Рубрики: ФАНТАСТИКА

фентези, фантастика, фантастические повести

Смерть или слава

ФАНТАСТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

на мой взгляд, мыслей.
Встал коренастый малый с красной, как помидор, рожей. Шадрин с минуту
мучительно вспоминал его фамилию, которую когда-то слышал, и вскоре
вспомнил: Самохвалов. Точно, Самохвалов. Он вечно торчал около Гордяева во
время переговоров — во всяком случае во время переговоров Гордяева с
Шадриным он неподвижно, как манекен, отсидел в углу на диване.
— Проблема устранения кого-либо из старших офицеров на подобном корабле
упирается в несколько довольно неприятных препятствий. К счастью, даже их
возможно преодолеть.
В нашем случае все упирается в управление охранными роботами, в
информационную службу, которая выведывает и упреждает любые беспорядки, и
вообще в то, что старших офицеров корабль слушается охотнее, чем нас, и
предоставленные им возможности полнее и шире, нежели предоставленные нам.
Несложные размышления приводят нас к печальному выводу, что когда хотя бы
один из старших офицеров на вахте, когда он подключен к кораблю, бунт
заранее обречен на провал.
Напрашивается вывод: нужно ловить момент, когда все старшие офицеры, а
желательно — и их окружение с высокими индексами доступа, будет отключено от
корабля. Наши же люди — напротив, будут подключены.
Обычным порядком такую ситуацию не дождаться, но ее можно и нужно
создать искусственно. Естественно, потребуется некоторое время на
подготовку.
Во-первых, нам придется разжечь недовольство старшим офицерством в
массах, в жилых секторах. Различными путями — можно на короткое время
повредить сервис-системы связанные, например, с питанием или с производством
спиртного. Распустить слухи о полном запрете на вахты, параллельно со
слухами, что верхушка пользуется доступом к биоскафандрам и кораблю
неограниченно, довести людей до массовых беспорядков, и, в решающий момент
потребовать встречи с капитаном и старшими офицерами лично, где-нибудь на
территории жилых секторов. Причем требовать встречи в полном составе — если
все проделать правильно, они пойдут на это. Вынуждены будут пойти.
Можно попробовать спровоцировать капитана действительно на полный
запрет любых вахт — и это осуществимо при правильном подходе. В этом случае
охранные роботы вообще не придут на помощь капитану. Есть несколько путей…
Шадрин слушал, едва только не раскрыв рот. Черт возьми! Головастые
малые все-таки вьются около директората! Вещи, которые еще полчаса назад
представлялсь пустопорожним трепом вдруг начинали казаться реальными и
возможными, стоит только немного поднапрячься. Негромкий голос, исполненный
уверенности и смутной гипнотической силы, звучал в зале, и дело замены
капитана вдруг начало обретать черты реального последовательного плана.
Место совещания за этот вечер меняли трижды, а Самохвалов все излагал и
излагал подробности и варианты будущих действий. Шадрин поневоле увлекся.
Всерьез.

48. Павел Суваев, старший офицер-аналитик, Homo, крейсер Ушедших «Волга».

В десять минут шестого Суваев чмокнул жену в щеку и выскользнул в
коридор жилого сектора старших офицеров. Из каюты напротив как раз выходили
Курт Риггельд и Юлька Юргенсон. Юлька улыбалась, а Курт хмурился и нервно
оглаживал тяжеловесную кобуру на поясе.
Суваев тоже потрогал кобуру — уже недели три как не пустую. Капитан
Савельев в который раз продемонстрировал недюжинную прозорливость, раздав
своему ближайшему окружению оружие.
Беспорядки в жилых секторах экипажа начались спустя какую-нибудь неделю
после вооружения. По кораблю ползли слухи один глупее и нелепее другого, но
волжане им почему-то охотно верили; а неожиданная остановка сервис-систем
едва не вызвала взрывной голодный бунт. Двое с лишним суток Артур Мустяца
провел в биоскафандре, в единении с кораблем, и вывалился из шкафа выжатый,
как лимон. Как наркоман после передозировки.
Но систему он все-таки оживил со своими обормотами-подчиненными.
— Привет, Суваев, — поздоровалась Юлька. — На встречу?
— Ага.
Риггельд просто кивнул, и не проронил ни слова.
Втроем офицерство влезло в приветливое нутро транспортной платформы; с
недавних пор платформы переделали из простых летающих и прыгающих сквозь
пространство плоскостей в копии вездеходов или автомобилей — с кабиной,
дверцами, сидениями. Суваеву нравилось это новшество. Тем более, что
платформы продолжали исправно прыгать по кораблю, словно чудесные
пассажирские блохи.
— Где сборище-то? — недовольно поинтересовался Риггельд. — Дожились,
Donnerwetter! Митинги на борту!
— В жилых… На площади, — подсказала Юлька с готовностью.
— Какой еще площади? — удивился Риггельд.
Юлька улыбнулась и потерлась щекой о его плечо.
— Ну, там зал такой есть здоровый, где Мустяца фонтан выращивал,
помнишь? Вот, это место теперь площадью и называют.
— А… — дошло до Риггельда. — Фингерный зал. Знаю.
— Его расширили, кстати, — уточнил Суваев. — Площадь теперь — самое для
него подходящее название. Особенно, когда фонтан запустили.
Вездеход вырулил в транспортный рукав и резко увеличил скорость. Далеко
впереди мерцали габаритные огни еще одного. Полумрак рукава захлестнул
кабину, и только бессмысленное свечение под лобовым стеклом, там, где
полагалось находиться приборной доске, тщетно пыталось этот полумрак
разогнать.
«Сейчас прыгнем», — подумал Суваев, по привычке пытаясь уловить момент
перехода на финишный участок.
Насколько он знал, это еще никому не удавалось — уловить момент прыжка.
Впереди замаячило размытое пятно света — транспортный рукав вливался в
пузырь-распределитель. Здесь перекрещивались несколько рукавов. Передняя
платформа как раз нырнула в это световое пятно, и оранжевые габаритные огни
тотчас поблекли.
А потом вспыхнули алые пятна экстренного торможения, и с некоторым
опозданием донеслись звуки выстрелов и глухой удар — передняя платформа
вильнула в сторону и ткнулась в стену пузыря. Захлопали дверцы, и кто-то
закричал злым надсадным голосом, а потом снова затрещали выстрелы из бласта.

— Что такое, черт возьми! — Суваев подобрался, как ныряльщик перед
прыжком. Бласт словно бы сам собой перекочевал из кобуры в руку.
Они как раз приблизились к пузырю, внешне похожему на большой
стеклянный шар, в котором змеились хитроумные многоуровневые развязки
нескольких тоннелей. Платформа с помятым корпусом приткнулась к
неповрежденной стене пузыря, оторванная с мясом дверца валялась рядом.
Внутри платформы-вездехода сидела Яна Шепеленко, бледная, но решительная, и
в руке ее мелко плясал бласт «Витязь».
— А, — сказала она с нескрываемым облегчением, — это вы…
Суваев обернулся — Юлька и Риггельд, тоже вооруженные, стояли чуть
позади него.
— Что за стрельба? — поинтересовался Суваев. — Прям, как дома…
— Не знаю, — Янка качнула головой. — Мы ехали на сборище… Я, Смагин и
Рома. Тут нас обстреляли — во-он оттуда. Рома со Смагиным погнались.
— Кто стрелял-то хоть, видели? — угрюмо спросил Риггельд.
— Не знаю. Тип какой-то, в обычном комбезе. Шарахнул несколько раз, и
наутек пустился.
Суваев внимательно глянул на увечную платформу. В лобовом стекле
виднелись четыре аккуратненьких овальных отверстия.
— Кто сидел впереди? Рома?
— Ага, — Янка кивнула. — Я вообще-то не очень рассмотрела кто стрелял.
Мы со Смагиным целовались.
Суваев негодующе скрежетнул зубами.
— Е-мое! — всплеснула руками Юлька. — Так что получается, стреляли в
капитана?
— Именно так и получается, — буркнул Суваев, оглядываясь. — Куда они
побежали, а?
— В рукав. Вон в тот.
— Пошли-ка, Курт…
И Суваев со всех ног бросился в указанном направлении. Ботинки
скользили по наклонному полу, гладкому, словно олимпийский лед. Курт
поспешил следом, и Юлька отчаянная, конечно же, не пожелала отсиживаться в
уголке.
В рукаве было сумрачно и сухо; воздух казался ощутимо плотным, словно
давление здесь было выше, чем в пузыре-развязке. Вдалеке еле заметно тлели
два габаритных огня быстро улепетывающей платформы и неясные силуэты людей.
Люди приближались.
Суваев благоразумно вжался в стену, чтоб не маячить на фоне светлого
пятна — входа в пузырь-развязку. Риггельду и Юльке обгяснять смысл ухода в
сторону не пришлось — сами мгновенно убрались.
Двое в мутной полутьме рукава тотчас залегли.
— Наверное, это Ромка со Смагиным, — прошептала Юлька. — Позвать их
что-ли?
И, не дожидаясь ответа, звонко выкрикнула в бесконечную с виду
трубу-тоннель:
— Рома! Это ты?
— Юлька? — донесся искаженный эхом ответ. Суваев не без труда опознал
голос капитана.
— Я, кэп! Нас трое, я, Курт и Пашка.
Вдалеке обе фигуры поднялись с гладкого пола и, пригибаясь,
стремительно побежали вдоль стен рукава. Спустя пару минут Рома и Смагин,
бесшумно, будто бесплотные тени, приблизились на расстояние нескольких
метров.
Комбинезон Смагина с одного боку был грязен и изорван, словно его с
размаху протащило юзом по дасфальту. У Ромки на щеке багровел большой
продолговатый синяк. Оба держали в опущенных руках бласты — Рома стандартный
«Витязь», а Смагин — усиленную модель, двухпотоковый «Гарпун».
— Ого! — сказал Суваев и присвистнул. — По вам стреляли, кэп?
— По нам, — буркнул Рома недовольно. — По кому же еще?
— Кто?
— Хотел бы я знать!
— Мальчики! — вмешалась Юлька. — А не лучше ли нам убраться отсюда?
Хотя бы к платформам, а нет — так и дальше. А?
— Лучше, — безропотно согласился Рома. — Пошли.
Смагин, не проронив ни слова, двинулся прочь из рукава, в пузырь, к
свету. Глаза у него были белые, совсем как в последний день на Волге, когда
он нежданно-нагадано навсегда расстался со своим кораблем.
Они приблизились к двум платформам; Янка выскочила навстречу.
— Целы? — спросила она, беспокойно глядя на кэпа и Смагина.
— Целы, — процедил капитан. — Ушел, зараза! У него платформа стояла в
рукаве.
— Значит, он нас поджидал, Рома, — глухо сказал Смагин. — Точнее,
наверное, даже не нас, а тебя, капитан.
— С бластом наизготовку, — добавила Янка. — Тебя пытаются сместить,
капитан.
— Ты должен быть осторожнее, капитан, — с легким раздражением продолжил
Рома тем же тоном. И сердито плюнул вниз, на ленту, соединяющую два рукава
уровнем ниже.
Смагин тем временем спихнул увечную платформу с дороги; она, величаво
кувыркнувшись, полетела куда-то вниз, в прозрачную пропасть, к белесому дну
пузыря. Следом отправилась и одинокая отломанная дверца.
— Поехали, — сказал Смагин, садясь в целую платформу. — Залезайте.
Шепеленко, Риггельд и Юлька намерились было последовать его примеру;
Рома остался на месте. На ленте перед платформой. Он вынул из нагрудного
кармана нечто вроде блокнота, раскрыл его и внимательно уставился на матовый
экранчик. На лице его отражались досада и недоумение.
Несколько секунд все молча ждали.
— Яна, — наконец нарушил молчание капитан. — Кто у тебя сейчас на
вахте? В базовом?
Шепеленко взглянула на часы.
— Жаркевич сменился… В пять. Должна Ритка Медведева заступить. А что?
Капитан продолжал глядеть на экранчик своего прибора.
— Жаркевич-то сменился. В пять, как и положено. Но на вахту никто не
заступил, базовый информатики пуст.
— Не может быть! — не поверила Янка.
Капитан раздраженно дернул плечом, решительно сел на переднее сидение
платформы и звучно хлопнул дверцей.
— А у тебя в рубке, Юля?
— В пять должен заступить Хаецкий. Только не помню который. Смагин,
вот, сменился, а Хаецкий заступил.
— Хаецкий не заступил, Юля. Пилотская рубка тоже пуста.
Юлька вопросительно повернулась к Смагину.
— Юра? Это как понимать?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Смерть или слава

ФАНТАСТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

Вокруг расстилалась изрытая трещинами известковая долина. То и дело на
пути попадались узкие колодцы, на дне которых плескалась мутная жижа —
как-то раз я в такой провалился и просидел по пояс в воде двадцать два часа,
пока меня не выловили Вася Шумов с покойным ныне Захар Петровичем Залуцким,
первооткрывателем Долины Гейзеров. Захар Петрович говорил, что если б я не
ругался на всю округу они прошли бы мимо. А я бы так и сдох в этом дурацком
колодце от голода, а еще вернее — от переохлаждения.
— Останови, что ли… — сказала Юлька и едва вездеход лег брюхом на
известняк, толкнула дверцу. Выскочила. Огляделась. Порывистый ветер ерошил
короткую каштановую стрижку. Я вдруг подумал — а как бы выглядела Юлька,
если б не стриглась под юношу-подростка? Пошли бы ей длинные волосы?
Наверное, пошли бы. Ей все идет. Даже бесформенный старательский рабочий
комбинезон. Даже тяжелые горняцкие ботинки. Даже рыжая кобура с бластом у
пояса.
Чистяков тоже выбрался наружу. Ну, и я вышел поглазеть на окрестности.
Кое-где над известковой равниной поднимались конические земляные холмы,
густо заросшие кустарником. Два таких холма возвышались левее нас. Один чуть
ближе, один подальше. И еще один маячил немного правее и впереди.
— Риггельд вроде бы говорил, тут каньон какой-то есть, — неуверенно
протянула Юлька. — Что-то мне память отшибло после первого прыжка…
— Говорил, — подтвердил Костя Чистяков. — Он еще предлагал тебе в
каньоне «бумеранг» спрятать.
Я мысленно щелкнул Чистякова по носу — напоминать о потерянном корабле
сейчас совершенно излишне. Слишком свежа рана — вон, как Юлька морщится. Но
они правы, Риггельд действительно упоминал каньон. И рекомендовал нарезать
кустарнику, чтоб спрятать корабль. Значит, рядом с каньоном должны быть эти
самые покрытые зеленью холмики.
Точно, где-то здесь. Надо лишь поискать. Участок, где возвышаются холмы
не так уж и велик в сравнении со всей карстовой долиной.
— Пойдем-ка на бугорок поднимемся, — предложил Костя. — Осмотримся с
высоты, то-се…
— Пойдем, — охотно согласился я и взглянул на Юльку. — Ты с нами?
Она кивнула.
— И я с вами! — заявил пацан, который, оказывается, тоже выбрался из
вездехода, и уже давно втихомолку подкрался и терпеливо подслушивал наш
разговор. Его пожизненно удивленный сосед-американер неуверенно топтался
рядом с поднятой дверцей вездехода.
Юлька взглянула на Борю и протянула руку.
— Держись, малыш!
Малыш храбро вцепился в ее ладонь.
— Мама говорила, что я уже большой, — сообщил он. — Поэтому я ни
капельки не боюсь.
— Правильно, — согласилась Юлька. — Большой. Но мне кажется, нам всем
скоро предстоит научиться бояться. И большим, и маленьким тоже.
«Ну и нервы у пацана. Мать на глазах погибла, а он о ней вспоминает — и
ничего, — подумал я. — Не должно так быть. Разве так ведут себя внезапно
осиротевшие дети? Впрочем, что я знаю о детях? Ровным счетом ничего… Я и
видел-то их только издали.»
Юлька несильно пихнула меня в бок:
— Чего задумался, дядя Рома? Пошли…
И мы двинулись к ближнему из левых холмов. Белесые известняковые глыбы
во многих местах искрошились, просели, и издалека напоминали неправдоподобно
толстые и низкие кораллы. Бегать по такой долине — верный способ переломать
ноги. Даже при ходьбе, когда внимательно смотришь куда ступать, и то недолго
схлопотать вывих.
М-да. Нежные стали люди, как пересели с коней на космические корабли.
Какой-нибудь мой земной предок, завернутый в шкуры и с тяжеленной дубиной
наперевес, наверняка прошел бы по самым гиблым местам Ворчливых Ключей зевая
и задремывая на ходу. Босиком. А мы пока преодолели двести метров до
ближайшего холма, слегка даже взмокли. По крайней мере я.
То и дело приходилось перешагивать или перепрыгивать через трещины; мы
с Костей немного поиграли в баскетбол, а роль мяча выполнял Боря — не мог он
самостоятельно перебраться через некоторые провалы.
Когда мы ступили на настоящую землю, обычный волжский суглинок, я
облегченно вздохнул.
Продираясь сквозь густой стланик, мы достигли вершины. Видно отсюда
было действительно получше, но никаких намеков на каньон все равно взглядам
не открылось. Уныло поозиравшись на лысой, как коленка, вершине, мы
собрались было тащиться назад к вездеходу, но тут Юльке взбрела в голову
светлая идея позвать Фила чтоб подогнал машину, и мне пришлось некоторое
время надрывать горло. Слава богу, докричался быстро, и американер примчался
прямо на вершину. Я сам себе удивился — а сюда мы таким же манером приехать
не могли? И зачем только ноги в этих дурацких зарослях макси-кораллов били?
Следующие полчаса мы шарили по округе в поисках каньона (на вездеходе),
и наткнулись таки на него. Не знаю, что подвигло Риггельда дать короткому и
широкому карстовому разлому громкое название «каньон». Разлом напоминал
царапину. Словно неведомый великан пропахал когтем местные известняки.
Длиной — метров под сто. Шириной — около тридцати пяти в центре. По краям —
чуточку уже. И совсем рядом — один из давешних холмиков с особенно густым
кустарником у подножия.
— Ну и ну! — проворчала Юлька с сомнением. — И как бы я, интересно,
сюда садилась, в каньон?
— На гравиприводе разве что… — оценил я. — Крылышки твои только
помешали бы.
Юлька вздохнула.
— Эт’ точно…
Чистяков и Фил глядели на нас с уважением. Да, им никогда не
приходилось опускать на поверхность Волги звездолеты. А мы с Юлькой говорим
об этом как о чем-то обыденном.
Но все посадки для нее и для меня отныне в прошлом. Потому что чужие
лишили нас кораблей.
Я до боли стиснул зубы. Будь проклят тот день, когда я получил депешу
от Швеллера!
— Глядите! — прервала мои размышления Юлька. — Чтоб мне! Да вот же он,
вход!
Сначала я пялился на ничем не примечательный вертикальный
разлом-пещерку, а потом вдруг сообразил, что прямоугольное темное пятнышко

под косым карнизом вовсе не тень необычайно правильных очертаний, а входной
пульт-терминалка. Цифровой замок!
В два прыжка я оказался рядом, забыв, что еще недавно опасался
переломать ноги. Код, который сообщил мне Риггельд, я прекрасно помнил. И
тут же ввел.
Известковая глыба в стене каньона вдруг дрогнула и отгехала на добрый
метр, открывая щель-проход. Проход в кубический тамбур-шлюз. Я на такие
вдоволь насмотрелся в шахтах астероидов Пояса Ванадия.
Чистяков тут же юркнул в проход, словно таракан в укрытие.
— Э! — запротестовала Юлька. — Корабля у меня, конечно, нету, но хоть
вездеход ветками завалить надо? А ну, мужики, за ножи — и вперед, к кустам!
— Резонно! — вздохнул я. — Пошли, Фил…
Американер промямлил:
— А-а-а… Ножа… У меня… А-а-а… Нету…
— Дам я тебе нож, — еще раз вздохнул я. — Только ты меня не режь,
ладно?
Фил принял протянутый клинок, повертел в руках и недоверчиво воззрился
на меня. Е-мое, он что, пленником себя считает? А, в общем, хрен с ним, не
до него…
— Костя! — позвал я. — Хватит сачковать! Кусты ждут!
Вездеход мы погребли под грудой веток довольно быстро. Теперь казалось,
что зеленая поросль в одном месте выбросила продолговатый язык и спустилась
с холма на самое дно каньона. Даже красиво получилось, честное слово. Хотя я
понимал: листья на срезанных ветках скоро пожухнут и красота испарится без
следа. И маскировка наша обернется своей противоположностью — грудой
умирающих кустов рядом с живой зеленью.
Жаль, нет маскировочной сетки, как у запасливого Смагина. Только не
буро-зеленой, а желтовато-белесой, под известняк. Тогда бы чистяковский
вездеход точно никто не заметил бы.
Управившись, мы с Костей и несколько повеселевшим Филом вернулись к
шлюзу и ступили на территорию риггельдовского бункера. Внутри он оказался
чуть уменьшенной копией стандартного купола волжских старателей. Эдакий
пузырь, вплавленный в толщу известняка. Перепонка почти посредине — пол; под
полом — коммуникации, жилищная автоматика и батареи. Наверху — мебель и
мелкие блага, которые напоминают нам, людям, что мы все-же цивилизованные
существа. Правда законы у нас все равно волчьи… Почти у всех.
Вот именно — почти. Как жаль, что раса состоит не только из таких, как
Юлька, как Костя Чистяков, как Риггельд, Смагин и Шумов, как Мишка Зислис…
Но увы — среди людей хватает и уродов вроде тебя, дядя Рома: тех, кто
призывает армады чужих кораблей, сначала стреляет, и лишь потом думает.
Пацанят, вот, безотцовщиной делает…
Фил, тоже теперь безотцовщина, неохотно вернул мне нож, чем и вывел из
короткого ступора. Нож я забрал — чего ради оставлять его всяким
проходимцам, которые недавно у меня корабль отобрать пытались? Пусть Фил сам
себе оружие добывает, не мальчик. Вон, какой здоровенный.
А окончательно меня от размышлений отвлекла Юлька. Меня — от
размышлений, а чем были заняты остальные — я и не заметил. Но Юлька отвлекла
всех. Даже малолетнего Борю.
— Эй, работнички! — прокричала она. — Как насчет пожрать? А?
Мысль была на редкость здравая — с лица Фила даже сползло привычное
выражение крайнего изумления, сменившись живейшей заинтересованностью. Борю
тоже уговаривать не пришлось: он без лишних слов взобрался на скамью и
деловито обозрел наспех накрытый Юлькой стол.
Молодец, Юлька! Все-то ты успеваешь…
И я расслабился на добрых полчаса. Хлопнул предложенного пива — Юлька
ориентировалась в бункере Риггельда достаточно свободно. Наверное, уже
бывала здесь. Только Риггельд ее, небось, привозил сам, вот она дорогу
толком и не запомнила.
А когда стемнело, прилетел Смагин. То есть, это мы потом поняли, что
прилетел Смагин, а сначала просто пискнула сигнализация и сам собой ожил
один из экранов стандартного бытового пульта. Внешний датчик работал в
инфракрасном режиме, но любой старатель на Волге привычен читать данные с
инфракрасных датчиков. Мешанина радужных пятен, странно мерцающих в движении
могла озадачить только лопоухого новичка.
— Корабль! — сразу определила Юлька. Но на лице ее легко угадывалось
разочарование — с первого взгляда было понятно: это не Риггельд. Косые
плоскости и четыре обтекателя — что угодно, но только не звездолет класса
«Салинг». Впрочем, Риггельд и сам говорил, что оставит корабль на острове, а
к Ворчливым Ключам отправится на вездеходе.
«Чего она его так ждет?» — подумал я с досадой.
В следующую секунду я узнал «Экватор» Юры Смагина. Малый бот-бинарник,
который местные в шутку называли «звездным катамараном». «Экватор» стлался
над самыми известняками, чуть не скреб раздвоенным брюхом по земляным
холмам. Сверху каньон найти было легче, даром, что темнота. Сонаром
прошелся, просчитал за пару секунд рельеф и все дела. Смагин на миг завис
над каньоном и аккуратно посадил «Экватор» рядом с нашим вездеходом.
— Пошли, встретим его, что ли… — сказал Чистяков, вставая.
Юлька уже возилась в тамбуре. Я пропустил вперед Фила с неугомонным
Борькой и на миг задержался перед выходом: узрел на крючке очки с прибором
ночного видения. И что-то вкрадчиво подсказало мне: «Захвати их, дядя
Рома…»
Наверное, это было верное мое чутье. Только я это не сразу понял.
Надевая очки и настраивая их на наружную освещенность, я еще чуть-чуть
отстал от Чистякова, Юльки и Фила. Люк «Экватора» уже был отдраен и в
проходе застыл точеный силуэт Яны Шепеленко, а на верхнем обтекателе Смагин
уже старательно тащил за край свою маскировку. Он очень напоминал рыболова,
выбирающего сети.
А потом вечерние сумерки распорола голубая вспышка, и я скорее угадал,
чем увидел, как Смагин кубарем скатывается с обтекателя на скошенную
плоскость, а рядом словно из-под земли возникают и вспрыгивают на плоскость
незнакомые существа с очень длинными шеями и непропорционально большими
головами. Плоскости «Экватора» человеку среднего роста примерно по грудь; а
этим головастым они доставали всего лишь до пояса.
Бласт сам собой оказался у меня в руке; саданув по чужакам широкой
очередью я упал на известняк и проворно пополз в сторону. Там где я лежал
вдруг зашипело; я оглянулся, стараясь не отрывать голову от грунта.
Фонтанчик не то светлого дыма, не то белесого пара взметнулся к звездам — он
казался таким мирным и напоминал скорее танцующего джинна из детского
мультика чем эхо возможной смерти.
Было слышно, как Юлька ругается по-немецки, и как хрипит что-то
нечленораздельное Чистяков; Яна тонко крикнула и умолкла, словно ей зажали
рот. Потом в поле зрения ненадолго появился Фил — даже сейчас я сумел
рассмотреть, что лицо у него еще более удивленное, чем днем. Блестящим

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Смерть или слава

ФАНТАСТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

забрезжил где-то впереди лучик надежды.
К сожалению, этот корабль никто первоначально не связал с вашей расой,
да и мудрено было это сделать. Я прошу прощения за резкость, но нас
несколько оскорбило, что спасение явилось не к высшей расе, а к вам, как мы
думали тогда — новоразумным. И мы всеми силами постарались исправить
положение.
Истина открылась нам несколько позже, когда стало понятно, что
человечество — латентная раса. Вы скрывали в себе потенциал, который
однозначно приравнивал вас к высшим расам. Но ошибку исправлять было уже
поздно, тем более, что враг тоже заинтересовался вашим кораблем. Лишь мощь
человеческого оружия не допустила краха союза перед натиском нетленных уже
сейчас.
Вместе с тем, не ускользнуло от нашего внимания и то, что
головокружительный взлет на вершину галактической пирамиды затронул только
тех людей, которые соприкоснулись с этим кораблем. Остальные человеческие
колонии и материнская планета не претерпели сколько-нибудь заметных
изменений за последнее время.
Напрашивается вывод, что человечество является полноценным партнером
лишь в совокупности с высокотехнологичной техникой. Но у нас хватило данных
чтобы понять и то, что та же техника в чистом виде абсолютно ничего не даст
остальным расам. Это сугубо ваш корабль. Человеческий. Союз посчитал своим
долгом договориться с вами на правах соседей, которым дорог наш общий дом, и
поручил мне, адмиралиссимусу флотов Цо и полномочному представителю союза,
заявить вам, людям, следующее.
Союз выражает готовность к сотрудничеству и союзничеству с человеческой
расой по большинству направлений деятельности в галактике и за ее пределами.
Союз выражает надежду на поддержку людей в деле защиты нашего общего
исконного дома от вторгшихся из Ядра захватчиков.
Союз приносит все возможные извинения за неадекватные действия в
отношении представителей человеческой расы и заверяет, что отныне ничего
подобного не повторится до тех пор, пока кодекс высших рас останется
взаимособлюден.
Союз не предгявляет человечеству никаких претензий за действия,
повлекшие ущерб силам союза.
Союз надеется, что человечество с пониманием отнесется к грозящей всем
нам опасности и пойдет навстречу предложениям союза.
Союз понимает, что расслоение человечества не укрепит, а наоборот
ослабит шансы на общую победу в войне с нетленными, и поэтому готово оказать
посильную технологическую и ресурсную помощь той части вашей расы, которая
продолжает пребывать в латентно-разумном состоянии.
Предваряя возможные сомнения и вопросы союз заявляет, что готов
обсудить взаимовыгодные условия, при которых союз пяти рас превратится в
союз шести рас.
В заключение, уважаемый капитан, я хочу выразить надежду, что
размышления ваши будут не слишком долгими, потому что время работает против
всех нас. Вы, скорее всего, прекрасно знаете, что крупное соединение
нетленных готовится проколоть барьер неподалеку отсюда.
Да окрепнет союз.
С этими словами Фангриламай совершил приседание вежливости, и опустился
на циновку, переводя дыхание. Тут же он перехватил взгляд премьер-адмирала
Свайге Ххариз Ба-Садж. По тому, как мелко дрожал кончик великолепного гребня
Ххариз, Фангриламай понял, что его речь произвела впечатление по крайней
мере на одного из союзников.
Поднялся человек-капитан. Фангриламай во время прыжка прошел
экспресс-курс по человеческим эмоциям и человеческой мимике, но все его
старания уловить настрой капитана ничем не увенчались: если на этом лице
что-либо и отразилось, это ускользнуло от внимания адмиралиссимуса. Впрочем,
курс этот Фангриламай проходил скорее по привычке соблюдать все инструкции,
чем в надежде применить его в деле. Никто не ожидал, что люди, имея такое
превосходство, пойдут на диалог. И сейчас виднейшие политики союза затаили
дыхание, опасаясь спугнуть удачу.
— Благодарю за столь пылкую речь, адмирал. Не стану утверждать, что
согласен со всем, что сейчас было сказано, и не возьмусь судить составил ли
союз о человеческой расе безукоризненно верное мнение. Тем не менее уверяю
вас, что выслушал все предложения самым внимательным образом. Надеюсь вы
понимаете, что столь ответственные решения не принимаются с ходу. Я должен
все обдумать и обсудить со своими помощниками. А на это нужно некоторое
время.
Из вашей речи я заключил, что вы имеете представление о человеческих
единицах измерения времени.
Двое суток. Мы ответим через двое земных суток. Таково мое решение на
текущий момент.
Фангриламай боялся, что его радость выплеснется из-под мундира. Люди
снова поступили в соответствии с кодексом высших рас. А согласно этого
кодекса испрошенное время на принятие решения в сущности означало ответ
«Да». За эти двое суток люди должны будут всего лишь сформулировать свои
условия при общем согласии с предложениями союза.
«Только бы снова не вмешались нетленные… А вообще, говоря без пыли,
хватило бы людям и стандартных суток. Но, не будем пугать удачу…»
Делегация погрузилась в бот с той же торжественной неторопливостью, но
Фангриламай прекрасно видел, что у союзников прекрасное настроение.
Единственным живым существом, чьего настроения адмирал не уловил, был
инсектоид-представитель Роя.
— До встречи, капитан! До встречи через оговоренное время.
— До встречи, адмирал!
Швартовочный хобот поглотил последних галактов, остававшихся на
площадке — почетный караул цоофт.
Лишь когда дипломатический бот вернулся в открытый космос и взял курс к
армаде союза Фангриламай позволил себе целую серию ликующих приседаний, и
при этом ничуть не боялся потерять солидность.
Слегка отрезвил его скептический взгляд интерпретатора, как обычно
рукой ласкающего антеннку транслятора у уха.
— Ну? Что скажешь? — обратился к нему адмиралиссимус.
Интерпретатор тоже не скрывал хорошего настроения. Но за что
Фангриламай его ценил, так это за профессионализм. Стоило к его мнению
прислушаться даже сейчас, когда вокруг царил праздник.
— Это конечно хорошо, что люди пошли на разговор, да еще на равных. Но

это же говорит и против них. Возможно, не так уж велико их преимущество. А
возможно, дикарями они были, дикарями и остались, просто с такой игрушкой в
запасе люди могут попробовать поводить нас за клюв. По-моему, они просто
тянут время. Но зачем — вот вопрос… Впрочем, мы предоставим отчет
верховных интерпретаторов триаде и союзу как только он будет готов.
— Уж постарайтесь, — сказал Фангриламай и повернулся к
адмиралам-заместителям, показывая, что разговор закончен.

60. Роман Савельев, капитан, Homo, крейсер Ушедших «Волга».

Никогда еще моя жизнь не состояла из таких длинных минут и совершенно
нескончаемых часов. Тяжкая эта работа — ждать… Хоть и существует
старательская пословица «ждать — не руду колоть».
Видно, ожидание ожиданию рознь.
Не знаю как кто, а я все же умудрялся в течение этих двух неотличимых
друг от друга дней и ночей иногда уснуть. Правда, ненадолго. Капитанская
каюта превратилась черт знает во что, в проходной двор, но я никого не гнал.
Человек сорок прошло через нее за это время, не меньше. Ладно — старшие
офицеры и старые приятели еще по Волге. Но какие-то совершенно мне
незнакомые физиономии…
Не мог я их выгнать, невзирая на то, что очень хотелось. В
конце-концов, эти люди хотя бы не бунтовали против меня. Только лишь
скользкая рожа Самохвалов трижды пытался прорваться ко мне с какими-то
заявлениями. Но Фломастер распорядился, и охранники довольно бесцеремонно
заворачивали его на сто восемьдесят. А на третий раз, по-моему, вообще
выпроводили за офицерский сектор — там, вроде бы, тоже кордон организован.
Янка, умница, какое-то обращение к экипажу сочинила, и даже на утверждение
мне принесла, да только башка моя многострадальная наотрез отказалась
воспринимать от руки начертанный текст.
Чужие тоже ждали. Не знаю, что они затеяли и о чем догадались.
Историческая встреча с дипломатами союза, во время которой не хватало только
флажков на столе и бутылок с минералкой, разносимых миловидными девицами в
строгих деловых костюмах, то казалась мне каким-то чудовищным фарсом, то
вполне толковым обменом любезностями.
Все-таки, есть что-то неправильное, в том, что человеческую расу на
переговорах представляет вчерашний старатель. Как-то в старину кухарок уже
допустили к управлению, и все прекрасно помнят, что из этого получилось.
С другой стороны, я не видел ничего такого, за что мог бы себя
упрекнуть.
И все просто уперлось во время.
Мишка Зислис, обкурившийся своих вонючих сигар до одури, Лелик Веригин
и Костя Чистяков отключились к исходу вторых суток беспомощности. Суваев с
ненавистью таращился на мертвый шкаф с биоскафандром воспаленными глазами.
Запасенный кофе кончился. То и дело забегал Фломастер и шепотом спрашивал:
«Сколько уже прошло?» Будто у него своего хронометра нету.
Недавно я ответил ему: «Сорок три часа… с небольшим.»
И снова погрузился в вязкую полудрему.
Я обещал чужим обсудить речь адмирала цоофт со своими офицерами. Можно
сказать, что обсудил. Хотя обсуждение свелось к единственной реплике
Суваева: «Да чего тут обсуждать… Пусть делятся технологиями с Землей,
причем начинают немедленно. А мы потом проверим… Если сможем.»
Вот-вот. Если сможем. Я был вполне согласен с Суваевым. И еще я
подумал, что наше теперешнее нервное истощение очень похоже на ломку
наркомана, лишенного зелья.
Корабль звал нас.
Интерфейсник толкнул меня на исходе сорок четвертого часа.
Откуда только силы взялись и куда делась усталость — это не у меня
спрашивайте. Едва я схватился за интерфейсник, всех в рубке словно током
ударило, а потом подбросило с невидимого пола.
По крохотному экранчику пробежала вереница цифр. Корабль совершал
неторопливый выбор, а в мыслях билось однообразное: «скорее! ну скорее же!»
Через двенадцать минут я встал, и хриплым голосом обгявил:
— Рубка двигателей!
Это тридцать два километра, между прочим. И в запасе у нас четыре часа.
С учетом того, что на борту имеются таинственным образом возникшие
велосипеды — мы успеваем.
С собой я взял тройку канониров — Ханьку, и двух старых приятелей из
таких же, как сам, рудокопов. А старших разогнал по целевым рубкам, и
заказал отходить от шкафов дальше, чем на пять метров. И заставил каждого
найти свой коммуникатор.
Гонку по пустым и темным транспортным рукавам я буду, наверное, помнить
всю оставшуюся жизнь. Ползущее по потолку световое пятно точно над моей
макушкой и тихий шелест каучуковых шин. Мы гнали в обход офицерского
сектора, в обход жилых секторов, и спасибо, что никого не встретили по пути.
Ни единую живую душу.
А в рубке двигателей я нос к носу столкнулся с невыспавшимся и небритым
Борисом Прокудиным. Он глядел на меня с немой невысказанной надеждой.
— Сейчас, друг, — сказал я ему, распахивая нужный шкаф, четвертый
слева. — Сейчас, — повторял я, сдирая комбинезон и расшвыривая ботинки. —
Сейчас… — я влез в непривычно холодный биоскафандр, и когда створки вдруг
ожили и послушно срослись, а по всему телу пробежала горячая волна и тысячи
иголочек вонзились в плоть, я ощутил долгожданное облегчение.
А потом рухнул в самые нежные и самые желанные обгятия, какие человек в
состоянии вообразить. Нетерпеливо и яростно бросился навстречу шторму,
словно вгоняя в вену ингектор со снадобьем.
Мир вобрал меня, а я вобрал мир. Я снова был могучим, и сразу
почувствовал так много и так ясно, что набор чисто человеческих чувств
показался мне серым и убогим.
Я чувствовал, как корабль радуется мне. Я чувствовал, как вместо
тусклого аварийного освещения повсюду вспыхивает ослепительный дневной свет.
Как тысячи людей подключаются ко мне и кораблю, выплескивая в сеть всю свою
сущность. Как возникают в пустоте и крепнут вокруг корабля-меня-нас силовые
поля и мы без сожалений расстаемся с беззащитностью. Я увидел, как висят в
пустоте далекие звезды и близкие корабли союза, и видел множество нетленных,
медленно замыкающих союзную армаду вместе с нами в глухую сферу.
Впрочем, «видел» — это неточное слово… слишком слабое. Бесполезное
это дело — описывать словами чудо.
Надеюсь, что смогу вырваться из твоих обгятий, лучший из кораблей и
злейший из кораблей. Мечта любого звездолетчика и его притягательное
проклятие. Рок.
Я даже знаю, что я сделаю в ближайшие часы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Смерть или слава

ФАНТАСТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

предыдущий владелец.
Только гости мои незваные вряд ли станут добывать руду. Выгребут все
ценное, а заимку продадут. Такое уже случалось. Соседа моего, Яцека Финкеля,
лет пять назад кто-то пристрелил. В спину. Говорят, он нашел хермозолитовую
жилу. Не знаю, я не проверял. На месте его купола теперь обглоданный жаром,
оплывший скелет из супертитана, а плексовый колпак просто расплавился и опал
жгучим дождем на ни в чем не повинную землю Волги… Там теперь даже трава
не растет.
Неужели моя очередь?
Но роботы мои, каковы болваны! Чужие на заимке, а им хоть бы хны. Ох,
сказал бы я их разработчикам пару ласковых!
А, впрочем, разве думали они, разработчики древние, что человечество
докатится до такого? До выстрелов в спину и плексового дождя от сожженного
купола?
Первого гостя я засек, входя в купол.
Почему они не стреляли, пока я топтался у вездехода и шел к шлюзу — ума
не приложу. Может, им не просто грохнуть меня хотелось? Не знаю. И никто
теперь уже не узнает.
Внутри, под куполом, я сразу выдернул бласт из кобуры и кинулся на
кухню. Бесшумно отодрал лист пластика, заслоняющий вентиляционный канал в
компрессорную, и ужом пополз по узкой квадратной трубе. «Гость» прятался во
втором капонире, как раз напротив входа в купол, и сейчас, зуб даю, выскочил
из укрытия и устремился к выходу.
А в вентиляционном канале, как раз на выходе из-под купола, решеточка
встроена. И обращена как раз ко входу. И ячейки у нее на редкость удобные:
как раз ствол бласта проходит.
В общем, первого визитера я пристрелил у входа. Он и пикнуть не успел —
схлопотал импульс из бласта в грудину, треснулся о купол левее шлюза и стек
на залитую дасфальтом площадку. А я пополз дальше, и вывалился из канала в
компрессорной. Она, компрессорная, конечно, заперта снаружи, но кому, как не
мне, знать секреты собственных замков?
За компрессорной приткнулся вездеход-малютка модели «Таврия»,
двухместный. Значит, гостей точно двое. Больше в такого жучка при всем
желании не поместится… тем более, что первый из гостей — весьма
внушительных размеров паренек. Был. В плечах пошире, чем мой робот потаскун,
ей-ей.
Оставшийся в одиночестве налетчик запаниковал, и решил, видно, удрать.
Во всяком случае, он выскользнул из-за решетчатой фермы микропогодника и
припустил к своему вездеходику. Лопух…
Я его тоже пристрелил, а сам остался цел. Потому что жался к стене
компрессорной, а не пер дуром через голую площадку перед капонирами.
Лохи. Точно, лохи. Маменькины сынки из Новосаратова, захотелось шальной
деньги. Вот и нанялись в том же «Меркурии» какому-нибудь мелкому
деляге-барыге… на свою же беду.
Жалости я не испытывал. Если бы я испытывал жалость к подобным типам, я
еще в первый налет лег бы на дасфальт с импульсом в башке. А так — ничего,
живу. Раз в месяц гостей непрошенных отваживаю. И не без успеха.
Я вздохнул, по-прежнему сжимая бласт в обеими руками и не отлепляясь от
стены компрессорной. Ну-ка, что там скажет мое безошибочное чутье?
Вроде, чисто, сказало чутье. Вроде.
Я осмотрелся, и как мог осторожно прошвырнулся по заимке.
Действительно, чисто. Только потаскун последние ящики из багажника моего
«Камаза»-пенсионера добывает.
Тела непрошенных гостей я сволок в реакторную, стащил с обоих верхнюю
одежду, потому что куртки, комбинезоны и ботиночки на парнях были новые и
непропыленные. Трупы спровадил в топку. Одежду отнес в прачечную, два
слабеньких маломощных бласта — спрятал в мастерской. Маленький вездеход
загнал в капонир… и даже еще дальше. Есть у меня тупичок-секретик, как раз
для таких случаев. И что радует — самостоятельно отыскать его практически
невозможно. Папаша мой рассказал об этом тупичке, когда мне уже двадцать три
стукнуло. А до того я о нем и не подозревал, хотя на заимке вырос. Вот
так-то…
Потом я вызвал одного «крота» и пустил вокруг заимки — пусть сожрет все
следы вездеходика, буде таковые найдутся. Подушка подушкой, но вдруг эти
олухи на брюхе где-нибудь невдалеке поелозили? Лучше перестраховаться.
А документов при парнях, понятно, никаких не оказалось.
Наконец-то я вздохнул спокойно, вернулся в купол, к пультам, и подумал:
а не установить ли мне какую-никакую охранную систему? Дорого, конечно, зато
польза очевидна. Чувство может и подвести когда-нибудь. Тем более, зачастили
что-то ко мне гости. В этом месяце уже второй раз.
Я минут пять поразмышлял — стоит ли тратиться на охранку, и совсем уж
собрался идти глотнуть пива, но сегодня мне определенно решили не давать
покою.
Коротко пискнул бластер нештатной ситуации. С резервного пульта, на
котором висит островная автоматика.
Я замер. Что там еще стряслось? Признаться, внутри у меня снова
сгустилась эдакая неприятная пустота… Не дай бог, набрел кто еще и на
островную заимку. Не дай бог…
Докладывал Швеллер, самый новый и навороченный из роботов-автоматов.
Так, так… при проходке штольни обнаружено пустотелое образование… ля-ля,
три рубля, анализ воздуха… ага, вот: предположительно искусственного
происхождения предмет… бр-р-р, ну и формулировочки у Швеллера! И кто ему
только базовые программы прописывал? Маньяк какой-то, не иначе.
Я зацокотел по клавиатуре, раздавая инструкции своей землеройной
команде. Первым делом: изображение находки мне. Швеллер послушно пригнал
сателлита с видеодатчиком.
Ага. Вот оно. С виду — небольшая плоская шкатулка. Действительно,
искусственная, природе такую вовек не соорудить. Надо же, наткнулись мои
шахтеры на какой-то ветхий артефакт!
Азарт уже захлестнул меня. Я ведь знал, что разумной жизни на Волге
никогда не было — по крайней мере в обозримый геологический период. Так что
это либо чей-нибудь недавний тайник, наш, земной-волжский, вполне человечий.
Либо очень древняя штуковина, принадлежащая только этой планете — сколько
штуковине в таком случае лет, даже представить страшно. Либо, и это самое
вероятное, это штучка чужих, неоднократно залетавших, конечно, за свой
долгий галактический век и на Волгу.
Все, прощай пиво и прощай любимое кресло! Лечу немедленно.

Я раздал еще инструкций: работу не прекращать, находку сберечь, буде
найдутся последующие находки — беречь тако же! Швеллер активно мотал мои
приказы на воображаемый металлический ус и вскоре принялся разгонять
бездельничавших роботов по рабочим местам. А я помчался к дальнему капониру,
где дремала моя верная скорлупка. Мой космический корабль класса «Саргасс»,
шестиместная посудина тридцати метров в длину, шестнадцати в поперечнике.
Плоская, как брикет растворимого супа «Австралия».
А управлять ею можно и в одиночку — остальные пять мест пассажирские.
Торопливо прогнав предстартовые тесты и прикинув в уме сколько будет
стоить сожженное горючее, я пристегнулся и велел дистанции откинуть крышку
капонира. «Саргасс» встал на подушку и величаво выплыл наружу. Крышка не
менее величаво захлопнулась, плавно и солидно, наглухо закупоривая капонир.
Только оставь его открытым — моментально найдутся охотники пошуровать,
проверено… Даже с учетом того, что двоих я уже сегодня успокоил.
Корабль развернулся дюзами к гряде. Бросив прощальный взгляд на свою
заимку (потаскун как раз загонял разгруженный вездеход в свободный капонир),
я включил прогрев и чуть позже — зажигание. «Саргасс» рванулся вперед, а
потом задрал носовые стабилизаторы к небу и скользнул ввысь. Волга
провалилась в бездну, мгновенно, будто по волшебству. А я нетерпеливо
забарабанил пальцами по подлокотнику кресла. Вмешиваться в управление не
было резона — я давно настроил параболу в автоматическом режиме, потому что
на остров летал еженедельно. А поправки штурман вносил сам, на то он и
штурман.
Действенные у нас все-таки автоматы. Хоть и не совершенствуются уже
сотни лет, и гостей непрошенных по заимке гонять никак не научатся.
И почему чужие считают нас отсталыми? Точнее — безнадежно отсталыми?
Кое-чему мы все-таки научились, хоть и позже них стартовали.
Летел я минут сорок. В принципе, «Саргасс» был в состоянии держать
горизонтальный курс, но маневрового горючего я бы при этом сжег на год
вперед, да и во времени, скорее всего, проиграл бы. А так — свеча в
стратосферу и стремительный спуск уже в точку назначения. Просто и
незамысловато, как воскресная телепередача. И, вдобавок, никаких перегрузок,
неизбежных при горизонталях. Спасибо антиграву.
Океан на Волге красивый. Особенно в тихую погоду, как сегодня. Впрочем,
я все равно никогда не видел других океанов, разве что по телеку. Но по
телеку — это не то. Это надо видеть по-настоящему, через прозрачный
спектролит кабины. Плоский синий блин лежал под «Саргассом», и лишь
чуть-чуть был тронут неясной рябью, похожей на полуденную дымку. Но я знал,
что это просто покатые волны без всякой пены. Хорошая сегодня погода!
Солнце, которое мы на Волге так и называем «Солнцем», клонилось к
волнам, окрашивая небо на западе в розовые тона. А на востоке уже
проглядывали первые звезды и ущербный диск убывающей Луны. Я снова подумал о
«СаЛун лимитед», но как-то невнимательно и без былого энтузиазма. Куда
больше меня сейчас занимала находка бригады Швеллера.
Сел я на воду, чтоб не морочиться, и выбросился с разгону на узкий
песчаный пляжик. Пляжик ощутимо поднимался к центру острова, от воды, и я
знал, что с него вполне удобно стартовать без предварительного разгона.
Островок формой напоминал растопырившего клешни краба — овальный массив
стабильной породы и две длинные, загибающиеся к северу песчаные косы, дань
сильному течению. Моя секретная заимка как раз в центре островка, в самом
сердце хаотичного нагромождения гранитных скал, меж которых проглядывает
бурая каша — смесь бесполезного шлака и руды. А под скалами, уже на глубине
метра, шлака почти нет, он, похоже, наносной.
Швеллер неподвижно торчал в центре расчищенной площадки с находкой в
пустом контейнере из-под непросеянной породы в манипуляторе. Остальные
ребятишки ковырялись в штольнях. Отвесная шахта уходила вглубь метров на
пятнадцать, и все еще не достигла уровня моря. Ниже я, наверное, и соваться
не осмелюсь: руда и так небывало богатая, и ее много.
При виде меня Швеллер оживился и заковылял вверх по тропинке, к гребню.
Я ждал его на перекате, одним глазом наблюдая за преданным роботом, а вторым
любуясь видом. Вид впечатлял. Извилистая тропинка спускалась к самому
океану, зелень на скалах и скалы посреди зелени олицетворяли нетронутую
дикость природы, и я, негласный хозяин всего этого великолепия, глядел с
высоты добрых сорока метров. «Саргасс» притих на песочке, как задремавший
скат.
Когда Швеллер оказался рядом и почтительно свистнул, я отвлекся от
созерцания пейзажей. Брезгливо отстранив протянутый контейнер, весь в
мельчайшей рыжей пыли, я осторожно вынул из него шкатулку.
Она оказалась неожиданно тяжелой, словно была сделана из свинца или
золота. И еще — она была запаяна в прозрачную и казавшуюся очень тонкой
пленку. Размером — сантиметров двадцать на сантиметров десять, и в толщину
сантиметров пять. Эдакий аспидно-черный кирпич с тончайшей риской по
периметру, отделяющей крышку от всего остального.
Я взглянул на шкатулку лишь мельком; сразу потянул из кармана пульт
управления роботами. Швеллер докладывал: никаких больше находок, плотность
руды прежняя, состав — прежний, уровень излучения — в допустимых пределах.
Ну, и все такое прочее. Я кивнул, хотя Швеллеру это ровным счетом ничего не
дало, и с пульта подтвердил стандартную программу.
Если за… э-э-э… да уже час, чего там! Если за час ничего больше не
нашли, то и незачем тут дальше торчать. Артефакты парами, видимо, не
встречаются. И я побрел вниз по склону, к «Саргассу», держа тяжкую находку
обеими руками. Пленка была гладкая наощупь и прохладная; я все боялся
шкатулку выронить.
Когда я был уже у самого пляжа, далеко на востоке мелькнула в небе
косая светлая полоска — патрульный ракетоплан.
«Чего его тут носит?» — неприязненно продумал я.
Из осторожности я выждал с полчаса; начало смеркаться. На всякий случай
еще раз связался со Швеллером и убедился, что ничего необычного ребятишки
больше не откопали. Так и не узнав чья непостижимая воля забросила
патрульный ракетоплан так далеко от побережья материка, я забрался в
«Саргасс» и без лишних слов вознесся в стратосферу.
Шкатулка, надежно пристегнутая, покоилась на соседнем кресле, справа от
меня. И я на нее постоянно косился.
Дома я сделал контрольный круг над заимкой и только потом пошел на
посадку. Чувство мое молчало, но правая рука сама собой тронула кобуру с
бластом, рукоятку которого украшал прадедовский девиз на двух языках.
«Смерть или слава». «Death or Glory».
Смерти я сегодня счастливо избежал. Неужели мне вдруг улыбнулась
переменчивая удача, и я откопал на островке что-то ценное? Что-то, что может
изменить человеческие судьбы?
Вовремя найденный артефакт вполне может разбудить впавшую в летаргию
расу, если только попадет в нужные руки. В руки, которые он вполне может
прославить.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Смерть или слава

ФАНТАСТИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Владимир Васильев: Смерть или слава

в каждую мышцу, в каждый нерв, чувствовалась каждой клеточкой кожи — и
каждым квадратным метром обшивки. Зислис чувствовал сейчас, как упивается
этой мощью Фломастер — старший офицер-канонир, и вместе с ними тысячи людей,
слитых в единый экипаж чудо-корабля.
Первая волна врагов смяла оборонительные линии свайгов, азанни, Роя,
пространство корчилось и сминалось, гигаватты энергии перекачивались за
какие-то секунды и обрушивались на избранные цели.
Стая энергетических сгустков разметала чужие звездолеты, еще недавно
казавшиеся верхом совершенства, а теперь представляющие из себя не более чем
допотопные дребезжащие колымаги.
Зислис не стал дожидаться, пока враг ударит первым. Он, старший
офицер-навигатор корабля людей, поддерживаемый сотнями и тысячами операторов
на боевых постах, развернул исполинский наконечник копья и ринулся навстречу
битве.

37. Роман Савельев, старатель, Homo, планета Волга.

До чего же все-таки разбаловала людей цивилизация! Зря, по-моему,
чужаки нас за дикарей держат.
Солнце немилосердно жгло нам макушки, и ноги ныли от долгой ходьбы. А
ведь шли мы всего-навсего шестой час.
Развратили нас звездолеты-вездеходы, купола со всеми удобствами и
кондиционированная прохлада. Забыли мы о природе напрочь. Изнежились. А ведь
любой из людей телесно вполне был способен выжить на этой равнине без всяких
орудий, без всяких благ. Но мы, сегодняшние волжане, этого попросту не
умели.
Шли мы на северо-восток, к Новосаратову. Я чувствовал неприятное
посасывание под ложечкой — верный признак близкого голода. Чистяков уже
недобрым взглядом провожал пролетающих птиц.
Хорошо, хоть от жажды мы не страдаем — в карстовых разломах-колодцах
вода встречается постоянно. Уже дважды мы натыкались на открытые великанские
стаканы, на донышках которых плескалась мутная и соленая, но все-таки годная
для питья вода. Запасливый Смагин раздал всем желтые капсулы антидиза, чтоб
микроскопическая дрянь-живность, которую мы проглотили вместе с водой, не
учинила нам очередную инфекционную Хиросиму. Локальную.
Откровенно говоря, я с минуты на минуту ожидал появления Риггельда.
Сколько ему на вездеходе тянуть? До воронки на месте бывшей заимки — часов
пять. Ну, мы за это время километров двадцать-двадцать пять точно отмахали.
Это минус десять минут Риггельду. Небо было чистым, как назло — ни облачка.
Куда они вечно деваются, когда нужны? Вот если собираешься в горы на
пикничок — обязательно дождь зарядит на неделю. А сейчас — просто голубое
диво над головами. Ни от солнца за тучкой не укрыться, ни от чужих
спрятаться.
Правда, чужих мы пока не видели. Один раз только почудился мне
далекий-далекий гул, и на горизонте возникло какое-то слабое шевеление в
атмосфере. Но все это обошло нас стороной, и не пришлось нырять в очередной
разлом и изображать из себя крысу.
— Не понимаю, — проворчал Чистяков уныло. — Как в старину народ пешком
по степям шастал?
— А чего? — без особого интереса спросила Юлька. Отчаянная тоже устала.
Как и все мы. — Чем тебе степь не потрафила?
— Жарко. Идти далеко. Жрать нечего…
— У меня шоколадка есть, — сказала Яна. — Разделить?
Чистяков скривился:
— Дели…
По нему было видно, что Костя мечтал сейчас не о шоколаде, а о хорошем
куске мяса. Пусть даже консервированного — свежатина на Волге не всем по
карману. А шоколад — так, пустяковина, только желудок подразнить.
Яна на ходу пошелестела оберткой и разломила прямоугольную плитку на
пять равных частей. Я молча принял свою долю и не глядя отправил в рот.
Стало сладко, но мысли о мясе меня так и не покинули. Чистякова, по-моему,
тоже.
Шоколад истаял во рту со сказочной быстротой.
Смагин грустно проводил взглядом пестрый комок — обертку, подхваченную
ветром. Далеко этот комок не укатился, темный зев карстового колодца
проглотил то, что мы сочли несгедобным: клочок фольги и глянцевый кусочек
пластика.
Почему-то именно в этот момент мне стало особенно тоскливо. Уронив
взгляд на желтоватые известняки под ногами, я прибавил шагу. Идти надо, а не
тащиться. Во-он к тому холмику, растущему из кудлатого стланика. А потом — к
следующему. И так много-много раз, пока Риггельд нас не отыщет.
— Ром, — негромко спросила у меня Юлька. — А сколько, по-твоему, отсюда
до Новосаратова?
Я пожал плечами.
— Не знаю… Километров четыреста. Хотя, наверное больше. Пятьсот.
Юлька немного помолчала.
— Но это ведь все равно не больше пяти часов? Вездеходом?
Теперь промолчал я. Она права.
Наконец я счел, что молчать и дальше будет нехорошо:
— Ты хочешь сказать, что Риггельду давно уже пора появиться?
— Ну, не то чтобы давно… — вздохнула Юлька. — Но пора.
Вот черт! Она действительно права. «Не то чтобы давно…» В самом деле
пора. Но ведь отыскать пятерых пешеходов в степи — нелегкая задача даже для
звездолетчика. А у Риггельда всего лишь вездеход.
«Так скоро и известняки кончатся», — озабоченно подумал я.
Мы наверняка вплотную приблизились к северо-восточной границе карстовой
долины. Скоро начнется обычная степь. С ковылями и черноземом.
Чистяков, идущий несколько впереди, перепрыгнул через первый чахленький
кустик стланика.
— Куда тебя понесло? — спросил Смагин. — В заросли? Давай обойдем, чего
продираться.
— Зато осмотримся. Какой-никакой, а все же холмик.
Смагин замолчал. Потом безнадежно махнул рукой, и тоже переступил через
стланик.
Некоторое время мы шли, как цапли по болоту — высоко задирая ноги и

часто перепрыгивая через совсем уж непроходимые хитросплетения ветвей и
хаотично изломанных стволиков.
Верхушка холмика, как водится, была лысой. Интересно, отчего так?
Ветер, что ли, виноват?
Я прищурился разглядывая отступивший горизонт.
— Чтоб меня! — выдохнул Чистяков. — Это мираж? Или еще кто-нибудь
видит?
Юлька подалась вперед, и, кажется, намерилась содрать куртку чтоб
помахать ею над головой.
— Это вездеход, — сказала Яна невозмутимо.
Вездеход не двигался. Крохотной точкой застыл наполпути к следующему
лысому холмику. И еще дальше, совсем уж на пределе видимости, смутно
виднелось еще что-то. Может быть, еще один вездеход. А может быть,
чей-нибудь купол. Но в этом районе нет куполов — по крайней мере еще недавно
не было.
— Между прочим, — понизив голос предупредил Смагин, — нас оттуда
прекрасно видно. На фоне неба-то.
Действительно, мы ж на самой макушке холма.
— Ну и что? — не поняла Юлька.
— Это не обязательно Риггельд, — неохотно пояснил Смагин.
— Зато обязательно не чужие, — нашлась Юлька. — Пошли, нам терять
нечего. Даже если это гопота из «Меркурия».
Не знаю, заметили нас из вездехода или не заметили. Но с места вездеход
так и не сдвинулся.
Мы топали к нему добрых полчаса. Ну, может чуть меньше. И чем ближе
подходили, тем сильнее портилось у меня настроение. Потому что я вскоре
узнал — чей это вездеход.
Моего большого «друга» Плотного. Феликса Юдина. Который совсем недавно
зарился на мой звездолет… ныне размазанный по дну воронки у чистяковской
заимки.
А вот у Чистякова, Смагина и Янки настроение явно подскочило — еще бы,
появился шанс, что малоприятное пешее путешествие через долину наконец-то
завершится. Зато Юлька помрачнела — составила мне компанию. Она, конечно,
поняла, что это не Риггельд.
Вездеход был редкий. Песочного цвета «Урал». Мощная и дорогая машина —
на Волге таких хорошо если с десяток наберется.
— А у Риггельда «Даймлер» был… — зачем-то сообщил Смагин
скучным-прескучным голосом. Юлька сердито стрельнула глазами в его сторону.
Костя Чистяков осторожно подошел вплотную и, заслоняясь от света
ладонями, приник к боковому триплексу.
— Пусто! — сказал он через секунду. Смагин тотчас прыгнул к дверце. На
миг задержал ладонь на ручке, и потянул на себя. Дверца послушно открылась —
мягко и бесшумно. «Урал» все-таки. И внутри — действительно никого. И
ничего. Никаких вещей. Впрочем — какие вещи могут найтись в машине Плотного,
бандита и головореза?
Янка вдруг отошла в сторону, нагнулась и что-то подобрала с известняка.
— Глядите! — сказала она озабоченно.
Я не сразу сообразил — что она нам протягивает. А потом понял — бласт.
Оплавленный, до неузнаваемости изуродованный ручной однопотоковый бласт
системы «Витязь». Дружки Плотного и сам Плотный такими частенько помахивали.
И постреливали из таких.
Чистяков тем временем оживил привод — успешно. С первой попытки
вездеход встал на подушку и тихонько зашелестел в стабилизированном режиме.
Словно пересыпался песок в гигантских песочных часах.
— Ха! — Чистяков прямо-таки лучился оптимизмом. — Праздник, граждане!
Тележка жива! Просю унутрь!
Брезгливо отбросив останки бласта, Яна вытерла руки о джинсы и приникла
к Смагину. Тот успокаивающе прижал ее к себе.
Юлька открыла вторую дверцу и уселась справа от Чистякова. Я устроился
слева — в «Урале» место водителя по центру. Смагину с Янкой осталось заднее
сидение, больше смахивающее на небольшой диван.
Первым делом Юлька потянулась к видеомодулю и без запинки набрала
номер, который сегодня дал нам Риггельд. Уже успела запомнить. Я покосился
на приборы перед Чистяковым, и убедился, что батареи вполне живы. Нам не то
что до Новосаратова хватит — можно Волгу раз пять по экватору обгехать.
Риггельд нам не ответил, и Юлька насупилась.
Странно. Должен был бы ответить, он ведь обещал немедленно выехать нам
навстречу. А значит, должен находиться в кабине и слышать вызов.
Тщетно мы вслушивались в протяжные гудки. Долго вслушивались. Очень
долго. Юлька тыкала пальцем в «Повтор/Redial», модуль покорно набирал номер
раз за разом — и все безрезультатно.
Наконец Чистяков не выдержал.
— Поехали, что ли? Может, он в кустики выскочил по дороге…
Юлька метнула на Костю взгляд, в котором смешивались самые
противоречивые чувства. Но послушно хлопнула дверцей со своей стороны.
И мы рванулись к еще одному вездеходу, виднеющемуся невдалеке, в
полукилометре примерно. Смагин чем-то шуршал сзади.
— Ха! — провозгласил он с воодушевлением. — Гамбургеры! Правда, всего
четыре штуки…
— Поделимся! — Чистяков ничуть не огорчился этому маленькому просчету
судьбы. Я, признаться, тоже не огорчился.
Тихонько заурчала печка — приятная, все-таки, штука «Урал». Хотя любой,
даже самый захудалый звездолет все равно лучше самого модернового вездехода.
Едва мы подгехали ко второму вездеходу, серо-зеленому «Киеву», я
заметил рядом труп. Человеческий.
— Сидите, — сказал я и вышел. Приблизился.
Когда-то в этом теле обитала темная и грязная душонка Архара — дружка
Плотного. Имени этого головореза я не знал, да и фамилию не знал точно. Не
то Архаров, не то Архарский. А, может, и Архарян — нос слишком уж
характерный и щетина цвета сажи. В голове Архару проделали дыру — огромную,
кулак просунуть можно. Малоприятное зрелище, доложу я вам. В руке мертвый
Архар до сих пор держал оружие — тот же «Витязь», на этот раз
неповрежденный. Как ни темна была у Архара душонка, сопротивлялся он до
последнего. И не требовалось особого воображения, чтоб понять кому
сопротивлялся.
Известняк вокруг «Киева» во многих местах почернел, а несколько в
стороне виднелась небольшая воронка. Уменьшенная копия тех мрачных кратеров,
что возникли на месте наших со Смагиным звездолетов.
Я с тоской взглянул на небо, обошел труп и порылся сначала в бардачке
«Киева», а потом в багажнике. Чутье меня не подвело.
— Держи, — я вернулся и передал Смагину еще один пакет с гамбургерами.
Смагин в ответ протянул мне горячий и очень желанный бутерброд, от которого
оттяпал чуть меньше четвертинки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56