Рубрики: КЛАССИКА

классическая литература

Дядя Ваня

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Дядя Ваня

ходи печь, хозяину негде лечь…» А меня гроза разбудила. Важный дождик.
Который теперь час?
Войницкий. А черт его знает.
Астров. Мне как будто послышался голос Елены Андреевны.
Войницкий. Сейчас она была здесь.
Астров. Роскошная женщина. (Осматривает склянки на столе.) Лекарства. Каких
только тут нет рецептов! И харьковские, и московские, и тульские… Всем
городам надоел своею подагрой. Он болен или притворяется?
Войницкий. Болен.

Пауза.

Астров. Что ты сегодня такой печальный? Профессора жаль, что ли?
Войницкий. Оставь меня.
Астров. А то, может быть, в профессоршу влюблен?
Войницкий. Она мой друг.
Астров. Уже?
Войницкий. Что значит это «уже»?
Астров. Женщина может быть другом мужчины лишь в такой последовательности:
сначала приятель, потом любовница, а затем уж друг.
Войницкий. Пошляческая философия.
Астров. Как? Да… Надо сознаться-становлюсь пошляком. Видишь, я и пьан.
Обыкновенно я напиваюсь так один раз в месяц. Когда бываю в таком
состоянии, то становлюсь нахальным и наглым до крайности. Мне тогда все
нипочем! Я берусь за самые трудные операции и делаю их прекрасно; я рисую
самые широкие планы будущего; в это время я уже не кажусь себе чудаком и
верю, что приношу человечеству громадную пользу… громадную! И в это время
у меня своя собственная философская система, и все вы, братцы,
представляетесь мне такими букашками… микробами. (Телегину.) Вафля,
играй!
Телегин. Дружочек, я рад бы для тебя всею душой, но пойми же,- в доме спят!
Астров. Играй!

Телегин тихо наигрывает.

Выпить бы надо. Пойдем, там, кажется, у нас еще коньяк остался. А как
рассветет, ко мне поедем. Идеть? У меня есть фельдшер, который никогда не
скажет «идеть», а «идеть». Мошенник страшный. Так идеть? (Увидев входящую
Соню.) Извините, я без галстука. (Быстро уходит: Телегин идет за ним.)
Соня. А ты, дядя Ваня, опять напился с доктором. Подружились ясные соколы.
Ну, тот уж всегда такой, а ты-то с чего? В твои годы это совсем не к лицу.
Войницкий. Годы тут ни при чем. Когда нет настоящей жизни, то живут
миражами. Все-таки лучше, чем ничего.
Соня. Сено у нас все скошено, идут каждый день дожди, все гниет, а ты
занимаешься миражами. Ты совсем забросил хозяйство… Я работаю одна,
совсем из сил выбилась… (Испуганно.) Дядя, у тебя на глазах слезы!
Войницкий. Какие слезы? Ничего нет… вздор… Ты сейчас взглянула на меня,
как покойная твоя мать. Милая моя… (Жадно целует ее руки и лицо.) Сестра
моя… милая сестра моя… где она теперь? Если бы она знала! Ах, если бы
она знала!
Соня. Что? Дядя, что знала?
Войницкий. Тяжело, нехорошо… Ничего… После… Ничего… Я уйду…
(Уходит.)
Соня (стучит в дверь). Михаил Львович! Вы не спите?. На минутку!
Астров (за дверью). Сейчас! (Немного погодя входит: он уже в жилетке и
галстуке.) Что прикажете?
Соня. Сами вы пейте, если это вам не противно, но, умоляю, не давайте пить
дяде. Ему вредно.
Астров. Хорошо. Мы не будем больше пить.

Пауза.

Я сейчас уеду к себе. Решено и подписано. Пока запрягут, будет уже рассвет.
Соня. Дождь идет. Погодите до утра.
Астров. Гроза идет мимо, только краем захватит. Поеду. И, пожалуйста,
больше не приглашайте меня к вашему отцу. Я ему говорю — подагра, а он —
ревматизм, я прошу лежать, он сидит. А сегодня так и вовсе не стал говорить
со мною.
Соня. Избалован. (Ищет в буфете.) Хотите закусить?
Астров. Пожалуй, дайте.
Соня. Я люблю по ночам закусывать. В буфете, кажется, что-то есть. Он в
жизни, говорят, имел большой успех у женщин, и его дамы избаловали. Вот
берите сыр.

Оба стоят у буфета и едят.

Астров. Я сегодня ничего не ел, только пил. У вашего отца тяжелый характер.
(Достает из буфета бутылку.) Можно? (Выпивает рюмку.) Здесь никого нет, и
можно говорить прямо. Знаете, мне кажется, что в вашем доме я не выжил бы
месяца, задохнулся бы в этом воздухе… Ваш отец, который весь ушел в свою
подагру и в книги, дядя Ваня со своею хандрой, ваша бабушка, наконец, ваша
мачеха…
Соня. Что мачеха?
Астров. В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и
мысли. Она прекрасна, спора нет, но… ведь она только ест, спит, гуляет,
чарует всех нас своею красотой — и больше ничего. У нее нет никаких
обязанностей, на нее работают другие… Ведь так? А праздная жизнь не может
быть чистою.

Пауза.

Впрочем, быть может, я отношусь слишком строго. Я не удовлетворен жизнью,
как ваш дядя Ваня, и оба мы становимся брюзгами.
Соня. А вы недовольны жизнью?
Астров. Вообще жизнь люблю, но нашу жизнь, уездную, русскую, обывательскую,
терпеть не могу и презираю ее всеми силами моей души. А что касается моей
собственной, личной жизни, то, ей-богу, в ней нет решительно ничего

хорошего. Знаете, когда идешь темною ночью по лесу, и если в это время
вдали светит огонек, то не замечаешь ни утомления, ни потемок, ни колючих
веток, которые бьют тебя по лицу… Я работаю,- вам это известно, — как
никто в уезде, судьба бьет меня, не переставая, порой страдаю я невыносимо,
но у меня вдали нет огонька. Я для себя уже ничего не жду, не люблю
людей… Давно уже никого не люблю.
Соня. Никого?
Астров. Никого. Некоторую нежность я чувствую только к вашей няньке — по
старой памяти. Мужики однообразны очень, неразвиты, грязно живут, а с
интеллигенцией трудно ладить. Она утомляет. Все они, наши добрые знакомые,
мелко мыслят, мелко чувствуют и не видят дальше своего носа —
просто-напросто глупы. А те, которые поумнее и покрупнее, истеричны,
заедены анализом, рефлексом… Эти ноют, ненавистничают, болезненно
клевещут, подходят к человеку боком, смотрят на него искоса и решают: «О,
это психопат!» или: «Это фразер!» А когда не знают, какой ярлык прилепить к
моему лбу, то говорят: «Это странный человек, странный!» Я люблю лес — это
странно; я не ем мяса — это тоже странно. Непосредственного, чистого,
свободного отношения к природе и к людям уже нет… Нет и нет! (Хочет
выпить.)
Соня (мешает ему). Нет, прошу вас, умоляю, не пейте больше.
Астров. Отчего?
Соня. Это так не идет к вам! Вы изящны, у вас такой нежный голос… Даже
больше, вы, как никто из всех, кого я знаю,- вы прекрасны. Зачем же вы
хотите походить на обыкновенных людей, которые пьют и играют в карты? О, не
делайте этого, умоляю вас! Вы говорите всегда, что люди не творят, а только
разрушают то, что им надо свыше. Зачем же, зачем вы разрушаете самого себя?
Не надо, не надо, умоляю, заклинаю вас.
Астров (протягивает ей руку). Не буду больше пить.
Соня. Дайте мне слово.
Астров. Честное слово.
Соня (крепко пожимает руку). Благодарю!
Астров. Баста! Я отрезвел. Видите, я уже совсем трезв и таким останусь до
конца дней моих. (Смотрит на часы.) Итак, будем продолжать. Я говорю: мое
время уже ушло, поздно мне… Постарел, заработался, испошлился,
притупились все чувства, и, кажется, я уже не мог бы привязаться к
человеку. Я никого не люблю и… уже не полюблю. Что меня еще захватывает,
так это красота. Неравнодушен я к ней. Мне кажется, что если бы вот Елена
Андреевна захотела, то могла бы вскружить мне голову в один день… Но ведь
это не любовь, не привязанность… (Закрывает рукой глаза и вздрагивает.)
Соня. Что с вами?
Астров. Так… В великом посту у меня больной умер под хлороформом.
Соня. Об этом пора забыть.

Пауза.

Скажите мне, Михаил Львович… Если бы у меня была подруга ини младшая
сестра, и если бы вы узнали, что она… ну, положим, любит вас, то как бы
вы отнеслись к этому?
Астров (пожав плечами). Не знаю. Должно быть, никак. Я дал бы ей понять,
что полюбить ее не могу… да и не тем моя голова занята. Как-никак, а если
ехать, то уже пора. Прощайте, голубушка, а то мы так до утра не кончим.
(Пожимает руку.) Я пройду через гостиную, если позволите, а то боюсь, как
бы ваш дядя меня не задержал. (Уходит.)
Соня (одна). Он ничего не сказал мне… Душа и сердце его все еще скрыты от
меня, но отчего же я чувствую себя такою счастливою? (Смеется от счастья.)
Я ему сказала: вы изящны, благородны, у вас такой нежный голос… Разве это
вышло некстати? Голос его дрожит, ласкает… вот я чувствую его в воздухе.
А когда я сказала ему про младшую сестру, он не понял… (Ломая руки.) О,
как это ужасно, что я некрасива! Как ужасно! А я знаю, что я некрасива,
знаю, знаю… В прошлое воскресенье, когса выходили из церкви, я слышала,
как говорили про меня, и одна женщина сказала: «Она добрая, великодушная,
но жаль, что она так некрасива…» Некрасива…

Входит Елена Андреевна.

Елена Андреевна (открывает окна). Прошла гроза. Какой хороший воздух!

Пауза.

Где доктор?
Соня. Ушел.

Пауза.

Елена Андреевна. Софи!
Соня. Что?
Елена Андреевна. До каких пор вы будете дуться на меня? Друг другу мы не
сделали никакого зла. Зачем же нам быть врагами? Полноте…
Соня. Я сама хотела… (Обнимает ее.) Довольно сердиться.
Елена Андреевна. И отлично.

Оба взволнованы.

Соня. Папа лег?
Елена Андреевна. Нет, сидит в гостиной… Не говорим мы друг с другом по
целым, неделям и бог знает из-за чего… (Увидев, что буфет открыт.) Что
это?
Соня. Михаил Львович ужинал.
Елена Андреевна. И вино есть… Давайте выпьем брудершафт.
Соня. Давайте.
Елена Андреевна. Из одной рюмочки… (Наливает.) Этак лучше. Ну, значит
-ты?
Соня. Ты.

Пьют и целуются.

Я давно уже хотела мириться, да все как-то совестно было… (Плачет.)
Елена Андреевна. Что же ты плачешь?
Соня. Ничего, это я так.
Елена Андреевна. Ну, будет, будет… (Плачет.) Чудачка, и я заплакала…

Пауза.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Дядя Ваня

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Дядя Ваня

Ты на меня сердита за то, что я будто вышла за твоего отца по расчету…
Если веришь клятвам, то клянусь тебе,- я выходила за него по любви. Я
увлеклась им, как ученым и известным человеком. Любовь была не настоящая,
искусственная, но ведь мне казалось тогда, что она настоящая. Я не
виновата. А ты с самой нашей свадьбы не переставала казнить меня своими
умными подозрительными глазами.
Соня. Ну, мир, мир! Забудем.
Елена Андреевна. Не надо смотреть так — тебе это не идет. Надо всем верить,
иначе жить нельзя.

Пауза.

Соня. Скажи мне по совести, как друг… Ты счастлива?
Елена Андреевна. Нет.
Соня. Я это знала. Еще один вопрос. Скажи откровенно, — ты хотела бы, чтобы
у тебя был молодой муж?
Елена Андреевна. Какая ты еще девочка. Конечно, хотела бы. (Смеется.) Ну,
спроси еще что-нибудь, спроси…
Соня. Тебе доктор нравится?
Елена Андреевна. Да, очень.
Соня (смеется). У меня глупое лицо… да? Вот он ушел, а я все слышу его
голос и шаги, а посмотрю на темное окно,- там мне представляется его лицо.
Дай мне высказаться… Но я не могу говорить так громко, мне стыдно. Пойдем
ко мне в комнату, там поговорим. Я тебе кажусь глупою? Сознайся… Скажи
мне про него что-нибудь…
Елена Андреевна. Что же?
Соня. Он умный… Он все умеет, все может… Он и лечит, и сажает лес…
Елена Андреевна. Не в лесе и не в медицине дело… Милая моя, пойми, это
талант! А ты знаешь, что значит талант? Смелость, свободная голова, широкий
размах… Посадит деревцо и уже загадывает, что будет от этого через тысячу
лет, уже мерещится ему счастье человечества. Такие люди редки, их нужно
любить… Он пьет, бывает грубоват, — но что за беда? Талантливый человек в
России не может быть чистеньким. Сама подумай, что за жизнь у этого
доктора! Непролазная грязь на дорогах, морозы, метели, расстояния
громадные, народ грубый, дикий, кругом нужда, болезни, а при такой
обстановке тому, кто работает и борется изо дня в день, трудно сохранить
себя к сорока годам чистеньким и трезвым… (Целует ее.) Я от души тебе
желаю, ты стоишь счастья… (Встает.) А я нудная, эпизодическое лицо… И в
музыке, и в доме мужа, во всех романах — везде, одним. словом, я была
только эпизодическим лицом. Собственно говоря. Соня, если вдуматься, то я
очень, очень несчастна! (Ходит в волнении по сцене.) Нет мне счастья на
этом свете. Нет! Что ты смеешься?
Соня (смеется, закрыв лицо). Я так счастлива… счастлива!
Елена Андреевна. Мне хочется играть… Я сыграла бы теперь что-нибудь.
Соня. Сыграй! (Обнимает ее.) Я не могу спать… Сыграй!
Елена Андреевна. Сейчас. Твои отец не спит. Когда он болен, его раздражает
музыка. Поди спроси. Если он ничего, то сыграю. Поди.
Соня. Сейчас. (Уходит.)

В саду стучит сторож.

Елена Андреевна. Давно уже я не играла. Буду играть и плакать, плакать, как
дура. (В окно.) Это ты стучишь, Ефим?

Голос сторожа: «Я!»

Елена Андреевна. Не стучи, барин нездоров.

Голос сторожа: «Сейчас уйду! (Подсвистывает.) Эй вы, Жучка Мальчик! Жучка!»
Пауза.

Соня (вернувшись). Нельзя!

Занавес.

——————
Грудная жаба — то же, что стенокардия, — болезнь, выражающаяся в приступах
резких болей за грудиной, сердцебиении.

Действие третье

Гостиная в доме Серебрякова. Три двери: направо, налево и посредине. День.

Войницкий, Соня (сидят) и Елена Андреевна (ходит по сцене, о чем-то думая).

Войницкий. Герр профессор изволил выразить желание, чтобы сегодня все мы
собрались вот в этой гостиной к часу дня. (Смотрит на часы.) Без четверти
час. Хочет о чем-то поведать миру.
Елена Андреевна. Вероятно, какое-нибудь дело.
Войницкий. Никаких у него нет дел. Пишет чепуху, брюзжит и ревнует, больше
ничего.
Соня (тоном упрека). Дядя!
Войницкий. Ну, ну, виноват. (Указывает на Елену Андреевну.) Полюбуйтесь:
ходит и от лени шатается. Очень мило! Очень!
Елена Андреевна. Вы целый день жужжите, все жужжите — как не надоесть! (С
тоской.) Я умираю скуки, не знаю, что мне делать.
Соня (пожимая плечами). Мало ли дело? Только бы захотела.
Елена Андреевна. Например?
Соня. Хозяйством занимайся, учи, лечи. Мало ли? Вот когда тебя и папы здесь
не было, мы с дядей Ваней сами ездили на базар мукой торговать.
Елена Андреевна. Не умею. Да и неинтересно. Это только в идейных романах
учат и лечат мужиков, а как я, ни с того ни с сего, возьму вдруг и пойду их
лечить или учить?
Соня. А вот я так не понимаю, как это не идти и не учить. Погоди, и ты
привыкнешь. (Обнимает ее.) Не скучай, родная. (Смеясь.) Ты скучаешь, не

находишь себе места, а скука и праздность заразительны. Смотри: дядя Ваня
ничего не делает и только ходит за тобою, как тень, я оставила свои дела и
прибежала к тебе, чтобы поговорить. Обленилась, не могу! Доктор Михаил
Львович прежде бывал у нас очень редко, раз в месяц, упросить его было
трудно, а теперь он ездит сюда каждый день, бросил и свои леса и медицину.
Ты колдунья, должно быть.
Войницкий. Что томитесь? (Живо.) Ну, дорогая моя, роскошь, будьте умницей!
В ваших жилах течет русалочья кровь, будьте же русалкой! Дайте себе волю
хоть раз в жизни, влюбитесь поскорее в какого-нибудь водяного по самые уши
— и бултых с головой в омут, чтобы герр профессор и все мы только руками
развели!
Елена Андреевна (с гневом). Оставьте меня в покое! Как это жестоко! (Хочет
уйти.)
Войницкий (не пускает ее). Ну, ну, моя радость, простите… Извиняюсь.
(Целует руку.) Мир.
Елена Андреевна. У ангела не хватило бы терпения, согласитесь.
Войницкий. В знак мира и согласия я принесу сейчас букет роз; еще утром для
вас приготовил… Осенние розы — прелестные, грустные розы… (Уходит.)
Соня. Осенние розы — прелестные, грустные розы…

Обе смотрят в окно.

Елена Андреевна. Вот уже и сентябрь. Как-то мы проживем здесь зиму!

Пауза.

Где доктор?
Соня. В комнате у дяди Вани. Что-то пишет. Я рада, что дядя Ваня ушел, мне
нужно поговорить с тобою.
Елена Андреевна. О чем?
Соня. О чем? (Кладет ей голову на грудь.)
Елена Андреевна. Ну, полно, полно… (Приглаживает ей болосы.) Полно.
Соня. Я некрасива.
Елена Андреевна. У тебя прекрасные волосы.
Соня. Нет! (Оглядывается, чтобы взглянуть на себя в зеркало.) Нет! Когда
женщина некрасива, то ей говорят: «У вас прекрасные глаза, у вас прекрасные
волосы»… Я его люблю уже шесть лет, люблю больше, чем свою мать; я каждую
минуту слышу его, чувствую пожатие его руки; и я смотрю на дверь, жду, мне
все кажется, что он сейчас войдет. И вот, ты видишь, я все прихожу к тебе,
чтобы поговорить о нем. Теперь он бывает здесь каждый день, не смотрит на
меня, не видит… Это такое страдание! У меня нет никакой надежды, нет,
нет! (В отчаянии.) О боже, пошли мне силы… Я всю ночь молилась… Я часто
подхожу к нему, сама заговариваю с ним, смотрю ему в глаза… У меня уже
нет гордости, нет сил владеть собою… Не удержалась и вчера призналась
дяде Ване, что люблю… И вся прислуга знает, что я его люблю. Все знают.
Елена Андреевна. А он?
Соня. Нет. Он меня не замечает.
Елена Андреевна (в раздумье). Странный он человек… Знаешь что? Позволь, я
поговорю с ним… Я осторожно, намеками…

Пауза.

Право, до каких же пор быть в неизвестности… Позволь!

Соня утвердительно кивает головой.

И прекрасно. Любит или не любит — это не трудно узнать. Ты не смущайся,
голубка, не беспокойся,- я допрошу его осторожно, он и не заметит. Нам
только узнать: да или нет?

Пауза.

Если нет, то пусть не бывает здесь. Так?

Соня утвердительно кивает головой.

Легче, когда не видишь. Откладывать в долгий ящик не будем, допросим его
теперь же. Он собирался показать мне какие-то чертежи… Поди скажи, что я
желаю его видеть.
Соня (в сильном волнении). Ты мне скажешь всю правду?
Елена Андреевна. Да, конечно. Мне кажется, что правда, какая бы она ни
была, все-таки не так страшна, как неизвестность. Положись на меня,
голубка.
Соня. Да… да… Я скажу, что ты хочешь видеть его чертежи… (Идет и
останавливается возле двери.) Нет, неизвестность лучше… Все-таки
надежда…
Елена Андреевна. Что ты?
Соня. Ничего. (Уходит.)
Елена Андреевна (одна). Нет ничего хуже, когда знаешь чужую тайну и не
можешь помочь. (Раздумывая.) Он не влюблен в нее — это ясно, но отчего бы
ему не жениться на ней? Она некрасива, но для деревенского доктора, в его
годы, это была бы прекрасная жена. Умница, такая добрая, чистая… Нет, это
не то, не то…

Пауза.

Я понимаю эту бедную девочку. Среди отчаянной скуки, когда вместо людей
кругом бродят какие-то серые пятна, слышатся одни пошлости, когда только и
знают, что едят, пьют, спят, иногда приезжает он, не похожий на других,
красивый, интересный, увлекательный, точно среди потемок восходит месяц
ясный… Поддаться обаянию такого человека, забыться… Кажется, я сама
увлеклась немножко. Да, мне без него скучно, я вот улыбаюсь, когда думаю о
нем… Этот Дядя Ваня говорит, будто в моих жилах течет русалочья кровь.
«Дайте себе волю хоть раз в жизни»… Что ж? Может быть, так и нужно…
Улететь бы вольною птицей от всех вас, от ваших сонных физиономий, от
разговоров, забыть, что все вы существуете на свете… Но я труслива,
застенчива… Меня замучит совесть… Вот он бывает здесь каждый день, я
угадываю, зачем он здесь, и уже чувствую себя виноватою, готова пасть перед
Соней на колени, извиняться, плакать…
Астров (входит с картограммой). Добрый день! (Пожимает руку.) Вы хотели
видеть мою живопись?
Елена Андреевна. Вчера вы обещали показать мне свои работы… Вы свободны?
Астров. О, конечно. (Растягивает на ломберном столе картограмму и укрепляет

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Дядя Ваня

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Дядя Ваня

ее кнопками.) Вы где родились?
Елена Андреевна (помогая ему). В Петербурге.
Астров. А получили образование?
Елена Андреевна. В консерватории.
Астров. Для вас, пожалуй, это неинтересно.
Елена Андреевна. Почему? Я, правда, деревни не знаю, но я много читала.
Астров. Здесь в доме есть мой собственный стол… В комнате у Ивана
Петровича. Когда я утомлюсь совершенно, до полного отупления, то все бросаю
и бегу сюда, и вот забавляюсь этой штукой час-другой… Иван Петрович и
Софья Александровна щелкают на счетах, а я сижу подле них за своим столом и
мажу, и мне тепло, покойно, и сверчок кричит. Но это удовольствие я
позволяю себе не часто, раз в месяц… (Показывая на картограмме.) Теперь
смотрите сюда. Картина нашего уезда, каким он был пятьдесят лет назад.
Темно- и светло-зеленая краска означает леса; половина всей площади занята
лесом. Где по зелени положена красная сетка, там водились лоси, козы… Я
показываю тут и флору и фауну. На этом озере жили лебеди, гуси, утки, и,
как говорят старики, птицы всякой была сила, видимо-невидимо: носилась она
тучей. Кроме сел и деревень, видите, там и сям разбросаны разные выселки,
хуторочки, раскольничьи скиты, водяные мельницы… Рогатого скота и лошадей
было много. По голубой краске видно. Например, в этой волости голубая
краска легла густо; тут были целые табуны, и на каждый двор приходилось по
три лошади.

Пауза.

Теперь посмотрим ниже. То, что было двадцать пять лет назад. Тут уж под
лесом только одна треть всей площади. Коз уже нет, но лоси есть. Зеленая и
голубая краски уже бледнее. И так далее, и так далее. Переходим к третьей
части: картина уезда в настоящем. Зеленая краска лежит кое-где, но не
сплошь, а пятнами; исчезли и лоси, и лебеди, и глухари… От прежних
выселков, хуторков, скитов, мельниц и следа нет. В общем, картина
постепенного и несомненного вырождения, которому, по-видимому, остается еще
каких-нибудь десять — пятнадцать лет, чтобы стать полным. Вы скажете, что
тут культурные влияния, что старая жизнь естественно должна была уступить
место новой. Да, я понимаю, если бы на месте этих истребленных лесов
пролегли шоссе, железные дороги, если бы тут были заводы, фабрики, школы —
народ стал бы здоровее, богаче, умнее, но ведь тут ничего подобного! В
уезде те же болота, комары, то же бездорожье, нищета, тиф, дифтерит,
пожары… Тут мы имеем дело с вырождением вследствие непосильной борьбы за
существование, это вырождение от косности, от невежества, от полнейшего
отсутствия самосознания, когда озябший, голодный, больной человек, чтобы
спасти остатки жизни, чтобы сберечь своих детей, инстинктивно,
бессознательно хватается за все, чем только можно утолить голод, согреться,
разрушает все, не думая о завтрашнем дне… Разрушено уже почти все, но
взамен не создано еще ничего. (Холодно.) Я по лицу вижу, что вам
неинтересно.
Елена Андреевна. Но я в этом так мало понимаю…
Астров. И понимать тут нечего, просто неинтересно.
Елена Андреевна. Откровенно говоря, мысли мои не тем заняты. Простите. Мне
нужно сделать, вам маленький допрос, и я смущена, не знаю, как начать.
Астров. Допрос?
Елена Андреевна. Да, допрос, но… довольно невинный. Сядем!

Садятся.

Дело касается одной молодой особы. Мы будем говорить, как честные люди, как
приятели, без обиняков. Поговорим и забудем, о чем была речь. Да?
Астров. Да.
Елена Андреевна. Дело касается моей падчерицы Сони, Она вам нравится?
Астров. Да, я ее уважаю.
Елена Андреевна. Она вам нравится, как женщина?
Астров (не сразу). Нет.
Елена Андреевна. Еще два-три слова — и конец. Вы ничего не замечали?
Астров. Ничего.
Елена Андреевна (берет его за руку). Вы не любите ее, по глазам вижу… Она
страдает… Поймите это и… перестаньте бывать здесь.
Астров (встает). Время мое уже ушло… Да и некогда… (Пожав плечами.)
Когда мне? (Он смущен.)
Елена Андреевна. Фу, какой неприятный разговор! Я так волнуюсь, точно
протащила на себе тысячу пудов. Ну, слава богу, кончили. Забудем, будто не
говорили вовсе, и… и уезжайте. Вы умный человек, поймете…

Пауза.

Я даже красная вся стала.
Астров. Если бы вы мне сказали месяц-два назад, то я, пожалуй, еще подумал
бы, но теперь… (Пожимает плечами.) А если она страдает, то, конечно…
Только одного не понимаю: зачем вам понадобился этот допрос? (Глядит ей в
глаза и грозит пальцем.) Вы — хитрая!
Елена Андреевна. Что это значит?
Астров (смеясь). Хитрая! Положим, Соня страдает, я охотно допускаю, но к
чему этот ваш допрос? (Мешая ей говорить, живо.) Позвольте, не делайте
удивленного лица, вы отлично знаете, зачем я бываю здесь каждый день…
Зачем и ради кого бываю, это вы отлично знаете. Хищница милая, не смотрите
на меня так, я старый воробей…
Елена Андреевна. (в недоумении). Хищница? Ничего не понимаю.
Астров. Красивый, пушистый хорек… Вам нужны жертвы! Вот я уже целый месяц
ничего не делаю, бросил все, жадно ищу вас — и это вам ужасно нравится,
ужасно… Ну, что ж? Я побежден, вы это знали и без допроса. (Скрестив руки
и нагнув голову.) Покоряюсь. Нате, ешьте!
Елена Андреевна. Вы с ума сошли!
Астров (смеется сквозь зубы). Вы застенчивы…
Елена Андреевна. О, я лучше и выше, чем вы думаете! Клянусь вам! (Хочет
уйти.)
Астров (загораживая ей дорогу). Я сегодня уеду, бывать здесь не буду, но…
(Берет ее за руку, оглядывается.) Где мы будем видеться? Говорите скорее:
где? Сюдя могут войти, говорите скорее. (Страстно.) Какая чудная,

роскошная… Один поцелуй… Мне поцеловать только ваши ароматные волосы…
Елена Андреевна. Клянусь вам…
Астров (мешая ей говорить). Зачем клясться? Не надо клясться. Не надо
лишних слов… О, какая красивая! Какие руки! (Целует руки.)
Елена Андреевна. Но довольно наконец… уходите… (Отнимает руки.) Вы
забылись.
Астров. Говорите же, говорите, где мы завтра увидимся? (Берет ее за талию.)
Ты видишь, это неизбежно, нам надо видеться. (Целует ее; в это время входит
Войницкий с букетом роз и останавливается у двери.)
Елена Андреевна (не видя Войницкого). Пощадите… оставьте меня… (Кладет
Астрову голову на грудь.) Нет! (Хочет уйти.)
Астров (удерживая ее за талию). Приезжай завтра в есничество… часам к
двум… Да? Ты приедешь?
Елена Андреевна (увидев Войницкого). Пустите! (В сильном смущении отходит к
окну.) Это ужасно.
Войницкий (кладет букет на стыл; волнуясь, вытирает платком лицо и за
воротником). Ничего… Да… Ничего…
Астров (будируя). Сегодня, многоуважаемый Иван Петрович, погода недурна.
Утром было пасмурно, словно как бы на дождь, а теперь солнце. Говоря по
совести, осень выдалась прекрасная… и озими ничего себе. (Свертывает
картограмму в трубку.) Вот только что: дни коротки стали… (Уходит.)
Елена Андреевна (быстро подходит к Войницкому). Вы постараетесь, вы
употебите все ваше влияние, чтобы я и муж уехали отсюда сегодня же!
Слышите? Сегодня же!
Войницкий (вытирая лицо). А? Ну, да… хорошо… Я, Helene, все видел,
все…
Елена Андреевна (нервно). Слышите? Я должна уехать отсюда сегодня же!

Входят Серебряков, Соня, Телегин и Марина.

Телегин. Я сам, ваше превосходительство, что-то не совсем здоров. Вот уже
два дня хвораю. Голова что-то того…
Серебряков. Где же остальные? Не люблю я этого дома. Какой-то лабиринт.
Двадцать шесть громадных комнат, разбредутся все, и никого никогда не
найдешь. (Звонит.) Пригласите сюда Марью Васильевну и Елену Андреевну!
Елена Андреевна. Я здесь.
Серебряков. Прошу, господа, садиться.
Соня (подойдя к Елене Андреевне, нетерпеливо).Что он сказал?
Елена Андреевна. После.
Соня. Ты дрожишь? Ты взволнована? (Пытливо всматривается в ее лицо.) Я
понимаю… Он сказал, что уже больше не будет бывать здесь… да?

Пауза.

Скажи: да?

Елена Андреевна утвердительно кивает головой.

Серебряков (Телегину). С нездоровьем еще можно мириться, куда ни шло, но
чего я не могу переварить, так это строя деревенской жизни. У меня такое
чувство, как будто я с земли свалился на какую-то чужую планету. Садитесь,
господа, прошу вас. Соня!

Соня не слышит его, она стоит, печально опустив голову.

Соня!

Пауза.

Не слышит. (Марине.) И ты, няня, садись.

Няня садится и вяжет чулок.

Прошу, господа. Повесьте, так сказать, ваши уши на гвоздь внимания.
(Смеется,)
Войницкий (волнуясь). Я, быть может, не нужен? Могу уйти?
Серебряков. Нет, ты здесь нужнее всех.
Войницкий. Что вам от меня угодно?
Серебряков. Вам… Что же ты сердишься?

Пауза.

Если я в чем виноват перед тобою, то извини, пожалуйста.
Войницкий. Оставь этот тон. Приступим к делу… Что тебе нужно?

Входит Мария Васильевна.

Серебряков. Вот и maman. Я начинаю, господа.

Пауза.

Я пригласил вас, господа, чтобы объявить вам, что к нам едет ревизор.
Впрочем, шутки в сторону. Дело серьезное. Я, господа, собрал вас, чтобы
попросить у вас помощи и совета, и, зная всегдашнюю вашу любезность,
надеюсь, что получу их. Человек я ученый, книжный и всегда был чужд
практической жизни. Обойтись без указаний сведущих людей я не могу и прошу
тебя, Иван Петрович, вот вас, Илья Ильич, вас, maman… Дело в том, что
manet omnes una nox, то есть все мы под богом ходим; я стар, болен и потому
нахожу своевременным регулировать свои имущественные отношения постольку,
поскольку они касаются моей семьи. Жизнь моя уже кончена, о себе я не
думаю, но у меня молодая жена, дочь-девушка.

Пауза.

Продолжать жить в деревне мне невозможно. Мы для деревни не созданы. Жить
же в городе на те средства, какие мы получаем от этого имения, невозможно.
Если продать, положим, лес, то эта мера экстраординарная, которою нельзя
пользоваться ежегодно. Нужно изыскать такие меры, которые гарантировали бы
нам постоянную, более или менее определенную цифру дохода. Я придумал одну
такую меру и имею честь предложить ее на ваше обсуждение. Минуя детали,
изложу ее в общих чертах. Наше имение дает в среднем размере не более двух
процентов. Я предлагаю продать его. Если вырученные деньги мы обратим в
процентные бумаги, то будем получать от четырех до пяти процентов, и я

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Дядя Ваня

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Дядя Ваня

думаю, что будет даже излишек в несколько тысяч, который нам позволит
купить в Финляндии небольшую дачу.
Войницкий. Постой… Мне кажется, что мне изменяет мой слух. Повтори, что
ты сказал.
Серебряков. Деньги обратить в процентные бумаги и на излишек, какой
останется, купить дачу в Финляндии.
Войницкий. Не Финляндия… Ты еще что-то другое сказал.
Серебряков. Я предлагаю продать имение.
Войницкий. Вот это самое. Ты продашь имение, превосходно, богатая идея… А
куда прикажешь деваться мне со старухой матерью и вот с Соней?
Серебряков. Все это своевременно мы обсудим. Не сразу же.
Войницкий. Постой. Очевидно, до сих пор у меня не было ни капли здравого
смысла. До сих пор я имел глупость думать, что имение принадлежит Соне. Мой
покойный отец купил это имение в приданое для моей сестры. До сих пор я был
наивен, понимал законы не потурецки и думал, что имение от сестры перешло к
Соне.
Серебряков. Да, имение принадлежит Соне. Кто спорит? Без согласия Сони я не
решусь продать его. К тому же я предлагаю сделать это для блага Сони.
Войницкий. Это непостижимо, непостижимо! Или я с ума сошел, или… или…
Мария Васильевна. Жан, не противоречь Александру. Верь, он лучше нас знает,
что хорошо и что дурно.
Войницкий. Нет, дайте мне воды. (Пьет воду.) Говорите, что хотите, что
хотите!
Серебряков. Я не понимаю, отчего ты волнуешься. Я не говорю, что мой проект
идеален. Если все найдут его негодным, то я не буду настаивать.

Пауза.

Телегин (в смущении). Я, ваше превосходительство, питаю к науке не только
благоговение, но и родственные чувства. Брата моего Григория Ильича жены
брат, может, изволите знать, Константин Трофимович Лакедемонов, был
магистром…
Войницкий. Постой, Вафля, мы о деле… Погоди, после… (Серебрякову). Вот
спроси ты у него. Это имение куплено у его дяди.
Серебряков. Ах, зачем мне спрашивать? К чему?
Войницкий. Это имение было куплено по тогдашнему времени за девяносто пять
тысяч. Отец уплатил только семьдесят, и осталось долгу двадцать пять тысяч.
Теперь слушайте… Имение это не было бы куплено, если бы я не отказался от
наследства в пользу сестры, которую горячо любил. Мало того, я десять лет
работал, как вол, и выплатил весь долг…
Серебряков. Я жалею, что начал этот разговор.
Войницкий. Имение чисто от долгов и не расстроено только благодаря моим
личным усилиям. И вот когда я стал стар, меня хотят выгнать отсюда в шею!
Серебряков. Я не понимаю, чего ты добиваешься!
Войницкий. Двадцать пять лет я управлял этим имением, работал, высыпал тебе
деньги, как самый добросовестный приказчик, и за все время ты ни разу не
поблагодарил меня. Все время-и в молодости и теперь- я получал от тебя
жалованья пятьсот рублей в год — нищенские деньги!-и ты ни разу не
догадался прибавить мне хоть один рубль!
Серебряков. Иван Петрович, почем же я знал? Я человек не практический и
ничего не понимаю. Ты мог бы сам прибавить себе сколько угодно.
Войницкий. Зачем я не крал? Отчего вы все не презираете меня за то, что я
не крал? Это было бы справедливо, и теперь я не был бы нищим!
Мария Васильевна (строго). Жан!
Телегин (волнуясь). Ваня, дружочек, не надо, не надо… я дрожу… Зачем
портить хорошие отношения? (Целует его.) Не надо.
Войницкий. Двадцать пять лет я вот с этой матерью, как крот, сидел в
четырех стенах… Все наши мысли и чувства принадлежали тебе одному. Днем
мы говорили о тебе, о твоих работах, гордились тобою, с благоговением
произносили твое имя; ночи мы губили на то, что читали журналы и книги,
которые я теперь глубоко презираю!
Телегин. Не надо, Ваня, не надо… Не могу…
Серебряков (гневно). Не понимаю, что тебе нужно?
Войницкий. Ты для нас был существом высшего порядка, а твои статьи мы знали
наизусть… Но теперь у меня открылись глаза! Я все вижу! Пишешь ты об
искусстве, но ничего не понимаешь в искусстве! Все твои работы, которые я
любил, не стоят гроша медного! Ты морочил нас!
Серебряков. Господа! Да уймите же его, наконец! Я уйду!
Елена Андреевна. Иван Петрович, я требую, чтобы вы замолчали! Слышите?
Войницкий. Не замолчу! (Загораживая Серебрякову дорогу.) Постой, я не
кончил! Ты погубил мою жизнь! Я не жил, не жил! По твоей милости я
истребил, уничтожил лучшие годы своей жизни! Ты мой злейший враг!
Телегин. Я не могу… не могу… Я уйду… (В сильном волнении уходит.)
Серебряков. Что ты хочешь от меня? И какое ты имеешь право говорить со мною
таким тоном? Ничтожество! Если имение твое, то бери его, я не нуждаюсь в
нем!
Елена Андреевна. Я сию же минуту уезжаю из этого ада! (Кричит.) Я не могу
дольше выносить!
Войницкий. Пропала жизнь! Я талантлив, умен, смел… Если бы я жил
нормально, то из меня мог бы выйти Шопенгауэр, Достоевский… Я
зарапортовался! Я с ума схожу… Матушка, я в отчаянии! Матушка!
Мария Васильевна (строго). Слушайся Александра!
Соня (становится перед няней на колени и прижимается к ней). Нянечка!
Нянечка!
Войницкий. Матушка! Что мне делать? Не нужно. не говорите! Я сам знаю, что
мне делать! (Серебрякову.) Будешь ты меня помнить! (Уходит в среднюю
дверь.)

Мария Васильевна идет за ним.

Серебряков. Господа, что же это такое, наконец? Уберите от меня этого
сумасшедшего! Не могу я жить с ним под одной крышей! Живет тут (указывает
на среднюю дверь), почти рядом со мною… Пусть перебирается в деревню, во
флигель, или я переберусь отсюда, но оставаться с ним в одном доме я не
могу…
Елена Андреевна (мужу). Мы сегодня уедем отсюда! Необходимо распорядиться
сию же минуту.

Серебряков. Ничтожнейший человек!
Соня (стоя на коленях, оборачивается к отцу; нервно, сквозь слезы). Надо
быть милосердным, папа! Я и дядя Ваня так несчастны! (Сдерживая отчаяние.)
Надо быть милосердным! Вспомни, когда ты был помоложе, дядя Ваня и бабушка
по ночам переводили для тебя книги, переписывали твои бумаги… все ночи,
все ночи! Я и дядя Ваня работали без отдыха, боялись потратить на себя
копейку и все посылали тебе… Мы не ели даром хлеба! Я говорю не то, не то
я говорю, но ты должен понять нас, папа. Надо быть милосердным!
Елена Андреевна (взволнованная, мужу). Александр, ради бога объяснись с
ним… Умоляю.
Серебряков. Хорошо, я объяснюсь с ним… Я ни в чем не обвиняю, я не
сержусь, но, согласитесь, поведение его по меньшей мере странно. Извольте,
я пойду к нему. (Уходит в среднюю дверь.)
Елена Андреевна. Будь с ним помягче, успокой его… (Уходит за ним.)
Соня (прижимаясь к няне). Нянечка! Нянечка!
Марина. Ничего, деточка. Погогочут гусаки — и перестанут… Погогочут — и
перестанут…
Соня. Нянечка!
Марина (гладит ее по голове). Дрожишь, словно в мороз! Ну, ну, сиротка, бог
милостив. Липового чайку или малинки, оно и пройдет… Не горюй, сиротка…
(Глядя на среднюю дверь, с сердцем.) Ишь расходились, гусаки, чтоб вам
пусто!

За сценой выстрел;
слышно, как вскрикивает Елена Андреевна.
Соня вздрагивает.

У, чтоб тебя!
Серебряков (вбегает, пошатываясь от испуга). Удержите его! Удержите! Он
сошел с ума!

Елена Андреевна и Войницкий борются в дверях.

Елена Андреевна (стараясь отнять у него револьвер). Отдайте! Отдайте, вам
говорят!
Войницкий. Пустите Helene! Пустите меня! (Освободившись, вбегает и ищет
глазами Серебрякова.) Где он? А, вот он! (Стреляет в него.) Бац!

Пауза.

Не попал? Опять промах?! (С гневом.) А черт, черт… черт бы побрал…
(Бьет револьвером об пол и в изнеможении садится на стул. Серебряков
ошеломлен; Елена Андреевна прислонилась к стене, ей дурно.)
Елена Андреевна. Увезите меня отсюда! Увезите, убейте, но… я не могу
здесь оставаться, не могу!
Войницкий (в отчаянии). О, что я делаю! Что я делаю!
Соня (тихо). Нянечка! Нянечка!

Занавес.

————————
Раскольничьи скиты- монастыри или поселки, построенные в глухой местности
укрывшимися от правительства и официальной церкви старообрядцами
(раскольниками). Движение сторонников старой веры и обрядов-раскол-возникло
в середине XVII века как протест против проводимой патриархом Никоном
реформы церковных обрядов и исправления богослужебных книг в соответствии с
греческой православной традицией. BACK

Будируя (от франц. bouder — дуться) -в данном случае; вызывающе,
поддразнивающе. BACK

Несколько измененная цитата из «Ревизора» Н. Гоголя. У Гоголя: «Я пригласил
вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам… К нам едет ревизор». BACK

Manet omnes una nox (лат.) — всех нас ждет одна ночь (то есть смерть). Из
стихотворения древнеримского поэта Горация (65- 8 гг. до н. э.) BACK

Магистр — ученая степень, соответствует нынешней кандидатской. BACK

Шопенгауэр Артур- немецкий философ-идеалист.

Действие четвертое

Комната Ивана Петровича; тут его спальня, тут же и контора имения. У окна
большой стол с приходо-расходными книгами и бумагами всякого рода,
конторка, шкафы, весы. Стол поменьше для Астрова; на этом столе
принадлежности для рисования, краски; возле папка. Клетка со скворцом. На
стене карта Африки, видимо никому здесь не нужная. Громадный диван, обитый
клеенкой. Налево — дверь, ведущая в покои; направо — дверь в сени; подле
правой двери положен половик, чтобы не нагрязнили мужики.
Осенний вечер. Тишина.

Телегин и Марина сидят друг против друга и мотают чулочную шерсть.

Телегин. Вы скорее, Марина Тимофеевна, а то сейчас позовут прощаться. Уже
приказали лошадей подавать.
Марина (старается мотать быстрее). Немного осталось.
Телегин. В Харьков уезжают. Там жить будут.
Марина. И лучше.
Телегин. Напужались… Елена Андреевна «одного часа, говорит, не желаю жить
здесь… уедем да уедем… Поживем, говорит, в Харькове, оглядимся и тогда
за вещами пришлем…». Налегке уезжают. Значит, Марина Тимофеевна, не
судьба им жить тут. Не судьба… Фатальное предопределение.
Марина. И лучше. Давеча подняли шум, пальбу — срам один!
Телегин. Да, сюжет, достойный кисти Айвазовского.
Марина. Глаза бы мои не глядели.

Пауза.

Опять заживем, как было, по-старому. Утром в восьмом часу чай, в первом
часу обед, вечером — ужинать садиться; все своим порядком, как у людей…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Дядя Ваня

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Дядя Ваня

по-христиански. (Со вздохом.) Давно уже я, грешница, лапши не ела.
Телегин. Да, давненько у нас лапши не готовили.

Пауза.

Давненько… Сегодня утром, Марина Тимофеевна, иду я деревней, а лавочник
мне вслед: «Эй ты, приживал!» И так мне горько стало!
Марина. А ты без внимания, батюшка. Все мы у бога приживалы. Как ты, как
Соня, как Иван Петрович-никто без дела не сидит, все трудимся! Все… Где
Соня?
Телегин. В саду. С доктором все ходит, Ивана Петровича ищет. Боятся, как бы
он на себя рук не наложил.
Марина. А где его пистолет?
Телегин (шепотом). Я в погребе спрятал!
Марина (с усмешкой). Грехи!

Входят со двора Войницкий и Астров.

Войницкий. Оставь меня. (Марине и Телегину.) Уйдите отсюда, оставьте меня
одного хоть на один час! Я не терплю опеки.
Телегин. Сию минуту, Ваня. (Уходит на цыпочках.)
Марина. Гусак: го-го-го! (Собирает шерсть и уходит.)
Войницкий. Оставь меня!
Астров. С большим удовольствием, мне давно уже нужно уехать отсюда, но,
повторяю, я не уеду, пока ты не возвратишь того, что взял у меня.
Войницкий. Я у тебя ничего не брал.
Астров. Серьезно говорю — не задерживай. Мне давно уже пора ехать.
Войницкий. Ничего я у тебя не брал.

Оба садятся.

Астров. Да? Что ж, погожу еще немного, а потом, извини, придется употребить
насилие. Свяжем тебя и обыщем. Говорю это совершенно серьезно.
Войницкий. Как угодно.

Пауза.

Разыграть такого дурака: стрелять два раза и ни разу не попасть. Этого я
себе никогда не прощу!
Астров. Пришла охота стрелять, ну, и палил бы в лоб себе самому.
Войницкий (пожав плечами). Странно. Я покушался на убийство, а меня не
арестовывают, не отдают под суд. Значит, считают меня сумасшедшим. (Злой
смех.) Я — сумасшедший, а не сумасшедшие те, которые под личиной
профессора, ученого мага, прячут свою бездарность, тупость, свое вопиющее
бессердечие. Не сумасшедшие те, которые выходят за стариков и потом у всех
на глазах обманывают их. Я видел, видел, как ты обнимал ее!
Астров. Да-с, обнимал-с, а тебе вот. (Делает нос.)
Войницкий (глядя на дверь). Нет, сумасшедшая земля, которая еще держит вас!
Астров. Ну, и глупо.
Войницкий. Что ж, я-сумасшедший, невменяем, я имею право говорить глупости.
Астров. Стара штука. Ты не сумасшедший, а просто чудак. Шут гороховый.
Прежде и я всякого чудака считал больным, ненормальным, а теперь я такого
мнения, что нормальное состояние человека — это быть чудаком. Ты вполне
нормален.
Войницкий (закрывает лицо руками). Стыдно! Если бы ты знал, как мне стыдно!
Это острое чувство стыда не может сравниться ни с какою болью. (С тоской.)
Невыносимо! (Склоняется к столу.) Что мне делать? Что мне делать?
Астров. Ничего.
Войницкий. Дай мне чего-нибудь. О боже мой… Мне сорок семь лет; если,
положим, я проживу до шестидесяти, то мне остается еще тринадцать. Долго!
Как я проживу эти тринадцать лет? Что буду делать, чем наполню их? О,
понимаешь… (судорожно жмет Астрову руку) понимаешь, если бы можно было
прожить остаток жизни как-нибудь по-новому. Проснуться бы в ясное, тихое
утро и почувствовать, что жить ты начал снова, что все прошлое забыто,
рассеялось, как дым. (Плачет.) Начать новую жизнь… Подскажи мне, как
начать… с чего начать…
Астров (с досадой). Э, ну тебя! Какая еще там новая жизнь! Наше положение,
твое и мое, безнадежно.
Войницкий. Да?
Астров. Я убежден в этом.
Войницкий. Дай мне чего-нибудь… (Показывая на сердце.) Жжет здесь.
Астров (кричит сердито). Перестань! (Смягчившись.) Те, которые будут жить
через сто, двести лет после нас и которые будут презирать нас за то, что мы
прожили свои жизни так глупо и так безвкусно, — те, быть может, найдут
средство, как быть счастливыми, а мы… У нас с тобою только одна надежда
есть. Надежда, что когда мы будем почивать в своих гробах, то нас посетят
видения, быть может, даже приятные. (Вздохнув.) Да, брат. Во всем уезде
было только два порядочных, интеллигентных человека: я да ты. Но в
какие-нибудь десять лет жизнь обывательская, жизнь презренная затянула нас;
она своими гнилыми испарениями травила нашу кровь, и мы стали такими же
пошляками, как все. (Живо.) Но ты мне зубов не заговаривай, однако. Ты
отдай то, что взял у меня.
Войницкий. Я у тебя ничего не брал.
Астров. Ты взял у меня из дорожной аптеки баночку с морфием.

Пауза.

Послушай, если тебе во что бы то ни стало хочется покончить с собою, то
ступай в лес и застрелись там. Морфий же отдай, а то пойдут разговоры,
догадки, подумают, что это я тебе дал… С меня же довольно и того, что мне
придется вскрывать тебя… Ты думаешь, это интересно?

Входит Соня.

Войницкий. Оставь меня!
Астров (Соне). Софья Александровна, ваш дядя утащил из моей аптеки баночку
с морфием и не отдает. Скажите ему, что это… не умно, наконец. Да и

некогда мне. Мне пора ехать.
Соня. Дядя Ваня, ты взял морфий?

Пауза.

Астров. Он взял. Я в этом уверен.
Соня. Отдай. Зачем ты нас пугаешь? (Нежно.) Отдай, дядя Ваня! Я, быть
может, несчастна не меньше твоего, однако же не прихожу в отчаяние. Я
терплю и буду терпеть, пока жизнь моя не окончится сама собою… Терпи и
ты.

Пауза.

Отдай! (Целует ему руку.) Дорогой, славный дядя, милый, отдай! (Плачет.) Ты
добрый,. ты пожалеешь нас и отдашь. Терпи, дядя! Терпи!
Войницкий (достает из стола баночку и подает ее Астрову). На, возьми!
(Соне.) Но надо скорее работать, скорее делать что-нибудь, а то не могу…
не могу…
Соня. Да, да, работать. Как только проводим наших, сядем работать…
(Нервно перебирает на столе бумаги.) У нас все запущено.
Астров (кладет баночку в аптеку и затягивает ремни). Теперь можно и в путь.
Елена Андреевна (входит). Иван Петрович, вы здесь? Мы сейчас уезжаем…
Идите к Александру, он хочет что-то сказать вам.
Соня. Иди, дядя Ваня. (Берет Войницкого под руку.) Пойдем. Папа и ты должны
помириться. Это необходимо.

Соня и Войницкий уходят.

Елена Андреевна. Я уезжаю. (Подает Астрову руку.) Прощайте.
Астров. Уже?
Елена Андреевна. Лошади уже поданы.
Астров. Прощайте.
Елена Андреевна. Сегодня вы обещали мне, что уедете отсюда.
Астров. Я помню. Сейчас уеду.

Пауза.

Испугались? (Берет ее за руку.) Разве так страшно?
Елена Андреевна. Да.
Астров. А то остались бы! А? Завтра в лестничестве…
Елена Андреевна. Нет… Уже решено… И потому я гляжу на вас так храбро,
что уже решен отъезд… Я об одном вас прошу: думайте обо мне лучше. Мне
хочется, чтобы вы меня уважали.
Астров. Э! (Жест нетерпения.) Останьтесь, прошу вас. Сознайтесь, делать вам
на этом свете нечего, цели жизни у вас никакой, занять вам своего внимания
нечем, и, рано или поздно, все равно поддадитесь чувству,- это неизбежно.
Так уж лучше это не в Харькове и не где-нибудь в Курске, а здесь, на лоне
природы… Поэтично по крайней мере, даже осень красива… Здесь есть
лесничество, полуразрушенные усадьбы во вкусе Тургенева…
Елена Андреевна. Какой вы смешной… Я сердита на вас, но все же… буду
вспоминать о вас с удовольствием. Вы интересный, оригинальный человек.
Больше мы с вами уже никогда не увидимся, а потому- зачем скрывать? Я даже
увлеклась вами немножко. Ну, давайте пожмем друг другу руки и разойдемся
друзьями. Не поминайте лихом.
Астров (пожал руку). Да, уезжайте… (В раздумье.) Как будто бы вы и
хороший, душевный человек, но как будто бы и что-то странное во всем вашем
существе. Вот вы приехали сюда с мужем, и все, которые здесь работали,
копошились, создавали что-то, должны были побросать свои дела и все лето
заниматься только подагрой вашего мужа и вами. Оба -он и вы- заразили всех
нас вашею праздностью. Я увлекся, целый месяц ничего не делал, а в это
время люди болели, в лесах моих, лесных порослях, мужики пасли свой скот…
Итак, куда бы ни ступили вы и ваш муж, всюду вы вносите разрушение… Я
шучу, конечно, но все же… странно, и я убежден, что если бы вы остались,
то опустошение произошло бы громадное. И я бы погиб, да и вам бы…
несдобровать. Ну, уезжайте. Finita la comedia!
Елена Андреевна (берет с его стола карандаш и быстро прячет). Этот карандаш
я беру себе на память.
Астров. Как-то странно… Были знакомы и вдруг почему-то… никогда уже
больше не увидимся. Так и все на свете… Пока здесь никого нет, пока дядя
Ваня не вошел с букетом, позвольте мне… поцеловать вас… На прощанье.
Да? (Целует ее в щеку.) Ну, вот и прекрасно.
Елена Андреевна. Желаю всего хорошего. (Оглянувшись.) Куда ни шло, раз в
жизни! (Обнимает его порывисто, и оба тотчас же быстро отходят друг от дру-
га.) Надо уезжать.
Астров. Уезжайте поскорее. Если лошади поданы, то отправляйтесь.
Елена Андреевна. Сюда идут, кажется.

Оба прислушиваются.

Астров. Finita!

Входят Серебряков, Войницкий, Мария Васильевна с книгой, Телегин и Соня.

Серебряков (Войницкому). Кто старое помянет, тому глаз вон. После того, что
случилось, в эти несколько часов я так много пережил и столько передумал,
что, кажется, мог бы написать в назидание потомству целый трактат о том,
как надо жить. Я охотно принимаю твои извинения и сам прошу извинить меня.
Прощай! (Целуется с Войницким три раза.)
Войницкий. Ты будешь аккуратно получать то же, что получал и раньше. Все
будет по-старому.

Елена Андреевна обнимает Соню.

Серебряков (целует у Марии Васильевны руку). Maman…
Мария Васильевна (целуя его). Александр, снимитесь опять и пришлите мне
вашу фотографию. Вы знаете, как вы мне дороги.
Телегин. Прощайте, ваше превосходительство! Нас не забывайте!
Серебряков (поцеловав дочь). Прощай… Все прощайте! (Подавая руку
Астрову.) Благодарю вас за приятное общество… Я уважаю ваш образ мыслей,
ваши увлечения, порывы, но позвольте старику внести в мой прощальный привет
только одно замечание: надо господа, дело делать! Надо дело делать! (Общий
поклон.) Всего хорошего. (Уходит; за ним идут Мария Васильевна и Соня.)
Войницкий (крепко целует руку у Елены Андреевны). Прощайте… Простите…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Дядя Ваня

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Дядя Ваня

Никогда больше не увидимся.
Елена Андреевна (растроганная). Прощайте, голубчик. (Целует его в голову и
уходит.)
Астров (Телегину). Скажи там, Вафля, чтобы заодно кстати подавали и мне
лошадей.
Телегин. Слушаю, дружочек. (Уходит.)

Остаются только Астров и Войницкий.

Астров (Убирает со стола краски и прячет их в чемодан). Что же ты не идешь
проводить?
Войницкий. Пусть уезжают, а я… я не могу. Мне тяжело. Надо поскорей
занять себя чем-нибудь… Работать, работать! (Роется в бумагах на столе.)

Пауза; слышны звонки.

Астров. Уехали. Профессор рад небось! Его теперь сюда и калачом не
заманишь.
Марина (входит). Уехали. (Садится в кресло и вяжет чулок.)
Соня (входит). Уехали. (Утирает глаза.) Дай бог благополучно. (Дяде.) Ну,
дядя Ваня, давай делать что-нибудь.
Войницкий. Работать, работать…
Соня. Давно, давно уже мы не сидели вместе за этим столом. (Зажигает на
столе лампу.) Чернил, кажется, нет… (Берет чернильницу, идет к шкафу и
наливает чернил.) А мне грустно, что они уехали.
Мария Васильевна (медленно входит). Уехали! (Садится и погружается в
чтение.)
Соня (садится за стол и перелистывает конторскую книгу). Напиши, дядя Ваня,
прежде всего счета. У нас страшно запущено. Сегодня опять присылали за
счетом. Пиши. Ты пиши один счет, я — другой…
Войницкий (пишет). «Счет… господину…»

Оба пишут молча.

Марина (зевает). Баиньки захотелось…
Астров. Тишина. Перья скрипят, сверчок кричит. Тепло, уютно… Не хочется
уезжать отсюда.

Слышны бубенчики.

Вот подают лошадей… Остается, стало быть, проститься с вами, друзья мои,
проститься со своим столом и — айда! (Укладывает картограммы в папку.)
Марина. И чего засуетился? Сидел бы.
Астров. Нельзя.
Войницкий (пишет). «И старого долга осталось два семьдесят пять…»

Входит работник.

Работник. Михаил Львович, лошади поданы.
Астров. Слышал. (Подает ему аптеку, чемодан и пачку.) Вот, возьми это.
Гляди, чтобы не помять папку.
Работник. Слушаю. (Уходит.)
Астров. Ну-с… (Идет проститься.)
Соня. Когда же мы увидимся?
Астров. Не раньше лета, должно быть. Зимой едва ли… Само собою, если
случится что, то дайте знать — приеду. (Пожимает руки.) Спасибо за хлеб, за
соль, за ласку… одним словом, за все. (Идет к няне и целует ее в голову.)
Прощай, старая.
Марина. Так и уедешь без чаю?
Астров. Не хочу, нянька.
Марина. Может, водочки выпьешь?
Астров (нерешительно). Пожалуй…

Марина уходит.

(После паузы.) Моя пристяжная что-то захромала. Вчера еще заметил, когда
Петрушка водил поить.
Войницкий. Перековать надо.
Астров. Придется в Рождественном заехать к кузнецу. Не миновать. (Подходит
к карте Африки и смотрит на нее.) А, должно быть, в этой самой Африке
теперь жарища — страшное дело!
Войницкий. Да, вероятно.
Марина (возвращается с подносом, на котором рюмка водки и кусочек хлеба).
Кушай.

Астров пьет водку.

На здоровье, батюшка. (Низко кланяется.) А ты бы хлебцем закусил.
Астров. Нет, я и так… Затем, всего хорошего! (Марине.) Не провожай меня,
нянька. Не надо.

Он уходит. Соня идет за ним со. свечой, чтобы проводить его;
Марина садится в свое кресло.

Войницкий (пишет), «2-го февраля масла постного 20 фунтов… 16-го февраля
опять масла постного 20 фунтов… Гречневой крупы…»

Пауза. Слышны бубенчики.

Марина. Уехал.

Пауза.

Соня (возвращается, ставит свечу на стол). Уехал…
Войницкий (сосчитал на счетах и записывает). Итого… пятнадцать…
двадцать пять…

Соня садится и пишет.

Марина (зевает). Ох, грехи наши…

Телегин входит на цыпочках, садится у двери и тихо настраивает гитару.

Войницкий (Соне, проведя рукой по ее волосам). Дитя мое, как мне тяжело! О,
если б ты знала, как мне тяжело!
Соня. Что же делать, надо жить!

Пауза.

Мы, дядя Ваня, будем жить. Проживем длинный, длинный ряд дней, долгих
вечеров; будем терпеливо сносить испытания, какие пошлет нам судьба; будем
трудиться для других и теперь и в старости, не зная покоя, а когда наступит
наш час, мы покорно умрем, и там за гробом мы скажем, что мы страдали, что
мы плакали, что нам было горько, и бог сжалится над нами, и мы с тобою,
дядя, милый дядя, увидим жизнь светлую, прекрасную, изящную, мы обрадуемся
и на теперешние наши несчастья оглянемся с умилением, с улыбкой — и
отдохнем. Я верую, дядя, верую горячо, страстно… (Становится перед ним на
колени и кладет голову на его руки; утомленным голосом.) Мы отдохнем!

Телегин тихо играет на гитаре.

Мы отдохнем! Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах, мы увидим,
как все зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое
наполнит собою весь мир, и наша жизнь станет тихою, нежною, сладкою, как
ласка. Я верую, верую… (Вытирает ему платком слезы). Бедный, бедный дядя
Ваня, ты плачешь… (Сквозь слезы.) Ты не знал в своей жизни радостей, но
погоди, дядя Ваня, погоди… Мы отдохнем… (Обнимает его.) Мы отдохнем!

Стучит сторож.
Телегин тихо наигрывает; Мария Васильевна пишет на полях брошюры;
Марина вяжет чулок.

Мы отдохнем!

Занавес медленно опускается.

—————————————————————————
Комедия окончена! (итал.)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Чайка

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Чайка

Маша. Двадцать восемь!
Тригорин. Поймать ерша или окуня — это такое блаженство!
Дорн. А я верю в Константина Гаврилыча. Что-то есть! Что-то есть! Он мыслит
образами, рассказы его красочны, ярки, и я их сильно чувствую. Жаль только,
что он не имеет определенных задач. Производит впечатление, и больше
ничего, а ведь на одном впечатлении далеко не уедешь. Ирина Николаевна, вы
рады, что у вас сын писатель?
Аркадина. Представьте, я еще не читала. Все некогда.
Маша. Двадцать шесть!

Треплев тихо входит и идет к своему столу.

Шамраев (Тригорину). А у нас, Борис Алексеевич, осталась ваша вещь.
Тригорин. Какая?
Шамраев. Как-то Константин Гаврилыч застрелил чайку, и вы поручил мне
заказать из нее чучело.
Тригорин. Не помню. (Раздумывая.) Не помню!
Маша. Шестьдесят шесть! Один!
Треплев (распахивает окно, прислушивается). Как темно! Не понимаю, отчего я
испытываю такое беспокойство.
Аркадина. Костя, закрой окно, а то дует.

Треплев закрывает окно.

Маша. Восемьдесят восемь!
Тригорин. У меня партия, господа.
Аркадина (весело). Браво! Браво!
Шамраев. Браво!
Аркадина. Этому человеку всегда и везде везет. (Встает.) А теперь пойдемте
закусить чего-нибудь. Наша знаменитость не обедала сегодня. После ужина
будем продолжать. (Сыну.) Костя, оставь свой рукописи, пойдем есть.
Треплев. Не хочу, мама, я сыт.
Аркадина. Как знаешь. (Будит Сорина.) Петруша, ужинать! (Берет Шамраева под
руку.) Я расскажу вам, как меня принимали в Харькоеве…

Полина Андреевна тушит на столе свечи, потом она и Дорн катят кресло. Все
уходят в левую дверь; на сцене остается один Треплев за письменным столом.

Треплев (собирается писать; пробегает то, что уже написано). Я так много
говорил о новых формах, а теперь чувствую, что сам мало-помалу сползаю к
рутине. (Читает.) «Афиша на заборе гласила… Бледное лицо, обрамленное
темными волосами…» Гласила, обрамленное… Это бездарно (Зачеркивает.)
Начну с того, как героя разбудил шум дождя, а остальное все вон. Описание
лунного вечера длинно и изысканно. Тригорин выработал себе приемы, ему
легко… У него ма плотине блестит горлышко разбитой бутылки и чернеет тень
от мельничного колеса — вот и лунная ночь готова, а у меня и трепещущий
свет, и тихое мерцание звезд, и далекие звуки рояля, замирающие в тихом
ароматном воздухе… Это мучительно.

Пауза.

Да, я все больше и больше прихожу к убеждению, что дело не в старых и не в
новых формах, а в том, что человек пишет, не думая ни о каких формах,
пишет, потому что это свободно льется из его души.

Кто-то стучит в окно, ближайшее к столу.

Что такое? (Глядит в окно.) Ничего не видно… (Отворяет стеклянную дверь и
смотрит в сад.) Кто-то пробежал вниз по ступеням. (Окликает.) Кто здесь?
(Уходит; слышно, как он быстро идет по террасе; через полминуты
возвращается с Ниной Заречной.) Нина! Нина!

Нина кладет ему голову на грудь и сдержанно рыдает.

(Растроганный.) Нина! Нина! Это вы… вы… Я точно предчувствовал, весь
день душа моя томилась ужасно. (Снимает с нее шляпу и тальму.) О, моя
добрая, моя ненаглядная, она пришла! Не будем плакать, не будем.
Нина. Здесь есть кто-то.
Треплев. Никого.
Нина. Заприте двери, а то войдут.
Треплев. Никто не войдет.
Нина. Я знаю, Ирина Николаевна здесь. Заприте двери…
Треплев (запирает правую дверь на ключ, подходит к левой). Тут нет замка. Я
заставлю креслом. (Ставит у двери кресло.) Не бойтесь, никто не войдет.
Нина (пристально глядит ему в лицо). Дайте я посмотрю на вас. (Оглядываясь)
Тепло, хорошо… Здесь тогда была гостиная. Я сильно изменилась?
Треплев. Да… Вы похудели, и у вас глаза стали больше. Нина, как-то
странно, что я вижу вас. Отчего вы не пускали меня к себе? Отчего вы до сих
пор не приходили? Я знаю, вы здесь живете уже почти неделю… Я каждый день
ходил к вам по нескольку раз, стоял у вас под окном, как нищий.
Нина. Я боялась, что вы меня ненавидите. Мне каждую ночь все снится, что вы
смотрите на меня и не узнаете. Если бы вы знали! С самого приезда я все
ходила тут… около озера. Около вашего дома была много раз и не решалась
войти. Давайте сядем.

Садятся.

Сядем и будем говорить, говорить. Хорошо здесь, тепло уютно… Слышите —
ветер? У Тургенева есть место: «Хорошо тому, кто в такие ночи сидит под
кровом дома, у кого есть теплый угол». Я — чайка… Нет, не то. (Трет себе
лоб.) О чем я? Да… Тургенев… «И да поможет Господь всем бесприютным
скитальцам…» Ничего. (Рыдает.)
Треплев. Нина, вы опять… Нина!
Нина. Ничего, мне легче от этого… Я уже два года не плакала. Вчера поздно
вечером я пошла посмотреть в саду, цел ли наш театр. А он до сих пор стоит.
Я заплакала в первый раз после двух лет, и у меня отлегло, стало яснее на
душе. Видите, я уже не плачу. (Берет его за руку.) Итак, вы стали уже

писателем… Вы писатель, я — актриса… Попали и мы с вами в круговорот…
Жила я радостно, по-детски — проснешься утром и запоешь; любила вас,
мечтала о славе, а теперь? Завтра рано утром ехать в Елец в третьем
классе… с мужиками, а в Ельце образованные купцы будут приставать с
любезностями. Груба жизнь!
Треплев. Зачем в Елец?
Нина. Взяла ангажемент на всю зиму. Пора ехать.
Треплев. Нина, я проклинал вас, ненавидел, рвал ваши письма и фотографии,
но каждую минуту я сознавал, что душа моя привязана к вам навеки. Разлюбить
вас я не в силах, Нина. С тех пор как я потерял вас и как начал печататься,
жизнь для меня невыносима, — я страдаю… Молодость мою вдруг как оторвало,
и мне кажется, что я уже прожил на свете девяносто лет. Я зову вас, целую
землю, по которой вы ходили; куда бы я ни смотрел, всюду мне представляется
ваше лицо, эта ласковая улыбка, которая светила мне в лучшие годы моей
жизни…
Нина (растерянно). Зачем он так говорит, зачем он так говорит?
Треплев. Я одинок, не согрет ничьей привязанностью, мне холодно, как в
подземелье, и, что бы я ни писал, все это сухо, черство, мрачно. Останьтесь
здесь, Нина, умоляю вас, или позвольте мне уехать с вами!

Нина быстро надевает шляпу и тальму.

Нина, зачем? Бога ради, Нина… (Смотрит, как она одевается; пауза.)
Нина. Лошади мои стоят у калитки. Не провожайте, я сама дойду… (Сквозь
слезы.) Дайте воды…
Треплев (дает ей напиться). Вы куда теперь?
Нина. В город.

Пауза.

Ирина Николаевна здесь?
Треплев. Да… В четверг дяде было нехорошо, мы ей телеграфировали, чтобы
она приехала.
Нина. Зачем вы говорите, что целовали землю, по которой я ходила? Меня надо
убить. (Склоняется к столу.) Я так утомилась! Отдохнуть бы… отдохнуть!
(Поднимает голову.) Я — чайка… Нет, не то. Я- актриса. Ну да! (Услышав
смех Аркадиной и Тригорина, прислушивается, потом бежит к левой двери и
смотрит в замочную скважину.) И он здесь… (Возвращаясь к Треплеву.) Ну,
да… Ничего… Да… Он не верил в театр, все смеялся над моими мечтами, и
мало-помалу я тоже перестала верить и пала духом… А тут заботы любви,
ревность, постоянный страх за маленького… Я стала мелочною, ничтожною,
играла бессмысленно… Я не знала, что делать с руками, не умела стоять на
сцене, не владела голосом. Вы не понимаете этого состояния, когда
чувствуешь, что играешь ужасно. Я — чайка. Нет, не то… Помните, вы
подстрелили чайку? Случайно пришел человек, увидел и от нечего делать
погубил… Сюжет для небольшого рассказа. Это не то… (Трет себе лоб.) О
чем я?.. Я говорю о сцене. Теперь уж я не так… Я уже настоящая актриса, я
играю с наслаждением, с восторгом, пьянею на сцене и чувствую себя
прекрасной. А теперь, пока живу здесь, я все хожу пешком, все хожу и думаю,
думаю и чувствую, как с каждым днем растут мои душевные силы… Я теперь
знаю, понимаю. Костя, что в нашем деле — все равно, играем мы на сцене или
пишем — главное не слава, не блеск, не то, о чем я мечтала, а уменье
терпеть. Умей нести свой крест и веруй. Я верую, и мне не так больно, и
когда я думаю о своем призвании, то не боюсь жизни.
Треплев (печально). Вы нашли свою дорогу, вы знаете, куда идете, а я все
еще ношусь в хаосе грез и образов, не зная, для чего и кому это нужно. Я не
верую и не знаю, в чем мое призвание.
Нина (прислушиваясь). Тсс… Я пойду. Прощайте. Когда я стану большою
актрисой, приезжайте взглянуть на меня. Обещаете? А теперь… (Жмет ему
руку.) Уже поздно. Я еле на ногах стою… я истощена, мне хочется есть…
Треплев. Останьтесь, я дам вам поужинать…
Нина. Нет, нет… Не провожайте, я сама дойду… Лошади мои близко…
Значит, она привезла его с собою? Что ж, все равно. Когда увидите
Тригорина, то не говорите ему ничего… Я люблю его. Я люблю его даже
сильнее, чем прежде… Сюжет для небольшого рассказа… Люблю, люблю
страстно, до отчаяния люблю. Хорошо было прежде. Костя! Помните? Какая
ясная, теплая, радостная, чистая жизнь, какие чувства, — чувства, похожие
на нежные, изящные цветы… Помните?.. (Читает.) «Люди, львы, орлы и
куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде,
морские звезды и те, которых нельзя было видеть глазом, — словом, все
жизни, все жизни, все жизни, свершив печальный круг, угасли. Уже тысячи
веков, как земля не носит на себе ни одного живого существа, и эта бедная
луна напрасно зажигает свой фонарь. На лугу уже не просыпаются с криком
журавли, и майских жуков не бывает слышно в липовых рощах…» (Обнимает
порывисмо Треплева и убегает в стеклянную дверь.)
Треплев (после паузы). Нехорошо, если кто-нибудь встретит ее в саду и потом
скажет маме. Это может огорчить маму… (В продолжение двух минут молча
рвет все свои рукописи и бросает под стол, потом отпирает правую дверь и
уходит.)
Дорн (стараясь отворить левую дверь). Странно. Дверь как будто заперта…
(Входит и ставит на место кресло.) Скачка с препятствиями.

Входят Аркадина, Полина Андреевна, за ними Яков с бутылками и Маша, потом
Шамраев и Тригорин.

Аркадина. Красное вино и пиво для Бориса Алексеевича ставьте сюда, на стол.
Мы будем играть и пить. Давайте садиться, господа.
Полина Андреевна (Якову). Сейчас же подавай и чай. (Зажигает свечи, садится
за ломберный стол.)
Шамраев (подводит Тригорина к шкафу). Вот вещь, о которой я давеча
говорил… (Достает из шкафа чучело чайки.) Ваш заказ.
Тригорин (глядя на чайку). Не помню! (Подумав.) Не помню!

Направо за сценой выстрел; все вздрагивают.

Аркадина (успуганно). Что такое?
Дорн. Ничего. Это, должно быть, в моей подходной аптеке что-нибудь лопнуло.
Не беспокойтесь. (Уходит в правую сверь, через полминуты возвращается.) Так
и есть. Лопнула склянка с эфиром. (Напевает.) «Я вновь пред тобою стою
очарован…»
Аркадина (садясь за стол). Фуй, я испугалась. Это мне апомнило, как…
(Закрывает лицо руками.) Даже в глазах потемнело…
Дорн (прелистывая журнал, Тригорину). Тут месяца два назад была напечатана

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Чайка

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Чайка

одна статья… письмо из Америки, и я хотел вас спросить, между прочим…
(берет Тригорина за талию и отводит к рампе) так как я очень интересуюсь
этим вопросом… (Тоном ниже, вполголоса.) Уведите отсюда куда-нибудь Ирину
Николаевну. Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился…

Занавес

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Чайка

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Чайка

А. П. ЧЕХОВ

ЧАЙКА

Комедия в четырех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Ирина Николаевна Аркадина, по мужу Треплева, актриса.
Константин Гаврилович Треплев, ее сын, молодой человек.
Петр Николаевич Сорин, ее брат.
Нина Михайловна Заречная, молодая девочка, дочь богатого померщика.
Илья Афанасьевич Шамраев, поручик в отставке, управляющий у Сорина.
Полина Андреевна, его жена.
Маша, его дочь.
Борис Алексеевич Тригорин, беллетрист.
Евгений Сергеевич Дорн, врач.
Семен Семенович Медведенко, учитель.
Яков, работник.
Повар.
Горничная.

Действие происходит в усадьбе Сорина. — Между третьим и четвертым действием
проходит два года.

Действие первое

Часть парка в имении Сорина. Широкая аллея, ведущая по направлению от
зрителей в глубину парка к озеру, загорожена эстрадой, наскоро сколоченной
для домашнего спектакля, так что озера совсем не видно. Налево и направо у
эстрады кустарник.

Несколько стульев, столик.

Только что зашло солнце. На эстраде за опущенным занавесом. Яков и другие
работники; слышатся кашель и стук. Маша и Медведенко идут слева,
возвращаясь с прогулки.

Медведенко. Отчего вы всегда ходите в черном?
Маша. Это траур по моей жизни. Я несчастна.
Медведенко. Отчего? (В раздумье.) Не понимаю… Вы здоровы, отец у вас хотя
и небогатый, но с достатком. Мне живется гораздо тяжелее, чем вам. Я
получаю всего двадцать три рубля в месяц, да еще вычитают с меня в
эмеритуру, а все же я не ношу траура.

Садятся.

Маша. Дело не в деньгах. И бедняк может быть счастлив.
Медведенко. Это в теории, а на практике выходит так: я, да мать, да две
сестры и братишка, а жалованья всего двадцать три рубля. Ведь есть и пить
надо? Чаю и сахару надо? Табаку надо? Вот тут и вертись.
Маша (оглядываясь на эстраду). Скоро начнется спектакль.
Медведенко. Да. Играть будет Заречная, а пьеса сочинения Константина
Гавриловича. Они влюблены друг в друга, и сегодня их души сольются в
стремлении дать один и тот же художественный образ. А у моей души и у вашей
нет общих точек соприкосновения. Я люблю вас, не могу от тоски сидеть дома,
каждый день хожу пешком шесть верст сюда да шесть обратно и встречаю один
лишь индифферентизм с вашей стороны. Это понятно. Я без средств, семья у
меня большая… Какая охота идти за человека, которому самому есть нечего?
Маша. Пустяки. (Нюхает табак.) Ваша любовь трогает меня, но я не могу
отвечать взаимностью, вот и все. (Протягивает ему табакерку.) Одолжайтесь.
Медведенко. Не хочется.

Пауза.

Маша. Душно, должно быть ночью будет гроза. Вы все философствуете или
говорите о деньгах. По-вашему, нет большего несчастья, как бедность, а
по-моему, в тысячу раз легче ходить в лохмотьях и побираться, чем…
Впрочем, вам не понять этого…

Входят справа Сорин и Треплев.

Сорин (опираясь на трость). Мне, брат, в деревне как-то не того, и,
понятная вещь, никогда я тут не привыкну. Вчера лег в десять и сегодня
утром проснулся в девять с таким чувством, как будто от долгого спанья у
меня мозг прилип к черепу и все такое. (Смеется.) А после обеда нечаянно
опять уснул, и теперь я весь разбит, испытываю кошмар, в конце концов…
Треплев. Правда, тебе нужно жить в городе. (Увидев Машу и Медведенка.)
Господа, когда начнется, вас позовут, а теперь нельзя здесь. Уходите,
пожалуйста.
Сорин (Маше). Марья Ильинична, будьте так добры, попросите вашего папашу,
чтобы он распорядился отвязать собаку, а то она воет. Сестра опять всю ночь
не спала.
Маша. Говорите с моим отцом сами, а я не стану. Увольте, пожалуйста.
(Медведенку.) Пойдемте!
Медведенко (Треплеву). Так вы перед началом пришлите сказать.

Оба уходят.

Сорин. Значит, опять всю ночь будет быть собака. Вот история, никогда в
деревне я не жил, как хотел. Бывало, возьмешь отпуск на двадцать восемь
дней и приедешь сюда, чтобы отдохнуть и все, но тут тебя так доймут всяким
вздором, что уж спервого дня хочется вон. (Смеется.) Всегда я уезжал отсюда
с удовольствием… Ну, а теперь я в отставке, деваться некуда в конце
концов. Хочешь — не хочешь, живи…
Яков (Треплеву). Мы, Константин Гаврилыч, купаться пойдем.
Треплев. Хорошо, только через десять минут будьте на местах. (Смотрит на

часы.) Скоро начнется.
Яков. Слушаю. (Уходит.)
Треплев (окидывая взглядом эстраду). Вот тебе и театр. Занавес, потом
первая кулиса, потом вторая и дальше пустое пространство. Декораций
никаких. Открывается вид прямо на озеро и на горизонт. Поднимем занавес
ровно в половине девятого, когда взойдет луна.
Сорин. Великолепно.
Треплев. Если Заречная опоздает, то, конечно, пропадет весь эффект. Пора бы
уж ей быть. Отец и мачеха стерегут ее, и вырваться ей из дому так же
трудно, как из тюрьмы. (Поправляет дяде галстук.) Голова и борода у тебя
взлохмачены. Надо бы постричься, что ли…
Сорин (расчесывая бороду). Трагедия моей жизни. У меня и в молодости была
такая наружность, будто я запоем пил — и все. Меня никогда не любили
женщины. (Садясь.) Отчего сестра не в духе?
Треплев. Отчего? Скучает. (Садясь рядом.) Ревнует. Она уже и против меня, и
против спектакля, и против моей пьесы, потому что не она играет, а
Заречная. Она не знает моей пьесы, но уже ненавидит ее.
Сорин (смеется). Выдумаешь, право…
Треплев. Ей уже досадно, что вот на этой маленькой сцене будет иметь успех
Заречная, а не она. (Посмотрев на часы.) Психологический курьез — моя мать.
Бесспорно талантлива, умна, способна рыдать над книжкой, отхватит тебе
всего Некрасова наизусть, за больными ухаживает, как ангел; но попробуй
похвалить при ней Дузе. Ого-го! Нужно хвалить только ее одну, нужно писать
о ней, кричать, восторгаться ее необыкновенною игрой в «La dame aux
camelias» или в «Чад жизни», но так как здесь, в деревне, нет этого
дурмана, то вот она скучает и злится, и все мы — ее враги, все мы виноваты.
Затем она суеверна, боится трех свечей, тринадцатого числа. Она скупа. У
нее в Одессе в банке семьдесят тысяч — это я знаю наверное. А попроси у нее
взаймы, она станет плакать.
Сорин. Ты вообразил, что твоя пьеса не нравится матери, и уже волнуешься и
все. Успокойся, мать тебя обожает.
Треплев (обрывая у цветка лепестки). Любит — не любит, любит — не любит,
любит — не любит. (Смеется.) Видишь, моя мать меня не любит. Еще бы! Ей
хочется жить, любить, носить светлые кофточки, а мне уже двадцать пять лет,
и я постоянно напоминаю ей, что она уже не молода. Когда меня нет, ей
только тридцать два года, при мне же сорок три, и за это она меня
ненавидит. Она знает также, что я не признаю театра. Она любит театр, ей
кажется, что она служит человечеству, святому искусству, а по-моему,
современный театр — это рутина, предрассудок. Когда поднимается занавес и
при вечернем освещении, в комнате с тремя стенами, эти великие таланты,
жрецы святого искусства изображают, как люди едят, пьют, любят, ходят,
носят свои пиджаки; когда из пошлых картин и фраз стараются выудить мораль
— маленькую, удобопонятную, полезную в домашнем обиходе; когда в тысяче
вариаций мне подносят все одно и то же, одно и то же, одно и то же, — то я
бегу и бегу, как Мопассан бежал от Эйфелевой башни, которая давила ему мозг
своей пошлостью.
Сорин. Без театра нельзя.
Треплев. Нужны новые формы. Новые формы нужны, а если их нет, то лучше
ничего че нужно. (Смотрит на часы.) Я люблю мать, сильно люблю; но она
ведет бестолковую жизнь, вечно носится с этим беллетристом, имя ее
постоянно треплют в газетах, — и это меня утомляет. Иногда же просто во мне
говорит эгоизм обыкновенного смертного; бывает жаль, что у меня мать
известная актриса, и, кажется, будь это обыкновенная женщина, то я был бы
счастливее. Дядя, что может быть отчаяннее и глупее положения: бывало, у
нее сидят в гостях сплошь все знаменитости, артисты и писатели, и между
ними только один я — ничто, и меня терпят только потому, что я ее сын. Кто
я? Что я? Вышел из третьего курса университета по обстоятельствам, как
говорится, от редакции не зависящим, никаких талантов, денег ни гроша, а по
паспорту я — киевский мещанин. Мой отец ведь киевский мещанин, хотя тоже
был известным актером. Так вот, когда, бывало, в ее гостиной все эти
артисты и писатели обращали на меня свое милостивое внимание, то мне
казалось, что своими взглядами они измеряли мое ничтожество, — я угадывал
их мысли и страдал от унижения…
Сорин. Кстати, скажи, пожалуйста, что за человек этот беллетрист? Не
поймешь его. Все молчит.
Треплев. Человек умный, простой, немножко, знаешь, меланхоличный. Очень
порядочный. Сорок лет будет ему еще не скоро, но он уже знаменит и сыт по
горло… Что касается его писаний, то… как тебе сказать? Мило,
талантливо… но… после Толстого или Зола не захочешь читать Тригорина.
Сорин. А я, брат, люблю литераторов. Когда-то я страстно хотел двух вещей:
хотел жениться и хотел стать литератором, но не удалось ни то, ни другое.
Да. И маленьким литератором приятно быть в конце концов.
Треплев (прислушивается). Я слышу шаги… (Обнимает дядю.) Я без нее жить
не могу… Даже звук ее шагов прекрасен… Я счастлив безумно. (Быстро идет
навстречу Нине Заречной, которая входит.) Волшебница, мечта моя…
Нина (взволнованно). Я не опоздала… Конечно, я не опоздала…
Треплев (целуя ее руки). Нет, нет, нет…
Нина. Весь день я беспокоилась, мне было так страшно! Я боялась, что отец
не пустит меня… Но он сейчас уехал с мачекой. Красное небо, уже начинает
восходить луна, и я гнала лошадь, гнала. (Смеется.) Но я рада. (Крепко жмет
руку Сорина.)
Сорин (смеется). Глазки, кажется, заплаканы… Ге-ге! Нехорошо!
Нина. Это так… Видите, как мне тяжело дышать. Через полчаса я уеду, надо
спешить. Нельзя, нельзя, Бога ради не удерживайте. Отец не знает, что я
здесь.
Треплев. В самом деле, уже пора начинать, надо идти звать всех.
Сорин. Я схожу и все. Сию минуту. (Идет вправо и поет.) «Во Францию два
гренадера…» (Оглядывается.) Раз так же вот я запел, а один товарищ
прокурора и говорит мне: «А у вас, ваше превосходительство, голос
сильный…» Потом подумал и прибавил: «Но… противный». (Смеется и
уходит.)
Нина. Отец и его жена не пускают меня сюда. Говорят, что здесь богема…
боятся, как бы я не пошла в актрисы… А меня тянет сюда к озеру, как
чайку… мое сердце полно вами. (Оглядывается.)
Треплев. Мы одни.
Нина. Кажется, кто-то там…
Треплев. Никого. (Поцелуй.)
Нина. Это какое дерево?
Треплев. Вяз.
Нина. Отчего оно такое темное?
Треплев. Уже вечер, темнеют все предметы. Не уезжайте рано, умоляю вас.
Нина. Нельзя.
Треплев. А если я поеду к вам, Нина? Я всю ночь буду стоять в саду и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Чайка

КЛАССИКА

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Чайка

смотреть на ваше окно.
Нина. Нельзя, вас заметит сторож. Трезор еще не привык к вам и будет лаять.
Треплев. Я люблю вас.
Нина. Тсс..
Треплев (услышая шаги). Кто там? Вы, Яков?
Яков (за эстрадой). Точно так.
Треплев. Становитесь по местам. Пора. Луна восходит?
Яков. Точно так.
Треплев. Спирт есть? Сера есть? Когда покажутся красные глаза, нужно, чтобы
пахло серой. (Нине.) Идите, там все приготовлено. Вы волнуетесь?..
Нина. Да, очень. Ваша мама — ничего, ее я не боюсь, но у вас Тригорин…
Играть при нем мне страшно и стыдно… Известный писатель… Он молод?
Треплев. Да.
Нина. Какие у него чудесные рассказы!
Треплев (холодно). Не знаю, не читал.
Нина. В вашей пьесе трудно играть. В ней нет живых лиц.
Треплев. Живые лица! Надо изображать жизнь не такою, как она есть, и не
такою, как должна быть, а такою, как она представляется в мечтах.
Нина. В вашей пьесе мало действия, одна только читка. И в пьесе, по-моему,
непременно должна быть любовь…

Оба уходят за эстраду.

Входит Полина Андреевна и Дорн.

Полина Андреевна. Становится сыро. Вернитесь, наденьте калоши.
Дорн. Мне жарко.
Полина Андреевна. Вы не бережете себя. Это упрямство. Вы — доктор и отлично
знаете, что вам вреден сырой воздух, но вам хочется, чтобы я страдала; вы
нарочно просидели вчера весь вечер на террасе…
Дорн (напевает). «Не говори, что молодость сгубила».
Полина Андреевна. Вы были так увлечены разговором с Ириной Николаевной…
вы не замечали холода. Признайтесь, она вам нравится…
Дорн. Мне пятьдесят пять лет.
Полина Андреевна. Пустяки, для мужчина это не старость. Вы прекрасно
сохранились и еще нравитесь женщинам.
Дорн. Так что же вам угодно?
Полина Андреевна. Перед актрисой вы все готовы падать ниц. Все!
Дорн (напевает). «Я вновь пред тобою…» Если в обществе любят артистов и
относятся к ним иначе, чем, например, к купцам, то это в порядке вещей. Это
— идеализм.
Полина Андреевна. Женщины всегда влюблялись в вас и вешались на шею. Это
тоже идеализм?
Дорн (пожав плечами). Что ж? В отношениях женщин ко мне было много
хорошего. Во мне любили главным образом превосходного врача. Лет десять —
пятнадцать назад, вы помните, во всей губернии я был единственным
порядочным акушером. Затем всегда я был честным человеком.
Полина Андреевна (хватает его за руку). Дорогой мой!
Дорн. Тише. Идут.

Входят Аркадина под руку с Сориным, Тригорин, Шамраев, Медведенко и Маша.

Шамраев. В тысяча восемьсот семьдесят третьем году в Полатве на ярмарке она
играла изумительно. Один восторг! Чудно играла! Не изволите ли также знать,
где теперь комик Чадин, Павел Семеныч? В Расплюеве был неподражаем, лучше
Садовского, клянусь вам, много уважаемая. Где он теперь?
Аркадина. Вы все спрашиваете про каких-то допотопных. Откуда я знаю!
(Садится.)
Шамраев (вздохнув). Пашка Чадин! Таких уж нет теперь. Пала сцена, Ирина
Николаевна! Прежде были могучие дубы, а теперь мы видим одни только пни.
Дорн. Блестящих дарований теперь мало, это правда, но средний актер стал
гораздо выше.
Шамраев. Не могу с вами согласиться. Впрочем, это дело вкуса. De gustibus
aut bene, aut nihil.

Треплев выходит из-за эстрады.

Аркадина (сыну). Мой милый сын, когда же начало?
Треплев. Через минуту. Прошу терпения.
Аркадина (читает из Гамлета). «Мой сын! Ты очи обратил мне внутрь души, и я
увидела ее в таких кровавых, в таких смертельных язвах — нет спасенья!»
Треплев (из Гамлета). «И для чего ж ты поддалась пороку, любви искала в
бездне преступленья?»

За эстрадой играют в рожок.

Господа начало! Прошу внимания!
Я начинаю. (Стучит палочкой и говорит громко.) О вы, почтенные, старые
тени, которые носитесь в ночную пору над этим озером, усыпите нас, и пусть
нам приснится то, что будет через двести тысяч лет!
Сорин. Через двести тысяч лет ничего не будет.
Треплев. Так вот пусть изобразят нам это ничего.
Аркадина. Пусть. Мы спим.

Поднимается занавес; открывается вид на озеро; луна над горизонтом,
отражение ее в воде; на большом камне сидит Нина Заречная, вся в белом.

Нина. Люди, львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые
рыбы, обитавшие в воде, морские звезды и те, которых нельзя было видеть
глазом, — словом, все жизни, все жизни, все жизни, свершив печальный круг,
угасли… Уже тысячи веков, как земля не носит на себе ни одного живого
существа, и эта бедная луна напрасно зажигает свой фонарь.На лугу уже не
просыпаются с криком журавли, и майских жуков не бывает слышно в липовых
рощах. Холодно, холодно, холодно. Пусто, пусто, пусто. Страшно, страшно,
страшно.

Пауза.

Тела живых существ исчезли в прахе, и вечная материя обратила их в камни, в
воду, в облака, а души их всех слились в одну. Общая мировая душа — это
я… я… Во мне душа и Александра Великого, и Цезаря и, и Шекспира, и
Наполеона, и последней пиявки. Во мне сознания людей слились с инстинктами
животных, и я понмю все, все, и каждую жизнь в себе саной я переживаю
вновь.

Показываются болотные огни.

Аркадина (тихо). Это что-то декадентское.
Треплев (умоляюще и с упреком). Мама!

Нина. Я одинока. Раз в сто лет я открываю уста, чтобы говорить, и мой голос
звучит в этой пустоте уныло, и никто не слышит… И вы, бледные огни, не
слышите меня… Под утро вас рождает гнилое болото, и вы блуждаете до зари,
но без мысли, без воли, без трепетания жизни. Боясь, чтобы в вас не
возникла жизнь, отец вечной материи, дьявол, каждое мгновение в вас, как в
камнях и в воде, производит обмен атомов, и вы меняетесь непрерывно. Во
вселенной остается постоянным и неизменным один лишь дух.

Пауза.

Как пленник, брошенный в пустой глубокий колодец, я не знаю, где я и что
меня ждет. От меня не скрыто лишь, что в упорной, жестокой борьбе с
дьяволом, началом материальных сил, мне суждено победить, и после того
материя и дух сольются в гармонии прекрасной и наступит царство мировой
воли. Но этот будет, лишь когда мало-помалу, через длинный ряд тысячелетий,
и луна, и светлый Сириус, и земля обратятся в пыль… А до тех пор ужас,
ужас…

Пауза; на фоне озера показываются две красных точки.

Вот приближается мой могучий противник, дьявол. Я вижу его страшные,
багровые глаза…
Аркадина. Серой пахнет. Это так нужно?
Треплев. Да.
Аркадина (смеется). Да, это эффект.
Треплев. Мама!
Нина. Он скучает без человека…
Полина Андреевна (Дорну). Вы сняли шляпу. Наденьте, а то простудитесь.
Аркадина. Это доктор снял шляпу перед дьяволом, отцом вечной материи.
Треплев (вспылив, громко). Пьеса кончена! Довольно! Занавес!
Аркадина. Что же ты сердишься?
Треплев. Довольно! Занавес! Подавай занавес! (Топнув ногой.) Занавес!

Занавес опускается.

Виноват! Я выпустил из вида, что писать пьесы и играть на сцене могут
только немногие избранные. Я нарушил монополию! Мне… я… (Хочет еще
что-то сказать, но машет рукой и уходит влево.)
Аркадина. Что с ним?
Сорин. Ты его обидела.
Аркадина. Он сам предупредил, что это шутка, и я относилась к его пьесе,
как у шутке.
Сорин. Все-таки…
Аркадина. Теперь оказывается, что он написал великое произведение! Скажите
пожалуйста! Стало быть, устроил он этот спектакль и надушил серой не для
шутки, а для демонстрации… Ему хотелось поучить нас, как надо писать и
что нужно играть… Наконец, это становится скучно. Эти постоянные вылазки
против меня и шпильки, воля ваша, надоедят хоть кому! Капризный,
самолюбивый мальчик.
Сорин. Он хотел доставить тебе удовольствие.
Аркадина. Да? Однако же вот он не выбрал какой-нибудь обыкновенной пьесы, а
заставил нас прослушать этот декадентский бред. Ради шутки я готова слушать
и бред, но ведь тут претензии на новые формы, на новую эру в искусстве. А,
по-моему, никаких тут новых форм нет, а просто дурной характер.
Тригорин. Каждый пишет так, как хочет и как может.
Аркадина. Пусть он пишет, как хочет и как может, только пусть оставит меня
в покое.
Дорн. Юпитер, ты сердишься…
Аркадина. Я не Юпитер, а женщина. (Закуривает.) Я не сержусь, мне только
досадно, что молодой человек так скучно проводит время. Я не хотела его
обидеть.
Медведенко. Никто не имеет основания отделять дух от материи, так как, быть
может, самый дух есть совокупность материальных атмов. (Живо, Тригорину.) А
вот, знаете ли, описать бы в пьесе и потом сыграть на сцене, как живет наш
брат — учитель. Трудно, трудно живется!
Аркадина. Это справедливо, но не будем говорить ни о пьесах, ни об атомах.
Вечер такой славный! Слышите, господа, поют? (Прислушивается.) Как хорошо!
Полина Андреевна. Это на том берегу.

Пауза.

Аркадина (Тригорину). Сядьте возле меня. Лет десять — пятнадцать назад,
здесь, на озере, музыка и пение слышались, непрерывно почти кажду ночь. Тут
на берегу шесть помещьчьих усадеб. Помню, смех, шум, стрельба, и все
романы, романы… Jeune premier’om и кумиром всех этих шести усадеб был
тогда вот, рекомендую (кивает на Дорна), доктор Евгений Сергеич. И теперь
он очарователен, но тогда был неотразим. Однако меня начинает мучть
совесть. За что я обидела моего бедного мальчика? Я непокойна. (Громко.)
Костя! Сын! Костя!
Маша. Я пойду поищу его.
Аркадина. Пожалуйста, милая.
Маша (идет влево). Ау! Константин Гаврилович!.. Ау! (Уходит.)
Нина (выходя из-за эстрады). Очевидно, продолжения не будет, мне можно
выйти. Здравствуйте! (Целуется с Аркадиной и Полиной Андреевной.)
Сорин. Браво! браво!
Аркадина. Браво, браво! Мы любовались. С такою наружностью, с таким чудным
голосом нельзя, грешно сидеть в деревне. У вас должен быть талант. Слышите?
Вы обязаны поступить на сцену!
Нина. О, это моя мечта! (Вздохнув.) Но она никогда не осуществится.
Аркадина. Кто знает! Вот позвольте вам представить: Тригорин, Борис

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10