КЛАССИКА

Чайка

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: А.П. Чехов: Чайка

Вот уеду, так и не буду знать, отчего стрелялся Константин. Мне кажется,
главной причиной была ревность, и чем скорее я увезу отсюда Тригорина, тем
лучше.
Сорин. Как тебе сказать? Были и другие причины. Понятная вещь, человек
молодой, умный, живет в деревне, в глуши, без денег, без положения, без
будущего. Никаких занятий. Стыдится и боится своей праздности. Я его
чрезвычайно люблю, и он ко мне привязан, но все же в конце концов ему
кажется, что он лишний в доме, чего он тут нахлебник, приживал. Понятная
вещь, самолюбие…
Аркадина. Горе мне с ним! (В раздумье.) Поступить бы ему на службу, что
ли…
Сорин (насвистывает, потом нерешительно). Мне кажется, было бы самое
лучшее, если бы ты… дала ему немного денег. Прежде всего ему нужно
одеться по-человечески и все. Один и тот же сюртучишка он таскает три года,
ходит без пальто… (Смеется.) Да и погулять малому не мешало бы… Поехать
за границу, что ли… Это ведь не дорого стоит.
Аркадина. Все-таки… Пожалуй, на костюм я еще могу, но чтоб за границу…
Нет, в настоящее время и на костюм не могу. (Решительно.) Нет у меня денег!

Сорин смеется.

Нет!
Сорин (насвистывает). Так-с. Прости, милая, не сердись. Я тебе верю… Ты
великодушная, благородная женщина.
Аркадина (сквозь слезы). Нет у меня денег!
Сорин. Будь у меня деньги, понятная вещь, я бы сам дал ему, но у меня
ничего нет, ни пятачка. (Смеется.) Всю мою пенсию у меня забирает
управляющий и тратит на земледелие, скотоводство, пчеловодство, и деньги
мои пропадают даром. Пчелы дохнут, коровы дохнут, лошадей мне никогда не
дают…
Аркадина. Да, у меня есть деньги, но ведь я артистка; одни туалеты разорили
совсем.
Сорин. Ты добрая, милая… Я тебя уважаю… Да… Но опять со мною что-то
того… (Пошатывается.) Голова кружится. (Держится за стол.) Мне дурно и
все.
Аркадина (испуганно). Петруша! (Стараясь поддержать его.) Петруша, дорогой
мой… (Кричит.) Помогите мне! Помогите!..

Входят Треплев с повязкой на голове, Медведенко.

Ему дурно!
Сорин. Ничего, ничего… (Улыбается и пьет воду.) Уже прошлом… и все…
Треплев (матери). Не пугайся, мама, это не опасно. С дядей теперь это часто
бывает. (Дяде.) Тебе, дядя, надо полежать.
Сорин. Немножко, да… А все-таки в город я поеду… Полежу и поеду…
понятная вещь… (Идет, опираясь на трость.)
Медведенко (ведет его под руку). Есть загадка: утром на четырех, в полдень
на двух, вечером на трех…
Сорин (смеется). Именно. А ночью на спине. Благодарю вас, я сам могу
идти…
Медведенко. Ну вот, церемонии!.. (Он и Сорин уходят.)
Аркадина. Как он меня напугал!
Треплев. Ему нездорово жить в деревне. Тоскует. Вот если бы ты, мама, вдруг
расщедрилась и дала ему взаймы тысячи полторы-две, то он мог бы прожить в
городе целый год.
Аркадина. У меня нет денег. Я актриса, а не банкирша.

Пауза.

Треплев. Мама, перемени мне повязку. Ты это хорошо делаешь.
Аркадина (достает из аптечного шкафа йодоформ и ящик с перевязочным
материалом). А доктор опоздал.
Треплев. Обещал быть к десяти, а уже полдень.
Аркадина. Садись. (Снимает у него с головы повязку.) Ты как в чалме. Вчера
один приезжий спрашивал на кухне, какой ты национальности. А у тебя почти
совсем зажило. Остались самые пустяки. (Целует его в голову.) А ты без меня
опять не сделаешь чик-чик?
Треплев. Нет, мама. То была минута безумного отчаяния, когда я не мог
владеть собою. Больше это не повторится. (Целует ей руку.) У тебя золотые
руки. Помню, очень давно, когда ты еще служила на казенной сцене, — я тогда
был меленьким, — у нас во дворе была драка, сильно побили жилицу-прачку.
Помнишь? Ее подняли без чувств… ты все ходила к ней, носила лекарства,
мыла в корыте ее детей. Неужели не помнишь?
Аркадина. Нет. (Накладывает новую повязку.)
Треплев. Две балерины жили тогда в том же доме, где мы… Ходили к тебе
кофе пить…
Аркадина. Это помню.
Треплев. Богомольные они такие были.

Пауза.

В последнее время, вот в эти дни, я люблю тебя так же нежно и беззаветно,
как в детстве. Кроме тебя, теперь у меня никого не осталось. Только зачем,
зачем ты поддаешься влиянию этого человека?
Аркадина. Ты не понимаешь его, Константин. Это благороднейшая личность…
Треплев. Однако когда ему доложили, что я собираюсь вызвать его на дуэль,
благородство не помешало ему сыграть труса. Уезжает. Позорное бегство!
Аркадина. Какой вздор! Я сама прошу его уехать отсюда.
Треплев. Благороднейшая личность! Вот мы с тобою почти ссоримся из-за него,
а он теперь где-нибудь в гостиной или в саду смеется над нами… развивает
Нину, старается окончательно убедить ее, что он гений.
Аркадина. Для тебя наслаждение говорить мне неприятности. Я уважаю этого
человека и прошу при мне не выражаться о нем дурно.
Треплев. А я не уважаю. Ты хочешь, чтобы я тоже считал его гением, но
прости, я лгать не умею, от его произведений мне претит.
Аркадина. Это зависть. Людям не талантливым, но с претензиями, ничего

больше не остается, как порицать настоящие таланты. Нечего сказать,
утешение!
Треплев (иронически). Настоящие таланты! (Гневно.) Я талантливее вас всех,
коли на то пошло! (Срывает с головы повязку.) Вы, рутинеры, захватили
первенство в искусстве и считаете законным и настоящим лишь то, что делаете
вы сами, а остальное вы гнетете и душите! Не признаю я вас! Не признаю ни
тебя, ни его!
Аркадина. Декадент!..
Треплев. Отправляйся в свой милый театр и играй там в жалких, бездарных
пьесах!
Аркадина. Никогда я не играла в таких пьесах. Оставь меня! Ты и жалкого
водевиля написать не в состоянии. Киевский мещанин! Приживал!
Треплев. Скряга!
Аркадина. Оборвыш!

Треплев садится и тихо плачет.

Ничтожество! (Пройдясь в волнении.) Не плачь. Не нужно плакать… (Плачет.)
Не надо… (Целует его в лоб, в щеки, в голову.) Милое мое дитя, прости…
Прости свою грешную мать. Прости меня, несчастную.
Треплев (обнимает ее). Если бы ты знала! Я все потерял. Она меня не любит,
я уже не могу писать… пропали все надежды…
Аркадина. Не отчаивайся… Все обойдется. Он сейчас уедет, она опять тебя
полюбит. (Утирает ему слезы.) Будет. Мы уже помирились.
Треплев (целует ей руки). Да, мама.
Аркадина (нежно). Помирись и с ним. Не’ надо дуэли… Ведь не надо?
Треплев. Хорошо… Только, мама, позволь мне не встречаться с ним. Мне это
тяжело… выше сил…

Входит Тригорин.

Вот… Я выйду… (Быстро убирает в шкаф лекарства.) А повязку ужо доктор
сделает…
Тригорин (ищет в книжке). Страница 121…, строки II и 12… вот…
(Читает.) «Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми
ее».

Треплев подбирает с полу повязку и уходит.

Аркадина (поглядев на часы). Скоро лошадей подадут.
Тригорин (про себя). Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди
и позьми ее.
Аркадина. У тебя, надеюсь, все уже уложено?
Тригорин (нетерпеливо). Да, да… (В раздумье.) Отчего в этом призыве
чистой души послышалась мне печаль и мое сердце так болезненно сжалось?..
Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми ее.
(Аркадиной.) Останемся еще на один день!

Аркадина отрицательно качает головой.

Останемся!
Аркадина. Милый, я знаю, что удерживает тебя здесь. Но имей над собою
власть. Ты немного опьянел, отрезвись.
Тригорин. Будь ты тоже трезва, будь умна, рассудительна, умоляю тебя,
взгляни на все это, как истинный друг… (Жмет ей руку.) Ты способна на
жертвы… Будь моим другом, отпусти меня…
Аркадина (в сильном волнении). Ты так увлечен?
Тригорин. Меня манит к ней! Быть может, это именно то, что мне нужно.
Аркадина. Любовь провинциальной девочки? О, как ты мало себя знаешь!
Тригорин. Иногда люди спят на ходу, так вот я говорю с тобой, а сам будто
сплю и вижу ее во сне… Мною овладели сладкие, дивные мечты… Отпусти…
Аркадина (дрожа). Нет, нет… Я обыкновенная женщина, со мною нельзя
говорить так… Не мучай меня, Борис… Мне страшно…
Тригорин. Если захочешь, ты можешь быть необыкновенною. Любовь юная,
прелестная, поэтическая, уносящая в мир грез, — на земле только она одна
может дать счастье! Такой любви я не испытал еще … В молодости было
некогда, я обивал пороги редакций, боролся с нуждой… Теперь вот она, эта
любовь, пришла, наконец, манит… Какой же смысл бежать от нее?
Аркадина (с гневом). Ты сошел с ума!
Тригорин. И пускай.
Аркадина. Вы все сговорились сегодня мучить меня! (Плачет.)
Тригорин (берет себя за голову). Не понимает! Не хочет понять!
Аркадина. Неужели я уже так стара и безобразна, что со мною можно, не
стесняясь, говорить о других женщинах? (Обнимает его и целует.) О, ты
обезумел! Мой прекрасный, дивный… Ты, последняя страница моей жизни!
(Становится на колени.) Моя радость, моя гордость, мое блаженство…
(Обнимает его колени.) Если ты покинешь меня хотя на один час, то я не
переживу, сойду с ума, мой изумительный, великолепный, мой повелитель…
Тригорин. Сюда могут войти. (Помогает ей встать.)
Аркадина. Пусть, я не стыжусь моей любви к тебе. (Целует ему руки.)
Сокровище мое, отчаянная голова, ты хочешь безумствовать, но я не хочу, не
пущу… (Смеется.) Ты мой… ты мой… И этот лоб мой, и глаза мои, и эти
прекрасные шелковистые волосы тоже мои… Ты весь мой. Ты такой
талантливый, умный, лучший из всех теперешних писателей, ты единственная
надежда России… У тебя столько искренности, простоты, свежести, здорового
юмора… Ты можешь одним штрихом передать главное, что характерно для лица
или пейзажа, люди у тебя, как живые. О, тебя нельзя читать без восторга! Ты
думаешь, это фимиам? Я льщу? Ну посмотри мне в глаза… посмотри… Похожа
я на лгунью? Вот и видишь, я одна умею ценить тебя; одна говорю тебе
правду, мой милый, чудный. Поедешь? Да? Ты меня не покинешь?..
Тригорин. У меня нет своей воли… У меня никогда не было своей воли…
Вялый, рыхлый, всегда покорный — неужели это может нравиться женщине? Бери
меня, увози, но только не отпускай от себя ни на шаг…
Аркадина (про себя). Теперь он мой. (Развязно, как ни в чем не бывало.)
Впрочем, если хочешь, можешь остаться. Я уеду сама, а ты приедешь потом,
через неделю. В самом деле, куда тебе спешить?
Тригорин. Нет, уж поедем вместе.
Аркадина. Как хочешь, вместе, так вместе…

Пауза.

Тригорин записывает в книжку.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *