Рубрики: ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

мир высоких чувств и любовных грез

Последний муж

ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Олег Ернев: Последний муж

РОМЧИК. А ты знала его настоящую профессию?
ЛИДЧКА. Ну… он работал в НИИ…
РОМЧИК. Вот и я думал в НИИ. /Напевает/ Очень страшно по ночам
стукачам. Ходят в гости стукачи к стукачам.. Ещё не поздно уйти,
Шилов.
(Шилов, не отвечая, ползает по полу собирая клочки телеграммы,
засовывает их в карман/.
РОМЧИК Ладно.. В общем, мы действительно когда-то дружили. Я,
конечно, был глуп, как телёнок и не понимал, почему он так часто бывал
в нашем доме.
ЛИДОЧКА. Ну как…. на правах друга.
РОМЧИК. Естественно. Но у них /кивнул на Шилова/ оказывается есть
и другие права. Например, право разбивать человеческие сердца.
Повторяю: я был глуп и доврчив. В общем, однажды, он мне сказал, что
ты встречаешься с другим.
ЛИДОЧКА. Я?
РОМЧИК. Я потребовал доказательств и… и я их получил.
ЛИДОЧКА. Ты с уа сошёл. Каким образом?
РОМЧИК. Самым примитивным. С глупыми людьми проходят самые
примитивные вещи. Смотри.

Воспоминания Ромчика. Трицать лет назад.

РОМЧИК. Давай свои доказательства.
ШИЛОВ. Сначала дай слово, что ни при каких обстоятельствах ты не
расскажешь жене, что это я тебя информировал. Я твоё слово знаю.
РОМЧИК. Сестное слово.
ШИЛОВ. Верю. Смотри вон туда. (Заглядывают в освещённое окно
дома, к которому привёл его Шилов. За окном мужчина и женщина азартно
предаются любовным играм)
ШИЛОВ. Она?
РОМЧИК. Она. Спасибо, Миша. Ты открыл мне глаза.
ШИЛОВ. Что будешь делать?
РОМЧИК. Уеду. Навсегда. Сегодня же, сейчас. Не могу дышать с ней
одним воздухом. Я слишком ей верил. Ей одной. Но ты поддержи её, если,
разумеется, она будет нуждаться в поддержке.
ШИЛОВ. Об этом не беспокойся. Я всё возьму на себя. У тебя есть
деньги?
РОМЧИК. Немного.
ШИЛОВ. Возьми. (Суёт ему еньги.)
РОМЧИК. Это слишком много.
ШИЛОВ. Пригодится. Тем более, что ты отсюда сразу на вокзал. И не
забудь: ты дал мне слво.
РОМЧИК. Сдержу. на меня больше не увидит.

Конец воспоминаний.

ЛИДОЧКА. Так вот почему ты уехал, даже не объяснившись, не
оставив щаписки…А Миша мне рассказал…
РОМЧИК. Он ничего тебе не рассказал. Недавно я получил письмо от
одной женщины. Покаяние. (Вытаскивает письмо из кармана. Читает) Не
знаю, сумеете ли вы меня простить. Постарайтесь. Одним грехом на моей
совести, может быть,станет меньше. Я была третьеразрядной актрисой в
театре, давно не получала ролей. и вот однажды…

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ РАССКАЗ НЕЗНАКОМКИ

В дверь позвнили. Я открыла. На пороге стоял мужчина. Слегка
оттеснив меня плечом, он бесцеремонно вошёл в комнату.
ШИЛОВ. Вас зовут Рита?
РИТА. Да. а в чём дело? Кто вы такой? /Шилов показывает ей
удостоверение. На лице Риты испуг/ А что… случилось?
ШИЛОВ. Я не могу разглашать государственную тайну. Нам нужна ваша
помощь. Вы сможете сыграть одну сцену? Любовную. Подробный сценарий
позже.
РИТА. Думаю, смогу.
ШИЛОВ. Гримироваться умеете?
РИТА. Это моя коронка.
ШИЛОВ. Верно. Мы навели о вас справки. Вы действительно чертовски
здорово владеете гримом. Взгляните на эту фотографию.
РИТА (вглядываясь в фото) Эта женщина очень похожа на меня. Я и
не знала, что у меня есть двойник.
ШИЛОВ. У каждого человека есть двойнки. Потом вы посмотрите на
неё в жизни. Задание: изучить её манеры, поведение,вплоть до деталей.
Стать ею. Мне нужно, чтобы даже её муж не смог отличить вас от неё.
РИТА. Я справлюсь. Только вот…
ШИЛВ. (вытащив деньги) Это задаток. Остальное — после. И помните:
за сохранность тайны отвечаете головой.

Ромчик продолжает читать письмо.

Я добросовестно отработала свои деньги. Через некоторое время я
уже могла копировать её манеры, повадку, походку, посадку головы и
проч. Шилов познакомил меня с молодым мужчиной, с которым в один из
вечеров мне предстояло сыграть любовную сцену. Мы сыграли. Получили
свои деньги. А Шилов — вашу жену. Как я об этом узнала? Думаю, вы
догадались. Он сам мне об этом рассказал. Видете ли, он прельстился
моей мордашкой и стал моим любовнико. И однажды всё выложил.
Правда пригрозил, что если я захочу когда-нибудь сболтнуть об
этом, меня посадят. но вот теперь, когда я тяжело больна, и грехи
точат мою совесть, как старые раны.. /Ромчик прячет письмо в карман.

Тягостная пауза/.
ЛИДОЧКА. Я помню тот вечер так ярко. Ты, Миша, пришёл ко мне
печальный грустный, долго мялся и наконец, сообщил, что у Ромчика
другая женщина, и он уехал не попрощавшись, чтобы меня не
травмировать. Я была страшно оскорблена таким поведением. Мы, Рома ,
оба были чересчур гордые люди, и как бы вычеркнули друг друга из
жизни.
РОМЧИК. Да, гордыня. Как могут ловко ею пользоваться подонки. А
казалось бы что проще: взять да объясниться.
ЛИДОЧКА. А Миша так вовремя подставил мне дружеское плечо…
РОМЧИК. Ещё бы. Я сам его об этом просил.
ЛИДОЧКАФ. Поддерживал меня, заботился, отвлекал от тяжёлых
мыслей, пока не приучил к себе. Эжен вообще не появлялся.
(Из ванной доносится жизнерадостное пение Эжена) Кстати, Миша,
зачем тебе понадобилось разбивать нашу с Ромой Жизнь?
ШИЛОВ. Я любил тебя, а ты — его. Ты никогда не была бы моей, если
бы он был рядом.
ЛИДОЧКА. Вот это правда.
РОМЧИК. Так тебе проще было бы меня расстрелять. Ах пардон,
забыл, к тому времени вы уже не расстреливали.
ШИЛОВ. (Лидочке) Но всё-таки ты была моей. Пусть недолго, но
была.
ЛИДОЧКА. Рома, а телеграмма зачем, что ты умер?
РОМЧИК. Потому что Ромчик уиер, а родился мститель.

ЛИДОЧКА. Ты — мститель?
РОМЧИК. А кто же, если не я? Нас мало осталось. Они же -на
Шилова/ всю нашу землю крестами завалили. Да не купольными, сияющими,
а могильными,.. И ничего этим палачам не делается. Неистребимые, как
тараканы. Иногда мне кажется, что они и не люди вовсе. Нет, правда.
Люди хоть каются, увидев ужасы сотворённого ими. А эти… Дачи у них
по-прежнему, сосенки. Воздухом они дышат, внучат растят. К власти
снова рвутся, по крови истосковались. У этого тоже где-нибудь дача, в
Комарово. Да?
ШИЛОВ. В Репино.
РОМЧИК. О, в Репино. Места-токакие. К великим приобщаются. На
берегу залива?
ШИЛОВ. На берегу.
РОМЧИК. На песочке. Колодец во дворе.
ШИЛОВ. Влдопровод. Рома, хочешь, я тебе эту дачу подарю. Она
твоя, Рома, владей. Только оставь меня в покое. Не мучай.
РОМЧИК. Тырь-пырь-нашатырь. Как заговорил. Разжирели как крысы и
слова им не скажи: расстраиваются.
ШИЛОВ. (суетливо) Лида, я знаю, что я… Да, это подло,но теперь
не вру… Ты одна мне… ты у меня одна на свете…
ЛИДОЧКА. Уходи. Видеть тебя не могу.
ШИЛОВ. Да, ты права… права. Да… (сгорбившийся, жалкий
направляется к двери.) Я думал, что я… Впрочем, прощай… (берётся
за ручку).
ЛИДОЧКА. Подожди. Куда ты сейчас?
ШИЛОВ. (растерянно качает головой) Не знаю. Не нужна мне дача,
дом не нужен. Нет дома, разрушен. Как раскопали моё рпрошлое,
отвернулись все. Нет родных, близких. Дети стыдятся, внучка из дома
сбежала.
РОМЧИК. Погоди, то ли ещё будет. Настоящий суд впереди.
(Входит Эжен. Принял ванну, побрился, надушился, втирает крем в
лицо).
ЛИДОЧКА. Вот что, Миша, не уходи. Оставайся.
РОМЧИК. Как?
ЛИДОЧКА. Всё это быльём поросло. Мы уже другие. Я не хочу никому
мстить.
ЭЖЕН. (громко аплодирует) Прекрасно раздавить тиранов силу но
дело милосердия прекрасней!
РОМЧИК. Ах так, ладно. Но учтите, я тоже никуа отсюда не
двинусь.. Один раз у тебя вышло, дятел, но больше не выйдет. Дудки.
(Достаёт свой портрет и вешает его на стену рядом с портретм Эжена,
повернув тот лицом к стене)
ЭЖЕН (развернув портрет обратно) И спорят и спорят. Женщина давно
уже сделала выбор, правда, Лтдочка? Завяжи мне волосы, лапушка.
ЛИДОЧКА. (перевязывет ему волосы чёрной ленточкой) Но позвольте,
милые мои… Вы что же все трое вдруг решили, что я…
ЭЖЕН РОМЧИК (в один голос) Решили.
ШИЛОВ ЛИДОЧКА. Миша?
ШИЛОВ Без тебя повешусь.
ЛИДОЧКА. РОма?
РОМЧИК. Буду драться за тебя, как лев.
ЛИДОЧКА. Женечка?
ЭЖЕН. Учти, на полу спать не буду: боюсь сквозняков.
ЛИДОЧКА. Но Женя, у тебя был такой успех у женщин. Можно сказать
мировая слава. Не зря же тебя прозвали: дон Эжен.
ЭЖЕН. Пыль, ничто. А в тебе, Лида, душа, гармония.
ШИЛОВ и РОМЧИК. (в один голос) Душа. Гармония. (смотрят друг на
друга с ненавистью).
ЛИДОЧКА. Я вас правильно поняла: вы все трое вернулись ко мне?
РОМЧИК. Да, чтобы остаток жизни провести с любимой…

ШИЛОВ. Единственной…
ЭЖЕН. Неповторимой.
ЛИДОЧКА. Но что же мне делать?
РОМЧИК. Выбирай. Ты должна выбрать одного из нас.
ЛИДОЧКА. А без выборов нельзя?
РОМЧИК. Нельзя. Ты должна идти в ногу со страной. Выборы — основа
демократия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Хальфе

ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Хальфе

ХАЛЬФЕ

Сквозь пыльное облако пробивались лучи закатного солнца,
спускавшегося к плоским вершинам меловых гор Актау. Справа долину
ограждала черная гряда Каратау. В запыленном стекле машины застыло
желто-коричневое однообразие нескончаемой пустыни. Иногда по
проплешинам кустистой растительности пропылит, мелькнув, небольшое
стадо сайгаков или возникнет невозмутимый верблюд, своим силуэтом
напоминающий оплывшие зазубрины гор.
Солнце уже прошло две трети своего пути, земля вокруг приобретала
красновато-кирпичный оттенок. Тем более поражала открывшаяся вдруг
неглубокая, но широкая впадина, сплошь заросшая деревьями, кустарником
и травой. По выложенным плитами ступенькам мы спустились в теннистую
аллею, в тишине которой отчетливо журчал ручей — он бежал по каменному
желобу из родника и терялся дальше в траве. Хозяин этого единственного
в округе оазиса — объездчик дорожно-строительного участка Тукумбай
Туибаев.
— В народе его называют хальфе, — говорит мне Сагын. — В переводе
с казахского — народный лекарь, знахарь. К нему приезжают лечиться и из
других районов, он никому не отказывает и денег ни с кого не берет.
Жена Ханым помогает — готовит для пациентов чай, шубат… Его из
верблюжьего молока особым способом приготовляют.
Сагын показал на одиноко стоящий метрах в пятистах от оазиса
глинобитный дом, возле которого бродил верблюжонок и несколько овец под
присмотром рыжей собаки. Людей видно не было. Однако, когда я попросил
познакомить меня с Тукумбаем, Нургожаев с сомнением покачал головой.
— Хальфе не любит тратить время на разговоры. Да его сейчас и дома
может не быть…
Сагын оказался прав — через несколько минут шофер съездил и
выяснил, что Тукумбай с утра в районе. Мы сели в машину, но не успела
она подняться на холм, вершину которого разрезала узкая дорога, как
резко затормозила, уступая путь встречному грузовику. Тот остановился,
из кабины вышел пожилой человек в пальто, фетровой шляпе и сапогах. Это
был Хальфе Тукумбай…
Через полчаса мы уже подходили к его домику. Он сразу же пригласил
нас к себе, как только узнал, что с ним хотят поговорить.
В просторной комнате вдоль стены лежали тонкие матрацы и атласные
подушки, на которых мы и расположились. Хозяин сел у печки. Его жена
принесла ведро с шубатом, когда Сагын наклонился ко мне и прошептал:
— Нужно обязательно выпить пиалу до дня. Из уважения к хозяевам и
если ты настоящий мужчина. Иначе разговора с хальфе не получится.
Пиалой оказалась полуторалитровая чаша, которую, наполнив до
краев, и преподнесла первому Ханым. Стало сразу как-то не по себе,
но… Шубат был довольно приятным напитком — прохладным, слегка
кисловатым, сытным и вкусным. Недавнее напряжение, скованность разом
исчезли.
— На земле существуют тысяча и одна болезнь, — негромко заговорил
Тукумбай. — Одна из них — смерть, остальные можно лечить. Надо лишь
верить лекарю и не волноваться. Так говорил мой отец, а он был великим
хальфе. В природе существует лекарство от любой болезни. Да вот раньше
в горах росло четыреста видов трав, теперь можно найти двадцать пять,
не больше. Приходится самому сажать…
Только за три года Тукумбай рассадил в оазисе более 300 видов
кустарников и лекарственных трав. Подорожник, например, он привез из
Кокчетавской области. Здесь, на Мангышлаке, цена каждому посаженному
кусту неизмерима. Его отец это прекрасно понимал, каждый год деревья
сажал. А он до ста лет дожил, у его дома целый сад рос. Сейчас, правда,
два дерева всего осталось — вырубили…
— Значит, способность и умение лечить людей передалось вам по
наследству? — спросил я.
Тукумбай кивнул и долго молчал, прежде чем поведать о своей жизни
корреспонденту — раньше ему никогда не приходилось этого делать.
Образование Тукумбай получил небольшое — четыре класса. Но все же
выучился на шофера, пошел работать. Да пристрастрился к спиртному,
частенько выпивать стал. И чем дальше, тем больше. Почему? Тогда
как-то не задумывался над этим, а теперь понимает — скапливалась в нем
какая-то сила, выхода требовала, вот и пил. Но 14 марта 1963 года — как
раз на праздник наруз — под утро увидел сон. Приходит к нему во всем
белом покойник-отец, в одной руке держит кинжал, в другой — посох. И
гововрит: «Или бросай пить, или умрешь». Проснулся Тукумбай в холодном
поту, но с того дня спиртного в рот больше не брал.
Мистика? Галлюцинации? Самовнушение? Или свидетельство проявления
потусторонних сил? В данном случае, это не так уж и важно, главное —
отвратило человека от пагубой привычки. Но не только. По словам
Тукумбая, лечить он начал в 1971 году, и совершенно неожиданно. Как-то
зимой несколько машин отправили за стройматериалами в область. Когда
возвращались, в пути их застала сильная пурга. Шоферы все же сумели
добраться до зимней кошары, однако хозяин зимника пустить их на ночлег
отказался. Объяснил, что его сын упал с печи и сломал ключицу.
Водители настаивать не стали, обычай знали: если в доме «сломанный», он
запрещает пускать кого-либо или устраивать веселье, чтобы не обидеть
больного, не расстраивать, как и нельзя было спрашивать у него и о
здоровье ровно столько дней, сколько исполнилось лет.
Однако и шоферы оказались в безвыходном положении — буран мог
бушевать несколько дней, где в пустыне от непогоды укроешься. Вот
тогда-то словно кто подтолкнул Тукумбая. Пошел он снова к хозяину и
попросил показать сына. Войдя в комнату, он увидел мальчика лет шести,
лежащего в углу на кошме. Лицо его было бледным, он страдальчески
морщился и тихонько всхлипывал. Тукумбай растерялся, но лишь на
секунду, потом, будто по чьей-то подсказке, приблизился к мальчику и,
едва прикасаясь, осторожно стал поглаживать ладонью больное место. Он
почувствовал вдруг, будто сломанная кость под его рукой зашевелилась, а
затем успокоилась. Через полчаса парень перестал плакать и уснул,
опухоль спала…
Осознание своей целительской силы и определило дальнейшую судьбу
Тукумбая. Тем более, что теперь он прекрасно знал, как распорядиться
скапливающейся у него энергией. Единственное, что тяготило — не успел

он перенять богатый опыт отца, узнать его секреты и рецепты
лекарственных трав. А ведь отец лечил от белокоровия, и Тукумбай
помнил, как он выкапывал в земле яму, разводил в ней огонь, ставил туда
котел, в котором и кипятил множество лечебных растений. В этот отвар и
сажал больного белокровием так, что одна голова и торчала. А сам по
каплям добавлял в отвар верблюжье молоко…
Отец говорил Тукумбаю, что от наркомании можно излечиться, два-три
раза приняв молочную ванну. Прост рецепт лечения и гастрита, для этого
надо всего лишь вечером после еды один раз съесть столовую ложку зерна
белой пшеницы. Простатит лечит джусапа (пустынная полынь) и верблюжья
колючка, которую используют и при болезни почек. Однако причины
возникновения болезней разные, объясняет Тукумбай, потому существуют 12
сортов джусапы, 10 сортов верблюжьей колючки, и надо четко знать, когда
и какую траву давать больному, что и как из нее готовить.
Рецептов Тукумбай знает множество, однако лечебное воздействие его
отваров и настоев гораздо эффективнее. Все они заряжаются мощной
биоэнергетикой. Помню, как уже в конце нашей беседы к Тукумбаю приехал
очередной больной. Мурат Эпенов, как ту же выяснилось, молодой, но уже
долгое время страдает астмой и приступы удушающего кашля становились
все чаще. Тукумбай молча выслушал прерывистую от стесненного дыхания
речь больного и кивнул жене. Ханым принесла пучок сухой травы — нарпоз
(название ее по-русски, как и травы адрасфан, помогающей при болях в
суставах, я так и не смог выяснить). Хальфе начал мять, измельчать
траву пальцами, и продолжалось это не менее 15 минут. Тогда-то я и
вспомнил, что в Китае мастера ци-гуна (обладающие энергией «ци», то
есть экстрасенсы) поступают точно также. Лечебные свойства растения
плюс энергетическое воздействие — подзарядка биополем лекаря — и дают
при лечении ошеломляющий эффект…
Однако идут к Тукумбаю и те, кто обнаружил у себя пропажу или у
кого верблюда украли. И он помогает всем.
— Человек очень многое может, — говорит хальфе, — но бескорыстный
и с добрым сердцем. Отец учил: если больной неизлечим, не говори ему об
этом, иначе станешь убийцей. Людей и так губит безверие. Шейх Ахмед
Ясави жил более восьмисот лет назад, а умел летать. Почему теперь не
могут? Тукумбай обвел нас прищуренным взглядом. — Был такой случай. У
мечети Бекет-ата постоянно сидел седой старик-отшельник с черным
бараном. Никто не знал, сколько ему лет. И вот однажды приехали в те
места охотиться начальники из Алма-Аты. На трех машинах гнали они
сайгака и настигли его у мечети. Хотели пристрелить, да местный
охотовед, который был с ними, посоветовал не убивать животное у святого
места. Не послушались, презрительно рассмеялись. И тогда все три машины
охотников вдруг разом поломались, а сами они скорчились от страшных
болей. Отвезти в больницу их было не на чем — рессоры на машинах
скрутило так, что те уже никуда не годились. Такая сила крылась в седом
старце…
Уже в машине Нургожаев неожиданно признался:
— А я ведь побаивался вашей встречи с хальфе. Тукумбай остро
чувствует, хороший человек или плохой… Тогда ломать его всего
начинает… Думал, а вдруг… — он смущенно улыбнулся.

А.Глазунов
Казахская ССР

Страницы: 1 2

Последний муж

ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Олег Ернев: Последний муж

Олег Ернев

ПОСЛЕДНИЙ МУЖ

Действующие лица

ЛИДОЧКА
РОМЧИК
ШИЛОВ
ЭЖЕН
МАРТЫНОВ
ЛЕНОЧКА
ВОСКОБОЙНИКОВ
ЛАСТОЧКИН
УЧАСТКОВЫЙ
БУРМАКОВ
АЛЛОЧКА

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

ЛИДОЧКА (по телефону). Порезать и в кипяток?.. Не поняла.
Порезать мелко? Сама рассыпается? Полчашки молока, воду слить. Что-
что? Яйцо вкрутую и потопить в масле? И в капусту. Теперь поняла. Так
ты не приедешь, Маша? Жаль, жаль, бедная ты моя. Выходит, что никого.
Хотела девишник сделать, но ты заболела, Аллочка еще из-за границы не
приехала. Не переживай. Спасибо за поздравление. Целую, дорогая,
выздоравливай. (Кладет трубку.) Итак, одна. (Включает магнитофон,
звучит отрывок из пьесы Ростана «Сирано де Бержерак».)

Придет, я знала, этот миг,
наступит поздно или рано
и я увижу Кристиана
склоненного у ног моих.
Немая кончится игра,
и круг молчанья разомкнется.
Душа безмолвная очнётся.
Нам говорить пришла пора.
Да, бесконечный этот спор,
который мы вели глазами,
пора наполнить голосами,
сердец услышать разговор.
Ну начинайте, я прошу…

(Звонок в дверь. Выключает магнитофон)

ЛИДОЧКА. Вот те на! Кто бы это? (Идет открывать. Радостный
вскрик. Возвращается с Шиловым) Миша! Мишка!
ШИЛОВ. Узнала! Узнала! (Пытается всучить ей цветы)
ЛИДОЧКА. Погоди, дай фартук снять. Боги мои, мужчина! Я ведь
никого не ждала, и на тебе — мужчина!
ШИЛОВ. Хе-хе-хе! Явился, не запылился.
ЛИДОЧКА. Это точно, не запылился: костюмчик фирменный. Впрочем,
ты всегда хорошо одевался. Красавец. (Испуганно взглянув в сторону
зеркала) А я-то, небось, совсем развалина!
ШИЛОВ. Кто? Ты развалина?
ЛИДОЧКА. Ну да. Руины.

ШИЛОВ. Да я сейчас на колени перед тобой в священном трепете…
ЛИДОЧКА. Античность всегда вызывает священный трепет.
ШИЛОВ. (Его реакция на юмор слегка запаздывает) Да нет же, я
перед тобой… нынешней… на колени хочу упасть…
ЛИДОЧКА. Ну так и быть: падай.

(Шилов падает)

ЛИДОЧКА. (Смеясь) Вот глупый, и правда упал. Ну вставай, чего ты
там лежишь в священном трепете…
ШИЛОВ. Погоди, дайдух перевести. Два движения сразу мне не
осилить. (Подниматся с помощью Лидочки) А помнишь, стойку на руках
делал? Десять раз в стойке отжимался. (Гордо) Десять! (Лицо мгновенно
омрачается) Десять. Ну да ладно. Каких гостей назвала?
ЛИДОЧКА. Никаких. Ты — единственный.
ШИЛОВ. (У него даже дух захватывает) Это правда? Единственный?
ЛИДОЧКА. Ну да. Никто не придет.
ШИЛОВ. (Кричит) Урра-а-а!!!
ЛИДОЧКА. (Опешив) Почему ура?
ШИЛОВ. Потому что… потому что… Лидочка, секрет. Это будет
сюрприз.
ЛИДОЧКА. Ты сам для меня сюрприз.
ШИЛОВ (Вынимаеи из сумки коробку) Открывай.
ЛИДОЧКА (Достает из коробки бутылку, внутри которой танцующая
балеринка) Ой!
ШИЛОВ. Что с тобой?
ЛИДОЧКА. Влюблена.
ШИЛОВ. В кого?
ЛИДОЧКА. В балеринку.
ШИЛОВ. (Изменённым голосом, под балеринку) Ой!

ЛИДОЧКА. Что с тобой?
ШИЛОВ. Влюблена.
ЛИДОЧКА. В кого?
ШИЛОВ. В Лидочку. (Хохочут) Заводи. Вот ключик.
ЛИДОЧКА. (Заводит балеринку. Та, подняв изящно ножку, делает
пируэт под нежную мелодию) Миша, ты — прелесть.
ШИЛОВ. Тогда нежный поцелуй.
ЛИДОЧКА. (Озадаченно) Поцелуй? А… что это такое?
ШИЛОВ. Нежный поцелуй это… /Пауза/ Это… Ты мне покажи весь
набор твоих поцелуев, а я выберу их них самый нежный.
ЛИДОЧКА. (Трижды его целует) Ну как? Вспомнил?
ШИЛОВ./Стоит молча с закрытымиглазами/
ЛИДОЧКА. Ты что, заснул? Боги, да он спит. Вот и целуйся после
этого. (Теребит его) Миша!
ШИЛОВ. (Очнувшись) Хорошо-то как!
ЛИДОЧКА. Ты выбрал?
ШИЛОВ. Что?
ЛИДОЧКА. Нежный поцелуй.
ШИЛОВ. Каой поцелуй. А ты меня целовала? Ничего не помню.
Придётся повторить.
ЛИДОЧКА. Бесполезно. У тебя — глубокий склероз.
ШИЛОВ. Нет, это врождённое.
ЛИДОЧКА. Врождённый глубокий склероз.
ШИЛОВ. Тчно. Ты не поверишь, но не помню даже, сколько мне лет.
ЛИДОЧКА. Это легко вычислить: столько же, сколько и мне.
ШИЛОВ. А сколько тебе? Хотя, пардон, дамам такие вопросы не
ЛИДОЧКА. Задают, задают. В таком возрасте, как я, задают. И более
того: дамы на них отвечают.
ШИЛОВ. Ну ответь.
ЛИДОЧКА. Да зачем тебе?

ШИЛОВ. Нет, ты ответь.
ЛИДОЧКА. Пожалуйста… Мне ровно… Не помню.
ШИЛОВ. То-то.
ЛИДОЧКА. И помнить не хочу.
ШИЛОВ. Но человек должен помнить, когда он родился.
ЛИДОЧКА. Зачем?
ШИЛОВ. Чтобы знать, когда к смерти готовиться. Смерть, это ведь
такая штука..
ЛИДОЧКА. Ты что? В похоронное бюро устроился?
ШИЛОВ. Я давно на пенсии.
ЛИДОЧКА. А-а, а я подумала: вы план не выполнили, и ты пришёл
уговорить меня в мертвецы.
ШИЛОВ. Фу, Лида, где твой светлый юмор?
ЛИДОЧКА.(Усаживая его за стол) Вот он. Я думаю, ты его оценишь.
ШИЛОВ. (Пробует блюдо) Что это?
ЛИДОЧКА. Цветная капуста.
ШИЛОВ. А вот когда ты была моей женой, ты здорово умела готовить.
ЛИДОЧКА. Ты что-то путаешь, я никогда не умела делать два дела
сразу.
ШИЛОВ. Но женой ты была хорошей. Кстати, после меня ты замуж не
выходила?
ЛИДОЧКА. Нет дорогй. Ты отбил мне всякую охоту. Я хочу сказать: я
поняла, что не создана для семьи.
ШИЛОВ. Что ты! Наоборот!
ЛИДОЧКА. Правда? Видно, мне удалась цветная капуста.
ШИЛОВ. (С полным ртом) Удалась. Вот только цвет у неё какой-то…
ЛИДОЧКА. Полиняла.
ШИЛОВ. А этот твой … первый… дон Эжен… Что он?
ЛИДОЧКА. Пишет. Иногда. Недавно прислал фотографию. (Достаёт
альбом, вытаскивает из него фото) Вот.
ШИЛОВ. (Брезгливо рассматривает фотографию) Хорош гусь. Дай-ка.
(Берёт альбом, переворачивает страницы)
ЛИДОЧКА. Что ты хочешь в нём раскопать, археолог? дИНОЗАВРА?
ШИЛОВ. (Разглядывая альбом) Всё-таки я тебя очень любил, Лида.
ЛИДОЧКА. Это ты в альбоме высмотрел?
ШИЛОВ. Ты была моя настоящая, единственная любовь.
ЛИДОЧКА. Я это где-то читала. Только там было: настоящая,
единственная и последняя любовь.
ШИЛОВ. Верно. /Отчётливо/ И последняя любовь.
ЛИДОЧКА. Врёшь, что ты на пенсии. Ты всё-таки в похоронном бюро.
ШИЛОВ (Продолжая листать альбом). А вот, наконец, и я. Какой
красивый.
ЛИДОЧКА. Ошибся. Это опять дон Эжен. Барин.
ШИЛОВ. Если честно, я тебя к нему здорово ревновал.
ЛИДОЧКА. Странно. Почему не к Ромчику?
ШИЛОВ (мрачнеет). Ромчик… это не то.
ЛИДОЧКА. Ромчик не то? Ну знаешь ли.. Певец смерти из тебя
хороший, а психолог никудышний. (Отбирает у нео альбом). Вот он Ромка,
смотри. Ромчик — это мужчина.
ШИЛОВ. Этот мужчина тебя предал.
ЛИДОЧКА. Мне казалось: вы были друзьями.
ШИЛОВ. Были. Но после тог, как он тебя предал, так гнусно, так
низко…
ЛИДОЧКА (резко). Замолчи! (Пауза) Извини. Наверное, у него на то
были причины. И хватит об этом. А ты… ты что-нибудь о нём знаешь?
ШИЛОВ (морщится) Нет, ничего определённого. Живёт в Москве. В
Питере не бывает.
ЛИДЧКА. Как в воду канул. Эх, Ромчик.
ШИЛОВ. (раздражённо) Перестань о нём говорить!
ЛИДОЧКА. Хочу и буду. Что ты мне за указ.

ШИЛОВ. А я говорю: не надо при мне. Иначе пожалеешь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Последний муж

ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Олег Ернев: Последний муж

ЛИДОЧКА. Я думала: ты и вправду пришёл навестить бывшую жену, а
ты… /Упрямо/ Ромчик. Ромчик. Ромчик! /Смотрит на реакцию Шилова. Тот
затыкает уши, она перестаёт его дразнить, но стит только ему опустить
руки, снова/ Ромчик. Ромчик.
ШИЛОВ (РАЗОЗЛИВШИСЬ) Ах так? Хорошо. Лида, я тебя обманул. Не
хотел говорить, но лучше, чтоб ты знала… Нет больше твоего Ромчика.
Умер.
ЛИДОЧКА (потрясённо). Умер? Как умер?
ШИЛОВ. Не знаю как. Как герой или как рядовой. Вот телеграмма.
ЛИДОЧКА (БЕРЕТ ТЕЛЕГРАММУ ИЗ ЕГО РУК) Радуйся, мерзавец тчк
Ромчик ушёл в иные миры. Мир его праху. Тебе война. (задумывается)
Какая странная телеграмма. Ромчик, Ромчик. Значит, он умер. Но почему
тебя называют мерзавцем? Почему война?
ШИЛОВ (отбирая телеграмму). Это наше, мужское.
ЛИДОЧКА (РАССМАТРИВАЕТ ФОТОГРАФИЮ РОМЧИКА). Всё время чувствую
вину перед ним.
ШИЛОВ. Лида, ты вспомни, как мне пришлось утешать тебя. Вспомни.
Ну будет, не плачь.
ЛИДОЧКА (вытирая глаза). Я не плачу.
ШИЛОВ. А мне показалось…
ЛИДЧКА (сердито). У тебя не только плохая память, но и зрение.
(Звонок в дверь)
ШИЛОВ. Кто это?
ЛИДОЧКА Понятия не имею. (Идёт к двери, взвизгивает от радости,
возвращается под руку с высоким красивым стариком) Миша, падай! Дон
Эжен! Хотя нет, не падай. (Дону Эжену) Он потом не встанет.
ШИЛОВ (досадливо) Чёрт!
ЭЖЕН (взглянув на Шилова, Лидочке) Некогда ты говорила, что
предана только Катуллу.
ЛИДОЧКА (кидаясь гостю на шею) Катул, Миша, ты слышишь? Катулл!
ШИЛОВ (метнув яростный взгляд на старика). Это называется никто
не придёт?
ЭЖЕН (Шилову) Что на прохожих мирных, пёс, кидаешься?
ШИЛОВ. Гони его, Лидочка. Зачем тебе прохожие?
ЭЖЕН (обняв Лиду) Обнял Акму, любовь свою Септимий, нежно к
сердцу прижал, сказал ей: «Акма…»
ЛИДОЧКА (ЭЖЕНУ) Учти, он ревнует.
ЭЖЕН. Кто? Сей юноша печальный? С головой седой, кудрявой? Если
память мне не изменяет, это бывший муж моей Лолиты?
ШИЛОВ. А как насчёт заткнуться?
ЛИДОЧКА. Но-но, мальчики, не забывайте: вы у меня в гостях.
ЭЖЕН (поставив на стол бутылку дорогого вина). А где мой до-ре-
мидорчик? (подходит к старому роялю, любовно его поглаживает)
Сохранила? Вот тебе мой подарок, Лесбия. /Играет нежную грустную
мелодию. Даже насупившийся Шилов заслушался. Потом вытащил из кармана
пиджака небольшую деревянную флейту и присоединился. Отличный дуэт.
Игра закончилась. Лидочка расцеловала обоих)
ЛИДОЧКА. Спасибо, мальчики. Это замечательный подарок. А теперь —
за стол.
ЭЖЕН (откупоривая бутылку). Смотрю на тебя, любусь и вижу: зря
боялся. (Наливает в рюмки сначала себе, потом Лидочке. Шилову
демонстративно не наливает. Тот берёт бутылку и наливает себе сам)
ЛИДОЧКА. Боялся?
ЭЖЕН. Твоего суда. Твоих упрекающих взоров. Но ангел…
милосердный ангел…
ШИЛОВ. Какой ещё ангел? Ге?
ЭЖЕН (показывая на Лидочку) Вот.
ЛИДОЧКА. Я? Ангел? (Подходит к зеркалу,долго вглядывается в своё
отображение) Шатается.

ЭЖЕН. Кто?
ЛИДОЧКА. Зуб.
ШИЛОВ. Витаминов не хватает.
ЛИДОЧКА. Зубов не хватает.
ЭЖЕН. Чёрт с ними, с зубами. Лучше вспомни: Да, я любил, какая
малость. Кто этих слов не говорил.
ШИЛОВ (подхватывая) Одно лишь в памяти осталось: Роксана, я тебя
любил.
ЭЖЕН (ностальгически) Роксана… Да… Так вот, моя милая,
тернистый путь пройдя до половины, я очутился… (замолкает, переживая
непрошенные чувства. Сразу становится видно, что этот человек,
несмотря на свой внешний лоск и красивый облик, очень стар. Впрочем,
он тут же справляется с тоскливыми чувствами и снва веселеет.
Поднимает рюмку) Ну да ладно. Все мы там будем рано или поздно. Но вот
что странно:
Лида, только теперь, клянусь всем святым, что во мне осталось,
только теперь я понимаю, что ты ля меня значила…
ШИЛОВ (ВЫПИВ ЗАЛПОМ РЮМКУ) Стой! Погоди!
ЭЖЕН. И значишь.
ШИЛОВ. Остановись, тебе говрят.
ЛИДОЧКА. Миша, что с тобой?
ШИЛОВ (держась за сердце) Останови его. Я чувствую, к чему он
клонит. Но я не позволю, я первый пришёл. Лида, этот человек тебя
бросил, как и тот, другой. ни все предатели. Я один тебя не предавал.
Ты сама захотела, чтобы мы расстались. И теперь я хочу сказать тебе:
ты одна для меня… самый дорогой… самый нежный… на свете…
самый… И я пришёл, чтобы… (бледнеет, хватает ртом воздух, обмякает
на стуле, рука шарит в карманах пиджака в поисках лекарства)
ЛИДОЧКА. Ему плохо, Женя.
ЭЖЕН. А кому хорошо?
ЛИДОЧКА. Миша, лекарство, да? Тебе помочь?
ШИЛОВ. Сам. (Достаёт из пиджака таблетки, высыпает на ладонь,

проглатывает) Прошло.
ЭЖЕН. Лидочка, мы же за тебя хотели…
ЛИДОЧКА. Давайте выпьем за… (Эжену) помнишь Ромчика?
ЭЖЕН. Твой второй муж?
ЛИДОЧКА. Да. Он умер. Ребята, это был отличный парень. Я его
знала лучше вас. Судьба у него не сложилась, и вот его нет. Мир ег
праху. (Поднимают рюмки. Шилов, видя, что за ним никто не ухаживает,
наливет снова себе. Пьют. Звонок в дверь. Лидочка идёт открывать.
Между мужчинами сразу же пробегает чёрная кошка)
ШИЛОВ. Я первый пришёл. (Эжен напевает какую-то арию и чистит
ногти маникюрными ножничками) Слышите? И прекратите чистить ногти!
ЭЖЕН. Предпочитаете ходить с грязными?
ШИЛОВ. Я про ваши ногти. У меня чистые. У меня вообще нет ногтей.
ЭЖЕН (недоверчиво). Так не бывает.
ШИЛОВ (протягивая руки). Вот, глядите.
ЭЖЕН. Ну конечно, вы их сгрызли. Как обезьяна. У обезьяны и то
длиннее, чтоб было чем блох ловить.
ШИЛОВ. У меня нет блох!
ЭЖЕН. Странный вы какой-то: ногтей нет, блох нет… (сдувает
ногтевые опилки в лицо Шилову. Тот вскрикивает и ххватается за глаз)
ШИЛОВ. Ой!
ЭЖЕН.Теперь вот и глаза нет.
(Входит Лидочка, чрезвычайно испуганно смотрит на Шилова/
ЛИДОЧКА. Мы поминаем, а он… там.
ШИЛОВ. Кто?
ЛИДЧКА. Ромчик.
ШИЛВ. (Потрясённо) Ромчик?
ЛИДОЧКА. Живой, настоящий.

ШИЛОВ (бежит в прихожую).
ЭЖЕН. Ну и нервный старикашка этот твой бывший супруг.
ЛИДЧКА. Я сама телеграмму читала.
(Вбегает Шилов. Держась за сердце, падает на стул)
ШИЛОВ. Что за шутки?
ЛИДОЧКА. Какие шутки?
ШИЛОВ.Нет никакого Ромчика, померещилось тебе.
ЛИДОЧКА. Померещилось? Ну знаешь… По-твоему, я лгу? (Убегает в
прихожую)
ШИЛОВ. Но я не вру. Нет никакого Ромчика.
ЭЖЕН.Успокойтесь, расслабьтесь. Нет и не надо. Сейчас придёт
сестричка, сделает вам укол, и вы опять будете здоровы.
ШИЛОВ. Шут гороховый. (Наливает себе вина, выпивает)
ЭЖЕН. (Шёпотом) Моё вино, между прочим..
(Входит Лидочка. Вид у неё огорошенный)
ЛИДОЧКА. Нет его.
ШИЛОВ. (Передразнивая) Живой, настоящий.
ЛИДОЧКА. Непостижимо. Я же сама…
ШИЛОВ. Не пугай меня больше тек, Лида, у меня два инфаркта.
ЛИДОЧКА. (Растерянно) Два?
ЭЖЕН. Не пугайся. Он их коллекционирует.
(Снова звонок в дверь. Все замирают)
ЭЖЕН. Пойду-ка взгляну. (Выходит)
ЛИДОЧКА. Может быть, это…
ШИЛОВ. Что?
ЛИДОЧКА. По мою душу? Виновата я перед ним.
ШИЛОВ. Ты что, в призраков веришь?
ЛИДОЧКА. Но веь говорят, приходят.
ШИЛОВ. Перестань! Прошу тебя, перестань!
(Возвращается Эжен)
ЭЖЕН. Никого. По-моему, у тебя что-то со звонком. Замыкает.
Починить надо. (Шилову) Слышите?
ШИЛОВ. Что?
ЭЖЕН. Я говорю: надо починить.
ШИЛОВ. (раздражённо) Иди и чини.
ЭЖЕН. Я делом занят. (Подправляет пилочкой ногти)
ШИЛОВ (с негдованием). Это… ты… вы… называет делом?
ЭЖЕН (с удовольствием декламирует) Быть можно дельным человеком и
думать о красе ногтей! А тот, кто этого не знает, тот самый гнусный из
людей!
ШИЛОВ. Я… да я…
ЛИДОЧКА. (Укоризненно) Женя, как ты можешь? У него же сердце.
ЭЖЕН. У него? (Смотрит недумённо на Шилова, спохватывается) Ах
да, я и забыл. А в нём инфаркты, инфаркты…
(Входит странный человек, весь скрюченный, скорченный почти о
земли. В руках — обшарпанный чемоданчик)
НЕЗНАКОМЕЦ (сиплым жалобным голосом, обходя стол с протянутой
рукой) Минды мамочки и минды сестричечки. Минды братушки- солдатушки!
Обратите внимание на моё безобращие. Весь иссохся в страданиях, как
пустыня Азия.
ЛИДОЧКА. Ой, кто это?
НЕЗНАКОМЕЦ. Бродил по мукам, как по траве. Дайте копеечку. Можно
две. Можно трёшку, злату серёжку, а лучше лучшего — бабу-матрёшку. ля
калеки-калика не пожалейте шкалика.
(Лидочка наливает ему рюмку, подносит. Незнакомец принимает,
выпивает, распрямляется, и… — перед нами Ромчик. Лидочка
вскрикивает. Шилов потрясён. Эжен тоже слегка занервничал)
РОМЧИК (поставив рюмку) Волшебное зелье! Душе — вертикаль, а
сердцу — веселье! (Чрезвычайно доволен произведённым эффектом. Ставит

на пол чемоданчик. Лидочке) А говорит попугай попугаю: я тебя,
попугай, попугаю.
ЛИДОЧКА (в тон ему) Отвечает попугаю попугай: попугай, попугай,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Последний муж

ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Олег Ернев: Последний муж

попугай! (Бросается Ромчику на грудь)
РОМЧИК. Я спустился вниз и отпустил шофёра.
ЛИДОЧКА. Ты откуда?
РОМЧИК. Прямо из Москвы. /Обводит глазами Эжена и Шилова. На
Шилове взгляд его задерживается, глаза прищуриваются, губы кривятся в
усмешке). Ба! Какие люди!
ЛИДОЧКА. Погоди, Рома, но ты ведь… умер.
РОМЧИК. По мне видно?
ЛИДОЧКА. По тебе нет, но… телеграмма. В ней написано, что ты
умер.
РОМЧИК. Извини, не читал телеграммы. Ты разочарована?
ЛИДОЧКА (бросаясь на него с кулаками) Прекрати!
РОМЧИК. А что за телеграмма?
ЛИДОЧКА. Миша, покажи.
ШИЛВ (насупившись). Не покажу.
РОМЧИК. Дай сюда. Не ты в ней умер, а я.
ШИЛОВ. Не дам.
(Ромчик бросается на него но Шилов вытащил телеграмму и успел
запихать её в рот. Торопливо жует. Ромчик умудрился-таки вытащить у
него изо рта часть телеграммы. Шилов хочет запить бумагу, берёт со
стола бутылку, но Эжен не дремлет, выхватывает бутылку и отставляет в
сторону)
РОМЧИК (читает то, что удалось спасти) …ся… мерзавец… иные
миры…Ромчик… ушёл… Понятно. А что такое «ся»? Какое слово
сожрал?
ЛИДОЧКА. Там было: радуйся. (Шилову) Зачем ты её съел?
ЭЖЕН. Ему капусты не хватило.
РОМЧИК. (Выразительно глядя на Шилова) Стала попа, как орех. так
и просится на грех.
ЛИДОЧКА. Фу, Ромка.
РОМЧИК. Не я — народ. А народ в попах разбирается.
ЛИДОЧКА. Но кто мог послать эту гнусную телеграмму? У тебя есть
враги, Рома?
РОМЧИК У каждого порядочного человека есть враги, Лида. И хватит
об этом.
ЛИДОЧКА. Хорошо. Садись. поешь с дороги.
РОМЧИК. Погоди, сначала в честь праздника разреши любимой
женщине…
ЛИДОЧКА. Что ты сказал?
РОМЧИК. (Копаясь в чемоданчике) Я сказал: через минуту , как
говорят в Одессе, вы буете иметь…
ЛИДОЧКА. Нет, про любимую женщину?
РОМЧИК. Сказал: любимая женщина. А что?
ЛИДОЧКА. Твоя… любимая женщина?
РОМЧИК. А чья же? (смотрит презрительно на Эжена) Его что ли?
Или… (пронзает брезгливым взглядом Шилова) вот этого? Моя, Лида.
Только моя. Моею была, моею и останешься. Я и приехал, чтобы тебе об
этом сказать.
ЛИДОЧКА. Опомнись, что ты говоришь? Ты представляешь, сколько мне
лет. А тебе?
РОМЧИК. Счастливые годов не наблюдают
ЛИДОЧКА. Да ты малое дитя.
РОМЧИК. Поэтому мне и нужна опора. (Берёт её за руку) А эти что
здесь делают?
(Поавленные мощным напором Ромчика Эжен и Шилов стоят с открытым
ртом, как в шоке)

ЛИДОЧКА. С чего это ты раскомандовался? Они пришли ко мне, как и
ты, на праздник.
РОМЧИК. А-а, ну ладно. Я — по другому поводу. Я привёз вот этот
чемоданчик. И этот чемоданчик будет… здесь жить.
ШИЛОВ. Каков нахал!
ЭЖЕН. Выскочка.
ШИЛОВ. Ну вот что: я первый сюда пришёл, правда, Лида?
ЛИДОЧКА. Верно.
ШИЛОВ. Я хотел оставить это на потом, что называется на десерт,
но он (показывает на Ромчика) ворвался сюда, нашумел, как перуанский
петух. Приехал из Москвы, привёз чемоданчик…
РОМЧИК. Ну-ну, рожай, дятел. Я беременных не бью.
ЛИДОЧКА. Рома!
ШИЛОВ. А мог бы и не приезжать. Никому ты здесь не нужен.
РОМЧИК (сощурясь). Никому?
ШИЛОВ. Дон Эжен, вам нужен этот старикашка?
ЭЖЕН (рассматривает Ромчика, словно видит его впервые) Этот? Нет.
(Лидочке, показывая на Шилова) И этот — нет.
РОМЧИК.тырь-пырь-нашатырь. Уже родил? Можно бить?
ЛИДОЧКА. Рома, уволю!
ШИЛОВ (высыапает на ладонь таблетки, бросает их в рот,хочет взять
бутылку с вином, но бдительный Эжен снова отставляет её на край стола.
Шилов берёт нетронутую рюмку Лиочки, запивает таблетки)
РОМЧИК. Водкой полезнее: быстрее растворятся.
ЛИДОЧКА. Миша, не волнуйся.
ШИЛОВ. Нет, кто от неё отказался? Кто прислал письмо, что она
свободна, что она тебе больше не нужна? Я её потом трое суток
откачивал. Если бы не я, на над собой знаешь что могла учудить?
РОМЧИК. Благодетель вы наш.
ШИЛОВ А теперь он приехал… Захотел — уехал, захотел —
приехал…
ЛИДОЧКА. Мищша, я в адвокатах не нуждаюсь.
ШИЛОВ. Нуждаешься. Ты во мне нуждаешься. (Эжену и Ромчику) И если
хотите знать, я пришёл, чтобы навсегда остаться здесь.

До самой могилы!
ЛИДЧКА. О Господи! Опять эта проклятая могила! (Эжену, который
тем временем незаметно успел переодеться в роскошный халат) Боже, что
это?
ЭЖЕН (красуясь перед зеркалом) Что скажешь, Лесбия? Из самой
Бухары.
ЛИДОЧКА. Бухары?
ШИЛОВ. Где это — Бухара?
ЭЖЕН (назидательно) Бухара находится в Бухаресте.
РОМЧИК. (Презрительно) Павлин.
ЭЖЕН. Не павлин, а верблюд. Чистая верблюжья шерсть. Потрогайте.
ШИЛВ. Нет Бухары в Бухаресте. В Бухаресте есть Румыния.
ЛИДОЧКА. Не напрягайся так, Миша, это у него шуточки такие.
ЭЖЕН. Это меня и отличает от этих двоих: у меня есть чувство
юмора, и во-вторых, нет сексофригидального меатоза. (Глубкая пауза) Вы
думаете, я сюда пришёл чай пить? Если кто и останется со своей
Лесбией, так это её верный Катулл.
РОМЧИК. Какой ещё Катулл?
ЭЖЕН. Вот этот. (Достаёт свой портрет, вешает его любовно на
стену.
ЛИДОЧКА. Да вы что, мужички, решили мне остаток жизни отравить?
ЭЖЕН. Лесбия, я осознал смысл своей жизни. Этот смысл — ты.
(Целует ей руку. Ромчик и Шилов с двух сторон оттаскивают его от
Лидочеи, он не сопротивляется. Садится за стол, наливет себе чай.)
ЛИДОЧКА. Эй, старички, вы что разбушевались?

ЭЖЕН. Сижу пью чай, никого не трогаю. В своём бухарском халате, в
своей законной петербургской квартире…
(Ромчик подрисовывает на портрете Эжена усики и чёлку)
ЭЖЕН (заметив это) А я-то гадаю, кто это на заборе нецензурные
слова пишет.
ЛИДОЧКА. (отгоняя Ромчика от портрета) Явился, атаман. Ну-ка
быстро — за стол, пока не рассердилась.
РОМЧИК (кивая на Шилова) С ним за один стол не сяду.
ЛИДОЧКА. Ну и не садись, можещь стоять. А командовать не позволю.
У меня, между прочим, празник.
РОМЧИК. Прости, Лида. Я ведь подарок тебе… То есть… это не
совсем подарок, но… (Вытаскивает из чемоданчика тетрадь) Это стихи,
которые я написал для тебя… о тебе… о жизни вообще. Их здесь
семьсот. Я хотел тебе эту тетрадь подарить, но теперь решил…
(ядовитый взгляд на Эжена и Шилова) что прочту их сам.
ЭЖЕН (невозмутимо). Все семьсот сразу.
ШИЛОВ. Да, Лиду схватит инсульт.
ЭЖЕН. Очень гуманный способ отправлять близких на тот свет.
РОМЧИК. Я буду читать в день по стиху.
ЭЖЕН. Я ошибся в твоём гуманизме. Это называется — садизм.
ЛИДЧКА. Я сказала — за стол.
(Рассаживаются, но получилось так, что по правую руку Лиочки
сидит дон Эжен, а по левую — Шилов. Стул для Ромчика рядом с Шиловым.
Ромчик берёт стул и обойдя стол, ставит его рядом с Эженом. Садится,
потом неожиданно хватает прибор Эжена и переставляет на дальний конец
стола. Эжен вскакивает, идёт за своим прибром, а Ромчик мгновенно
занимает освободившееся место. Дон Эжен растерян, пытается вытолкнуть
Ромчика, но тот крепко упёрся в стол. Эжен сдаётся, садится на стул
Ромчика)
РОМЧИК. /Назидательно/ У верблюда два горба, потому что жизнь —
борьба.
ЛИДОЧКА. Прямо как дети.
(Пауза. Молча пьют чай).
ЭЖЕН. Кто-то умер. Когда вот так молчат…
ЛИДОЧКА. Хватит с меня покойников. Сначала этот пришёл
уговаривать меня в мертвецы…
ШИЛОВ. Я-я?
ЛИДОЧКА Потом этот умер.
РОМЧИК.Фиг с маслом. Я умру только в том случае, если ты мне
откажешь.
ШИЛОВ (угрюмо). И я умру.
ЭЖЕН (озаряясь улыбкой) А не обманете?
(Лидочка заводит балеринку, она танцует под мелодичный звон).
РОМЧИК. Ну ладно, парни, посидели, попили, поели и дуйте отсюда.
Уже поздно.
ЛИДОЧКА. Ромчик, не серди меня, очень тебя прошу.
РОМЧИК (закусив губу). Ладно, чёрт с этим. (кивнул на Эжена), но
этот… пусть убирается.
ЛИДОЧКА. Позволь мне решать. (Эжену, который встал и на цыпочках
удаляется) Ты куда?
ЭЖЕН (приложив палец к губам) Чш-ш. (Уходит).
РОМЧИК (Шилову). Если ты не уйдёшь, я расскажу кто и зачем послал
тебе эту телеграмму.
ШИЛОВ. Не уйду.
ЛИДОЧКА. О чём вы?
РОМЧИК. Ну, даю одну минуту. (Напряжённая пауза) Ну, Шилов?
Десять секунд.пять, две… Не уйдёшь?
ШИЛОВ. Нет.
РОМЧИК. Лида, эту телеграмму послал я. (Рвёт в клочья остатки
телеграммы, клочки бросает в лицо Шилову)

ЛИДОЧКА. Но зачем?
РОМЧИК. Сейчас я расскажу тебе, что произошло на самом деле между
тобой, мной и им. Помнишь, тот день, когда я от тебя ушёл? Не ушёл, а
исчез, удрал… (с ненавистью сотрит на шилова).
ЛИДОЧКА. Может, не стоит, когда-то вы были друзьями.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10