Рубрики: ПОЛИТИКА

книги про политиков, репрессии

Новая «История КПСС»

ПОЛИТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

«марксистской партии» в русских условиях, 1-й раздел II главы Истории КПСС
имеет подзаголовок «Начало ленинского этапа развития марксизма».
Следует отметить важную деталь в Истории КПСС, связанную с критикой
ревизионизма Эдуарда Бернштейна и других. Признавая за Лениным право
создавать его «ленинский этап развития марксизма», авторы Истории КПСС,
однако, отрицают право ревизии марксизма другими. В «Кратком курсе» истории
ВКП(б) ревизионизм Бернштейна упоминается на стр. 24, но сущность взглядов
Бернштейна там не изложена. В новой Истории КПСС ревизионизм Берншгейна
изложен на стр. 43 в следующих словах: «Ревизионисты отрицали возможность
обосновать необходимость и неизбежность социализма и объявили
несостоятельным само понятие «конечная цель рабочего движения», — т. е.
коммунизма. Они отрицали растущую нищету масс и обострение капиталистических
противоречий. Они требовали отказа от основных положений марксизма — от
теории классовой борьбы, от социалистической революции, от диктатуры
пролетариата. Вождь ревизионизма немецкий социал-демократ Бернштейн заявлял:
«Конечная цель — ничто, движение — все», — т. е. главным для
оппортунистов было добиться от господствующих эксплуататорских классов
реформ, незначительных улучшений для рабочих, не затрагивая основ
капитализма. Оппортунисты стремились превратить социал-демократию из партии
социальной революции в партию социальных реформ».
Это изложение взглядов Бернштейна и его сторонников не совсем точно.
Бернштейн не отрицал классовой борьбы. Именно для успеха рабочего класса в
борьбе за улучшение его положения он считал необходимым его «движение».
Бернштейн не отрицал социализма как конечной цели рабочего движения. Он
только не верил во внезапное, революционное претворение капиталистического
строя в социалистический. Идею «диктатуры пролетариата», которая упоминается
в сочинениях Маркса-Энгельса, Бернштейн отверг безусловно. Эдуард Бернштейн
довольно долго жил в Англии, где сблизился с деятелями Фабианского общества
(Fabian Society). Здесь окончательно сформировались его «реформистские»
взгляды, которые в настоящее время приняли социалистические партии всех
стран мира. Слова «диктатура пролетариата» были приняты единственно в
программу Российской Социал-демократической партии. Взгляды Бернштейна,
между прочим, легли в основу политической и социальной программы
Социалистического Интернационала, принятой на Конгрессе во Франкфурте в 1951
г.
Утверждение авторов Истории КПСС, будто бы социалисты-реформисты хотели
добиться только «незначительных улучшений для рабочих», является искажением
действительности. Фактически политические и экономические организации
рабочих в свободных индустриальных странах достигли больших успехов в борьбе
за повышение своего жизненного уровня. Эти достижения являются реальным
опровержением Марксовой теории «обнищания пролетариата», которой остаются
верны коммунисты всех стран до сих пор, вопреки действительности. Теория
обнищания пролетариата нужна коммунистам, так как вследствие ухудшения
положения рабочих возрастает среди них недовольство и возникают
революционные настроения.

Необходимо отметить некоторые фактические неточности, встречающиеся во
II главе Истории КПСС. Например, на стр. 42 упоминается о революционном
движении среди крестьянства в 1902 г. — в двух губерниях Украины
(Полтавской и Харьковской), а также в Саратовской губернии. История КПСС
приписывает аграрные беспорядки «безысходной нужде» крестьянства. В
действительности крестьянство в упомянутых трех губерниях находилось в
гораздо лучшем положении, чем, например, земледельцы центральной черноземной
области России, где в то время происходило «вымирание деревни» (название
книги позднейшего депутата Государственной Думы А. И. Шингарева, вышедшей в
1909 году). Революционное движение имело корни среди более развитых и часто
даже состоятельных крестьян, которые чувствовали опасность ухудшения своего
положения вследствие возраставшего малоземелья и надеялись на улучшение
своего быта через раздел крупного землевладения. Это подтверждают ныне
живущие свидетели — участники аграрного движения на Украине в 1902 г. —
деятели Революционной Украинской Партии (Украинская Социал-демократия):
Борис Мартос (США), Андрей Жук (Вена) и Александр Коваленко (Женева).
Недовольство своим положением среди крестьянства Украины создало
благоприятную почву для пропаганды Революционной Украинской Партии в 1902 г.
О выдающейся роли Революционной Украинской Партии в аграрном движении 1902
г. упоминают официальные сообщения царской администрации, боровшейся с
аграрным движением на Украине (О. Гермайзе, Револющйна Украшська Парт1я»,»,
Киев 1925). Авторы Истории КПСС, склонные находить в прошлом влияние
большевистских организаций даже там, где о нем не было и помина, в данном
случае не сочли выгодным для КПСС отметить участие Украинской
Социал-демократии в аграрном движении на Украине в 1902 г.
На стр. 43 встречаем другую умышленную неточность, допущенную авторами
Истории КПСС. Упомянув Сергея Прокоповича и Екатерину Кускову, как авторов
декларации «Credo», ставившей для рабочих на первый план организованную
борьбу за улучшение их экономического положения, История КПСС утверждает,
что Кускова и Прокопович стали позднее «кадетами» (членами
конституционно-демократической партии), а в советское время —
«белоэмигрантами». В действительности, Кускова и Прокопович до
большевистского переворота принадлежали к партии Народных социалистов. В
1922 г. правительство Ленина выслало Прокоповича, Кускову и несколько
десятков других деятелей левого лагеря за границу без права возвращения на
родину. В этой вынужденной ссылке Кускова и Прокопович стояли отдельно от
«белой» (монархической) эмиграции, принадлежа к социалистическому лагерю.
Во второй главе Истории КПСС описывается развитие
социал-демократической газеты «Искра», в которой руководящее место занимал
Ленин. В отличие от «Краткого курса», в Истории КПСС встречаем новый абзац о
защите газетой «Искра» права народов на самоопределение (стр. 53). Наряду с
этим История КПСС восхваляет «Искру» за то, что она «непримиримо воевала
против еврейских, польских и других мелкобуржуазных националистов, вносивших
национальную рознь в среду рабочих».
Авторы Истории КПСС умышленно скрывают под названием «мелкобуржуазных
националистов» социалистические партии нерусских народов России, которые
стремились сохранить свою независимость от Российской Социал-демократии
(Всеобщий Еврейский Социал-демократический Союз — «Бунд», Польская
Социалистическая Партия, Украинская Социал-демократия и др.).
Ленин относился враждебно к социалистам нерусских народов России,
основавших свои рабочие партии, независимые от РСДРП, и называл эти партии

«националистическими», себя же — «интернационалистом». Целью Ленина было —
объединить под главенством русских социал-демократов социалистические
организации всех народов России. Все социалисты, противившиеся этому, были в
глазах Ленина «мелкобуржуазными националистами». Признание за каждой нацией
права самой определять свою судьбу, которое «Искра» на словах отстаивала,
оставалось только агитационным средством. Практически Ленин в той же «Искре»
выступал в 1903 г. против независимости Польши, за которую боролись польские
социалисты: «Только социальная революция пролетариата поставит конец всякого
рода социальному угнетению, в том числе и национальному порабощению». В
«Искре» от 15 июля 1903 г. Ленин развивал свою теорию решения национального
вопроса в том смысле, что социал-демократия должна требовать самоопределения
не для народов, а «только для пролетариата каждой национальности». «Мы
должны всегда и решительно стремиться к наиболее тесному объединению
пролетариата всех национальностей и только в отдельных исключительных
случаях можем ставить и поддерживать требования, стремящиеся к созданию
нового классового государства или к замене государственного политического
единства более слабой федеративной связью или подобными … Именно этим
интересам классовой борьбы мы должны подчинить требование национального
права на самоопределение».
Единое централизованное многонациональное государство — Россия —
должно было, по мнению Ленина, создать и единую централизованную
социал-демократическую партию, включающую все национальности этого
государства. Авторы Истории КПСС развивают мысль Ленина, что «только тесный
союз рабочих угнетенных наций с русским пролетариатом … обеспечит полное
политическое и экономическое освобождение трудящихся» (стр. 53). Однако
каким-то образом при этом совершенно отпадает национальное освобождение
трудящихся угнетенных народов. Очевидно комментаторы ленинских теорий в
Истории КПСС относятся к лозунгу национального самоопределения угнетенных
народов только как к средству пропаганды. Единая централизованная
социал-демократическая партия России, включающая все народы империи, нужна
была Ленину как средство затормозить всякого рода стремления угнетенных
народов к отделению от России. Требуя включения социалистических партий
нерусских народов в РСДРП, Ленин имел также целью лишить угнетенные народы
России самой революционной их части — организованного рабочего класса.
Рабочие угнетенных народов Росии, став органической частью РСДРП, подпадали
под влияние и дисциплину русского большинства.
Русские социал-демократы, почти без исключения, считали, что отдельные
социалистические партии в Российской империи — еврейские, польский,
украинские и т. д. — сеяли «национальную рознь среди рабочих». Им ничего не
говорил пример многонациональной Австрии, где социал-демократическое
движение, организованное по национальному принципу, было элементом,
осуществлявшим равноправие народов этого государства.
История КПСС дает несколько иную формулировку отношения II съезда РСДРП
к требованиям Всеобщего Еврейского Соц. Дем. Союза (Бунда) по
организационному вопросу. «Съезд отверг национальный принцип федерации в
строительстве партии», — утверждают авторы Истории КПСС. Называя
строительство социал-демократической партии России на основах федерации
отдельных национальных групп «национализмом», авторы Истории КПСС считают
централизм в построении партии равнозначущим с «пролетарским
интернационализмом» (стр. 57).
В отношении к социалистическим партиям разных народов России не было
различия между Лениным и Плехановым. Автору этих строк рассказывал Мыкола
Ганкевич, покойный лидер Украинской Социал-демократической Партии Галиции и
Буковины (бывшие провинции Австрии), о следующем эпизоде на Конгрессе
Социалистического Интернационала в Амстердаме в 1904 г. Встретив на съезде
делегата Революционной Украинской Партии (Украинская Социал-демократия) из
царской России Евгения Голицинского, а также М. Ганкевича, представителя
Украинской Социал-демократической Партии Австрии, Плеханов сказал, что
отдельная Украинская Социал-демократическая Партия в России не нужна, что
она должна влиться в Российскую Социал-демократическую Партию. Для
обоснования своего мнения, Плеханов привел лозунг из Коммунистического
Манифеста Маркса и Энгельса: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь»…
В сравнении с «Кратким курсом» 1938 г., новая История КПСС уделяет
гораздо больше места национальному вопросу. «Краткий курс», излагая историю
II съезда РСДРП, только вскользь, на стр. 40-й, упоминает о дискуссиях на
этом съезде по национальному вопросу. В Истории КПСС национальный вопрос
более подробно излагается на страницах 56—53. То же относится и к диктатуре
пролетариата: в Истории КПСС эта проблема изложена более подробно, чем в
«Кратком курсе». Авторы Истории КПСС заявляют, что «принятая на II съезде
программа была марксистской программой революционной пролетарской партии, в
корне отличной от программ западноевропейских партий. Это была тогда
единственная в мире программа рабочей партии, в которой сформулирована идея
диктатуры пролетариата» (стр. 59). Как указывает История КПСС, на II съезде
РСДРП Плеханов проявил колебания в вопросе о диктатуре пролетариата. Эти
колебания состояли в том, что «Плеханов растворял пролетариат в общей массе
трудящхся и не подчеркивал, что рабочий класс может и должен объединить
вокруг себя всех угнетенных капиталом». Отсутствовала у него и мысль о
«руководстве партии классовой борьбой пролетариата» (стр 55). Из этого
явствует, что Плеханов — первый пропагатор учения Маркса в России, —
отстаивал традиционную точку зрения марксизма на «диктатуру пролетариата»
как на состояние, а не систему партийной диктатуры, которую имел в виду
Ленин.
Некоторые противники Ленина в РСДРП сразу поняли опасность диктатуры, к
которой стремился Ленин. Например, меньшевик Мартынов писал в газете «Искра»
в 1905 г., что Ленин, выдвигая лозунг диктатуры, «страстно желает попытать
счастья» (с. 103). Ленин на замечание Мартынова ответил, что это
«вульгарно-буржуазная точка зрения», так как «буржуа понимает под диктатурой
отмену всех свобод и гарантий демократии, всяческий произвол и всякое
злоупотребление властью в интересах личности диктатора» (В. И. Ленин, Две
тактики социал-демократии в демократической революции, Сочинения, 3 изд., т.
8, стр. 119). К сожалению, «вульгарно-буржуазная точка зрения» на диктатуру
была правильна: диктатура большевиков действительно привела к отмене всех
свобод, к произволу и злоупотреблению властью в интересах диктаторов. Этому
помог и сам Ленин, дав определение диктатуры как власти, не ограниченной
никакими законами, опирающейся в прямом смысле на физическое насилие. При
такой системе о «гарантиях демократии» вообще говорить не приходится.
Авторы нового учебника истории КПСС не привели мотивов Ленина,
побудивших его к защите партийной диктатуры над трудящимися. Как известно,
диктатура, по Ленину, необходима, так как, по его мнению, рабочий класс не
способен пойти далее защиты своих профессиональных интересов, далее
«тред-юнионизма». Социалистическое сознание рабочему классу приносят
«профессиональные революционеры». Эти профессиональные революционеры
составляют ядро партии, призванной осуществлять «диктатуру пролетариата».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Новая «История КПСС»

ПОЛИТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Панас Феденко: Новая «История КПСС»

5. XIII съезд ВКП(б)

В то время как в «Кратком курсе» XIII съезду партии отведено всего
полстраницы (стр. 257), в новом учебнике истории КПСС этой теме посвящен
целый (6-й) раздел. Авторы отмечают, что количество членов партии со времени
XII съезда выросло почти вдвое. На это обстоятельство указывает также
Троцкий в своих сочинениях, причем он объясняет победу группы Сталина над
«троцкизмом» приливом новых членов в партию. Неискушенные в коммунистической
политграмоте, незнакомые с историей партии и с ролью Троцкого в Октябрьском
перевороте, прельстившиеся теплыми местами в государственном аппарате,
которые обеспечил Сталин, его аппаратчики беспрекословно следовали за своим
«генеральным секретарем». На них не действовали никакие аргументы Троцкого и
его сторонников. Авторы Истории КПСС с удовлетворением отмечают, что на XIII
съезде, в апреле—мае 1924 г., «не было ни одного оппозиционного
выступления». Это и понятно: Сталину и его друзьям, как мы уже заметили,
удалось подготовить съезд из «аппаратчиков», послушных дирижерской палочке
«генерального секретаря» партии.
В шестом разделе Х главы приведены некоторые цитаты из ленинского
предсмертного «Письма к съезду», которое называют его политическим
завещанием. В «Письме к съезду» больной Ленин дал характеристику выдающимся
членам партии, в том числе и Сталину. Составители Истории КПСС утверждают,
что это письмо было оглашено «на съезде отдельно в каждой делегации». В этом
можно сомневаться. «Завещание» Ленина было напечатано впервые в 1924 г. в
заграничном органе русских социал-демократов «Социалистический Вестник». Б.
Николаевский сообщает, что текст «Письма к съезду» переслал за границу
неизвестный сторонник меньшевизма, работавший в секретариате ЦК ВКП(б) в
Москве и погибший в дальнейшем в результате большевистского террора. Во
всяком случае, «Завещание» Ленина было скрыто от партийной общественности.
Показательно, что упоминание о ленинском «Письме к съезду» отсутствует в
«Кратком курсе».
Известный французский публицист Борис Суварин, автор биографии Сталина,
вышедшей в 1930 г., в письме в редакцию журнала «Социалистический Вестник»
(Нью-Йорк, апрель 1960 г.) сообщает, что он получил в Париже полный текст
завещания Ленина, переданный Н. Крупской. Этот текст был опубликован Максом
Истменом.
Из характеристики отдельных выдающихся деятелей партии, которую дал
Ленин в своем «Письме к съезду», авторы Истории КПСС цитируют лишь главные
места, невыгодные для Каменева, Зиновьева, Сталина, Бухарина и Троцкого. При
этом авторы нового учебника попытались сделать из «Завещания» Ленина
практические выводы, в которых они явно стремятся оправдать и лично Сталина,
и его политику. Иной цели не могла иметь фраза, которую находим на стр. 362:
«Только твердость и непримиримость В. И. Ленина, Центрального Комитета
партии в борьбе против штрейкбрехерства Зиновьева и Каменева в период
Октября, против предательской и гибельной политики Троцкого и Бухарина в
период Бреста, против их антипартийной линии и фракционности во время
дискуссии о профсоюзах обеспечили проведение правильной линии партии и
монолитность ее рядов, что являлось условием победы Октябрьской революции и
защиты ее завоеваний». Здесь авторы умышленно смешивают имена и даты,
намеренно не говоря о том, что на XIII съезде, после смерти Ленина, Каменев
и Зиновьев были вернейшими соратниками Сталина в борьбе против «троцкизма»
и, следовательно, защищали, по официальной версии, «правильную линию
партии».
Нельзя согласиться с характеристикой тактики Троцкого и Бухарина, как
«предательской», в период мирных переговоров с Германией в Бресте в 1918 г.
Это общее осуждение разновременных противников Сталина в партии можно
рассматривать только как попытку смягчить характеристику личности Сталина в
ленинском «Письме к съезду». Ленин писал, что Сталин, как генеральный
секретарь партии, «сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не
уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью».
Ленин, как видно из этого письма, сам был напуган последствиями, логически
вытекавшими из его определения диктатуры как власти, не ограниченной
никакими законами и в прямом смысле опирающейся на физическое насилие. Ленин
не видел противоречия между личной диктатурой и «советской демократией»,
поскольку это относилось к нему самому. «Советская социалистическая
демократия не противоречит никоим образом диктатуре. Воле класса иногда
дается диктатором действенное выражение.» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 30,
стр. 444). Но он не мог мириться с мыслью, что после него иной будет
пользоваться «необъятной властью», которая исходила из принципа диктатуры.
Ленин хотел видеть на посту генерального секретаря партии человека, который
бы был «более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к
товарищам, меньше капризности и т. д. Это обстоятельство может показаться
ничтожной мелочью», но — «это не мелочь, или это такая мелочь, которая
может получить решающее значение» (стр. 363).
Личные качества политического деятеля в демократическом государстве,
где никто не имеет «необъятной власти», не могут решающим образом влиять на
судьбу народа. Политик, не терпящий иных, кроме своих, убеждений,
нелояльный, грубый и капризный, в демократическом обществе не имеет шансов
достигнуть власти или, если и достигнет ответственных постов, долго
удержаться на них не может. При режиме диктатуры, наоборот, по правильному
определению Ленина, такая «мелочь», как личные качества человека,
наделенного неограниченной властью, «может получить решающее значение».
Авторы Истории КПСС оправдывают решение XIII съезда, постановившего,
вопреки предложению Ленина, оставить Сталина на посту генерального секретаря
партии. При этом приводится довольно странная мотивировка: «Освобождение И.
В. Сталина с поста генерального секретаря ЦК могло быть использовано
троцкистами во вред партии, марксизму-ленинизму, во вред строительству
социализма в СССР» (стр. 363). Итак, следуя логике авторов Истории КПСС,
успех «строительства социализма в СССР» зависел от того, останется ли на
посту генерального секретаря коммунистической партии грубый и нелояльный
человек, сосредоточивший в своих руках «необъятную власть».
Конечно, ссылки в новом учебнике на «мелкобуржуазный уклон троцкизма» и
на чистоту учения «марксизма-ленинизма», хранителем которого объявлен
Сталин, не могут опровергнуть того факта, что идейные «ярлыки», которыми
вооружались соперничавшие между собой в ВКП(б) группы, прикрывали их борьбу
за власть.
Группа Сталина, победившая оппозицию в партии, имела возможность
продиктовать свою волю и V Конгрессу Коммунистического Интернационала в июле

1924 г., который вслед за XIII съездом признал «троцкизм» мелкобуржуазным
уклоном.
Торжествуя победу над «троцкизмом» на XIII съезде партии, авторы
Истории КПСС обращают одновременно внимание на опасность со стороны
крестьянства, которое они именуют «кулачеством». Влиянию «кулаков» учебник
новой истории КПСС приписывает также восстание в Грузии в августе 1924 г.,
во главе с грузинскими социал-демократами. Это движение авторы Истории
называют «мятежом против советской власти», хотя грузинские патриоты
выступали не только против коммунистической диктатуры, но и за
восстановление независимости демократической Грузии. Чтобы опорочить борьбу
грузинского народа за свое освобождение, авторы Истории КПСС утверждают,
будто «меньшевики получали материальную помощь от иностранной буржуазии»
(стр. 364).
Следует отметить, что советское правительство решило послать свои
войска для оккупации Грузии в 1921 г. также вследствие уверенности, что
Грузию западные государства защищать не будут, и, хотя эта демократическая
республика была признана многими западными правительствами, она пала, так
как «буржуазные» правительства Запада ее не поддержали. Теперь, через 35 лет
после восстания грузинского народа против притеснителей, авторы Истории КПСС
открыли, что грузинским борцам за независимость оказывала «материальную
помощь иностранная буржуазия».

6. Идеологическая борьба групп Троцкого и Сталина

Изложение дискуссии сталинцев с троцкистами, продолжавшейся с осени
1924 г., в связи с выходом брошюры Троцкого «Уроки Октября», занимает
значительную часть шестого раздела Х главы. Эта схоластическая дискуссия
отражала, как уже было выше сказано, борьбу указанных двух групп за влияние
в партии. При этом со стороны противников «троцкизма» делались все усилия
чтобы умалить заслуги Троцкого, связанные с победой большевизма в октябре
1917 г. Необходимо также отметить, что авторы Истории КПСС, следуя
укоренившейся традиции, замалчивают, что в борьбе с Троцким Сталину усердно
помогали тогда Зиновьев и Каменев, казненные в 1936 г. как «враги народа».
Насколько неосторожно и неумело составлялась новая История КПСС, видно хотя
бы из того, что авторство полемической брошюры «Троцкизм или ленинизм?»,
написанной в ответ на «Уроки Октября» Троцкого, приписано одному Сталину
(стр. 366). В действительности, на обложке этой брошюры, изданной в Москве в
1925 г., указаны два ее автора: Л. Каменев и И. Сталин. Поскольку Каменев
позже, увидев опасность в «необъятной власти» Сталина, пошел на соглашение с
Троцким, авторы нового учебника не сочли возможным назвать его имя в числе
защитников «ленинизма» против «троцкизма» в 1924—1925 гг.
Кроме борьбы за власть, у Троцкого и его сторонников были расхождения
со сталинским большинством в партии и во взгляде на судьбу большевистского
государства. Троцкий не верил в возможность построения социализма в
хозяйственно и культурно отсталой стране, какой был в то время Советский
Союз. Следуя марксистской традиции, Троцкий надеялся, что революция в
промышленных странах Европы выведет СССР из тяжелого положения. Поэтому он и
проповедывал «перманентную революцию». Как было выше указано, Ленин тоже,
готовясь к захвату власти в России в 1917 г., главную надежду возлагал на
мировую (или хотя бы европейскую) революцию. Реалист по складу ума, Ленин в
скором времени увидел, что ожидаемая пролетарская революция «запоздала», и
обратил главное внимание на всемерное укрепление в России власти своей
партии. Этим путем шел и Сталин и его «аппаратчики», решившие, что «синица в
руках» (диктатура партии в России) ценнее проблематического
революционно-пролетарского «журавля» в европейских «небесах». Идея
«перманентной революции», которую защищал Троцкий, конечно, не была призывом
к капитуляции перед капитализмом, как об этом пишут авторы Истории КПСС в
седьмом разделе Х главы (стр. 367). Эта идея содержала в себе известную долю
революционного авантюризма, которому не был чужд и Ленин в 1920 г., во время
наступления Красной армии на Варшаву, и весной 1919 г., когда советское
правительство готовилось оказать военную помощь коммунистической революции в
Венгрии. По словам В. Антонова-Овсеенко, этот план расстроился из-за
восстания против Красной армии украинских дивизий весной 1919 г. Этими
дивизиями командовали Григорьев и Махно, которые, хотя и признавали принцип
«советской власти», однако не могли примириться с хозяйничаньем на Украине
коммунистического правительства, присланного Лениным из России (В.
Антонов-Овсеенко, Записки о гражданской войне, том IV, Москва 1933).

7. Дискуссия о «путях к социализму»

В седьмом разделе Х главы приводятся некоторые данные об успехах
сельского хозяйства в результате введения новой экономической политики.
Здесь констатируется рост заработной платы в промышленных предприятиях
и рост потребления в среде крестьянства. Когда народное хозяйство СССР стало
восстановливаться после своего разорения в результате гражданской войны, в
рядах партии снова разгорелась дискуссия о путях страны к социализму.
Излагая события, предшествовавшие XIV съезду партии в конце 1925 г., авторы
Истории КПСС останавливаются на дискуссии между группой Сталина и
«троцкистами», к которым в то время присоединились старые большевики —
Зиновьев и Каменев, а также Карл Радек. В «Кратком курсе» эта дискуссия
затронута очень мало. Из объяснений авторов Истории КПСС явствует, что
взгляды Троцкого, Зиновьева и других отличались от взглядов Сталина неверием
в возможность построения социалистического хозяйства в отсталой крестьянской
стране. Из этого вытекала, с их точки зрения, необходимость продвижения
пролетарской революции в индустриальные страны Западной Европы, чтобы
сделать социалистическую революцию «перманентной». Поэтому нельзя
согласиться с толкованием позиции «троцкизма» со стороны авторов нового
учебника истории КПСС (стр. 372): «С точки зрения троцкистов, рабочему
классу оставалось только одно — идти с повинной на поклон к капиталистам».
Таких мыслей не высказывали ни Троцкий, ни ему сочувствующие коммунисты.
Известно, что идея ускоренной индустриализации СССР при помощи нажима на
крестьянство принадлежит Троцкому. Сталин, изолировав Троцкого в партии и
добившись его изгнания из СССР, начал осуществлять этот план
индустриализации в «пятилетках».
Троцкий, Зиновьев и другие считали государственную промышленность
Советского Союза не социалистической, а государственно-капиталистической.
Правящая группа ВКП(б) обвиняла Троцкого и его единомышленников в том, что
этим они изменяют «ленинизму». Теоретические дискуссии между обеими группами
были идеологическим прикрытием борьбы за власть в партии и в стране. Сталин
со своими «аппаратчиками» сумел, опираясь на большинство в партии, устранить
от влияния на политику самых выдающихся «старых большевиков», сместив их с
разных постов в государственном аппарате. Отстранить от власти Сталина было
бы возможно лишь в случае, если бы партийное большинство убедилось, что его

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32