Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

С детских лет он воспитывался в атмосфере ненависти. Став взрослым,
он терроризировал весь земной шар ужасными убийствами. До недавних пор
Карлос Шакал был неуловим и местонахождение опасного террориста остава-
лось тайной.

С его именем связаны смерть и кровь по всему миру. Мастер конспирации,
специалист по ведению партизанской войны в городских условиях, убийца
без жалости, без угрызений совести, он перемещался из страны в страну с
большой суммой наличных денег для подкупа и с запасом паспортов. Он по-
являлся в разное время и в разных местах под разными именами: Карлос
Андрее Мартинес Торрес, Гектор Луго Дюпон, Сенон Мария Кларк, Адольф Хосе
Мюллер Бернал, Флик Рамирес, Гленн Гебхард и Ахмед Адил Фаваз. Настоящее
же его имя — Ильич Рамирес Санчес. Но полиции всего мира он был известен
как Карлос Шакал.
Этот мастер терроризма долгое время оставался неуловим. Ловушки Ин-
терпола, система мероприятий по дипломатическим каналам, операции, про-
водимые антитеррористическими организациями, не давали результата и не
поставили его перед лицом правосудия за преступления, которые включают
попытку убийства Джозефа Сиеффа — главы фирмы «Макс и Спенсер», убийство
двух французских контрразведчиков, захват в качестве заложников делега-
тов сессии ОПЕК в Вене, взрыв автомобиля во Франции, повлекший за собой
пять смертей, террористическую акцию в израильском аэропорту Лод, в ре-
зультате которой погибли двадцать пять человек, ракетную атаку самолета
в аэропорту Парижа.
Этот кровавый убийца, насмехающийся над усилиями всего цивилизованно-
го мира по его поимке, родился в 1949 году в Венесуэле. Отец его, адво-
кат елевыми взглядами, боготворил Ленина и Сталина. Невинные стихи ня-
нечки и книжки с картинками его сыновьям заменила «диета» из ортодок-
сального марксизма-ленинизма. Отец страстно верил только в один урок,
который следует изучать, — в мировую революцию. Еще подростком Карлос по-
лучил второе имя Ильич — в честь Владимира Ильича Ленина — и стал верным
сторонником взглядов отца. Умный, бесстрашный, Карлос верил в крах миро-
вого капитализма. ИРА в Ольстере, палестинцы в Израиле, ЭТА — террорис-
тическая организация басков в Испании — вот герои, на которых равнялся
юный Ильич.
Когда Карлосу исполнилось семнадцать лет, отец отправил его в лагерь
на Кубе, где готовились будущие террористы.
В лагере, расположенном в окрестностях Гаваны, Карлос изучал методику
проведения направленных взрывов, искусство рукопашного боя и виды воору-
жений. Там он стал экспертом в области вооружений и великолепным стрел-
ком из всех видов оружия — от пистолета до автоматической винтовки. Он
также развил в себе полнейшее пренебрежение к жизни, что вполне соот-
ветствовало выбранной им «профессии». Несколько лет спустя один из его
инструкторов даст интервью парижской газете: «Он был болезненно отстра-
ненным от всего, все делал как автомат. Он абсолютно не проявлял эмоций
ни когда нажимал на спусковой крючок, ни когда бросал соперника на мат,
оттачивая приемы дзюдо. Для него это была просто работа и больше ниче-
го».
Получив на Кубе начальные навыки терроризма, Карлос уехал в Лондон,
где некоторое время жил с братом по имени Ленин. Братья проводили беско-
нечные часы с анархистами в барах, где много говорили о насильственном
изменении мира.
В 1969 году Карлос уехал снова — на этот раз в Москву, в Университет
дружбы народов имени Патриса Лумумбы, для получения диплома о высшем об-
разовании. Это учебное заведение на Западе считалось академией мирового
терроризма. Из его стен по странам Азии, Африки и Латинской Америки
разъехалось немало «революционеров», которые стремились перестроить об-
щество по канонам марксистско-ленинской доктрины.
Здесь Карлос узнал о различных «освободительных движениях», которые
нуждались в помощи и были готовы платить за нее. От пустынь Ближнего
Востока до «полей смерти» в Азии, от закоулков Белфаста до обласканных
солнцем долин Страны Басков в Испании террористические группы вели войны
«за свободу». В Университете имени Патриса Лумумбы Карлос установил кон-
такты, которые оказались бесценными, и постиг все тонкости мировой бан-
ковской системы. Этот набор знаний сослужил ему хорошую службу, когда он
начал доставать оружие для проведения террористических операций.
В университете Карлос проучился год и был отчислен за «разгульный об-
раз жизни». Но западные эксперты рассматривают эту нескладную формули-
ровку как маневр, придуманный наставниками Карлоса с целью одурачить за-
падные спецслужбы.
Они пытались сделать вид, будто Карлос никогда не собирался стать
международным террористом. Вооруженный новыми смертоносными знаниями, он
пишет письмо отцу: «Я готов к тому, что должен делать. Спасибо тебе за
то, что направил меня по правильному пути».

Кровожадная команда

Некоторое время Карлос провел в Париже, общаясь с палестинцами, с ко-
торыми подружился в Москве. Он возглавил эту кровожадную команду, когда
израильские секретные службы убили ее руководителя. Считается, что пер-
вый террористический акт Карлос совершил 21 февраля 1970 года, когда за-
ложил бомбу в швейцарский самолет, направлявшийся из Цюриха в Тель-Авив.
Бомба взорвалась в багажном отсеке через несколько минут после взлета,
начался пожар, и самолет разбился. Погибли все двести человек.
Карлос открыл в себе способность к планированию операций, когда орга-
низовал и учинил кровавую бойню в израильском аэропорту Лод в 1972 году,
назвав ее «Крупная мишень».
Благодаря контактам, установленным в Москве, Карлос нанял Кодзо Ока-
мото из японской террористической организации «Красная армия», согласив-
шегося с группой себе подобных камикадзе совершить самое отвратительное
злодеяние против невинных людей. Окамото и двое его подручных прилетели
в Израиль самолетом французской авиакомпании из Рима. В Риме они сдали
багаж, состоявший из тщательно упакованного автоматического оружия и
гранат (багаж у туристов в то благословенное для террористов время не
проверяли). По прибытии в Израиль Окамото и его помощники Ракеши Окудей-

ра и Йошуики Ясуда открыли чемоданы и стали поливать наполненный людьми
аэропорт огнем из автоматического оружия и швырять гранаты в толпу. Не-
исправная граната взорвалась в руках одного террориста, второго убил по-
лицейский. Окамото, не рассчитывавший остаться в живых, был сбит с ног
рабочим эксплуатационной службы, когда направил свой автомат на самолет.
В этот день, 30 мая, в аэропорту погибли двадцать четыре человека, еще
четверо умерли от ран в госпитале и двадцать шесть получили ранения.
Это была грандиозная премьера вступления Шакала на сцену мирового
терроризма.
Ему заплатили один миллион фунтов стерлингов за организацию и успеш-
ное проведение «мероприятия». Его имя, взятое из названия книги Фредери-
ка Форсайта «День Шакала» об убийце, охотившемся за Шарлем де Голлем,
стало широко известно в террористических кругах как имя человека, кото-
рый доводит дело до конца.
Дальше — больше. Карлос обращает внимание на видного еврейского акти-
виста в Англии Джозефа Сиеффа, владельца магазинов «Макс и Спенсер». Но
он неудачно провел покушение и шесть лет спустя рассказал об этом в ин-
тервью французскому журналисту размещенного в Париже арабского издания
«Аль-Ватан аль-Араби». Двое мужчин встретились в тайном убежище на Ближ-
нем Востоке, и Карлос в интервью ошибочно назвал мистера Сиеффа лордом.
«Лорд должен был умереть, — сказал он, — потому что был ярым сионистом».
Карлос решил сам осуществить задуманное, поскольку мастерски владел лич-
ным оружием.
Его первая операция в Англии началась 30 декабря 1973 года. Вот как
описывает ее сам Карлос: «Я подъехал к дому лорда, припарковал автомо-
биль, затем позвонил и взял на мушку привратника. Было 6.45 вечера. Я
приказал швейцару позвать хозяина из ванной комнаты. Он сделал это и
упал в обморок. Когда лорд Сиефф вышел из ванной, я открыл огонь из сво-
его старенького пистолета «беретта». Он был ранен. Пуля вошла в верхнюю
губу, чуть ниже носа. Обычно я вгоняю три пули вокруг носа. Это верная
смерть. Но в данном случае только одна пуля поразила его, хотя я стрелял
трижды. Когда лорд Сиефф выжил, я решил попытаться еще раз. Но пока ис-
кал подходящее оружие, он уехал на Бермуды».
В 1974 году террорист появляется в Голландии. Для выполнения своей
задачи Карлос снова прибегает к услугам фанатиков из японской «Красной
армии». Террористы захватили французского посла и его сотрудников и дер-
жали их заложниками, пока Карлос вел переговоры об освобождении терро-
риста из «Красной армии», который находился в тюрьме в Париже. Чтобы до-
казать, что он не блефует, и предотвратить «всякое надувательство» со
стороны правительства, Карлос бросил бомбу в аптеку на улице Жер-
мен-де-Пре в самом центре Парижа, убив двоих и ранив тридцать человек. В
том же самом интервью арабской газете, где он хвастался попыткой
убийства Сиеффа, Карлос сказал: «Французские власти запаниковали. В Гол-
ландию был послан «Боинг-707″ с освобожденным террористом, чтобы забрать
напавших на посольство в Гааге. Операция успешно завершилась».
Карлос был хвастлив.

Неуловимый

К этому времени западным разведслужбам уже был известен опаснейший
террорист по кличке Шакал. Они знали, что база Карлоса находится в Евро-
пе, но он никогда не задерживался надолго на одном месте. Он был нас-
только же неуловим, насколько профессионален.
Французские власти были близки к его поимке. 27 июня 1975 года ли-
ванский осведомитель из ООП Мишель Муркабель, одно время связной Карлоса
на Ближнем Востоке, привел двух агентов французской службы по наблюдению
за террористами — Жана Донатини, тридцати четырех лет, и пятидесятилет-
него Раймонда Дуса — к апартаментам Карлоса в центре города. Правда,
Карлос утверждал, что агентов было трое, хотя французские власти и отри-
цали это.
В интервью журналисту арабской газеты сам Карлос рассказывал следую-
щее: «В 8.45 вечера они постучали в дверь. У меня были два венесуэльца и
моя подруга-студентка. Один венесуэлец открыл дверь и крикнул: «Полиция!»
Мы пригласили их выпить с нами. Они присели и потребовали наши пас-
порта.
Мы предъявили их, и тогда они начали расспрашивать меня о Муркабеле.
Я отрицал, что когда-либо встречался с ним. Но они сообщили, что он зна-
ет меня и в данный момент ждет за дверью для опознания. Тогда я попросил
привести его. Агенты посовещались между собой, и затем один из них вы-
шел. Через пятнадцать минут появился Муркабель. Когда он начал показы-
вать на меня пальцем, я понял, что пора стрелять. Я выхватил свой писто-
лет, сделанный в России, и выстрелил сначала в Донатини, уже хватавшего-
ся за свое оружие. Его знали как великолепного стрелка, но я оказался
проворнее и всадил ему пулю прямо в левый висок. Затем выстрелил в пере-
носицу Дусу. И, наконец, послал пулю в ухо третьему французу. Остался
только один Мишель. Он шел прямо на меня, прикрывая лицо руками. По-ви-
димому, он уже понял, что, придя сюда, был обречен. Таковы правила игры.
Когда он подошел совсем близко, я выстрелил ему в лоб. Он упал, и я
выстрелил еще раз, уже в левый висок. После этого через соседний номер я
выскочил в темноту. Вся операция заняла каких-нибудь шесть секунд».
Карлос вылетел в Лондон, где укрылся у очаровательной Нади Тобон, в
то время как полиция окружила его квартиру на Херфорд-роуд, где он
раньше жил с двадцатитрехлетней официанткой из Испании Анджелой Отаола.
Полиция нашла в квартире склад боеприпасов, а в одном из чемоданов, на-
битых оружием, обнаружила список приговоренных к смерти. Среди известных
британских деятелей в этом списке числились лорд и леди Сэйнсбери, сэр
Кейт Джозеф, сэр Бернар Дельфонт, а также знаменитый скрипач Иегуди Ме-
нухин.
Позже на шоссе возле Ридинга Карлоса остановила дорожная полиция. То-
бон, которую через два года после этого выслали из Англии в родную Ко-
лумбию, вспоминала: «Он ехал слишком быстро, и нас остановили. Подошел
полисмен, и Карлос потянулся к пистолету. Он хотел застрелить полицейс-
кого, но я посоветовала поговорить с ним по-хорошему. Предупредив нас,
чтобы впредь мы были внимательны и не превышали скорость, полицейский
дал знак, что мы можем ехать дальше. В багажнике автомобиля лежало много
оружия и по меньшей мере восемь паспортов».
На этот раз Карлосу повезло.
Работая на палестинцев, Карлос спланировал и осуществил одну из самых
крупных террористических акций: нападение на собравшихся в Вене делега-
тов стран-производителей и экспортеров нефти.
На этом форуме предполагалось обсудить цены на нефть. В зале при-
сутствовал 81 делегат из стран Ближнего Востока. Те, кто нанял Шакала,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

была ее слабостью. В личных гардеробах «Стальной бабочки» были найдены
три тысячи пар туфель.
Пока она тратила деньги, ее муж, коварный и хитрый политик, мало-по-
малу разрушал демократические основы государства, в то время как в мире
считали, что он их укрепляет.

Президент и его прошлое

Маркос родился II сентября 1917 года в семье адвоката и школьной учи-
тельницы в маленьком городке, расположенном в четырехстах километрах от
Манилы, столицы Филлипин.
Блестяще сдав выпускные экзамены, он стал юристом. В 1939 году был
арестован по обвинению в убийстве политического соперника своего отца и
приговорен к пожизненному заключению. Но на повторном процессе так умело
защищался, что после пересмотра дела обвинение было снято. Маркос ут-
верждал, что во время второй мировой войны руководил партизанским отря-
дом, который боролся с японскими завоевателями, хотя и это его заявление
далеко не бесспорно. Тем не менее именно это помогло молодому политику
добиться успеха на парламентских выборах. Он стал самым молодым конг-
рессменом в стране. В 1954 году, после одиннадцати дней ухаживаний, Мар-
кое женился на Имельде. «Ее любовь привела меня к вершинам успеха», — го-
ворил он.
В 1965 году в результате всеобщих выборов Маркос стал президентом
страны. По иронии судьбы он одержал победу под лозунгом борьбы с корруп-
цией. На протяжении двадцати лет его президентский оклад оставался почти
неизменным. Маркос не получал бешеных денег, однако жил в роскоши. Ездил
он в бронированном «роллс-ройсе». Миллионы долларов американской помощи
переводил на секретные банковские счета в Риме и Швейцарии. В то же вре-
мя финансовые агенты приобретали для него недвижимость на подставных лиц
по всей Европе и в Америке. По мере того как возрастала его алчность,
таяла терпимость к демократии. Предвыборная кампания 1969 года, которую
Маркос выиграл, была отмечена запугиваниями, подкупом и подтасовкой го-
лосов избирателей. Через три года, в 1972-м, Маркос покончил с демокра-
тией на Филиппинах и установил в стране режим военной диктатуры.

Туалетная бумага ручной работы

Попытка покушения оппозиционеров на одного высокопоставленного воен-
ного стала поводом для ликвидации демократических институтов в стране.
Вполне вероятно, что покушение это было инсценировано, чтобы Маркос мог
оправдать смену своего политического курса.
В условиях военного положения власти бросили в тюрьму тысячи полити-
ческих противников и оппозиционно настроенных журналистов. Над ними из-
девались, их пытали, убивали.
В 1981 году Маркос отменил военное положение, чтобы провести очеред-
ные выборы. Однако его политические оппоненты бойкотировали их. Они зая-
вили, что участие в этом фарсе только помогло бы Маркосу придать своему
режиму видимость законности. Этот человек упорно держался за власть.
Секретная полиция продолжала набивать тюрьмы его противниками. Все поли-
тические партии оказались под контролем Маркоса.
Эти черные для страны дни «Стальная бабочка» проводила в постоянных
удовольствиях. Все, что ее окружало, было исключительно дорогим. Каждый
рулон туалетной бумаги был изготовлен в Таиланде из тончайшей шелковой
ткани ручной раскраски. Для этих рулонов была выделена специальная кла-
довая в президентском дворце в Маниле. Когда Имельда сбежала с Филиппин,
то прихватила с собой коллекцию жемчуга, которая в разложенном виде за-
няла бы площадь в 38 квадратных метров. Имельда даже придумала особое
название для своих экстравагантных излишеств — «Имельдифик».
Гостей во дворце щедро угощали. В комнатах, где они останавливались,
гардеробы были набиты мехами, одеждой и драгоценностями. В серебряных
супницах Имельда держала запасы белужьей икры, которые обновлялись каж-
дый день. В приступе великодушия она вместе с друзьями садилась в само-
лет, и они отправлялись в Нью-Йорк за покупками. Имельда могла себе это
позволить. Кроме всего прочего, она возглавляла три десятка прибыльных
государственных корпораций и пользовалась их деньгами для своих личных
целей. Филиппинские следователи, которые позже занимались этим делом,
установили, что однажды Имельда отправила в женевский банк так много че-
моданов с деньгами, что оттуда вынуждены были послать ей телеграмму с
просьбой остановиться, так как персонал не успевает обрабатывать вклады.

Из грязи в князи

Если Имельда и обращала внимание на своих соотечественников, если она
изредка посещала нищие кварталы города, где люди жили радом со сточными
канавами и без водопровода, она вела себя как королева, которой все
должны были поклоняться. Но Имельда знала, что такое бедность. Она роди-
лась в небогатой семье и еще девочкой пела для американских солдат за
подачки в виде дешевых сладостей. Да и в молодости она зарабатывала на
жизнь как певичка. Великий перелом наступил в 1954 году, когда она побе-
дила на конкурсе красоты и была представлена политику, который сделал ее
«императрицей Тихого океана».
Имельда, естественно, предпочитала не вспоминать свою бедную юность.
Она запретила книгу «Нерассказанная история Имельды Маркос», написанную
филиппинской журналисткой Кармен Педроза. В этой книге говорилось, что
Имельда была когда-то так же бедна, как люди, которыми она теперь пра-
вит, что она была вынуждена спать на упаковочных ящиках в гараже своих
родственников, когда мать выгнала ее из дома. «Она не хотела, чтобы
правда о ее плебейском происхождении стала известна, — утверждала Педро-
за. Она создавала совсем иной имидж. Это было очень важно для Маркосов:
если они родились богачами, не должен и возникать вопрос, откуда у них
такое огромное состояние. Она надевала шикарные платья, отправляясь в
такие места, где у людей не было даже элементарных удобств. Она жила
фантастической жизнью в нищей стране».

Мнение ЦРУ

И весь этот мир чуть не рухнул в одночасье. Террорист нанес Имельде
удар ножом в тот момент, когда она вручала награды на конкурсе красоты.
Она была лишь ранена. Этот инцидент укрепил в Имельде странную веру в
свое особое предназначение. Она говорила: «Бог предопределил мне великое
будущее и всю жизнь тщательно оберегает меня».
ЦРУ имело свое собственное мнение об Имельде Маркос. В 70-х годах
агенты выдали весьма точную характеристику этой женщины: «Миссис Маркос
честолюбива и жестока. Бедная родственница аристократов-землевла-
дельцев, она рвалась к богатству, славе и всеобщему поклонению. Эгоцент-
ризм и самовлюбленность сделали ее добычей льстецов. Хотя она получила
чисто формальное образование, миссис Маркос по-своему умна, хитра и
изобретательна».
Родственники Имельды процветали вместе с ней. Ее брат Бенджамин Рому-
альдес владел электротехнической фирмой в Маниле. Брат Альфреде руково-
дил правительственным контролем за игорным бизнесом. Между прочим, Мар-
кое вначале объявил азартные игры вне закона. Но когда понял, какие ог-
ромные доходы можно получать от этой сферы развлечений, он тут же лега-
лизовал их. Уильям Салливэн, американский посол в Маниле с 1973 по 1977
год, рассказывал: «Когда я там жил, иностранные инвесторы не приезжали в
Манилу без пакета акций для Имельды или для кого-то из ее закадычных
друзей. Это был единственный способ делать бизнес». Американские офици-
альные лица были убеждены, что Филиппинами правят две фракции — одна,
преданная Ферданавду Маркосу, и другая, преданная «первой леди», жене
Маркоса Имельде.
Недалеко от своих родителей ушла и их любимая дочь Ими. Вице-прези-
дент Филиппинского банка рассказал историю о четырех дельцах, которые
задержали выплату доли своих доходов Маркосам. Все четверо были достав-
лены во дворец, где столкнулись лицом к лицу с Ими. Она сидела в кресле
с записной книжкой на коленях, по сторонам стояла вооруженная охрана. Не
желая знакомиться с прелестями камеры пыток, дельцы тут же выдали Ими
нужную сумму. Короче говоря, дочь состояла при матери в качестве бухгал-
тера-контролера.
«Первая леди» предпочитала тратить деньги на драгоценности и одежду.
Когда Имельда впадала в депрессию или ей было грустно, она наряжалась в
самые дорогие платья, украшая их драгоценными камнями. В список украше-
ний Имельды, составленный после ее низвержения, вошли браслеты с брилли-
антами, броши и серьги стоимостью 1 миллион фунтов стерлингов, пять ме-
ховых манто, 400 дамских сумочек, 167 платьев от известных модельеров
стоимостью 2 миллиона фунтов и 68 пар перчаток ручной работы.

Цена загулов

Однажды в Швейцарии в конце 70-х годов Имельда Маркос истратила де-
вять миллионов фунтов стерлингов во время лишь одного из своих магазин-
ных загулов. Она с жадностью приобретала бриллианты, рубины, жемчуг, ча-
сы для мужа, инкрустированные бриллиантами и гранатами. Другой таможен-
ный документ утверждает, что за семь дней в мае и начале июня 1983 года
она промотала несколько миллионов долларов во время магазинной оргии в
Нью-Йорке. И опять основная сумма пошла на бриллианты, купленные у из-
вестных нью-йоркских ювелиров. Поистине баснословную сумму она выбросила
на полотенца и постельное белье. Финансировал эти покупки нью-йоркский
филиал Филиппинского национального банка. Банковский служащий Вилли Фер-
нандес рассказал на суде, что с 1973 по 1986 год он лично оформил счета
дня Имельды Маркос на 24 миллиона фунтов стерлингов. «Мог раздаться зво-
нок: «Мадам нужно двести пятьдесят тысяч наличными, — говорил на процессе
другой банковский служащий, чье имя по его просьбе не называлось. — И
деньги немедленно доставлялись ей в специальном «дипломате». Не случайно
те, кто занимался расследованием, называли этот банк «личным банком
Имельды Маркос».
Обилие дорогих вещей в ее нью-йоркском доме вынудило одного сердитого
американского служащего заявить: «Меня чуть не стошнило от всей этой
роскоши».

Ценности, брошенные на произвол судьбы

Торговый агент Алан Эрлихман, нанятый, чтобы продать все имущество в
пользу филиппинского правительства, рассказал о драгоценном хрустале,
который был спрятан в камине, редких манускриптах XII века под старым
паровым котлом, позолоченных зеркалах, принадлежавших когда-то королю
Франции Людовику XIV и найденных разбитыми. Льняное постельное белье,
украшенное ручной вышивкой, было свалено в кучу и покрыто плесенью. От-
деланные золотом краны в каждой ванной комнате потускнели и протекали.
Эрлихман продолжал: «Эта картина разбила мое сердце. Многие коллекци-
онеры мечтали заполучить изделия такого уровня, но никому это не удава-
лось. А тот, кто владел этим богатством, не берег его».
На одной из многочисленных диванных подушек красовалась вышитая над-
пись: «Быть богатым вовсе не грех. Это чудо». На другой можно было про-
честь: «Я люблю шампанское, икру и деньги». Кроме всего прочего, в ее
нью-йоркском доме стояли три роскошных рояля. И тем не менее Имельда
редко останавливалась в этом доме, оцененном в десять миллионов долла-
ров. Она предпочитала комфортабельные апартаменты в нью-йоркском отеле
«Уолдорф-Астория». Одновременно Эрлихман отметил, что в то время как она
купалась в роскоши, прислуга ее ютилась по пять человек в комнатах полу-
подвального этажа.
Между 1980 и 1986 годами Имельда завела себе еще один счет в Нью-Йор-
ке — на имя своего секретаря. На нем сразу оказалась огромная сумма в
тридцать миллионов долларов. Она потратила много денег на коллекциониро-
вание собственных портретов и портретов членов своей семьи, которые за-
казывала у известных нью-йоркских художников. Один из этих портретов —
версия картины художника эпохи Возрождения Боттичелли «Рождение Венеры».
На ней, как известно, изображено появление богини из морской раковины. В
варианте, сделанном по заказу Имельды, из раковины поднимается она сама,
руки протянуты навстречу людям, она готова обнять весь мир. В ее коллек-
ции были портреты Нэнси и Рональда Рейганов, ее мужа Фердинанда Маркоса,
генерала Макартура — освободителя Филиппин от японских оккупантов — и
других людей, которых она боготворила.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

обвиняли их в пособничестве американским империалистам, поддерживающим
исконного врага палестинцев — Израиль. И, безусловно, имели на это осно-
вания. Но главной целью нападения было получение средств под будущие
операции, чтобы пополнить счет Карлоса в швейцарском банке.
Шел второй день совещания ОПЕК. Карлос в сопровождении двух западно-
германских террористов из банды Баадер Майнхоф, двух палестинцев и одного
ливанца ворвался после короткой перестрелки с охраной в зал заседаний.
Они убили троих, включая и делегата Ливии. Это было ошибкой, так как Ли-
вия являлась одним из основных поставщиков оружия Карлосу.
Среди убитых были австрийский полицейский и служащий из Ирака. Кроме
того, были ранены семь депутатов.

Выгодный обмен

Банда террористов захватила несколько десятков заложников, среди ко-
торых были министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии и министр
внутренних дел Ирана. Ответственность за эту акцию была возложена на
«вооруженные силы арабской революции», однако это была операция палес-
тинцев. Карлос поставил условие: деньги и безопасный вылет из Австрии в
обмен на делегатов-заложников. Один из террористов был ранен в перест-
релке во время штурма конференц-зала и попал в городскую клинику, где
ему оказали медицинскую помощь, после чего он снова вернулся к Карлосу.
В обмен на свободу 41 делегата правительство позволило Карлосу с частью
заложников вылететь из страны. Среда оставшихся в руках бандита были
граждане Ирака, Саудовской Аравии, Габона, Эквадора, Венесуэлы, Нигерии
и Индонезии. Они вылетели в Алжир, а оттуда в Ливию. После получения вы-
купа в 50 миллионов долларов заложники были оставлены в пустыне.
Благодаря ловкости и коварству Карлоса эта акция стала одной из его
самых впечатляющих операций.
В последующие месяцы Карлос организовал серию террористических актов
по всему миру. Были убиты политический эмигрант из Сирии, лидер палес-
тинских партизан и несколько палестинских командиров, от которых было
необходимо «очистить» движение.
После короткого отдыха на базе подготовки повстанцев в Ливии Карлос в
1976 году разработал план захвата самолета французской авиакомпании,
следующего по маршруту Тель-Авив — Париж с 258 пассажирами на борту. Са-
молет был захвачен с целью добиться освобождения арестованных террорис-
тов, среди которых был и Окамото, наделавший много шума в аэропорту Лод.
Террористы посадили захваченный самолет в Энгеббе в Угавде. В ре-
зультате блестяще проведенной израильскими «коммандос» антитеррористи-
ческой операции заложники, находившиеся на борту самолета, были освобож-
дены. Говорят, Карлос был очень разгневан тем, что нанятые им для этой
акции террористы не справились с задачей.
После неудачи в Энтеббе Карлос на некоторое время исчез из поля зре-
ния. Он стал готовить партизан для Каддафи в Ливии, и, по сведениям раз-
ведслужб западных стран, его встречали в Восточном Берлине, Сирии, Че-
хословакии, Ираке, Южном Йемене и даже в Венгрии. Им восхищались за
хладнокровие и расчетливость. Однако соратники часто подшучивали над его
чопорностью и тщеславием, а также над тем, сколько внимания он уделял
своей внешности.
Террорист Ганс-Йоахим Кляйн, раненный при венской операции, дал ин-
тервью немецкой газете, в котором отмечал: «Немецкие сообщники не любили
его напыщенности. Однако никто не мог упрекнуть Карлоса в непрофессиона-
лизме».
В мае 1978 года Карлос появился в Лондоне, где в одном из районов го-
рода его заметил сотрудник иностранного посольства. Скотленд-Ярд был
приведен в боевую готовность, но найти Карлоса не удалось.
Поговаривают, что он прибыл в Лондон, чтобы выполнить условия конт-
ракта на убийство нескольких человек. Эти акции планировалось совершить
в тридцатую годовщину образования государства Израиль.

Последняя акция

Когда в 1982 году израильские войска вторглись в Бейрут, Карлос пред-
ложил свои услуги фанатикам Хасбуллы. Его обвиняют во многих убийствах,
совершенных в тот период, в том числе в убийстве пятидесяти восьми чело-
век из французской военной миссии в Бейруте.
Последней известной операцией была акция перед началом войны в Пер-
сидском заливе в 1991 году. Официальные источники утверждают, что Карло-
са вызвал в Багдад Саддам Хусейн и попросил организовать широкомасштаб-
ные террористические акции по всему миру, если Запад прибегнет к силовым
методам, чтобы не допустить вторжения Ирака в Кувейт. На организацию
операции Карлосу было предложено 10 миллионов долларов. Однако давление
со стороны Сирии и других арабских государств вынудило его отказаться от
предложения Хусейна, и, положив в карман в качестве компенсации миллион
долларов, он опять ушел в тень.
Его разыскивали по всему миру за организацию и проведение террористи-
ческих акций и за множество совершенных убийств. Его кровавые следы
прослеживались и в убийстве шведского премьера Улофа Пальме, и в гибели
более двухсот американских моряков в Бейруте.
Его убежище было в изобилии украшено военными трофеями и талисманами,
доставшимися Карлосу в кровавых похождениях. Сообщали, что в ноябре 1991
года, после ссоры с полковником Каддафи из-за главенства в террористи-
ческом движении, он направился в Йемен с паспортом гражданина этой стра-
ны. Предполагают, что Карлос жил с террористкой Магдаленой Копп из банды
Баадер Майнхоф, которая в промежутках между кровавыми одиссеями, несущими
смерть и увечья, иногда находила время для очередного замужества.
По сообщениям американской прессы, группа арабских бизнесменов была
готова предложить сумму в несколько миллионов долларов тому, кто согла-
сится заключить с ними контракт на убийство Карлоса. Однако эксперт по
международному терроризму Дэвид Фаннел заявил в Вашингтоне: «Чтобы унич-
тожить Карлоса, потребуется профессионал высокого класса. У Карлоса за
плечами богатый опыт, и к тому же он настолько хитер, изворотлив и умен,
что вряд ли допустит, чтобы его выследили и прикончили. Если он по-
чувствует опасность, то сразу же сменит место пребывания. Он чрезвычайно

сообразителен и осторожен».
Уже после выхода этой книги в Англии весь мир облетело сенсационное
сообщение: «Карлос Шакал арестован».

БРУНО ХАУПТМАН: Американская трагедия

Вся Америка была в глубокой скорби, когда узнала о похищении и
убийстве сына обожаемого ими летчика-героя. Преступника арестовали в ре-
зультате тщательно проведенного полицейского расследования, однако до
последнего часа он так и не признал своей вины.

Генерал Норман Шварцкопф стал героем Америки после блестяще проведен-
ной операции «Буря в пустыне». Но более чем за 50 лет до этого события в
лучах славы купался его отец. Полковник Норман Шварцкопф возглавлял по-
лицейское ведомство, которому было поручено расследование похищения
двухлетнего Чарльза Августа Линдберга, сына прославленного летчика
Чарльза Линдберга, который впервые перелетел Атлантику на одноместном
самолете и стал благодаря этому мировой знаменитостью.
С момента преступления до дня, когда преступник был казнен на элект-
рическом стуле, прошло четыре года. Однако даже теперь воспоминания о
случившемся с сыном одного из национальных героев Америки затрагивают
сокровенные чувства американцев.
Судебный эксперт Джон Роуланд писал: «Во всех странах найдется немно-
го уголовных преступлений, которые бы так встревожили общественность. В
Великобритании таким было дело Джека Потрошителя, в России — дело Андрея
Чикатило. Если бы в США провели опрос, какое преступление можно назвать
самым гнусным, то, несомненно, им бы оказалось «Дело сына Линдберга»,
как назвала его пресса».
Чарльз Линдберг приковал к себе внимание всего мира, после того как в
1927 году на маленьком одноместном самолете за 33 часа перелетел через
Атлантику. Его подвиг отмечен наградами пятидесяти стран мира. У себя на
родине он стал знаменит и почитаем не меньше кинозвезд. Повсюду за ним
следовали толпы обожателей, его личная жизнь выплескивалась на страницы
прессы и была на виду у всех. Дабы избежать всего этого, Линдберг решил
поселиться в небольшом городке Хоупвелл, штат Нью-Джерси, расположенном
достаточно близко от Нью-Йорка, что было удобно для частных поездок и
деловых встреч и в то же время в значительной степени избавляло от на-
зойливых почитателей и наглых репортеров.
К несчастью, расположение дома и сделало его идеальным местом для со-
вершения преступления. 1 марта 1932 года младшего Чарльза Линдберга по-
хитили, и больше малыша никто никогда не видел.
Полковник Линдберг и его жена Энн, задерживаясь в квартире на Манхэт-
тене, всегда предупреждали няню малыша Бетти Гоу о времени возвращения в
особняк. Накануне похищения Линдберги обедали, а двухлетнего малыша в
восемь часов вечера уложили спать. Полковник позже вспоминал, что, отды-
хая после обеда в гостиной, слышал какой-то странный шум, но подумал,
что это миссис Гоу уронила что-то на кухне. Однако она в это время бесе-
довала с четой Уотли, прислугой в доме Линдбергов, и не заметила ничего
подозрительного.
В десять вечера Бетти Гоу отправилась в детскую, чтобы взглянуть на
малыша. Его там не оказалось, но она не слишком встревожилась, полагая,
что мать ребенка взяла его в свою комнату, что делала довольно часто.
Когда же она встретила миссис Линдберг и выяснилось, что та не заходила
в детскую и не забирала малыша к себе, в доме началась паника. Все пяте-
ро начали отчаянные поиски, пока полковник Линдберг не обнаружил душе-
раздирающую записку, которая впоследствии фигурировала на сенсационном
процессе о похищении и убийстве. Приколотая к радиатору записка была на-
писана с грубыми орфографическими ошибками, и в ней сообщалось следую-
щее: «Сэр! Приготовьте 50.000 долларов: двадцать тысяч в 20-долларовых
банкнотах, двадцать тысяч в 10долларовых и десять тысяч в 5-долларовых.
Через пару дней мы сообщим, где оставить деньги. Предупреждаем вас хра-
нить все в тайне от прессы и полиции, если хотите, чтобы с вашим сыном
все было в порядке. Отличительные знаки всех наших писем — подпись и три
дырки». И ниже — образец: подпись и три отверстия.
Полковник Линдберг еще раз тщательно обыскал окрестности в последней
надежде найти хоть какие-нибудь следы, затем вбежал в дом и немедленно
позвонил в полицию. Через тридцать минут детективы прибыли на место про-
исшествия.

Почти никаких следов

Первичный осмотр выявил следы желтой глины в детской комнате и вмяти-
ны от лестницы на клумбе под ее окном. Отсюда, очевидно, преступник про-
ник в дом. Во дворе было обнаружено вдавленное в грязь плотничье долото.
Накануне похищения два дня непрерывно лил дождь, и на оштукатуренной
стене дома были видны отметины от лестницы. Но этих следов, конечно же,
было недостаточно.
Через 48 часов к расследованию подключился шеф ФБР Гувер. Он приказал
сотрудникам своего ведомства оказывать необходимую помощь полиции штата
Нью-Джерси.
Расследование возглавил полковник Норман Шварцкопф. Он распорядился
приостановить расследование других дел и сконцентрировать все усилия на
одном — на деле о похищении маленького Чарльза. Но тогда ни он и никто
другой не могли даже предположить, что пройдут долгих четыре года, преж-
де чем справедливость восторжествует.
Экспертиза записки преступника показала, что он либо немецкого, либо
скандинавского происхождения. На это указывало написание некоторых слов.
Анализ чернил и бумаги ничего не дал, такие можно было купить повсюду
в Америке.
После опроса слуг и выяснения прошлого их самих и членов их семей по-
лицейское расследование зашло в тупик. И тогда вконец отчаявшийся пол-
ковник Линдберг бросил зов о помощи. Игнорируя требования похитителей,
он опубликовал в газетах всех крупных городов Америки обращение с
просьбой не причинять вреда его сыну и вернуть его домой живым и невре-
димым. Его жена, в свою очередь, через газеты сообщила похитителям режим
дня и кормления их малыша, так как у него была специальная диета после
болезни.
Энн Линдберг надеялась, что столь широкомасштабная полицейская акция
по поимке похитителей напугает преступников и они выдадут себя. Она пи-
сала матери: «Детективы настроены оптимистично, хотя полагают, что пот-
ребуются время и выдержка. Они считают, что похитители попали в ужасную

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73