Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

спецслужбы и его люди прошли специальную подготовку ведения борьбы с
террористами в городских условиях. Они были асами своего дела, но на сей
раз ошиблись в определении точного входа в дом, что дало боевикам, нахо-
дившимся внутри, время для спасения. Боевики первыми открыли огонь, и
капитан Уэстмакотт упал в лужу крови. Британское правительство позднее
обвинит Догерти в убийстве капитана Уэстмакотта. Лабораторный анализ
одежды, сделанный позднее, показал, что из всей банды, состоявшей из че-
тырех человек, только у Догерти были специфические следы, свидетельство-
вавшие о том, что это он стрелял из пулемета, из которого был убит капи-
тан Уэстмакотт.
Попавшие в западню словно крысы, Догерти и его люди планировали ка-
кое-то время продержаться, а затем, прежде чем бойцы спецслужбы предпри-
мут атаку на их позиции, забросать нападающих гранатами. Но как нарочно,
словно англичане хотели разочаровать пропагандистскую машину ИРА, упова-
ющую на жестокость, они дали шанс убийцам, находящимся внутри. По
просьбе Догерти, после того как бойцы спецслужбы продержали их несколько
часов в окружении, в дом был приглашен священник для наблюдения за их
сдачей.
Британские специалисты, проводившие допрос, намеревались сломить До-
герти. Они знали, что он активный боевик ИРА, который, возможно, убивал
и раньше. Но тот был хорошо натаскан своими инструкторами для игры в
кошки-мышки. На каждый вопрос, на который он не мог ответить, следовал
ответ вопросом. Догерти был убежденным республиканцем, он с любовью
вспоминал о медалях своего дедушки, завоеванных еще в начале столетия в
войне против Англии. Его ответы во время допросов — это что-то среднее
между бравадой и глухим молчанием, между надменностью и сквернословием.
Надлом произошел только тогда, когда упомянули имя его матери. Он за-
явил, что хотел выйти из движения, но это ему не удалось, что хотел
только одного — что бы жизнь в Ирландии стала свободной Как и другие бо-
евики ИРА, Догерти считал Англию злым роком его родины, ве ками страда-
ющей под игом «владычицы морей». Это убеждение постоянно укреплялось
ожесточенной антибританской пропагандой и кровавыми конфликтами между
католиками и протестантами — представителями основных религиозных кон-
фессий в Северной Ирландии.

Назад, в объятия ИРА

Когда допросы закончились, Догерти снова очутился в холодных стенах
тюрьмы на Крумлин-роуд в окружении знакомых лиц и старых дружков по ИРА.
Вернулась и бравада, а вместе с ней и уверенность, что он легко может
совершить убийство. Он вновь оказался в дисциплинарных рамках ИРА, где
высокопоставленные хозяева решили превратить его в нечто среднее между
мучеником и Робин Гудом.
В апреле 1987 года, когда Догерти попал за решетку, дела руководите-
лей ИРА пошли хуже: голодовка в тюрьме «Мэйз» окончилась смертью пяти
волонтеров, но никакой уступки со стороны правительства Тэтчер не после-
довало. Правящей верхушке террористических банд очень нужна была пропа-
гандистская шумиха, и они связывали свои надежды с Догерти. Он уже отка-
зался признать правомочными судебные заседания по его делу. Убийство
служащего элитного подразделения сделало свое дело: его имя замелькало
на газетных полосах.
10 июля 1981 года Догерти одержал-таки столь необходимую его руководи-
телям победу: поднялась страшная шумиха, вызванная его успешным побегом
из тюрьмы вместе с семью боевиками. Используя оружие, тайно доставленное
в камеру сторонниками ИРА, они одолели охрану и переоделись в их форму,
чтобы беспрепятственно пройти контрольные пункты на пути к служебному
выходу из тюрьмы. На улице произошла перестрелка между силами безопас-
ности и группой ИРА, посланной подобрать беглецов. Догерти благополучно
прибыл в свои пенаты. Но ни дома, ни у друзей ему жить было нельзя, ведь
именно здесь британские службы искали бы его в первую очередь. Он пря-
тался в домах сторонников ИРА, официально не значившихся в списках ни
одной террористической организации. Через несколько дней его переправили
через границу с Ирландской Республикой, в самый отдаленный район. Прове-
дя несколько месяцев в ожидании, он услышал новость из Белфаста, что
судья кассационного суда Хаттон признал его виновным в убийстве и заочно
приговорил к пожизненному заключению, проинформировав министра внутрен-
них дел, что Догерти должен отсидеть в тюрьме как минимум тридцать лет.
Это решение ударило по его славе «великого беглеца», как теперь его
называли сторонники республиканцев. Хозяева в Белфасте знали, что поис-
ковые службы перевернут все вверх дном, чтобы найти убийцу, поэтому ре-
шили дать ему новое имя и переправить в Америку, где многолюдная ир-
ландская община, которая ежегодно жертвовала миллионы долларов на веде-
ние войны, бралась обеспечить его безопасность. Догерти оставил Ирландию
под именем Генри Дж. О’Рейли в феврале 1982 года, готовый «похоронить»
себя до тех пор, пока боссы не призовут его на службу, когда улягутся
страсти.
Маргарет Тэтчер вовсе не собиралась давать возможность убийце бри-
танского офицера так легко уйти от правосудия. В своей книге о Догерти
«Убийца в Клаунтауне» Мартин Диллон писал: «Догерти в то время не знал,
что он представляет из себя для тогдашнего премьер-министра Маргарет
Тэтчер. Убийство Уэстмакотта и побег убийцы привели ее в ярость. Догерти
был единственным человеком, который не понес наказания, и в конечном
счете стал настолько важной фигурой, что она сама вызвалась дать краткое
интервью о нем. Тэтчер верила, что его повторный арест укрепит отношения
между Британией и Ирландией и заделает брешь в системе безопасности Се-
верной Ирландии, пробитую «великим беглецом». Ни руководство ИРА, ни сам
Догерти не сомневались в ее решимости выполнить свои намерения. Но в то
время они даже не подозревали, насколько она лично была заинтересована в
его поимке.

Нью-Йорк. Новая жизнь

В Нью-Йорке Догерти сначала получил работу в строительной компании и
снял квартиру в семье ирландца, симпатизировавшего республиканцам
Ольстера. Позже ему пришлось поработать и чистильщиком обуви, и коридор-

ным в отеле. По поддельному документу он даже умудрился устроиться бар-
меном в бар Клэнси на Манхэттене. Здесь вместе с чаевыми он зарабатывал
до 120 долларов в день и считал, что его дела идут хорошо. Он заимел
подружку, удобную квартиру в Нью-Джерси и с легкостью приспособился к
жизни без строгой дисциплины ИРА. И думал, что ему все удалось.
Тэтчер отдала руководителям королевской полиции в Ольстере и армейс-
кой разведке короткий приказ: найти преступника. С 1983 года были уста-
новлены контакты с Федеральным бюро расследований США. В Нью-Йорк напра-
вили досье с исчерпывающими физическими данными разыскиваемого преступ-
ника и его полным психологическим портретом. Опросили людей, внедренных
в сеть ИРА. И вот в поле зрения агента ФБР попал некий молодой человек,
работающий в баре Клэнси. 18 июня 1983 года его арестовали. Маргарет
Тэтчер получила подробную информацию и считала делом нескольких дней
доставить Догерти в Англию и посадить преступника за решетку на тридцать
лет.
Но пройдет еще много лет изнурительных маневров и интриг, прежде чем
за ирландским террористом захлопнется дверь английской тюремной камеры.
Джо Догерти вдруг стал героем для большей части ирландско-американс-
кого населения Нью-Йорка. В глазах этих людей он был не просто убийцей,
как характеризовали его миссис Тэтчер и британский истеблишмент, а бор-
цом за свободу, героем вооруженной борьбы за избавление Ольстера от анг-
лийского гнета. Он вдруг стал пожинать лавры, обычно предназначавшиеся
знаменитостям шоу-бизнеса. Каждый хотел пожать Догерти руку. Американс-
кий сенатор Джесси Джексон был одним из ста политических деятелей, тре-
бовавших предоставления ему политического убежища в Америке. Мэр Нью-Йор-
ка Дэвид Динкинс даже примет решение назвать блок манхэттенского испра-
вительного центра, где Догерти содержали под стражей, «уголком Джо До-
герти». Для миссис Тэтчер и всех жертв террора ИРА это было равносильно
переименованию одной из улиц Лондона в улицу имени «бостонского душите-
ля».
Сначала Догерти обвинили в нелегальном въезде в США. Но он не совер-
шал преступлений в Америке. Раз за разом суды разных инстанций выносили
решения освободить его под залог и провести полномасштабное слушание по
вопросам эмиграции, но все только для того, чтобы блокировать гражданс-
кий судебный процесс. Было совершенно ясно: чья-то рука, более могущест-
венная, чем обычный гражданский суд, периодически вступает в игру.
Рональд Рейган, довольный дружескими отношениями с британским премье-
ром, испытывал отвращение к терроризму. Тэтчер рассчитывала заполучить
Догерти с помощью президента, но каждый раз дело срывалось из-за ка-
ких-то процедурных неувязок, не предусмотренных судебной системой США.
Бомбардировка ливийских кварталов в 1986 году продемонстрировала все-
му миру позицию Рейгана по отношению к терроризму. Миссис Тэтчер,
единственная из западных лидеров, разрешила американским бомбардировщи-
кам стартовать с британских военных баз для выполнения этой задачи.
В то время как американские суды сводили на нет все усилия Англии за-
получить преступника, эмиссары миссис Тэтчер дипломатично напомнили Аме-
рике, что она «задолжала» одну любезность — за Триполи. И эта любезность
заключалась в выдаче Догерти. О ней напомнил британский дипломат Шерард
Коупер Коулз американскому прокурору Обермайеру, представлявшему обвине-
ние по делу Догерти. Коулз сказал Обермайеру: «Премьер-министр считает,
что вы задолжали нам этого парня. Она позволила вашему правительству ис-
пользовать нашу территорию для заправки бомбардировщиков, когда они ле-
тели бомбить Триполи».
Однако суды продолжали выносить решения в пользу Догерти на основании
конституции Соединенных Штатов Америки и анализа подобных случаев в
предшествующие годы.
Они так и не нашли достаточно убедительных мотивов для депортации До-
герти.
Во время поручительского слушания в сентябре 1990 года, после дюжины
судебных решений в его пользу, террорист Догерти дал классическое «двой-
ное объяснение» убийства Уэстмакотта. Он сказал: «Это убийство должно
было оказать давление на британское правительство и вынудить его пойти
на переговоры. А также показать британскому правительству, что его при-
сутствие на севере Ирландии не оправданно ни с политической, ни с воен-
ной точки зрения. Оно не должно подавлять ИРА, потому что ИРА выживет и
нанесет ответный удар».
И это было сказано человеком, заявившим американскому суду, что он
вышел из организации еще в 1982 году!

Эпилог

До 1992 года ни один политический узник не содержался так долго в
тюрьме по единственному обвинению — за нелегальный въезд в Америку. На
Белый дом, теперь занятый администрацией Буша, по-прежнему оказывалось
давление с Даунинг-стрит, ключи от которого перешли в руки Джона Мэйджо-
ра.
В феврале 1992 года дело Джо Догерти было передано в Верховный суд
США. Догерти настаивал на иммиграционном слушании в отдельном суде, на-
деясь получить вожделенное политическое убежище. Но через девять лет
после первого ареста и заключения преступника правосудие наконец востор-
жествовало. Верховный суд отклонил все дальнейшие слушания.
19 февраля за Догерти пришли, чтобы, по его же собственным словам,
«привести в исполнение приговор в преисподней британской тюрьмы».
Из тюрьмы в штате Кентукки преступник был отправили в Северную Ирлан-
дию, где люди ИРА, отбывающие сроки в белфастской тюрьме на Крумлин-ро-
уд, откуда он совершил свой знаменитый побег, встретили его тортом и ча-
ем.
Сага о Джо Догерти завершилась полной победой Маргарет Тэтчер и всех
борцов против террора.
Люди, оказывавшие поддержку Догерти, в частности его американский ад-
вокат Мэри Пайк, продолжали доказывать, что американская судебная систе-
ма поступила нечестно, поддержав сторону Англии, а не интересы звезд-
но-полосатого флага.
Тем не менее один британский дипломат, пожелавший остаться неизвест-
ным, заявил: «Он хотел обмануть американский народ, заявляя, что якобы
видел бессмысленность насилия и хотел его искоренить. Он не может жало-
ваться на грязные махинации, потому что ранее использовал их сам.
Да, Америка задолжала Британии за Триполи, и теперь этот долг пол-
ностью оплачен».

КАРЛОС ШАКАЛ: Профессия — террорист

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

годня в Англии никто не застрахован от зловещей «опеки» ИРА.

С 1483 года, когда Эдуард V, четырнадцатилетний король Англии, был
задушен в лондонском Тауэре вместе с младшим братом Ричардом, ни один
английский монарх не погиб от рук убийцы. В последнее время королевская
власть в Англии утратила свое былое значение, и сегодня коронованная
особа не представляет собой реальной политической силы.
Поэтому насильственное устранение монарха, обладающего скорее тради-
ционной, чем фактической властью, вряд ли позволит злоумышленникам до-
биться ожидаемых перемен. Тем не менее трудно отрицать попытки покушения
на членов королевской семьи. Но организаторами таких преступлений были
не политические группировки, а маньяки-одиночки.
Королева Виктория, например, подвергалась нападению и угрозе физичес-
кого насилия не менее восьми раз. В 1900 году на будущего короля Эдуарда
VII, в то время принца Уэльского, было совершено нападение в Брюсселе. В
1936 году в короля Эдуарда VIII стрелял неизвестный из револьвера. В
1939 году мишенью для стрелка из обреза стала у своего дома на площади
Белгрейв герцогиня Кентская. К счастью, никто из сиятельных особ не
пострадал.
За последние двадцать лет было отмечено немало попыток покушения на
королеву и ее семью. Наиболее опасное нападение произошло в Лондоне 20
марта 1974 года и было направлено против принцессы Анны.
В тот вечер принцесса и ее муж, капитан Марк Филлипс, возвращались в
Бэкингемский дворец после просмотра документального фильма о деятельнос-
ти благотворительного общества, покровительницей которого была принцес-
са. Супруги ехали на лимузине с водителем, когда их обогнала какая-то
машина и, резко затормозив, перекрыла улицу.
Водитель, нарушивший правила, выскочил из машины и открыл стрельбу по
лимузину. Были ранены водитель принцессы и один из ее охранников.
Дежуривший поблизости полицейский Майкл Хиллз, услышав выстрелы, пос-
пешил к месту происшествия и был ранен преступником. Брайан Макконнел,
журналист, ехавший в такси вслед за королевским лимузином, выскочил из
машины и попытался схватить террориста за руку, но тот ответил выстрелом
в упор и скрылся в глубине парка.
Вскоре полиция оцепила весь район. Преступник был схвачен и доставлен
в полицейский участок, где не составило труда установить его личность.
Им оказался 26-летний безработный Иан Болл.
22-летний полицейский Майкл Хилпз, у которого пуля застряла в печени,
и 46-летний Брайан Макконнел с серьезным ранением в грудь были доставле-
ны в больницу, где их прооперировали. Двое других пострадавших из сопро-
вождения принцессы также были госпитализированы. Их состояние врачи оха-
рактеризовали как «серьезное, но не вызывающее опасений».

Геростратова слава

Перепуганные, но невредимые супруги были доставлены в Бэкингемский
дворец. Принцесса тут же сделала краткое заявление: «Мы благодарим Бога
за то, что он помог нам остаться невредимыми. Мы беспокоимся за жизнь
тех, кто ранен, включая нашего шофера господина Каллендера и инспектора
Битона». Все отметили, с каким достоинством были произнесены эти слова.
Утром 21 марта Иан Болл предстал перед судом. Ему было предъявлено
обвинение в попытке убийства инспектора Джеймса Битона. Но вскоре суду
стало ясно, что перед ним человек не в своем уме.
Дело еще более запуталось, когда на следующее утро в Бэкингемском
дворце было получено письмо, помеченное все тем же 21 марта, когда Иан
Болл был уже под стражей. В письме говорилось: «От имени революционного
движения марксистско-ленинских активистов… я беру на себя ответствен-
ность за недавнее нападение на членов королевской семьи. Это только на-
чало нашей кампании, в следующем месяце она будет продолжена… Да
здравствует революция!»
Естественно было предположить, что Иан Болл был марионеткой в руках
какой-то левоэкстремистской организации. Но позднее от этой версии приш-
лось отказаться. Просто экстремисты, используя действия сумасшедшего,
пытались заработать себе геростратову славу.
После этого инцидента были предприняты еще две неудавшиеся попытки
покушения на жизнь членов королевской семьи.
Первую из них удалось пресечь 5 мая 1981 года, когда в сортировочном
отделении почты в западном районе Лондона был перехвачен начиненный
взрывчаткой конверт, адресованный Чарльзу, принцу Уэльскому.
Устройство было обезврежено. Специалисты подтвердили, что взрыв тако-
го рода способен серьезно покалечить человека. Скотленд-Ярд отказался
комментировать устройство этой бомбы. Было только отмечено, что оно на-
ходилось в такой же упаковке, как и другие аналогичные «подарки», неза-
долго до этого отправленные нескольким членам английского парламента.

Следы ведут к террористам

Поскольку оба предыдущих нападения были делом рук ирландских терро-
ристов, а пакет, адресованный принцу Чарльзу, был отправлен из центра
Лондона через несколько часов после смерти Бобби Сэндза, активного члена
ИРА, объявившего бессрочную голодовку, было высказано предположение о
едином источнике этих провокаций.
Пресс-офис Бэкингемского дворца выразил благодарность почтовым работ-
никам, которые своевременно обнаружили пакет со взрывчаткой. Представи-
тель королевской семьи заявил: «Мы благодарим этих людей за их добросо-
вестное отношение к делу. По-моему, нечто подобное впервые посылалось
члену королевской семьи».
Через месяц после случая с письмом-бомбой, адресованным принцу, было
совершено нападение на королеву. 13 июня она присутствовала на торжест-
венной церемонии освящения нового знамени. Королева ехала верхом на ло-
шади перед толпами народа, которые собрались на праздник.
Внезапно один за другим прогремели шесть выстрелов. Испуганная лошадь
попятилась и чуть не сбросила наездницу. Королеве удалось удержаться в
седле, и она продолжила свой путь к месту парада. Полиция и зрители за-
держали нападавшего. Его оружием оказался стартовый пистолет, стрелявший

холостыми патронами. Однако это нисколько не уменьшило вины нападавшего,
и в тот же день Маркус Сарджент, безработный молодой человек из Фолксто-
уна, предстал перед судом. Он был обвинен в нарушении принятого еще в
1842 году закона, который предусматривал наказание за выстрелы из оружия
в непосредственной близости от королевской особы с целью напугать ее.
Но наиболее трагическое для королевской семьи событие в этом веке
произошло 27 августа 1979 года.
Граф Маунтбаттен, двоюродный брат королевы, был на отдыхе в тихом ры-
бацком поселке на западном побережье Ирландии. Более тридцати лет он от-
дыхал здесь с семьей в собственном доме. Местные жители хорошо знали и
любили этих добросердечных людей.
В то роковое утро граф и члены его семьи выехали из дома и направи-
лись к месту стоянки их небольшой яхты. Не успело суденышко выйти из га-
вани, как на его борту раздался взрыв. Свидетели так описывают эту сце-
ну: «Сильный взрыв поднял яхту на воздух, и она развалилась на куски. В
воде плавали тела, удилища, парусиновые туфли на резиновой подошве, теп-
лые куртки…»
Маунтбаттен, его четырнадцатилетний внук Николас и семнадцатилетний
рулевой Пол Максвелл погибли от взрыва. Дочь лорда Маунтбаттена леди
Брэйборн и ее сын Тимоти получили серьезные ранения, а ее 82-летняя
свекровь на следующий день скончалась в больнице.
Тем же вечером Ирландская республиканская армия взяла на себя от-
ветственность за взрыв на яхте лорда Маунтбаттена. Попытки террористов
оправдать убийство старого человека и членов его семьи вызвали негодова-
ние в различных слоях английского общества. Глубочайшее презрение к бес-
сердечным убийцам выразил рыбак из Муллагмора, приморского поселка, где
так любила отдыхать семья лорда Маунтбаттена: «Этот человек был нашим
другом. Он приезжал сюда каждый год, и мы все любили его».

АГЕНТСТВО ЗАКАЗНЫХ УБИЙСТВ

На преступном счету шайки Бенджамина Сигела, известного в 30-х годах
под кличкой Багси, числилось более 500 убийств. Но сегодня его в основ-
ном помнят как человека, который превратил Лас-Вегас в рай для любителей
азартных игр.

Бенджамина Сигела в гангстерском мире опасались больше, чем самого
Аль Капоне. Но сегодня о нем вспоминают как о человеке, который «открыл»
для преступного мира Лас-Вегас.
Уроженец Нью-Йорка, Сигел начал свою преступную карьеру с мелких краж
и вымогательства. В 18 лет он уже подрабатывал на подпольной торговле
героином, затем перешел к Мейеру Лански и в конце концов со знаменитым
гангстером Лаки Лучано начал заниматься контрабандной торговлей спиртным.
Вскоре три молодых гангстера создали преступный синдикат, который просу-
ществовал более двадцати лет и считался крупнейшим в Америке. Каждый из
преступников нашел применение своим «талантам»: Лучано был организатором
наркобизнеса, Лански стал финансовым королем, а Сигел — специалистом по
«мокрым» делам.
Под привлекательной внешностью скрывался расчетливый убийца, человек,
который, как ни чудовищно это звучит, любил свою работу. В противополож-
ность Капоне, он убивал не только для того чтобы разбогатеть самому или
оказать помощь партнерам. Он предлагал свои услуги профессионального
убийцы всем желающим. Он создал специализированную преступную компанию,
которая зарабатывала деньги на убийствах. Менее чем за десять лет Багси
Сигел и его «корпорация» совершили более пятисот заказных убийств.
Вначале Сигел ограничивал свои действия убийствами конкурентов из
преступного мира и чиновников, которые отказывались сотрудничать с мафи-
ей. В 1936 году он совершил покушение на прокурора Нью-Йорка Томаса
Дьюи. Попытка оказалась неудачной, и, спасаясь от преследования, Багси
перебрался в Калифорнию.

Исчезающие свидетели

В Голливуде Багси встретился со своим другом детства, актером Джорд-
жем Рафтом, и вскоре благодаря этому знакомству уже был вхож в местное
высшее общество. Внешне обаятельный гангстер водил дружбу с такими
«звездами», как Кларк Гейбл, Гарри Купер и Джин Харлоу.
Однажды тщеславный гангстер даже участвовал в кинопробах. Все, кто
видел этот ролик, утверждали, что новоявленный актер оказался не беста-
ланным. Интерес к искусству, однако, не помешал Багси с головой оку-
нуться в преступный бизнес — проституцию, вымогательство и, более всего,
в незаконные азартные игры. Не изменил он и своему прежнему амплуа спе-
циалиста по заказным убийствам.
В ноябре 1938 года Гарри Гринберг, друг и бывший соратник Багси по
преступной корпорации, снова появился в поле зрения Сигела. Гарри грози-
ла опасность. Он недавно стал осведомителем, и одной из жертв его пока-
заний оказался не кто иной, как старый партнер Сигела, а позднее глава
крупнейшей гангстерской банды в Нью-Йорке Лаки Лучано.
Гринберг, должно быть, находился в отчаянном положении, если решился
обратиться за помощью к Сигелу. Непростительная наивность стоила ему
жизни.
Через год Багси был обвинен в убийстве Гарри Гринберга, но бесследно
исчез основной свидетель, и дело даже не дошло до суда.
Выйдя из предварительного заключения, Сигел открыл для себя Лас-Ве-
гас, маленький городок в пустыне Невада с населением менее пяти тысяч
человек. Невада в то время была единственным штатом, где не были запре-
щены азартные игры. Это был шанс одним махом заработать миллионное сос-
тояние.
Сигел купил огромный участок земли в окрестностях Лас-Вегаса и решил
построить здесь «Фламинго» — самый большой в мире отель-казино.

Казино, приносящее убытки

Начальная стоимость проекта оценивалась в миллион долларов — огромная
сумма в 1943 году, но Сигел смог убедить Лучано, Лански и некоторых дру-
гих гангстеров вложить деньги в этот проект. Однако их миллиона оказа-
лось недостаточно.
Когда в 1946 году отель наконец был открыт, строительство его обош-
лось в шесть миллионов долларов. Чтобы получить эти деньги, Багси приш-
лось «надуть» несколько очень опасных людей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

преступников, но они выстрелили первыми. Шериф рухнул на дорогу мертвым.
Для Баркеров пришла пора смываться и найти где-нибудь безопасное место,
пока шум, поднятый этим убийством, не утихнет.
Ма покинула фермерский дом в Миссури и перебралась в городок
Сент-Пол, штат Миннесота, известный как место, где гангстеры скрывались
от закона. И вновь она организовала здесь убежище для бандитов. Кроме
того, известные налетчики Джек Пфайфер и Гарри Сойер стали ее близкими
друзьями. Ма составляла планы ограбления грузовиков, перевозивших това-
ры на дальние расстояния, а Фредди и Карпис осуществляли их. Пфайфер и
Сойер продавали награбленное, а Ма получала свою долю и тратила ее на
адвокатов, надеясь с их помощью освободить остальных сыновей.
Семья преступников ненавидела бедного Артура Данлопа, когда-то женив-
шегося на Ма, и не хотела больше терпеть его присутствие. Тело несчаст-
ного супруга, продырявленное пулями, было найдено плавающим в ледяной
воде озера Фристед в штате Висконсин в конце 1931 года. Застрелил своего
отчима Фредди Баркер.
Фредди и Карпис провернули к тому времени несколько дел самостоя-
тельно и не хотели больше зависеть от Пфайфера и Сойера. Многие отчаян-
ные головы были согласны работать на Фредди и Карписа. Эта парочка орга-
низовала собственную банду. Между 1931 и 1933 годами они ограбили дюжину
банков, убили немало людей, в том числе начальника полицейского участка
Мэнли Джексона, нескольких охранников и полицейских. Ма Баркер и Фредди
стали самыми опасными из всех разыскиваемых в Америке преступников. На
их кровавом счету были десятки трупов.
В октябре 1932 года Артур Баркер был освобожден под честное слово.
Теперь уже двое сыновей Ма были на свободе и «трудились» на ниве прес-
тупности. В мае 1932 года Ма осенило: «Хватит грабить банки, пора за-
няться похищением людей с целью получения выкупа». Преступница рассудила
так: раз уж она тратит огромные суммы денег, используя любую возмож-
ность, чтобы вызволить из тюрьмы своего сына, богатая семья тем более не
постоит за ценой, чтобы вернуть своих детей. Объединившись с Фредом Гот-
цем, бывшим сообщником пресловутого чикагского мафиози Аль Капоне, ко-
варная Ма Баркер подготовила план похищения Уильяма Хамма, главы богатой
династии пивоваров.

Первое похищение

15 июня 1933 года по дороге из своей пивоварни в Сент-Поле Хамм был
похищен Фредди и Карписом. Его заставили подписать бумагу с требованием
выкупа, завязали глаза, несколько часов возили по дороге, прежде чем
доставить в логово Ма Баркер, где и держали под охраной. Три дня члены
семьи пивовара консультировались с полицией и спорили между собой, пока
не решили отдать выкуп. Пакет с деньгами был выброшен на ходу из машины
на пустынной дороге в пригороде Сент-Пола. План Ма Баркер сработал, и
Уильяма Хамма, целого и невредимого, вернули семье.
Братья Баркеры и Ма, их мозговой центр, не забывали и про старый про-
мысел — ограбление банков. В августе 1933 года гангстеры напали на маши-
ну, перевозившую деньги. Их добыча составила 30 тысяч долларов. В завя-
завшейся перестрелке один полицейский был убит, а другой тяжело ранен.
Еще одного «копа» они убили месяцем позже — во время неудачного налета
на банк в Чикаго.

Мозговой центр

И все-таки похищения привлекали Ма гораздо больше. Легкость, с кото-
рой они взяли выкуп за Хамма, убедила ее, что это дело более выгодное и
менее опасное, чем налеты на банки с выносом сейфов, перестрелками и по-
гонями. Чувствуя, что после ряда убийств атмосфера вокруг Баркеров стала
накаляться (повсюду висели плакаты с их портретами и надписью «Разыски-
ваются ФБР»), Ма предложила на время затаиться, а потом выкрасть видного
банкира из Миннеаполиса Эдварда Бремера.
Несколько месяцев Ма разрабатывала план похищения, прежде чем послала
своих «мальчиков» на дело.
Утром 17 января 1934 года Бремер высадил свою восьмилетнюю дочь около
школы и поехал в офис. Он попал в ловушку, когда машина остановилась пе-
ред светофором. Артур подбежал к ней и приставил к виску банкира ре-
вольвер.
Бремера заставили подписать просьбу к семье о выкупе на сумму 200 ты-
сяч долларов. Семья Бремеров в полицию не обращалась, но их попытки от-
дать выкуп несколько раз срывались по разным причинам. Слишком нервный
Артур Баркер хотел убить Бремера, но Фредди остановил его словами: «Ко-
нечно, ты можешь вышибить из него мозги, но ты же знаешь, что скажет Ма!
» Одно упоминание этого имени заставило Артура опустить револьвер. Эд-
варда Бремера вернули семье после того, как 17 февраля 1934 года выкуп
был передан бандитам.

Пластическая операция не удалась

Карпис и Фредди вместе с Ма решили сделать пластическую операцию,
чтобы изменить внешность и ускользнуть от преследования. Они нашли врача
по имени Джозеф Моран, который, как оказалось, был алкоголиком. Моран
дал им морфия, прежде аем приступить к своей неуклюжей работе. Ма еще
только готовилась к операции, когда увидела, что Моран проделал с Фред-
ди. На этом хирургическая деятельность Морана закончилась: по приказу Ма
Фредди и Артур пристрелили его.
Ма настояла, чтобы банда разделилась, и первым делом отправила Артура
жить в Чикаго. Сама она арендовала дом в малонаселенной местности в шта-
те Флорида. Карпис и другие члены банды регулярно туда наведывались. В
1935 году кто-то донес на Артура, и он был арестован агентами ФБР, как
только вышел из своей чикагской квартиры. При других обстоятельствах он
непременно выхватил бы револьвер и стал стрелять. А туг как назло он ос-
тавил оружие дома.
Во время обыска на квартире Артура обнаружили карту с подобными ука-
заниями, как найти то место во Флориде, где скрывались Ма и Фредди. О

такой удаче ФБР могло только мечтать! Теперь полиции оставалось лишь
тщательно спланировать свои действия, чтобы ликвидировать бандитское ло-
гово, — и успех операции был обеспечен.

Конец банды мамаши Баркер

16 января 1935 года агенты ФБР окружили дом. Один из них, надев пуле-
непробиваемый жилет, предложил Ма сдаться. Увидев его, она приоткрыла
дверь и прошипела сквозь зубы: «Пошли бы вы все к черту!» Когда дверь
захлопнулась, инспектор услышал ее слова сыну: «Врежь этим проклятым ко-
пам — стреляй!».
Сохраняя полное спокойствие, Ма поднялась наверх и открыла из окна
огонь из автоматической винтовки по людям, обложившим их берлогу. Фредди
поддерживал мамашу огнем из автомата. Агенты ФБР ответили тем же, а по-
том пустили в ход слезоточивый газ. Ожесточенная пальба продолжалась
около часа. Когда наконец стрельба прекратилась, местный парень добро-
вольно согласился заглянуть в дом. Он нашел Ма без признаков жизни.
Фредди умер, получив четырнадцать пуль.
Оба ее оставшихся сына тоже погибли. Артур был убит охраной в тюрьме
Алькатрас в Сан-Франциско при попытке к бегству. Ллойд отсидел двадцать
пять лет за убийство и был освобожден в 1947 году. Вскоре он женился, но
два года спустя жена зарезала его.
Таким был конец истории «мальчиков» Баркер, попавших под злой гипноз
матери, которая стала виновницей трагедии.

УЛЬРИКА МАЙНХОФ: Философия убийства

Ульрика Майнхоф была прекрасно образованной и яркой личностью, люби-
мицей журналистов. Но она предпочла стать фанатичной и жестокой терро-
ристкой. Ее история во многом таинственна и необъяснима.

В среде послевоенной немецкой молодежи не все верили в экономическое
чудо, которое может возродить разрушенную экономику, поднять города из
руин и сделать Германию еще более сильной и процветающей, чем при дово-
енном «третьем рейхе». Идеи новой революции зрели в школьной, универси-
тетской, академической среде, в некоторых слоях интеллигенции. Эти люди
с надеждой смотрели на Восток, особенно на Восточную Германию, скрытую
за каменной стеной и колючей проволокой. Они всерьез рассматривали ГДР
как модель государства будущего.
Эти «кухонные радикалы», представители среднего класса, верили, что
концепция капитализма изжила себя и пришло время истинно пролетарской
революции. Но они были убеждены, что реализовать эту идею мирным путем
невозможно — новый Иерусалим должен быть воздвигнут на крови. В неистовом
потоке насилия имя Ульрики Марии Майнхоф оказалось неразрывно связанным с
именем Андреаса Баадера. Созданная ими организация была одной из самых
известных террористических групп в Германии.

Живой ум и природное обаяние

Ульрика родилась в Нижней Саксонии 7 октября 1934 года и принадлежала
к тому «потерянному поколению», которое было искалечено войной. Рожден-
ная в период восхождения фюрера к власти, достаточно взрослая, чтобы
понять, что он поставил страну на колени, она рано столкнулась с труд-
ностями реальной жизни. Ее отец умер от рака в конце войны, а мать скон-
чалась в 1948 году. Приемная мать позаботилась о том, чтобы Ульрика по-
лучила образование. Интеллигентная, высокоодаренная молодая женщина,
Ульрика обладала живым умом и природным обаянием. Ее привлекали паци-
фистские идеи, труды Бертрана Рассела и Веры Бриттен. Бурная эпоха оста-
вила свой след в ее юном сознании.
К двадцати трем годам она поступила в докторантуру Мюнстерского уни-
верситета. Ульрика была активным членом различных левых движений, высту-
пала за запрещение ядерного оружия, призывала бороться с растущей угро-
зой милитаризма в Германии со стороны правых — в то время это было ос-
новное политическое направление. Даже социал-демократ Вилли Брандт, ко-
торый стал впоследствии канцлером Федеративной Республики, не оставался
в стороне от этих идей.
К 1959 году Ульрика приобрела устойчивую репутацию радикала и передо-
вого ученого. Она мастерски владела аудиторией, поэтому ее постоянно
приглашали выступать. На антиядерной конференции в Бонне она познакоми-
лась с редактором студенческой газеты «Конкрет» Клаусом Райнером Ролем.
Они полюбили друг друга и в 1962 году стали мужем и женой. Через год
Ульрика родила близнецов. Хотя теперь она стала много времени уделять
семье, ее увлечение политикой не ослабло. В 60-х годах, когда в Англии
появились «битники», а слова «свободная любовь» были на устах у всех,
Ульрика пришла к выводу, что старый капиталистический строй должен быть
разрушен. Однако все глубже погружаясь в пучину «левой» идеологии, она
неплохо жила в той системе, которую презирала.
Ульрика и Клаус были обеспеченными людьми. Роль с немалой выгодой пе-
реводил порнографические шведские книги на немецкий язык, а доходы
Ульрики росли по мере увеличения тиража газеты «Конкрет», редактором ко-
торой она стала. Вокруг них сформировалась группа разных по социальному
статусу людей, объединенных стремлением изменить окружающий мир. Ульрика
стала постоянным и популярным гостем политических радиопередач, при лю-
бой возможности пропагандируя «альтернативные» взгляды на текущие собы-
тия. В течение всех этих лет обеспеченной жизни — с «мерседесом» возле
собственного дома и подвалом, наполненным отличными винами, — Ульрика
Майнхоф продолжала утверждать, что лишь насильственный переворот может
излечить современное общество от всех его болезней.
В конце 60-х произошли два события, которые изрядно пошатнули ее упо-
рядоченный мир. Во-первых, в 1968 году она развелась с мужем, который
постоянно ей изменял и в конце концов перешел все границы приличия.
Во-вторых, состоялся судебный процесс по делу молодого революционера
Андреаса Баадера.
Баадер родился в Мюнхене в 1943 году. Он был приверженцем на-
сильственных методов классовой борьбы, которая, как он считал, необходи-
ма в современном немецком обществе. Красивый бездельник, никогда не ра-
ботавший, любимец женщин, он приехал в Берлин и регулярно участвовал во
всевозможных демонстрациях, которые происходили ежедневно в старой сто-
лице империи. Тут протестовали по любому поводу и боролись за что угодно
— от защиты прав людей, незаконно вселившихся в квартиры, до требования

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73