке бухарского эмира

Музаффара, выданном бию Мухаммед-Шарифу в 1884 году, читаем: «Так как
творец ночи и дня и всемогущий, (который) «что пожелает, свободно
избирает» (неточная передача 68-го аята 28-й суры Корана, где сказано:
«Господь твой творит что хочет и что свободно избирает». — Л.К.),
(возвысил) сынов рода человеческого по слову своему: «мы превознесли
сынов Адама» (17:72) величием превосходства и вестью: «мы возвышаем
некоторых (одних) из них над другими» (43:31, полный текст см. выше. —
Л.К.), — то и нашу, отмеченную правосудием, особу из среды людей он
утвердил на престоле царства и завоевания стран и устойчивость фигуры
нашей украсил одеждой полного благородства миродержания». А на оттиске
большой круглой государственной печати бухарского эмира, поставленной
на обороте этого ярлыка, значится: «Эмирское достоинство есть
заместительство (халифат) всевышнего господа…»[См.: Семенов А.А.
Очерк устройства центрального административного управления Бухарского
ханства позднейшего времени.- Материалы по истории таджиков и узбеков
Средней Азии (Труды Академии наук Таджикской ССР. Вып. 11. 1954, т.
25, с. 62-63).] «Его величеством, милостивым халифом» обычно называли
бухарского эмира просители и должностные лица в подаваемых ему
заявлениях и документах.
История народов нашей страны давно опровергла учение, по которому
человечеству предначертано вечно жить в обществе, раздираемом
антагонистическими противоречиями, выявила полную несостоятельность
защиты эксплуатации и угнетения человека человеком, так же как и
неустойчивость «фигур», использовавших, подобно бухарскому эмиру,
Коран для своего возвеличения.
История человечества выявила также антигуманную сущность
проповеди нетерпимости к людям другой веры, появление которой в Коране
объясняется как влиянием религий Древнего Востока с характерным для
них отделением людей различных верований друг от друга, так и
условиями острой политической борьбы периода раннего ислама,
отраженными в этой книге. По той же причине в Коране имеются, как мы
уже отмечали, и места, содержащие положения другого рода («в религии
нет принуждения» и т. п.). Но впоследствии богословие стало изображать
проповедь нетерпимости как истину, преподанную Аллахом раз и навсегда.
Согласно этой «истине», «верующие не должны брать себе в друзья
неверных» (3:27; ср. 5:56). «Верующие! — читаем в Коране. — Воюйте с
теми из неверных, которые близки к вам: знали бы они в вас вашу
жестокость…» (9:124; 48:29).
В наше время борьба за мир, национальную независимость и
демократию во всех странах объединяет силы атеистов и людей разных вер
— христиан, мусульман, буддистов, индусов и др. Все они сотрудничают
друг с другом в силу требований жизни, в силу своих высоких
устремлений и чувств.
Учение ислама, делящее людей на правоверных и неверных, а все
страны мира на дар аль-ислам — страны ислама и дар аль-харб — страны
войны, то есть немусульманские страны[Для обозначения областей,
население которых, исповедующее другие религии, находилось в
зависимости от правителей-мусульман и платило им подати (джизью,
харадж), таких, например, как Неджран, Нубия, в мусульманском праве
возникло особое понятие, подчеркивающее их приниженное положение как
существующих на основе капитуляции — «дар ас-сульх».], мешает людям
объединять свои силы.
К. Маркс в статье «Объявление войны», посвященной русско-турецкой
войне, писал: «Коран и основанное на нем мусульманское
законодательство сводят географию и этнографию различных народов к
простой и удобной формуле деления их на две страны и две нации:
правоверных и неверных. Неверный — это «харби», враг. Ислам ставит
неверных вне закона и создает состояние непрерывной вражды между
мусульманами и неверными»[Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 10, с. 167.].
Учение о «войне за веру» — джихаде (от арабского «усердие»,
«рвение»), или, иначе, газавате (от «газв» — набег), как уже
отмечалось, возникло в раннем исламе в Аравии и детально разработано в
период завоевательных войн Арабского халифата. Под знаменами «войны за
веру» велись войны омейядскими, аббасидскими, фатимидскими и
кордовскими халифами, монгольскими ханами, султанами-мамлюками Египта,
турецкими султанами-халифами и правителями других мусульманских
государств. Так, идея джихада служила султану Махмуду Газневиду
(968-1030) прикрытием для его захватнических походов из Газны
(Афганистан) в Северную Индию, а также Тимуру (1336-1405),
поработившему и в течение десятилетий разорявшему народы многих стран.
Войны между властителями отдельных государств, где господствовали
разные направления ислама, также выдавались за джихад. Им же не раз
объявлялись и кровавые подавления народных антифеодальных восстаний,
например во главе с Бабеком в IX веке. А в 1947 году призывы к
джихаду, в целях разжигания розни между индусами и мусульманами,
широко использовались английскими империалистами в Индии при ее
разделе по религиозному признаку на Индийский Союз и Пакистан.
Однако известны случаи, когда призывы к джихаду служили
выражением народно-освободительной борьбы. В XIX веке идея джихада
была использована в восстании махдистов в Судане против английских
колонизаторов, а в XX веке — в антиимпериалистической борьбе в Ливии,
Алжире, Марокко, Иране, Ираке, Омане.
В наше время еще не перевелись фанатики, сеющие рознь между
людьми, прибегая для этого к Корану, 78-й аят 56-й суры Корана
содержит текст, который часто пишется на его заглавном листе с целью
напомнить, что браться за него мусульманину следует после ритуального
очищения: «К нему прикасаются только чистые». Но смысл этого
предостережения теперь нарочито расширяют. «Правительство Индонезии
запретило продажу столовой посуды, украшенной цитатами из Корана, и
распорядилось конфисковать такую посуду во всех магазинах, — сообщает
корреспондент Франс Пресс. — Это решение, отмечает он, принято под
давлением мусульманского духовенства, обратившегося в официальные
инстанции с запросом, «допустимо ли, чтобы освященной кораническими
текстами посудой пользовались немусульмане, которые могут положить в
нее пищу, запрещенную Мухаммедом?»[Азия и Африка сегодня, 1985, э 3,
с. 48.].
С какой целью это делается, понятно.

x x x

В Коране от имени Аллаха сказано, что «мы ниспослали его, как
арабский судебник» (К., 13:37). Конечно, в нем нет систематического
изложения всех правовых норм и установлений. Но и содержащиеся в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

переписанное на отдельных листах — ас-сухуф, составило первую редакцию
Корана, которая поступила в распоряжение руководства Халифата при
халифах Абу Бекре и Омаре, но не переписывалась, не размножалась.
В условиях происходившей в Халифате политической борьбы слух о
составлении Зейдом по поручению халифа Абу Бекра некоего «чтения»,
Корана, в основу которого кладутся записи «откровений Аллаха», вызвал,
очевидно, появление и других подобных записей и списков. Однако тексты
этих записей, как оказалось, не всегда совпадали. Они расходились
между собой и с собранными Зейдом как по составу, числу и
последовательности глав, так и по существу, по смыслу и полноте
входящих в них сообщений. Поскольку распространение среди мусульман,
живших на обширной территории, разноречивых списков — «чтений»,
которым придавалось религиозное и законодательное значение, могло быть
чревато немалыми неприятностями, в политических интересах Халифата
решено было заменить их одним списком, устраивавшим господствующие
круги.
Подготовка такого списка оказалась непростым делом, вызывавшим
осложнения и в без того напряженной общественно-политической
обстановке раннего Халифата. Тогда, через несколько лет после убийства
иранским рабом халифа Омара (644), новый халиф Осман ибн аль-Аффан
решил заглушить разгоревшиеся споры вокруг разноречивых текстов
«откровений Аллаха», приняв вместо них единый официальный текст
«священной книги». С этим предложением Осман, происходивший из
богатого и влиятельного курейшитского рода омейя, обратился к тому же
Зеиду ибн Сабиту. Ему и работавшим под его началом помощникам из числа
бывших сахабов — соратников пророка Мухаммеда — было поручено
подготовить требовавшийся единый текст. Для этого прежде всего были
отобраны все записи «откровений Аллаха», имевшиеся у отдельных лиц.
Сличив конфискованные тексты с первой редакцией Корана, подготовленной
Зейдом, и приняв или отвергнув ту или другую вновь полученную запись,
составители Корана по приказу халифа уничтожили все оригиналы насильно
или добровольно собранных текстов.

зейдовско-османского текста Корана, переписанная в четырех
экземплярах, была разослана в важнейшие центры Халифата — Мекку,
Дамаск, Куфу и Басру. Этот текст стал считаться каноническим.
По-видимому, разосланная редакция вполне устраивала халифа Османа и
поддерживавшие его круги высокопоставленных омейядов, к этому времени
занимавших едва ли не большинство командных должностей в Халифате.
Зейд ибн Сабит был отмечен ими весьма щедрым подарком: получил из
казны Халифата 100 тысяч дирхемов.
Вскоре, однако, обнаружилось, что и утвержденный халифом Османом
текст Корана принимался верующими за подлинный далеко не везде, не
сразу и отнюдь не всеми. Сожжение отобранных по приказу халифа записей
также не нашло общей поддержки. Напротив, немалую огласку получили
тексты, которые, как оказалось, удалось сохранить нескольким бывшим
соратникам пророка. Теперь, после сожжения отобранных, многие стали
проявлять повышенный интерес к этим текстам. Характерно при этом, что
критика разосланной зейдовско-османской версии шла, если прибегнуть к
современной терминологии, снизу, из демократических слоев.
Заметной фигурой среди подготовивших свой текст Корана и
критиковавших зейдовско-османский список был Абдаллах ибн Мас’уд (ум.
ок. 653), человек незаурядной судьбы и несгибаемой воли. В юные годы
он был рабом, пасшим стадо у курейшитов, затем стал мухаджиром и в
битве при Бедре снес саблей голову одному из наиболее ярых врагов
пророка Мухаммеда — курейшиту Абу Джахлю. Он же ценился как тонкий
знаток «откровений Аллаха» и умелый передатчик хадисов, от которого
пошло 848 преданий. И не случайно, что этот человек оказался неугодным
в Медине, впрочем так же как и его современник, тоже сподвижник
пророка, Абу Зарр аль-Гифари, высланный из Сирии, а затем и из Медины
за открытое возмущение произволом халифа Османа и его наместника,
присвоением ими податей и военной добычи, обиранием бедняков,
ростовщичеством, приобретением богатых домов и доходных садов и стад,
раздариванием казны Халифата своим родственникам и прислужникам.
Обвиняя приспешников халифа, Абу Зарр, ссылаясь на «откровения
Аллаха», обещал им, как и их господам, вечное пребывание в адском
пламени.
Характерно, что не только тексты, расходившиеся с официальной
зейдовско-османской редакцией Корана, сохранялись века, но и потомки
тех, кто сделал эти записи, даже спустя столетия приоткрывали
социальные язвы, разъедавшие Халифат в первые десятилетия его
существования. Так, потомок Ибн Мас’уда, арабский историк Абу-ль-Хасан
Али аль-Мас’уди (конец IX в. — 956 или 957), которого называют
«Геродотом арабов», писал, что в день убийства халифа Османа (656)
только в его личной казне насчитали 150 тысяч динаров и миллион
дирхемов. И это, как мы уже отмечали, при нищете большинства населения
столицы, города пророка!
Да, трудно поверить, чтобы в версии Корана, принадлежавшей
бывшему рабу Ибн Мас’уду, были аяты, оправдывающие неравенство,
невольничество, рабство, вроде того, что читаем в суре «Пчелы» —
«ан-Нахль» (16:73): «Аллах одних из вас наделяет жизненными
потребностями в большем избытке, чем других; но те, которые избыточнее
наделены, не передают избытков своим невольникам, так чтобы они с ними
равнялись в этом. Так ужели они станут отрицать благотворительность
бога?» Этот текст отражал, конечно, беспокойство тех, кто был
«избыточно наделен». Волнение было понятно: во время одной из ярких
вспышек социальной борьбы тех лет в Медине был убит халиф Осман, якобы
в это мгновение склонившийся над утвержденным им списком Корана.
Его преемник халиф Али ибн Абу Талиб — двоюродный брат и зять
пророка Мухаммеда — принял власть из рук убийц своего предшественника.
Жизнь Али расцвечена позднее многими легендами, но пробыл он на посту
халифа сравнительно недолго. В 661 году в Куфе при выходе из мечети
халиф Али был смертельно ранен и через два дня умер. С ним покончил
мусульманин-хариджит[Хариджиты (по-арабски хаваридж, буквально
«вышедшие, возмутившиеся, восставшие») — сторонники одной из наиболее
ранних сект ислама, считавшие себя истинными мусульманами; они —
участники ряда крупных мятежей и восстаний, потрясавших Халифат. Их

современные потомки, именующиеся ибадитами, живут в основном в Алжире,
Тунисе, Ливии, Обмане.] Ибн Мульджам во время широкого народного
восстания, участники которого требовали равенства мусульман,
независимо от их происхождения и цвета кожи.
У хариджитов, отряды которых при Нахраване, в Западном Иране,
безжалостно громил халиф Али, был свой взгляд на Коран. Отстаивая
равенство мусульман, хариджиты считали, что и верховный пост халифа
вправе занять каждый мусульманин, хотя бы он был не курейшитом и не
арабом, а негром или рабом-эфиопом. Естественно, что и в их среде едва
ли мог найтись правоверный, который поддержал бы такой аят из суры
«Румы»: «Есть ли у вас из тех, кем овладели ваши десницы (то есть из
принадлежащих вам рабов, невольников. — Л.К.), сотоварищи в том, чем
мы вас наделили, и вы в этом равны? Боитесь ли вы их так, как боитесь
самих себя?» (К., 30: 27).
Этот аят — одно из сравнительно немногих мест Корана, где весьма
прозрачно отражено классовое расслоение в арабском обществе, наличие в
нем антагонистических противоречий, возникновение среди имущих боязни
перед неимущими, перед теми, за счет которых они жили. Тут и осознание
разницы между конкурентной борьбой внутри своего сословия и
взаимоотношением с людьми другой социальной группы, другого класса.
Это помогает понять сложность социальных отношений эпохи возникновения
Корана, а одновременно и выявить полную несостоятельность современной
пропагандистской литературы, издающейся в некоторых зарубежных
исламских странах, в которой мусульманская община времен пророка
Мухаммеда и первых халифов изображается как некое «бесклассовое
общество».
Хариджиты, как и последователи шиизма, ставшего вторым по
численности направлением ислама, считают, что зейдовско-османский
список Корана имеет ряд нарочитых искажений. Из четырех «праведных»
халифов хариджиты признают только первых двух — Абу Бекра и Омара, а
шииты считают узурпаторами всех, кроме Али, которого возвеличивают.
Согласно богословам шиизма, халиф Осман по политическим соображениям
не дал включить в Коран суру «Два светила» («ан-Нурайн»), в которой
наряду с пророком Мухаммедом прославляется Али, бывший халифом в
656-661 годах. Предание об этом — отголосок политической борьбы,
имевшей место в раннем Халифате. Впрочем, это не обеляет составителей
«Двух светил»: анализ этой суры, неоднократно издававшейся шиитами,
показывает, что она представляет собой составленную в более позднее
время стилизацию под Коран, включающую ряд выражений, встречающихся в
разных местах Корана.
Текст зейдовско-османского списка Корана, ставшего в суннитском
направлении ислама каноническим, подвергался изменениям и при делении
входящих в него материалов на главы (суры) и стихи (аяты), а особенно
тогда, когда в нем были проставлены диактрические, то есть
различительные, значки, необходимые для того, чтобы отличать одну
арабскую букву от других, графически изображаемых одинаково с ней.
Последнее имело место не ранее 702 года, когда был основан город
Васит, где, согласно преданию, по предложению известного своей
жестокостью наместника Ирака Ибн Йусуфа аль-Хаджжаджа (660-714) была
проделана эта работа[Об аль-Хаджжадже мусульманские авторы и в близкое
нам время писали как о «Нероне магометанской истории» (Husain R.
Sayani. Saints of Islam. L., 1908, p. 9), Впрочем, как отмечалось в
печати, следует учитывать возможность искажения образа аль-Хаджжаджа в
произведениях периода правления халифов Аббасидов, когда по
политическим причинам были очернены многие из тех, кто служил династии
Омейядов. При выяснении степени участия аль-Хаджжаджа в установлении
текста Корана важно учесть и то, что он происходил из хиджазского
племени сакиф, известного своими педагогами и грамотеями-писарями еще
в период возникновения ислама. «На заре VIII века н. э. появилась
идея, утверждающая, что только писари-сакифиты способны точно
записывать тексты Корана» (Blachere R. Introduction au Coran. P.,
1947, p. 75-76).]. До этого времени существенные разночтения могли
возникать также из-за того, что в древнем арабском письме не
указывались удвоения букв и, как правило, не ставились краткие и
долгие гласные, отчего не было ясно, в прошедшем или в настоящем
времени употреблен тот или иной глагол, и т. п. Более поздними
являются и заголовки глав Корана.
Составлен Коран на том арабском языке, который, как отметил
академик Крачковский, «мы называем «песенным», но (он) значительно
затемнен при письменной фиксации»[Коран. Перевод и комментарии И.Ю.
Крачковского, с. 663.]. Язык Корана во многом определил затем и
особенности арабского литературного языка, на котором в странах
Ближнего и Среднего Востока в течение веков были созданы многие
выдающиеся произведения науки и литературы. Впрочем, внедрение этой
«латыни» Востока порой сопровождалось принижением и подавлением
местных литературных языков и даже физическим истреблением их знатоков
и носителей. Это оставило тяжелый след в истории ряда народов[Примером
может служить судьба письменности, литературы и науки, созданных в
древнем Хорезме. Гениальный ученый и литератор Абу Рейхан Бируни писал
о действиях халифского военачальника Кутейбы ибн Муслима аль-Бахили
после захвата им Хорезма в 712 г.: «И уничтожил Кутейба людей, которые
хорошо знали хорезмийскую письменность, ведали их предания и обучали
[наукам], существовавшим у хорезмийцев, и подверг их всяким терзаниям,
и стали [эти предания] столь сокрытыми, что нельзя уже узнать в
точности, что [было с хорезмийцами даже] после возникновения ислама».
И еще отметил: «…после того, как Кутейба ибн Муслим аль-Бахили
погубил хорезмийских писцов, убил священнослужителей и сжег их книги и
свитки, хорезмийцы остались неграмотными и полагались в том, что им
было нужно, на память» (Бируни Абу Рейхан. Избранные произведения, т.
1, с. 48, 63).].
Для выяснения того, как вырабатывались канонический текст Корана
и его толкование, немалый интерес представляет также история практики
чтецов Корана. При малом развитии грамотности эта практика имела
огромное значение. Из-за несовершенства раннего хиджазского, или
куфического, письма чтец мог придавать различный оттенок и даже разный
смысл не только передаваемому на слух, но и прочитанному или
усвоенному на слух и передаваемому затем наизусть. К этому чтеца могли
побуждать личный вкус, пристрастие и антипатия, политическая или
религиозная ориентация близких ему людей. Принятое же чтение затем
оказывало влияние на последующее закрепление текста при проставлении в
нем диактрических значков и т. п. Безусловно заслуживает внимания
указание французского переводчика и интерпретатора Корана Режи Блашэра
(1900-1973) на то, что наука чтения «влияла на фиксацию текста

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

В этой суре Аллах говорит: «Мы взяли договор с сынов Исраила и
послали к ним пророков. Всякий раз, как приходил к ним посол с тем,
что не любили их души, — одних они сочли лжецами, а других избивают. И
они думали, что не будет напасти, и были слепы и глухи. Потом
обратился к ним Аллах, потом (вновь. — Л.К.) были слепы и глухи многие
из них; а Аллах видит то, что они делают!» (К., 5:74-75).
Знание, видение Аллахом того, что делается людьми на земле,
важно, как оказывается, и для подведения своего рода социального
баланса, сохранения, если прибегнуть к современной терминологии,
классового мира. Ибо, согласно Корану, «если бы уширил Аллах удел
своим рабам, они возмутились бы на земле, но он низводит (свои блага
не щедро. — Л.К.) по мере, как пожелает: ведь он о своих рабах
сведущий, видящий!» (К., 42:26).
О зрении и слухе Аллаха Коран напоминает и в чисто
конфессиональных целях, с точки зрения ревностного соблюдения молитв —
салата, намаза. Так, читаем: «И полагайся на славного, милосердного,
который видит тебя, когда ты встаешь (на молитву. — Л.К.), и как
обращаешься среди поклоняющихся. Ведь он -слышащий, знающий!» (К.,
26:217-220). В 12-й суре Корана, где изложен арабский вариант
известного сказания об Йусуфе, Аллах, услышав обращенные к нему слова
юноши, что «темница мне милее того, к чему меня призывают», дал ему
силы противостоять соблазну прелюбодеяния. Он «отвратил от него их
козни (попытки влюбившейся в Йусуфа жены его египетского хозяина,
которому он был продан братьями, совратить его. — Л.К.). Поистине, он
— слышащий, знающий!» (К., 12:33-34). Кстати, кораническая версия
этого рассказа легла в основу сюжета многих художественных
произведений о Йусуфе, созданных в последующие века классиками Востока
(одно из них — поэма «Юсуф и Зулейха» до недавнего времени
приписывалась гению персидской и мировой поэзии Фирдоуси (ок.
934-1030), другая одноименная поэма, написанная в 1409 году в городе
Балхе на староузбекском языке, принадлежит поэту Дурбеку.
Антропоморфные свойства Аллаха в Коране предстают и как доводы
против козней шайтана, сатаны. Так, читаем: «А если постигает тебя от
сатаны какое-нибудь наваждение, то ищи убежища у Аллаха: ведь он —
слышащий, ведающий!» (К., 7:199). Слух бога — гарантия правильности
его суда: «Аллах решает во истине, а те, которых они (многобожники. —
Л.К.) призывают вместо него, не решают ничего. Поистине, Аллах —
слушающий, видящий!» (К., 40:21).
Исключительное место среди свойств Аллаха отведено его слову,
«речи господней». «Он — зиждитель небес и земли, и когда определит
быть чему, только скажет тому: «Будь!» — и оно получает бытие»
(2:111). Такова и история Земли и всей Вселенной: «Он тот, кто
сотворил небеса и землю, истинно, в то время, когда он сказал: «Будь!»
и они получили бытие» (6:72).
Еще анализировавшая терминологию Корана К.С. Кашталева отметила,
что «религиозные свидетели понимаются Кораном прежде всего как
очевидцы откровения, или данного непосредственно богом (пророку), или
через пророка (верующим). Их слова рассматриваются как показания
очевидцев и, следовательно, имеют всю силу свидетельского
показания»[Кашталева К. О термине «шахида» в Коране. — Доклады
Академии наук СССР, серия В. Л., 1927, с. 120.]. И в числе отличий
некоторых из них — то, что с ними говорил Аллах. Об этом в Коране
читаем: «Вот — посланники! Одним мы дали преимущество перед другими.
Из них были такие, с которыми говорил Аллах и вознес некоторых из них
степенями» (К., 2:254). Так, Аллах говорил с Мусой, своим посланником.
«И обещали мы (Аллах. — Л.К.) Мусе тридцать ночей и завершили их
десятью. И свершился срок господа твоего в сорок ночей… И когда
пришел Муса к назначенному нами сроку и беседовал с ним господь, он
сказал: «Господи! Дай мне посмотреть на тебя». Он сказал: «Ты меня не
увидишь, но посмотри на гору; если она удержится на своем месте, то ты
меня увидишь». А когда открылся его господь горе, он обратил ее в
прах, и пал Муса пораженным» (К., 7:138- 139). Столь грозен был лик
бога, о котором пишут как о нежнейшем и всемилостивейшем. В Коране же
об этой беседе еще сказано, что «Аллах говорил с Мусой разговором»
(К., 4:162), то есть, очевидно, так, как говорят между собой люди!
Разговор Аллаха со своим посланником происходил без свидетелей и
рисуется в Коране как исключение. Были, однако, и недовольные этим. О
них сказано: «Говорят те, которые не знают: «Если бы заговорил с нами
Аллах или пришло бы к нам знамение!» Так говорили и те, которые были
до них…» (К., 2:112). И Коран разъясняет: «С человеком Аллах говорит
не иначе, как только чрез откровение, или из-за завесы; или посылает
посланника и, по своему изволению, открывает ему, что хочет…»
(42:50-51). О «разговоре» с Мусой здесь не упомянуто, но не потому,
что это было «впоследствии», как следует из комментария к этому
аяту[См.: Коран. Перевод и комментарии И.Ю. Крачковского, с. 593.].
Ибо сура 42 считается в основном мекканской (3-го периода), а не
данной до Мусы. А из обстоятельств разговора Аллаха с Мусой следует,
что хотя она велась один на один, но не с глазу на глаз, а из-за
укрытия, когда Аллах находился «позади завесы»!
Хотя письменность у арабов существовала уже давно, тем не менее
большой объем их первой прозаической книги, составлявшейся как «слово
Аллаха», не мог не изумлять их своими размерами, а также
словоохотливостью всевышнего. Так, очевидно, в Коране появилось
объяснение и этой его особенности. «Скажи: «Если бы море было
чернилами для слов господа моего, то иссякло бы море раньше, чем
иссякли слова господа моего, даже если бы добавили еще подобное этому»
(К., 18:109). То же образно передано и в 26-м аяте 31-й суры, где
гиперболизация более внушительна: «Если бы все дерева, какие есть на
земле, сделались бы письменными тростями, и после того это море
(по-видимому, Красное. — Л.К.) обратилось бы в семь морей чернил: то и
тогда (все. — Л.К.) слова божьи не переписаны будут».
Грозной, разрушительной силой обладает не только лицо Аллаха, сам
его вид, но и его слово — Коран. Об этом в Коране же от имени Аллаха
написано: «Если бы мы ниспослали этот Коран на какую-нибудь гору, то
ты увидел бы, как она понизилась бы и распалась бы на части от страха
божия» (59:21).
В спорах, которые в свое время вели мутазилиты, особенно часто

упоминался 17-й аят 69-й суры, где сказано, как восемь ангелов, вместо
обычных четырех, в день, когда «падет падающее, и небо расколется, и
будет оно в тот день слабым… понесут трон господа твоего над
ними…» (К., 69:15-17). И хотя, как мы знаем, в Коране есть аят,
гласящий об Аллахе, как «свете небес и земли», проникающем повсюду, и
еще в нем можно прочитать, что, «куда бы вы ни обратились, там лик
Аллаха» (К., 2:109), но там же содержатся аяты, в которых бог
предупреждает, что оказаться перед его лицом опасно не только
человеку, но и горе. В нем же читаем, что необходимости «стояния
перед» Аллахом или хотя бы нахождения около его «места» боятся (14:17;
79:40-41 и др.). Есть, впрочем, в Коране и аяты, где обещание увидеть
«лик Аллаха» выдано за награду верующим за их доброхотные подношения и
т.п., а их «стремления к лику господа» названы столь существенными,
что должны быть «вознаграждены» (92:19-21). В таких местах Коран порой
поднимается до освещения широких социальных мотивов.
Интересна с этой стороны сура 13, обычно относимая к последнему
мекканскому периоду и частично к мединским «знамениям». Коран говорит
о верующих, которые «выполняют завет Аллаха и не нарушают обещания…
которые терпели, стремясь к лику своего господа, и простаивали
молитву, и давали из того, чем мы их наделили, и тайно и явно, и
отгоняют добром зло. Для этих — воздаяние жилища — сады вечности.
Войдут в них те, кто был праведен из их отцов, и супруг, и их
потомства. И ангелы входят к ним через все двери: «Мир вам за то, что
вы терпели!» И прекрасно воздаяние жилища!» (К., 13:20-24).
Итак, тут стремящиеся увидеть лицо (ваджх) Аллаха, особенно те из
них, кто терпел невзгоды, приглашаются в рай, где им обещается не
только доброе жилище со многими дверями, но и сохранение семейных
привязанностей, если родственники — их отцы, супруги, дети — также
добрые мусульмане.
Эти мотивы, связанные с осуждением ростовщичества, взимания
чрезмерного процента, лихвы, прибыли, есть и в других аятах. Так,
читаем: «Давай же близкому его право, и бедняку, и путнику. Это —
лучше для тех, которые желают лика Аллаха… То, что вы даете с
прибылью, чтобы оно прибавлялось в имуществе людей, — не прибавится
оно у Аллаха. А то, что вы даете из очищения (по-арабски «заката» —
своего рода подоходного налога с мусульман. — Л.К.), желая лика
Аллаха, — это те, которые удваивают» (К., 30:37-38) (свою посмертную
«долю». — Л.К.).
Коран не раз упоминает о руке или руках Аллаха. Так, уже в суре 2
можно прочитать, что в его «руке — благо» и «милость» или «щедрость».
В суре 48, где говорится о тех, кто присягает в верности мусульманской
общине, их клятва изображается с помощью образа: «Рука Аллаха — над их
руками» (К., 48:10). И в суре 5, считающейся последней мединской
главой Корана, передающей весьма острые отношения руководства
мусульманской общины с иудеями, вновь возникает образ рук Аллаха:
«Чтобы их раввинам и книжникам удержать их от их греховных речей и
пожирания ими незаконного… Дурно то, что они делают! И сказали
иудеи: «Рука Аллаха привязана!» (в смысле «Аллах скуп». — Л.К.). У них
руки связаны (по разъяснению И.Ю. Крачковского: это они «явятся на суд
с привязанными к затылку руками». — Л.К.), и прокляты они зато, что
говорили. Нет! Руки у него распростерты: расходует он, как желает…
Мы бросили между ними вражду и ненависть до дня воскресения. Как
только они зажгут огонь для войны, тушит его Аллах. И стремятся они по
земле с нечестием, а Аллах не любит распространяющих нечестие!» (К.,
5:68-69).
О руках Аллаха упоминает Коран и в рассказе о том, как он создал
человека «своими руками» (38:75).
В числе не внешних, но внутренних антропоморфных черт, которыми
Коран характеризует Аллаха, следует назвать хитрость.
«Хитрость во всей своей полноте у Аллаха», — читаем в Коране
(13:42). Аллаха никто не перехитрил. Так, иудеи хитрили против Исы: «И
хитрили они, и хитрил Аллах, а Аллах — лучший из хитрецов» (К., 3:47),
и за ним остался верх. И вот мекканцы, не верящие посланнику Аллаха,
«ухищряются против тебя… чтобы задержать тебя или умертвить, или
изгнать. Они ухищряются, и ухищряется Аллах. А ведь Аллах — лучший из
ухищряющихся!» (К., 8:30).
Один из секретов действенности хитрости Аллаха, по Корану, в том,
что он имеет активных посланников, которым знакомы приемы сведущих
лазутчиков, опережающие ухищрения врагов. «Скажи: «Аллах быстрее
хитростью», — ведь наши посланники записывают ваши хитрости» (К.,
10:22). И эти ухищрения порой крайне жестоки. Вот, например, краткий
рассказ в суре 27 о самудянах и их пророке Салихе. Из них «было в
городе девять человек, которые… распространяли нечестие… Они
замышляли хитрость (против семьи присланного к ним пророка. — Л.К.), и
мы замышляли хитрость, а они и не знали. Посмотри же, каков был конец
их хитрости! Мы погубили их и их народ — всех. И вот — это дома их,
разрушенные за то, что они были несправедливы» (К., 27:49, 51-53).
Итак, девять замыслили зло, а тот, кто знал, погубил «их и их народ —
всех». И погубил, судя по описанию Корана, с помощью разрушительного
землетрясения. Это находит подтверждение и в других аятах о гибели
самудян (см. 7:76, 41:12-16). Похоже, что и в соответствии с моралью
того времени, когда записана эта легенда, она выглядела совсем не
гуманно, чем и вызвана была «компромиссная» фраза: «И спасли мы тех,
которые уверовали и были богобоязненными» (К., 27:54). Однако это
«дополнение» лишь подчеркнуло жестокость «любвеобильного», тут же
продиктовавшего: «Поистине, в этом — знамение для людей, которые
знают!» (К., 27:53).
В одном из подобных рассказов некоторые исследователи хотят
видеть отголосок сказания о Вавилонской башне[Так, Саблуков усматривал
в этом аяте «намек на вавилонское столпотворение» — Коран,
законодательная книга мухаммеданского вероучения. Перевод и приложения
к переводу Саблукова Г. Казань, 1898, с. 45 (приложения). Крачковский
ограничился более нейтральным примечанием: «Общий характер:
Вавилонская башня». — Коран. Перевод и комментарии И.Ю. Крачковского,
с. 555.], но в Коране нет речи о «смешении языков». Это уже знакомая
нам тема — «ухищрение на ухищрявшихся». Читаем: «Ухищрялись те,
которые были до них, и Аллах погубил их здание от оснований. И упала
на них сверху крыша, и постигло их наказание оттуда, откуда они и не
знали» (К., 16:28). И назидание тут очевидное; чужие хитрости для
Аллаха — ничто, ведь их ухищрения для него — «всезнающего» — известны,
и он заранее осведомлен, как и когда с ними покончить!
Таков образ Аллаха в Коране. Это, с одной стороны, милостивый
бог, с другой — суровый судья, жестоко карающий за малейшее ослушание

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

разных его сурах критерии «чистоты» и «греховности» в той или иной
мере способствовали разработке в целом оригинальной шариатской
законодательной системы, призванной регулировать отношения в семье и
обществе, имущественное и уголовное право, фискально-налоговую и
финансовую систему и т. д. Эти критерии определялись условиями
раннефеодального общества с сильными пережитками родо-племенных
отношений и рабовладельческого уклада. Но там, где до этого не
существовало более прогрессивного кодекса, введение и такого права
было делом позитивным. Следует отметить, что в ряде стран Азии и
Африки его нормы, с теми или иными изменениями и дополнениями, дожили
до наших дней.
Естественно, что использование Корана как идейной опоры Арабского
халифата и как «арабского судебника» служило поводом, побуждавшим в
первые века ислама к выдвижению положения о недопустимости перевода
«слова Аллаха» с арабского на другие языки. Однако борьба с влиянием
других религиозных культов и задача быстрейшего распространения ислама
неоднократно вынуждали его проповедников отступать от этого принципа.
Свидетельство этого содержится, например, у упоминавшегося нами
историка Бухары Х века Мухаммеда Наршахи. «Первое время после
обращения в мусульманство, — писал он, — жители Бухары читали Коран на
персидском языке и не могли научиться арабскому языку. Когда наставало
время рукуга в намазе (поясной поклон), особо назначенный для этого
сзади их стоящий человек произносил «бакнита накнит», а когда
приходило время делать саджа (земной поклон), тот же человек
произносил «нугуния нугуни»[Наршахи М. История Бухары. Ташкент, 1897,
с. 63-64.].
Первый таджикско-персидский перевод Корана был осуществлен
ат-Табари в Бухаре в 961-976 годах[Jnan Abdulkadir. Eski turkce uc
Kuran tercumesi. — Turk Dili, 1952, э 6, s. 14.].
Картина, нарисованная Наршахи, повторялась в Средней Азии,
частично на Ближнем Востоке и в период монгольского нашествия, когда
оживилась деятельность буддистских миссионеров и служителей старых
шаманских родовых и племенных культов. В то время ислам был принят
монгольскими феодалами, военной и административной верхушкой ряда
племен, причем вместе с обращением в мусульманство по приказам ханов
разрушались храмы других религий. — Многочисленные примеры этому
содержатся в документах того времени, отраженных в знаменитом
«Сборнике летописей» («Джами ат-таварих») Рашидаддина (1247-1318).
Имея в виду памятники XI-XIV веков, исследователь древнетюркской
письменности С.Е. Малов отмечал, что «на первых порах принятия и
закрепления среди народа ислама проповедникам этой новой религии
приходилось вести борьбу и с монгольским шаманством, и с уйгурским
буддизмом. Желая скорого и быстрого распространения ислама среди своих
соотечественников, бухарские муллы, в виде исключения, издали даже
постановление — фетву, которой разрешалось переводить Коран с
«божественного» арабского языка на тюркский. Этим сильным исламским
прозелитизмом можно объяснить, что до нас дошло несколько Коранов с
толкованием (тафсир) на старом тюркском языке («кашгарском») арабскими
буквами»[Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и
исследования. М.-Л., 1951, с. 221.]. Их язык привлек внимание
советских востоковедов-лингвистов[См.: Боровков А.К. Лексика
среднеазиатского тефсира XII-XIII вв. М., 1963.].
Другие причины, связанные с формированием общенародного
берберского языка, находили выражение в «еретических» течениях
Северной Африки, сторонники которых в средние века хотели перевести
Коран на берберский язык[См.: Чураков М.В. Берберы и арабы в
этнической истории Алжира. — Советская этнография, 1955, э 1, с. 87.].
Появились переводы Корана и на такие языки, как малайский,
яванский, урду, причем обычно эти переводы были буквальными,
написанными под строками подлинника. В XIX веке переводы Корана стали
печататься и латинским шрифтом типографским способом. Таков, например,
уже называвшийся нами Коран, изданный в Аллахабаде в 1844 году в
переводе и с многочисленными примечаниями и другими шиитскими
материалами маулави Абдул Кадира. Но среди суннитов переводы Корана
продолжали маскироваться комментариями и в XX веке. Примером может
служить изданное в Казани в 1914 году толкование Корана Мухаммеда
Кямиля Мутыги Тухватуллина «Татарча Куръани тафсир», где рядом с
арабским текстом дан перевод его на татарский язык.
Попытки передачи Корана неарабским шрифтом в суннитском
направлении ислама не раз рассматривались как нарушение основ ислама,
по которым арабский алфавит — священный. Печатать Коран считалось
кощунством, так как листы с его текстом, по мнению богословов, могли
оказаться на полу, под ногами людей или животных, попасть в мусорный
ящик, а с этим-де мириться нельзя (как будто листы рукописного Корана
не могла постичь та же участь!). Поэтому надолго задержалось введение
книгопечатания в Турции и некоторых других странах распространения
ислама.
Переводы Корана на европейские языки, как мы уже отметили, имеют
многовековую историю. Первые их опыты относятся к XII веку, то есть к
тому времени, когда в Испании шла освободительная борьба против
арабско-мусульманских (мавританских) династий, а феодалы Западной
Европы, организуемые и направляемые католической церковью, вели
захватнические крестовые походы. Борясь с исламом за влияние на массы,
католическая церковь нелегко шла на перевод и издание Корана и
решилась на это, лишь назвав его автором последнего пророка, что
противоречило учению ислама, согласно которому Коран есть
несотворенное «слово Аллаха».
В этих же целях издания Корана и его переводов сопровождались
наклеиванием на него разного рода миссионерских и тому подобных
«ярлыков», искажавших и принижавших не только изложенное в нем
вероучение, но и народ, на языке которого он написан.
В России издания переводов Корана начались с XVIII века. Наиболее
ранний из них был сделан П. Постниковым с французского перевода А. дю
Рие и напечатан по распоряжению Петра I в Петербурге в 1716 году.
Позднее, в 1787 году, на средства, отпущенные Екатериной II, в
Петербурге был издан и арабский текст Корана, подготовленный и
снабженный комментариями муллы Осман-Исмаила.

После «екатерининского» издания Коран типографски выпускался в
нескольких городах России, в том числе в Казани и Бахчисарае; частично
эти издания распространялись в странах Ближнего и Среднего Востока. Но
и после этого работа над переводами Корана продолжала встречать
сопротивление со стороны мусульманских духовных кругов.
Особенно много споров и возражений вызвал первый русский перевод
Корана, сделанный непосредственно с арабского языка. Его переводчиком
был уже упоминавшийся нами видный востоковед Г.С. Саблуков,
преподававший в Саратове, а затем ставший профессором Духовной
академии в Казани. Это обстоятельство, а также
православно-полемические моменты, содержавшиеся в выпущенном вслед за
Кораном (1878) первом выпуске «Примечаний к переводу Корана» (1879;
второе издание — Казань, 1898; следующие выпуски этого труда остались
неоконченными и не были напечатаны), как и некоторые другие работы
Саблукова, естественно, привлекли внимание к этому изданию.
Полемическим выступлениям проповедников ислама не помешало и то, что
саблуковский перевод исходил во многом из мусульманских толкований
Корана. Именно это с научной точки зрения остается наиболее слабой
стороной перевода[Нельзя не отметить, что, работая над переводом
Корана в течение многих лет, Г.С. Саблуков добился в целом
значительных положительных результатов. В то же время он сам не считал
свой перевод во всем безупречным. Наиболее удобным из изданий перевода
Саблукова является третье (Казань, 1907), где параллельно дан арабский
текст Корана. Одновременно с Саблуковым и тоже непосредственно с
арабского перевел Коран на русский язык Д.Н. Богуславский (1826-1893),
но этот перевод остался неизданным. По отзыву академика В.Р. Розена,
перевод Богуславского «отличается крупными достоинствами и в общем не
уступает переводу Саблукова» (Крачковский И.Ю. Перевод Корана Д.Н.
Богуславского. — Советское востоковедение, 1945, э 3, с. 300).
Впрочем, большинство мест перевода Богуславского, приведенных
академиком Крачковским как ошибочные, на поверку оказалось правильно
переведенными Саблуковым. Сходный вывод напрашивается и при сравнении
перевода Саблукова с «погрешностями» в неоконченном переводе Корана
Крачковского, названными в статье М.-Н. О. Османова «Достоинства
русского перевода Корана, выполненного академиком И.Ю. Крачковским».-
Памятники истории и литературы Востока. Период феодализма. Статьи и
сообщения. М., 1986, с. 193-194. Известны, однако, и другие мнения об
этом незавершенном переводе, в частности Шумовского Т.А. в его книге
«У моря арабистики. По страницам памяти неизданных документов» (М.,
1975, с. 143-144).].
«За семьдесят лет, — писал академик И.Ю. Крачковский в «Очерках
по истории русской арабистики», впервые изданных в 1950 году, —
перевод Саблукова, конечно, значительно устарел, его основная
установка на понимание текста согласно поздней мусульманской традиции
едва ли правильна, но он не заменен другим, и это одно говорит, какой
большой труд не только для своей эпохи Саблуков выполнил»[Крачковский
И.Ю. Избранные сочинения. М., 1958, т. 5, с. 128.]. К этому переводу,
с учетом его недостатков, до последнего времени обращаются и авторы
востоковедческих и многих советских исламоведческих работ, в том числе
и настоящей. В их числе исследователь и переводчик-арабист, защищаемый
которым идеал мастерства перевода очень высок: «Переводом вы вправе
назвать лишь такое воспроизведение оригинала на другом языке, которое
пробуждает в читателе те же и такого же накала эмоции, что и
подлинник»[Шумовский Т.А. Воспоминания арабиста. Л., 1977, с. 12. См.
также его введение к переведенной им Арабской морской энциклопедии XV
века: Ахмад ибн Маджид. Книга польз об основах и правилах морской
науки. М., 1985, т. 1, с. 63, 623 и др.].
В Советском Союзе, где свобода совести является неотъемлемой
частью советской социалистической демократии, арабский текст Корана
издается для удовлетворения религиозных потребностей верующих. Таково,
например, издание Корана, выпущенное в Ташкенте в 1375 году хиджры
(1955-1956).
Изданный в 1963 году перевод Корана академика И.Ю. Крачковского,
сделанный непосредственно с арабского языка, как мы уже отмечали,
имеет значительные достоинства. Но этот перевод остался незавершенным.
В дореволюционной России протесты ортодоксальных мусульманских
богословов вызывали не только переводы Саблукова. С раздражением
встретили они перевод Корана на татарский язык, сделанный
представителями мусульманского богословия реформистского
«новометодного» (джадидского) направления Мусой Бигеевым и Зияуддином
Кемали. В издававшемся в Оренбурге богословском еженедельнике «Дин ва
магишат» («Вера и жизнь») в 1912 г. была напечатана статья
«Религиозная философия», в которой говорилось: «Мы просим не
переводить священного Корана, содержащего в себе столько тайного и
премудрого, а если он переведен, то не распространять его». Когда же
стало известно, что в Казани в типографии «Уммид» начали печатать
Коран в переводе Бигеева на татарский язык, то под давлением
поступивших от мулл петиций Оренбургское магометанское духовное
собрание вынесло распоряжение, по которому печатание этой книги было
приостановлено. И в дальнейшем, несмотря на ожесточенную газетную
полемику джадидов и кадимистов — реформистских и консервативных кругов
духовенства, если переводы на татарский язык и печатались, то в
замаскированном виде, под видом его «толкований», как упомянутое
«Татарча Куръани тафсир» Тухватуллина.
Подобным образом обстояло дело и с изданием перевода Корана на
некоторые другие языки. Так, 12 апреля 1912 года в газете «Каспий»,
принадлежащей бакинскому миллионеру-нефтепромышленнику Г.3.-А.
Тагиеву, в «Заметках мусульманина. К переводу Корана» указывалось, что
«было бы желательно, чтобы мусульманская интеллигенция взялась за это
важное дело (перевод Корана на языки русский и «тюркский», то есть
азербайджанский. — Л.К.), несмотря на все отчаянные крики
невежественных мулл, считающих этого рода деяния кощунством».
Вопрос о переводах Корана приобрел особую остроту в России в
1911-1912 годах в связи с важнейшими политическими событиями,
переживаемыми страной. Начавшийся после периода реакции 1908-1910
годов новый революционный подъем напугал помещиков и буржуазию всех
национальностей. Пытаясь остановить нараставшее революционное
движение, они искали действенные идеологические средства воздействия
на массы. Поисками таких средств занимались и мусульманский идеологи,
как консервативные (кадимисты), так и либеральные, реформистские
(джадиды), политическая платформа которых была, кстати сказать, не
левее кадетской.
«Рабочий-мусульманин быстро и решительно порывает с устаревшими и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

28.8.1954 г.

Ты так безумно думаешь. Пишешь, что нет Бога, человек умер и
все этим кончится, загробной жизни нет, это выдумка человеческая.

Во время оно, пророк Давид сказал: «Рече безумец в сердце сво-
ем — нет Бога», вот и ты к этому безумию присоединилась. Ты так,
легкомысленно думаешь, а я глубоко верю и утверждаю, что есть
Бог, есть будущая жизнь, есть вечное мучение для грешников, есть
и вечное блаженство для праведников. Как же не верить в Бога,
когда куда не посмотрю, везде вижу и созерцаю божию премудрость и
благость. Как все сотворено премудро и как сгармонирован весь
земной шар! Святая церковь поет: «Яко возвеличашася дела твоя,
Господи, вся премудростию сотворил еси». Чудные дела твои госпо-
ди, куда ни посмотрю, везде вижу творческую твою руку. Смотрю на
солнце и вижу точно золотая тарелочка освещает и согревает весь
земной шар. А в лесу сколько зверей и у каждого зверя свои осо-
бенные свойства. Вот такая большая лошадь повинуется человеку,
Господь сотворил ее в помощь человеку. А коровушка ест сено и же-
лудок вырабатывает питательное молоко для человека. А кроткая
овечка, сколько она делает человеку добра, выходит теплая шуба,
чулки и многое другое. Смотрю в птичье царство, просто чудно, как
они украшены и сколько разных пород. А в земле сколько разных
червяков и букашек, есть и такие червяки, ночью светятся — точно
огонек. Смотрю на муравья и удивляюсь его трудам, — обличает он
меня ленивого. А пчелка мудрая, из разных цветов собирает такой
сладкий мед для человека. А в воду посмотришь, там свое особенное
рыбное царство, сколько ведь там разных пород, все живут и дви-
жутся по божьему назначению.

Я вообще люблю природу. Приду в лес и удивляюсь каждому дерев-
цу и холмику и созерцаю всемогущего творца. Вот теперь думаю и
удивляюсь, как я явился на свет божий. Зачатие мое было так: семя
отца моего упало на землю матери моей, в виде червяка, и воспиты-
вался в утробе матери моей девять месяцев и я постепенно приходил
в зрак человека. В конце 9-го месяца, по закону природы вышел
точно из темницы на белый свет. Крестили меня по православному
обряду; благодарю Бога, что я православный. Верую несомненно в
Бога, во св.Троицу, верую в Богородицу приснодеву марию и всех
святых ублажаемых православной церковью. Верую во вселенские со-
боры и все св. Писания по катехизису; верую во все, что преподает
нам святая православная наша церковь.

Только вот что печально: наши православные не все знают свое
православное учение, колеблются даже некоторые попадают в разные
секты и расколы. Они не знают, бедные, все ереси и секты основаны
на гордости и самовнушении — говорят: «мы спасены». Они все писа-
ние целиком не признают, а выбирают только то, что оправдывает их
учение. Мне говорил один сектант, что они все писание знают на
зубок. Но я не удивляюсь этому их знанию: фарисеи тоже знали все
писание, но не жили по писанию и не познали истины, распяли гос-
пода.

Перехожу опять к удивлению божьей мудрости. Люблю лунные ночи
зимой, везде полнейшая тишина, надеваю шубу, сапоги валенные и
теплый колпак, выхожу на двор, вижу и удивляюсь божией премудрос-
ти — луна светит, а звездочек сколько, а все небо ими украшено;
все дальше и дальше видно, — только одни звездочки и конца нет.
Чудные дела твои, Господи, вся премудростию сотворил еси!

Мне говорил академик миссионер: в творении божием под днями
надо разуметь миллионы. Бедный ты миссионер; очень слабым предс-
тавляешь всемогущего творца, приписываешь ему миллионы времени.
Твой рассудок говорит так, а я верю, как сказал Господь: «бысть
вечер, бысть утро день первый», надо и понимать сутками, а не
миллионами. Ибо Господь сказал, и «Бысть так». Словом отделил во-
ду от земли, вот воды с шумом и встали в указанные места, — стали
моря, потекли реки, ручьи и по всей земле есть теплые воды и хо-
лодные родники. Господь сказал: «Да будет лес» — и стал лес по
всей земле в совершенном виде, на север такой, а на юг иной, а
потом уже постепенно растет. Так и птицы сотворены божием словом:
сразу полетели по всей земле и разных пород; прочие все творении,
как сказано в библии. Чем больше рассматриваю природу, тем больше
удивляюсь и познаю всемогущество творца. Науки и не проходил, да-
же и не читал их, написал эту статейку от чувств, начитавшись
святого писания. Жизнь моя прошла, вот уже пошел 82-ой год.

Духом святым сказано: человеку жизни на земле 70 лет. Конечно,
и умирают и недоживши определенных лет, но духом святым сказано
среднее число лет; если человек в силах — 80 лет, а дальше труды
и болезни. Смерть неумолимый закон; весь род человеческий, от
Адама до второго пришествия перейдет в другой мир, а тела по
божьему повелению воскреснуть. Даже те тела, которые сжигают, то-
же воскреснуть, я в этом не сомневаюсь. У Бога все возможно. И
этот прекрасный мир, со временем уничтожится, как сказано во
св. Писании.

Человечество так оземленилось! Совсем забывают, что наша эта
жизнь путь к вечности и приготовление к ней: волнуются и мятутся
в сей юдоли плачевной. Даже мало таких встретишь, с которыми мож-
но поговорить о едином на потребу. Может быть, народ уже подошел
своею жизнью ко второму пришествию спасителя, как к всемирному
потопу.

92.
30.8.1954 г.

Христос посреди нас!

… Ты пишешь, что и в келии живя, можно больше нагрешить,
можно больше миром увлечься и рассеяться. Это справедливо, конеч-
но, примеров много, можно привести тех и других. В корне мона-
шества или иночества — уединение. Мир для мирян, а монашество для
иноков: все должно быть на своем месте. В данное время монастырс-
кая жизнь потекла по другому руслу. На старом Валааме схимники
жили отдельно, и материально ничего не делали, а только выстаива-
ли церковные службы и в келии молились, кто как умел. Но теперь
схима меня не смущает, что я хожу на работы и езжу по городам, а
если где-либо по человеческой немощи придется споткнуться, духов-
ный разум не удивляется. Св. Лествичник говорит: «не ужасайся,
если и каждый день падаешь, и не отступай от пути божия, но стой
мужественно. Без сомнения ангел, который хранит тебя, почтит твое
терпение». Это изречение св.Отца, я привел, чтобы мы не унывали,
если пошатнемся в какой-либо добродетели дивен Бог во святых сво-
их.

93.
10.10.1954 г.

… Я живу и покряхтываю. От худого сердца ноги пухнут, все же
служу, готовлюсь служить седмицу, моя очередь через две недели.
Бедный человек: в молодости мучают страсти, а в старости немощи.
Жизнь моя прошла, приблизился к переходу в другой лучший мир, где
нет печали и воздыхания. Однако, страшновато умирать, ведь дело
то небывалое. Боязнь смерти у всех есть, говорит Лествичник (сло-
во 6, 3).
Наша монастырская жизнь помаленьку еще теплится, все же оста-
рело наше братство; с божией помощью летние полевые работы кончи-
ли благополучно. Хоть и холодливое лето было, все же хорошо спра-
вились с делами, даже лучше крестьян; впрочем, хоть и остарели
иноки, но привычны к трудам.
Вот Х., не придется мне с вами больше посидеть у стола за чае-
питием и поговорить о едином на потребу. Все же надеюсь, что уви-
димся в будущей жизни. Вы стремитесь исполнить евангельские запо-
веди, я тоже стремлюсь, и в немощах как человецы сознаем и каем-
ся, и Господь по своему милосердию удостоит свидания в будущей
жизни. Когда дьявол нанесет мыслей отчаянных, гони его молитвен-
ным бичем, ибо он очень нахальный, зело нападает на стремящихся к
духовной жизни. Святые божие люди, испытывали такие ужасы, даже
не пожелали предать писанию. Впрочем, его злая воля ограничена,
насколько Господь попустит ему, настолько и искушает нас, влагая
разные мысли, но наше самовластие может принять, может и не при-
нять их, конечно, с божией помощью.

94.
11.11.1954 г.

… Ах, какой ты, безумный! Пишешь мне, что «не веришь в Бога
и в его святой промысел и в бытие бесов». Неужели ты настолько
слеп духовно, что не видишь в творении творца — всемогущего Бога!
Все так чудно сотворено и всему дан условный закон, и во веки ве-
ков он не изменится; мне помнится, что я писал тебе о Боге и о
творениях его.
А о существовании бесов кратко скажу из своего опыта. Жил я
один в маленьком домике в предтеченском скиту на Валааме; сам се-
бе готовил еду, растил овощи, а хлеб брал из монастыря, а изредка
и сам пек. Ночи любил проводить без сна, ложился всегда после
двенадцати, в 2 или в 3 часа. Конечно, днем спал сколько требова-
лось природе. Однажды, в 2 часа ночи, согрел самоварчик и вместо
ужина стал пить чай; вдруг слышу, что кто-то идет в коридоре, от-
четливо слышны шаги человеческие; хорошо помню, что двери запер-
ты. У меня мурашки пошли по телу, а кот сгорбился и шерсть подня-
лась у него точно ждет кого-то, или что откроется дверь и войдет
к нам. Я взял лампу, вышел в коридор, осмотрел везде, нет никого.
Конечно, неверующий скажет, что это галлюцинация. Нет, это не
галлюцинация, а именно бесы. Иногда были слышны стуки в раму,
когда я читал свое правило, и еще были стуки, но всех не буду
описывать.

Вот еще приведу доказательство о существовании бесов, как и в
Евангелии говорится. У меня был брат, жил в Петрограде, держал
трактир, торговал хорошо, а я в то время жил там же на подворье
Валаамского монастыря. Однажды приходит брат ко мне. Когда он
пришел в келию, то почему-то стал очень волноваться. Я посадил
его на стул, а вверху были иконы с мощами; вдруг брат вскакивает
со стула и кричит: гадкие-гадкие иконы, и побежал из келии. Я ос-
тался в недоумении и думал, что это такое с ним случилось? Неуже-
ли бесноватый? Оказалось, что действительно — бесноватый. На сле-
дующий день пошел я к ним, его жена и говорит мне: «Когда он при-
шел домой, очень взволнованный, то стал кричать: «Что я больше
никогда не пойду к брату, там у него гадкие иконы». А когда я бу-
ду говорить что-либо из св.Евангелия, он тревожится и говорит
мне: «Не говори это мне». Если покропить еду св.Водой, он уже не
будет есть, хоть и не видел, что кропили». Мне нужно было ехать в
монастырь на пострижение в мантию. Приехал я в монастырь и попро-
сил св. Игумена поминать на литургии болящего Иоанна, — его тоже
звали Иоанном; еще попросил и некоторых схимников помолиться о

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

«Письма Валаамского старца»
(отца Иоанна)

Письмо старца по поводу желания издать его письма.

5.2.1956 г. Новый Валаам.

Боголюбивые чада мои!

Вы собрали мои письма и хотите издать их; если вы усмотрели,
что письма послужат на пользу, собирайте и издавайте.
Я ведь писал письма в разное время и разным лицам, вот и по-
лучились неизбежные повторения. Хорошо бы было мне пересмотреть
их самому, но это нельзя исполнить, ибо я не могу приехать к вам
по болезни ног моих. Да я и дряхлею; теперь мне стукнуло 83 года;
благодарю Бога, что память пока, хоть и тупеет, но не изменяет.
Письма писал я, как Господь полагал мне на сердце. Человек я
от природы застенчивый и не далекого ума, это я вполне сознаю, и
память плохая. В школах я не учился и, как умею говорить, так и
писал.

В то время керосина не было еще, по ночам в избе работали с
лучинкой. Я наблюдал за огнем, лучинку вставлял в светец, а
угольки падали в приготовленный ушат с водой. Отец мой плел лап-
ти, а мать и сестра пряли или починяли; еще у меня было два бра-
та. Вот что еще интересно: спичек не было, в печке делали ямку, в
нее угли загребали кочергой, вот огонек там и хранился. Случа-
лось, потухали угольки, мать бывало скажет:»Ванька, сходи к Анд-
рею за углем». Вот я и принесу уголек в баночке. Подую на уголек,
приложу лучинку — вот и добыли огонек!

У нас портной работал шубы; он умел читать и меня учил.Тупо
я понимал, а сестра моя скоро заучила буквы и укоряла меня: как
ты не понимаешь? Вот я уже заучила, а ты все не понимаешь! Нако-
нец и я научился читать.

Когда я начал читать, то приобрел несколько книжек «Жития
святых», — тогда печатались такие маленькие книжечки. Был у меня
друг единомысленный. Вот мы с ним и толковали, как надо спастись.
Ходили пешком в Нилову пустынь за 15 верст от нас; насушим суха-
рей мешочек, пристроим на плечи, и марш в дорогу. Ходили мы туда
три раза: слышали мы, что там, в лесах, живет пустынница Матрена,
но никак не могли повидать ее. Да и глуповаты были: ведь только
по 13 лет.

Старший мой брат жил в Петрограде. Он был деловой и не глу-
пый; имел трактир и меня к себе взял. Немного я пожил с ним, и
книжки все приобретал. Как-то брат поехал в деревню, а я в Ко-
невский монастырь. Нашелся попутный человек, владеющий финским
языком. На Коневце нам не понравилось и мы отправились дальше на
Валаам. Я остался на Валааме, а попутчик вернулся в Петроград.
Мне тогда было 16 лет. Моя мать приезжала повидать меня. Проживши
4 года в монастыре, меня взяли на военную службу. Служил я в
стрелковом полку 4 года — тогда такой срок был. После службы по-
жил в доме с отцом года два и второй раз прибыл на Валаам в 1900
году. Вот и живу с тех пор в монастыре, и мысли никогда не было,
чтобы вернуться в мир.
Благодарю Господа, что он по своей милости сподобил меня
грешного провести всю мою жизнь в монастыре. Кто будет читать мои
письма, умиленно прошу: помяните в своих святых молитвах меня ве-
ликого грешника.

Старец Валаамского монастыря.

Письма 1939-1956г.

1.
4.8.1939г.

Почтенное твое письмецо я получил и видно из него, что ты ста-
ла заниматься внутренней духовной жизнью. Умудри тебя Господь!
Правильно твое замечание, что «от молитвы нечего не ждать». При
молитве надо себя держать в большем непотребстве, и если появятся
теплота и слезы, не мечтать о себе что-то высокое; пусть они при-
ходят и уходят без нашего принуждения, но не смущайся, когда они
пресекаются, иначе и не бывает.
Молитва самый трудный подвиг, и она до последнего издыхания
сопряжена с трудом тяжкой борьбы. Все же Господь, по своему мило-
сердию, временами дает и утешение молитвеннику, чтобы он не осла-
бевал. Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообра-
зуйся со временем; в этом самочиния не будет, только много наби-
рать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежания то-
ропливости.
По божей милости, пока живем благополучно, обычной монастырс-
кой жизнью. Испрашивая на тебя божие благословение.

2.
4.10.1939г.

Добре, что ты упражняешься в Иисусовой молитве. Святые отцы
молитву назвали царицей добродетелей, ибо она привлечет и прочия
добродетели. Но, насколько она высока, настолько и труда большого
требует. Преподобный Агафон говорит: «молитва до последнего изды-
хания сопряжена с трудом тяжкой борьбы».
Ты исполняешь по 100 и утром и вечером, довольно с тебя тако-
го количества, только старайся исполнять со вниманием; но не сму-
щайся, что у тебя при этом на сердце сухость, однако, понуждай
себя; только внимание держи, как я тебе говорил в верхней части
груди. На работе и при людях старайся умно предстоять перед Бо-
гом, т.е. иметь память Божью, что Он тут. Если больше тебя умиля-
ют псалмы и акафисты — их читай, если время есть.
О непрестанной и умносердечной молитве, к которой ты стре-
мишься, не дерзаем просить у Господа — такое состояние у очень
немногих, едва ли обретешь из тысячи одного человека, сказал св.
Исаак Сирский, и в такую духовную меру приходят по благодати бо-
жией за глубокое смирение. К теплоте сердечной не стремись — она
приходит без нашего искания и ожидания; в молитве должен быть наш
труд, а успех уже зависит от благодати, большаго не ищи и не го-
рячись. В духовной жизни скачки не уместны, а требуется терпели-
вая постепенность. Ты еще юная телесно и духовно. Св. Листвичник
пишет: «Раскрой у новоначального душу — и увидишь неправильность,
желание у него непрестанной молитвы, всегдашней памяти смертной и
совершенного безгневия, — такое состояние только совершенных».
Признак молитвы в теплоте сердечной и в сокрушении сердца, и что-
бы сознавать себя ничтожной и взывать к Господу: «Господи Иисусе
Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную», или другими словами
можно молиться, как для тебя будет удобнее.
Ты не хочешь грешить и грешишь тяжело. Что делать?
— Человецы есмы, плоть носящие, да дьяволами искушаемые. Не
трепещи и не унывай сице, когда и пошатнешься в какой добродете-
ли, встань, выпрямись и опять иди вперед; знай, что устоять в
добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией. Имей смире-
ние и не верь себе, пока не ляжешь в гроб; да других не осуждай
ни в чем. Кто кого в чем осуждает, тот и сам в эти же грехи впа-
дает, иначе и не бывает.

Если когда, тебе приходится покривить душой ради одиночества,
чтобы побыть у себя дома — это не грешно; умудряйся, чтобы все
было ради Бога. Умудри тебя Господь.

3.
27.4.1940г.

Письмо твое я получил. По божией милости остался жив, хотя и
сплю на нарах, но духом спокоен, даже и не думаю о Валааме, точно
как и не жил там.
Письмо твое я понял, ибо оно писано от чувств, и я чувствовал
силу слов. Валаам покинул я спокойно, и бомбардировку Валаама пе-
ренес благодушно. Во время тревог не бегал прятаться в убежище,
хотя оно было у нас в соборе, но сидел в своей келии и читал Свя-
тое Евангелие. От грома бомб корпус дрожал, стекла в окнах вдре-
безги разлетелись и двери открывались, а у меня какое-то было
внутреннее убеждение, что останусь жив. Уезжать с Валаама приш-
лось спешно, хотя и мало что взял с собой, но не жалею, только
очень жаль, что твоя икона и еще родительское благословение оста-
лись висеть на стенке. Взял несколько книг из святоотеческих и
довлеет их.

Хоть ты и освободилась от страстей, но имей смирение и не
верь себе, пока не ляжешь в гроб. Наш должен быть труд во всякой
добродетели, а успех уже зависит от божией благодати, а благодать
Бог дает не за труды, но за смирение, насколько человек смиряет-
ся, настолько и благодать посетит. Я советую тебе прочесть св. Ма-
кария Великого, 5 слов о чистоте сердца, — они напечатаны там у
вас.

4.
27.7.1940г.

Блаженное твое состояние, если ты чувствуешь себя скудной и
младенцем среди людей образованных духовно; не завидуй таковым и
не стремись к духовным восторгам. Мистики стремятся к таким бла-
годатным ощущениям, и вместо истинного созерцания, впадают в дь-
явольскую прелесть. Благодатное ощущение Господь дает человеку,
если у него очищено от страстей; в таком устроении были св. Отцы,
а нам грешным должно молиться в покаянных чувствах и просить у
Бога помощи в борьбе со страстями. В Отечнике сказано: «Ученик
сказал старцу: такой-то «видит ангелов». Старец ответил: «это не-
удивительно, что он видит ангелов, но удивился бы я тому, кто ви-
дит свои грехи». Хотя это старческое изречение и кратко, но по
духовному смыслу очень глубоко, ибо тяжелее всего познать себя
самого. Пишешь: «Слова молитвы и Господь соединились, и как бы
нераздельно сам Господь». Тут ошибки нет, так и должно быть.
Да, «довольство, богатство, любовь родителей и похвалы окру-
жающих» большая помеха в духовной жизни. Святые отцы этих причин
ко греху очень боялись и всеми силами избегали их; не напрасно же
уходили в монастыри да в пустыни, но тебе бежать не надо никуда,
а старайся быть мудрой как змея, а кроткой как голубь, прочее все
временное, пустота, точно мишура. Помнить надо, даже убедить се-
бя, что не сегодня, а завтра однако умрем, а там вечная жизнь и
время там стоит. Господи помилуй.
Твои года и путь очень скользкие, смиряйся и не верь себе,
пока не ляжешь в гроб. Умудри тебя Господи!
Продолжай молиться, как теперь молишься. Если имеете жития
святых, советую, почитывать их, они очень воодушевляют и многому
научают.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

нем.
Совершилось таинство пострижения в мантию. Поехал обратно в
многомятежный мир, взял с собой ягод земляники корзиночку из мо-
настырского сада, покропил святой водой, думаю, вот угощу брата
монастырскими ягодами. Приехал я в город, взял ягоды и пошел уго-
щать ими брата. Смотрю: он кушает и благодарит меня за хорошие
ягоды. Затем говорит мне: «как ты уехал в монастырь, как-то
ночью, только что стал засыпать, вдруг, очень ясно вижу, что под-
ходят ко мне два схимника и говорят мне ласково: «не скорби не
скорби, будешь здоров», и ушли от меня. Я сразу же и поправился.
Потом он сказал: «меня испортили худые люди по зависти».
Этого случая я никогда не забуду. Верую в Бога и в его могу-
щество, в чудное его творение; куда ни посмотрю, все меня удивля-
ет и чувствую его творческий промысел о судьбах мира и человека.
Как вы, безбожники, неужели не можете признать Бога творца,
смотря на все это чудное творение? Господь по своей благодати
чудно все сотворил, дал условный закон и поддерживает свой миро-
вой порядок, до своего второго пришествия на землю, тогда этот
чудный мир упразднится и будет вечная жизнь, не имущая конца.

95.
18.1.1955 г.

На вопрос Х., «Как надо решать, предстоит ли ему идти старой
дорогой или начать по новой», вопрос загадочный, именно какие до-
роги? Впрочем, я полагаю, надо идти старой дорогой, ибо ему из-
вестна она и есть опыты, а на новой неизвестно, что там может
встретить его. Указывает на подвижников; они ломали свою жизнь,
бросали все и меняли свою жизнь. У подвижников была одна цель,
спасти свою душу, и глубокая у них вера в божию помощь. А у Х.
Интересы материальные — большая разница между ними. Х. понимает
смирение во внешнем виде, вот и говорит: до чего оно должно расп-
ростераться ? Истинное смирение, вот до чего должно распросте-
раться: до полного сознания, в чувстве сердца, что он на всем
земном шаре, хуже всех человеков, даже скотов. Св.Отцы сказали:
«смирение божественно, оно преклонило небеса и сошло на землю,
принял нашу плоть и бысть Богочеловек». Наверно вам это непонят-
но, вопрос философский, а ответ Богословский. О выборе пути, надо
руководствоваться святым писанием, а не инстинктом.

96.
20.1.1955 г.

… Едва собрался написать тебе; затирает старичка — лежал в
больнице 11 дней, очень помогли мне, ибо Господь лечит посредс-
твом докторов; и врача Господь сотворил, говорил св.Писание. Ког-
да обращаешься молитвенно к спасителю или к божией матери или к
святому какому, все они небожители слышат — в этом не сомневайся.
Молись вот так: в уме не надо представлять чувственно спасителя,
божию матерь или святых, но ум надо заключать в слова молитвы, а
внимание в верхней части груди. Повторю: из головы внимание спус-
ти в словесную часть груди, как выше сказал, такой образ молитвы,
самый правильный и пусть будет у тебя навсегда. Конечно, сперва
трудно будет спуститься из головы в грудь, но потом уже без труда
будет внимание в груди. Хорошо бы об этом поговорить лично. Что
будет не понятного в молитве, напиши мне, я объясню.
Желаю вам от Господа мира, любви и согласия.

97.
6.2.1955г.

…Люблю прочитывать изречения св. Отцов, ибо они говорили
«Краткими глаголы по много разумы». Некий старец сказал: «Если
душа имеет только слово, а не имеет дела, то уподобляется дереву,
имеющему цветы, но не плоды». Чудный ты старец, как хорошо объяс-
нить в кратких словах духовную жизнь. Ибо цветы прельщают только
глаза — отошел от них и забыл цветы, а плод от древа насыщает че-
ловека и дает силы для поддержания жизни. Так и говорящие, кото-
рые «Говорят от дел», их глаголы ложатся на сердце точно пластырь
на раны. А если говорящий от обучения, то чувствуется, что слове-
са их рассудочным. Ибо вода и уксус имеют цвет один, но гортань
различает брашно.

98.
6.2.1955г.

В святом Евангелии от Мат. (16, 18-19) Господь сказал: «яко
ты еси петр (камень), и на семь камени созижду церковь мою, и
врата адова не одолеют ее».
Ибо глагол божий не изменяется во веки веков. Как не гнали
церковь божию язычники и безбожники! Однако служба божественная
всегда совершалась и будет совершаться до второго пришествия гос-
пода нашего Иисуса Христа на землю. Св. Отцы советуют читать св.
Евангелие ежедневно, если очень не досужно, хоть одно начало
все-же прочти. Читай не так, чтобы только прочесть, но внутренне
помолись Господу, чтобы открыл очи твои сердечные для уразумения

силы св. Благовествования Христова: читай внимательно, точно, по
складам. Опытом познаешь духовную силу, исходящую от такого чте-
ния, подобно кровоточивой жене.

99.
6.2.1955г.

Получил твое письмо, пишешь: что тебя иногда во время молитвы
очень смущают хульные помыслы; такие бывают скаредные, что даже
стыдно смотреть на иконы, священникам, как-то, стыдно говорить.
Смущаться не надо, ибо такие помыслы не наши, а врага рода чело-
веческого — дьявола. Просто не обращай внимания на них, и мысли
старайся обратить на какие-либо внешние предметы. Этот дьявол —
хулитель, иногда, во время божественной литургии хулит Господа,
святые тайны и все божественное. Преподобный Никита Стифат ска-
зал: «сей хулитель дьявол, иной раз нашими же устами хулит нас и
Бога вышнего».
Преподобный Иоанн Карфафский сказал: «не только перед сконча-
нием мира дьявол возглаголет словеса на вышнего, как говорит Да-
ниил (7,25), но и ныне бывает, через наши помыслы; тяжкие возно-
сим хулы на самое небо, и самого вышнего бесславит, и создание
его, и святые Христовы таинства. Сей хулитель — дьявол искушал
Господа нашего Иисуса Христа чревоугодием, тщеславием и гор-
достью. Дьявол не знал тайны воплощения Богочеловека, все же по-
чему-то догадывался: «Если ты сын божий» и прочее, как сказано в
Евангелии (от Мат.4, 3-9), Господь сказал: «Отойди от меня сата-
на». Вот, и ты говори хулителю — дьяволу: отойди от меня сатана,
я знаю Господа нашего Иисуса Христа, слушаю его и повинуюсь ему
во всем, что заповедано в св. Евангелии, а тебя погибшего навсег-
да за твою гордость, не буду слушать, чтобы ты ни говорил мне;
повторяю: отойди от меня, ненавистник всякого добра.
Хулитель-дьявол, хоть и всех искушает, но гордые больше стра-
дают хульными помыслами, ибо Господь, за гордость попускает дь-
яволу искушать человека. Св. Отцы такие испытывали хуления, что
даже не хотели предать писанию. Но они были опытными в духовной
жизни, не смущались, ибо хорошо знали, что виновник хулы дьявол.

100.
15.3.1955г.

… Преподобный отец Ефрем Сирин молился: «Ей, Господи царю,
даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Вели-
кий отец очень хорошо знал и помнил тяжесть греха осуждения и ве-
ликую добродетель не осуждения. Господь сказал: «не судите, да не
судимы будете. Имиже бо судом судите, судят вас. Что же видиши
сучец иже во оце брата твоего, бревна же еже есть во оке твоем не
чуеши» (от Мат.7,1-4). Осуждающий других уподобляется антихристу,
ибо восхищает суд божий. Много есть примеров об осуждающих дру-
гих.
Насколько великий грех осуждение, приведу один пример. Преп.
Исаак фивейский, при посещении киновии, увидал там брата, впавше-
го в грех и осудил его; когда возвратился в келию, ангел не пус-
кает его и говорит: «Бог послал меня к тебе и повелел спросить,
куда повелишь поместить павшего брата, которого ты осудил». Ужас-
нулся старец и сознал тяжесть греха осуждения. Упал в ноги ангелу
и слезно просил прощения. Ангел сказал: «Бог простил тебя, но бе-
регись осуждать прежде нежели Бог осудит его».
А мы грешные так привыкли осуждать других; даже взошло в при-
вычку, и не помним божьего запрещения и тяжесть греха.
Осуждение всегда бывает ошибочно, ибо мы не знаем причин сог-
решающего, что его побудило это сделать, мы видим только грех
ближнего, а покаяние его не видим. Господи, даждь ми зрети мои
прегрешения, и не осуждати брата моего.

101.
24.3.1955 г.

… Завтра великий праздник благовещения (благая весть) прис-
нодеве марии архангелом Гавриилом. Чудо-чудес! Бог невместимый и
творец всей вселенной вмещается в утробу девы Марии. Пресвятая
Богородица, спаси нас грешных! Ах! Как хорошо Святая наша Цер-
ковь, восхваляет приснодеву Марию в догматиках. Эти догматики
всегда надо слушать внимательно, ибо в них поются прообразы вет-
хозаветные о Деве Марии. Господь и Царица Небесная, да помогут
тебе в тяжелые минуты. Веруй и обращайся к ним за помощью.

102.
20.4.1955г.

Получил твое письмо и ты просишь меня написать тебе о вопло-
щении Сына Божия. Я давно собирался написать это себе на память,
но все как-то не мог собраться написать, а ты натолкнула меня.
Дерзю приступить к этому великому делу и душа моя трепещет:
как я могу писать о такой великой тайне, и святые ангелы не могут
постигнуть этого великого таинства. Все же, с божией помощью, на-
пишу насколько человек может воспринять своим ограниченным умиш-
ком эту великую тайну воплощения Бога-Слова. Пишу на основаниях
св. Церкви и учение св. Отцов, а не свое мудрование. А сердце мое
трепещет: как святая троица единосущная и нераздельная, сын божий
невместимый вмещается в утробу человеческую присно-девы марии, и
восприял от нее душу и тело человеческое, и бысть совершенный Бог
и совершенный человек, кроме греха, и волю имел божескую и чело-
веческую, только воля человеческая подчинялась воле божией. Серд-
це мое трепещет, как я буду продолжать писать о таком таинстве?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

С любовью во Христе.

5.

Благодари Бога, что он дал тебе вкусить, хоть в мале «яко благ
Господь». Да, внутреннее свое состояние обнаруживать не надо даже
и духовнику, если он не проходит такую же внутреннюю жизнь. Пре-
подобный Антоний Великий пишет: «если ты будешь говорить не ду-
ховному о духовном, то ему покажется смешным». Я тебе писал в
предыдущем письме о смирении, и еще повторяю: «смиряйся, чадо,
враг очень хитер и мы очень немощны». Преподобный Макарий Великий
пишет: «знал я таких людей, которые были в таком духовном совер-
шенстве, что видели на небе славу святых, и в таком состоянии на-
ходились шесть лет, и страшно сказать, — погибли». Еще приводит
некоторых мучеников, которые пали после тяжких мучений. А о про-
щении грехов св. Дух говорит через пророка Иезекииля: «аще греш-
ник покается и жить будет исправно, тогда Господь не помянет гре-
хов его, также и праведник, если развратится, Господь не помянет
его праведности».
Умудряйся,чадо,будь мудра, как змея, а кротка, как голубь.
Большую пользу я получаю жить в общем помещении и спать в повалку
на нарах. Бог один, а пути к нему разные — это мы видим на приме-
ре св. Отцов: одни проходили внутреннее умное делание, преуспева-
ли в духовной жизни, а другие много читали псалмов, канонов, тро-
парей, тоже преуспевали в духовной жизни. Еще замечу, пишут св.
Отцы, что природные недостатки остаются и у святых — для их сми-
рения.
Быть на Фаворе со Спасителем очень весело, но когда придется
быть и на Голгофе, то терпи — имей уши слышать, да слушай, будь
внимательна.

Умудри тебя Господь!

6.
14.9.1943г.

Христос посреди нас! Пользы мало, если только будем читать да
спрашивать, как спастись, но надо начать трудиться, работать,
очищать свое сердце от страстей. Вы теперь знаете, в чем заключа-
ется духовная жизнь, добрый час, начинайте, умудри вас Господи, и
меня не забывайте в своих св. молитвах.
У св. о. Исаака, да, язык труден, но еще труднее для нас его
содержание, ибо глубок колодец, а у нас коротка веревочка, и мы
не можем достать его глубокой, чудной спасительной воды.
Епископ Феофан даже составил молитву св. Исааку, чтобы он по-
мог нам понимать его спасительное учение. Вообще св. Отцы с свое-
го опыта, от чувств писали, и понимается их учение теми людьми,
которые работают над своим сердцем.

Испрашивая на вас божие благословение!

7.
14.8.1945г.

Христос посреди нас! Твое почтенное письмецо я получил и про-
чел с любовью. Хорошо, что ты стремишься к духовной жизни, но
старайся духа не угашать; хотя вам и труднее развивать духовную
жизнь в миру, но стремящимся
Господь поможет. Святый Иоанн Листвичник удивляется странному
в нас состоянию: почему имея помощниками для добродетели и все-
сильного Бога, и ангелов, и св. Человеков, а на грех только одно-
го беса лукавого, все же удобнее и скорее преклоняемся к страстям
и порокам, нежели к добродетели? Вопрос остался открытым. — Свя-
той не хотел нам объяснить. Однако, можно догадываться, что наша
природа, порченная преслушанием, и мир со своими разными соблаз-
нами ошеломляющи, помогают дьяволу, и Господь не нарушает наше
самовластие. Нам должно стремиться к добродетели насколько хватит
наших сил, но устоять в добродетели состоит не в нашей власти, а
в Господней, Господь хранит не за наши труды, а за смирение: «где
случилось падение — там предварила гордость», говорит листвичник.
Но Господь по своему милосердию дал нам немощным покаяние,
ибо наша порченная природа очень и очень склонна ко греху. Св.От-
цы своим опытом изучили до тонкости нашу природу, утешают нас и
подробно изложили в своих сочинениях способ борьбы со грехом.
Теперь у тебя есть книжица «невидимая брань», посматривай в
нее почаще. Относительно молитвенного твоего правила умудряйся
сама, только чтобы было не на ветер, как бы только выполнить.
Старайся внимательно. Не лучше ли сократить, чем со смущением вы-
полнять и быть рабом у правила? Это не моя мысль, а св.Исаака Си-
рина. И в «невидимой брани» это писано, только не помню в которой
главе.

Твой недостойный сомолитвенник.

8.
11.2.1946г.

Честнейшая о Господе!

По божией милости я здоров, после обеда часа на 2 хожу дрова
пилить. Не пугайся, что у тебя нет благоговения в молитве, хорошо
и спасительно, что нудишь себя молиться; загляни в Листвици сл.28

и гл.29.
Бога не представляй очень строгим. Он очень милостивый, знает
нашу человеческую немощь, святых отцов мы должны благоговейно
чтить, ибо они особенные избранники божии, а чтобы смущаться, что
мы не можем подражать им, загляни в Лест.сл.2 6 гл.125. Я тоже
желаю, чтобы Господь сподобил тебя жизнь скончить в монастыре.
Будем молиться и надеяться, что он осуществит наше желание, те-
перь пока поживи с Н.Н., Послужи ей по 5-ой заповеди. К монас-
тырской жизни припасай терпение не один воз, а целый обоз.
Безграмотные мои письма мне не нравятся; вот я написал тебе,
чтобы уничтожила их, а если по смирению своему хочешь хранить,
пусть остаются у тебя. Пиши мне, не стесняйся, всегда отвечу нас-
колько вразумит меня Господь. Иногда смущает меня мысль: «зачем
переписку веду, безграмотный, с образованными?» Будем надеяться,
что мы с тобой, Бог даст увидимся, тогда побеседуем. Святоотечес-
кое писание направлено к трем степеням духовного совершенства: к
младенцам, средним и совершенным, а как мы с тобой младенцы, нам
требуется и полезна мягкая пища, вот и извлекай оттуда классы ду-
ховные, согласно своего возраста.
Умудри тебя Господи, разбирайся и не смущайся.

9.
19.4.1946г.

Вот вступили мы во святую четыредесятницу. Св.Церковь вопиет:
«Постимся постом приятным, благоугодным Господеви; истинный пост
есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похо-
тей отлучение, оглаголания лжи, и клятвопреступления, сих оскуде-
ние, пост истинный есть и благоприятный».

В прощенное воскресенье, после ужина, перерыв на 1/2 часа; в
7 часов собрались все иноки в церкви, пропели пасхальный канон,
прочли молитвы на сон грядущий, затем приложились к образам. Игу-
мен просил прощение, сделал земной поклон и вся братия также пок-
лонилась ему до земли, и подходили все по очереди прощались, ло-
бызая рамена, один по одному только и слышно: «Бог простит, и ме-
ня прости грешного», затем разошлись молча по келиям.

Хороший обычай, как-то хорошо отзывается на душу, все прими-
рилось. Всю эту неделю не работают, причащаться будут в субботу.
Вам поздравляю со св.Четыредесятницей; помоги вам, Господи,
провести оную в Христианском благочестии и встретить светлое
христово воскресение.

10.
10.7.1046г.

Христос посреди нас!

Мое желание о тебе, чтобы ты проводила духовную жизнь, и что
было на душе старалась высказать все ради Бога, на спасение души:
«Блюдите како опасно ходите», говорит апостол, и все наши предос-
торожности, без благодати божией рассыпаются в дребезги, ибо не в
нашей власти состоит устоять в добродетели, как и раньше я тебе
говорил; стремиться к добродетели и понуждать себя надо крепко,
это состоит в нашей свободной воле.
У тебя теперь есть понятие о внутренней жизни и некоторый на-
вык; понуждай себя чаще, внутренне молиться насколько хватит сил
и время, еще упражняйся в смертной памяти и молись Богу, чтобы он
дал память смертную. Замечай, какая наша временная жизнь: непос-
тоянная, изменчива и скоропроходящая, не внимательных увлекает к
разсеянности; а чтобы приобрести внутренний свой мир одно средс-
тво — непрестанная молитва. Скука и грусть пройдут, потерпи, не
унывай, помоги и храни тебя Господь.
Верить слухом посторонних не верно; люди как люди, иногда из
комара делают слона и видят только немощи, а келейных слез не мо-
гут знать, да и не способны проникнуть во внутреннюю жизнь уеди-
ненного инока. Степени духовного преуспевания разные и духовного
познать может только духовный. Полезнее всего видеть всех хороши-
ми, а себя хуже всех; будешь только следить за собой, тогда имен-
но увидишь себя хуже всех, так я и раньше тебе лично говорил.
Всегда поминаю вас в своих недостойных молитвах, и по вере
вашей да будет милость божия с вами.

11.
24.10.1946г.

За все твои хлопоты сердечно благодарю. Слава и благодарение
Богу, что Господь помог тебе быть мирной к Н.Н., Помоги ей госпо-
ди, только осуждать ее не надо. Книга св.Исаака Сирина очень
серьезная, его в точности понять может только тот, кто проходит
духовную жизнь. Если можешь достать книгу св.Кассиана римлянина
советую прочесть, в особенности его собеседования, ибо ты малень-
ко стала понимать мысли св.Отцев. Это хорошо, что иногда говорите
о внутренней жизни; знаешь — можешь объяснить.
У тебя явилось любопытство, какой был голос у Спасителя, но
он был совершенный Бог и совершенный человек, кроме греха; надо
полагать, что говорил, как человек, только в его речи не было че-
ловеческого искусственного красноречия, но речь его была исполне-
на величия, а когда обличал фарисеев, надо полагать, говорил
строго.
Храни вас Господи!

12.
15.11.1946г.

По божей милости я совершенно здоров, и к докторам ходить не
надо. Работа меня не затрудняет, хожу на работу после обеда часи-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Бог невидимый и непостижимый, на него и ангелы не могут взи-
рати. Но Господь по своему милосердию снисходит к роду человечес-
кому воплощением в человечество. О! Дивное чудо невместимый Бог
вмещается в утробу присно-девы и по закону человеческой природы
был носимый в утробе девы марии 9 месяцев и родился как человек,
но рождение было безболезненное, ибо зачатие было не плотское, а
от духа святого; и младенец божественный полагается в ясли и пи-
тается млеком материнским как человек. «Отроча же растяще, и
крепляшеся духом, исполняяся премудрости, и благодать божия б на
нем». О! Великое чудо: жил, воспитывался и повиновался св. обруч-
нику Иосифу до 30-летнего возраста, работал по плотническому ре-
меслу. Пилил, рубил, строгал рубанком, вообще работал как плот-
ник. 12-летним отроком в Иерусалим в еврейской синагоге удивлял
фарисеев вопросами и ответами, а больше ничего неизвестно до
30-летнего возраста, ибо Бог скрыл свое божество. О! Глубина бо-
жественной премудрости и смирения!
В 30-летнем возрасте был возведен духом святым в пустыню и
жил там со зверьми. Как человек, 40 дней терпел голод и быть ис-
кушаем дьяволом (от Мат. гл.4). Ходил и учил род человеческий,
как ему было угодно, 3,5 года. Действовал как Бог и как человек.
Когда ехал с учениками в корабле спал на корме как человек: под-
нялась буря и корабль их стало заливать. Ученики в испуге разбу-
дили его: «Наставниче, погибаем». Господь запретил волнам и ветру
— как Бог. Когда Господь пришел к гробу умершего Лазаря, просле-
зился как человек, а воскресил его к Бог, сказав уже смердящему:
«Лазаре, гряди вон». По человечеству как человек ходил, уставал,
пил, ел и плакал, а как Бог творил чудеса, исцелял больных, воск-
решал умерших. А ученые фарисеи знали святое писание просто назу-
бок, но по закону не жили и святую истину не могли понять. Прес-
ледовали Спасителя мира на каждом шагу и до того дошла их злоба,
что распяли Господа.
Дивны дела твои, Господи, как человек терпел от злых фарисе-
ев разные поругания. Говорили: «Исцеляет больных, воскрешает
умерших и прочие чудеса делает бесовскою силою. И Господь ради
нашего спасения, все это терпел, как человек. Чудное смирение сы-
на человеческого: ехал на осляти как человек и при его торжест-
венном шествии в иерусалим, народ постилал свои ризы и громко ра-
достно кричал: «Благословенен грядый царь во имя Господне: мир на
небеси, и слава в вышних» (от Луки 19,38). После торжественного
шествия в иерусалим Господь на тайное вечери установил таинство
св. Причащения, и Иуда был причащен тела и крови Спасителя Госпо-
да нашего Иисуса Христа.
Господь как человек скорбел и тужил. «Прискорбна есть душа
моя до смерти», и молился, глаголя: «Отче мой, аще возможно есть,
да минует меня чаша сия; обаче не якоже азъ хощу, но якоже ты».
Бысть же пот его яко капли крови каплющия на землю. И терпел как
человек поругание, осмеяние, биение по щекам, и палкой по голове;
и терновый венец надели на главу его, и кровь лилась по одежде
его и насмехались, говорили: «Радуйся, царю иеудейский». И злые
фарисеи повели Господа — творца всей вселенной и всей твари на
распятие. Пригвоздили его пречистое тело ко кресту. Господи,
прости меня окаянного, что я дерзаю описывать честные страдания
твои. Пишу не ученым языком, ибо я науки не проходил, а как чувс-
твовал, так и писал. Делаю выписку из книги: священная история.
— Распятие на кресте было самой ужасной казнью. Оно заключало
в себе все, что есть мучительного в пытках и смерти: головокруже-
ние, судороги, упадок сил, лихорадку, столбняк, антонов огонь в
ранах, — все это вместе и в самой высшей степени, притом без ли-
шения чувств. Пригвождение ко кресту в висячем положении делало
мучительным малейшее движение, воспаленные и постоянно увеличива-
ющиеся раны от гвоздей разъедала гангрена. Кровеносные жилы, в
особенности в голове и животе, напрягались от прилива крови и ло-
пались. К всем этим мучениям присоединялся невыносимый жар и неу-
толимая жажда. Все эти мучения производили такую нестерпимую тос-
ку, что распятые с мольбой просили, как величайшей милости, по-
кончить их жизни. Господи, помилуй! И все эти ужасные страдания
Господь наш Иисус Христос терпел как человек ради нашего спасе-
ния, а божество сострадало. О дивное чудо! Человече, неужели твое
окаменелое сердце не содрогнется от воспоминаний от воспоминаний
таких страданий Иисуса Христа?
Вот по твоему желанию написал я тебе кратко. Советую тебе чи-
тать св. Евангелие ежедневно, если у тебя нет времени на целую
главу, то хотя бы по несколько строчек.

103.
7.5.1955г.

Твое письмо я получил, все понял. Однако, не унывай и не
скорби, что накричала на Х. — Это человеческое; впрочем, и ко
смирению и к самопознанию своего устроения. Вот какие мы слабень-
кие- подул противный ветер и терпение лопнуло. Вместе жить и ла-
дить, очень трудно, ибо устроение и характеры разные, а чтобы мир
— требуется с обоих сторон стремление к миру.
Читал я в Отечнике: два старца жили вместе. Вначале один го-
ворит другому: как ты смотришь на меня? Другой отвечал: «Как на
ангела». Поживши довольно времени, спрашивает опять: «А теперь
как смотришь», тот ответил «А теперь как на дьявола и каждое твое
слово, точно гвоздем колит меня». Это я привел пример не в поб-
лажку, а чтобы не унывать, когда что стрясется по нашей немощи.
Преп. Моисей говорил: «сила для желающего стяжать добродетели
заключается в том, чтобы не малодушествовать, когда случится
пасть, но снова продолжать свой путь: не падать свойственно толь-
ко ангелам».

104.
6.8.1955г.

… Твое письмо я получил, сразу же пишу тебе во всех недоу-
менных вопросах возьми себе за правило совет Богомудрых св. От-
цов. Если предстоит тебе два зла, выбирай меньшее, а если две
добродетели предстоят — выбирай большую. Конечно, предварительно
помолись, чтобы Господь вразумил.

105.
29.10.1955г.

Человеческой природе свойственно бояться смерти. Смерть вошла
в человеческий род не по природе: поэтому природа человеческая
боится смерти и бежит от нее.
Св. Максим исповедник говорит: нет ничего страшнее помышления
о смерти и велельпье памяти о Боге. Вот такой святой и то боялся
смерти, ему даже и язык отрезали за православие. Многие говорят:
«я не боюсь смерти, готов хоть сейчас умереть», это только пус-
тословие, а когда почувствует приближение ее, тогда будет страх.
… Отец Иоанн Кронштадтский писал свое переживание от
чувств, а не рассудком, вот его писание и ложится на сердце точно
пластырь на рану. По моим грехам так я и не удостоился видеть
его. Но всегда с любовью слушаю, когда говорят о нем, кто видел
его.

106.
28.7.1955г.

О помыслах.

Помыслы бывают трех родов: человеческие, ангельские и бесовс-
кие. Мысли человеческие ничто иное, как мечтательные образы вещей
мира сего, сказал преп. Исихий. Ангельские помыслы всегда добрые
и на сердце бывает мир и тишина, даже некоторое веселие. А бе-
совские мысли всегда греховные и в сердце чувствуется смущение.
Иные люди иногда говорят: «Что ни шаг, то грех». Так говорить
неправильно. У св. Отцов все приходящие мысли названы прилогами,
хоть и худые они, но безгрешны; мы по самовластию можем принять и
не принять, если не примем их, то они безгрешны, а если примем и
будем говорить с ними, тогда будут греховные и доведут они до те-
лесного греха. Иногда приходят мысли неприятные: когда-то были
ошибки, и вдруг они появятся, точно молния блеснет, я полагаю,
что такие мысли естественные, человеческие прежние воспоминания.
А бесовские мысли всегда греховные: о гневе, о блуде, о сребролю-
бии, о тщеславии, о гордости и о прочих страстях, и всегда в
сердце бывает смущение. Конечно, мирянам трудно, даже невозможно,
разобраться в помыслах, от каких причин они бывают. Ибо, иные
мысли у писателей, иные мысли у изобретателей, и иные у торгов-
цев.

107.
26.9.1955г.

От души благодарю за арбуз, хотя получил его в растрепанном
виде, арбуз разбитый, бумага вся мокрая, почтовая барышня была
недовольна, другие пакеты обмочены. Наверно посылали в с тщесла-
вием всегда так бывает, что кто сделает с тщеславием, жди бессла-
вия.

108.
9.10.1955г.

Получил ваше письмо, просите меня ответить. Тебе не понятно у
св. Апостола павла следующее: «Притом знаем, что любящим Бога,
призванным по его изволению, все содействует ко благу. А кого он
предопределил тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а
кого оправдал тех и прославил» (Римл.8,29-30).
Отвечаю не по своему мудрованию, а на основании святоотечес-
кого учения. Блаженный Феофилакт говорит: «и так сначала предви-
дение, потом предопределение. А званным становится человек по
предвидению, т.е. По собственному его произволению (потому что в
таком случае все спаслись бы, потому что все призваны), а нужно
еще произволение. И так, сначала предвидение, а потом предопреде-
ление».
Господь призывает всех: «Прийдите ко мне вси труждающиеся и
обремененные», но свободной воли, данной Господом не нарушает.
Ибо от доброй воли зависит или стремиться ко спасению и ждать
благодати, или желать зла и от благодати отвращаться.
Знай, друже, что наш умишко очень ограниченный, да еще сердце
загромождено страстями и мы не можем понять божественного намере-
ния во святом писании. Некоторые люди от незнания сущности свято-
го писания, утверждают нелепое учение о безусловном предопределе-
нии одних ко спасению, а других к погибели; как будто всеблагий
Бог желает кому-нибудь погибели.
Преп. Антоний Великий постился и молился, просил Бога открыть
ему, почему одни умирают в молодости, а другие в старости, иные
благочестиво живут — бедствуют, а худо живут — благоденствуют.
Услышал голос: «Антоний! Внимай себе, а суды божии не испытывай,
они тебе не полезны».
Да разве человек может постигнуть суды божии? Почему одни бы-
вают от рождения слепые, другие калеки, иные идиоты, и много

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ка на 2 1/2, в лес сучки собирать, да в кучу класть, — это полез-
но для тела и для души.
Вы с Н.Н. разные, потому и сердце твое не располагается к
ней. Бог один, а пути к нему разные и всяк идет своей дорожкой.

Благодарю за детскую молитву; детская молитва скоро доходит к
Богу. Хорошо я помню ее пение и рассказ о св.Батюшке. Черта детей
— простота, откровенность и естественность; вот Господь и повелел
нам быть такими, такая черта была у всех подвижников.
Если будешь строго следить за собой, поистине увидишь себя
хуже всех, тогда и хвалящий тебя не повредит, ибо люди смотрят
только на внешность человека, а внутренне его не знают, исключая
духовную жизнь проводящих.
Молитва требует борьбы, до часа смертного, хорошо, что стре-
мишься к молитве, помоги тебе Господи, духа не угашай.

13.
6.12.1946г.

На твои вопросы хороши бы лично поговорить, в письме всего не
опишешь. Так и должно быть, когда человек следит за собой, тогда
другие кажутся ему хорошими, ибо прямое око на всех глядит прямо,
а кривое око на всех глядит криво. Приобрела книгу преп.Кассиана,
почитывай, хотя направлена инокам, и мирянам прикладна. Из этой
книги помещены в Добротолюбии 2-го тома умело сделанные выборки.
Ты любишь читать жития св. И почитывай, они очень воодушевляют
нас грешных. У нас читают всегда в трапезе, ежедневно, и я заме-
чаю у некоторых появляются слезы.
Вот и сама замечаешь, что от посещения других и от разговоров
после бывает тоска, по возможности и уклоняйся, ничто же сумняся,
хотя и будут маленько недовольны, ничего, не смущайся этим. Ты
боишься темноты, я тоже побаиваюсь, вот насколько мы слабенькие и
маловерные в божий промысел. Когда я шел пешком от монахинь, 5
верст пришлось идти лесом в темноте в одном месте напал такой
страх, что по всему телу пошли точно мурашки и уши зашевелились
точно кто-то догоняет меня, обернулся назад, сделал крестное зна-
мение и пошел вперед. Св.Писание говорит: «Боязнь ничто иное, как
лишение могущества рассудка».
Относительно твоего смущения, св.Отцы сказали: «Что делается
со смущением всегда от бесов». Приложись ко кресту и к божией ма-
тери и довольно, будь спокойна, загляни у св.Варсонофия вопрос
430, и ответ, еще вопрос 433 и ответ, там можешь сама маленько
разобраться.
Когда не придется исполнить все свое правило, не смущайся, не
будь рабом правилу. Держи правило мытарево: «Боже, милостив буди
мне грешной» и имей память божию, это заменит все правила. Прочти
у св.Исаака на 136 странице, еще в «невидимой брани» во второй
части 20 главу. Когда появятся слезы, остановись на них пока они
кончатся. Слезы всегда полезны, не смущайся, знай, что без внима-
ния не заплачешь.
Когда ляжешь в кровать, занимайся Богомыслием, что помнишь из
писания, важнее из Евангелия, слезы придут, дай им свободу.
На исповеди не надо стараться, чтобы были слезы, скажи, что
есть на совести, и больше ничего. Как видно Х.Х. Переживает тяже-
лое состояние за нее надо молиться, а не сердиться на нее. Да,
так хорошо, что не обращаешь внимание на нее и не вмешиваешься,
умудри и примири вас Господи.

14.
1946 г.

Твое письмецо из санатория я получил и видно из него, что
уныл дух твой и сметеся сердце твое, и почувствовала себя выбив-
шейся из колеи и стала никуда негодной, и сама над собой удиви-
лась. Однако, вся причина в тебе, ты сама и не замечала, что на-
ходилось в тонком самомнении и думала, что уже летишь на небо, а
внутреннего истинного смирения не было у тебя и совершенного рас-
положения на волю божию, Господь по своему благоутробию послал
тебе некоторое изменение в твоей обычной жизни. И ты упала духом
и почувствовала себя никуда негодной, а в этом то и состоит сми-
рение, что чувствовать себя никуда негодной.
Не унывай, чадо, понудь себя на молитву и по божией милости
все возмутившиеся внутреннее твое грязное болото успокоится и бу-
дет тихо и спокойно. Советую тебе, не торопись выходить из сана-
тория, отдохни хорошенько, помоги и храни тебя Господь.

15.
1946 г.

Ты пишешь, что я взялся учить тебя уму-разуму. Но не так; как
же я могу учить других, когда сам иду ощупью и спотыкаюсь, а если
ведет слепец слепца, оба упадут в яму. После долгой переписки с
Х.Х., Вероятно хранятся у тебя его письма и помнишь его советы, а
я безграмотный как могу руководить других в таком великом деле,
которое дороже всего мира, у меня своих опытов духовных нет, а
если кому отвечаю не свое, а заимствовано от св.Отцов и сам крас-
нею; других учу, а сам как живу.
В данное время мы лишены этого блага жить под руководством
опытного старца в духовной жизни. Руководитель должен указывать
дорогу, по которой сам шел, а если будет руководить только по
книгам совсем не то, говорящий и слушающий думают, что оба нази-

даются, но когда вкусят яко благ Господь, тогда познают свои
ошибки. Св.Петр Дамаскин говорит о себе: «Много я получил вреда
от неопытных советников». Руководитель должен быть бесстрастный и
иметь дар рассуждения, именно: знать время, начинание, предприя-
тие, устроение человека, крепость, знание, усердие, возраст, силу
тепла, сложение, здоровье и болезненность, нрав, место, знание,
воспитание, расположение, намерение, поведение, понимание, при-
родный ум, старание, бодрость, медлительность, намерение божие,
смысл каждого изречения божественного писания и многое другое.
Вот каков должен быть руководитель в духовной жизни и какое иметь
рассуждение.
К стыду моему живу я в монастыре уже 48 лет и до того расс-
троился, что просто не знаю с чего и начинать, как спасти свою
душу; однако, ты не подумай, что говорю так по смирению. Нет,
нет, а такой есть воистину. С молоду было у меня ревности хоть
отбавляй. Носил некоторое время власяницу и вериги, старался ис-
кать святых подвижников, но как-то не удавалось найти, вероятно
не понимал их по неопытности своей. Первая ревность очень обраща-
ет внимание на букву, убивающую дух, и не встречал такого настав-
ника, который мог бы поддержать ревность и руководил бы правильно
в духовной жизни, а без руководства живущий — по Листвичнику —
«не надежный», ибо он кичится; так я и остался ни с чем. Но не
отчаиваюсь, верую в божие милосердие и стремлюсь к нему по силе
моей. Припоминаю евангельский виноградник, в который пришли наем-
ники уже в 11-ый час и получили такую же плату, как те, которые
работали с утра. Очень я доволен и рад, что Господь судил мне
жизнь проводить в стенах монастыря.
Ты писала: «Что любишь вкусную пищу»; а кто не любит? Только
тот не любит, кто вкусил небесного утешения и обуздывает чрево —
этого Господина всего худого.
Я написал, что буква убивает дух, но надо понимать намерение
слов: буква убивает того, кто останавливается на ней, и смотрит
на нее как на добродетель, а не как на пособие к добродетели; ко-
нечно, плоды не бывают без листьев, однако, смоковница засыхает
без плодов.
Пребываю с любовью во Христе.

16.
1946 г.

Христос посреди нас!

Очень было мне приятно погостить у вас, однако, мои годы на-
поминают мне себя, что свечечка моей жизни уже догорает, скоро
погаснет, только маленько подымит и все исчезнет; мы должны пом-
нить, что эта наша жизнь очень скоротечная и подготовка к будущей
вечной жизни. Если я с вами здесь не увижусь, верую в будущей
жизни увидимся, ибо мы с вами соединились не телесно, а духовно.
Посылочки ваши я получил, посланные с монахиней Х. и с отцом Х.
Пирожки одни других вкуснее, слаще всяких булочных пирожков, ибо
услащает расположение и труд. Пожалуйста, впредь ничего не посы-
лайте мне, у нас все есть, живем на всем готовом, а вам там ведь
надо все самим приобретать. Помоги вам Господи.
Книжку Макария Великого читай внимательно, ибо он говорит очень
глубоко о духовной жизни его писание можно назвать контролером
духовной жизни. Если будешь копаться в своем сердце, тогда уви-
дишь там змия стоглавого; однако не пугайся и не робей, с божией
помощью будешь сокрушать им головы; от внимательной к себе жизни,
увидишь себя очень худой и немощной, других не будешь осуждать и
увидишь всех хорошими и на чужие немощи даже не обратишь никакого
внимания и в сердце почувствуешь тишину и мир; по временам будут
появляться утешающие слезы.

Сегодня праздник вход во храм пресвятой Богородицы, служба бы-
ла торжественна, пели на двух клиросах. Погода хорошая, солнце
светит; не стерпеть — пойду гулять. Люблю ходить один, люблю при-
роду, куда ни посмотрю, все меня утешает; каждое деревцо и каждый
кустик, а маленькие птички-то с чириканием летают с дерева на де-
рево, лапочками повиснут на сучке, что-то клювом берут, и зайчик
беленький пробежит и встанет на задние лапки, послушает да погля-
дит по сторонам и поковыляет вперед. Все это так назидает, просто
не удержаться от слез, и во всем видно божий промысел. Как все
прекрасно сотворено и милостиво обо всем заботиться и ничто у не-
го не забыто. Птички такие маленькие, ножки точно соломенки, а
существуют и кормятся в морозное время. Слава, Господи, твоей
премудрости, слава созданию твоему! Благодарю тебя Господи, что
нам многогрешным, немощным иногда даешь приходить в Богопознание,
это твоя милость. Мы грешные, без твоей помощи, не можем созер-
цать природу и не приобрести не единой добродетели; наша свобод-
ная воля дана тобою и может только стремиться к добродетели, а
приобрести или устоять в добродетели зависит уж от твоей помощи.
Одного прошу тебя, Господи, имиже веси судьбами спаси нас греш-
ных.

17.
21.2.1947г.

Поздравляю вас с Р.Х. Со святой четыредесятницей; помоги вам
Господи провести оную Богоугодно и достигнуть светлого Христова
воскресения.
Вот теперь у тебя есть книга пр.Варсанофия: заглядывай в нее —
она очень назидательная. Вопросы можешь найти в алфавите, что те-
бя смущает. Посылаю для прочтения небольшую книжицу, в ней изло-
жена система нравственного учения. Пр.Исаака Сирского: прочти не
торопясь.
Духовная дочь о. Х.Х. мне не пишет. Я рад этому, мне не хочет-
ся знакомиться со многими. А ты пиши мне, когда вздумаешь, с лю-
бовью отвечу насколько могу, мое желание, чтобы ты была истинной
христианкой, в полном смысле. Курево, конечно, не хорошо, но я

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20