Рубрики: ПОЛИТИКА

книги про политиков, репрессии

Новая «История КПСС»

ПОЛИТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

полагаться на офицеров запаса, отражавших «беззаботность» масс населения по
отношению к германскому наступлению, и поэтому нужен был надзор партийных
комиссаров над командирами Красной армии и флота.
Несмотря на развенчание Сталина как полководца и организатора победы
над Германией в речи Хрущева на XX съезде КПСС, в новом учебнике Сталин
выступает почти в прежнем своем ореоле. Так, на стр. 526 сказано, что партия
отдала на дело обороны СССР «свои лучшие силы. Во главе Вооруженных сил СССР
был поставлен И. В. Сталин». Итак, Сталин, виновник тяжелых поражений
советской армии, как его рисовал Хрущев в речи на XX съезде, в новой Истории
КПСС выступает в роли победоносца.

2. Роль западных держав в поражении Германии

Как известно, коммунистическая теория утверждает, что
«капиталистические правительства» всех оттенков только и ждали того случая,
чтобы объединенными силами напасть на «страну социализма» — Советский Союз.
Но в июне 1941 г. после нападения Германии на СССР правительство Англии, без
какой-либо просьбы со стороны советского правительства, заявило о своей
готовности помочь Советскому Союзу в войне против Германии. Это поведение
«капиталистов» не укладывается в коммунистическую схему, и авторы Истории
КПСС целую страницу учебника (528) посвящают выяснению причин, почему страны
Запада не объединились с фашистской Германией для удушения «страны
социализма» — Советского Союза, то есть действовали в противоречии с
принятой коммунистической схемой. Ответ партийные советские историки находят
в том, что СССР был нужен западным державам для ослабления напора Германии,
но при этом будто бы «правящие круги Англии и США не ставили своей целью
полный разгром германского фашизма». Бывшему президенту США Г. Трумэну
авторы Истории КПСС даже приписывают слова, будто бы сказанные им на другой
день после нападения Германии на СССР в 1941 г.: «Если мы увидим, что
выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет
Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они
убивают как можно больше» (стр. 528).
Согласно установившемуся обычаю, авторы не сообщают источников «цитат»,
если они касаются противников большевизма. Поэтому нет указания в новом
учебнике, когда, где и при каких обстоятельствах мог высказать такую нелепую
мысль Трумэн.
В рассказе о второй мировой войне авторы пытаются приписать боевые
успехи главным образом советской армии и умалчивают о роли западных держав в
поражении Германии. Изображая партизанское движение против германской армии
в оккупированных областях СССР исключительно как дело коммунистов (стр.
553), они приписывают также коммунистам руководство движением сопротивления
германской оккупации и в других странах: во Франции, в Польше, Югославии,
Болгарии и т д. На стр. 555 упоминается, как организация сопротивления в
Польше, только коммунистическая «Гвардия Людова», но ни слова не говорится о
главной силе сопротивления — «Армии Крайовой». Нет также упоминания о
поведении советского правительства, не оказавшего помощи восставшему
населению Варшавы в 1944 г., хотя советская армия находилась тогда совсем
близко от польской столицы. Советские стратеги дали возможность немцам
подавить восстание польских патриотов, так как было известно, что поляки в
Варшаве не хотели признавать диктатуру коммунистов. Насколько сильно
стремление авторов нового учебника предать забвению эту невыгодную для
советского правительства страницу в истории, видно хотя бы из того, что они,
перечисляя города и области, занятые советской армией в 1944 г., совсем не
упоминают о Варшаве. Зато фигурирует город Люблин, где «народ, руководимый
рабочей партией (коммунистов), создал свое народное правительство в лице
Польского Комитета Национального освобождения» (стр. 565). Из этого вполне
ясно, что в глазах советских правителей освобождение народов от власти
Гитлера представлялось приемлемым только под диктатурой коммунистов.
Поскольку новый учебник предназначен для читателей во всем мире и в
частности для стран, познавших колониальное угнетение, его авторы сочли
нужным упомянуть о «важном решении» пленума ЦК партии в январе 1944 г.: «О
преобразовании наркомата обороны и наркомата иностранных дел из общесоюзных
в союзно-республиканские и об образовании в союзных республиках наркоматов
обороны и иностранных дел» (стр. 560). Это решение было принято в целях
международной пропаганды, чтобы показать народам свободного мира, будто бы
республики СССР получили какие-то реальные права. Фактически, хотя в союзных
республик ках формально и существуют «министерства иностранных дел», эти
республики, однако не имеют права на дипломатические сношения с другими
государствами, и в столицах союзных республик нет аккредитованных
дипломатических представителей иностранных государств. В 1947 г. министр
иностранных дел Великобритании Эрнест Бевин предложил учредить посольства
Англии в Киеве (Украина) и Минске (Белоруссия), но Москва это предложение
отклонила, хотя Советская Белоруссия и Украина введены в состав Объединенных
Наций.
Описывая события второй мировой войны, авторы Истории КПСС
преувеличивают роль советской армии в разгроме Германии и преуменьшают или
вовсе замалчивают вклад западных держав в победу над Гитлером. В книге нет
ни слова о разрушении авиацией западных держав военной промышленности
Германии, чем было парализовано сопротивление германской армии. Известно,
что успехи союзных войск в Северной Африке и в Сицилии принудили Италию
капитулировать. В Истории КПСС нет упоминания об огромной
материально-технической помощи, которую США и Англия оказали Советскому
Союзу во время второй мировой войны. Без этой помощи успехи советской армии
в борьбе с германской агрессией были бы невозможны. Тем не менее, на
странице 562 мы встречаемся с утверждением, будто бы Советский Союз был «в
состоянии один разгромить фашистскую Германию и освободить порабощенные ею
страны Западной Европы от немецко-фашистского ига». Даже десант
англо-американских армий во Франции 6 июня 1944 г. авторы Истории КПСС
объясняют страхом правительств США и Великобритании перед победой Советского
Союза над Германией и нежеланием «решительной расправы народных масс с
реакционными силами». Это утверждение тем более странно, что правительство
Сталина во время войны с Германией настоятельно требовало от западных держав
открытия нового фронта против Германии в Западной Европе. Если бы советское
правительство надеялось своими силами разгромить Германию, то оно не
настаивало бы на англо-американском десанте на Западе.

3. Международное положение после второй мировой войны

Свою беспомощность авторы Истории КПСС проявляют особенно, перейдя к
описанию международного положения после второй мировой войны. По их словам,
после войны создался «реакционный империалистический лагерь», цель которого
была «укрепить позиции капитализма и подавить коммунистическое движение,
сломить волю народов к национальной независимости, реставрировать
капиталистические порядки в Китае, других странах народной демократии и в
Советском Союзе» (стр 585).
Если принять эти намерения «реакционного лагеря» соответствующими
действительности, то никак нельзя объяснить, почему этот «империалистический
лагерь» не использовал своего огромного военного перевеса по окончании
второй мировой войны и не ликвидировал диктатуру коммунистов в СССР и в
странах «народной демократии». Повидимому, «капиталистический лагерь» вел
себя в отношении «созданного социализма» в Советском Союзе совсем не
«по-капиталистически», как это представляет себе коммунистическая теория.
Разделение Германии на западную, свободную часть — Федеративную
республику — и восточную, так называемую Германскую демократическую
республику, подчиненную Москве, война в Корее, подготовленная
правительствами СССР и коммунистического Китая, — все это авторы Истории
КПСС ставят в вину агрессивной политике «Соединенных Штатов Америки» (стр.
585). Они пытаются убедить читателей в том, что вторая мировая война была
начата Германией, Италией и Японией, но «ответственность за гибель десятков
миллионов людей в войне, за безмерные страдания сотен миллионов трудящихся,
за их слезы и кровь, за разрушение огромных материальных и культурных
ценностей, созданных трудом многих поколений», несет империализм «как
общественная система в целом» (стр. 577). При этом забывается, что советское
руководство всевозможными средствами подстрекало Гитлера к войне и дало ему
возможность начать вторую мировую войну, заключив советско-германский
договор от 23 августа 1939 г. Таким образом советское правительство взяло на
себя ответственность за войну и за все ее ужасы и страдания, которые с таким
притворным негодованием и лицемерным состраданием описывают авторы Истории
КПСС. В своем увлечении пропагандой они пишут на 577 стр., будто бы война
против СССР была подготовлена «международным империализмом» и только была
развязана фашистской Германией. Таким образом, устраняется вина
правительства Гитлера за агрессивную политику и подстрекательство к ней
Сталина, что и привело ко второй мировой войне. Главную ответственность за
вторую мировую войну авторы Истории КПСС возлагают на анонимный и вездесущий
«мировой империализм», якобы имевший целью борьбу против «страны
социализма». На стр. 578 сказано: «Империалисты рассчитывали, что будет
уничтожена страна социализма, в действительности же огромный и непоправимый
урон понесла капиталистическая система».
Конечно, под «империалистами» здесь подразумеваются все участники
второй мировой войны, как сражавшиеся против СССР, так и те, которые были с
советским правительством в союзе. Единственно безупречным в отношении
империализма признается правительство СССР, хотя оно захватило в результате
второй мировой войны под свою власть и влияние новые страны с миллионами
населения в Европе и в Азии.

* VI. После второй мировой войны — до смерти Сталина *

1. Коренное изменение международного положения

XVI глава Истории КПСС охватывает период времени с конца второй Мировой
войны до смерти Сталина в 1953 г. С большим удовлетворением авторы
констатируют коренное изменение международного положения: «Всего от
капиталистической системы после второй мировой войны отпало одиннадцать
государств с населением более 700 миллионов человек … Кончился многолетний
период существования СССР как единственной в мире социалистической страны»
(стр. 581).
Отношения советского правительства со странами «народной демократии»
рисуются в розовом свете: «Коммунистическая партия и советское правительство
в своих отношениях с народно-демократическими странами строго придерживались
принципа невмешательства в их внутренние дела» (стр. 580). Но следующая
фраза опровергает утверждение о «невмешательстве»: «СССР признал народные
правительства этих государств, поддержав их политически». О том, что
«народные правительства» Польши, Румынии, Болгарии, Венгрии и советской зоны
Германии были созданы с помощью оккупационных советских армий, авторы
Истории КПСС умалчивают. Они утверждают, будто бы в странах-сателлитах
«народы получили широкие демократические права и свободы». Эти
«демократические свободы» (под диктатурой местных коммунистов!)
гарантировало «присутствие вооруженных сил СССР в странах народной
демократии» (стр. 580). При этом, для оправдания грубого вмешательства
советского правительства во внутренние дела стран между Западным Бугом и
Эльбой и Балтийским и Черным морями, авторы говорят, что «Советский Союз
парализовал попытки иностранных империалистов вмешаться во внутренние дела
демократических государств». Интервенцией «иностранных империалистов» авторы
называют протесты западных демократий против уничтожения демократических
свобод и против введения коммунистических режимов в странах, оккупированных
советскими армиями после второй мировой войны.
Положение в странах свободного мира авторы новой Истории КПСС
изображают в мрачных красках: «Во всех империалистических странах усилилась
реакционность монополистической буржуазии. Она отбросила знамя
демократических свобод и стала усиленно добиваться установления своей
открытой диктатуры» (стр. 583). В действительности демократический строй
после второй мировой войны остался непоколебимым в Англии, США, Швеции,
Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии и был также восстановлен во Франции,
Италии и Западной Германии. Заявление авторов Истории КПСС об усилении
фашистских тенденций среди «монополистической буржуазии» в Западной Европе
после второй мировой войны ни на чем не основано.
История КПСС приписывает правительству США козни «империалистического
лагеря» против «стран социализма». Попытка Москвы и Пекина военной силой
установить коммунистическую власть в Южной Корее в 1950 г. представлена как
«агрессивная война против корейского народа» со стороны США (стр. 585).
Американцам приписывается желание «зажечь пожар третьей мировой войны». НАТО
названо «агрессивным военным блоком». Все это — дешевая пропаганда, имеющая
целью повлиять на людей, мало или совсем неосведомленных в международном
положении после второй мировой войны.

2. Организационная и идеологическая деятельность КПСС после войны

В третьем разделе XVI главы говорится об организационной и
идеологической работе партии и приводится, в частности, сообщение о XIX

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Новая «История КПСС»

ПОЛИТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

социалисты-революционеры и социал-демократы. Например, председателем
Всероссийского крестьянского союза был выдающийся член украинской
социал-демократической рабочей партии Семен Мазуренко. Поскольку
Крестьянский союз находился вне влияния большевиков, авторы Истории КПСС
отрицают революционный характер этой организации, утверждая, что
руководители Крестьянского союза «выражали классовые интересы кулацкой
верхушки деревни» (стр. 97). Доказательств этого утверждения в Истории КПСС
не приводится.

9. Отдельные расхождения между большевиками и меньшевиками

В разделе о революции 1905 г. заметна тенденция авторов Истории КПСС
представить меньшевиков как партию, не желавшую вооруженного воcстания
против абсолютизма или не умевшую вызвать восстание даже в благоприятных
условиях. На стр. 98, например, сказано: «Петербургский Соват, руководимый
меньшевиками (Троцкий, Хрусталев), не выполнил своей главной роли — не стал
органом вооруженного восстания и борьбы за свержение самодержавия.
Выдающуюся роль в революции сыграли руководимые большевиками Московский
Совет и районные Советы в Москве». Эта формулировка обвинения Троцкого и
других вождей Петербургского Совета Рабочих Депутатов 1905 года в
бездействии значительно ослабляет то, что было написано в «Кратком курсе»
под диктовку, очевидно, Сталина. Там просто сказано, что «меньшевики
воспользовались отсутствием Ленина, пробрались в Петербургский Совет и
захватили в нем руководство. Неудивительно, что при таких условиях
меньшевикам (Хрусталеву, Троцкому, Парвусу и другим) удалось повернуть
Петербургский Совет против политики восстания. Вместо того, чтобы сблизить
солдат с Советом и связать их в общей борьбе, они требовали удаления солдат
из Петербурга. Вместо того, чтобы вооружить рабочих и готовить их к
восстанию, Совет топтался на месте и отрицательно относился к подготовке
восстания» (стр. 76). Сравнение обвинений, выдвинутых против Троцкого в
обоих учебниках истории большевизма, показывает, что авторы Истории КПСС
решили смягчить пристрастную сталинскую формулировку: вместо преступления
против революции, которое якобы совершил Троцкий, ему приписывается только
бездействие власти.
В интересах исторической правды необходимо отметить, что в вопросе о
восстаниях против абсолютизма не было принципиальных расхождений между
большевиками и меньшевиками. Так, например, упомянутая конференция РСДРП
(меньшевиков), состоявшаяся одновременно с III съездом РСДРП (большевиков) в
1905 г., в резолюции «О вооруженном восстании» постановила: «Укреплять в
массах сознание неизбежности революции, необходимости быть всегда готовыми к
вооруженному отпору и возможности его превращения, в каждый момент, в
восстание; установить самую тесную связь между борющимся пролетариатом
разных местностей, чтобы, таким образом, сделать возможными для
социал-демократии инициативные действия по превращению подготовляющихся
стихийно движений в планомерные восстания» (А. И. Спиридович, История
большевизма в России, Париж 1922, стр. 97).
После подавления восстаний, вспыхивавших с конца 1905 г. в разных
частях Российской империи, состоялся Четвертый съезд Российской
Социал-демократической Рабочей Партии (так называемый «объединительный») в
Стокгольме, в апреле 1906 г. История КПСС, описывая это событие, пытается
убедить читателя в факте «предательства меньшевиков» (стр. 103). Перед этим
на стр. 101 авторы Истории КПСС утверждают, что «большевики и меньшевики
коренным образом разошлись в оценке восстания. Меньшевики осудили
героическую борьбу российского пролетариата, поднявшегося на вооруженное
восстание». Для доказательства авторы приводят слова Плеханова по этому
поводу: «Не нужно было браться за оружие». Это личное мнение Плеханова,
который часто колебался между преувеличенными надеждами и дефетизмом в
отношении революционного движения, совсем не было типическим для
меньшевистской фракции РСДРП. На IV съезде РСДРП делегаты-меньшевики вполне
ясно указали причины поражения восстания рабочего класса: «После октябрьских
событий пролетариат остался одинок на поле битвы, он стоял изолированно» (J.
Martow — Th. Dan, Geschichte der russischen Sozialdmokratie, S. 183).
Авторы Истории КПСС обвиняют меньшевиков в «предательстве», так как
меньшевистское большинство на IV съезде РСДРП провело резолюцию против
«путчизма», против восстаний во что бы то ни стало, не взирая ни на какие
жертвы, без надежды на успех. Тем не менее, резолюция IV съезда РСДРП
рекомендовала членам партии создавать боевые дружины для защиты от царской
администрации.

10. Вопрос о «партизанских действиях» и «экспроприациях»

Как в «Кратком курсе, так и в новой Истории КПСС отсутствует одна
важная деталь, касающаяся большевиков, относительно «партизанских действий»
и так называемых «экспроприации». Партизанские выступления сторонников
большевистской фракции, как отмечали на съезде меньшевики, превратились в
«борьбу одного против всех и всех против одного», т. е. вели к
дезорганизации рабочего движения и к полной анархии. Партизанские группы
большевиков и отдельные лица, не связанные с политическими группами вообще,
производили «экспроприации» (грабили деньги, принадлежащие государственным
учреждениям и частным лицам). Эти «экспроприации» мало отличались в конечном
счете от обычных уголовных деяний. Тем не менее, на IV съезде РСДРП
большевики защищали «экспроприации», которые, по их мнению, должны были
находиться под «контролем партии», при условии, чго при этом «интересы
населения потерпят по возможности меньший вред». Однако большевики взяли
затем назад проект своей резолюции «Об экспроприациях», считаясь с
отрицательным мнением большинства съезда. Но, отказавшись на словах от
поддержки «экспроприации», большевики после «объединительного» съезда
пользовались вместе с тем этим средством для пополнения своей фракционной
кассы.
Авторы обоих учебников умалчивают об участии большевиков в
экспроприациях. Объясняется это несомненно практическими соображениями
заказчиков учебника: положительная оценка «экспроприации» может вызвать
среди оппозиционных элементов попытку последовать примеру партии, ныне
стоящей у власти в СССР.

11. Объединение РСДРП с другими социал-демократическими партиями

«Краткий курс» Истории ВКП(б) совсем не упоминает о состоявшемся на IV
съезде объединении с РСДРП Всеобщего Еврейского социал-демократического
союза (Бунд), социал-демократии Польши и Литвы и Латвийской
социал-демократии. Две последние партии были признаны IV съездом
территориальными организациями РСДРП, для Бунда сделано исключение: он был
признан организацией еврейского пролетариата для всех областей Российской
империи. Этому вопросу новая История КПСС уделяет около полустраницы и
упоминает также об Украинской социал-демократической рабочей партии, которая
послала своего представителя на съезд РСДРП в Стокгольме. Делегатом
Украинской СДРП партии был Мыкола Порш, который принадлежал в 1917—1918 гг.
к правительству независимой Украинской Республики в Киеве. История КПСС
сообщает, что «принятие в состав РСДРП Украинской социал-демократической
рабочей партии было отложено, а позднее отпало ввиду ее мелкобуржуазного,
националистического характера. Рабочие Украины объединялись и боролись в
общероссийских организациях РСДРП; здесь они воспитывались в духе классовой
борьбы и пролетарского интернационализма» (стр. 107). Фактически дело
обстояло проще: от Украинской социал-демократической рабочей партии
откололась в 1905 г. группа ее членов, которая под именем Украинской
«Спiлки» (союз) при Российской социал-демократической партии вошла в РСДРП,
как ее часть. В уставе «Спiлки» сказано: «Украинский социал-демократический
союз есть часть Р.С.Д.Р.П., имеющая целью организацию пролетариата,
говорящего на украинском языке» («Искра», 15. 12. 1905). Поскольку
Украинская социал-демократическая рабочая партия хотела сохранить свою
организационную автономию, входя в состав РСДРП (по примеру «Бунда» и других
партий), и при том требовала от РСДРП признания Украинской СДРП единственной
представительницей украинского пролетариата, IV съезд этот вопрос «отложил».
Фактически, для вождей РСДРП было вполне достаточно присутствия в ее рядах
Украинской социал-демократической «Спiлки», которая агитировала за вхождение
непосредственно в организации РСДРП всех рабочих, «говорящих на украинском
языке». Самостоятельно могли существовать организации Украинской
социал-демократической «Спiлки» только в тех местах, где не было комитетов
РСДРП. Это положение привело через некоторое время к ликвидации «Спiлки»,
так как в РСДРП сочли излишним поддерживать издания агитационной литературы
и устную пропаганду на украинском языке. Вследствие этого инициаторы
создания Украинской социал-демократической «Спiлки» вернулись в ряды
Украинской социал-демократической рабочей партии, обвиняя деятелей РСДРП в
руссификаторских тенденциях по отношению к украинскому рабочему классу.
Ленин, согласно своему враждебному отношению к социал-демократическим
партиям России, отстаивавшим свою организационную независимость от РСДРП,
торжествовал после IV съезда. В Истории КПСС приводятся его слова о том, что
слияние национальных социал-демократических партий с РСДРП «укрепляет
Российскую СДР партию» (стр. 108).
IV «объединительный» съезд РСДРП не создал единой партийной
организации. Хотя был избран новый Центральный Комитет партии с
преобладанием меньшевиков, однако большевики не прекратили своей фракционной
деятельности, не признавая решений съезда и нового ЦК. Сравнительно с
«Кратким курсом» в новый учебник истории КПСС внесена поправка: на стр. 108
указано, что в состав Центрального Комитета РСДРП, избранного на IV съезде,
вошли 3 большевика и 7 меньшевиков. В «Кратком курсе» дано иное соотношение:
3 большевика и 6 меньшевиков (стр. 83). Причина разноречивости в новой
Истории КПСС не указана.

12. Тактика обеих фракций РСДРП в отношении Государственной Думы

Описывая в пятом разделе III главы Истории КПСС тактику обеих фракций
РСДРП в отношении I и II Государственной Думы, авторы нового учебника
стараются изобразить меньшевиков как «проводников буржуазного влияния на
пролетариат». Это делается даже в том случае, когда большевики сами признали
свою тактику ошибочной (например, в отношении бойкота большевиками выборов в
I Государственную Думу 1906 г.) Меньшевики считали Государственную Думу
достижением революционного движения. Авторы Истории КПСС утверждают, что
призыв меньшевиков поддержать оппозиционную Государственную Думу «мог только
укрепить конституционные иллюзии» (стр. 111). Логически рассуждая, нужно
было бы считать желательным, в интересах развития рабочих организаций в
России, усиление оппозиционного движения при помощи Государственной Думы.
Большевики, как это видно из Истории КПСС, не надеялись на возможность
конституционного движения в России и по существу не желали ему успеха. Без
реальных перспектив победы над царским режимом, Ленин и его единомышленники
продолжали, однако, сеять иллюзии партизанской борьбы, которая привела
рабочие организации к распаду и деморализации. Эти хаотические выступления
большевиков оттолкнули оппозиционные партии России от участия в
революционном движении и открыли путь для реакции Столыпина. Ничуть не
смущаясь непоследовательностью, авторы Истории КПСС пишут, что «в условиях
спада революции большевики изменили свою тактику. Они решили принять участие
во II Государственной Думе, чтобы использовать ее как трибуну для
революционной агитации, для обличения самодержавия и контрреволюционной
буржуазии» (стр. 111).
Читатель Истории КПСС может с недоумением спросить: почему большевики,
даже признав свою тактику бойкота выборов в I Государственную Думу ошибкой,
все же обвиняют меньшевиков в «конституционных иллюзиях»? Ведь меньшевики и
социалисты-революционеры в I Думе тоже занимались революционной пропагандой,
произнося речи с трибуны парламента, и к этим речам прислушивалось население
Российской империи.

13. Большевистский Центр в составе РСДРП

Авторы Истории КПСС, излагая решения V съезда РСДРП, который состоялся
в Лондоне в мае 1907 г., раскрывают один факт, до этого времени
малоизвестный. Хотя большевики на этом съезде победили, проведя свои
резолюции, и получили большинство в новом Центральном Комитете РСДРП, они
все же «во время съезда провели совещание, на котором создали свой
Большевистский Центр» (стр. 114). Об этой заговорщической тактике Ленина и
его единомышленников в «Кратком курсе» ничего не упоминается. Теперь, когда
подобная тактика «объединения» с социалистическими партиями в разных странах
Европы после второй мировой войны принесла выгодные для коммунистов
последствия, составители новой Истории КПСС сочли нужным упомянуть о
Большевистском Центре, тайной организации ленинцев в составе РСДРП.

14. Программа и тактика большевиков — универсальный образец для всех стран

Изложение программы и тактики большевиков в эпоху революции 1905— 1906
гг. полемически направлено в «Кратком курсе» в значительной мере против
меньшевиков, как наиболее опасных противников большевизма. Новая История

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32