Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ности. К тому же и доказательства были весьма убедительными».

ДЖЕФФРИ ДАМЕР: Убийца-людоед

Он был обычным рабочим кондитерской фабрики, но во всем мире найдется
немного монстров, подобных Джеффри Дамеру, садисту, гомосексуалисту, лю-
доеду.

В теплую июльскую ночь 1991 года в американском городе Милуоки перед
ужаснувшимися полицейскими предстала скрытая прежде от людских глаз
жизнь коварного убийцы-маньяка. Его однокомнатная квартира была превра-
щена в бойню для несчастных жертв. Обнаруженные в ходе расследования
факты людоедства, сексуальных извращений, жестоких убийств и других ле-
денящих кровь преступлений всколыхнули весь мир.
Кадры, запечатлевшие судебных экспертов, которые вывозят из квартиры
преступника бочки с залитыми кислотой частями человеческих тел, заполни-
ли телеэкраны всего мира, и стало очевидно, что Милуоки навечно приобре-
тет известность не только как место, где производят прекрасное пиво.
Несмотря на то что тридцатилетний Джеффри Дамер не признал своей вины
в убийстве пятнадцати человек, он вынужден был предстать перед судом.
Суду предстояло решить, являются эти поступки действиями безумца или хо-
лодного, расчетливого убийцы. Этот судебный процесс был одним из самых
сенсационных в истории Соединенных Штатов, и миллионы американских те-
лезрителей смогли стать его свидетелями.
Рассмотрение дела Джеффри Дамера закончилось безоговорочным признани-
ем его вины. Суд приговорил убийцу к пожизненному заключению в общей
сложности на 1070 лет. Присяжные не приняли во внимание выводы психиат-
рической экспертизы о том, что Дамер страдает от необузданных сексу-
альных влечений, вызванных отклонением психопатического характера — нек-
рофилией.
Проведя в тюрьме 6 месяцев в ожидании суда, Дамер, похоже, изменился.
Взгляд его был уже не столь безумным, как в момент ареста. Убийцу мучили
угрызения совести, и он просил приговорить его к смертной казни.
Джеффри Дамера, как и многих других преступников подобного рода,
арестовали, можно сказать, случайно. Как обычно, в ночь на 22 июля 1991
года полицейский патруль объезжал свой участок, когда заметил темнокоже-
го человека в наручниках, бегущего к их машине.

Он сбежал, чтобы остаться в живых

Мужчиной в наручниках оказался Трейси Эдварде, который поведал поли-
цейским жуткую историю о человеке из близлежащего квартала, грозившем
съесть его сердце. Он сбежал, чтобы остаться в живых. Если бы Эдварде
этого не сделал, то наверняка стал бы очередной жертвой извращенного
убийцы-маньяка.
Двое опытных полицейских, отвечающих за порядок в этой части города,
вместе с Эдвардсом подошли к обычному многоквартирному дому и, чтобы
войти в запертый подъезд, позвонили одному из соседей Дамера. «Откройте,
полиция», — сказали они через переговорное устройство Джону Бэчелору. Тот
впустил их и посмотрел на часы — было 11.25 вечера. Потом патруль позво-
нил в квартиру N 213. Полицейские даже предположить не могли, что они
там обнаружат.
Дверь открыл небольшого роста светловолосый молодой человек, одетый в
голубую майку и джинсы. Войдя в захламленную комнату, полицейские по-
чувствовали невыносимый смрад. Один из них обратил внимание на какие-то
липкие пятна на плите. Сложный электронный замок на наружной двери еще
более усилил возникшие подозрения, и полицейские стали расспрашивать о
происходящем в квартире.
Эдварде рассказал, что встретил Дамера на распродаже удешевленных то-
варов в центре города и принял приглашение зайти к нему домой выпить пи-
ва. Вскоре гость собрался уходить, но Дамер пригрозил ему ножом и за-
щелкнул на его запястье одно кольцо наручника, держа второе в своей ру-
ке. Когда впоследствии Эдварде в переполненном зале суда рассказывал о
невероятно удачном побеге от милуокского монстра, он был так напуган,
что не смел даже взглянуть в сторону обвиняемого. Похоже, подобное воз-
действие оказывал маньяк и на другие жертвы.
После жутких мгновений в логове Дамера, когда тот лежал на груди Эд-
вардса и слушал биение его сердца, маньяк вдруг начал проявлять нетерпе-
ние и входить в транс, что-то заунывно напевая и раскачиваясь из стороны
в сторону. В этот момент Эдвардсу удалось вырваться и убежать.
Полицейский Мюллер запросил по рации досье на Дамера, и ему ответили,
что этот человек находится на учете за попытку изнасилования тринадцати-
летнего мальчика. Полицейские приказали задержанному лечь на пол лицом
вниз и защелкнули на его запястьях наручники. Тогда же Мюллер поинтере-
совался содержимым холодильника. Открыв его, он воскликнул: «Боже правый!
Да тут окровавленная человеческая голова! Проклятый сукин сын!»
Джеффри Дамер был разоблачен, и серия убийств прервалась. Когда нача-
ли проясняться кровавые подробности его оргий, стало ясно, что этот че-
ловек убивал уже не первый год и, как мясник, разделывал трупы.

Коллекция жертв Дамера

По мере того как судебные эксперты обнаруживали все новые факты
зверств в дьявольской квартире, напуганные соседи выскакивали от страха
на улицу. Полиция обнаружила бочку из-под бензина, заполненную кислотой,
в которой лежали останки человеческих тел. Разложившиеся под действием
кислоты кисти и гениталии хранились в сосуде в одном из кухонных шкафов
рядом с черепами, руками и пальцами жертв. Были найдены также фотосним-
ки, на которых были запечатлены все пятнадцать жертв на различных стади-
ях «хирургического вмешательства». Маньяк убивал несчастных, разделывал
их и растворял в кислоте.
На стене спальни Дамера красовались «звезды» из порнографических жур-
налов, а на полу валялись видеокассеты с порнофильмами и аудиокассеты с
записями тяжелого рока. Единственными продуктами питания, найденными по-

лицией в квартире Дамера, были пакеты с чипсами, банка горчицы и немного
пива. Убийца не только убивал и разделывал свои жертвы, но и лакомился
ими. Позже он рассказывал полиции, как жарил бицепсы одной из жертв себе
к обеду. В его холодильнике полиция нашла гамбургеры со слоями челове-
ческого мяса.
Соседи с ужасом наблюдали, как полицейские выносили из здания «ве-
щественные доказательства»…
Этот монстр вырос в обычной американской семье. Его отец Лайонел Да-
мер, ученый-химик из штата Огайо, в 1959 году женился на Джойс Флинт.
Ровно через девять месяцев после свадьбы у молодоженов родился сын, и,
похоже, детство его вовсе не было тяжелым. Родители развелись, когда
юноше исполнилось 18 лет, и ему нужно было самому становиться на ноги.
Перед самым окончанием школы Джеффри перебрался жить в мотель, в то вре-
мя как родители решали, кому опекать его одиннадцатилетнего брата.
К этому времени, однако, в поведении Дамера начали появляться некото-
рые отклонения. У него были проблемы в отношениях с девушками: многих
пугали его странные выходки. Любимым занятием Дамера было пародирование
слабоумных. «Он был классным шутом, но в его шутках было что-то злове-
щее, — вспоминал Дейв Борсволд. — Он часто рисовал мелом на полу класса
контуры человеческих тел. Определенно, он был немного странным, но не
казался опасным».
Его классный руководитель Джордж Кангл скажет позже: «Джеффри был ти-
хим парнем, никогда ни с кем не сближался. Я попытался как-то вызвать
его на откровенность, однако он явно не любил рассказывать о себе».

«Я не видел в нем монстра…»

Во время бракоразводного процесса отец Джеффри обвинил свою жену в
чрезмерной жестокости и явном безразличии к семье и напомнил суду о ее
психической болезни. Даже эксперты затрудняются сказать, какие факторы
формируют убийцу-маньяка, но в случае с Дамером могла как-то сказаться и
наследственность по материнской линии. «Оглядываясь на прошлое, я пони-
маю, что мне следовало больше общаться с ним, интересоваться его делами,
чаще навещать его, — заявил отец Дамера, когда узнал, что совершил его
сын. — Я не испытываю чувства вины за то, что он сотворил, но виноват в
том, чего не сумел дать ему как отец. Я испытываю глубокое чувство стыда
и думаю, что любой отец, имеющий хоть какое-то чувство ответственности,
испытал бы подобное. Когда я впервые узнал обо всем, я не мог связать
образ сына с содеянным. Это абсолютно немыслимо. Я даже в кошмарных снах
не мог представить, что он способен на что-либо подобное, — добавил Да-
мер-старший, заплативший значительную сумму адвокату Джеральду Бойлу,
согласившемуся защищать Дамера на суде. — Я не видел в нем монстра. Его
поведение в большинстве случаев было вежливым, дружелюбным и обходи-
тельным. Мне трудно даже представить себе моменты, когда он, нападая на
свои жертвы, становился дьяволом и терял контроль над собой».
В архивных документах средней школы в Ривере, где учился Дамер, о нем
упоминается как об «очень ценном для команды игроке в теннис». Он также
играл в школьном оркестре. В дальнейшем собирался поступить в универси-
тет штата Огайо и затем заняться бизнесом. Как выяснилось, Дамер совер-
шил свое первое убийство уже через год после окончания школы. Его жерт-
вой был несовершеннолетний Стивен Хикс, который напросился в попутчики к
малознакомому парню по пути на рок-концерт.
В январе 1979 года Дамера призвали в армию. Приятели вспоминают, что
он был одержим идеей служить в военной полиции. Вместо этого Джеффри
стал санитаром, и его послали в Германию, на базу Баумхольдер. Армейские
чиновники не сообщили, почему его демобилизовали досрочно, но родствен-
ники утверждают, что причиной тому было пьянство. Служба санитаром дала
Дамеру элементарные знания в области анатомии.
Вернувшись в Америку, Дамер некоторое время подрабатывал подсобным
рабочим, а обиду за неуважительное отношение к себе срывал на других.
После шести месяцев пребывания в Майами он снова направился в штат Ога-
йо, где однажды был задержан полицией за недостойное поведение на улице
— он держал в руке открытую бутылку спиртного. В январе 1982 года Дамер
переехал в Милуоки к своей бабушке. Уже тогда у него начали проявляться
первые признаки ненормального сексуального поведения. Вскоре Джеффри был
задержан за извращенные действия в отношении тринадцатилетнего подрост-
ка, но до суда дело не дошло.
Когда его впервые осудили за подобное преступление, Дамер написал
обстоятельное заявление, в котором просил о снисхождении. «В мире и без
меня достаточно несчастных, — лицемерно сетовал он. — Я прошу пересмотреть
приговор и дать мне возможность изменить свою жизнь, чтобы стать полез-
ным для общества».
Шел 1988 года, и суд не знал, что этот человек уже совершил четыре
убийства.
Дамера приговорили к восьми годам тюрьмы, однако уже через десять ме-
сяцев он был освобожден за «примерное поведение». Ему было предписано
ежемесячно являться для регистрации в службу полицейского надзора.
В течение почти двух лет офицер службы надзора Донна Честер, регуляр-
но беседуя с Дамером, не могла даже представить, что этот тихоня спосо-
бен на извращенное, садистское убийство. Его пытались наставить на путь
истинный с помощью увещеваний и задушевных бесед.
Сидя в кабинете инспектора полиции, он рассказывал Донне о своих ув-
лечениях, о личной жизни, о том, чем занимается в свободное время. В ее
представлении он был случайно оступившимся молодым человеком, усердно
ищущим свой путь к исправлению. Дамер так искусно хранил свои ужасные
тайны, что вскоре добился отмены ежемесячных посещений полиции. Предста-
витель администрации исправительных учреждений Джо Сислович позже зая-
вил, что несправедливо обвинять в случившемся только Донну Честер. Он
ведь тоже помнил Дамера как вежливого, пунктуального и уравновешенного
молодого человека: «Джеффри не явился на беседу с Донной лишь два раза
за два года. Об этих неявках Дамер предупреждал заранее по телефону и
всегда приводил в оправдание веские причины. Этот парень был очень пунк-
туальным. Насколько мне известно, таким же он был и на работе».

«В тихом болоте черти водятся»

Джо Сислович не рассказал на суде о содержании задушевных бесед с Да-
мером, заявив, что это нарушение прав личности. Однако отметил, что под
влиянием этих бесед у бывшего заключенного наметился определенный прог-
ресс в достижении своей цели — стать полезным членом общества. Но шеф
полиции Милуоки Филипп Арреола поделился своими сомнениями относительно

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Они занимались любовью в ее машине, в доме, в школьном здании. Пос-
кольку Билли тоже был занят в ее работе по борьбе с наркотиками и алко-
голем, он мог пропускать школьные занятия. Они проводили много времени
вместе. Памела подарила ему свои более чем откровенные фотографии в би-
кини. В молодом человеке, еще мальчишке, стало расти чувство ревности и
ненависти к ее мужу. Памела рассказывала ему о Греге как о злодее, кото-
рый сделал ее несчастной, обманывал и оскорблял. Она хотела бы изба-
виться от него… Например убить… Очень скоро идея убийства засела в
голове мальчишки. А Памела твердила ему, что если она будет свободна, то
сможет остаться с ним, с Билли Флинном, навсегда.
Памела Смарт подталкивала к убийству мужа не только Билли Флинна. Она
обрабатывала и Сесилию Пирс, взращивая в девушке ненависть к Грегу.
Билли рассказал в полиции, что именно Пэм предложила обставить
убийство так, чтобы это было похоже на кражу со взломом. Более того, она
открыла детали плана Сесилии Пирс. Та воспринимала эти разговоры как
часть любовной игры, которой наслаждались Пэм и Билли.
Стефан Савицкий в своей книге «Научи меня убивать», изучив дело Паме-
лы Смарт, писал: «Возможно, для Билли и Сесилии это стало чем-то вроде
извращенной игры, которая не имела ничего общего с реальностью. Возмож-
но, их возбуждал флирт с опасностью, этакий танец у края пропасти. А мо-
жет быть, не оказалось рядом с ними взрослого человека, способного успо-
коить детей, открыть им глаза, обратить внимание на то, что их поведение
становится опасным.
Во всяком случае, ежедневное общение с Пэм, все эти странные разгово-
ры об убийстве ее мужа стали привычной формой их жизни. Пэм старалась,
конечно по-разному, привязать мальчика и девочку к себе. И добилась свое-
го. Сесилия и Билли, страстно желавшие ощущать себя любимыми, особенны-
ми, поверили этой женщине. Безумная затея Пэм удалась: дети без отвраще-
ния, постепенно, маленькими шагами двигались по пути, в конце которого
стояла смерть».
Страсть Билли к Памеле росла, а с нею крепла решимость убить ее мужа.
Он заручился поддержкой 17-летнего Патрика Рэнделла, 18-летнего Вэнса
Лэттима и 19-летнего Реймонда Фаулера. Всем им Памела и Флинн обещали
вознаграждение, не слишком, правда, большое: стереоаппаратуру, немного
денег, какие-то вещи из дома. Единственным условием Пэм была просьба
увести ее любимую собаку. Она опасалась, что смерть хозяина может
расстроить животное.

Полотенце на ковре

Первая попытка убить Грега сорвалась. Четверка заговорщиков, отпра-
вившись «на дело» на автомобиле Памелы, заблудилась и не сразу нашла дом
Смартов. Они собирались спрятаться в доме и, дождавшись, когда Грег вер-
нется с работы, покончить с ним. Но когда они наконец приехали, он уже
был дома.
Во второй раз сбоев не было. Флинн и Рэндепп вышли неподалеку от дома
и переоделись в куртки с капюшонами, купленные заранее. Когда они приб-
лизились к дому Грега Смарта, из-за угла прямо перед ними появилась ка-
кая-то супружеская пара. Мальчишки прижались к стене, натянув на головы
капюшоны. Они проникли в дом через металлическую дверь полуподвала и
устроили погром в спальне хозяина, ванной и гостиной, стараясь изобра-
зить последствия грабежа, кражи со взломом… Два других сообщника прес-
тупления, Лэттим и Фаулер, ждали в машине.
Само убийство заняло несколько секунд. Они напали на Грега в холле.
Повалив мужчину на пол, Рэнделл начал размахивать перед ним ножом. Позже
юноша рассказал полиции, что у него не хватило духу убить Смарта. Тогда
Флинн вынул револьвер и выстрелил в Грега. Тот упал на полотенце, расс-
теленное на ковре. Памела объяснила им заранее, что ей не хочется, чтобы
кафельный пол и ковер были запачканы кровью.
Телефонный звонок, который направил полицию по нужному пути, был от
Луизы Коулмэн, тридцатилетней знакомой Сесилии. Сесилия рассказала ей,
что знает женщину, которая планирует убить мужа из-за страховки. Поначалу
Луиза решила, что Сесилия либо фантазирует, либо у нее «поехала крыша».
Но когда она узнала об убийстве Грега Смарта, то поняла, что обязана
рассказать полиции о разговоре с Сесилией.
Через месяц после убийства капитан Джексон не сомневался в виновности
Памелы. Ее поведение в сочетании со слухами наводило на мысль, что эта
женщина каким-то образом тут замешана. Памела продолжала проводить время
со своими юными друзьями, что в данных обстоятельствах выглядело по
меньшей мере неприлично. Капитан Джексон обратился за помощью к отцу
Грега, Биллу. Смарт-старший ужаснулся бездушию невестки, ее безразличию к
смерти мужа. Он понял, что, вероятно, именно Памела погубила его сына. И
стал помогать полиции в расследовании.
Сесилию допрашивали вновь и вновь. Но девушка оставалась преданной
Памеле Смарт. Хотя сама Сесилия не участвовала в убийстве, она отказыва-
лась давать показания против женщины, которую считало своим близким дру-
гом.
Но юные убийцы не могли удержаться от того, чтобы не похвастаться
своим подвигом. Скоро вся школа болтала об этом. Один из учеников, Ральф
Уэлч, отнесся к этим разговорам серьезно. Он рассказал отцу Вэнса Лэтти-
ма, что его револьвер был использован для убийства и, кроме того, его
сын оказался замешанным в этом деле. Лэттим проверил револьвер и сразу
обнаружил, что из него стреляли. Он отправился в полицию и рассказал об
этом. Вскоре все четверо оказались перед следователем.

Сесилия помогает правосудию

Порочный мир Памелы рушился, а она все еще не могла поверить в свой
крах. Ребята дали показания: Флинн признался в убийстве, остальные ут-
верждали, что восприняли все это как игру, у них и мысли не было, что
участвуют в запланированном убийстве. Но все они утверждали, что Пэм
заставила Флинна убить ее мужа. Однако всего этого было недостаточно для
ареста Памелы Смарт. Показания ребят необходимо было подтвердить фактами
ее соучастия в преступлении.

«Нам нужны были доказательства, объяснил потом капитан Джексон. — Нуж-
но было, чтобы Памела Смарт сама признала свою вину. К счастью, Сесилия
Пирс после двух допросов вслед за всеми остальными поняла, что случивше-
еся чудовищно и мерзко, и согласилась помочь нам заставить Памелу ска-
зать правду».
Девушка должна была носить потайной микрофон, чтобы во время бесед с
Памелой уличить ее в убийстве мужа. Ее проинструктировали, каких тем
нужно касаться в разговорах.
Памела Смарт, по идее, должна была встревожиться тем, что ее юные со-
общники оказались в предварительном заключении и давали показания на
допросах. Однако внешне она сохраняла спокойствие. В первых беседах с
Сесилией она была осторожна. Более того, она уверяла Сесилию, что у нее
с Билли ничего не было. Но беседы продолжались. Полиция все время кон-
сультировала Сесилию. Ей предложили сообщить Пэм, что адвокат хочет по-
говорить с ней о любовной записке, которую она однажды написала Билли.
Вот запись одной из бесед Пэм и Сесилии:
«Пэм: Что бы они ни говорили, что бы они ни заставляли тебя говорить,
я не имею об этом ни малейшего представления.
Сесилия: Ну, я знаю лишь, что должна приходить и беседовать с тобой.
Я… я не знаю, что делать. Я должна поговорить с адвокатом. Ты же зна-
ешь, я ненавижу ложь.
Пэм: Понимаешь, если ты расскажешь правду, окажешься соучастницей
убийства.
Сесилия: Верно.
Пэм: Итак, ты сделала свой выбор. А что подумает твоя семья? Они ска-
жут: «Сесилия, ты же знала об этом!» Понимаешь?»
При очередной беседе она пыталась удержать Сесилию на своей стороне:
«Мне кажется, я была тебе хорошей подругой. А это чего-то стоит, даже
если ты пошлешь меня подальше… Но если ты и сделаешь это, думаешь, это
решит твои проблемы? Не надейся, проблемы не кончатся. Вся семья будет
галдеть: «Ты знала об убийце! Как ты могла жить с этим?» И все газеты
будут писать о тебе. И по радио будут повторять миллион раз, понимаешь?»

«Жертва необузданной фантазии»

В конце концов Памела Смарт начала постепенно выдавать себя в беседах
с девочкой, чья судьба оказалась тесно связанной с ее собственной. Во
время одной из последних бесед, которые записывались и прослушивались,
Памелу прорвало: «Билли мог сказать, что я обещала заплатить ребятам. Не
знаю, что Билли сказал им, чтобы они пошли с ним. Но все это лишь слова.
Понимаешь, у них нет никаких доказательств. Где деньги? Их нет. Они не
могут повязать меня лепетом напуганного шестнадцатилетнего сопляка. Ме-
ня, с моей профессиональной репутацией и курсом, который я преподаю. Ты
понимаешь, что это значит? Они должны поверить мне».
Памела Смарт была удивлена, когда детектив Дэн Пелетьер вскоре пришел
в ее офис и прямо заявил: «У меня для вас есть две новости: хорошая и
плохая. Хорошая новость — мы нашли убийцу вашего мужа. Плохая — вы арес-
тованы за соучастие в убийстве».
Когда ее взяли под стражу, парни подтвердили, что знали о плане
убийства. Признались, что сделали это потому, что у Билли и Памелы была
любовь. Но Памела настаивала на том, что невиновна, что она — жертва не-
обузданной фантазии подростков. Она заявила, что никогда не искушала
Билли Флинна, никогда не спала с ним, не подстрекала его друзей к
убийству. Но уже в первые дни процесса в марте 1991 года стало ясно, что
в ее рассказ поверить трудно. Она могла сколько угодно манипулировать
впечатлительными подростками, но присяжные заседатели знали свое дело.
Они выносили решения, основанные не на эмоциях, а на фактах.
Билли Флинн под присягой дал показания, которые потрясли всех при-
сутствовавших в зале. Он рассказал, как зарядил револьвер патронами, как
остановился на мгновение после того, как прицелился в голову Грега. «Как
будто сто лет пролетело, — зарыдал он. — И я сказал: «Господи, прости ме-
ня».

Она забрала больше чем жизнь Грега

Записи, сделанные с помощью Сесилии, были прослушаны в суде. Голос
Памелы на пленке вовсе не напоминал голос опечаленной вдовы. Суд услышал
хвастливое утверждение, что ее положение и авторитет, которым она
пользуется в обществе, дают ей преимущество перед обвиняемыми. Адвокаты
Памелы пытались представить обвинение против их подзащитной как не имею-
щее под собой никакой почвы. Они утверждали, что Флинн и его компания —
психически ненормальные парни, которые убили Грега Смарта по надуманным
причинам.
Присяжные заседатели после долгих споров в конце концов пришли к вы-
воду: к убийству подростков подтолкнула Памела Смарт. Она была признана
виновной.
Судья Дуглас Р. Грей вынес окончательное решение. Памела Смарт была
приговорена к пожизненному заключению без права на досрочное освобожде-
ние; Билли Флинн и Патрик Рэвдепп получили по 28 лет тюрьмы, Вэнс Лупим
— 18 лет. Депо Реймонда Фаулера на этом процессе не рассматривалось.
Памела Смарт не могла поверить в такой конец, даже услышав приговор.
Она повернулась к своему адвокату и сказала: «Сначала Билли взял жизнь
Грега, теперь он берет мою». Но на капитана Джексона, который за чет-
верть века службы в полиции повидал множество преступников, это не про-
извело никакого впечатления. Он сказал: «Памела Смарт не только отняла
жизнь у Грега, но искалечила судьбы наивных, впечатлительных молодых ре-
бят, когда толкнула их на преступление. Это холодная, расчетливая, со-
вершенно безразличная ко всем, кроме себя, женщина. Думаю, тюрьма для
этой особы — самое подходящее место».

РОЗМАРИ АБЕРДУР: «красиво жить не запретишь…»

Эта жизнерадостная толстушка оказалась прожженной мошенницей. Розмари
Абердур присвоила себе громкий титул и похитила огромную сумму из бла-
готворительного фонда. Она потратила ее на вечеринки, приглашая много-
численных друзей. Но естественным итогом такого образа жизни оказалась
тюрьма.

Безусловно, когда Розмари тратила деньги, она делала это с шиком. Ку-
пив машину «бентли» за 50 тысяч фунтов стерлингов, тут же, на месте, на-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

сделки, однако семейство Хит, как стало известно, тоже готово подписать
подобный контракт с агентами какой-нибудь компании в Голливуде.

Вместо послесловия

Шенна не ходит в школу. Друзья говорят, что Амбер отказалась от учас-
тия в группе ведущих. Верна, ее мать, до сих пор не может оправиться от
пережитого потрясения.
Родагеди и учителя обратили наконец внимание на ненормальную роль
«чиэрлидерства» в школьной жизни. Городская общественность была сильно
напугана происшедшим. «Карта веса» исчезла из школьных стен. Девочки,
прибегающие к диете, находятся под постоянным наблюдением врачей. Вред
от неумеренного потребления таблеток стал предметом озабоченности врачей
и родителей.
Возможно, кому-то из читателей эта нелепая история, недавно происшед-
шая в Техасе — «самом американском» из пятидесяти штатов США, — покажется
слишком мелким событием для книги под названием «Преступления века». Но
именно нелепость, несуразность, истинно техасское «своеобразие» характе-
ра и поступка Ванды Холлоуэй сделали это судебное дело единственным в
своем роде. С известной долей уверенности можно предположить, что ничего
подобного в нашем веке не было и уже, по всей вероятности, не будет.
Впрочем, бессмысленные преступления — не редкость в сегодняшней Аме-
рике. Весной 1995 года мир потрясла трагедия в Оклахома Сига, когда на-
чиненный взрывчаткой автомобиль, припаркованный к многоэтажному адми-
нистративному зданию, унес более сотни человеческих жизней. По своим ре-
зультатам эта диверсия признана крупнейшей на территории Соединенных
Штатов. Конечно, по сравнению с ней преступление Ванды Холдоуэй может
показаться невинной шуткой…

ШАРЛОТТА БРАЙАНТ: Сердце, начиненное ядом

Ирландская красотка Кейт щедро делилась своими прелестями с мужчина-
ми. Солдаты обожали ее. Но сексуальная одержимость привела ее к странно-
му замужеству, а потом и к дебюту в роли отравительницы.

Ее настоящее имя Шарлотта Макхыо. Но в британских воинских частях,
расположенных в ее родной Ирландии, она была известна под именем Кeирр
Килларни. Шарлотта, уроженка Лондондерри, имела незавидную репутацию
женщины, которая своим телом обслуживала солдат ненавистной армии, запо-
лонившей ее родину. Происходило это в начале двадцатых годов, когда мно-
гие кварталы Дублина еще лежали в руинах после разрушительной и кровоп-
ролитной гражданской войны.
Профессия Кейт была весьма опасной. Опасность эта исходила не только
от нескончаемой череды клиентов. Ирланские боевики были полны решимости
избавихъся от власти Вестминстера и сделать Ирландию свободной страной.
Они сурово относились к тем, кто сотрудничал с оккупантами, и считали
таких людей врагами нации. Но Кейт была своевольной девицей. Она не тер-
пела ничьих советов и спала с любым, кого выбирала. А выбирала Кейт бри-
танских военных по очень простой причине — у них водились деньги.

Особые качества

Природа и родители одарили Кейт иссиня-черными волосами, молочно-бе-
лой кожей, полной грудью и ярко-зелеными глазами. Она возбуждала в своих
многочисленных поклонниках откровенную похоть. Кейт Килларни поразила
воображение не одного мужчины, и память о ней долго жила в сердцах мно-
гих, даже после того как ее не стало в живых. Игнорируя угрозы сооте-
чественников, она бравировала своей профессией. «Добром это не кончит-
ся», — перешептывались ирландские кумушки, наблюдая, как растет ее попу-
лярность среди солдат.
Многие военные становились на «обслуживание» у Кейт Кипларни. Но то,
чем занималась эта зеленоглазая обольстительница у себя на родине, ее не
вполне устраивало. И красотка боялась, что до конца своих дней обречена
заниматься опасным ремеслом. Кейт стала мечтать о том единственном сол-
дате, который когда-нибудь увезет ее в Англию. А там она навсегда похо-
ронит свое прошлое — и да здравствует новая, счастливая жизнь!

Утраченные надежды

Встретив добродушного весельчака Фредерика Брайана, служащего военной
полиции Дорсетского полка, расквартированного в соседней деревеньке,
Кейт решила, что ее мечта сбылась. В одном из сражений первой мировой
войны Брайан был ранен. Забегая вперед, скажем, что эти раны беспокоили
его всю жизнь. Но все физические страдания и душевные неурядицы были за-
быты, как только он встретил красавицу Кейт. Она без труда завоевала его
сердце. В нем она прежде всего увидела надежду, дающую возможность по-
пасть в мир ее грез, поселившись где-нибудь в Лондоне или Манчестере.
В 1925 году Фредерик уволился из армии. В одном из небольших городков
Южного Уэльса состоялась их свадьба. Совместную жизнь они начали на од-
ной из местных ферм, где Фредерик получил место управляющего. Первые ме-
сяцы все шло неплохо, но вскоре выяснилось, что деревенская жизнь в Анг-
лии ничем не отличается от деревенской жизни в Ирландии. Они сняли дом
без электричества и водопровода, скудно питались, денег хватало лишь на
самое необходимое. Короче говоря, реальность оказалась весьма далекой от
той роскошной жизни, которую Кейт видела в мечтах.
И она снова ударилась в проституцию. А муж в это время не разгибал
спины по двенадцать часов в день, частенько вдали от дома. Клиенты вру-
чали ей ценные подарки в виде сочных кусков мяса и бутылок шампанского.
У Кейт появились деньги, и она стала желанной покупательницей в ма-
леньком магазинчике деревни Овер Комптон. Родив пятерых детей для бедно-
го рогоносца Фреда, она никогда не смешивала материнские обязанности со
своей профессией. Местные старожилы утверждали, что сама Кейт любила за-
ниматься сексом ничуть не меньше, чем те мужчины, которые к ней наведы-

вались. Конечно же, соседи болтали о ней невесть что, но она не обращала
внимания на злые языки. Фред знал о похождениях своей жены, но ценил ее
вклад в совместный бюджет.
Однако эта сладкая, а точнее, странная жизнь внезапно кончилась. Кейт
страстно влюбилась в одного из своих многочисленных клиентов. В ее жизни
появился бродяга по имени Билл Мосс. Она поверила, что человек этот —
такой же таинственный и чувственный, как и она сама. Мосс отличался
классической красотой и был к тому же обаятельным человеком. Она говори-
ла о нем: «Билл оказался лучшим мужчиной, чем все остальные вместе взя-
тые. То, что между нами происходило, было чудом. Знаете, что-то вроде
попытки удержать море во время высокого прилива. Я не могла отказаться
от того, что происходило между нами, даже если бы и хотела». Прилив
подхватил влюбленных и оставил в стороне Фреда, который, видимо желая
ублажить распутную жену, сам впустил бездельника в дом.
Как только Фред по утрам уходил на работу, Мосс перепрыгивал со свое-
го дивана на супружескую кровать. Очень скоро в этих перебежках не стало
нужды: Кейт заявила, что любит бродягу-цыгана, и Фред был отправлен на
диван.
Хозяин Фреда, услышав деревенские пересуды об этом «тройственном сою-
зе», выгнал их из дома, который они снимали. Им никто не хотел сдавать
жилье. Однажды Фред ушел от Кейт, однако вскоре вернулся, и странное со-
жительство троих взрослых людей продолжалось.
Но через два года у Фреда появились симптомы какой-то загадочной бо-
лезни. Поначалу он считал, что его беспокоят осколки войны, засевшие в
теле и дававшие о себе знать. Он лежал скрючившись, не имея сил пошеве-
лить ни рукой, ни ногой. Тело сводили мучительные судороги. Врачи приз-
нали острый приступ гастроэнтерита, вызванного неустроенной жизнью и
беспорядочным питанием. Фред начал подозревать, что все его страдания
как-то связаны с Биллом Моссом, но цыган внезапно исчез, видимо, разлю-
бив Кейт. Однако в доме Фреда вскоре появился другой непрошеный кварти-
рант.

Подруга-любовница

У Кейт появилась подруга по имени Люси Остлер, вдова с шестью детьми.
Фред подозревал, что сексуальные потребности жены подтолкнули ее к лес-
биянству. Но он и не предполагал, что эта новая подруга займет место
сбежавшего цыгана. Миссис Остлер провела ночь в его доме вместе с Кейт.
Однако Фреду было не до них. В ту ночь у него опять появились страш-
ные судороги. «Скорая» отвезла его в больницу, и на следующее утро Фред
умер. Дежурный врач не смог установить причину болей в животе, которые
привели к скоропостижной смерти здорового, крепко скроенного мужчину.
Врач распорядился произвести вскрытие, после которого стало ясно, что
старый солдат, выживший под пулями и бомбами на Западном фронте, был от-
равлен мышьяком.
Кейт и ее дети находились под надзором местных властей, пока полиция
обыскивала дом и опрашивала соседей о супружеской жизни Кейт и Фреда.
Расследование длилось не одну неделю, но найти доказательства отравления
не удавалось. Однако когда Кейт и ее новой подруге устроили очную ставку
с аптекарем, который припомнил, что продавал мышьяк какой-то женщине за
несколько недель до смерти Фреда, миссис Остлер «раскололась».

Зеленая банка

Несмотря на то, что аптекарь не смог опознать ни Кейт, ни ее, Остлер
явилась в полицию и все выложила: «В шкафу у Кейт стояла зеленая банка.
Она показала мне ее и предупредила: «Эту банку не трогай. Я должна от
нее избавиться». Я спросила, что в ней, но Кейт не ответила. Через нес-
колько дней я чистила котел и в золе увидела эту банку, обгоревшую и ис-
кореженную. Я выбросила ее во двор, потому что золу мы ссыпаем на ком-
постную кучу. Наверное, банка и теперь там».
Полицейским повезло — банка нашлась. Несмотря на то, что она была
изуродована, аптекарь легко опознал ее и заявил, что именно такую банку
он продал какой-то женщине. Банку послали на экспертизу в Лондон и полу-
чили подтверждение, что в ней хранился мышьяк.
Кейт арестовали, обвинили в умышленном убийстве и предупредили: если
суд признает ее виновной, вполне возможно максимальное наказание —
смертная казнь через повешение. Обвинение, конечно же, не прошло мимо
странного сожительства Кейт с мужем Фредом Брайаном, с Биллом Моссом и,
наконец, с миссис Ост-лер. Последние предстали перед судом в качестве
главных свидетелей обвинения. Возможно, они боялись, что в противном
случае тоже могут оказаться на скамье подсудимых — как соучастники прес-
тупления. К тому же Мосс (его настоящее имя — Леонард Эдвард Парсонс)
раньше уже имел дело с полицией по ряду мелких делишек. 27 мая 1936 года
начался судебный процесс. Кейт вдруг увидела, что Мосс и Остлер свиде-
тельствуют против нее. К ним присоединились и двое ее старших детей —
десятилетняя Лили и двенадцатилетний Эрнест, которые очень любили отца и
не могли простить матери ее поступка.
Да, несчастной Кейт Килларни не приходилось ждать помощи ниоткуда.
Генеральный прокурор Теренс О’Коннор, возглавлявший обвинение, задал тон
процессу, заявив: «Обвинение утверждает, что подсудимая убила своего му-
жа, чтобы избавиться от него… За такое преступление следует лишь одно
наказание, и мы настаиваем на нем: смертная казнь».

История с мышьяком

Первой давала свидетельские показания Остлер. Она сообщила, что
ночью, когда умер Фред, она слышала, как он кашлял в спальне. Кейт спала
на диване в гостиной, где разместилась и Остлер. Позже она слышала, как
Кейт пыталась напоить его мясным бульоном. «Через несколько минут его
вырвало, — сказала Остлер. — Позже ему стало совсем плохо, и его отправили
в больницу». Кейт плакала, когда узнала, что муж умер. Но Остлер отмети-
ла, что это показалось ей странным, поскольку Кейт призналась ей, что
ненавидит мужа. «В таком случае, — рассказывала Остлер, — почему ты не уй-
дешь от него, спросила я… Она ответила, что не сможет прокормить де-
тей, а бросать их не хочет». Пожалуй, самым убийственным показанием ста-
ло свидетельство Остлер о том, что она вслух читала неграмотной Кейт де-
шевые журналы с описаниями различных преступлений. В одном из них была
история о том, как женщина в Америке отравила своего мужа. По словам
Остлер, Кейт насторожилась и спросила ее: «Как ты думаешь, а я смогу из-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73