Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ МИРОВЫХ СЕНСАЦИЙ XX ВЕКА.
ТОМ 1,2

ТОМ 1: Преступления века

КТО ТАКИЕ АССАСИНЫ?

Ассасины — этим словом во многих странах называют коварных исполните-
лей заранее спланированных, тщательно подготовленных убийств. Оно проис-
ходит от арабского «хашашин» — «опьяненный гашишем». Так на Ближнем Вос-
токе прозвали членов секты мусульман-шиитов, возникшей в XI веке на тер-
ритории нынешнего Ирана.
Ассасины вошли в историю еще во времена крестовых походов. Отчаянно
сопротивляясь ордам завоевателей, вторгшихся на их территорию, опьянен-
ные гашишем воины-смертники наводили ужас на закованных в латы кресто-
носцев. Впоследствии ассасинов стали использовать как наемных убийц.
Именно в этом значении слово «ассасин» и перекочевало в наш сегодняшний
лексикон.
Руку современных ассасинов чаще всего направляют политические, рели-
гиозные и террористические группировки. Когда-то вооруженная старинным
кинжалом, сегодня она сжимает рукоятку пистолета, ложе снайперской вин-
товки или кольцо гранаты. Так называемые заказные убийства, коварные
удары в спину, нападения из-за угла — все это дьявольский арсенал совре-
менных ассасинов, действующих на Ближнем Востоке, в Северной Ирландии и
во всем мире.
Типичное преступление подобного рода — убийство Юлия Цезаря, который
был заколот политическими противниками в римском сенате в 44 году до на-
шей эры. Впрочем, вся история Римской империи насыщена политическими
убийствами. Жертвой заговора пал и Гай Цезарь, более известный как Кали-
гула, который был зарезан своей охраной в 41 году н.э. Преемник Калигу-
лы, Клавдий, также умер насильственной смертью: он был отравлен своей
женой Агриппиной в 54 году н.э.

Империя зла

После смерти Клавдия убийство как средство сведения личных и полити-
ческих счетов стало правилом в императорском Риме. За последующие четы-
реста лет были убиты двадцать императоров и много важных политических
фигур.
Эта зловещая традиция перекочевала из Рима в Константинополь: многие
императоры Византии также стали жертвами наемных убийц. Некоторых из
римских первосвященников постигла та же участь. Папа Иоанн VIII был за-
резан в 882 голу; Стефан VI был задушен в 897 году, так же как и Бене-
дикт VI в 974 году.
Однако политическое убийство было распространено не только в среди-
земноморских странах. Так, норвежский король Хокон Великий пал от рук
своих собственных солдат в 995 году. Шотландский король Дункан 1 был
убит в 1040 году Макбетом, которого в свою очередь лишил жизни Малкольм
III в 1057 году. Датского короля Кнуда IV в 1086 году растерзала толпа.
В 1170 году архиепископ Кентерберийский Томас Бекетт был убит в собо-
ре по тайному приказу короля Генриха II. В 1327 году свергнутый с прес-
тола английский король Эдуард II стал жертвой особо варварского преступ-
ления. Наемные убийцы ввели ему в прямую кишку раскаленную кочергу, что-
бы не оставить следов на теле сиятельной особы. Убийцы были менее изоб-
ретательны, прикончив обычным способом в тюрьме короля Ричарда II в 1399
году. Четырнадцатилетний король Эдуард V был задушен вместе со своим
младшим братом по приказу Ричарда III в 1483 году.
Такого рода примерами можно заполнить буквально десятки страниц.
Иногда трудно провести грань между убийством и казнью. Некоторые зна-
токи средневековой истории пытаются, например, в наши дни доказать, что
в действительности Жанна д’Арк, народная героиня Франции, была убита,
прежде чем ее сожгли на костре в 1431 году.
Список жертв древних и современных ассасинов кажется бесконечным, а
убийство из-за угла, как и две тысячи лет назад, широко используется в
политических целях в разных странах мира.
На следующих страницах вы узнаете о десятках жертв, чья смерть пот-
рясла весь мир. Многие из них хорошо известны, однако их судьбы являются
лишь вершиной айсберга: в результате злодейских покушений погибли сотни
людей, чьи имена большей частью забыты…
Религиозная и расовая нетерпимость, политические распри и сегодня
направляют руку убийцы-ассасина.
Примеры этому легко найти в нашей с вами действительности. Что, как
не политическое противостояние, вызвало войну в Чечне, унесшую жизни ты-
сяч ни в чем не повинных людей?
Конечно же, политика стоит и за убийством ряда депутатов Госу-
дарственной думы России и журналистов Дмитрия Холодова и Владислава
Листьева.
Современные убийцы-ассасины и сегодня продолжают собирать свою крова-
вую жатву.
Удастся ли человечеству когда-нибудь остановить их?

Драма в театре форда

Утром 14 апреля 1865 года президент Авраам Линкольн, как обычно, на-
чал свой рабочий день в Белом доме, не зная, что это последний день его
жизни. Три года назад он чудом избежал смерти: пуля наемного убийцы про-
била шляпу, и президент отделался легким испугом. Так же, как много раз
до этого. Человек, отменивший рабство в Америке, стал заклятым врагом
белых плантаторов, которые лишились бесплатной рабочей силы.
Линкольн, казалось, примирился с мыслью, что когда-нибудь его недруги
добьются своего. Газета «Вашингтон кроникл» приводила его высказывание:
«Единственный надежный способ уберечь президента — это посадить его в

железный ящик. Там он будет, конечно же, в безопасности, но зато не смо-
жет выполнять свои обязанности».
Линкольн просматривал почту до II часов, а затем отправился на засе-
дание кабинета, на котором присутствовал генерал У.С. Грант — герой граж-
данской войны, приведшей к объединению Америки на демократической осно-
ве. Когда совещание закончилось, президент спросил Гранта, не смогут ли
генерал и его жена сопровождать его и госпожу Линкольн в театр Форда.
Чете Линкольн хотелось посмотреть игру знаменитой актрисы Лауры Кин в
комедии Тома Тэйлора «Наша американская кузина». Грант отказался, сос-
лавшись на то, что он должен вечером вернуться в Нью-Джерси для встречи
с сыновьями. Генерал Грант и не подозревал, что эта встреча спасет ему
жизнь.

Выстрел в президентской ложе

О том, что президент Линкольн собирается в этот вечер посетить театр
Форда, было известно его актерам. Особое внимание на это обратил Джон
Бут. Один из ведущих актеров театра, он ненавидел Линкольна за его поли-
тику, которая, по мнению этого ярого экстремиста-южанина, привела к
гражданской войне. Бут и его сообщники вошли в сговор с целью убийства
президента. Обсуждались многие варианты, включая план похищения Лин-
кольна и использование его в качестве заложника для обмена на арестован-
ных конфедератов-южан. В конце концов заговорщики пришли к выводу, что
наиболее эффектным и драматичным будет публичное убийство президента, а
также последующее устранение вице-президента Эндрю Джонстона и госсекре-
таря Уильяма Сьюарда. Предстоящее посещение Линкольном театра давало Бу-
ту идеальную возможность привести в исполнение намеченное. 14 апреля он
встретился со своими друзьями-заговорщиками Джорджем Ацеротом, Сэмом Ар-
нольдом, Дэвидом Хэролдом и Льюисом Пейном в вашингтонском пансионе, хо-
зяйкой которого была Мэри Сарротт.

На прицеле были трое

За бутылкой виски заговорщики обсуждали свои роли в осуществлении за-
думанного заговора. Сэм Арнольд в конце концов вышел из их группы, отка-
завшись от участия в покушении. Роли были распределены следующим обра-
зом: Пейн и Хэролд «берут на себя» госсекретаря Уильяма Сьюарда, Ацерот
— вице-президента (когда пришло время действовать, горе-убийца напился в
кабаке), а в президента должен был стрелять Джон Бут.
Президентская чета в сопровождении друзей — майора Генри Рэтбоуна и
его невесты мисс Клары Харри — прибыла в театр после восьми часов вече-
ра. Спектакль уже начался, но актеры были вынуждены прекратить игру, так
как публика в зале — около двух тысяч человек — встала и оркестр заиграл
приветствие. Президент и его свита устроились в ложе, после чего
действие возобновилось.
В 9.30 вечера Бут, одетый во все черное и загримированный, подъехал к
театру верхом на лошади. Он хорошо подготовился к выполнению своей зада-
чи: нож на поясе, два кольта в карманах сюртука и взведенный револьвер —
в руке.
Один из президентских охранников, Джон Паркер, оставил свой пост у
входа в ложу и отправился в бар. Бут следил за действием в ожидании
удобного момента. Воспользовавшись оплошностью охранника, Бут вошел в
президентскую ложу и с возгласом «Смерть тиранам!» спустил курок. Пуля
пробила голову президента и застряла в области правого глаза.
Майор Рэтбоун вскочил, пытаясь задержать убийцу. Но тот выхватил нож
и, ранив офицера, спрыгнул из ложи на сцену. Он запутался в занавесе и
упал на подмостки, сломав ногу выше колена. Но даже это не помешало
преступнику в возникшей суматохе выбраться из театра. Вскочив на лошадь,
убийца исчез в ночи.
Тяжело раненного президента в кресле-качалке осторожно перенесли из
театра в один из близлежащих домов. Прибывший по срочному вызову врач
сделать ничего не смог. Наутро президент скончался.
Через несколько минут после выстрела Бута его сообщник Льюис Пейн
пробрался в дом государственного секретаря Уильяма Сьюарда и нанес ему
удар ножом. Однако рана оказалась не смертельной. Ацерот, который должен
был убить вице-президента, струсил, напился и, чтобы отвлечь от себя по-
дозрения, весь вечер просидел в кабаке.

Преступление и наказание

За несколько миль от театра Бут встретился с Хэролдом. Сообщники нап-
равились в штат Мэриленд, надеясь найти убежище у своих единомышленни-
ков-южан. Знакомый врач перевязал Буту ногу, и преступники продолжили
путь. Одиннадцать дней им удавалось скрываться, пока беглецов не высле-
дили на табачной ферме в штате Вирджиния. Солдаты окружили здание, где
засели преступники, и после бесплодных переговоров о добровольной сдаче
подожгли ферму. Хэролд был вынужден поднять руки, а Бут застрелился.
Оставшиеся в живых участники заговора были преданы суду, который
признал их соучастниками убийства и приговорил к смертной казни.
Арнольд, хотя и не принимал участия в покушении, был приговорен к по-
жизненным каторжным работам, так же как и хирург Сэмюэл Мадд, лечивший
сломанную ногу Бута.
Эдвард Спенглер, рабочий сцены, получил шесть лет за содействие убий-
це в осуществлении его замысла.
Вскоре после убийства Линкольна стали появляться всевозможные домыслы
о мотивах и тайных пружинах этого преступления. Согласно одной из вер-
сий, убийство Линкольна было задумано тогдашним госсекретарем по делам
обороны Эдвином Стэнтоном — ближайшим единомышленником и помощником пре-
зидента во время гражданской войны. Однако доказательств это и другие
подобные предположения практически не имеют. Наиболее вероятно, что
преступный замысел был осуществлен группой фанатиков, которые действова-
ли по собственной инициативе.

УБИЙСТВО В ДАЛЛАСЕ

Убийство Джона Фицджеральда Кеннеди в Далласе произошло на глазах со-
тен очевидцев и миллионов телезрителей. Однако до сих пор не прекращают-
ся споры о том, кто и почему убил Джона Кеннеди.

Пожалуй, самое известное и самое загадочное убийство XX века произош-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Судьба-индейка…

Политическая ситуация на Филиппинах менялась. 21 августа 1983 года
сенатор Бениньо Акино, который был заключен Маркосом в тюрьму, а потом
выслан из страны, вернулся в Манилу. Он был убит в аэропорту наемником
Маркоса. Служба безопасности тут же застрелила убийцу. Маркос заявил,
что тот был коммунистическим агентом. Но никто не поверил этому. Маркос
попытался ослабить растущее в стране недовольство, назначив в 1986 году
выборы. После того как голоса были подсчитаны, он объявил себя победите-
лем. Но Корасон Акино, вдова убитого изгнанника, добилась поддержки фи-
липпинской армии и убедила руководство США в том, что Маркос — коррумпи-
рованная и ничтожная фигура, поддерживая которую великая держава опозо-
рится.
В конце концов при полной поддержке армии Акино удалось свергнуть
Маркоса. Ему пришлось покинуть страну вместе со своей свитой 26 февраля
1986 года. Толпа, окружившая дворец, была готова растерзать диктатора.
Сразу после бегства Маркосов люди ворвались во дворец и были потрясены
тем, что предстало перед ними. Пышная роскошь, в которой купались
«Стальная бабочка» и ее муж, была заснята на пленку. Перед всем миром
предстали фотографии коллекции обуви Имельды и огромных платяных шкафов,
набитых всевозможным добром.
Филиппинский народ требовал вернуть свои деньги. Охотники за драго-
ценностями из разных стран бросились на поиски. Филиппинский адвокат
Джовито Салонга, которому правительство поручило найти награбленное,
сказал: «Они крали, крали и крали. А потом они крали еще больше. Они
брали не только то, что им не принадлежало, но подмяли под себя бизнес,
создали монополии, присвоили себе право раздавать своим компаньонам и
родственникам лицензии на импорт и гарантированные банковские займы, ко-
торые никогда не возвращались. Первые прибыли от всех новых сделок дос-
тавались Маркосу. Все это приняло такой ненормальный характер, что сам
Маркос вряд ли знал, сколько же у него денег».
Пришло время возвращать филиппинскому народу награбленное. Салонга
считал, что Маркосы удрали, прихватив сумму, превышающую десять миллиар-
дов долларов.

Сказка о японских сокровищах

Маркосы назвали «презренным актом» обвинения правительства США в их
адрес. Агенты ЦРУ и ФБР составили длинный список преступлений этой па-
рочки. Кроме всего прочего, их обвиняли в корыстном использовании иност-
ранных займов, в попустительстве членам своей семьи, контролировавшим
важные деловые проекты на Филиппинах, которые финансировали западные ин-
весторы.
Маркос был потрясен тем, что Америка выступила против него. Имельда
сказала, что они опозорены своими старыми союзниками. Незадолго до своей
смерти Маркос придумал романтическое объяснение своему богатству. «Я на-
шел сокровища Ямаситы, — заявил он. — Это ключ ко всему». Генерал-лейте-
нант Томоюки Ямасита был командующим японскими оккупационными войсками
на Филиппинах во время войны. Говорили, что где-то в тайной пещере он
спрятал бесценные произведения искусства и золотые слитки. В 1946 году
его повесили как военного преступника. Он умер, так и не открыв местона-
хождение этих сокровищ. Серьезные исследователи утверждают, что тайна
Ямаситы — всего лишь выдумка человека, который всю свою жизнь провел во
лжи. Сокровища Ямаситы — скорее миф, чем реальность.
Когда в сентябре 1986 года Маркос умер от почечной болезни, Имельда
оказалась в одиночестве. Один высокопоставленный американский чиновник
сказал: «Он предстал перед высшим судом, а она встретилась с судом зем-
ным и победила». Тайна банковских вкладов спасла ее от разоблачения. Но
не было ни в Америке, ни на Филиппинах ни одного человека среди тех, кто
занимался этим делом, который поверил бы, что правосудие восторжествова-
ло.

«Божественная» миссия Имельды

«Стальная бабочка» вернулась в страну, которую она ограбила и где
рискует еще не раз подвергнуться обвинениям. Она по-прежнему надменна,
это осталось главной ее чертой. Свое возвращение она объяснила так: «Я
отмечена Богом, поскольку мне было предначертано свыше вернуться на ро-
дину. Эту миссию я выполнила. Обыкновенный смертный не мог бы выдержать
то, что выдержала я».
Похоже на то, что время помогло филиппинцам сменить гнев на милость —
во всяком случае, по отношению к сохранившей внешнее обаяние, хотя и за-
метно постаревшей, вдове экс-президента. Если после всего, что произош-
ло, ей разрешили вернуться на родину, то за будущее «Стальной бабочки»
вряд ли стоит беспокоиться: у нее достаточно средств, чтобы безбедно до-
жить до конца своих дней.

ЦЫ-СИ: ИМПЕРАТРИЦА-ДРАКОН

Скромная наложница китайского императора втайне лелеяла честолюбивые
мечты. Она пришла к власти над огромной страной благодаря хитрости, ко-
варству и удаче — родила императору сына и наследника. Но Цы Си была
настолько жестокой, что разрушила целую империю.

Страницы всемирной истории полны злодеяний кровожадных деспотов.
Средневековой Румынией правил Влад Жестокий, который любил сажать свои
жертвы на кол. В России царь Иван Грозный убил не только тысячи бывших
приближенных, но и собственного сына. В XX столетии одной из африканских
стран управлял «император» Бокасса, который лакомился мясом своих жертв
во время чудовищных людоедских ритуалов.
Как в природе самки черных пауков превосходят по своей ядовитости
самцов, так и среди людей существует тип женщин, более беспощадных и
жестоких, чем мужчины. Такой была Цы Си — китайская императрица, проз-
ванная Драконом. В сравнении с ее поступками меркнут преступления муж-

чин-тиранов. Она забила тюрьмы неугодными, ввела в практику чудовищные
пытки и отправила на смерть тысячи и тысячи тех, кого считала предателя-
ми Китая и слугами Запада. Ее жестокость достигла апогея во время «бок-
серского восстания» в Пекине в 1900 году, когда китайцы объявили войну
иностранцам, которые контролировали прибыльную торговлю опиумом.

Наложница императора

Цы Си подстрекала толпу к чудовищному насилию, невиданному до этого в
китайской столице. Она приказала своим войскам стрелять из пушек по ка-
толическому собору в центре города. При этом были убиты тысячи невинных
мужчин, женщин и детей. Цы Си велела прекратить пальбу, лишь когда от
непрерывного грохота артиллерии у нее разболелась голова. И тут же дала
военным указание не оставлять никого в живых. «Моя империя должна быть
очищена кровью», — сказала она.
Кровопролитие произошло за восемь лет до ее смерти, однако оно не
спасло феодальный Китай, который ей так хотелось сохранить, а лишь уско-
рило его развал.
Императрица Цы Си правила в течение пятидесяти лет и оказалась пос-
ледней владычицей многомиллионного Китая. Она принадлежала к древней ди-
настии маньчжурских императоров.
Родилась Цы Си в ноябре 1835 года в семье маньчжурского мандарина. Ей
было предопределено стать наложницей в императорском дворце. В шестнад-
цать лет она вошла во дворец правителей Китая, «Закрытый город» в Пеки-
не. Город этот представлял собой мир необычайной красоты и гармонии,
предназначенный дня жизни, состоящей в основном из удовольствий.
Три тысячи наложниц и три тысячи евнухов жили во дворце. Ходили слу-
хи, что спальню императора посещали десять любовниц в день. Наложницы
распределялись по рангам, и те, которые относились к низшему рангу, мог-
ли всю жизнь прожить во дворце, так и не встретившись с императором.
Когда Цы Си впервые ступила на императорский двор, она оказалась в пя-
том, низшем ранге.

Восхождение Цы Си

Юная девушка была весьма честолюбива, умна и по тому времени доста-
точно образованна. Она приложила максимум усилий, чтобы жизнь в позоло-
ченной клетке не прошла даром. Жадно читала, погружаясь в содержание ве-
ликих книг из императорской библиотеки, уговорила придворных нанять учи-
телей, чтобы пополнить образование. По мере того как росла образован-
ность Цы Си, все более тонкой становилась ее хитрость. Немало сип она
потратила на изучение правил этикета, которые действовали в дворцовых
стенах. Она сделала все, чтобы приблизиться к императору.
Цы Си расчетливо подружилась с женой монарха, которая была на пятнад-
цать лег старше ее и к тому же бесплодна. Когда слабеющий владыка решил,
что ему нужен наследник, он попросил свою жену выбрать наложницу. И та
выбрала Цы Си. К тому времени девушка прожила во дворце только три года,
но одну мечту уже осуществила. Теперь она вошла в число приближенных к
императору. В апреле 1856 года Цы Си родила ребенка. Естественно, рожде-
ние единственного сына императора, наследника китайского трона, усилило
влияние Цы Си. Наложница стала центром внимания и восхваления со стороны
придворных. Но для нее важнее всего было внимание, которое ей уделял сам
император. Он понял, что эта женщина очень умна и способна, и передавал
ей все больше своих полномочий, пока Цы Си не стала подлинной прави-
тельницей Китая.
Это был период, когда Китай начал терять многовековую традицию изоли-
рованности от внешнего мира. Французы и англичане приезжали сюда как
торговцы и привозили новые идеи, которые будоражили население и провоци-
ровали антимонархическое движение в некоторых частях страны. Больше все-
го бунтовщиков было в городе Тайпине. В ответ на проникновение иностран-
цев Цы Си перевела двор в горы, окружающие Пекин. Она приказала публично
рубить головы всем захваченным мятежникам, организовала кампанию террора
против европейцев и христианских миссионеров. Иностранцев запугивали, их
лавки сжигали, а если они и после этого не уезжали, то рисковали голо-
вой. Императрица была полна решимости сохранить древние традиции фео-
дального Китая и, конечно же, власть и богатство монархии. Она считала,
что присутствие иностранцев угрожает национальной самобытности Китая, и
была убеждена в необходимости их изгнания из страны.
Брат престарелого императора принц Кун не разделял изоляционистские
взгляды Цы Си. Его пугала политика изгнания иностранцев, он считал, что
Китай должен быть открыт для торговли и новых идей. Через голову импе-
ратрицы он просил англичан и французов о примирении — поступок, который
Цы Си никогда не могла простить.
Императрица в это время была озабочена укреплением своей власти, вве-
дением новых налогов и кровавой борьбой с бунтовщиками на севере страны.
Когда в 1861 году император умер, его вдова и Цы Си получили права
регентов. Хотя политическая власть должна была в равной степени принад-
лежать обоим, вдова императора, которую мало интересовала политика, с
готовностью предоставила Цы Си возможность управлять государством. Од-
нако такая договоренность устраивала далеко не всех. Не обошлось без за-
говора с целью убийства регента-наложницы. Цы Си ответила на это быстро
и жестоко — приказала уничтожить около пятисот человек, в том числе и
богатого феодала Сю Шена, который стоял во главе заговорщиков.

Недолгое правление Тун Чжи

Сю Шен принадлежал к древнему роду военных аристократов. После казни
его семья была изгнана в отдаленный район Китая, а имущество конфискова-
но императрицей.
Сын Цы Си, который должен был стать императором, как только ему ис-
полнится семнадцать лет, рос в довольно необычной обстановке. Будущий
император, Тун Чжи рос здоровым и милым мальчиком, отданным на попечение
наложниц и придворных евнухов. С юных лет он пристрастился к разнуздан-
ным оргиям в самых отвратительных пригонах на окраине Пекина и познал
все сексуальные извращения на практике.
Когда молодой человек достиг совершеннолетия, Цы Си издала высочайший
декрет, в котором говорилось, что ее регентство окончено и начинается
правление ее сына.
У юноши была невеста, но императрица относилась к женитьбе сына от-
нюдь не благосклонно, опасаясь соперничества со стороны будущей невест-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

переделку — сети расставлены по всей стране и им некуда деться». Она да-
же не допускала мысли о том, что ее сын может быть убит.
Две недели не было никаких вестей, но наконец почтой доставили вторую
записку, а за ней и еще несколько. В первой говорилось: «Мы будем дер-
жать у себя ребенка, пока все не утихнет». В следующей было написано:
«Мы заинтересованы в том, чтобы вернуть вашего малыша невредимым».
Чарльз Линдберг, летчик со стальными нервами, оказался на грани нервного
срыва. Переживая из-за неудач в расследовании, он тайком от полиции по-
шел на контакт с преступниками и через месяц заплатил выкуп через пос-
редника, доктора Джона Кондона.
Кондон был эксцентричным пожилым человеком, который ушел на пенсию
после пятидесяти лет преподавательской работы, а потом принял предложе-
ние поработать в университете в Нью-Йорке. Он обратился к Линдбергу с
предложением стать посредником в переговорах с похитителями, так как ему
удалось спровоцировать преступников и он стал получать аналогичные тре-
бования о выкупе с пометками похитителей. Первое письмо пришло после то-
го, как он через газету предложил вступить в переговоры с похитителями.
В этом письме говорилось следующее: «Сэр! Если вы хотите быть посредни-
ком в переговорах с Линдбергом, следуйте нашим инструкциям». Линдберг
сначала относился к Кондону с подозрением, но когда тот показал послания
с отличительными знаками преступников, решил воспользоваться его услуга-
ми.
Линдберг дал Кондону псевдоним «Джафси» и поручил ему напечатать в
нью-йоркской газете шифрованное сообщение: «Деньги готовы. Джафси». Это
было ответом на требование выкупа. Через месяц он получил еще одно пос-
лание, предписывавшее ему прочитать объявление в частной рубрике
«Нью-Йорк тайме». В нем сообщалось, что он должен приехать на станцию
нью-йоркской подземки с деньгами. На этой станции в условленном месте он
нашел записку следующего содержания: «Перейдите улицу и идите от кладби-
щенской ограды в направлении 233-й улицы. Я вас там встречу». Пробираясь
между надгробиями, Кондон наконец встретил человека. Он все время прик-
рывал лицо рукой. Незнакомец сообщил, что ребенок в полной безопасности.
Кондон замели: «Но полковнику Линдбергу необходимы какие-нибудь доказа-
тельства, прежде чем он заплатит выкуп». Незнакомец сказал, что вышлет
ночную пижаму малыша бандеролью в ближайшие дни, а также заявил, что
сумма выкупа увеличивается до 70 тысяч долларов. На это Кондон возразил,
что об этом следовало предупредить гораздо раньше. Человек выглядел ис-
пуганно и грубо спросил: «А ты случаем не привел полицейских?» «Нет! Вы
можете мне доверять», — ответил Кондон.
Через два дня прислали пижаму малыша, и миссис Линдберг признала в
ней ту, в которой был малютка Чарльз в роковую ночь.

Таинственного человека звали Джон

При следующей встрече на кладбище в районе Бронкса в Нью-Йорке Кондон
передал 50 тысяч долларов. В этот раз вместе с Ковдоном был и Линдберг,
однако они даже не пытались задержать незнакомца. Он назвался Джоном,
принял от Кондона коробку с деньгами и обещал выслать подробные сведения
о местонахождении ребенка по почте на следующее утро. После этой тайной
встречи действительно пришло анонимное письмо с уже знакомыми опознава-
тельными знаками: «Мальчик находится в Боуд Нелли. Это рядом с островом
Элизабет». Линдберг принял «боуд» за написанное с ошибкой английское
слово «боут» (лодка) и безуспешно пытался найти это место в Новой Анг-
лии.
Он вернулся домой 12 мая. Там его ждала ужасная новость, что разло-
жившийся трупик мальчика был обнаружен в лесу водителем грузовика
Уильямом Алленом в шести милях от своего дома. Мальчик умер от сильного
удара по голове. После опознания стало ясно, что найдено тело маленького
Чарльза. Это поразило Линдберга в самое сердце. Боль утраты усилилась
после того, как ему сообщили, что малыш был убит в ночь похищения.
Печально, но полиция не нашла ни одной улики, чтобы установить лич-
ности убийц. Линдберг заявил, что ему было бы хоть немного легче, если
бы преступник оказался за решеткой, и что безнаказанность такого прес-
тупления является слишком тяжкой ношей для него.
После того как утихла газетная шумиха, Чарльз Линдберг окунулся в по-
литику, особенно заинтересовавшись идеями фашизма, распространявшимися в
те годы в Европе. А полиция скрупулезно продолжала затянувшееся рассле-
дование этого дела. Деньги, переданные через «Джафси», были основной
уликой, так как Линдберг заранее переписал номера банкнот. Эти номера
были разосланы во все концы страны. Все банки и кассы получили указание
повысить бдительность, чтобы выявить клиента, предъявившего купюры с
этими номерами.

Деньги обнаружены!

15 сентября 1934 года тридцатипятилетний эмигрант из Германии был
арестован после расчета за 10 галлонов бензина 10долларовыми купюрами,
среди которых была банкнота с «отмеченным» серийным номером. Бдительный
служащий бензоколонки записал номер автомашины этого клиента и уведомил
полицию.
Быстрая проверка установила, что владельцем автомобиля является некий
Бруно Хауптаан, проживающий на 222-й улице в Нью-Йорке. После ареста у
него во время обыска были обнаружены несколько банкнот из выкупа, а в
гараже — 14 тысяч долларов. Обследование квартиры также дало результат:
на внутренней стороне дверцы буфета был нацарапан номер телефона Кондо-
на.
Хауптаан заявил, что в Америке он проживает с 1923 года и занимается
в основном перепродажей акций. «Мне везло, — скажет он. — Я не преступник.
Все, что у меня есть, добыто путем сделок, а не преступными деяниями».
Изворачиваясь, он будет утверждать, что большая сумма наличных, найден-
ных у него, принадлежит его приятелю Исидору Фишу, преуспевающему тор-
говцу мехами, и что он дал деньги ему на хранение до возвращения из по-
ездки в Германию. Однако, как выяснилось, Фиш умер в Германии и вряд ли
смог бы подтвердить эту версию.
В те времена Интерпола еще не существовало, но, связавшись с немецки-

ми коллегами, группа Нормана Шварцкопфа выяснила, что Хауптман солгал по
крайней мере в одном: он уже совершил преступление в Германии, на своей
родине, был осужден за грабеж, однако сумел сбежать в Америку, поселив-
шись там нелегально под вымышленным именем. Еще одной уликой стало заяв-
ление шофера такси, который узнал в подсудимом человека, попросившего
его однажды передать записку для Кондона.
11 октября 1934 года Бруно Хауптману было предъявлено обвинение в
убийстве и в вымогательстве.
2 января 1935 года, почти через три года после совершенного преступ-
ления, начался сенсационный процесс. Генеральный прокурор штата Нью-Йорк
Дэвид Виленц выступил с обвинительной речью в зале суда, переполненном
журналистами, фоторепортерами и возмущенной публикой. Миссис Линдберг
вышла к трибуне и мужественно рассказала о событиях той трагической но-
чи. Полковник Линдберг отклонил предположение защиты о возможном участии
его прислуги в похищении. Даже няня Бетти Гоу, покинувшая Америку и уе-
хавшая к себе на родину в Шотландию, была приглашена в качестве свидете-
ля на суд.
Суд с большим вниманием выслушал и доктора Кондона. Его показания как
посредника в переговорах Линдберга с похитителем были особенно важны. Он
заявил, что после того как услышал голос Хауптмана, не сомневается в
том, что именно обвиняемый и был человеком, с которым он встречался на
кладбище в Бронксе.
В суд доставили даже дверцу буфета, на которой был нацарапан номер
телефона Кондона. Хауптман пытался опровергнуть эту улику так: «Я заин-
тересовался этим делом из газет и записал этот номер, когда всплыло имя
Кондона, но я не отправлял ему писем с требованием выкупа».
Против Хауптмана выдвигались все новые улики. Когда он устало опус-
тился на скамью подсудимых, на улице были слышны крики продавцов газет,
предлагающих сенсационные репортажи из зала суда. Но самая изобличающая
улика была предъявлена группой бухгалтеров, приглашенных полицией для
анализа финансовых сделок Хауптмана. Они подсчитали, что заработки Ха-
уптмана и его супруги Анни Хауптман могли составить капитал лишь в 6 ты-
сяч долларов. При обыске была найдена 41 тысяча долларов. Даже его махи-
нации с акциями не могли дать такой прибыли.
В ходе следствия и на суде было неопровержимо доказано, что у подсу-
димого хранилось 35 тысяч долларов, заплаченных Линдбергом в качестве
выкупа за своего сына.
Графологическая экспертиза выявила также, что почерк обвиняемого был
идентичен почерку на письмах с требованием выкупа и что он писал на анг-
лийском языке со схожими орфографическими ошибками.
Наконец, полиция представила в качестве последнего вещественного до-
казательства лестницу. Она не принадлежала Линдбергам и была найдена
возле дома после похищения. При внимательном обследовании оказалось, что
она самодельная и состоит из трех частей, которые можно быстро собрать,
разобрать и сложить в багажник автомобиля. Это просто незаменимое снаря-
жение для грабителя.
Известный эксперт по деревообработке Артур Кехлер в своем выступлении
на суде неопровержимо доказал, что лестница могла быть изготовлена
только плотником Бруно Хауптманом.

Ключ к разгадке

Показания Кехлера в суде можно назвать классическими, настолько глу-
бокими были его познания в области деревообработки и настолько тщательно
он провел экспертизу. Автор пятидесяти опубликованных работ по техноло-
гии древесины, Кехлер рассказал суду, что изучил лесоматериалы в доме
Хауптмана и готов поклясться под присягой, что часть лестницы была сде-
лана из доски чердачного пола в доме Хауптмана. Отверстия от гвоздей в
полу чердака совпадали со следами гвоздей в рейках лестницы, а структура
волокон поверхности была одинаковой. Однако Кехлер не остановился на
этом. Он выяснил даже, на какой лесопилке были куплены доски. Оказалось,
что Хауптман в свое время работал там и 29 декабря 1931 года купил у хо-
зяина доски. Это было за два месяца до преступления.
Однако, несмотря на обилие доказательств, убедительно свидетельство-
вавших о вине подсудимого, Бруно Хауптман продолжал отрицать свою при-
частность к похищению. Он настаивал на дополнительном, более объективном
расследовании и приводил в качестве алиби тот факт, что во время встречи
Кондона и Линдберга с похитителем он якобы находился у своих друзей.
Что касается записок, то Хауптман заявил, что исказил слова по требо-
ванию полиции и вообще ошибки в письмах о выкупе ничего не доказывают.
Генеральный прокурор Виленц внимательно наблюдал за обвиняемым во
время суда и наконец заявил: «Вы лжец, и к тому же совершенно безыскус-
ный».

Присяжные были единодушны

Суд длился до 11 февраля 1935 года, в общей сложности 32 дня, а про-
токолы заседаний составили несколько томов общим объемом в 4 тысячи
страниц убористого машинописного текста.
Присяжные, удалившиеся на одиннадцать часов из зала, были единодушны
в своем приговоре: «Виновен».
Теперь дело было за судьей Томасом Тренчардом. И он определил обвиня-
емому высшую меру наказания, предусмотренную законом: казнь на электри-
ческом стуле.
Заключенный подал несколько официальных апелляций, рассмотрение кото-
рых отсрочило казнь.
Но в конце концов Бруно Хауптман, так и не признавший своей вины, был
казнен в тюрьме штата Нью-Джерси 3 апреля 1936 года.
Его вдове сейчас 93 года, она слаба и беспомощна, но по-прежнему уве-
рена в том, что в отношении ее мужа была допущена величайшая судебная
ошибка. Она все еще обращается с просьбами о посмертной реабилитации ее
мужа.
Но эти усилия остаются безуспешными.
Норман Шварцкопф-старший уверен, что справедливость в отношении похи-
тителя маленького Чарльза Линдберга восторжествовала.
В одном из интервью он сказал: «Хауптман был очень жадным и думал,
что нашел легкий способ разбогатеть. Однако путь, который он избрал, яв-
ляется самым чудовищным из известных людям. Почему он решил размозжить
голову несчастному малышу, мы никогда не узнаем. Но почти определенно
можно сказать, что он испытывал страх перед возможным разоблачением и
пытался замести следы преступления. Я никогда не сомневался в его винов-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73