Рубрики: ПОЛИТИКА

книги про политиков, репрессии

Новая «История КПСС»

ПОЛИТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

Вполне ясно выступает в новой Истории КПСС субституирование партией
профессиональных революционеров-большевиков всего рабочего класса: партия
профессиональных революционеров, присваивая себе название «авангарда
пролетариата», которому якобы дано ходом исторического процесса выражать
интересы всех трудящихся, становится непререкаемым вождем и безапелляционным
судьей во всех делах, касающихся рабочих и крестьян. Гегемония пролетариата
(т. е. — партии большевиков) для крестьянства принимается Историей КПСС как
аксиома, и это подтверждается цитатой из речи Ленина на II съезде РСДРП: «Мы
в будущем будем считаться с фактом, что крестьянская масса привыкнет
смотреть на социал-демократию как на защитницу ее интересов» (стр. 57).
История КПСС подчеркивает значение строгого централизма, который был
положен в основу устава РСДРП на II съезде, «в противовес
оппортунистическому принципу автономизма и федерализма» (стр. 61). На
проблемах «диктатуры пролетариата» (фактически — диктатуры партии
профессиональных революционеров как «авангарда пролетариата») авторы новой
Истории КПСС останавливаются подробнее, как и на вопросе о централистическом
построении партии. Повидимому составители Истории КПСС сделали это ввиду
потребности дать теоретические и практические указания коммунистическим
партиям всего мира. В 1939 г. «диктатура пролетариата» ограничивалась
территорией бывшей царской империи (и то не в полном ее составе). После
второй мировой войны наступление коммунизма во всем мире несравненно
расширилось и усилилось, и в Москве решили преподать полезные советы
«братским партиям» также и в новой Истории КПСС.
Изложение дискуссий и решений II съезда РСДРП в Истории КПСС еще более
схоластично и односторонне, чем в «Кратком курсе». Особое ударение делается
на «марксизме» Ленина и его сторонников. Плеханов, Мартов, Троцкий и другие
выдающиеся деятели РСДРП объявлены «оппортунистами», отошедшими от
марксизма. Единственным непогрешимым пророком марксизма остается Ленин. О
не-марксистской партии социалистов-революционеров в Истории КПСС сказано,
что «эсеры не шли дальше расплывчатого требования политической свободы»
(стр. 62). Зато — «РСДРП (под водительством большевиков. — П. Ф.)
оказалась единственной в России партией. деятельность которой целиком
отвечала интересам страны и народа» (стр. 63). Утверждение это, кроме
голословных ссылок на «революционный марксизм», История КПСС обосновать явно
не в состоянии.
Вопрос об уставе партии, вокруг которого на II съезде РСДРП разгорелась
страстная дискуссия, был отражением тенденций Ленина и его единомышленников
подчинить социал-демократическое движение в России диктатуре заговорщиков —
«профессиональных революционеров», хотя группа Ленина («большевики») и
щеголяла термином «демократический централизм». Осуществление
демократического централизма в партии откладывалось при этом на
неопределенное время, до тех пор, когда в России создадутся условия для
легального существования социал-демократической партии. Новая История КПСС
признает это вполне определенно: «Ввиду нелегального существования партии в
условиях царского самодержавия партийные организации не могли строиться на
началах выборности и имели сугубо конспиративный характер. Но В. И. Ленин
считал, что, когда партия станет легальной, партийные организации будут
строиться на основе демократического централизма» (подчеркнуто в Истории
КПСС, стр. 67). В действительности принцип построения большевистской партии
на основе демократического централизма никогда не был осуществлен. Даже в
первые месяцы революционной весны 1917 г. партия большевиков осталась
орудием группы «профессиональных революционеров», которые чувствовали себя
призванными историей определять судьбы рабочего класса и всего населения
России.

6. Борьба между большевиками и меньшевиками

Излагая в четвертом разделе II главы Истории КПСС борьбу между
большевиками и меньшевиками, авторы нового «Курса» умалчивают о том, что в
партийных органах после II съезда РСДРП укоренился обычай кооптации. Этот
обычай, конечно, не мог благоприятствовать победе «демократического
централизма» в партии. Например, в Центральный Комитет РСДРП, который
очутился в руках большевиков, были после II съезда РСДРП кооптированы еще
два большевика: Л. Красин и Гальперин (J. Martow — Th. Dan, Geschichte der
russischen Sozialdmokratie, S. 89, Berlin 1926). Такая практика,
установившаяся в РСДРП, превратила партийную жизнь в борьбу клик и личностей
за преобладание в партийном аппарате. При отсутствии контроля над
деятельностью вождей со стороны рядовых членов партии это приводило к
самовластию и деморализации.
Авторы сочли нужным привести цитату из письма уральских комитетов РСДРП
в редакцию «Искры», в котором было поставлено требование подготовки партией
«диктаторов» для будущего осуществления «диктатуры пролетариата». Это
дополнение, сравнительно с текстом «Краткого курса», подтверждает наше
мнение, что составители Истории КПСС оказались гораздо более уверены в
пригодности русского образца партийного строительства для коммунистических
партий всего мира, чем авторы «Краткого курса».
Бо’льшая самоуверенность авторов новой Истории КПСС, в сравнении с
позициями составителей «Краткого курса», заметна также в разъяснении
отношения вождей Социалистического Интернационала к расколу, происшедшему на
II съезде РСДРП. «Краткий курс» об этом умалчивает. Новая История КПСС,
наоборот, представляет дискуссию Ленина и его единомышленников с вождями
западноевропейских социалистических партий (Бебель, Каутский, Гед) как
победу «марксизма»: «В. И. Ленину пришлось вести борьбу за партию при
отсутствии поддержки и даже при прямой враждебности руководства
западноевропейских социал-демократических партий. Лидеры II Интернационала
выступили против В. И. Ленина, сказавшего новое слово в марксизме о роли
партии, о ее характере, о воспитании кадров партии в решительной и
непримиримой борьбе против оппортунизма» (стр. 70). Формула «новое слово в
марксизме» указывает на ревизионизм Ленина в учении о партии. На это в свое
время обратила внимание Роза Люксембург в статье «Организационные вопросы
Российской Социал-демократии» («Neue Zeit», XXII Jahrgang, Band II). Р.
Люксембург в упомянутой статье отметила уклон Ленина в сторону бланкизма, с
влиянием которого на рабочее движение Западной Европы боролись Маркс и
Энгельс. Поскольку Р. Люксембург после ее смерти в 1919 г. была причислена в
Москве к лику коммунистических «святых», авторы новой Истории КПСС не точли
удобным упомянуть о ее резкой критике большевизма в самом начале оформления
этого крыла РСДРП.

7. Русско-японская война и начало революции 1905 г.

Глава III Истории КПСС в описании Русско-японской войны и начала
революции 1905 г. не дает по существу ничего нового в сравнении с «Кратким
курсом». Авторы утверждают (стр. 77), что только большевики выступили с
лозунгом поражения России в войне с Японией. Фактически, за поражение России
в войне стояли польские социалисты (ППС), грузинские социалисты-федералисты,
финские партии, украинская социал-демократия и другие. Пораженчество было
распространено среди русских либералов. Меньшевики внутренне желали
поражения царского режима в войне с Японией, но не решались этого
высказывать, чтобы правая печать не имела повода запятнать их как
«изменников родины».
История КПСС утверждает, будто бы меньшевики во время Русско-японской
войны «выступали под лозунгом «Мир во что бы то ни стало», не связывая этот
лозунг с революционной борьбой против самодержавия». Факты этому
противоречат. Известно, что меньшевики отказались принять участие в
конференции всех оппозиционных и революционных партий России, созванной по
инициативе финских активистов для выработки общего плана борьбы против
царизма. Сделано это было по тактическим соображениям, так как финские
активисты стояли в связи с японской агентурой (J. Martow — Th. Dan,
Geschichte der russischen Sozialdmokratie, Berlin 1926, S. 95), Довольно
странно звучат в Истории КПСС, которая восхваляет пораженческую позицию
большевиков в Русско-японской войне, слова «русские войска сражались храбро»
и порицание неподготовленности русской армии «во главе с тупыми и
невежественными генералами…» (стр. 77). Если бы царская армия была
надлежащим образом подготовлена к войне и имела во главе выдающихся
полководцев, то надежды большевиков на поражение России и, следовательно, на
революцию не оправдались бы. Логически рассуждая, нужно было бы желать (для
ускорения революции), чтобы русские солдаты сражались плохо и чтобы во главе
армии стояли самые бездарные генералы.

8. Перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую

Проблема перерастания буржуазно-демократической революции в
социалистическую, которой занимался III съезд РСДРП (большевистского крыла)
весной 1905 г. в Лондоне, представлена в новой Истории КПСС как дальнейшее
развитие мысли Маркса, высказанной в 1856 г., о желательности единства
действий пролетариата и крестьянства в революционном движении Германии. Это
— идея «перманентной революции». Ленин защищал идею
«революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства» в
ожидавшейся революции в России. По этому поводу новая История КПСС бросает
упрек Л. Троцкому, утверждая, будто бы «Троцкий отрицал гегемонию
пролетариата в буржуазно-демократической революции и революционную роль
крестьянства» (стр. 91). Это утверждение авторов Истории КПСС не обосновано.
В то время когда Ленин писал о «диктатуре пролетариата и крестьянства», он
думал о диктатуре своей партии «профессиональных революционеров». Троцкий в
полемике с большевиками после революции 1905 г. писал совершенно ясно:
«Участие пролетариата в правительстве и объективно наиболее вероятно и
принципиально допустимо лишь как доминирующее и руководящее участие …
Можно, конечно, назвать это правительство диктатурой пролетариата и
крестьянства, диктатурой пролетариата, крестьянства и интеллигенции, или,
наконец, коалиционным правительством рабочего класса и мелкой буржуазии. Но
все же останется вопрос: кому принадлежит гегемония в самом правительстве и
через него в стране? И когда мы говорим о рабочем правительстве, то этим мы
отвечаем, что гегемония будет принадлежать рабочему классу». Об общности
революционных интересов крестьянства и рабочих в России Троцкий писал:
«…Судьба самых элементарных революционных интересов крестьянства — даже
всего крестьянства, как сословия, — связывается с судьбой всей революции,
т. е. с судьбой пролетариата» (Л. Троцкий, Наша революция, С.-Петербург
1906).
Ю. Мартов в своей «Истории Российской Социал-демократии» (немецкий
перевод издан в Берлине в 1926 г.) отличает позицию Троцкого от позиции
Ленина. Он утверждает, что Ленин «считал разделение политической власти
между пролетариатом и крестьянской демократией вероятным и желательным
исходом политического кризиса» (J. Martow — Th. Dan, Geschichte der
russischen Sozialdmokratie, S. 118). Мартов полагал, что попытка большевиков
в описываемом периоде сблизиться с партией социалистов-революционеров была
вызвана именно этим предполагаемым разделением власти между «пролетарской» и
«крестьянской» демократией. Это утверждение Мартова несостоятельно, и оно
было опровергнуто последующими событиями. В 1917 г. Ленин привлек левое
крыло социалистов-революционеров, чтобы свергнуть Временное Правительство,
но в скором времени постарался избавиться от этого союзника.
«Рабоче-крестьянскую» власть представляла в дальнейшем исключительно партия
большевиков, под предводительством «профессиональных революционеров»,
назвавших себя «авангардом пролетариата». О желательности именно такого
развития «революционно-демократической диктатуры пролетариата и
крестьянства» Ленин писал в цитированной выше брошюре «Две тактики
социал-демократии в демократической революции» еще в 1905 г.: «Наступит
время — кончится борьба с русским самодержавием — минет для России эпоха
демократической революции — тогда смешно будет и говорить о «единой воле»
пролетариата и крестьянства, о демократической диктатуре и т. д. Тогда мы
подумаем непосредственно о социалистической диктатуре пролетариата… (В. И.
Ленин, Сочинения, 3 изд., т. 8, стр. 86). Поэтому следует считать совершенно
необоснованными упреки авторов Истории КПСС Троцкому, что он якобы
«фальсифицировал Марксову идею перманентной революции» и «отрицал гегемонию
пролетариата в буржуазно-демократической революции». Повидимому этот
полемический ход против Троцкого объясняется желанием дать «установку» для
дальнейшей кампании против «троцкизма», которую выдвигал Сталин в борьбе со
своим наиболее выдающимся соперником.
Ход революции 1905 г. опрокинул представление большевиков об их
руководящей роли в движении против абсолютизма. Несмотря на решения III
съезда РСДРП, в котором приняли участие только большевики, не считаться с
меньшевиками, создавшими свою конференцию и избравшими Организационный
Комитет, революционные события в России привели местные организации обеих
фракций к согласованию своих действий в борьбе с абсолютизмом. Однако новая
История КПСС приписывает заслуги в революционном движении 1905 г.
большевикам: «Всероссийская политическая стачка убедительно показала связь
партии большевиков с народными массами и жизненность большевистских
лозунгов» (стр. 95). Однако составители нового «Курса» не могут отрицать,
что рядом с большевиками, меньшевиками и другими оппозиционными партиями в
России возникло в 1905 г. сильное крестьянское движение и образовался
Всероссийский Крестьянский Союз, в котором принимали участие

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Новая «История КПСС»

ПОЛИТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

населения, привести к крушению коммунистической диктатуры.

17. Дискуссия по национальному вопросу

В третьем разделе IX главы Истории КПСС новым, сравнительно с «Кратким
курсом», является упоминание о дискуссии по национальному вопросу на VIII
съезде РКП(б). Авторы Истории КПСС пишут, что на этом съезде «Бухарин и
Пятаков выступили против признания права наций на самоопределение вплоть до
отделения» и что Ленин считал необходимым оставить этот лозунг в программе
партии, «ибо нет вещи хуже, чем недоверие наций» (стр. 292). Фактически
различия в отношении к действительному самоопределению наций между позициями
Ленина, с одной стороны, и Бухарина, Пятакова, с другой, не существовало.
Разница была в тактике Бухарин признавал право национального самоопределения
только для пролетариата угнетенных народов, а Ленин считал, что, признавая в
принципе право народов на независимость, партия в каждом конкретном случае
должна решать вопрос о «целесообразности отделения». Бухарин предполагал,
что пролетариат в нерусских областях бывшей Российской империи, в
значительной части русского происхождения или обрусевший, не захочет
отделяться от России, а потому ограничивал право национального
самоопределения только рабочим классом. Стремясь к той же цели — сохранению
многонационального централизованного государства под главенством Москвы,
Ленин на словах признавал «самоопределение вплоть до отделения», но,
опираясь на единую, централизованную коммунистическую партию, он мог решать
по своему желанию вопрос о «целесообразности отделения».
На стр. 295 Истории КПСС упоминается о съездах местных большевистских
организаций «в некоторых национальных районах страны», причем были созданы
коммунистические партии со своими центральными комитетами. Авторы пишут,
между прочим, будто одновременно с созданными «во второй половине 1918 года
и в начале 1919 года» коммунистическими партиями Литвы, Эстонии, Латвии и т.
д., возникла также Коммунистическая партия Украины. Это ошибка.
Коммунистическая партия (большевиков) Украины была создана в апреле 1918 г.
на конференции в Таганроге. На этой конференции (большевистских организаций
Украины) была принята следующая резолюция: «Создать самостоятельную
коммунистическую партию, имеющую свой Центральный Комитет и свои партийные
съезды и связанную с Российской Коммунистической Партией через международную
комиссию III Интернационала)» (Сергiй Мазлах и Василь Шахрай, «До хвилi»,
Саратов 1919). Эта резолюция конференции большевистских организаций Украины,
принятая в Таганроге, встревожила руководство Российской Коммунистической
Партии. По настоянию Ленина, члены коммунистических организаций Украины,
бывшие в Советской России, созвали в начале июля 1918 г. в Москве съезд, на
котором было отклонено решение о независимости Коммунистической Партии
Украины от Российской Коммунистической Партии. Была также принята резолюция,
что Коммунистическая Партия Украины должна бороться «за революционное
объединение Украины с Россией на основе пролетарского централизма з границах
Российской Социалистической Советской Республики» («Коммунист» 5, Москва
1918). Это вполне совпадает с ленинской линией «решения национального
вопроса», которая была принята на VIII съезде РКП(б) весной 1918 г. Об этом
сообщает История КПСС, излагая вопрос об отношении национальных
коммунистических партий к РКП(б): «Ленинская линия состояла в том, что все
эти национальные организации должны входить как составные части в единую
Российскую Коммунистическую Партию. VIII съезд категорически высказался
против создания федерации самостоятельных коммунистических партий и твердо
заявил, что необходимо существование единой централизованной
коммунистической партии с единым Центральным Комитетом, руководящим всей
работой партии. Центральные Комитеты коммунистических партий национальных
советских республик пользуются правами областных комитетов и подчинены ЦК
РКП(б)» (стр. 235).
Из этого следует, что коммунистические партии советских национальных
республик и правительства этих республик подчинены во всех отношениях
Москве. Так выглядит на практике ленинская теория «самоопределения народов».
Авторы Истории КПСС называют этот строгий централизм, сосредоточение всей
власти над нерусскими народами, ставшими жертвами советской агрессии,
осуществлением «ленинского принципа пролетарского интернационализма».

18. Борьба большевиков против «белогвардейских интервентов» и политика в отношении Украины

В разделе четвертом IX главы Истории КПСС сообщается о защите
Петрограда Красной армией в июле 1919 г. против «белых» войск ген. Юденича.
В отличие от «Краткого курса», авторы Истории КПСС упоминают Зиновьева, как
ответственного за недостаточную подготовку Петрограда к обороне, и связывают
победу над армией Юденича с командировкой Сталина в Петроград, как
«уполномоченного ЦК и ВЦИК» (стр. 298). Неизвестно, чем руководились авторы
нового учебника истории КПСС, отдавая таким образом новую дань «культу
личности» Сталина после его смерти. О ведущей роли Сталина в защите
Петрограда против войск Юденича нет ни слова даже в сталинском «Кратком
курсе» (стр 226). События, относящиеся к защите Петрограда против армии
Юденича в ноябре 1919 г., вполне объективно описал оппонент Троцкого,
начальник военной секции ЦК РКП(б) Лашевич в своей книге «Борьба за
Петроград». Автор отмечает решающую роль Троцкого в организации обороны
Петрограда: «Присутствие Троцкого на месте сразу показало себя: надлежащая
дисциплина была восстановлена, и военные и административные учреждения
доросли до исполнения своих задач» (J. Deutscher, The Prophet Armed, I, p.
445, London 1954). Было бы излишним приводить цитату из книги Лашевича
полностью: она написана почти в духе панегирика военному и организационному
таланту Троцкого. Однако о роли Троцкого в организации обороны Петрограда
против «белых» из нового учебника истории КПСС читатель ничего не узнает.
В новом учебнике истории КПСС описываются также события, связанные с
военными действиями против армии ген. Деникина в 1919 г. Одновременно
упоминается о политике советского правительства в отношении Украины (стр.
302). Этот вопрос возник в связи с продвижением Красной армии по территории
Украины в конце 1919 г. и был обсужден на VIII Конференции РКП(б). Приведены
выдержки из резолюций названной конференции «О советской политике на
Украине» и «О советской власти на Украине»: «Неуклонно проводя принцип
самоопределения наций, ЦК считает необходимым еще раз подтвердить, что
РКП(б) стоит на точке зрения признания самостоятельности УССР».
В разъяснение этой резолюции VIII Конференции (о ней в «Кратком курсе»
не упоминается) авторы нового учебника пишут, что для борьбы с империализмом

был необходим тесный союз всех советских республик и что «определение форм
этого союза будет решено самими украинскими рабочими и трудящимися
крестьянами; в данное время отношения между РСФСР и УССР определялись
федеративной связью» (стр. 303).
Неосведомленному читателю может показаться странным, почему вдруг на
VIII Конференции РКП(б) возник украинский вопрос и почему понадобились
специальные резолюции названной конференции о политике большевиков в
отношении Украины. Краткое изложение событий в Истории КПСС не вносит
ясности в этот вопрос и может только вызвать у пытливого читателя
недоумение.
Затронув украинский вопрос, авторы Истории КПСС умышленно обошли
молчанием ситуацию, которая создалась на Украине в 1919 г. Три
антагонистические силы боролись в то время за Украину: 1. Правительство
Украинской Народной Республики, во главе с социалистами и при поддержке
армии, защищавшей независимость Украины; 2. Правительство РСФСР, пославшее
свою Красную армию для завоевания Украины; 3. «Белое» правительство ген.
Деникина, стремившееся свергнуть большевистскую власть и сохранить власть
России над Украиной. Весной и летом 1919 г. Украину охватило широкое
повстанческое движение против Красной армии, поддержанное армией Украинской
Народной Республики, которая вела наступление с запада. 31 августа 1919 г.
армия Украинской Народной Республики вступила в Киев. Массовое восстание
населения Украины против Красной армии было использовано «белой» армией
Деникина, продвинувшейся на территорию Украины с юго-востока. Население
Украины не примирилось с новым оккупантом, и восстание вспыхнуло с новой
силой и против армии Деникина под лозунгом независимости Украинской Народной
Республики. Принимая во внимание широкое национальное движение на Украине
против «белой» и «красной» России, Ленин провел на VIII Конференции
резолюции, в которых указаны меры для ослабления сопротивления украинских
народных масс большевистской диктатуре. Эти меры перечисляются в Истории
КПСС; среди них — передача земли безземельным и малоземельным крестьянам
(захватив Украину весной 1919 г., большевики начали создавать крупные
государственные хозяйства — совхозы); создание совхозов в строго
необходимых размерах, с учетом интересов крестьянства недопущение
какого-либо принуждения при объединении крестьян в коммуны, артели и т. п.
Надо обратить особое внимание и на следующее решение VIII конференции,
упоминаемое авторами Истории КПСС: «Шире привлекать бедноту и среднее
крестьянство к управлению государством, устранять все препятствия для
свободного развития украинского языка и культуры» (стр. 303). Эти слова
свидетельствуют о том, что советские оккупанты Украины в 1919 г. не
допускали большинство населения Украины к управлению государством и
препятствовали свободному развитию украинского языка и культуры.
Чтобы усыпить бдительность украинских народных масс, взявшихся за
оружие в защиту своих национальных прав и экономических интересов, вожди
РКП(б) добились на VIII Конференции утверждения резолюций, в которых было
обещано изменение политики партии на Украине.
Авторы Истории КПСС утверждают, будто «резолюция VIII Конференции о
советской власти на Украине оказала большую помощь коммунистам Украины и
укрепила дружбу народов». Это образец лицемерной пропаганды, которой
изобилует новый учебник истории КПСС: фактически великодержавная политика
русской большевистской власти на оккупированной Украине в 1920 г. не
изменилась и вызвала новые массовые восстания. Какой характер имело
«освобождение Украины» Красной армией в конце 1919 г., можно убедиться из
резолюции совещания Коммунистической партии Украины в Гомеле в октябре 1919
г.: «Движение на юг и организация советской власти на Украине будет возможна
только с помощью регулярных дисциплинированных военных частей (отнюдь не
местного происхождения)» («Лiтопис Революцii» 6, Харьков 1926).

19. Движение Красной армии на Кавказ и война с Польшей

Раздел четвертый IX главы заканчивается упоминанием об «освобождении»
Красной армией Азербайджана в апреле 1920 г., Армении в ноябре 1920 г., и
Грузии в феврале 1921 г. «По указанию советского правительства на помощь
трудящимся Азербайджана пришли войска Красной армии», — лаконически
сообщают авторы Истории КПСС. Подобным образом были так же «освобождены» от
свободно избранных демократических правительств Армения и Грузия. Лицемерно
звучит совет Ленина большевистскому комиссару Орджоникидзе, сыгравшему
активную роль в оккупации Красной армией Грузии в 1921 г., — «относиться с
особым уважением к суверенным органам Грузии и оказывать специальное
внимание в обращении с грузинским населением» (В. И. Ленин, Сочинения, т.
XXXII, стр. 137). Авторы Истории КПСС утверждают, будто бы «в феврале 1921
года трудящиеся Грузии свергли меньшевиков» (стр. 304). Фактически
грузинская армия две недели сдерживала наступление превосходящих сил Красной
армии. Население Грузии и после советской оккупации продолжало
сопротивление. Наиболее ярким выступлением против большевистского режима,
принесенного в Грузию на штыках Красной армии, было восстание в августе 1924
г. Оно было задушено с необычайной жестокостью. В защиту порабощенной Грузии
выступили лидеры социалистических партий западноевропейских стран —
Макдональд, Гендерсон, Вандервельде и особенно Карл Каутский, написавший
книгу о Грузии (Georgien, eine sozialdemokratische Bauernrepublik, Berlin
1922). В ответ на протесты западных социалистов Политбюро РКП(б) поручило
Троцкому написать брошюру для оправдания нападения Советской России на
Грузию (Between Red and white, London 1922). Об этих фактах в новой Истории
КПСС, как и в прежнем «Кратком курсе», ничего не сообщается советскому
читателю: он не должен знать больше того, что предписывает партийное
руководство.
В пятом разделе IX главы Истории КПСС изложены политические и военные
события 1920 г. Здесь приведена цитата из книги Ленина «Детская болезнь
«левизны» в коммунизме», как поучение коммунистам всех стран — подражать
«русскому образцу»: «Русский образец показывает всем странам кое-что, и
весьма существенное, из их неизбежного и недалекого будущего» (стр. 310).
Цитирование этой фразы Ленина в новом учебнике истории КПСС (в «Кратком
курсе» этой цитаты нет) указывает на большую самоуверенность его заказчиков.
«Русский образец» считается теперь наилучшим примером «построения
социализма»; к коммунистам, которые в разных странах ищут своих «путей к
социализму», независимо от «русского образца», в Москве относятся
подозрительно и даже враждебно (например к Югославии).
Любопытным отклонением от «Краткого курса» является описание в новом
учебнике истории КПСС событий, связанных с войной Советской России против
Польши в 1920 г. В прежнем, сталинском «Кратком курсе» вина за неудачи
Красной армии в этой войне приписана Троцкому, Тухачевскому и их сторонникам
в главном штабе Красной армии, которые якобы «сорвали успехи Красной армии»
(стр. 231, изд. 1945 г.). В «Кратком курсе» утверждается, будто бы Троцкий,
председатель Реввоенсовета, «воспретил взять Львов» конной армии Буденного,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32