Рубрики: СТИХИ

стихи популярных и не очень авторов

«Князь тишины» 1988

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Наутилус Помпилиус: «Князь тишины» 1988

«Наутилус Помпилиус»

«Князь тишины»
«The Prince of Silence»

1988

LP, 9()

Сторона 1:

1. Скованные
(В.Бутусов — И.Кормильцев) — 4.23

2. Князь тишины
(В.Бутусов — Э.Ади, перевод Л.Мартынова) — 3.37

3. Взгляд с экрана
(В.Бутусов — И.Кормильцев) — 4.30

4. Стриптиз
(В.Бутусов — И.Кормильцев) — 4.56

Сторона 2:

5. Доктор твоего тела
(В.Бутусов — И.Кормильцев) — 4.40

6. Я хочу быть с тобой
(В.Бутусов — И.Кормильцев, В.Бутусов) — 4.26

7. Казанова
(В.Бутусов — И.Кормильцев) — 4.05

8. Шар цвета хаки
(В.Бутусов — И.Кормильцев) — 2.40

9. Прощальное письмо
(В.Бутусов — Д.Умецкий, В.Бутусов) — 3.47

Звукорежиссер А.Кальянов

Редактор Ю.Потеенко
Художник М.Афанасьев
Фото С.Борисова

Запись кооператива «Синтез» и «Тон Сервис», 1988г.

Год выпуска: МЕЛОДИЯ, 1989.

—————————————————————————

1. Скованные.

Круговая порука мажет, как копоть.
Я беру чью-то руку, а чувствую локоть.
Я ищу глаза, а чувствую взгляд,
Где выше голов находится зад.
За красным восходом — розовый закат.
Скованные одной цепью,
Связанные одной целью.
Скованные одной цепью,
Связанные одной.

Здесь суставы вялы, а пространства огромны.
Здесь составы смяли, чтобы сделать колонны.
Одни слова для кухонь, другие — для улиц.
Здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц
И я держу равнение, даже целуясь
На скованных одной цепью,
Связанных одной целью.
Скованных одной цепью,
Связанных одной целью.

Можно верить и в отсутствие веры,
Можно делать и отсутствие дела.
Нищие молятся, молятся на
То, что их нищета гарантирована.

Здесь можно играть про себя на трубе,
Но как не играй, все играешь отбой.
И если есть те, кто приходят к тебе,
Найдутся и те, кто придет за тобой.
Также скованные одной цепью,
Связанные одной целью.
Скованные одной цепью,
Связанные одной.

Здесь женщины ищут, но находят лишь старость,
Здесь мерилом работы считают усталость,
Здесь нет негодяев в кабинетах из кожи,
Здесь первые на последних похожи
И не меньше последних устали, быть может,
Быть скованными одной цепью,

Связанными одной целью.
Скованными одной цепью,
Связанными одной целью.

Скованные одной цепью,
Связанные одной целью.
Скованные одной цепью,
Связанные одной целью.
Скованные.

2. Князь тишины.

По лунному свету блуждаю, посвистывая,
Но только оглядываться мы не должны.
Идет, идет, идет вслед за мной
Вышиной в десять сажень добрейший князь —
Князь тишины.
Добрейший князь — Князь тишины.

Мой князь — Князь тишины,
Мой князь — Князь тишины.
Мой князь — Князь тишины,
Мой князь — Князь тишины.

И горе мне, если впал я в безмолвие
Или уставился на лик луны.
Стон, треск — растоптал,
Стон, треск — растоптал бы меня,
Растоптал моментально, добрейший князь —
Князь тишины.
Добрейший князь — Князь тишины.

Мой князь — Князь тишины,
Мой князь — Князь тишины.
Мой князь — Князь тишины,
Мой князь — Князь тишины.

Мой князь — Князь тишины,
Мой князь — Князь тишины.
….

3. Взгляд с экрана.

Она читала мир как роман,
А он оказался повестью.
Соседи по подъезду —
Парни с прыщавой совестью.

Прогулка в парке без дога
Может стать тебе слишком дорого.
Мать учит наизусть телефон морга,
Когда ее нет дома слишком долго.

Отец, приходя, не находит дверей
И плюет в приготовленный ужин.
Она — старше чем мать,
Он должен стать ее мужем.

Первый опыт борьбы против потных рук
Приходит всегда слишком рано.
Любовь — это только лицо на стене,
Любовь — это взгляд с экрана.

Ален Делон говорит по французски,
Ален Делон говорит по французски.
Ален Делон, Ален Делон не пьет одеколон.
Ален Делон, Ален Делон пьет двойной бурбон.
Ален Делон говорит по французски.

Парни могут стараться в квартирах подруг,
Она тоже бывает там.
Но это ей не дает ни черта
Кроме будничных утренних драм.

А дома совсем другое кино.
Она смотрит в его глаза
И фантазии входят в лоно любви
Сильней чем все те, кто узнают ее.

Ален Делон говорит по французски,
Ален Делон говорит по французски.
Ален Делон, Ален Делон не пьет одеколон.
Ален Делон, Ален Делон пьет двойной бурбон.
Ален Делон говорит по французски.

4. Стриптиз.

Мясники выпили море пива,
Мясники слопали горы сала,
Мясники трахнули целый город.
Им этого мало, им этого мало.

И когда, когда надвигается буря
Они смотрят где лучше расставить кресла,

Страницы: 1 2 3

«НОЧЬ»

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: КИНО’85: «НОЧЬ»

Em Am G
Что с того, что мы хотим танцевать?

Em Am G
Наше сердце работает, как новый мотор,
Em Am G
Почему и чего мы еще должны ждать,
Em Am G
И мы будем делать все, что мы захотим,
Em Am G
А сейчас, сейчас мы хотим танцевать.

Em D G
Мы хотим танцевать.

Страницы: 1 2 3

«АКТРИСА ВЕСНА»

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: ДДТ’92: «АКТРИСА ВЕСНА»

*******************
* ДДТ’92 *
* «АКТРИСА ВЕСНА» *
*******************

(C) 1994 TONY — набор

Сторона 1
1. Дождь
2. В последнюю осень
3. Фома
4. Еду я на Родину
Сторона 2
5. Храм
6. Что такое осень
7. Ночь
8. Актриса Весна

ДОЖДЬ

Дождь…
Звонкой пеленой наполнил небо майский дождь.
Гром…
Прогремел по крышам, распугал всех кошек гром.
Я открыл окно, и весёлый ветер разметал всё на столе —
Глупые стихи, что писал я в душной и унылой пустоте.

Грянул майский гром, и веселье бурною пьянящею волной
Окатило — Эй, вставай-ка и попрыгай вслед за мной.
Выходи во двор и по лужам бегай хоть до самого утра —
Посмотри, как носится смешная и святая детвора.

Капли на лице — это только дождь, а может плачу это я.
Дождь очистил всё, и душа, захлюпав, вдруг размокла у меня.
Потекла ручьём, прочь из дома, к солнечным некошенным лугам
Превратившись в пар, с ветром полетела к неизведанным мирам.

И представил я — город наводнился вдруг весёлыми людьми.
Вышли все под дождь, хором что-то пели и плясали, чёрт возьми!
Позабыв про стыд и опасность после с осложненьем заболеть,
Люди под дождём, как салют, встречали гром, весенний первый гром.

В ПОСЛЕДНЮЮ ОСЕНЬ

В последнюю осень ни строчки, ни вздоха.
Последние песни осыпались летом.
Прощальным костром догорает эпоха,
И мы наблюдаем за тенью и светом
— В ПОСЛЕДНЮЮ ОСЕНЬ

Голодная буря шутя разметала
Всё то, что душило нас пыльною ночью.
Всё то, что давило, играло, мерцало
Осиновым ветром разорвано в клочья
— В ПОСЛЕДНЮЮ ОСЕНЬ

Ах, Александр Сергеевич, милый —
Ну что же Вы нам ничего не сказали
О том, как дышали, искали, любили,
О том, что в последнюю осень Вы знали
— В ПОСЛЕДНЮЮ ОСЕНЬ

Голодное море шипя поглотило
Осеннее солнце, и за облаками
Вы больше не вспомните то, что здесь было
И пыльной травы не коснётесь руками.
Уходят в последнюю осень поэты
И их не вернуть — заколочены ставни.
Остались дожди и замёрзшее лето,
Осталась любовь и ожившие камни
— В ПОСЛЕДНЮЮ ОСЕНЬ

ФОМА

Я часто не верю, что будет зима,
Когда душной ночью лежу на полу.
И мажу сгоревшую спину кефиром,
Глупый Фома без креста и квартиры,
Мне даже не верится, что я живу.

Я часто не верю, что на небесах
Нашей любовью архангелы правят.
Ты молча уйдёшь — я останусь один,
Несвежий покойник на похоронах,
Не в силах обряд этот чем-то исправить.

Жизнь наша — поле ряженых мин.
Я брёл по нему, я метался на нём.
И видя, как клочьями рвётся мой друг,
Я верю с трудом в очищенье огнём
И часто не верю в пожатие рук.

Я часто не верю Большому Себе,
Когда замираю личинкою малой.

Под пыльным стеклом, в летаргическом сне
Я часто не верю в слова-одеяла
О том, что ещё мы с тобой на коне.

Застывшая ночь сдавила виски.
На лике её фонари отцветают.
Я шабашу на кухне, в дырявом трико.
Под тяжестью строк волоса облетают…-
Как хочется верить в своё ремесло.

РОДИНА

Боже, сколько лет я иду, но не сделал и шаг.
Боже, сколько дней я ищу то, что вечно со мной.
Сколько лет я жую вместо хлеба сырую любовь.
Сколько жизни плюёт мне в висок воронёным стволом долгожданная даль.

Чёрные фары у соседних ворот,
Лютики, наручники, порванный рот.
Сколько раз, покатившись, моя голова
С переполненной плахи летела туда, где…

Родина! Еду я на Родину…
Пусть кричат — уродина.
А она нам нравится,
Хоть и не красавица.
К сволочи доверчива, ну а к нам…
Эй, НАЧАЛЬНИК!

Боже, сколько правды в глазах государственных шлюх.
Боже, сколько веры в руках отставных палачей.
Ты не дай им опять закатать рукава, ты не дай им опять закатать рукава,
Суетливых ночей…

Чёрные фары у соседних ворот,
Лютики, наручники, порванный рот.
Сколько раз, покатившись, моя голова
С переполненной плахи летела туда, где…

Родина! Еду я на Родину…
Пусть кричат — уродина.
А она нам нравится,
Хоть и не красавица.
К сволочи доверчива, ну а к нам…
Эй, НАЧАЛЬНИК!

Из-под чёрных рубах рвётся красный петух,
Из-под добрых царей льётся в рты мармелад.
Никогда этот мир не вмещал в себе двух —
Был нам Богом отец, ну а чёртом…

Родина! Еду я на Родину…
Пусть кричат — уродина.
А она нам нравится,
Хоть и не красавица.
К сволочи доверчива, ну а к нам…
Эй, НАЧАЛЬНИК!

ХРАМ

На холодном, хмельном, на сыром ветру
Царь стоит белокаменный.
А вокруг чёрными воронами
Старухи свет дырявят поклонами
А вороны заморскими кенгуру
Пляшут на раскидистых лапах крестов,
А кресты золочёными девами
Кряхтят под топорами молодцов.
Царские врата пасть раззявили —
Зубы выбиты, аж кишки видны.
Иконы комьями кровавыми
Благословляют проклятья войны.
Вой стоит, буто бабы на земле
В этот мёртвый час час вдруг рожать собрались.
Ох, святая мать! Ох, святой отец!
Что ж ты делаешь, Егор!..
Перекрестись!
А красный командир, опричник Егор,
Кипит на ветру, ухмыляется.
Ах вы дураки, мудачьё, позор
Ваш в эту конуру не вмещается
Верный пёс царя грозного Иосифа,
Скачет Егор в счастливую жизнь.
Старое к чёрту сносим мы,
Новая вера рванёт — ложись!..
Небо треснуло медным колоколом,
Залепил грязный свет слюнявые рты.
Вороны чёрными осколками
Расплевали кругом куски тишины.
Купола покатились, как головы,
Стены упали медленно.
От сабель нежданных половцев…
Пошли-ка домой…
Слишком ветрено…

ЧТО ТАКОЕ ОСЕНЬ

Am E Am
Что такое осень? Это небо
A Dm

Страницы: 1 2

«АКТРИСА ВЕСНА»

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: ДДТ’92: «АКТРИСА ВЕСНА»

Плачущее небо под ногами
Dm Am
В лужах разлетаются птицы с облаками
E Am A
Осень, я давно с тобою не был.
Dm Am
В лужах разлетаются птицы с облаками
E Am
Осень, я давно с тобою не был.

Am F Dm E
Осень. В небе жгут корабли
Am F Dm E
Осень. Мне бы прочь от земли
G Dm E
Там, где в море тонет печаль
Dm E
Осень, тёмная даль.

Что такое осень? Это камни
Верность над чернеющей Невою
Осень вновь напомнила душе о самом главном
Осень, я опять лишён покоя.

Осень. В небе жгут корабли
Осень. Мне бы прочь от земли
Там, где в море тонет печаль
Осень, тёмная даль.

Что такое осень? Это ветер
Вновь играет рваными цепями
Осень, доползём ли, долетим ли до рассвета,
Что же будет с Родиной и с нами.
Осень, доползём ли, доживём ли до ответа?
Осень, что же будет завтра с нами.

Осень. В небе жгут корабли
Осень. Мне бы прочь от земли
Там, где в море тонет печаль
Осень, тёмная даль.

Тает стаей город во мгле
Осень, что я знал о тебе
Сколько буде рваться листва
Осень вечно права.

НОЧЬ

Обезвреженные лица, защищённые глаза
Отключается столица с вечной жаждой в ночь вонзиться
И забыться до утра.
Ночь осеннюю разбавим мы кряхтением пружин.
Спи, мой Авель, спи, мой Каин, царь неведомых окраин
Спи, мой тёмный гражданин.

Город — горе без идеи,
Нам бы в каждое окно
Бросить крюк потяжелее, а в аллеях, что редеют
Посадить одно бревно.
Горы давленных иллюзий, реки плавленных мозгов.
В подворотнях битых люди,
Получая хрен на блюде,
Режут пьяненьких Христов.

Спите, люди, в сей столице — вы и звери, вы и птицы.
Разбавляйте ложь страданьем, но оставьте упованья.
Спит насильственное братство выключателей и улиц.
Это сонное богатство разбивает тунеядство
Тех, которые проснулись.

АКТРИСА ВЕСНА

Актриса Весна после тяжкой болезни снова на сцене.
Лёгким движеньем вспорхнув на подмостки оттаявших крыш,
Читает балет о кошмарной любви и прекрасной измене,
Танцует стихи о коварстве героев и верности крыс.

Овации улиц раскрасили город священным зелёным
От этой молитвы обрушилось небо лавиной тепла.
Несмолкаемый «Бис!» площадей засиренил галёрки влюблённых.
В залатанных фраках фасадов заполнили партер дома.

Актриса Весна! Актриса Весна!
Позволь нам дожить, позволь нам допеть до весны…

Солнце-генсек мусолит лорнет в императорской ложе.
Мрачно ворчит о расшатанных нервах, что греть не резон,
Приподнимает за подбородки улыбки прохожих
И, крестясь, открывает семьдесят пятый театральный сезон.

Актриса Весна! Актриса Весна!
Позволь нам дожить, позволь нам допеть до весны…

Страницы: 1 2

«НОЧЬ»

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: КИНО’85: «НОЧЬ»

***********
* КИНО’85 *
* «НОЧЬ» *
***********

ВИДЕЛИ НОЧЬ

C
Мы вышли из дома,
G
Когда во всех окнах
Am
Погасли огни,
F7
Один за одним,
C G
Мы видели, как уезжает
Am F7
Последний трамвай.
C
Ездят такси,
G
Но нам нечем платить,
Am
И нам незачем ехать,
F7
Мы гуляем одни,
C
На нашем кассетнике
G Am F7
Кончилась пленка, смотай.

C
Видели ночь,
G Am F7
Гуляли всю ночь до утра.

Зайди в телефонную будку,
Скажи, чтоб закрыли дверь
В квартире твоей,
Сними свою обувь —
Мы будем ходить босиком.
Есть сигареты, спички,
Бутылка вина, и она
Поможет нам ждать,
Поможет поверить,
Что все спят,
И мы здесь вдвоем.

Видели ночь,
Гуляли всю ночь
До утра…

ФИЛЬМЫ

G
Ты смотришь мне в глаза,
Ты смотришь мне в глаза,
Em
Но темные стекла хранят мою душу.
G
Мы вышли из кино,
Мы вышли из кино,
Em
Ты хочешь там остаться,
Но сон твой нарушен.

Am Hm Em
Ты так любишь эти фильмы,
Am Hm G
Мне знакомы эти песни.
Am Hm Em
Ты так любишь кинотеатры,
Am Hm G
Мы вряд ли сможем быть вместе. /G Em C G Am/

Ты смотришь мне в глаза,
А я смотрю вперед,
Ты говоришь, что я похож на киноактера,
И ты меня зовешь, а я иду домой,
Я знал, что будет плохо,
Но не знал, что так скоро.

Ты так любишь эти фильмы,
Мне знакомы эти песни.
Ты так любишь кинотеатры,
Мы вряд ли сможем быть вместе.

Ты хочешь, чтобы я
Остался навсегда с тобой,
Ты хочешь, чтоб ты пела, а я тебя слушал,
Оставь меня в покое, оставь меня в покое,
Оставь меня в покое,
Не тронь мою душу.

Ты так любишь эти фильмы,
Мне знакомы эти песни.
Ты так любишь кинотеатры,
Мы вряд ли сможем быть вместе.

ТВОЙ НОМЕР

Em Hm
Опять бьет дрожь,
Em Hm
На небе диск полной луны,
Em Hm
Опять идет дождь,
Em Hm
Опять я вижу странные сны.

G
Телефон и твой номер
Hm Em
Тянут меня, как магнит.

И опять этот вечер и ветер,
И эта луна…
Мне кажется, я вижу тебя,
Но это отрывок из сна.

Телефон и твой номер
Тянут меня, как магнит.

Треск мотоциклов,
Драка с цепями в руках,
Тени в парадных,
Все это я видел в снах.

Телефон и твой номер
Тянут меня, как магнит.

ТАНЕЦ

Em C G
Танец на улице, танец на улице в дождь,
Em C G
Зонты, раскрываясь, звучат словно выстрелы ружей.
Em C G F
Кто-то бежал, а кто-то остался здесь,
Em C G
И тот, кто остался, шагает прямо по лужам.

C Cm7 Em
Капли дождя лежат на лицах, как слезы,
Hm C Em
Текут по щекам словно слезы.
C Cm7 Em
Капли дождя лежат на лицах, как слезы,
Hm C Em
Ты знаешь теперь этот танец.

Битые стекла, рваные брюки — скандал.
К черту зонт, теперь уже все равно.
Танец и дождь никогда не отпустят тебя,
В их мокром обьятии не видно родное окно.

Капли дождя лежат на лицах, как слезы,
Текут по щекам словно слезы.
Капли дождя лежат на лицах, как слезы,
Ты знаешь теперь этот танец.

Мокрые волосы взмахом ладони — назад,
Закрыв свою дверь, ты должен выбросить ключ.
И так каждый день, так будет каждый день,
Пока не увидишь однажды небо без туч.

Капли дождя лежат на лицах, как слезы,
Текут по щекам словно слезы.
Капли дождя лежат на лицах, как слезы,
Ты знаешь теперь этот танец.

НОЧЬ

C Hm G
За окнами солнце, за окнами свет — это день.
C Hm G
Ну, а я всегда любил ночь.
A# C Em
И это мое дело — любить ночь,
A# C G
И это мое право — уйти в тень.

Я люблю ночь за то, что в ней меньше машин,
Я люблю дым и пепел своих папирос,
Я люблю кухни за то, что они хранят тайны,
Я люблю свой дом, но вряд ли это всерьез.

C D
И эта ночь и ее электрический свет
G
Бьет мне в глаза,
C D
И эта ночь и ее электрический свет

Страницы: 1 2 3

«НОЧЬ»

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: КИНО’85: «НОЧЬ»

G
Бьет мне в окно,
C D
И эта ночь и ее электрический голос
G Fm# Em
Манит меня к себе,
C D#
И я не знаю, как мне прожить
G
Следующий день.

Я один, но это не значит, что я одинок,
Мой магнитофон хрипит о радостях дня,
Я помню, что завтра меня ждет несколько встреч,
И кофе в известном кафе согреет меня.

И эта ночь и ее электрический свет
Бьет мне в глаза,
И эта ночь и ее электрический свет
Льет мне в окно,
И эта ночь и ее электрический голос
Манит меня к себе,
И я не знаю, как мне прожить
Следующий день.

ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ — см. «НАЧАЛЬНИК КАМЧАТКИ»

ЖИЗНЬ В СТЁКЛАХ

Am G
Темные улицы тянут меня к себе,
Hm Em
Я люблю этот город, как женщину «Х».
Am G
На улицах люди, и каждый идет один,
Hm Em
Я закрываю дверь, я иду вниз.

C G
Я знаю, что здесь пройдет моя жизнь,
Am Em
Жизнь в стеклах витрин,
C Em
Я растворяюсь в стеклах витрин,
Am Em
Жизнь в стеклах витрин.

И вот я иду, и рядом со мной идут,
Я смотрю на них, мне кажется, это — дом мод.
Похоже, что прошлой ночью был звездопад,
Но звезды, как камни, упали в наш огород.

Я знаю, что здесь пройдет моя жизнь,
Жизнь в стеклах витрин,
Я растворяюсь в стеклах витрин,
Жизнь в стеклах витрин.

Ветер задувает полы моего плаща,
Еще один дом, и ты увидишь меня.
Искры моей сигареты летят в темноту,
Ты сегодня будешь королевой дня.

Я знаю, что здесь пройдет моя жизнь,
Жизнь в стеклах витрин,
Я растворяюсь в стеклах витрин,
Жизнь в стеклах витрин.

АНАРХИЯ
(Пародия на группу «Sex Pistols»)

C
Солдат шел по улице домой
F G C
И увидел этих ребят.
C
«Кто ваша мама, ребята?» —
F G C
Спросил у ребят солдат.

Am Em
Мама — Анархия,
F G
Папа — стакан портвейна.

Все они в кожаных куртках,
Все небольшого роста,
Хотел солдат пройти мимо,
Но это было не просто.

Мама — Анархия,
Папа — стакан портвейна.

Довольно веселую шутку
Сыграли с солдатом ребята:

Раскрасили красным и синим,
Заставляли ругаться матом.

Мама — Анархия,
Папа — стакан портвейна.

ЗВЁЗДЫ ОСТАНУТСЯ ЗДЕСЬ

A Hm
Не люблю темные стекла,
A Hm
Сквозь них темное небо.
G D Em
Дайте мне войти, откройте двери.
A Hm
Мне снится Черное море,
A Hm
Теплое Черное море,
G D Em
За окнами дождь, но я в него не верю.

G
И я попал в сеть,
A Hm
И мне из нее не уйти,
G A Hm
Твой взгляд бьет меня, словно ток.
G A Hm
Звезды упав, все останутся здесь,
G A Hm
Навсегда останутся здесь.

В каждом из нас спит волк,
В каждом из нас спит зверь,
Я слышу его рычанье, когда танцую.
В каждом из нас что-то есть,
Но я не могу взять в толк,
Почему мы стоим, а места вокруг нас пустуют.

И я попал в сеть,
И мне из нее не уйти,
Твой взгляд
Бьет меня, словно ток.
Звезды упав,
Все останутся здесь,
Навсегда останутся здесь.

ИГРА

Am G-3 Am
Уже поздно, все спят, и тебе пора спать,
Am G-3 C
Завтра в восемь утра начнется игра,
G-3 Am
Завтра солнце встанет в восемь утра.
G-3 Am
Крепкий утренний чай, крепкий утренний лед.
G-3 C
Два из правил игры, а нарушишь — пропал,
G-3 Am
Завтра утром ты будешь жалеть, что не спал.

Am G
Но сейчас деревья стучат ветвями в стекла,
Am G
Ты можешь лечь и уснуть, и убить эту ночь.
Am G
Деревья, как звери, царапают темные стекла,
Am G
Пока еще не поздно лечь и уснуть в эту ночь.

Ни звонков, ни шагов, ни звона ключей,
Еле слышно часы у кровати стучат,
В этом доме все давно уже спят.
Только капля за каплей из крана вода,
Только капля за каплей из времени дни,
Ты пойдешь рубить лес, но увидишь лишь пни.

Но сейчас деревья стучат ветвями в стекла,
Ты можешь лечь и уснуть, и убить эту ночь.
Деревья, как звери, царапают темные стекла,
Пока еще не поздно лечь и уснуть в эту ночь.

МЫ ХОТИМ ТАНЦЕВАТЬ

Em D G
Наше сердце работает, как новый мотор,
Em D G
Мы в четырнадцать лет знаем все, что нам надо знать,
Em Am G
И мы будем делать все, что мы захотим,
Em D G
Пока вы не угробили весь этот Мир.

Em D G
В нас еще до рождения наделали дыр,
Em D G
И где тот портной, что сможет их залатать?
Em D G
Что с того, что мы немного того,

Страницы: 1 2 3

Стихи

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Осип Мандельштам: Стихи

В дорожном платье, с саквояжем,
В автомобиле и в вагоне,
Она боится лишь погони,
Сухим измучена миражем.

Какая горькая нелепость:
Цель не оправдывает средства !
Ему — отцовское наследство,
А ей — пожизненная крепость !
1913

Теннис

Среди аляповатых дач,
Где шатается шарманка,
Сам собой летает мяч —
Как волшебная приманка.

Кто, смиривший грубый пыл,
Облеченный в снег альпийский,
С резвой девушкой вступил
В поединок олимпийский ?

Слишком дряхлы струны лир:
Золотой ракеты струны
Укрепил и бросил в мир
Англичанин вечно юный !

Он творит игры обряд,
Так легко вооруженный,
Как аттический солдат,
В своего врага влюбленный !

Май. Грозовых туч клочки.
Неживая зелень чахнет.
Все моторы и гудки, —
И сирень бензином пахнет.

Ключевую воду пьет
Из ковша спортсмэн веселый;
И опять война идет,
И мелькает локоть голый !
1913

Американка

Американка в двадцать лет
Должна добраться до Египта,
Забыв «Титаника» совет,
Что спит на дне мрачнее крипта.

В Америке гудки поют
И красных небоскребов трубы
Холодным тучам отдают
Свои прокопченные губы.

И в Лувре океана дочь
Стоит прекрасная, как тополь;
Чтоб мрамор сахарный толочь,
Влезает белкой на Акрополь.

Не понимая ничего,
Читает «Фауста» в вагоне
И сожалеет, отчего
Людовик больше не на троне.
1913

* * *

Отравлен хлеб, и воздух выпит.
Как трудно раны врачевать !
Иосиф, проданный в Египет,
Не мог сильнее тосковать !

Под звездным небом бедуины,
Закрыв глаза и на коне,
Слагают вольные былины
О смутно пережитом дне.

Немного нужно для наитий:
Кто потерял в песке колчан,
Кто выменял коня — событий
Рассеивается туман.

И, если подлинно поется
И полной грудью, наконец,
Все исчезает — остается
Пространство, звезды и певец !
1913

Домби и сын

Когда, пронзительнее свиста,
Я слышу английский язык —
Я вижу Оливера Твиста
Над кипами конторских книг.

У Чарльза Диккенса спросите,
Что было в Лондоне тогда:
Контора Домби в старом Сити
И Темзы желтая вода…

Дожди и слезы. Белокурый
И нежный мальчик — Домби-сын.
Веселых клэрков каламбуры
Не понимает он один.

В конторе сломанные стулья,
На шиллинги и пенсы счет;
Как пчелы, вылетев из улья,
Роятся цифры круглый год.

А грязных адвокатов жало
Работает в табачной мгле —
И вот, как старая мочала,
Банкрот болтается в петле.

На стороне врагов законы:
Ему ничем нельзя помочь !
И клетчатые панталоны,
Рыдая, обнимает дочь…
1914

Валкирии

Летают Валкирии, поют смычки —
Громоздкая опера к концу идет.
С тяжелыми шубами гайдуки
На мраморных лестницах ждут господ.

Уж занавес наглухо упасть готов,
Еще рукоплещет в райке глупец,
Извозчики пляшут вокруг костров…
«Карету такого-то!» — Разъезд. Конец.
1914

* * *

…На луне не растет
Ни одной былинки;
На луне весь народ
Делает корзинки —
Из соломы плетет
Легкие корзинки.

На луне — полутьма
И дома опрятней;
На луне не дома —
Просто голубятни;
Голубые дома —
Чудо-голубятни…
1914

Ахматова

Вполоборота, о, печаль,
На равнодушных поглядела.
Спадая с плеч окаменела
Ложноклассическая шаль.

Зловещий голос — горький хмель —
Души расковывает недра:
Так — негодующая Федра —
Стояла некогда Рашель.
1914

* * *

Поговорим о Риме — дивный град !
Он утвердился купола победой.
Послушаем апостольское credo:
Несется пыль, и радуги висят.

На Авентине вечно ждут царя —
Двунадесятых праздников кануны, —
И строго-канонические луны —
Двенадцать слуг его календаря.

На дольний мир глядит, как облак хмурый,
Над Форумом огромная луна,
И голова моя обнажена —
О, холод католической тонзуры !
1914

* * *

О временах простых и грубых
Копыта конские твердят.
И дворники в тяжелых шубах
На деревянных лавках спят.

На стук в железные ворота
Привратник, царственно ленив,
Встал, и звериная зевота
Напомнила твой образ, скиф !

Когда с дряхлеющей любовью
Мешая в песнях Рим и снег,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Стихи

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Осип Мандельштам: Стихи

Овидий пел арбу воловью
В походе варварских телег.
1914

* * *

На площадь выбежав, свободен
Стал колоннады полукруг, —
И распластался храм Господень,
Как легкий крестовик-паук.

А зодчий не был итальянец,
Но русский в Риме, — ну, так что ж !
Ты каждый раз, как иностранец,
Сквозь рощу портиков идешь.

И храма маленькое тело
Одушевленнее стократ
Гиганта, что скалою целой
К земле, беспомощный, прижат !
1914

Равноденствие

Есть иволги в лесах, и гласных долгота
В тонических стихах единственная мера,
Но только раз в году бывает разлита
В природе длительность, как в метрике Гомера.

Как бы цезурою зияет этот день:
Уже с утра покой и трудный длинноты,
Волы на пастбище и золотая лень
Из тростника извлечь богатство целой ноты.
1914

* * *

«Мороженно!». Солнце. Воздушный бисквит.
Прозрачный стакан с ледяною водою.
И в мир шоколада с румяной зарею,
В молочные Альпы, мечтанье летит.

Но, ложечкой звякнув, умильно глядеть —
И в тесной беседке, средь пыльных акаций,
Принять благосклонно от булочных граций
В затейливой чашечке хрупкую снедь…

Подруга шарманки, появится вдруг
Бродячего ледника пестрая крышка —
И с жадным вниманием смотрит мальчишка
В чудесного холода полный сундук.

И боги не ведают — что он возьмет:
Алмазные сливки иль вафлю с начинкой ?
Но быстро исчезнет под тонкой лучинкой,
Сверкая на солнце, божественный лед.
1914

* * *

Есть ценностей незыблемая скала
Над скучными ошибками веков.
Неправильно наложена опала
На автора возвышенных стихов.

И вслед за тем, как жалкий Сумароков
Пролепетал заученную роль,
Как царский посох в скинии пророков,
У нас цвела торжественная боль.

Что делать вам в театре полуслова
И полумаск, герои и цари ?
И для меня явленье Озерова —
Последний луч трагической зари.
1914

* * *

Природа — тот же Рим и отразилась в нем.
Мы видим образы его гражданской мощи
В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,
На форуме полей и в колоннаде рощи.

Природа — тот же Рим, и, кажется, опять
Нам незачем богов напрасно беспокоить —
Есть внутренности жертв, чтоб о войне гадать,
Рабы, чтобы молчать, и камни, чтобы строить !
1914

* * *

Пусть имена цветущих городов
Ласкают слух значительностью бренной.
Не город Рим живет среди веков,
А место человека во вселенной !

Им овладеть пытаются цари,

Священники оправдывают войны,
И без него презрения достойны,
Как жалкий сор, дома и алтари.
1914

* * *

Я не слыхал рассказов Оссиана,
Не пробовал старинного вина;
Зачем же мне мерещится поляна,
Шотландии кровавая луна ?

И перекличка ворона и арфы
Мне чудится в зловещей тишине;
И ветром развеваемые шарфы
Дружинников мелькают при луне !

Я получил блаженное наследство —
Чужих певцов блуждающие сны;
Свое родство и скучное соседство
Мы презирать заведомо вольны.

И не одно сокровище, быть может,
Минуя внуков, к правнукам уйдет,
И снова скальд чужую песню сложит
И как свою ее произнесет.
1914

Европа

Как средиземный краб или звезда морская,
Был выброшен последний материк,
К широкой Азии, к Америке привык, —
Слабеет океан, Европу омывая.

Изрезаны ее живые берега,
И полуостровов воздушны изваянья,
Немного женственны заливов очертанья:
Бискайи, Генуи ленивая дуга…

Завоевателей исконная земля —
Европа в рубище Священного союза:
Пята Испании, Италии Медуза
И Польша нежная, где нету короля.

Европа цезарей ! С тех пор, как в Бонапарта
Гусиное перо направил Меттерних, —
Впервые за сто лет и на глазах моих
Меняется твоя таинственная карта !
1914

Encyclica

Есть обитаемая духом
Свобода — избранных удел.
Орлиным зреньем, дивным слухом
Священник римский уцелел.

И голубь не боится грома,
Которым церковь говорит;
В апостольском звучаньи: Roma!-
Он только сердце веселит.

Я повторяю это имя
Под вечным куполом небес,
Хоть говоривший мне о Риме
В священном сумраке исчез !
1914

Посох

Посох мой, моя свобода —
Сердцевина бытия,
Скоро ль истиной народа
Станет истина моя ?

Я земле не поклонился
Прежде, чем себя нашел;
Посох взял, развеселился
И в далекий Рим пошел.

А снега на черных пашнях
Не растабёют никогда,
И печаль моих домашних
Мне по-прежнему чужда.

Снег растает на утесах,
Солнцем истины палим,
Прав народ, вручивший посох
Мне, увидевшему Рим !
1914, 1927

Ода Бетховену

Бывает сердце так сурово,
Что и любя его не тронь !
И в темной комнате глухого
Бетховена горит огонь.
И я не мог твоей, мучитель,
Чрезмерной радости понять.
Уже бросает исполнитель
Испепеленную тетрадь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Стихи

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Осип Мандельштам: Стихи

……………………..
……………………..
……………………..
Кто этот дивный пешеход ?
Он так стремительно ступает
С зеленой шляпою в руке,
……………………..
……………………..

С кем можно глубже и полнее
Всю чашу нежности испить ?
Кто может, ярче пламенея,
Усилье воли освятить ?
Кто по-крестьянски, сын фламандца,
Мир пригласил на ритурнель
И до тех пор не кончил танца,
Пока не вышел буйный хмель ?

О, Дионис, как муж, наивный
И благодарный, как дитя !
Ты перенес свой жребий дивный
То негодуя, то шутя !
С каким глухим негодованьем
Ты собирал с князей оброк
Или с рассеянным вниманьем
На фортепьянный шел урок !

Тебе монашеские кельи —
Всемирной радости приют,
Тебе в пророческом весельи
Огнепоклонники поют;
Огонь пылает в человеке,
Его унять никто не мог.
Тебя назвать не смели греки,
Но чтили, неизвестный бог !

О, величавой жертвы пламя !
Полнеба охватил костер —
И в царской скинии над нами
Разодран шелковый шатер.
И в промежутке воспаленном,
Где мы не видим ничего, —
Ты указал в чертоге тронном
На белой славы торжество !
1914

* * *

Уничтожает пламень
Сухую жизнь мою, —
И ныне я не камень,
А дерево пою.

Оно легко и грубо:
Из одного куска
И сердцевина дуба,
И весла рыбака.

Вбивайте крепче сваи,
Стучите, молотки,
О деревянном рае,
Где вещи так легки !
1915

* * *

И поныне на Афоне
Древо чудное растет,
На крутом зеленом склоне
Имя Божие поет.

В каждой радуются келье
Имябожцы-мужики:
Слово — чистое веселье,
Исцеленье от тоски !

Всенародно, громогласно
Чернецы осуждены;
Но от ереси прекрасной
Мы спасаться не должны.

Каждый раз, когда мы любим,
Мы в нее впадаем вновь.
Безымянную мы губим
Вместе с именем любовь.
1915

Аббат

О, спутник вечного романа
Аббат Флобера и Золя —
От зноя рыжая сутана
И шляпы круглые поля.
Он все еще проходит мимо,
В тумане полдня, вдоль межи,
Влача остаток власти Рима
Среди колосьев спелой ржи.

Храня молчанье и приличье,
Он с нами должен пить и есть
И прятать в светское обличье
Сияющей тонзуры честь.
Он Цицерона, на перине
Читает, отходя ко сну:
Так птицы на своей латыни
Молились Богу в старину.

Я поклонился, он ответил
Кивком учтивым головы
И, говоря со мной, заметил:
— Католиком умрете вы ! —
Потом вздохнул: — Как нынче жарко ! —
И, разговором утомлен,
Направился к каштанам парка,
В тотёзамок, где обедал он.
1915

* * *

От вторника и до субботы
Одна пустыня пролегла.
О, длительные перелеты !
Семь тысяч верст — одна стрела.

И ласточки когда летели
В Египет водяным путем,
Четыре дня они висели,
Не зачерпнув воды крылом.
1915

Дворцовая площадь

Императорский виссон
И моторов колесницы, —
В черном омуте столицы
Столпник-ангел вознесен.

В темной арке, как пловцы,
Исчезают пешеходы,
И на площади, как воды,
Глухо плещутся торцы.

Только там, где твердь светла,
Черно-желтый лоскут злится,
Словно в воздухе струится
Желчь двуглавого орла.
1915

* * *

О свободе небывалой
Сладко думать у свечи.
— Ты побудь со мной сначала,-
Верность плакала в ночи,-

Только я мою корону
Возлагаю на тебя,
Чтоб свободе, как закону,
Подчинялся ты, любя…

— Я свободе, как закону,
Обручен, и потому
Эту легкую корону
Никогда я не сниму.

Нам ли, брошенным в пространстве,
Обреченным умереть,
О прекрасном постоянстве
И о верности жалеть !
1915

* * *

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.

Как журавлиный клин в чужие рубежи, —
На головах царей божественная пена, —
Куда плывете вы ? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи ?

И море, и Гомер — все движется любовью.
Кого же слушать мне ? И вот Гомер молчит,
И море черное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подходит к изголовью.
1915

* * *

Обиженно уходят на холмы,
Как Римом недовольные плебеи,
Старухи овцы — черные халдеи,
Исчадье ночи в капюшонах тьмы.

Их тысячи — передвигают все,
Как жердочки, мохнатые колени,
Трясутся и бегут в курчавой пене,
Как жеребья в огромном колесе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Стихи

СТИХИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Осип Мандельштам: Стихи

Им нужен царь и черный Авентин,
Овечий Рим с его семью холмами,
Собачий лай, костер под небесами
И горький дым жилища и овин.

На них кустарник двинулся стеной
И побежали воинов палатки,
Они идут в священном беспорядке.
Висит руно тяжелою волной.
1915

* * *

С веселым ржанием пасутся табуны,
И римской ржавчиной окрасилась долина;
Сухое золото классической весны
Уносит времени прозрачная стремнина.

Топча по осени дубовые листы,
Что густо стелются пустынною тропинкой,
Я вспомню Цезаря прекрасные черты —
Сей профиль женственный с коварною горбинкой !

Здесь, Капитолия и Форума вдали,
Средь увядания спокойного природы,
Я слышу Августа и на краю земли
Державным яблоком катящиеся годы.

Да будет в старости печаль моя светла:
Я в Риме родился, и он ко мне вернулся;
Мне осень добрая волчицею была
И — месяц Цезаря — мне август улыбнулся.
1915

* * *

Я не увижу знаменитой «Федры»
В старинном многоярусном театре,
С прокопченной высокой галереи,
При свете оплывающих свечей.
И, равнодушен к суете актеров,
Сбирающих рукоплесканий жатву,
Я не услышу, обращенный к рампе,
Двойною рифмой оперенный стих:

— Как эти покрывала мне постылы…

Театр Расина ! Мошная завеса
Нас отделяет от другого мира;
Глубокими морщинами волнуя,
Меж ним и нами занавес лежит.
Спадают с плеч классические шали,
Расплавленный страданьем крепнет голос,
И достигает скорбного закала
Негодованьем раскаленный слог…

Я опоздал на празднество Расина !

Вновь шелестят истлевшие афиши,
И слабо пахнет апельсинной коркой,
И словно из столетней летаргии
Очнувшийся сосед мне говорит:
— Измученный безумством Мельпомены,
Я в этой жизни жажду только мира;
Уйдем, покуда зрители-шакалы
На растерзанье Музы не пришли !

Когда бы грек увидел наши игры…
1915

* * *

«Как этих покрывал и этого убора
Мне пышность тяжела средь моего позора!»

— Будет в каменной Трезене
Знаменитая беда,
Царской лестницы ступени
Покраснеют от стыда,
…………………………..
…………………………..
И для матери влюбленной
Солнце черное взойдет.

«О, если б ненависть в груди моей кипела, —
Но, видите, само признанье с уст слетело».

— Черным пламенем Федра горит
Среди белого дня.
Погребальный факел чадит
Среди белого дня.
Бойся матери ты, Ипполит:
Федра — ночь — тебя сторожит
Среди белого дня.

«Любовью черною я солнце запятнала…»
…………………………..

— Мы боимся, мы не смеем
Горю царскому помочь.
Уязвленная Тезеем,
На него напала ночь.
Мы же, песнью похоронной
Провожая мертвых в дом,
Страсти дикой и бессонной
Солнце черное уймем.
1915, 1916

Зверинец

Отверженное слово «мир»
В начале оскорбленной эры;
Светильник в глубине пещеры
И воздух горных стран — эфир;
Эфир, которым не сумели,
Не захотели мы дышать.
Козлиным голосом, опять,
Поют косматые свирели.

Пока ягнята и волы
На тучных пастбищах водились
И дружелюбные садились
На плечи сонных скал орлы, —
Германец выкормил орла,
И лев британцу покорился,
И галльский гребень появился
Из петушиного хохла.

А ныне завладел дикарь
Священной палицей Геракла,
И черная земля иссякла,
Неблагодарная, как встарь.
Я палочку возьму сухую,
Огонь добуду из нее,
Пускай уходит в ночь глухую
Мной всполошенное зверье !

Петух и лев, широкохмурый,
Орел и ласковый медведь —
Мы для войны построим клеть,
Звериные пригреем шкуры.
А я пою вино времен —
Источник речи италийской —
И в колыбели праарийской
Славянский и германский лен !

Италия, тебе не лень
Тревожить Рима колесницы,
С кудахтаньем домашней птицы
Перелетев через плетень ?
И ты, соседка, не взыщи —
Орел топорщится и злится:
Что, если для твоей пращи
Тяжелый камень не годится ?

В зверинце заперев зверей,
Мы успокоимся надолго,
И станет полноводней Волга,
И рейнская струя светлей, —
И умудренный человек
Почтит невольно чужестранца,
Как полубога, буйством танца
На берегах великих рек.
1916, 1935

* * *

В разноголосице девического хора
Все церкви нежные поют на голос свой,
И в дугах каменных Успенского собора
Мне брови чудятся, высокие, дугой.

И с укрепленного архангелами вала
Я город озирал на чудной высоте.
В стенах Акрополя печаль меня снедала
По русском имени и русской красоте.

Не диво ль дивное, что вертоград нам снится,
Где голуби в горячей синеве,
Что православные крюки поет черница:
Успенье нежное — Флоренция в Москве.

И пятиглавые московские соборы
С их итальянскою и русскою душой
Напоминают мне явление Авроры,
Но с русским именем и в шубке меховой.
1916

* * *

На розвальнях, уложенных соломой,
Едва прикрытые рогожей роковой,
От Воробьевых гор до церковки знакомой
Мы ехали огромною Москвой.

А в Угличе играют дети в бабки
И пахнет хлеб, оставленный в печи.
По улицам меня везут без шапки,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15