Рубрики: РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

книги про религию

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

разных его сурах критерии «чистоты» и «греховности» в той или иной
мере способствовали разработке в целом оригинальной шариатской
законодательной системы, призванной регулировать отношения в семье и
обществе, имущественное и уголовное право, фискально-налоговую и
финансовую систему и т. д. Эти критерии определялись условиями
раннефеодального общества с сильными пережитками родо-племенных
отношений и рабовладельческого уклада. Но там, где до этого не
существовало более прогрессивного кодекса, введение и такого права
было делом позитивным. Следует отметить, что в ряде стран Азии и
Африки его нормы, с теми или иными изменениями и дополнениями, дожили
до наших дней.
Естественно, что использование Корана как идейной опоры Арабского
халифата и как «арабского судебника» служило поводом, побуждавшим в
первые века ислама к выдвижению положения о недопустимости перевода
«слова Аллаха» с арабского на другие языки. Однако борьба с влиянием
других религиозных культов и задача быстрейшего распространения ислама
неоднократно вынуждали его проповедников отступать от этого принципа.
Свидетельство этого содержится, например, у упоминавшегося нами
историка Бухары Х века Мухаммеда Наршахи. «Первое время после
обращения в мусульманство, — писал он, — жители Бухары читали Коран на
персидском языке и не могли научиться арабскому языку. Когда наставало
время рукуга в намазе (поясной поклон), особо назначенный для этого
сзади их стоящий человек произносил «бакнита накнит», а когда
приходило время делать саджа (земной поклон), тот же человек
произносил «нугуния нугуни»[Наршахи М. История Бухары. Ташкент, 1897,
с. 63-64.].
Первый таджикско-персидский перевод Корана был осуществлен
ат-Табари в Бухаре в 961-976 годах[Jnan Abdulkadir. Eski turkce uc
Kuran tercumesi. — Turk Dili, 1952, э 6, s. 14.].
Картина, нарисованная Наршахи, повторялась в Средней Азии,
частично на Ближнем Востоке и в период монгольского нашествия, когда
оживилась деятельность буддистских миссионеров и служителей старых
шаманских родовых и племенных культов. В то время ислам был принят
монгольскими феодалами, военной и административной верхушкой ряда
племен, причем вместе с обращением в мусульманство по приказам ханов
разрушались храмы других религий. — Многочисленные примеры этому
содержатся в документах того времени, отраженных в знаменитом
«Сборнике летописей» («Джами ат-таварих») Рашидаддина (1247-1318).
Имея в виду памятники XI-XIV веков, исследователь древнетюркской
письменности С.Е. Малов отмечал, что «на первых порах принятия и
закрепления среди народа ислама проповедникам этой новой религии
приходилось вести борьбу и с монгольским шаманством, и с уйгурским
буддизмом. Желая скорого и быстрого распространения ислама среди своих
соотечественников, бухарские муллы, в виде исключения, издали даже
постановление — фетву, которой разрешалось переводить Коран с
«божественного» арабского языка на тюркский. Этим сильным исламским
прозелитизмом можно объяснить, что до нас дошло несколько Коранов с
толкованием (тафсир) на старом тюркском языке («кашгарском») арабскими
буквами»[Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и
исследования. М.-Л., 1951, с. 221.]. Их язык привлек внимание
советских востоковедов-лингвистов[См.: Боровков А.К. Лексика
среднеазиатского тефсира XII-XIII вв. М., 1963.].
Другие причины, связанные с формированием общенародного
берберского языка, находили выражение в «еретических» течениях
Северной Африки, сторонники которых в средние века хотели перевести
Коран на берберский язык[См.: Чураков М.В. Берберы и арабы в
этнической истории Алжира. — Советская этнография, 1955, э 1, с. 87.].
Появились переводы Корана и на такие языки, как малайский,
яванский, урду, причем обычно эти переводы были буквальными,
написанными под строками подлинника. В XIX веке переводы Корана стали
печататься и латинским шрифтом типографским способом. Таков, например,
уже называвшийся нами Коран, изданный в Аллахабаде в 1844 году в
переводе и с многочисленными примечаниями и другими шиитскими
материалами маулави Абдул Кадира. Но среди суннитов переводы Корана
продолжали маскироваться комментариями и в XX веке. Примером может
служить изданное в Казани в 1914 году толкование Корана Мухаммеда
Кямиля Мутыги Тухватуллина «Татарча Куръани тафсир», где рядом с
арабским текстом дан перевод его на татарский язык.
Попытки передачи Корана неарабским шрифтом в суннитском
направлении ислама не раз рассматривались как нарушение основ ислама,
по которым арабский алфавит — священный. Печатать Коран считалось
кощунством, так как листы с его текстом, по мнению богословов, могли
оказаться на полу, под ногами людей или животных, попасть в мусорный
ящик, а с этим-де мириться нельзя (как будто листы рукописного Корана
не могла постичь та же участь!). Поэтому надолго задержалось введение
книгопечатания в Турции и некоторых других странах распространения
ислама.
Переводы Корана на европейские языки, как мы уже отметили, имеют
многовековую историю. Первые их опыты относятся к XII веку, то есть к
тому времени, когда в Испании шла освободительная борьба против
арабско-мусульманских (мавританских) династий, а феодалы Западной
Европы, организуемые и направляемые католической церковью, вели
захватнические крестовые походы. Борясь с исламом за влияние на массы,
католическая церковь нелегко шла на перевод и издание Корана и
решилась на это, лишь назвав его автором последнего пророка, что
противоречило учению ислама, согласно которому Коран есть
несотворенное «слово Аллаха».
В этих же целях издания Корана и его переводов сопровождались
наклеиванием на него разного рода миссионерских и тому подобных
«ярлыков», искажавших и принижавших не только изложенное в нем
вероучение, но и народ, на языке которого он написан.
В России издания переводов Корана начались с XVIII века. Наиболее
ранний из них был сделан П. Постниковым с французского перевода А. дю
Рие и напечатан по распоряжению Петра I в Петербурге в 1716 году.
Позднее, в 1787 году, на средства, отпущенные Екатериной II, в
Петербурге был издан и арабский текст Корана, подготовленный и
снабженный комментариями муллы Осман-Исмаила.

После «екатерининского» издания Коран типографски выпускался в
нескольких городах России, в том числе в Казани и Бахчисарае; частично
эти издания распространялись в странах Ближнего и Среднего Востока. Но
и после этого работа над переводами Корана продолжала встречать
сопротивление со стороны мусульманских духовных кругов.
Особенно много споров и возражений вызвал первый русский перевод
Корана, сделанный непосредственно с арабского языка. Его переводчиком
был уже упоминавшийся нами видный востоковед Г.С. Саблуков,
преподававший в Саратове, а затем ставший профессором Духовной
академии в Казани. Это обстоятельство, а также
православно-полемические моменты, содержавшиеся в выпущенном вслед за
Кораном (1878) первом выпуске «Примечаний к переводу Корана» (1879;
второе издание — Казань, 1898; следующие выпуски этого труда остались
неоконченными и не были напечатаны), как и некоторые другие работы
Саблукова, естественно, привлекли внимание к этому изданию.
Полемическим выступлениям проповедников ислама не помешало и то, что
саблуковский перевод исходил во многом из мусульманских толкований
Корана. Именно это с научной точки зрения остается наиболее слабой
стороной перевода[Нельзя не отметить, что, работая над переводом
Корана в течение многих лет, Г.С. Саблуков добился в целом
значительных положительных результатов. В то же время он сам не считал
свой перевод во всем безупречным. Наиболее удобным из изданий перевода
Саблукова является третье (Казань, 1907), где параллельно дан арабский
текст Корана. Одновременно с Саблуковым и тоже непосредственно с
арабского перевел Коран на русский язык Д.Н. Богуславский (1826-1893),
но этот перевод остался неизданным. По отзыву академика В.Р. Розена,
перевод Богуславского «отличается крупными достоинствами и в общем не
уступает переводу Саблукова» (Крачковский И.Ю. Перевод Корана Д.Н.
Богуславского. — Советское востоковедение, 1945, э 3, с. 300).
Впрочем, большинство мест перевода Богуславского, приведенных
академиком Крачковским как ошибочные, на поверку оказалось правильно
переведенными Саблуковым. Сходный вывод напрашивается и при сравнении
перевода Саблукова с «погрешностями» в неоконченном переводе Корана
Крачковского, названными в статье М.-Н. О. Османова «Достоинства
русского перевода Корана, выполненного академиком И.Ю. Крачковским».-
Памятники истории и литературы Востока. Период феодализма. Статьи и
сообщения. М., 1986, с. 193-194. Известны, однако, и другие мнения об
этом незавершенном переводе, в частности Шумовского Т.А. в его книге
«У моря арабистики. По страницам памяти неизданных документов» (М.,
1975, с. 143-144).].
«За семьдесят лет, — писал академик И.Ю. Крачковский в «Очерках
по истории русской арабистики», впервые изданных в 1950 году, —
перевод Саблукова, конечно, значительно устарел, его основная
установка на понимание текста согласно поздней мусульманской традиции
едва ли правильна, но он не заменен другим, и это одно говорит, какой
большой труд не только для своей эпохи Саблуков выполнил»[Крачковский
И.Ю. Избранные сочинения. М., 1958, т. 5, с. 128.]. К этому переводу,
с учетом его недостатков, до последнего времени обращаются и авторы
востоковедческих и многих советских исламоведческих работ, в том числе
и настоящей. В их числе исследователь и переводчик-арабист, защищаемый
которым идеал мастерства перевода очень высок: «Переводом вы вправе
назвать лишь такое воспроизведение оригинала на другом языке, которое
пробуждает в читателе те же и такого же накала эмоции, что и
подлинник»[Шумовский Т.А. Воспоминания арабиста. Л., 1977, с. 12. См.
также его введение к переведенной им Арабской морской энциклопедии XV
века: Ахмад ибн Маджид. Книга польз об основах и правилах морской
науки. М., 1985, т. 1, с. 63, 623 и др.].
В Советском Союзе, где свобода совести является неотъемлемой
частью советской социалистической демократии, арабский текст Корана
издается для удовлетворения религиозных потребностей верующих. Таково,
например, издание Корана, выпущенное в Ташкенте в 1375 году хиджры
(1955-1956).
Изданный в 1963 году перевод Корана академика И.Ю. Крачковского,
сделанный непосредственно с арабского языка, как мы уже отмечали,
имеет значительные достоинства. Но этот перевод остался незавершенным.
В дореволюционной России протесты ортодоксальных мусульманских
богословов вызывали не только переводы Саблукова. С раздражением
встретили они перевод Корана на татарский язык, сделанный
представителями мусульманского богословия реформистского
«новометодного» (джадидского) направления Мусой Бигеевым и Зияуддином
Кемали. В издававшемся в Оренбурге богословском еженедельнике «Дин ва
магишат» («Вера и жизнь») в 1912 г. была напечатана статья
«Религиозная философия», в которой говорилось: «Мы просим не
переводить священного Корана, содержащего в себе столько тайного и
премудрого, а если он переведен, то не распространять его». Когда же
стало известно, что в Казани в типографии «Уммид» начали печатать
Коран в переводе Бигеева на татарский язык, то под давлением
поступивших от мулл петиций Оренбургское магометанское духовное
собрание вынесло распоряжение, по которому печатание этой книги было
приостановлено. И в дальнейшем, несмотря на ожесточенную газетную
полемику джадидов и кадимистов — реформистских и консервативных кругов
духовенства, если переводы на татарский язык и печатались, то в
замаскированном виде, под видом его «толкований», как упомянутое
«Татарча Куръани тафсир» Тухватуллина.
Подобным образом обстояло дело и с изданием перевода Корана на
некоторые другие языки. Так, 12 апреля 1912 года в газете «Каспий»,
принадлежащей бакинскому миллионеру-нефтепромышленнику Г.3.-А.
Тагиеву, в «Заметках мусульманина. К переводу Корана» указывалось, что
«было бы желательно, чтобы мусульманская интеллигенция взялась за это
важное дело (перевод Корана на языки русский и «тюркский», то есть
азербайджанский. — Л.К.), несмотря на все отчаянные крики
невежественных мулл, считающих этого рода деяния кощунством».
Вопрос о переводах Корана приобрел особую остроту в России в
1911-1912 годах в связи с важнейшими политическими событиями,
переживаемыми страной. Начавшийся после периода реакции 1908-1910
годов новый революционный подъем напугал помещиков и буржуазию всех
национальностей. Пытаясь остановить нараставшее революционное
движение, они искали действенные идеологические средства воздействия
на массы. Поисками таких средств занимались и мусульманский идеологи,
как консервативные (кадимисты), так и либеральные, реформистские
(джадиды), политическая платформа которых была, кстати сказать, не
левее кадетской.
«Рабочий-мусульманин быстро и решительно порывает с устаревшими и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

Корана»[Blachere R. Introduction au Coran, p. 102-103.]. Не случайно,
что и после установления канонического текста Корана разные чтения
этой книги продолжали существовать, хотя, правда, в основном уже как
формы декламации. К Х-XI векам установилось несколько «школ» такого
чтения; некоторые из них существуют и в наше время.
Самые древние из сохранившихся рукописей с текстами Корана
датируются концом VII или началом VIII века, то есть относятся ко
времени редакции, произведенной по поручению аль-Хаджжаджа. К ним
примыкает и так называемый османовский (точнее, зейдовско-османский)
список Корана, в течение столетий выдававшийся богословами за
первоначальный, с которого якобы списывались копии. Согласно преданию,
во время чтения именно этого списка халиф Осман был убит сторонниками
его преемника, халифа Али. Османский список уже имеет диактрические
значки (черточки, заменяющие, как обычно, в куфическом письме точки),
но в нем еще нет других над- и подстрочных знаков, принятых в
позднейшем арабском письме (хемза, медда, тешдид, сукун, краткие
гласные). Беспристрастное исследование списка показало, что он не мог
быть написан ранее конца первой четверти VIII века, или иначе, начала
II века хиджры, то есть спустя полстолетия после смерти халифа Османа.
Относительно же «священной крови халифа Османа», будто бы обагрившей
этот список, исследовавший его арабист А.Ф. Шебунин (1867-1937) писал:
«Может быть, давно прежде было меньше крови, чем теперь; может быть,
кровяные пятна подвергались такой же реставрации, какой… подвергался
и текст, — теперь про это мы утвердительно ничего не можем сказать, но
одно несомненно, что давно или недавно, но те пятна, которые мы видим
теперь, намазаны не случайно, а нарочно, и обман произведен так грубо,
что сам себя выдает. Кровь находится почти на всех корешках и с них
расплывается уже более или менее далеко на середину листа. Но
расплывается она совершенно симметрично на каждом из смежных листов:
очевидно, что они складывались, когда кровь еще была свежа. И при этом
еще та странность, что такие пятна идут не сплошь на соседних листах,
а через лист… Очевидно, что такое распределение крови случайно
произойти не могло, а находим мы его таким постоянно»[Шебунин А.
Куфический Коран Спб. Публичной библиотеки. — Записки Восточного
отделения имп. Русского археолог, общества. Вып. 1-4. Спб., 1892, т,
VI, с. 76-77.].
Таким образом, беспристрастное палеографическое исследование
показало, что этот список, в течение длительного времени находившийся
в распоряжении мусульманского духовенства мечети Ходжа Ахрар в
Самарканде, не идентичен тому, за который он выдавался.
Вместе с тем нельзя не отдать должное тем, кто трудился над этим
огромным древним манускриптом, переписывал и украшал его. Он исполнен
на 353 листах толстого крепкого пергамента, с одной стороны гладкого и
глянцевитого, желтого цвета, с другой — белого, в мелких морщинах. На
каждом листе 12 строк, причем текст занимает значительное пространство
— 50х44 см, а общий размер листов — 68х53 см. На месте 69 недостающих,
вырванных или растерянных, листов — бумажные, имитирующие пергамент.
Каждый аят Корана отделен от другого четырьмя или семью
небольшими черточками, при этом аяты разбиты на группы, отмеченные
цветным квадратиком со звездочкой, в центре которой кружок с красной
куфической буквой, цифровое значение которой обозначает число аятов от
начала суры. Каждая сура отделена от соседней цветной полосой из
узорчатых квадратиков или раскрашенных продолговатых прямоугольников.
Названий суры не имеют, но все, за исключением девятой, начинаются с
традиционного «бисмиллаха» — со слов «Во имя Аллаха, милостивого,
милосердного».
Прлмечательно письмо В.И. Ленина народному комиссару по
просвещению А.В. Луначарскому от 9 декабря 1917 года об этом
редкостном манускрипте, известном под названием «Коран Османа».
«В Совет Народных Комиссаров, — говорится в этом документе, —
поступило отношение от Краевого Мусульманского съезда Петроградского
Национального округа, в котором, во исполнение чаяния всех Российских
мусульман, вышеназванный съезд просит выдать во владение мусульман
«Священный Коран Османа», находящийся в настоящее время в
Государственной Публичной Библиотеке».
«Совет Народных Комиссаров,- заключает письмо, — постановил
немедленно выдать Краевому Мусульманскому съезду «Священный Коран
Османа», находящийся в Государственной Публичной Библиотеке, ввиду
чего просит Вас сделать надлежащее распоряжение»[Цит. по: Ленин и
дружба советских народов. Документы Института марксизма-ленинизма при
ЦК КПСС. — Дружба народов, 1057, э 11, с. 16.].
На основании этого письма «Коран Османа» тогда же был передан
представителям Краевого мусульманского съезда Петроградского
национального округа, затем доставлен в Уфу и позднее в Узбекистан, в
Ташкент, где он хранится и в настоящее время.
А.Ф. Шебунин опубликовал также обстоятельное исследование
аналогичного списка Корана, выполненного тоже куфическим письмом и
хранившегося в Хедивской библиотеке в Каире (1902). Примененный им
метод палеографического анализа обоих древних манускриптов до
настоящего времени признается образцовым. Интерес, вызванный
исследованием древних манускриптов, обусловил и появление
фототипического воспроизведения «Османского» Корана, изданного С.
Писаревым в 1905 году,
Естественно, что немалого можно ожидать и от палеографического
изучения древних списков Корана, хранящихся в книгохранилищах ряда
стран. Порой обнаруживаются и новые находки, сулящие пополнить уже
накопленные данные об истории «священной книги» ислама, к тому же
являющейся первым крупным произведением арабской прозы. Например, в
Сане — столице Йеменской Арабской Республики во время земляных работ,
производившихся в 1971 году у минарета западной стены Большой мечети,
найдено около 40 тысяч листов пергамента с текстами различных списков
Корана. Оказалось, как сообщала печать многих стран, эти листы
пролежали долгие века, будучи кем-то спрятаны между внутренней и
внешней кладкой минарета. Среди них найден палимпсест, на котором
текст, написанный куфическим письмом, нанесен на стертый более,
ранний, исполненный древней хиджазской письменностью. А на двух
листах, размером 60х50 см, оказались рисунки мечетей, сделанные

цветными чернилами. Манера их исполнения, по мнению специалистов,
напоминает декоративное искусство мастеров Дамаска эпохи халифов
Омейядов, что позволяет датировать рисунки началом VIII века.
Уничтожение разноречивых списков Корана, а также записей, на
основании которых они составлены, произведенное по указанию халифов, —
наиболее серьезное препятствие при выяснении истории возникновения
текста и редакций этой книги. В сохранившихся и распространяемых
сейчас списках Корана есть лишь некоторые отличия, сводящиеся в
основном к разному делению на стихи и другие разделы (например, джузы
или сипары, всего 30), введенные для удобства чтецов. Общее число
аятов в старейших списках Корана колеблется в пределах от 6204 (в
басрийском списке) до 6236 (в куфийском, индийском и некоторых других
списках); в общепринятых списках, размножаемых теперь типографски,
обычно 6226 или 6238 аятов.
Каждого, кто впервые приступает к чтению Корана, поражают прежде
всего постоянные нарушения в нем хронологической и особенно смысловой
последовательности. Необычным кажется и то, что его суры расположены,
как правило, не по их хронологии или содержанию, а по размеру. За
немногими исключениями суры, как мы уже отмечали, начиная со второй,
названной «Корова» («аль-Бакара»), расположены так, что по своему
размеру к концу книги они все более уменьшаются. Если во второй главе
286 аятов, то в третьей — 200, в четвертой — 175, в пятой — 120 и т.
д. В сурах 103, 108 и 110 всего лишь по три аята (в последней, 114-й
главе шесть аятов). Но эта «последовательность» только внешняя. В
большой мере условными оказываются также названия сур и обозначения в
подзаголовке: «мекканская» или «мединская». На это обстоятельство было
обращено внимание еще в средние века. Однако произведенные с тех пор
попытки хронологического расположения сур и аятов Корана, предпринятые
толкователем Корана Джалальаддином Суйути (1445-1505), а затем
европейскими исследователями XIX и XX веков Г. Вейлем, А. Шпренгером,
В. Мьюром, И. Родвелем, Г. Гримме, Т. Нельдеке и Ф. Швалли, Р.
Блашэром и др., не дали до сих пор больших результатов. Это
объясняется прежде всего тем, что все названные исследователи были в
той или иной мере связаны с клерикальной традицией, находились под
влиянием авторов «неисчерпаемых морей» предания, хотя у последних едва
ли имелись заслуживающие доверия источники, кроме того же Корана.
Вопросы хронологии и контекстовой терминологии Корана в советской
арабистике освещались прежде всего К.С. Кашталевой (1897-1939).
«Интересуясь Кораном как историческим источником, она применила
оригинальный терминологический метод к его изучению и на ряде этюдов
показала значение нового подхода для внутренней истории памятника и
фиксации хронологического порядка его частей»[Крачковский И.Ю.
Избранные сочинения. М.-Л., 1958, т. 5, с. 168.]. Сохраняет
определенный интерес, например, ее этюд «К вопросу о хронологии 8-й,
24-й и 47-й сур Корана», опубликованный в «Докладах Академии наук
СССР» за 1927 год. Речь идет, собственно, о терминологии нескольких
аятов названных сур, обычно относимых комментаторами-традиционалистами
к «военным речам Мухаммеда» мединского периода, точнее, ко 2-му и 3-му
подразделам этого периода. Как правильно подчеркнула Кашталева, имея в
виду хронологические рамки сур Корана, «следует скорее говорить о
времени создания тех или иных отдельных стихов… так как состав
каждой суры (независимо от того, была она названа «мекканской» или
«мединской». — Л.К.) большею частью является разновременным и
пестрым»[Кашталева К.С. К вопросу о хронологии 8-й, 24-й и 47-й сур
Корана. — Доклады Академии наук СССР. Серия В. Л., 1928, с. 102.].
Обратившись к 47-й суре Корана — «Мухаммед», Кашталева прежде
всего познакомила читателя с тем, как ее истолковывают крупные
европейские исламоведы — Г. Гримме (1864-1942), Т. Нельдеке
(1836-1930) и Ф. Швалли (1863-1919). Оказалось, что Гримме относит ее
к первому подразделу мединского периода, а Нельдеке и Швалли — ко
второму.
Доводы у каждого исследователя свои. Так, исходя из содержащейся
в 47-й суре «военной речи пророка», в которой сказано, как сражаться,
поступать с пленными, относиться к уклоняющимся от сражения, Гримме
считает ее относящейся ко времени незадолго до битвы при Бедре[Grimme
Н. Mohammed., Th. 11. Einleitung in den Koran. Munster, 1895, S. 27.].
А Нельдеке, обратив внимание на места этой же «речи», где упор сделан
на посрамление уклонившихся от битвы, полагает, что она произнесена не
до, а после битвы при Бедре[Noldeke Th. Geschichte des Qorans. 2 Aufl.
bearb. von Fr. Schwally. T. I. Leipzig, 1909. S. 189.]. Отметив это
противоречие, Кашталева резонно заключила, что «если трудно решить,
сказана ли данная речь до сражения или после него, то еще труднее
решить, было ли это сражение битвой при Бедре или какой-нибудь
другой». В итоге Кашталева, сославшись на аяты 22, 24, 27, 28, 30-34 и
36 суры 47, пришла к новому заключению: «По контексту эти слова скорее
могут относиться к внутренним врагам Мухаммеда, уклоняющимся от битвы,
таящим недоверие к пророку в его же лагере, чем к его внешним врагам —
мекканцам»[Кашталева К.С. К вопросу о хронологии 8-й, 24-й и 47-й сур
Корана, с. 105.]. Полагая так, Кашталева указывает еще одну возможную
дату 47-й суры, 4-й аят которой заключает уже приводившийся нами
текст, позднее получивший известность как фанатический «стих меча»,
начинающийся словами: «А когда вы встретите тех…» (см. выше, с. 55).
Однако следующий, 5-й аят, как и аят 33, той же 47-й суры
истолковывает войну уже не как исполнение предписанного мусульманам
Аллахом истребления и покорения неверных (о чем читаем в «стихе
меча»), а как испытание верующих — «усердствующих и терпеливых». Это
же находим в тафсирах, комментариях Корана мусульманских богословов,
где содержится истолкование также уже упомянутой нами битвы при горе
Оход, относимой к более позднему времени, чем битва при Бедре.
Права Кашталева и в том, что в названных аятах Корана, как,
кстати, и некоторых других, можно найти «намеки на исторические факты,
относящиеся к III (мединскому. — Л.К.) периоду, в частности к эпохе
битвы при Оходе». Основательно и ее заключение, согласно которому
рассмотренные ею в Коране указания, относимые к тому же периоду, по
существу, «так же туманны, как и предыдущие». Установив это, Кашталева
вполне логично пришла к выводу, что «новый способ исследования требует
и новой хронологической классификации, основанной на материале этого
исследования»[Там же, с. 106, 108.].
Заключения Кашталевой не были случайны и в других вопросах.
Вместе с тем они отражали состояние исламоведения, и прежде всего
изучения раннего ислама и его главнейшего источника — Корана, в те
годы и не только в нашей стране.
В связи с этим небезынтересно вспомнить, что датский исламовед

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

непокорных. Он — властитель Земли и Вселенной и всех ее обитателей,
требующий беспрекословного подчинения и преклонения перед ним, своего
рода восточный деспот, в страхе и зависимости держащий свое «творение»
— человека. Единственный, кто пытается ему прекословить, — это его
первое создание — Иблис, дьявол ислама.
Внешние и внутренние свойства и черты Аллаха многообразны и порой
противоречивы, хотя в большинстве своем антропоморфны. Их разнообразие
порождало несхожие характеристики Аллаха даже у теологов ислама разных
направлений и сект еще в первые века ислама, в период формирования его
учения, представлений и обрядов, их идейного обоснования.
Вот отдельные из таких характеристик, собранные в известном труде
мусульманского теолога XII века аш-Шахрастани «Книга о религиях и
сектах» («Китаб альмилаль ва-н-нихаль»).
Один из создателей мусульманского богословия, ранее близкий к
мутазилитам, Абу-ль-Хасан Али аль-Аш’ари (873-935) добавил к
рассмотренным выше качествам Аллаха еще следующее уточнение,
считавшееся им наиболее существенным. Он говорил: «Если творец в
действительности есть создатель всевышний, с которым никто не
участвует в сотворении, то самым отличительным качеством всевышнего
является способность на изобретение»[Аш-Шахрастани. Книга о религиях и
сектах, с. 95.].
Как видим, добавление аль-Аш’ари, которому нельзя отказать в
определенной проницательности, также исходит из сравнения бога с
человеком, то есть и оно антропоморфно.
Аль-Аш’ари излагал также взгляды богослова Дауда аль-Джавариби,
имевшего более детальные представления об образе Аллаха. Так,
аль-Джавариби «говорил, что его божество есть тело, плоть и кровь, у
него есть органы и [члены] тела, как-то: рука, нога, голова, язык, два
глаза, два уха. Вместе с тем это тело не похоже на [другие] тела,
плоть не похожа ни на какую другую плоть, кровь не похожа ни на какую
другую кровь. Так же [обстоит дело] со всеми божественными атрибутами.
Он не похож ни на что из созданий, и ничто не похоже на него. Он полый
с самого верха до груди, плотный в остальной части. Он изобильно
черный, с вьющимися волосами»[Там же, с. 100.].
По основателю же каррамитского течения в исламе Мухаммеду ибн
Карраму (ум. в 869 г.), «бог пребывает на троне и… в верхней части
он является субстанцией, он называл это сущностью (джаухар). В своей
книге, названной «Могильные наказания», он говорил, что
богединственный [в своей] субстанции, единственный [в своей] сущности
и что он касается верхней стороны трона. Он допускал [его]
перемещение, превращение, сошествие. Одни из них (сторонников
каррамизма. — Л.К.) говорили, что он занимает некоторые части трона,
другие говорили, что [весь] трон полон им… Большинство из них
применяло к нему слово «тело» (джисм. — Л.К.). Приближающиеся из них
(к суннитам) говорили: «Он является телом в том смысле, что существует
в своей субстанции». И это, по их мнению, есть определение тела… У
них [было] разногласие относительно понятия величие [Аллаха]. Одни из
них говорили: «Его величие означает, что он, несмотря на свое единство
[пребывает], на всех частях трона. Трон [находится] под ним, а он —
над всем троном, также как над частью его». Другие говорили: «Его
величие означает, что он, несмотря на свое единство, касается с одной
стороны больше, чем кто-либо, он касается всех частей трона, он —
всевышний, великий»[Аш-Шахрастани. Книга о религиях и сектах, с. 103,
104.].
Знакомясь с этими краткими выписками, современный читатель может
хотя бы в небольшой мере почувствовать, что представляют собой
средневековые религиозно-философские схоластические рассуждения,
занимающие порой объемистые фолианты. Вместе с тем и в таких на первый
взгляд лишенных всякого рационального зерна мудрствованиях порой
ощущается неудовлетворенность тем, что люди средневековья находили в
«правоверных» сочинениях и проповедях, в том числе в «слове Аллаха» —
Коране. Нельзя не учитывать также, что в таких произведениях иногда
содержатся элементы, которые могут помочь правильному пониманию и
преодолению пережитков, кое-где существующих и в настоящее время.
Так, упомянутые «могильные наказания» — пережиток, который
сохранился как у мусульман-суннитов, так и у шиитов. Он связан с верой
в двух ангелов — опрашивателей и истязателей, которые являются к
погребенному мусульманину. Для того чтобы помочь опрашиваемому, на
кладбище, после ухода провожавших, у свежей могилы остается мулла,
подсказывающий усопшему, что тому отвечать этим ангелам — Мункиру и
Накиру. В нашей стране реформистские представители духовенства не раз
осуждали этот обычай. В одном из их решений, принятом в 1925 году,
записано: «Признать доводы старого духовенства о загробной жизни,
существовании ангельских душ, судов в могиле над умершим
мусульманином, оживлении умершего в гробу (в могиле, саване. — Л.К.)
после похорон и чтение молитв ни на чем не
обоснованными…»[Дискуссионный съезд мусульманского духовенства и
верующих в Адыгейско-Черкесской автономной области. Б. м., 1925, с.
27.]. Однако записать подобное, как показывает практика, бывает
значительно проще, чем провести в жизнь. Во всяком случае, с IX века,
когда родился этот обычай (хотя он не описан в Коране и нет там имен
Мункира и Накира), ему в ряде мест следуют и до наших дней. А о
Мункире и Накире не раз писалось и в богословской литературе,
например, в популярной книге «Сорок вопросов» («Кырк сюаль») мевляны
Фурати, жившего, как предполагают, в XVII веке. Вопрос тринадцатый в
этой книге, обосновывающий благостность названного обычая, начинается
с обращения к пророку Мухаммеду: «Скажи о Мункире и Накире, какая цель
их существования?» — и затем дается подробный ответ на него. Здесь же,
в ответе на четвертый вопрос, пророк Мухаммед говорит и о «троне»
Аллаха. Он якобы создан «из света. Величина трона такова, что пред ним
семь небес и семь земель составляют как бы одну доску, или скатерть, а
величина свода небесного такова, что трон божий в нем занимает такое
же место, какое заняла бы одна полоска нивы в пустыне Сахаре»[«Кырк
сюаль» издавалась в Константинополе в 1840 и 1848 гг., в Вене в 1851
г., в Казани в 1887 г. Русский перевод приложен к книге А.
Архангельского «Мухаммеданская космогония» (Казань. 1889).].
Едва ли необходимы другие примеры, тем более, что фантазия

представителей самых различных направлений и сект сдерживалась опытом
предшественников и тем, что не согласных с догмами, считавшимися при
том или ином правителе, скажем Аббасидском халифе, правоверными и
ортодоксальными, жестоко наказывали. Известен случай, описанный
историком ат-Табари, когда при обмене пленниками с Византией в 845
году халифские представители принимали обратно лишь тех мусульман,
которые соглашались признать мутазилитскую доктрину о сотворенности
Корана и о том, что Аллаха в будущей жизни нельзя видеть. Не
соглашавшихся оставляли в плену у византийцев, неверных. Между тем
отражение вражды к византийцам также содержится в Коране; есть
основания полагать, что именно об этом говорит аят, обещающий, что на
страшный суд грешники будут собраны «голубоглазыми» (20:102).
О том, что религиозный фанатизм порождал вражду между людьми,
читаем и у аш-Шахрастани: «Кто крайне усердно, слепо пристрастен к
своему учению, тот обвиняет в неверии и заблуждении своего противника,
а кто терпим, дружелюбен, тот не обвинит в неверии»[Аш-Шахрастани.
Книга о религиях и сектах, с. 177-178.]. Все это не потеряло своего
значения в наши дни.

Коран о Вселенной, Земле, флоре и фауне

Анализируя то или иное произведение, книгу, содержащиеся в ней
факты и мысли, необходимо исходить из того, когда, где и кем эта
работа написана, в каких конкретных исторических условиях она
появилась. Только учитывая все это, можно надлежащим образом
разобраться в существе рассматриваемого произведения, правильно понять
и оценить его как в целом, так и в деталях. Подобный же подход
необходим и к Корану, вопреки мусульманской догме о том, что Коран
существует предвечно, есть произведение, совечное Аллаху, не имеющее
времени своего создания.
Если отвлечься от этого религиозного догмата, а также от
утверждений мусульманских богословов, толкующих Коран как абсолютную
истину, то нельзя не заметить, что многое из изложенного в этой книге
не выдерживает проверки временем. Напрасно искать в Коране сведений о
тех значительных достижениях науки и культуры, которые имелись еще до
его составления не только в Китае и Индии, Египте, Вавилоне, Ассирии,
Греции, но и в древних южно- и североарабских государствах.
Подтверждением этому, в частности, может явиться ознакомление с тем,
что Коран говорит о Вселенной, Земле, флоре и фауне.
Величайший мыслитель древности Аристотель (384-322 до н. э.) в
астрономическом трактате «О небе» писал: «Небо не создано и не может
погибнуть… Оно вечно, без начала и конца, кроме того, оно не знает
усталости, ибо вне его нет силы, которая принуждала бы его двигаться в
несвойственном ему направлении». Аристотель нашел доказательство и
тому, что Земля не плоская, а шарообразная, — предположению,
высказанному в школе древнегреческого философа и математика Пифагора
(ум. в 500 г. до н. э.). Примерно в одно время с Аристотелем ученые
Китая постигали периодичность солнечных затмений, астроном Ши Шэнь
составил первый звездный каталог, где перечислены 800 светил. А
Аристарх Самосский в первой половине III века до н. э. учил, что
Земля, Луна и планеты обращаются вокруг Солнца, и Земля, кроме того,
вращается вокруг своей оси.
Однако те, кто имел отношение к собиранию и составлению Корана,
несмотря на то, что они жили более чем на 900 лет позднее этих
открытий, явно не утруждали себя подобными философскими размышлениями
или астрономическими расчетами. В Коране даже об Аравии и арабах
содержится очень мало нового по сравнению, например, с произведениями
древнеарабской поэзии. Религия всегда консервативна. И ислам
унаследовал от древнего мира не столько обогащающие человека знания,
сколько религиозные мифы.
История Вселенной, как мы уже отметили, сведена в Коране к
творческим действиям разумного божества, Аллаха. Он-де сказал: «Будь!»
— и появились «небеса и земля» (6:72). В шесть дней мастерски, без
изъянов, бог создал мир, «сотворил семь небес, одно над другим
сводами» или рядами (67:3; 71:14), устроил небо так, что «нет в нем ни
одной щели» (50:6). Из семи небес «низшее небо» Аллах украсил
светилами и поставил их для отражения дьяволов (67:5). Он «велел ему
[небу] производить темноту ночи, заставил его изводить утреннюю
светозарность» (79:29). Бог опустил также с «горних небес» на землю
лестницу, «по которой ангелы и дух восходят к нему в течение дня,
которого продолжение пятьдесят тысяч лет» (70:3-4). Эта лестница
только для небожителей: люди и черти, если б и хотели влезть на небо,
не были бы туда допущены (52:38: 6:35). Никому из них не дано
подсмотреть и подслушать жизнь небожителей: «как скоро кто начинал
прислушиваться, тотчас подвергался охранительному пламеннику» (72:9),
их «преследует яркий зубчатомелькающий пламень» (15: 18). Если Аллах
«захочет», то он, указывается в Коране, может «низвергнуть» на людей
«какой-либо обломок» (34:9).
В последнем допущении можно видеть попытку составителей Корана
«объяснить» явление так называемых «падающих звезд» — падение
метеоритов, или болидов, большая часть которых, попадая в земную
атмосферу, сгорает в ней, не долетая до поверхности нашей планеты. Это
естественное явление могло казаться людям того времени чудесным
«знамением», и Коран выдал его за признак кары господней. Утверждение
же Корана, будто ведущая на небо лестница людям недоступна, принижает
человека, не дает простора его творческому гению, древней мечте о
проникновении в небесные просторы, в космос.
Превосходство Аллаха над человеком подчеркнуто и в утверждении
Корана, что, сколь бы трудную работу Аллах ни выполнил, он не устает.
Читаем: «И сотворили мы небеса, и землю, и то, что между ними, в шесть
дней, и не коснулась нас усталость» (К., 50:37).
Взглядам Корана на происхождение и устройство Вселенной,
свидетельствующим об ограниченности кругозора его составителей,
соответствуют изложенные в нем представления о Земле как неподвижной
плоскости, удерживаемой в равновесии воздвигнутыми на ней горами.
«Землю… — говорится от лица Аллаха в Коране, — мы разостлали»
(51:48), поставили на ней горные твердыни, «дабы она с вами [людьми]
не колебалась, [устроили на ней] реки и дороги, чтобы вам ходить
прямыми путями…» (16:15).
Такие представления имеют немало общего с религиозными сказаниями
Вавилона и некоторых других стран древнего мира. Но в неловкое
положение ставят себя те современные истолкователи подобных легенд,
кто, не считаясь с исторической ограниченностью этих представлений,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Книга о Коране

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Л.И.Климович: Книга о Коране

отжившими традициями и на все, заимствованное извне… накладывает
свой отпечаток… Рабочий-мусульманин в Закавказье не вырождается, не
спивается — растет и поднимается с низов все выше и выше», —
констатировала статья «Мусульманин-рабочий», напечатанная 24 июня 1911
года в газете «В мире мусульманства», пытаясь одновременно и
заигрывать с рабочими, и «доказывать» им жизненность и
привлекательность ислама.
Рост пролетарского движения беспокоил идеологов ислама; они
боялись дальнейшего падения своего влияния на массы. Не случайно в
этой же статье содержится призыв поскорее подновить и подправить
обветшавшее в исламе. Пока не поздно, писал автор статьи, «нам важнее
всего освободить свою религию, ислам, от тех мертвящих форм, в которые
она закована, очистить от плевел, которые вплелись в нее… Наша
интеллигенция должна помнить, что на полях, на фабриках и заводах
миллионы ее темных братьев обрабатывают земли, куют железо и гибнут в
непосильной борьбе… Нужна им пища духовная». Переведенный на
татарский и некоторые другие восточные языки народов нашей страны
Коран, а также его новые истолкования и предлагались проповедниками
ислама реформистского типа в качестве такой «пищи».
Новое отношение к сулимым исламом райским благам росло у
бедняков-крестьян. Беспросветно тяжелая жизнь учила их, что нет и не
может быть равенства между богатыми и бедными, хотя бы и те и другие
были мусульманами, что ислам отнюдь не уравнивает, не «нивелирует…
состояния».
«Российские мусульмане, — писалось в социал-демократической
газете «Урал», выходившей в 1907 году в Оренбурге на татарском языке,
— точно так же как и все другие народы мира, безразлично, какую бы
религию они ни исповедовали, к какой бы нации ни принадлежали,
распадаются на классы. У мусульман также… имеются, с одной стороны,
помещики, и капиталисты, с другой — крестьянство и продающие свою
рабочую силу рабочие. Люди с одинаковыми экономическими интересами
составляют один класс. Интересы рабочего, продающего свою силу,
совершенно противоположны интересам его хозяина, покупающего эту
силу…»[Цит. по: Ибрагимов Г. Татары в революции 1905 года. Казань.
1926, с. 96-97.] И сегодня есть страны, где идеологи ислама пытаются
затемнить сознание людей утверждениями, будто «ислам нивелирует
нации», «мусульмане — одна нация», «ислам — образ жизни», «среди
мусульман нет классов и классовой борьбы», ислам открывает «третий
путь» развития и т. п.
Идеологов ислама страшило и то, что часть национальной
интеллигенции, согласная «с материалистическим пониманием жизни
человечества», переходит на позиции марксизма. Отмечая это, один из
фактических редакторов «В мире мусульманства», А.Г. Датиев, писал:
«Последователи ислама просыпаются. И я боюсь, что указанная часть
нашей интеллигенции отыщет причины этого пробуждения в «классовых
противоречиях» и пойдет навстречу этому пробуждению с теми принципами
«классовой борьбы», с которыми отправляются на любую фабрику, (на)
любой завод». Этого, по Датиеву, нельзя было допустить, и он стал
звать идти в народ «с Кораном и шариатом», а не с «Капиталом» Маркса.
«Если слова «мусульмане — братья», — добавлял Датиев, — страшны для…
части мусульманской интеллигенции, то можно легко заменить слово
«брат» приятным их сердцу словом «товарищ» и сказать себе, что
«мусульмане — товарищи»…»[В мире мусульманства. Спб., 1911, 11
ноября.]
В тесной связи с подобными выступлениями, направленными на обман
трудящихся, находились споры о новых переводах и толкованиях Корана.
Эти споры подогревались стремлением определенных кругов стран
распространения ислама, заинтересованных в буржуазных реформах, найти
им оправдание в Коране. Конституционный образ правления, в частности,
согласно новому тафсиру, оправдывался 153-м аятом 3-й суры Корана,
где, между прочим, сказано: «и советуйся с ними о деле». Вырывая эти
слова из контекста, не имеющего отношения к конституции и
демократическому строю, еще и теперь авторы разных политических
направлений пытаются оправдать ими как современные народные
демократические порядки, так и монархический строй.
Попытки приспособить тот или иной текст Корана к политическим или
этическим взглядам своего времени, вычитать в нем то, чего он вообще
не содержит, возникли давно. Еще в средние века часто один и тот же
текст двумя или тремя толкователями понимался и разъяснялся совершенно
по-разному. Поэтому даже в среде высшего мусульманского духовенства
находились лица, осуждавшие любое толкование Корана как бесполезное
занятие. Так, египетский богослов Абд аль-Ваххаб аш-Шарани (ум. в 1565
г.) в своей «Книге рассыпанных жемчужин о сливках наиболее известных
наук» пришел к выводу, что «ни для кого нет никакой пользы в чтении
чужого толкования (Корана), кому бы оно ни принадлежало»[Шмидт А.Э.
Абд-ал-Ваххаб-аш-Шараний и его Книга рассыпанных жемчужин. Спб., 1914,
приложение, с. 03.]. В «обоснование» этого скептицизма аш-Шарани, сам
немало занимавшийся толкованием Корана, привел следующий хадис, явно
сфабрикованный в позднейшее время:
«Переписал было какой-то человек во времена Омара ибн аль-Хаттаба
список Корана и под каждым стихом написал толкование его. Омар велел
его призвать, ударил его кнутом, а затем ножницами разрезал его список
(Корана) и сказал ему: «Подобный тебе (человек смеет) рассуждать о
смысле слова бога всемогущего и великого?»[Там же, с. 07.]
Мусульманское богословие воспело халифа Омара и его кнут[См.: Абд
ар-Рахман ибн Абд ал-Хакам. Завоевание Египта. ал-Магриба и
ал-Андалуса. с. 186 и др.]. А немецкий исследователь ислама, приводя
предания о собственноручных расправах этого «праведного» халифа,
фальсифицируя историю, писал даже, что «никогда мусульманам не жилось
так хорошо, так блестяще, как под кнутом Омара»[Sachau Е. Uber den
Zweiten Chalifen Omar. — Sitzungsberichte der Preussischen Akademie
der Wissenschaften zu Berlin. 1902, 15, S. 299.]. Другие халифы,
преемники Омара, и духовенство также не соглашались на то, чтобы
верующие самостоятельно, без тафсира, разбирались в Коране. Причину
понять нетрудно: результаты такого разбора, как мы знаем, не могли
быть угодны мусульманскому богословию, беспристрастное рассмотрение
Корана во все времена неизбежно приводило к критике этой книги. Именно

поэтому тафсир, богословское толкование Корана, несмотря на критику,
продолжал существовать при поддержке господствующих классов. Широко
распространен он в исламе и в наши дни.
Не случайно в республиканской Турции задача нового истолкования
Корана была выдвинута в числе главных целей богословского факультета
Стамбульского университета. Этот факультет был открыт в 1924 году,
после упразднения Халифата.
Приспособление обветшавших религиозных учений и догматов Корана к
требованиям буржуазного общества преследуют в конечном счете и все те
новые толкования этой книги, которые во множестве появляются до сих
пор за рубежом. Они, между прочим, касаются и вопросов понимания
красочно описанных в Коране прелестей рая и ужасов ада. Рай и ад
Корана, согласно таким истолкованиям, — иносказания, передающие
переживания «души». Но, конечно, по существу эти новые интерпретации
ничего не меняют. Они оставляют неприкосновенной веру в то, что у
человека якобы есть какой-то нематериальный двойник — «душа». Иначе
говоря, авторы подновленных версий стремятся сохранить один из
основных догматов религии.
Представление об Аллахе как едином боге, творце мира, от которого
зависит все происходящее в природе и в жизни людей, возникло у арабов
в период формирования классовых отношений. Такое представление
утвердилось в сознании людей, по словам Ф. Энгельса, как
фантастическая «копия единого восточного деспота», сохранив пережитки
верований, по которым бог имеет антропоморфные черты. Подобное
изображение Аллаха соответствовало интересам господствующих классов
Халифата и других феодальных и феодально-теократических монархий. При
помощи таких представлений обожествлялась власть халифов и султанов,
которые именовались «тенью бога на земле его».
В наше время, когда в большинстве стран распространения ислама
установились республиканские порядки, когда поднялась политическая
активность масс, их культура, национальное и общественное
самосознание, развивается наука и техника, средневековые взгляды
отходят в прошлое.
Власть монополистического капитала безлика. И как бы отражая ее,
богословы наших дней на первый план выдвигают тексты Корана,
по-видимому, содержащие следы религиозно-философских (гностических)
влияний (24:35: «Аллах есть свет небес и земли»), а большинство других
мест толкуют как аллегории, 35-й аят 24-й суры, где об Аллахе
говорится как о чем-то безличном, хотя и охватывающем все
существующее, приводится теперь как своего рода девиз многих
богословских сочинений. То же и 103-й аят 6-й суры — «взоры не
постигают его [бога], но он постигает взоры», который толкуют как
якобы доказательство недостаточности человеческих чувств для
восприятия мира в его целостности и т. п., то есть в духе ненаучных,
принижающих человека идеалистических взглядов.
Готовностью представителей буржуазной науки всячески
способствовать реформам в исламе для сохранения его в подновленном
виде в качестве выгодного неоколонизаторам орудия объясняется то, что
в исламоведении стран Запада все чаще появляются призывы к
мусульманским организациям «критически» относиться к средневековым
«ценностям» ислама. Решение такой задачи, в частности, не раз
возлагалось на богословский факультет Анкарского университета,
открытый в начале 1949 года. «Если богословский факультет в Анкаре на
основе исследования источников предоставит место историческому
критицизму, то это будет большой выгодой для ислама, и Турция смогла
бы вернуться к вновь сформулированному шариату»[Jashke G. Eine
islamische Reformation in der Turkei? — Die Welt des Islams, N.S.,
1954, vol.3, э 3-4, S. 274.], то есть создать мусульманское
законодательство, отражающее интересы буржуазии.
В целях приспособления к изменяющимся условиям перед богословским
факультетом Анкарского университета была выдвинута также задача
«устраивать очную ставку духовных ценностей ислама с современными
науками…»[Die Welt des Islams, N.S., 1953. Vol.2, э 4, S. 305.]. Эта
затея не нова, и смысл ее ясен. Попытки «примирения» религии с наукой,
то есть фальсификация науки, не раз уже предпринимались и христианской
теологией, на пример которой, кстати, ссылается автор цитируемой
статьи. Однако времена, когда считалось, что знание Корана — высшая
добродетель и признак всесторонней образованности, прошли.
В странах Ближнего и Среднего Востока развиваются
секуляризационные процессы. Все более живой интерес проявляется и к
классическому наследству вольнодумцев и атеистов, в произведениях
которых содержатся вдумчивые, аргументированные соображения и доводы
по проблемам, в той или иной мере отраженным в Коране. Даже простой
перечень имен создателей этой жизнеутверждающей мысли не может не
сказать, сколь велико ее значение. В их числе рационалист,
естествоиспытатель, врач и философ Абу Бекр ар-Рази (865-925 или 934)
из города Рея (близ современного Тегерана), получивший в Европе
латинизированное имя Разес, не раз упоминавшиеся нами поэт и мыслитель
Абуль-Аля аль-Маарри из Сирии, ученый-энциклопедист Абу Рейхан Бируни
из Хорезма, философ, врач и поэт Абу Али ибн Сина из селения Афшана
близ Бухары, известный в Европе под именем Авиценны, философ,
астроном, математик и поэт Омар Хайям из Нишапура. философ, врач и
писатель из Гранады Ибн Туфайль, в Европе названный Абубацером, его
друг философ Ибн Рушд из Кордовы, прославленный европейцами под именем
Аверроэс, историк, социолог и видный государственный деятель Ибн
Хальдун из Туниса, и в наши дни поражающий своей разносторонностью и
эрудицией. Это и замечательные мыслители Нового и новейшего времени,
среди которых просветитель, основоположник азербайджанской драматургии
Мирза Фатали Ахундов, классики турецкой поэзии Тевфик Фикрет и Назым
Хикмет.
Неоценимый вклад в историю вольнодумной и атеистической мысли
внесли и классики Советского Востока — татары Мажит Гафури, Фатих
Амирхан и Галимджан Ибрагимов, азербайджанец Абдуррагим Ахвердов,
таджик Садриддин Айни, туркмен Берды Кербабаев и многие другие.
Существен взнос в эти проблемы и писателей современных зарубежных
стран, в том числе столь видных прозаиков, как Садек Чубак из Ирана и
Меши Селимович из Югославии.
В трудах передовых ученых и литераторов Востока о Коране
говорится уже не как о чем-то вневременном, «несотворенном», а как о
сочинении, представляющем определенную эпоху арабской литературы и
письменности наряду с другими ее произведениями. Для все большего
числа людей становится ясным, что только на основе передовых научных
знаний, а не религиозных догматов и учений, изложенных в книгах,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

«Письма Валаамского старца»
(отца Иоанна)

Письмо старца по поводу желания издать его письма.

5.2.1956 г. Новый Валаам.

Боголюбивые чада мои!

Вы собрали мои письма и хотите издать их; если вы усмотрели,
что письма послужат на пользу, собирайте и издавайте.
Я ведь писал письма в разное время и разным лицам, вот и по-
лучились неизбежные повторения. Хорошо бы было мне пересмотреть
их самому, но это нельзя исполнить, ибо я не могу приехать к вам
по болезни ног моих. Да я и дряхлею; теперь мне стукнуло 83 года;
благодарю Бога, что память пока, хоть и тупеет, но не изменяет.
Письма писал я, как Господь полагал мне на сердце. Человек я
от природы застенчивый и не далекого ума, это я вполне сознаю, и
память плохая. В школах я не учился и, как умею говорить, так и
писал.

В то время керосина не было еще, по ночам в избе работали с
лучинкой. Я наблюдал за огнем, лучинку вставлял в светец, а
угольки падали в приготовленный ушат с водой. Отец мой плел лап-
ти, а мать и сестра пряли или починяли; еще у меня было два бра-
та. Вот что еще интересно: спичек не было, в печке делали ямку, в
нее угли загребали кочергой, вот огонек там и хранился. Случа-
лось, потухали угольки, мать бывало скажет:»Ванька, сходи к Анд-
рею за углем». Вот я и принесу уголек в баночке. Подую на уголек,
приложу лучинку — вот и добыли огонек!

У нас портной работал шубы; он умел читать и меня учил.Тупо
я понимал, а сестра моя скоро заучила буквы и укоряла меня: как
ты не понимаешь? Вот я уже заучила, а ты все не понимаешь! Нако-
нец и я научился читать.

Когда я начал читать, то приобрел несколько книжек «Жития
святых», — тогда печатались такие маленькие книжечки. Был у меня
друг единомысленный. Вот мы с ним и толковали, как надо спастись.
Ходили пешком в Нилову пустынь за 15 верст от нас; насушим суха-
рей мешочек, пристроим на плечи, и марш в дорогу. Ходили мы туда
три раза: слышали мы, что там, в лесах, живет пустынница Матрена,
но никак не могли повидать ее. Да и глуповаты были: ведь только
по 13 лет.

Старший мой брат жил в Петрограде. Он был деловой и не глу-
пый; имел трактир и меня к себе взял. Немного я пожил с ним, и
книжки все приобретал. Как-то брат поехал в деревню, а я в Ко-
невский монастырь. Нашелся попутный человек, владеющий финским
языком. На Коневце нам не понравилось и мы отправились дальше на
Валаам. Я остался на Валааме, а попутчик вернулся в Петроград.
Мне тогда было 16 лет. Моя мать приезжала повидать меня. Проживши
4 года в монастыре, меня взяли на военную службу. Служил я в
стрелковом полку 4 года — тогда такой срок был. После службы по-
жил в доме с отцом года два и второй раз прибыл на Валаам в 1900
году. Вот и живу с тех пор в монастыре, и мысли никогда не было,
чтобы вернуться в мир.
Благодарю Господа, что он по своей милости сподобил меня
грешного провести всю мою жизнь в монастыре. Кто будет читать мои
письма, умиленно прошу: помяните в своих святых молитвах меня ве-
ликого грешника.

Старец Валаамского монастыря.

Письма 1939-1956г.

1.
4.8.1939г.

Почтенное твое письмецо я получил и видно из него, что ты ста-
ла заниматься внутренней духовной жизнью. Умудри тебя Господь!
Правильно твое замечание, что «от молитвы нечего не ждать». При
молитве надо себя держать в большем непотребстве, и если появятся
теплота и слезы, не мечтать о себе что-то высокое; пусть они при-
ходят и уходят без нашего принуждения, но не смущайся, когда они
пресекаются, иначе и не бывает.
Молитва самый трудный подвиг, и она до последнего издыхания
сопряжена с трудом тяжкой борьбы. Все же Господь, по своему мило-
сердию, временами дает и утешение молитвеннику, чтобы он не осла-
бевал. Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообра-
зуйся со временем; в этом самочиния не будет, только много наби-
рать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежания то-
ропливости.
По божей милости, пока живем благополучно, обычной монастырс-
кой жизнью. Испрашивая на тебя божие благословение.

2.
4.10.1939г.

Добре, что ты упражняешься в Иисусовой молитве. Святые отцы
молитву назвали царицей добродетелей, ибо она привлечет и прочия
добродетели. Но, насколько она высока, настолько и труда большого
требует. Преподобный Агафон говорит: «молитва до последнего изды-
хания сопряжена с трудом тяжкой борьбы».
Ты исполняешь по 100 и утром и вечером, довольно с тебя тако-
го количества, только старайся исполнять со вниманием; но не сму-
щайся, что у тебя при этом на сердце сухость, однако, понуждай
себя; только внимание держи, как я тебе говорил в верхней части
груди. На работе и при людях старайся умно предстоять перед Бо-
гом, т.е. иметь память Божью, что Он тут. Если больше тебя умиля-
ют псалмы и акафисты — их читай, если время есть.
О непрестанной и умносердечной молитве, к которой ты стре-
мишься, не дерзаем просить у Господа — такое состояние у очень
немногих, едва ли обретешь из тысячи одного человека, сказал св.
Исаак Сирский, и в такую духовную меру приходят по благодати бо-
жией за глубокое смирение. К теплоте сердечной не стремись — она
приходит без нашего искания и ожидания; в молитве должен быть наш
труд, а успех уже зависит от благодати, большаго не ищи и не го-
рячись. В духовной жизни скачки не уместны, а требуется терпели-
вая постепенность. Ты еще юная телесно и духовно. Св. Листвичник
пишет: «Раскрой у новоначального душу — и увидишь неправильность,
желание у него непрестанной молитвы, всегдашней памяти смертной и
совершенного безгневия, — такое состояние только совершенных».
Признак молитвы в теплоте сердечной и в сокрушении сердца, и что-
бы сознавать себя ничтожной и взывать к Господу: «Господи Иисусе
Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную», или другими словами
можно молиться, как для тебя будет удобнее.
Ты не хочешь грешить и грешишь тяжело. Что делать?
— Человецы есмы, плоть носящие, да дьяволами искушаемые. Не
трепещи и не унывай сице, когда и пошатнешься в какой добродете-
ли, встань, выпрямись и опять иди вперед; знай, что устоять в
добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией. Имей смире-
ние и не верь себе, пока не ляжешь в гроб; да других не осуждай
ни в чем. Кто кого в чем осуждает, тот и сам в эти же грехи впа-
дает, иначе и не бывает.

Если когда, тебе приходится покривить душой ради одиночества,
чтобы побыть у себя дома — это не грешно; умудряйся, чтобы все
было ради Бога. Умудри тебя Господь.

3.
27.4.1940г.

Письмо твое я получил. По божией милости остался жив, хотя и
сплю на нарах, но духом спокоен, даже и не думаю о Валааме, точно
как и не жил там.
Письмо твое я понял, ибо оно писано от чувств, и я чувствовал
силу слов. Валаам покинул я спокойно, и бомбардировку Валаама пе-
ренес благодушно. Во время тревог не бегал прятаться в убежище,
хотя оно было у нас в соборе, но сидел в своей келии и читал Свя-
тое Евангелие. От грома бомб корпус дрожал, стекла в окнах вдре-
безги разлетелись и двери открывались, а у меня какое-то было
внутреннее убеждение, что останусь жив. Уезжать с Валаама приш-
лось спешно, хотя и мало что взял с собой, но не жалею, только
очень жаль, что твоя икона и еще родительское благословение оста-
лись висеть на стенке. Взял несколько книг из святоотеческих и
довлеет их.

Хоть ты и освободилась от страстей, но имей смирение и не
верь себе, пока не ляжешь в гроб. Наш должен быть труд во всякой
добродетели, а успех уже зависит от божией благодати, а благодать
Бог дает не за труды, но за смирение, насколько человек смиряет-
ся, настолько и благодать посетит. Я советую тебе прочесть св. Ма-
кария Великого, 5 слов о чистоте сердца, — они напечатаны там у
вас.

4.
27.7.1940г.

Блаженное твое состояние, если ты чувствуешь себя скудной и
младенцем среди людей образованных духовно; не завидуй таковым и
не стремись к духовным восторгам. Мистики стремятся к таким бла-
годатным ощущениям, и вместо истинного созерцания, впадают в дь-
явольскую прелесть. Благодатное ощущение Господь дает человеку,
если у него очищено от страстей; в таком устроении были св. Отцы,
а нам грешным должно молиться в покаянных чувствах и просить у
Бога помощи в борьбе со страстями. В Отечнике сказано: «Ученик
сказал старцу: такой-то «видит ангелов». Старец ответил: «это не-
удивительно, что он видит ангелов, но удивился бы я тому, кто ви-
дит свои грехи». Хотя это старческое изречение и кратко, но по
духовному смыслу очень глубоко, ибо тяжелее всего познать себя
самого. Пишешь: «Слова молитвы и Господь соединились, и как бы
нераздельно сам Господь». Тут ошибки нет, так и должно быть.
Да, «довольство, богатство, любовь родителей и похвалы окру-
жающих» большая помеха в духовной жизни. Святые отцы этих причин
ко греху очень боялись и всеми силами избегали их; не напрасно же
уходили в монастыри да в пустыни, но тебе бежать не надо никуда,
а старайся быть мудрой как змея, а кроткой как голубь, прочее все
временное, пустота, точно мишура. Помнить надо, даже убедить се-
бя, что не сегодня, а завтра однако умрем, а там вечная жизнь и
время там стоит. Господи помилуй.
Твои года и путь очень скользкие, смиряйся и не верь себе,
пока не ляжешь в гроб. Умудри тебя Господи!
Продолжай молиться, как теперь молишься. Если имеете жития
святых, советую, почитывать их, они очень воодушевляют и многому
научают.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

нем.
Совершилось таинство пострижения в мантию. Поехал обратно в
многомятежный мир, взял с собой ягод земляники корзиночку из мо-
настырского сада, покропил святой водой, думаю, вот угощу брата
монастырскими ягодами. Приехал я в город, взял ягоды и пошел уго-
щать ими брата. Смотрю: он кушает и благодарит меня за хорошие
ягоды. Затем говорит мне: «как ты уехал в монастырь, как-то
ночью, только что стал засыпать, вдруг, очень ясно вижу, что под-
ходят ко мне два схимника и говорят мне ласково: «не скорби не
скорби, будешь здоров», и ушли от меня. Я сразу же и поправился.
Потом он сказал: «меня испортили худые люди по зависти».
Этого случая я никогда не забуду. Верую в Бога и в его могу-
щество, в чудное его творение; куда ни посмотрю, все меня удивля-
ет и чувствую его творческий промысел о судьбах мира и человека.
Как вы, безбожники, неужели не можете признать Бога творца,
смотря на все это чудное творение? Господь по своей благодати
чудно все сотворил, дал условный закон и поддерживает свой миро-
вой порядок, до своего второго пришествия на землю, тогда этот
чудный мир упразднится и будет вечная жизнь, не имущая конца.

95.
18.1.1955 г.

На вопрос Х., «Как надо решать, предстоит ли ему идти старой
дорогой или начать по новой», вопрос загадочный, именно какие до-
роги? Впрочем, я полагаю, надо идти старой дорогой, ибо ему из-
вестна она и есть опыты, а на новой неизвестно, что там может
встретить его. Указывает на подвижников; они ломали свою жизнь,
бросали все и меняли свою жизнь. У подвижников была одна цель,
спасти свою душу, и глубокая у них вера в божию помощь. А у Х.
Интересы материальные — большая разница между ними. Х. понимает
смирение во внешнем виде, вот и говорит: до чего оно должно расп-
ростераться ? Истинное смирение, вот до чего должно распросте-
раться: до полного сознания, в чувстве сердца, что он на всем
земном шаре, хуже всех человеков, даже скотов. Св.Отцы сказали:
«смирение божественно, оно преклонило небеса и сошло на землю,
принял нашу плоть и бысть Богочеловек». Наверно вам это непонят-
но, вопрос философский, а ответ Богословский. О выборе пути, надо
руководствоваться святым писанием, а не инстинктом.

96.
20.1.1955 г.

… Едва собрался написать тебе; затирает старичка — лежал в
больнице 11 дней, очень помогли мне, ибо Господь лечит посредс-
твом докторов; и врача Господь сотворил, говорил св.Писание. Ког-
да обращаешься молитвенно к спасителю или к божией матери или к
святому какому, все они небожители слышат — в этом не сомневайся.
Молись вот так: в уме не надо представлять чувственно спасителя,
божию матерь или святых, но ум надо заключать в слова молитвы, а
внимание в верхней части груди. Повторю: из головы внимание спус-
ти в словесную часть груди, как выше сказал, такой образ молитвы,
самый правильный и пусть будет у тебя навсегда. Конечно, сперва
трудно будет спуститься из головы в грудь, но потом уже без труда
будет внимание в груди. Хорошо бы об этом поговорить лично. Что
будет не понятного в молитве, напиши мне, я объясню.
Желаю вам от Господа мира, любви и согласия.

97.
6.2.1955г.

…Люблю прочитывать изречения св. Отцов, ибо они говорили
«Краткими глаголы по много разумы». Некий старец сказал: «Если
душа имеет только слово, а не имеет дела, то уподобляется дереву,
имеющему цветы, но не плоды». Чудный ты старец, как хорошо объяс-
нить в кратких словах духовную жизнь. Ибо цветы прельщают только
глаза — отошел от них и забыл цветы, а плод от древа насыщает че-
ловека и дает силы для поддержания жизни. Так и говорящие, кото-
рые «Говорят от дел», их глаголы ложатся на сердце точно пластырь
на раны. А если говорящий от обучения, то чувствуется, что слове-
са их рассудочным. Ибо вода и уксус имеют цвет один, но гортань
различает брашно.

98.
6.2.1955г.

В святом Евангелии от Мат. (16, 18-19) Господь сказал: «яко
ты еси петр (камень), и на семь камени созижду церковь мою, и
врата адова не одолеют ее».
Ибо глагол божий не изменяется во веки веков. Как не гнали
церковь божию язычники и безбожники! Однако служба божественная
всегда совершалась и будет совершаться до второго пришествия гос-
пода нашего Иисуса Христа на землю. Св. Отцы советуют читать св.
Евангелие ежедневно, если очень не досужно, хоть одно начало
все-же прочти. Читай не так, чтобы только прочесть, но внутренне
помолись Господу, чтобы открыл очи твои сердечные для уразумения

силы св. Благовествования Христова: читай внимательно, точно, по
складам. Опытом познаешь духовную силу, исходящую от такого чте-
ния, подобно кровоточивой жене.

99.
6.2.1955г.

Получил твое письмо, пишешь: что тебя иногда во время молитвы
очень смущают хульные помыслы; такие бывают скаредные, что даже
стыдно смотреть на иконы, священникам, как-то, стыдно говорить.
Смущаться не надо, ибо такие помыслы не наши, а врага рода чело-
веческого — дьявола. Просто не обращай внимания на них, и мысли
старайся обратить на какие-либо внешние предметы. Этот дьявол —
хулитель, иногда, во время божественной литургии хулит Господа,
святые тайны и все божественное. Преподобный Никита Стифат ска-
зал: «сей хулитель дьявол, иной раз нашими же устами хулит нас и
Бога вышнего».
Преподобный Иоанн Карфафский сказал: «не только перед сконча-
нием мира дьявол возглаголет словеса на вышнего, как говорит Да-
ниил (7,25), но и ныне бывает, через наши помыслы; тяжкие возно-
сим хулы на самое небо, и самого вышнего бесславит, и создание
его, и святые Христовы таинства. Сей хулитель — дьявол искушал
Господа нашего Иисуса Христа чревоугодием, тщеславием и гор-
достью. Дьявол не знал тайны воплощения Богочеловека, все же по-
чему-то догадывался: «Если ты сын божий» и прочее, как сказано в
Евангелии (от Мат.4, 3-9), Господь сказал: «Отойди от меня сата-
на». Вот, и ты говори хулителю — дьяволу: отойди от меня сатана,
я знаю Господа нашего Иисуса Христа, слушаю его и повинуюсь ему
во всем, что заповедано в св. Евангелии, а тебя погибшего навсег-
да за твою гордость, не буду слушать, чтобы ты ни говорил мне;
повторяю: отойди от меня, ненавистник всякого добра.
Хулитель-дьявол, хоть и всех искушает, но гордые больше стра-
дают хульными помыслами, ибо Господь, за гордость попускает дь-
яволу искушать человека. Св. Отцы такие испытывали хуления, что
даже не хотели предать писанию. Но они были опытными в духовной
жизни, не смущались, ибо хорошо знали, что виновник хулы дьявол.

100.
15.3.1955г.

… Преподобный отец Ефрем Сирин молился: «Ей, Господи царю,
даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Вели-
кий отец очень хорошо знал и помнил тяжесть греха осуждения и ве-
ликую добродетель не осуждения. Господь сказал: «не судите, да не
судимы будете. Имиже бо судом судите, судят вас. Что же видиши
сучец иже во оце брата твоего, бревна же еже есть во оке твоем не
чуеши» (от Мат.7,1-4). Осуждающий других уподобляется антихристу,
ибо восхищает суд божий. Много есть примеров об осуждающих дру-
гих.
Насколько великий грех осуждение, приведу один пример. Преп.
Исаак фивейский, при посещении киновии, увидал там брата, впавше-
го в грех и осудил его; когда возвратился в келию, ангел не пус-
кает его и говорит: «Бог послал меня к тебе и повелел спросить,
куда повелишь поместить павшего брата, которого ты осудил». Ужас-
нулся старец и сознал тяжесть греха осуждения. Упал в ноги ангелу
и слезно просил прощения. Ангел сказал: «Бог простил тебя, но бе-
регись осуждать прежде нежели Бог осудит его».
А мы грешные так привыкли осуждать других; даже взошло в при-
вычку, и не помним божьего запрещения и тяжесть греха.
Осуждение всегда бывает ошибочно, ибо мы не знаем причин сог-
решающего, что его побудило это сделать, мы видим только грех
ближнего, а покаяние его не видим. Господи, даждь ми зрети мои
прегрешения, и не осуждати брата моего.

101.
24.3.1955 г.

… Завтра великий праздник благовещения (благая весть) прис-
нодеве марии архангелом Гавриилом. Чудо-чудес! Бог невместимый и
творец всей вселенной вмещается в утробу девы Марии. Пресвятая
Богородица, спаси нас грешных! Ах! Как хорошо Святая наша Цер-
ковь, восхваляет приснодеву Марию в догматиках. Эти догматики
всегда надо слушать внимательно, ибо в них поются прообразы вет-
хозаветные о Деве Марии. Господь и Царица Небесная, да помогут
тебе в тяжелые минуты. Веруй и обращайся к ним за помощью.

102.
20.4.1955г.

Получил твое письмо и ты просишь меня написать тебе о вопло-
щении Сына Божия. Я давно собирался написать это себе на память,
но все как-то не мог собраться написать, а ты натолкнула меня.
Дерзю приступить к этому великому делу и душа моя трепещет:
как я могу писать о такой великой тайне, и святые ангелы не могут
постигнуть этого великого таинства. Все же, с божией помощью, на-
пишу насколько человек может воспринять своим ограниченным умиш-
ком эту великую тайну воплощения Бога-Слова. Пишу на основаниях
св. Церкви и учение св. Отцов, а не свое мудрование. А сердце мое
трепещет: как святая троица единосущная и нераздельная, сын божий
невместимый вмещается в утробу человеческую присно-девы марии, и
восприял от нее душу и тело человеческое, и бысть совершенный Бог
и совершенный человек, кроме греха, и волю имел божескую и чело-
веческую, только воля человеческая подчинялась воле божией. Серд-
це мое трепещет, как я буду продолжать писать о таком таинстве?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

С любовью во Христе.

5.

Благодари Бога, что он дал тебе вкусить, хоть в мале «яко благ
Господь». Да, внутреннее свое состояние обнаруживать не надо даже
и духовнику, если он не проходит такую же внутреннюю жизнь. Пре-
подобный Антоний Великий пишет: «если ты будешь говорить не ду-
ховному о духовном, то ему покажется смешным». Я тебе писал в
предыдущем письме о смирении, и еще повторяю: «смиряйся, чадо,
враг очень хитер и мы очень немощны». Преподобный Макарий Великий
пишет: «знал я таких людей, которые были в таком духовном совер-
шенстве, что видели на небе славу святых, и в таком состоянии на-
ходились шесть лет, и страшно сказать, — погибли». Еще приводит
некоторых мучеников, которые пали после тяжких мучений. А о про-
щении грехов св. Дух говорит через пророка Иезекииля: «аще греш-
ник покается и жить будет исправно, тогда Господь не помянет гре-
хов его, также и праведник, если развратится, Господь не помянет
его праведности».
Умудряйся,чадо,будь мудра, как змея, а кротка, как голубь.
Большую пользу я получаю жить в общем помещении и спать в повалку
на нарах. Бог один, а пути к нему разные — это мы видим на приме-
ре св. Отцов: одни проходили внутреннее умное делание, преуспева-
ли в духовной жизни, а другие много читали псалмов, канонов, тро-
парей, тоже преуспевали в духовной жизни. Еще замечу, пишут св.
Отцы, что природные недостатки остаются и у святых — для их сми-
рения.
Быть на Фаворе со Спасителем очень весело, но когда придется
быть и на Голгофе, то терпи — имей уши слышать, да слушай, будь
внимательна.

Умудри тебя Господь!

6.
14.9.1943г.

Христос посреди нас! Пользы мало, если только будем читать да
спрашивать, как спастись, но надо начать трудиться, работать,
очищать свое сердце от страстей. Вы теперь знаете, в чем заключа-
ется духовная жизнь, добрый час, начинайте, умудри вас Господи, и
меня не забывайте в своих св. молитвах.
У св. о. Исаака, да, язык труден, но еще труднее для нас его
содержание, ибо глубок колодец, а у нас коротка веревочка, и мы
не можем достать его глубокой, чудной спасительной воды.
Епископ Феофан даже составил молитву св. Исааку, чтобы он по-
мог нам понимать его спасительное учение. Вообще св. Отцы с свое-
го опыта, от чувств писали, и понимается их учение теми людьми,
которые работают над своим сердцем.

Испрашивая на вас божие благословение!

7.
14.8.1945г.

Христос посреди нас! Твое почтенное письмецо я получил и про-
чел с любовью. Хорошо, что ты стремишься к духовной жизни, но
старайся духа не угашать; хотя вам и труднее развивать духовную
жизнь в миру, но стремящимся
Господь поможет. Святый Иоанн Листвичник удивляется странному
в нас состоянию: почему имея помощниками для добродетели и все-
сильного Бога, и ангелов, и св. Человеков, а на грех только одно-
го беса лукавого, все же удобнее и скорее преклоняемся к страстям
и порокам, нежели к добродетели? Вопрос остался открытым. — Свя-
той не хотел нам объяснить. Однако, можно догадываться, что наша
природа, порченная преслушанием, и мир со своими разными соблаз-
нами ошеломляющи, помогают дьяволу, и Господь не нарушает наше
самовластие. Нам должно стремиться к добродетели насколько хватит
наших сил, но устоять в добродетели состоит не в нашей власти, а
в Господней, Господь хранит не за наши труды, а за смирение: «где
случилось падение — там предварила гордость», говорит листвичник.
Но Господь по своему милосердию дал нам немощным покаяние,
ибо наша порченная природа очень и очень склонна ко греху. Св.От-
цы своим опытом изучили до тонкости нашу природу, утешают нас и
подробно изложили в своих сочинениях способ борьбы со грехом.
Теперь у тебя есть книжица «невидимая брань», посматривай в
нее почаще. Относительно молитвенного твоего правила умудряйся
сама, только чтобы было не на ветер, как бы только выполнить.
Старайся внимательно. Не лучше ли сократить, чем со смущением вы-
полнять и быть рабом у правила? Это не моя мысль, а св.Исаака Си-
рина. И в «невидимой брани» это писано, только не помню в которой
главе.

Твой недостойный сомолитвенник.

8.
11.2.1946г.

Честнейшая о Господе!

По божией милости я здоров, после обеда часа на 2 хожу дрова
пилить. Не пугайся, что у тебя нет благоговения в молитве, хорошо
и спасительно, что нудишь себя молиться; загляни в Листвици сл.28

и гл.29.
Бога не представляй очень строгим. Он очень милостивый, знает
нашу человеческую немощь, святых отцов мы должны благоговейно
чтить, ибо они особенные избранники божии, а чтобы смущаться, что
мы не можем подражать им, загляни в Лест.сл.2 6 гл.125. Я тоже
желаю, чтобы Господь сподобил тебя жизнь скончить в монастыре.
Будем молиться и надеяться, что он осуществит наше желание, те-
перь пока поживи с Н.Н., Послужи ей по 5-ой заповеди. К монас-
тырской жизни припасай терпение не один воз, а целый обоз.
Безграмотные мои письма мне не нравятся; вот я написал тебе,
чтобы уничтожила их, а если по смирению своему хочешь хранить,
пусть остаются у тебя. Пиши мне, не стесняйся, всегда отвечу нас-
колько вразумит меня Господь. Иногда смущает меня мысль: «зачем
переписку веду, безграмотный, с образованными?» Будем надеяться,
что мы с тобой, Бог даст увидимся, тогда побеседуем. Святоотечес-
кое писание направлено к трем степеням духовного совершенства: к
младенцам, средним и совершенным, а как мы с тобой младенцы, нам
требуется и полезна мягкая пища, вот и извлекай оттуда классы ду-
ховные, согласно своего возраста.
Умудри тебя Господи, разбирайся и не смущайся.

9.
19.4.1946г.

Вот вступили мы во святую четыредесятницу. Св.Церковь вопиет:
«Постимся постом приятным, благоугодным Господеви; истинный пост
есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похо-
тей отлучение, оглаголания лжи, и клятвопреступления, сих оскуде-
ние, пост истинный есть и благоприятный».

В прощенное воскресенье, после ужина, перерыв на 1/2 часа; в
7 часов собрались все иноки в церкви, пропели пасхальный канон,
прочли молитвы на сон грядущий, затем приложились к образам. Игу-
мен просил прощение, сделал земной поклон и вся братия также пок-
лонилась ему до земли, и подходили все по очереди прощались, ло-
бызая рамена, один по одному только и слышно: «Бог простит, и ме-
ня прости грешного», затем разошлись молча по келиям.

Хороший обычай, как-то хорошо отзывается на душу, все прими-
рилось. Всю эту неделю не работают, причащаться будут в субботу.
Вам поздравляю со св.Четыредесятницей; помоги вам, Господи,
провести оную в Христианском благочестии и встретить светлое
христово воскресение.

10.
10.7.1046г.

Христос посреди нас!

Мое желание о тебе, чтобы ты проводила духовную жизнь, и что
было на душе старалась высказать все ради Бога, на спасение души:
«Блюдите како опасно ходите», говорит апостол, и все наши предос-
торожности, без благодати божией рассыпаются в дребезги, ибо не в
нашей власти состоит устоять в добродетели, как и раньше я тебе
говорил; стремиться к добродетели и понуждать себя надо крепко,
это состоит в нашей свободной воле.
У тебя теперь есть понятие о внутренней жизни и некоторый на-
вык; понуждай себя чаще, внутренне молиться насколько хватит сил
и время, еще упражняйся в смертной памяти и молись Богу, чтобы он
дал память смертную. Замечай, какая наша временная жизнь: непос-
тоянная, изменчива и скоропроходящая, не внимательных увлекает к
разсеянности; а чтобы приобрести внутренний свой мир одно средс-
тво — непрестанная молитва. Скука и грусть пройдут, потерпи, не
унывай, помоги и храни тебя Господь.
Верить слухом посторонних не верно; люди как люди, иногда из
комара делают слона и видят только немощи, а келейных слез не мо-
гут знать, да и не способны проникнуть во внутреннюю жизнь уеди-
ненного инока. Степени духовного преуспевания разные и духовного
познать может только духовный. Полезнее всего видеть всех хороши-
ми, а себя хуже всех; будешь только следить за собой, тогда имен-
но увидишь себя хуже всех, так я и раньше тебе лично говорил.
Всегда поминаю вас в своих недостойных молитвах, и по вере
вашей да будет милость божия с вами.

11.
24.10.1946г.

За все твои хлопоты сердечно благодарю. Слава и благодарение
Богу, что Господь помог тебе быть мирной к Н.Н., Помоги ей госпо-
ди, только осуждать ее не надо. Книга св.Исаака Сирина очень
серьезная, его в точности понять может только тот, кто проходит
духовную жизнь. Если можешь достать книгу св.Кассиана римлянина
советую прочесть, в особенности его собеседования, ибо ты малень-
ко стала понимать мысли св.Отцев. Это хорошо, что иногда говорите
о внутренней жизни; знаешь — можешь объяснить.
У тебя явилось любопытство, какой был голос у Спасителя, но
он был совершенный Бог и совершенный человек, кроме греха; надо
полагать, что говорил, как человек, только в его речи не было че-
ловеческого искусственного красноречия, но речь его была исполне-
на величия, а когда обличал фарисеев, надо полагать, говорил
строго.
Храни вас Господи!

12.
15.11.1946г.

По божей милости я совершенно здоров, и к докторам ходить не
надо. Работа меня не затрудняет, хожу на работу после обеда часи-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

Бог невидимый и непостижимый, на него и ангелы не могут взи-
рати. Но Господь по своему милосердию снисходит к роду человечес-
кому воплощением в человечество. О! Дивное чудо невместимый Бог
вмещается в утробу присно-девы и по закону человеческой природы
был носимый в утробе девы марии 9 месяцев и родился как человек,
но рождение было безболезненное, ибо зачатие было не плотское, а
от духа святого; и младенец божественный полагается в ясли и пи-
тается млеком материнским как человек. «Отроча же растяще, и
крепляшеся духом, исполняяся премудрости, и благодать божия б на
нем». О! Великое чудо: жил, воспитывался и повиновался св. обруч-
нику Иосифу до 30-летнего возраста, работал по плотническому ре-
меслу. Пилил, рубил, строгал рубанком, вообще работал как плот-
ник. 12-летним отроком в Иерусалим в еврейской синагоге удивлял
фарисеев вопросами и ответами, а больше ничего неизвестно до
30-летнего возраста, ибо Бог скрыл свое божество. О! Глубина бо-
жественной премудрости и смирения!
В 30-летнем возрасте был возведен духом святым в пустыню и
жил там со зверьми. Как человек, 40 дней терпел голод и быть ис-
кушаем дьяволом (от Мат. гл.4). Ходил и учил род человеческий,
как ему было угодно, 3,5 года. Действовал как Бог и как человек.
Когда ехал с учениками в корабле спал на корме как человек: под-
нялась буря и корабль их стало заливать. Ученики в испуге разбу-
дили его: «Наставниче, погибаем». Господь запретил волнам и ветру
— как Бог. Когда Господь пришел к гробу умершего Лазаря, просле-
зился как человек, а воскресил его к Бог, сказав уже смердящему:
«Лазаре, гряди вон». По человечеству как человек ходил, уставал,
пил, ел и плакал, а как Бог творил чудеса, исцелял больных, воск-
решал умерших. А ученые фарисеи знали святое писание просто назу-
бок, но по закону не жили и святую истину не могли понять. Прес-
ледовали Спасителя мира на каждом шагу и до того дошла их злоба,
что распяли Господа.
Дивны дела твои, Господи, как человек терпел от злых фарисе-
ев разные поругания. Говорили: «Исцеляет больных, воскрешает
умерших и прочие чудеса делает бесовскою силою. И Господь ради
нашего спасения, все это терпел, как человек. Чудное смирение сы-
на человеческого: ехал на осляти как человек и при его торжест-
венном шествии в иерусалим, народ постилал свои ризы и громко ра-
достно кричал: «Благословенен грядый царь во имя Господне: мир на
небеси, и слава в вышних» (от Луки 19,38). После торжественного
шествия в иерусалим Господь на тайное вечери установил таинство
св. Причащения, и Иуда был причащен тела и крови Спасителя Госпо-
да нашего Иисуса Христа.
Господь как человек скорбел и тужил. «Прискорбна есть душа
моя до смерти», и молился, глаголя: «Отче мой, аще возможно есть,
да минует меня чаша сия; обаче не якоже азъ хощу, но якоже ты».
Бысть же пот его яко капли крови каплющия на землю. И терпел как
человек поругание, осмеяние, биение по щекам, и палкой по голове;
и терновый венец надели на главу его, и кровь лилась по одежде
его и насмехались, говорили: «Радуйся, царю иеудейский». И злые
фарисеи повели Господа — творца всей вселенной и всей твари на
распятие. Пригвоздили его пречистое тело ко кресту. Господи,
прости меня окаянного, что я дерзаю описывать честные страдания
твои. Пишу не ученым языком, ибо я науки не проходил, а как чувс-
твовал, так и писал. Делаю выписку из книги: священная история.
— Распятие на кресте было самой ужасной казнью. Оно заключало
в себе все, что есть мучительного в пытках и смерти: головокруже-
ние, судороги, упадок сил, лихорадку, столбняк, антонов огонь в
ранах, — все это вместе и в самой высшей степени, притом без ли-
шения чувств. Пригвождение ко кресту в висячем положении делало
мучительным малейшее движение, воспаленные и постоянно увеличива-
ющиеся раны от гвоздей разъедала гангрена. Кровеносные жилы, в
особенности в голове и животе, напрягались от прилива крови и ло-
пались. К всем этим мучениям присоединялся невыносимый жар и неу-
толимая жажда. Все эти мучения производили такую нестерпимую тос-
ку, что распятые с мольбой просили, как величайшей милости, по-
кончить их жизни. Господи, помилуй! И все эти ужасные страдания
Господь наш Иисус Христос терпел как человек ради нашего спасе-
ния, а божество сострадало. О дивное чудо! Человече, неужели твое
окаменелое сердце не содрогнется от воспоминаний от воспоминаний
таких страданий Иисуса Христа?
Вот по твоему желанию написал я тебе кратко. Советую тебе чи-
тать св. Евангелие ежедневно, если у тебя нет времени на целую
главу, то хотя бы по несколько строчек.

103.
7.5.1955г.

Твое письмо я получил, все понял. Однако, не унывай и не
скорби, что накричала на Х. — Это человеческое; впрочем, и ко
смирению и к самопознанию своего устроения. Вот какие мы слабень-
кие- подул противный ветер и терпение лопнуло. Вместе жить и ла-
дить, очень трудно, ибо устроение и характеры разные, а чтобы мир
— требуется с обоих сторон стремление к миру.
Читал я в Отечнике: два старца жили вместе. Вначале один го-
ворит другому: как ты смотришь на меня? Другой отвечал: «Как на
ангела». Поживши довольно времени, спрашивает опять: «А теперь
как смотришь», тот ответил «А теперь как на дьявола и каждое твое
слово, точно гвоздем колит меня». Это я привел пример не в поб-
лажку, а чтобы не унывать, когда что стрясется по нашей немощи.
Преп. Моисей говорил: «сила для желающего стяжать добродетели
заключается в том, чтобы не малодушествовать, когда случится
пасть, но снова продолжать свой путь: не падать свойственно толь-
ко ангелам».

104.
6.8.1955г.

… Твое письмо я получил, сразу же пишу тебе во всех недоу-
менных вопросах возьми себе за правило совет Богомудрых св. От-
цов. Если предстоит тебе два зла, выбирай меньшее, а если две
добродетели предстоят — выбирай большую. Конечно, предварительно
помолись, чтобы Господь вразумил.

105.
29.10.1955г.

Человеческой природе свойственно бояться смерти. Смерть вошла
в человеческий род не по природе: поэтому природа человеческая
боится смерти и бежит от нее.
Св. Максим исповедник говорит: нет ничего страшнее помышления
о смерти и велельпье памяти о Боге. Вот такой святой и то боялся
смерти, ему даже и язык отрезали за православие. Многие говорят:
«я не боюсь смерти, готов хоть сейчас умереть», это только пус-
тословие, а когда почувствует приближение ее, тогда будет страх.
… Отец Иоанн Кронштадтский писал свое переживание от
чувств, а не рассудком, вот его писание и ложится на сердце точно
пластырь на рану. По моим грехам так я и не удостоился видеть
его. Но всегда с любовью слушаю, когда говорят о нем, кто видел
его.

106.
28.7.1955г.

О помыслах.

Помыслы бывают трех родов: человеческие, ангельские и бесовс-
кие. Мысли человеческие ничто иное, как мечтательные образы вещей
мира сего, сказал преп. Исихий. Ангельские помыслы всегда добрые
и на сердце бывает мир и тишина, даже некоторое веселие. А бе-
совские мысли всегда греховные и в сердце чувствуется смущение.
Иные люди иногда говорят: «Что ни шаг, то грех». Так говорить
неправильно. У св. Отцов все приходящие мысли названы прилогами,
хоть и худые они, но безгрешны; мы по самовластию можем принять и
не принять, если не примем их, то они безгрешны, а если примем и
будем говорить с ними, тогда будут греховные и доведут они до те-
лесного греха. Иногда приходят мысли неприятные: когда-то были
ошибки, и вдруг они появятся, точно молния блеснет, я полагаю,
что такие мысли естественные, человеческие прежние воспоминания.
А бесовские мысли всегда греховные: о гневе, о блуде, о сребролю-
бии, о тщеславии, о гордости и о прочих страстях, и всегда в
сердце бывает смущение. Конечно, мирянам трудно, даже невозможно,
разобраться в помыслах, от каких причин они бывают. Ибо, иные
мысли у писателей, иные мысли у изобретателей, и иные у торгов-
цев.

107.
26.9.1955г.

От души благодарю за арбуз, хотя получил его в растрепанном
виде, арбуз разбитый, бумага вся мокрая, почтовая барышня была
недовольна, другие пакеты обмочены. Наверно посылали в с тщесла-
вием всегда так бывает, что кто сделает с тщеславием, жди бессла-
вия.

108.
9.10.1955г.

Получил ваше письмо, просите меня ответить. Тебе не понятно у
св. Апостола павла следующее: «Притом знаем, что любящим Бога,
призванным по его изволению, все содействует ко благу. А кого он
предопределил тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а
кого оправдал тех и прославил» (Римл.8,29-30).
Отвечаю не по своему мудрованию, а на основании святоотечес-
кого учения. Блаженный Феофилакт говорит: «и так сначала предви-
дение, потом предопределение. А званным становится человек по
предвидению, т.е. По собственному его произволению (потому что в
таком случае все спаслись бы, потому что все призваны), а нужно
еще произволение. И так, сначала предвидение, а потом предопреде-
ление».
Господь призывает всех: «Прийдите ко мне вси труждающиеся и
обремененные», но свободной воли, данной Господом не нарушает.
Ибо от доброй воли зависит или стремиться ко спасению и ждать
благодати, или желать зла и от благодати отвращаться.
Знай, друже, что наш умишко очень ограниченный, да еще сердце
загромождено страстями и мы не можем понять божественного намере-
ния во святом писании. Некоторые люди от незнания сущности свято-
го писания, утверждают нелепое учение о безусловном предопределе-
нии одних ко спасению, а других к погибели; как будто всеблагий
Бог желает кому-нибудь погибели.
Преп. Антоний Великий постился и молился, просил Бога открыть
ему, почему одни умирают в молодости, а другие в старости, иные
благочестиво живут — бедствуют, а худо живут — благоденствуют.
Услышал голос: «Антоний! Внимай себе, а суды божии не испытывай,
они тебе не полезны».
Да разве человек может постигнуть суды божии? Почему одни бы-
вают от рождения слепые, другие калеки, иные идиоты, и много

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

ка на 2 1/2, в лес сучки собирать, да в кучу класть, — это полез-
но для тела и для души.
Вы с Н.Н. разные, потому и сердце твое не располагается к
ней. Бог один, а пути к нему разные и всяк идет своей дорожкой.

Благодарю за детскую молитву; детская молитва скоро доходит к
Богу. Хорошо я помню ее пение и рассказ о св.Батюшке. Черта детей
— простота, откровенность и естественность; вот Господь и повелел
нам быть такими, такая черта была у всех подвижников.
Если будешь строго следить за собой, поистине увидишь себя
хуже всех, тогда и хвалящий тебя не повредит, ибо люди смотрят
только на внешность человека, а внутренне его не знают, исключая
духовную жизнь проводящих.
Молитва требует борьбы, до часа смертного, хорошо, что стре-
мишься к молитве, помоги тебе Господи, духа не угашай.

13.
6.12.1946г.

На твои вопросы хороши бы лично поговорить, в письме всего не
опишешь. Так и должно быть, когда человек следит за собой, тогда
другие кажутся ему хорошими, ибо прямое око на всех глядит прямо,
а кривое око на всех глядит криво. Приобрела книгу преп.Кассиана,
почитывай, хотя направлена инокам, и мирянам прикладна. Из этой
книги помещены в Добротолюбии 2-го тома умело сделанные выборки.
Ты любишь читать жития св. И почитывай, они очень воодушевляют
нас грешных. У нас читают всегда в трапезе, ежедневно, и я заме-
чаю у некоторых появляются слезы.
Вот и сама замечаешь, что от посещения других и от разговоров
после бывает тоска, по возможности и уклоняйся, ничто же сумняся,
хотя и будут маленько недовольны, ничего, не смущайся этим. Ты
боишься темноты, я тоже побаиваюсь, вот насколько мы слабенькие и
маловерные в божий промысел. Когда я шел пешком от монахинь, 5
верст пришлось идти лесом в темноте в одном месте напал такой
страх, что по всему телу пошли точно мурашки и уши зашевелились
точно кто-то догоняет меня, обернулся назад, сделал крестное зна-
мение и пошел вперед. Св.Писание говорит: «Боязнь ничто иное, как
лишение могущества рассудка».
Относительно твоего смущения, св.Отцы сказали: «Что делается
со смущением всегда от бесов». Приложись ко кресту и к божией ма-
тери и довольно, будь спокойна, загляни у св.Варсонофия вопрос
430, и ответ, еще вопрос 433 и ответ, там можешь сама маленько
разобраться.
Когда не придется исполнить все свое правило, не смущайся, не
будь рабом правилу. Держи правило мытарево: «Боже, милостив буди
мне грешной» и имей память божию, это заменит все правила. Прочти
у св.Исаака на 136 странице, еще в «невидимой брани» во второй
части 20 главу. Когда появятся слезы, остановись на них пока они
кончатся. Слезы всегда полезны, не смущайся, знай, что без внима-
ния не заплачешь.
Когда ляжешь в кровать, занимайся Богомыслием, что помнишь из
писания, важнее из Евангелия, слезы придут, дай им свободу.
На исповеди не надо стараться, чтобы были слезы, скажи, что
есть на совести, и больше ничего. Как видно Х.Х. Переживает тяже-
лое состояние за нее надо молиться, а не сердиться на нее. Да,
так хорошо, что не обращаешь внимание на нее и не вмешиваешься,
умудри и примири вас Господи.

14.
1946 г.

Твое письмецо из санатория я получил и видно из него, что
уныл дух твой и сметеся сердце твое, и почувствовала себя выбив-
шейся из колеи и стала никуда негодной, и сама над собой удиви-
лась. Однако, вся причина в тебе, ты сама и не замечала, что на-
ходилось в тонком самомнении и думала, что уже летишь на небо, а
внутреннего истинного смирения не было у тебя и совершенного рас-
положения на волю божию, Господь по своему благоутробию послал
тебе некоторое изменение в твоей обычной жизни. И ты упала духом
и почувствовала себя никуда негодной, а в этом то и состоит сми-
рение, что чувствовать себя никуда негодной.
Не унывай, чадо, понудь себя на молитву и по божией милости
все возмутившиеся внутреннее твое грязное болото успокоится и бу-
дет тихо и спокойно. Советую тебе, не торопись выходить из сана-
тория, отдохни хорошенько, помоги и храни тебя Господь.

15.
1946 г.

Ты пишешь, что я взялся учить тебя уму-разуму. Но не так; как
же я могу учить других, когда сам иду ощупью и спотыкаюсь, а если
ведет слепец слепца, оба упадут в яму. После долгой переписки с
Х.Х., Вероятно хранятся у тебя его письма и помнишь его советы, а
я безграмотный как могу руководить других в таком великом деле,
которое дороже всего мира, у меня своих опытов духовных нет, а
если кому отвечаю не свое, а заимствовано от св.Отцов и сам крас-
нею; других учу, а сам как живу.
В данное время мы лишены этого блага жить под руководством
опытного старца в духовной жизни. Руководитель должен указывать
дорогу, по которой сам шел, а если будет руководить только по
книгам совсем не то, говорящий и слушающий думают, что оба нази-

даются, но когда вкусят яко благ Господь, тогда познают свои
ошибки. Св.Петр Дамаскин говорит о себе: «Много я получил вреда
от неопытных советников». Руководитель должен быть бесстрастный и
иметь дар рассуждения, именно: знать время, начинание, предприя-
тие, устроение человека, крепость, знание, усердие, возраст, силу
тепла, сложение, здоровье и болезненность, нрав, место, знание,
воспитание, расположение, намерение, поведение, понимание, при-
родный ум, старание, бодрость, медлительность, намерение божие,
смысл каждого изречения божественного писания и многое другое.
Вот каков должен быть руководитель в духовной жизни и какое иметь
рассуждение.
К стыду моему живу я в монастыре уже 48 лет и до того расс-
троился, что просто не знаю с чего и начинать, как спасти свою
душу; однако, ты не подумай, что говорю так по смирению. Нет,
нет, а такой есть воистину. С молоду было у меня ревности хоть
отбавляй. Носил некоторое время власяницу и вериги, старался ис-
кать святых подвижников, но как-то не удавалось найти, вероятно
не понимал их по неопытности своей. Первая ревность очень обраща-
ет внимание на букву, убивающую дух, и не встречал такого настав-
ника, который мог бы поддержать ревность и руководил бы правильно
в духовной жизни, а без руководства живущий — по Листвичнику —
«не надежный», ибо он кичится; так я и остался ни с чем. Но не
отчаиваюсь, верую в божие милосердие и стремлюсь к нему по силе
моей. Припоминаю евангельский виноградник, в который пришли наем-
ники уже в 11-ый час и получили такую же плату, как те, которые
работали с утра. Очень я доволен и рад, что Господь судил мне
жизнь проводить в стенах монастыря.
Ты писала: «Что любишь вкусную пищу»; а кто не любит? Только
тот не любит, кто вкусил небесного утешения и обуздывает чрево —
этого Господина всего худого.
Я написал, что буква убивает дух, но надо понимать намерение
слов: буква убивает того, кто останавливается на ней, и смотрит
на нее как на добродетель, а не как на пособие к добродетели; ко-
нечно, плоды не бывают без листьев, однако, смоковница засыхает
без плодов.
Пребываю с любовью во Христе.

16.
1946 г.

Христос посреди нас!

Очень было мне приятно погостить у вас, однако, мои годы на-
поминают мне себя, что свечечка моей жизни уже догорает, скоро
погаснет, только маленько подымит и все исчезнет; мы должны пом-
нить, что эта наша жизнь очень скоротечная и подготовка к будущей
вечной жизни. Если я с вами здесь не увижусь, верую в будущей
жизни увидимся, ибо мы с вами соединились не телесно, а духовно.
Посылочки ваши я получил, посланные с монахиней Х. и с отцом Х.
Пирожки одни других вкуснее, слаще всяких булочных пирожков, ибо
услащает расположение и труд. Пожалуйста, впредь ничего не посы-
лайте мне, у нас все есть, живем на всем готовом, а вам там ведь
надо все самим приобретать. Помоги вам Господи.
Книжку Макария Великого читай внимательно, ибо он говорит очень
глубоко о духовной жизни его писание можно назвать контролером
духовной жизни. Если будешь копаться в своем сердце, тогда уви-
дишь там змия стоглавого; однако не пугайся и не робей, с божией
помощью будешь сокрушать им головы; от внимательной к себе жизни,
увидишь себя очень худой и немощной, других не будешь осуждать и
увидишь всех хорошими и на чужие немощи даже не обратишь никакого
внимания и в сердце почувствуешь тишину и мир; по временам будут
появляться утешающие слезы.

Сегодня праздник вход во храм пресвятой Богородицы, служба бы-
ла торжественна, пели на двух клиросах. Погода хорошая, солнце
светит; не стерпеть — пойду гулять. Люблю ходить один, люблю при-
роду, куда ни посмотрю, все меня утешает; каждое деревцо и каждый
кустик, а маленькие птички-то с чириканием летают с дерева на де-
рево, лапочками повиснут на сучке, что-то клювом берут, и зайчик
беленький пробежит и встанет на задние лапки, послушает да погля-
дит по сторонам и поковыляет вперед. Все это так назидает, просто
не удержаться от слез, и во всем видно божий промысел. Как все
прекрасно сотворено и милостиво обо всем заботиться и ничто у не-
го не забыто. Птички такие маленькие, ножки точно соломенки, а
существуют и кормятся в морозное время. Слава, Господи, твоей
премудрости, слава созданию твоему! Благодарю тебя Господи, что
нам многогрешным, немощным иногда даешь приходить в Богопознание,
это твоя милость. Мы грешные, без твоей помощи, не можем созер-
цать природу и не приобрести не единой добродетели; наша свобод-
ная воля дана тобою и может только стремиться к добродетели, а
приобрести или устоять в добродетели зависит уж от твоей помощи.
Одного прошу тебя, Господи, имиже веси судьбами спаси нас греш-
ных.

17.
21.2.1947г.

Поздравляю вас с Р.Х. Со святой четыредесятницей; помоги вам
Господи провести оную Богоугодно и достигнуть светлого Христова
воскресения.
Вот теперь у тебя есть книга пр.Варсанофия: заглядывай в нее —
она очень назидательная. Вопросы можешь найти в алфавите, что те-
бя смущает. Посылаю для прочтения небольшую книжицу, в ней изло-
жена система нравственного учения. Пр.Исаака Сирского: прочти не
торопясь.
Духовная дочь о. Х.Х. мне не пишет. Я рад этому, мне не хочет-
ся знакомиться со многими. А ты пиши мне, когда вздумаешь, с лю-
бовью отвечу насколько могу, мое желание, чтобы ты была истинной
христианкой, в полном смысле. Курево, конечно, не хорошо, но я

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

«Письма Валаамского старца»

РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : «Письма Валаамского старца»

есть, много, что для нас непостижимо. Ереси, секты и расколы про-
изошли от неправильного понимания св. Писания и основаны на гор-
дости и самовнушения. В православной вере авторитет: вселенские
соборы и учение святых отцов.
Вот, друг, как советую тебе читать святое писание: сперва по-
молись Богу, чтобы он открыл твой ум уразуметь писание: что по-
нятно — старайся исполнять, а не понятное пропускай. Так св.Отцы
советуют. Святое писание надо читать не для знания, а для того,
чтобы спасти свою душу. А исследование непостижимого относится к
гордости.

109.
14.11.1955г.

Прочел твое письмо и ты сознаешь себя очень болтливой. Святые
отцы сказали: иной целый день говорит и ему вменяется в молчание:
ибо говорит все ради Бога, а иной целый день молчит и ему вменя-
ется в празднословие. Проверь свою болтливость и сличи с совета-
ми. Св. Отцов!
Еще пишешь, что очень занята житейскими заботами и плохо идет
молитва. Наконец, надо же сознаться, что ты не монахиня и живешь
в миру, как же можешь жить без забот? Читаешь св. Писание и не
понимаешь силу их учения. Ибо и святые отцы жили не без забот, и
у них молитва присекалась и чувствовали себя иногда очень сла-
бенькими; но они, как опытные и духовной брани, не малодушество-
вали в изменениях, а терпели неприятные свои переживания. Преп.
Иоанн колов таку, имел благодатную, непрестанную молитву, что за-
бывал про корзинки, которые надо было давать погонщику; пока идет
за ними и забудет, зачем пошел. Этот же преподобный шел с погон-
щиком по скитской дороге и погонщик довел его до гнева, и убежал
преподобный его погонщика. Вот и у святых бывают перемены, а ты
хочешь чтобы у тебя все гладко. Помни, я как-то в нашем разговоре
с тобой сказал тебе «лучше немощная совесть, чем добродетель со
тщеславием».
Вот что говорят святые: если подвизаетесь, как должно, не
гордитесь тем, что поститесь. Если же тщеславитесь сим, то какая
польза в посте? Лучше человеку есть мясо, нежели надмеваться и
величаться. А преп. Моисей сказал: сила для желающего стяжать
добродетель заключается в том, чтобы не малодушествовать, когда
случится пасть, но снова продолжать свой путь. Не падать свойс-
твенно только ангелам. Буквоедам, не знающим силы духовной жизни,
не понравятся подобные выписки, ибо у них все благочестие в на-
ружном поведении. Очень прискорбно, что мы по своей неопытности в
духовной жизни застреваем на букве, ибо буква убивает, а дух жи-
вотворит.
Господь да хранит вас своею милостью.

110.
22.11.1955г.

Некий мудрый старец увещевал гордящегося брата, но сей отве-
тил ему «Прости меня, отче, я не горд». Мудрый старец возразил
ему: «Чем же ты яснее можешь доказать, что ты горд, как не тем,
что говоришь: я не горд?».
Да, гордость слепая сама себя не видит, гордость изобретение
дьявольское. Вот исчаде ее: гнев, клевета, раздражительность, ли-
цемерие, ненависть, прекословие, непокорность; она крепко настаи-
вает на своем мнении, трудно подчиняется другим, замечаний не
терпит, а сама любит делать замечание другим, слова выбрасывает
не осмысленно: она не имеет терпения, чужда любви, дерзка даже до
нанесения оскорблений, стремление к власти; гордые очень страдают
хульными помыслами. Написал кратко на основании святоотческого
учения.
Теперь сообщу о смирении. О блаженное смирение, ты божествен-
но, ибо преклонило небеса и воплотилось в человечество и грехи
всего мира пригвоздило ко кресту. Душа моя трепещет, как я могу
сказать что-нибудь о величии твоем?
Богомудрые св. Отцы вот что говорят о смирении: от него про-
исходит: кротость, приветливость, удобоумиление, милосердие, ти-
хость,благопокорность. Смиренный не любопытствует о предметах не-
постижимых; а гордый хочет исследовать глубину судеб Господних.
Смиренный не хвалится природными дарованиями и гнушается людскими
похвалами — как человек одетый в шелковую одежду отбегает, если
брызнут на него дегтем, чтобы не замарать своей дорогой одежды;
так и смиренный убегает человеческой славы.
Свойство смирения видеть свои грехи, а в других добрые ка-
чества: а гордости свойственно видеть в себе только хорошее, а в
других только худое. Вот еще черта смирения: простота, откровен-
ность и естественность. А что такое смирение и как оно рождается
в душе, никто не может выяснить словами, если человек не научится
сему из опыта. Из одних слов нельзя сему научиться.
Авва Засима говорил о смирении, его тут слушал ученый софист
и говорит старцу: «Как ты считаешь себя грешным, раз ты не зна-
ешь, что ты свят? Раз не знаешь, что имеешь добродетели? Ведь ты
видишь, как исполняешь заповеди и считаешь себя грешным?» Старец
же не нашелся что сказать и только говорит: «Не знаю, что сказать
тебе, но я считаю себя грешным». Софист настаивал, желая узнать,
как сие может быть. Тогда старец опять не нашелся, что сказать и
говорит со своею святою простотою: «Не смущай меня, я подлинно
считаю себя таким». Тут же находился авва Дорофей и объяснил это
софисту: как в науках бывает некоторый навык и не умеют объяс-
нить, так и в смирении. Авва Засима обнял его и сказал: «ты пос-
тиг дело, оно именно так бывает, как ты сказал». Софист остался

доволен и согласился с ними.
Из многого написать немного, если желаешь много и подробно
знать, можешь прочесть в добротолюбии.

111. О сновидениях.

Мне приходилось слышать, что многие миряне говорят о сновиде-
ниях и заключают о них разные свои догадки, некоторые и наши поч-
тенные батюшки-иноки верят снам и придают им свое значение.
Получая письма от мирян о сновидениях и читая их, некоторые
иноки по своей неопытности в духовной жизни, ободряют эти письма
и дают их прочитывать своим собратьям-инокам, как некое назида-
ние. Вот такие неправильные понятия о снах и побудили меня сде-
лать выписки из некоторых св. Отцов.
«Бесы тщеславия — пророки в снах. Будучи пронырливы, они зак-
лючают о будущем из настоящих обстоятельств и возвещают нам оное,
чтобы мы, по исполнении сих видений, удивились и, как будто уже
близкие к дарованию прозрения, вознеслись мыслию. Кто верит бесу,
для тех он часто бывает пророком; а кто презирает его, пред тем и
он всегда оказывается лжецом. Как дух, он видит случающееся в
воздушном пространстве и, заметив, например, Что кто-нибудь уми-
рает, он предсказывает это легковерным через сновидение. Бесы о
будущем ничего не знают по предвидению, но известно, что и врачи
могут предсказывать смерть. Кто верит снам, тот вовсе не искусен,
а кто не имеет к ним никакой веры, тот любомудр. Посему, кто ве-
рит снам, тот подобен человеку, который бежит за своею тенью и
старается схватить ее (св.Иоанн Лествичник о сновидениях). Бла-
женный Диадох пишет: «Да довлеет однакож нам паче, как великая
добродетель, то правило, чтоб отнюдь не верит никакому сонному
мечтанию». Ибо сны наибольшею частью бывают ничто иное, как идолы
помыслов, игра воображения, или еще, как я уже говорил, бесовские
над нами надругания и забавы».

Св.Симеон Новый Богослов пишет: «У тех только бывают истинные
во сне видения (их не следует назвать снами, а видениями), кото-
рых ум благодатию св. Духа сделался прост и свободен от всякого
давления со стороны страстей и от рабства им, — у которых вся за-
бота и попечение о божественном и все помышление о будущих награ-
дах и возданиях, — которых жизнь выше жизни живущих, беспопечи-
тельна, не развлеченна, тиха, чиста, исполнена милости, мудрости,
небесного ведения и других плодов благих, возделываемых в них ду-
хом святым; у тех же, кои не таковы, сны ложны и беспорядочны, и
все в них обман и прелесть явная».

Премудрый Сирах пишет: «Пустые и ложные надежды у человека
безрассудного, и сонные грезы окрыляют глупых. Как обнимающий
тень или гонящийся за ветром, так верящий сновидениям. Гадания и
приметы и сновидения — суета». Сновидения ввели многих в заблуж-
дение и надеящиеся на них подверглись падению. Есть много приме-
ров в отеческих сказаниях, когда веровавшие снам погибали. Оп-
тинский старец иеросхимонах Леонид говорил своему ученику: «не
должно верить снам, хотя бы они в своем роде и действительны бы-
ли, ибо через верование снам многие прельстились. Любомудрый ста-
рец Феостерик сочинивший пароклис пресвятой Богородице, вверив-
шись снам, наконец так прельстился, что погиб».

Есть такое сказание в прологе. «Месопотамский монах удивлял
всех своею строго подвижническою жизнью, но как веровавший снам —
погиб. Ему был сон: св. Моисей с прочими пророками и евреями идут
в рай, а апостолы с мучениками, со святителями и преподобными
идут в ад. После этого сна монах принял иудейскую веру, женился
на еврейке и стал вести полемику с православными». Много можно
было бы привести подобных сказаний, но довольно и этих. Если свя-
тым божиим людям и были сны пророческие, как-то св. Иосифу биб-
лейскому, св. Иосифу обручнику, пресвятой Богородице и прочим
святым, то им и извещение внутреннее было от Бога. В святом писа-
нии хорошо и ясно сказано, как должно нам спасаться, но наш огра-
ниченный и пытливый умишко не доволен этим и хочет что-то еще уз-
нать о будущности из снов. Не лучше ли нам руководствоваться свя-
щенным писанием и святоотеческими советами, чем увлекаться снами
и им доверяться. Умудри нас, Господи, всех и каждого следовать по
стезям заповедей твоих.

112.

О святых Христовых тайнах.

Это такое великое таинство выше всех добродетелей. Церковь ви-
дит в этом чудо всемогущества божия, подобное сотворению Богом
мира из ничего. Но и приступать ко святому причащению святых
Христовых таин, мы должны, насколько хватит наших сил, с чистою
совестью. Ибо мы соединяемся со Христом. А как же можем соеди-
ниться со Христом, если имеем вражду на кого-либо, или превозно-
шение, или осуждение. Святой апостол Павел говорит: «Ядый бо и
пияй недостойне, суд себе есть и пить». (1 Кор.11, 29). В начале
молитвы ко святому причащению сказано: «Хотя ясти, человече, тело
владычне, страхом приступи, да не опалишься, огнь бо есть. Бо-
жественную же пия кровь ко общению, первые примирися тя опечалив-
шим; таже дерзая таинственное бражно яждь». Слышишь причастник?
Примирися — даже кто тя опечалил. Еще говорится в конце молитвы:
«Боготворящую кровь, ужаснися, человече, зря. Огнь бо есть недос-
тойные попаляяй».

Ко святому причащению приступай в сознании своей греховности,
просто и благоговейно, сознавая, что принимаешь именно тело и
кровь Господню. А как мы, по телесной природе, не можем вкушать
тело, Господь по своей милости благоволил нам грешным вкушать
свое тело и кровь под видом хлеба.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20