Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

наружен в реке недалеко от железнодорожного полотна, против объединения
этих двух дел в одно был очень веский аргумент: «насильник» прежде ни-
когда не убивал. Тем не менее у обеих гругпт появилась догадка, что по-
дозреваемый и убийца — одно и то же лицо.
В это же время была убита пятнадцатилетняя школьница Мартье Тамбезер.
Мартье была дочерью богатого голландского промышленника, приехавшего в
Англию. В тот день Мартье возвращалась домой на велосипеде по тропинке,
идущей вдоль железной дороги. Даффи внезапно напал на нее, затащил на
пустырь и, связав ей руки за спиной, изнасиловал, а затем задушил своей
«испанской лебедкой». После этого сжег нижнюю часть ее тела, чтобы унич-
тожить следы спермы. Но, сам того не желая, он все же оставил улики:
сломал девушке шейный позвонок ударом, которым владеют только люди, за-
нимающиеся боевыми искусствами. Убийца оставил едва различимый след ноги
рядом с трупом и кусок веревки шведского производства.
Затем произошло еще одно изнасилование. На этот раз жертвой стала че-
тырнадцатилетняя девочка, чью жизнь Даффи пощадил. Ее показания во время
суда никого не оставили равнодушным. Она все время плакала, ибо ужас,
пережитый тогда, все еще не покидал ее.
Вот что она рассказала: «Я стояла на остановке, когда ко мне подошел
человек в форме железнодорожника с накинутым капюшоном. Он приставил нож
и потащил в кусты, пригрозив, что перережет горло, если я буду сопротив-
ляться и кричать. Я не могла даже шевельнуться. Потом он обнял меня,
словно мы были влюбленной парочкой, но нож все еще держал возле шеи. Я
думала, что он вот-вот убьет меня.
Перед тем как изнасиловать, он сказал: «Тебе же будет лучше, если все
сделаешь как надо». Когда все кончилось, он казался довольным. Я была в
шоке и совсем не понимала, что происходит. Я думала, что он хочет пере-
резать мне горло или что-то в этом роде».
В мае произошло еще одно убийство, в котором обвинялся Даффи. В ходе
судебного разбирательства в «Олд Бейли» по настоянию судьи преступник
был оправдан по этому эпизоду ввиду отсутствия улик.
Убийство, по которому Джон Даффи был оправдан, вызвало широкий об-
щественный резонанс в стране. Анне Локк, двадцати девяти лет, была жиз-
нерадостной, счастливой новобрачной, работала секретарем в лондонской
телевизионной компании «Уикэнд». Она была убита в мае 1986 года, после
возвращения из свадебного путешествия. Убийца затащил ее в малоосвещен-
ную часть парка за железнодорожным полотном, связал и заткнул рот чул-
ком. Тело не могли найти три месяца.
За шесть дней до того как тело миссис Локк было найдено, полиция доп-
рашивала Даффи как одного из подозреваемых. Он был включен в группу под
кодовым названием «Мужчины Z», потому что его кровь была обнаружена на
теле Мартье Тамбезер. Детективы Лондона, графств Саррей и Хертфордшир
объединили свои усилия для проведения широкомасштабных поисков и соста-
вили список из пяти тысяч подозреваемых в преступлениях на почве секса,
выявленных в ходе операции «Олень». Специальная команда с помощью
компьютера проанализировала пять тысяч дел по следующим параметрам: под-
робное описание преступников, возраст и способы нападения. Профессор Дэ-
вид Кантор, ведущий психолог университета в Саррее, помог полиции вос-
создать психологический портрет подозреваемого. Он же предположил, что
убийца-насильник живет в районе Лондона, особо подчеркнув, что каким-то
образом он связан с железной дорогой. После этого все данные были введе-
ны в компьютер. 1999 мужчин, чьи психологические портреты укладывались в
схему, получили номера и были опрошены офицерами полиции. Джон Даффи был
зарегистрирован под номером N 05. Если бы он не издевался над своей же-
ной, его имя никогда бы не ввели в компьютерную систему.
Однако Даффи оказался искусным лжецом. На ту ночь, когда было совер-
шено нападение на Элисон Дей, он придумал правдоподобное алиби. Ему уда-
лось также убедить офицеров, что он не страдает повышенным потоотделени-
ем. Дело в том, что несколько жертв насилия указывали именно на это. Но
Даффи отвечал, что потеет только в моменты высочайшего перенапряжения.
Полицию не совсем устраивали его ответы, но не было хоть какой-нибудь
зацепки, улики, чтобы увязать поведение Даффи на допросах с нападениями.
Подозреваемый отказывался сдать кровь на анализ, потребовав сначала сви-
дания с адвокатом. А когда в полиции его предупредили, что, возможно,
вызовут для повторного допроса, Даффи обратился к товарищу, с которым
занимался каратэ, и за плату тот сделал ему несколько порезов на груди.
Эта авантюра закончилась клиникой для душевнобольных, куда Даффи попал,
заявив, что после нападения и пережитого потрясения потерял память. Это
была последняя отчаянная попытка уйти от правосудия, так как сеть, расс-
тавленная полицией, медленно, но неотвратимо опутывала его.
В октябре 1986 года, когда полиция «прорабатывала» последних подозре-
ваемых по списку, Джон Даффи покидает клинику для душевнобольных и снова
отдается своей неистовой страсти. Он выбирает еще одну четырнадцатилет-
нюю школьницу и, завязав ей глаза, привязывает к дереву и насилует. По-
вязка спадает с ее глаз, и он, пораженный молодостью и красотой, вдруг
начинает колебаться — убивать ее или нет, затем смягчается и решает:
пусть живет.

Компьютер называет единственное имя

В это время компьютеры завершали аналитическую работу. Изнасилование
в Коптхолл-парке, в северной части Лондона, совершенное в прошлом году,
удивительно напоминало изнасилование и убийство голландской девочки-под-
ростка Мартье Тамбезер.
Детали нападения и все данные о преступниках — группа крови, возраст,
рост, вес и методы нападения — были введены в компьютер, и машина выдала
одно-единственное имя — Джон Даффи. Профессор Кантор, разработавший
программу, известную как «Психологический портрет преступника», объяс-
нял: «След преступника — в деталях, которыми он обставляет свои преступ-
ления. Поведение любого человека высвечивает черты, присущие только ему
и никому больше. Возьмем простой пример: преступления, совершенные в ра-
бочее время, наиболее типичны для людей, которые в это время не работа-
ют. Однако мы не делаем выводов, исходя из какой-то одной частной улики.
Мы выстраиваем систему характеристик, присущих данному типу. Например,
людям весьма трудно скрыть определенные аспекты сексуального поведения.
По ним можно определить тип человека. Ведь существуют разнообразные спо-

собы изнасиловании. Мы анализируем, как насильник приближается к жертве,
как ведет себя во время нападения и после. Из всех этих факторов, соб-
ранных воедино, мы и создаем целостную картину».
Две недели детективы под руководством Джона Херста наблюдали за Джо-
ном Даффи. За ним следовали буквально по пятам, ни одно его движение не
ускользнуло от их внимания, и наконец ночью, когда он в форме железнодо-
рожника вышел на поиски очередной жертвы с «набором насильника» в карма-
не, его арестовали.

Цель — слава, средство — убийство

Во время допроса Даффи сохранял ледяное спокойствие. Один из юристов,
принимавших участие в процессе, сказал в интервью: «Он мог ничего не де-
лать, только смотреть на вас этими немигающими глазами. Они напоминали
огромную черную бездну, в них не было ничего — ни души, ни эмоций. Я
представляю на месте жертвы свою жену, и мое сердце сжимается от жалости
к тем бедным женщинам, которые в последние минуты своей жизни видели эти
дьявольские глаза. Он ничего не говорил и только иногда, когда чувство-
вал, что дело оборачивается плохо для него, шептал: «Ну и что они могут
дать мне, а? Тридцать лет? Нет проблем, я отсижу и тридцать лет. Ничего
страшного».
Полиция провела обыск в его квартире и нашла одежду, в которой он на-
пал на Мартье. Судебные эксперты исследовали волокна и установили их
идентичность с уже имевшимися в их распоряжении. Они нашли также клубок
шведской веревки, кусок которой он оставил возле тела Мартье, и ботинки.
Подошвы соответствовали отпечатку на месте преступления. Изъяты были и
другие предметы: видеокассеты с кровавыми сценами, «Справочник анархис-
та» — руководство по террору, порнографические журналы, ножи и тренажер,
используемый для накачивания мускулов, столь необходимых ему в схватках
с жертвами.
Даффи ничего не сказал на суде. Его глаза не мигая смотрели на судью,
когда тот зачитывал перечень жутких преступлений. Он был признан винов-
ным в двух изнасилованиях и двух убийствах.
26 февраля 1988 года был оглашен приговор: сорок лет тюремного заклю-
чения. Даффи повернулся и посмотрел на Джона Херста. Этот взгляд как
будто говорил: «Вот видишь — всего лишь сорок лет. Нет проблем».
Но душу его разрывали страдания, правда, не потому что он убивал лю-
дей, отнимал жизни и разбивал семьи, а потому что было вдребезги разбито
его собственное «я» и его преступления не стали сенсациями века. Пресса
не баловала его своим вниманием. Находясь в тюрьме, Даффи хвастал перед
сокамерниками, что имя его станет в один ряд с именами таких известных
бандитов, как Джек Потрошитель, Черная Пантера, Иэн Бренди и Майра Хинд-
ли. Особенно взбесило его, что в один день с ним начиналось судебное
разбирательство по делу Кеннета Эрскина, стокуэльского душителя, который
убил семерых престарелых людей во время сна. И этот процесс затмевал его
дело.
После приговора, вынесенного Даффи, один из полицейских сказал: «Воз-
можно, осознание того, что он не дьявол, что он не самый кровавый и
ужасный из всех преступников (а ведь таковым он был в действительности),
и является самым страшным наказанием для него. Ведь болезненное самомне-
ние Даффи ставило его в один ряд с самыми отъявленными преступниками
страны. Он мечтал о статусе «звезды» в созвездии убийц и очень пережи-
вал, что дело Эрскина вызвало больший резонанс, чем его, Джона Даффи.
Охота за убийцей обошлась в три миллиона фунтов стерлингов и в тысячи
человеко-часов. Но теперь, по крайней мере на сорок лет вперед, женщины
избавлены от одного из самых жестоких насильников-убийц последнего време-
ни — «убийцы с лазерным взглядом».

МАРК ЧАПМЕН: Лавры Герострата

Марк Чапмен был одержим манией величия. Он возомнил себя Джоном Лен-
ноном и застрелил знаменитого музыканта, чтобы избавиться от «двойника».

В семидесятые годы знаменитый и обожаемый всеми Джон Леннон жил почти
отшельником в одном из нью-йоркских домов, фасадом обращенном на Цент-
ральный парк. Хотя ему нравились свобода нравов, бурная, беспечная жизнь
Нью-Йорка, он с параноидальной настойчивостью оберегал свое уединение и
заботился о собственной безопасности. Первый раз ему угрожали смертью в
1964 году, когда знаменитая четверка, известная миру как «Битлз», высту-
пала во Франции. Во время концерта Джону Леннону вручили записку, в ко-
торой сообщалось, что он умрет этой ночью.
Однако эта угроза, равно как и несколько других, последовавших за
ней, не была приведена в исполнение. Очевидно, певца решили просто попу-
гать.
И все же Джон осознавал свою уязвимость и предпочитал проводить время
в огромной кровати с Йоко Оно, отгородившись от полного опасностей внеш-
него мира и от завистливой публики.
Но в шести тысячах миль и четырех временных поясах от него жил чело-
век, чье желание убить Джона Леннона стало всепоглощающей страстью. Марк
Чапмен был горячим поклонником Леннона с тех пор, как музыкант начал
свой звездный путь в составе легендарной четверки. Чапмен любил филосо-
фию его песен, боготворил Леннона как проповедника любви и мира.
Но где-то в глубине души искра любви угасала и разгоралось пламя за-
висти и ненависти. Чтобы лучше понять причины превращения Марка Дэвида
Чапмена в будущего убийцу Джона Леннона, нужно ознакомиться с некоторыми
эпизодами его детства и кругом интересов, которыми он жил.
Марк родился в семье Дэвида и Дианы Чапменов в Атланте, столице одно-
го из южных штатов, в октябре 1955 года. Его отец, бывший сержант воен-
но-воздушных сил, был банковским служащим, мать — домашняя хозяйка — за-
нималась благотворительностью. Ничего необычного в его детстве не было.
Такую жизнь вели миллионы его сверстников во всем мире: обычные удачи и
разочарования в любовных делах, пара затяжек дурманом наркотической
травки, в соответствующем возрасте — несколько банок пива.
В четырнадцать лет он сбежал из дома на целую неделю, в пятнадцать
стал «последователем Христа» — с длинными волосами, в рубашке, подвязан-
ной веревкой, с большим крестом на шее и неизменной Библией под мышкой.
Всегда впечатлительный, в состоянии постоянного высочайшего напряжения и
с острым желанием самоутвердиться, он бросался от одной прихоти к дру-
гой, включая и наркотики.
Одурманенный марихуаной, он любил погружаться в призрачный сон.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

посещении публичных домов, в содержании одиннадцати наложниц под одной
крышей со своей женой и тремя детьми.

«Распутин не способен на дурное…»

Придворная знать, сановники, военные в душе ненавидели Распутина, по-
нимая, что его влияние на царскую семью ведет страну к пропасти. Но гро-
могласно заявить об этом никто не смел. В глазах своей сиятельной покро-
вительницы Распуган не мог сделать ничего дурного, поэтому всякий, кто
враждебно относился к «святому старцу», рисковал впасть в немилость к
императрице.
Влияние Распутина при дворе росло как снежный ком. Дошло до того, что
с ним стали согласовывать даже указы самого царя. Его репутация врачева-
теля была легендарной: часами женщины из высшего света вместе с нищими
простаивали в очереди, чтобы получить благословение «святого старца».
Когда началась первая мировая война, Распутина не было при дворе. Он
отвозил сына Дмитрия в родную Сибирь. Там на него бросилась с ножом не-
кая Гусева. Толпа чуть не растерзала несчастную женщину, которая позже
объяснила на следствии, что хотела таким образом отомстить развратнику
за всех обесчещенных им женщин.
После выздоровления Распутин вернулся в Санкт-Петербург. Его влияние
при царском дворе, вероятно, так и продолжало бы расти, если бы не князь
Феликс Юсупов. Этот 27-летний выпускник Оксфордского университета был
женат на племяннице царя, и молодой аристократ не без оснований опасал-
ся, что его красавица жена может попасть в распутинский гарем. Кроме то-
го, он считал влияние Распутина на царя и царицу преступным, поскольку
во время войны с немцами «святой старец» открыто придерживался прогер-
манской позиции. Князь решил, что Распутина следует убрать, используя
для этого любые средства.
Надежда на мирное разрешение конфликта исчезла вместе с категоричес-
ким отказом царицы обходиться без Распутина. Группе заговорщиков во гла-
ве с князем Юсуповым ничего не оставалось как принять решение об
убийстве. За осуществление этого замысла взялись двоюродный брат царя
великий князь Дмитрий Павлович, известный врач Станислав Лазоверт и по-
литик правого толка, депутат Государственной думы, ярый монархист Влади-
мир Пуришкевич.
Князь Юсупов устроил у себя дома 17 декабря 1916 года рождественскую
вечеринку и пригласил в гости Распутина. Доктор Лазоверт достал большое
количество цианистого калия, которым начинили миндальные пирожные — лю-
бимое лакомство Распутина. Сильнодействующим ядом была отравлена и бу-
тылка мадеры.

Когда яд бессилен

Распутин, судя по всему, прибыл на вечеринку проголодавшимся и сразу
набросился на любимые пирожные. Юсупов и его гости с изумлением наблюда-
ли за этим невероятным зрелищем. Ничего не случилось, когда «старец» от-
ведал и отравленного вина. Насытившись, гость с трудом вылез из-за стола
и пошел танцевать. Прошло несколько часов, но Распутин и не думал уми-
рать. Князь Юсупов был в отчаянии: нежели этот дьявол бессмертен? Он об-
ратил внимание гостя на распятие из слоновой кости, которое стояло на
столе в соседней комнате. Как только алчный «старец» заинтересовался
изящной статуэткой, князь выхватил револьвер и выстрелил ему в бок. Рас-
путин рухнул на пол.
Юсупов решил, что дело сделано, и поспешил известить об этом своих
сообщников, которые до поры до времени укрылись в одной из соседних ком-
нат. Каково же было изумление заговорщиков, когда они не обнаружили
«убитого» на прежнем месте! Тем временем смертельно раненный Распутин на
четвереньках выбрался во двор и попытался доползти до ворот, которые ве-
ли на набережную. Пуришкевич догнал убегавшего и всадил в него еще одну
пулю.

Зловещее предвидение

Заговорщики решили спрятать концы в воду, причем в самом буквальном
смысле этого слова. Они завернули труп Распутина в шубу и, взгромоздив
на заднее сиденье автомобиля, привезли на берег замерзшей Невки. Здесь
тело было сброшено в прорубь.
Распутин не раз заявлял, что его смерть приведет к гибели династии
Романовых. Через девятнадцать месяцев после убийства Распутина, 18 июля
1918 года, вся царская семья была расстреляна большевиками в Екатерин-
бурге.

ЗАВЕЩАНИЕ ДОКТОРА КИНГА

Единственным убийцей борца за гражданские права темнокожих американ-
цев доктора Мартина Лютера Кинга был признан Джеймс Эрл Рей. Однако без
ответа остались вопросы о возможных его сообщниках.

В Америке 60-х годов Мартин Лютер Кинг был наиболее влиятельным бор-
цом за гражданские права. Темнокожий священник — именно это одну часть
общества привлекало к нему, а другую озлобляло, — Кинг родился в Атланте,
штат Джорджия, 15 января 1929 года. В восемнадцатилетнем возрасте он по-
лучил сан священника и служил пастором в баптистской церкви в Атланте.
Впервые молодой пастор привлек к себе широкое внимание в связи с движе-
нием за гражданские права в 1956 году, когда он возглавил массовые марши
протеста против действий расистов в штате Алабама.
Мартин Лютер Кинг был высокообразованным человеком, который видел в
расовой сегрегации самую острую нравственную и социальную проблему в
Америке. Он стал организатором сидячих забастовок и несколько раз под-
вергался аресту, когда сам нарушал законы, которые он считал дискримина-
ционными.
20 сентября 1958 года была совершена первая попытка покушения на

жизнь Мартина Лютера Кинга. Он был серьезно ранен, когда какая-то женщи-
на бросилась на него с ножом на одной из массовых манифестаций в
Нью-Йорке. После выздоровления чернокожий пастор организовал и провел
многолюдный марш на Вашингтон в поддержку нового законопроекта о граж-
данских правах.
В 1964 году этот документ был одобрен и принят Конгрессом США. Роль
Мартина Лютера Кинга в ненасильственной борьбе за принятие закона, унич-
тожившего остатки расовой дискриминации в Соединенных Штатах, была отме-
чена Нобелевской премией мира. В ту пору чернокожему священнику из Ат-
ланты было всего 35 лет, и он стал самым молодым лауреатом этой престиж-
ной премии.
Документ о гражданских правах стал законом, общественная деятельность
Кинга заслужила всеобщее признание, но его борьба против расовых пред-
рассудков в сознании людей продолжалась. Кинг многого достиг, но его
проповедь ненасильственных действий казалась недостаточно радикальным
средством в глазах многих граждан, которые не хотели мириться со своим
второсортным положением в Америке. К негритянскому пастору настороженно
относилась значительная часть белого населения, особенно в южных штатах.
Там издавна считалось, что превосходство белых над черными узаконено са-
мим Богом, и это право теперь пытался отменить некий негритянский пропо-
ведник…
4 апреля 1966 года доктор Кинг решил организовать марш в поддержку
бастующих рабочих города Мемфиса. Утром он произнес проповедь, в которой
говорил и о том, что понимает, какой опасности подвергает свою жизнь.
«Когда-нибудь мы все начинаем трезво думать о своем последнем земном
дне. Мы все волей-неволей задумываемся об этом, и время от времени я то-
же думаю о собственных похоронах. Но не думаю об этом как о чем-то ужас-
ном. И время от времени я спрашиваю себя, что бы я хотел сказать, что
оставить в память о себе. Ведь денег у меня нет, так же как нет и рос-
кошных вещей. Единственное, что я могу сделать, это оставить вам свою
жизнь».

Убийца и его багаж

Через дорогу, наметив комфортабельного отеля «Лоррейн», в котором ос-
тановились доктор Кинг и его жена Корегга, располагался мотель, где мож-
но было провеет ночь за четыре доллара. Утром 4 апреля в нем поселился
некий Джон Уиллард.
У этого З6-летнего постояльца были и другие фамилии — Эрик Ставро
Голт и Харви Лоумайер, но его настоящее имя, которое вскоре стало из-
вестно всей Америке, было Джеймс Эрл Рей.
Он приехал в отель на белом «фордемустанге», имея при себе небольшой
багаж — голубую брезентовую сумку, в которой находилась винтовка с те-
лескопическим прицелом. Приезжий снял комнату, закрылся в ванной и заря-
дил винтовку разрывными пулями. Затем он установит прицел, наведя его на
одно из окон отеля «Лоррейн». Это было окно того самого номера, который
занимали супруги Кинг Рей пристроился у подоконника и стал караулить
свою жертву.
Через некоторое время он заметил в окне чью-то фигуру. Но стрелок не
был уверен, что это и есть его мишень, да и прицельный огонь сквозь
стекло вести было трудно. Затем открылась раздвижная дверь, и Мартин Лю-
тер Кинг вышел на небольшой балкон. Рей тщательно прицелился и осторожно
спустил курок. Пуля попала в цель.
Удостоверившись в том, что Кинг мертв, убийца выписался из мотеля,
выбросил свою винтовку, сел в автомобиль и скрылся.
Коретта Кинг услышала какой-то подозрительный звук и поспешила на
балкон. Она увидела окровавленное тело мужа и подняла тревогу. Полиция и
«скорая помощь» прибыли через несколько минут, но было уже поздно. Мар-
тин Лютер Кинг скончался от пулевого ранения в голову.

Полиция идет по следу

Усгановить личность убийцы и задержать его оказалось непростым делом,
он зарегистрировался в мотеле под именем Уиллард, приобрел винтовку и
боеприпасы на имя Лоумайера, а скрылся в автомобиле, зарегистрированном
на имя Голта. В комнате, покинутой преступником, агенты ФБР обнаружили
только один отпечаток пальца. И по нему установили, что имя преступника
Джеймс Эрл Рей, что он незадолго до этого сбежал из каторжной тюрьмы
штата Миссури, где отбывал 20-летнее заключение за вооруженное ограбле-
ние.
Поиски преступника привели полицию из Мемфиса в Торонто, где Рей под
именем Рам она Джорджа Снейда поселился в пансионе. Затем его след обна-
ружили детективы Скотленд-Ярда. Они сообщили ФБР, что преступник был в
Лондоне, но вылетел в Португалию.
Португальской полиции не удалось найти человека, который подходил бы
под описание внешности Рея. Дело застопорилось.
Но 7 июня, через три месяца после убийства доктора Кинга, детектив в
лондонском аэропорту Хитроу остановил пассажира из Лиссабона и попросил
его предъявить паспорт. В канадском паспорте, недавно выданном в Торон-
то, стояла фамилия Снейд. Задержанного препроводили в полицейский учас-
ток. Отпечатки пальцев были отправлены в ФБР, которое подтвердило, что
они принадлежат Джеймсу Эрлу Рею.
Арестованный был выдан полиции Соединенных Штатов и предстал перед
судом в Мемфисе, который признал его виновным в убийстве доктора Кинга и
приговорил к 99 годам тюремного заключения. Но после окончания судебного
процесса осталось много невыясненных вопросов, на которые нет ответов и
по сей день.

ОСКАЛ «СЕРОГО ВОЛКА»

Желание папы Иоанна Павла II общаться с паствой без охраны сделало
его мишенью для убийцы. То ли по счастливой случайности, то ли по Божьей
милости, но папа выжил и простил человека, который покушался на его
жизнь.

С самого начала своей деятельности в Ватикане папа Иоанн Павел II ча-
ще обращался к народу, чем его предшественники. Демократизм и доступ-
ность главы католической церкви принесли ему огромную популярность. Но
это же, без сомнения, и подвергало его жизнь неоправданному риску.
13 мая 1981 года Иоанн Павел II медленно продвигался в своем автомо-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

«Господь бог говорил со мной»

Когда Марку исполнилось шестнадцать, он покончил с марихуаной и зая-
вил: «В моей жизни произошло событие, намного значительнее всего, что я
пережил до этого. Господь Бог говорил со мной и дал мне понять, что я
должен проявить все лучшее, что заложено во мне». Чапмен стал помощником
директора летнего лагеря Христианского союза молодежи. Тони Адаме, босс
Марка, вспоминал: «Он обладал всеми качествами лидера, был очень внима-
тельным, чутким, в его лексиконе не было даже слова «ненависть». Он при-
знался, что в юности употреблял наркотики, но потом почувствовал, что к
нему прикоснулся Бог и вся его жизнь перевернулась. Я думаю, что годы
работы в летнем лагере были лучшими годами в его жизни. Возможно, здесь
он в последний раз испытал счастье».
Дети были им очарованы. Он знал множество сказок и всегда надолго ов-
ладевал их вниманием.
Но в 1974 году Марк прочитал произведение, которому суждено было из-
менить его жизнь. Кто-то дал ему книгу «Над пропастью во ржи» Дж. Д. Сэ-
линджера. Эта повесть о том, как восприимчивый к красоте, мечтательный
подросток Холден Коулфилд в одиночку выступает против жестокого и враж-
дебного мира, глубоко затронула обнаженные нервы Чапмена. Он сравнивал
себя с главным героем и каждому, кто соглашался слушать его, цитировал
свой любимый отрывок из книги: «Я рисую всех этих маленьких детей, иг-
рающих в какую-то игру на этом большом поле ржи. Тысячи малышей и ни од-
ного взрослого человека, за исключением меня». Книга стала гимном, сим-
волом для утративших иллюзии, разочарованных подростков во всем мире. Но
никто не воспринял ее так близко к сердцу и никто не исказил ее смысл
так сильно, как Марк Чапмен.
Где-то в это время в его запутанную жизнь ворвалась рок-музыка. Тод
Рундгрен, Джимми Хендрикс и Боб Дилан стали его любимцами. Но «Битлз»
оставались на вершине его почитания, а любимым певцом по-прежнему был
Джон Леннон. Нет, он обожал не музыку Леннона, он любил его философию,
его откровения в вопросах мира, любви и справедливости. Марк даже играл
на гитаре и старался во всем поражать своему кумиру, хотя и понимал, что
ему далеко до гениальности Леннона. И тогда он сосредоточился на учебе,
надеясь впоследствии получить полную оплачиваемую ставку в Христианском
союзе молодежи. В 1975 году, прослушав курс лекций в колледже, Марк Чап-
мен по заданию союза уехал в Бейрут. Но его миссия вскоре завершилась,
поскольку в Ливане началась гражданская война.
После Ливана Чапмен уехал в штат Арканзас, куда переместился лагерь
Христианского союза молодежи для оказания помощи вьетнамским беженцам. И
вновь он добился популярности, на сей раз среди азиатских иммигрантов, и
заслужил глубокую благодарность людей, ради которых работал.
Происходят изменения и в личной жизни — Марк знакомится с девушкой по
имени Джессика Блэнкеншип. Он обожал ее, но после отъезда в декабре 1975
года из Форт-Чаффи настроение его резко изменилось. Джессика вспоминала,
что все чаще Марк стал заговаривать о смерти, о том, что история рода
человеческого — это история борьбы. Он впал в состояние длительной деп-
рессии и постоянно говорил о самоубийстве.

В поисках любви и добра

Джессика убедила Марка продолжить учебу на гуманитарном факультете.
Ему просто необходимо было образование, чтобы осуществить свою мечту —
возглавить Христианский союз молодежи. Но, проучившись один семестр,
Чапмен бросил колледж. Вскоре от него ушла и Джессика. Лето 1976 года он
провел в лагере, но осенью устроился на работу охранником и стал отлич-
ным стрелком. Охранникам окружной технической школы в Атланте на испыта-
тельных стрельбищах требовалось выбивать хотя бы шестьдесят очков из
пистолета. Чапмен выбил восемьдесят восемь.
Казалось бы, все складывалось удачно. Но неожиданно для самого себя
Марк стал быстро полнеть. Собственный внешний вид раздражал его, и с
каждым днем он все больше озлоблялся.
В 1977 году после развода родителей Чапмен улетел в Гонолулу, на Га-
вайские острова. Однажды, взяв напрокат машину, он отправился в живопис-
ное место, с которого открывалась великолепная панорама Тихого океана,
прикрепил один конец шланга к выхлопной трубе автомобиля, а другой вывел
в салон. Его спас прохожий, постучавший в окно. Чапмен находился в зага-
зованном салоне пятнадцать минут и потом все удивлялся, почему не умер.
Понял он это, осмотрев наружную часть шланга: горячий выхлопной газ про-
жег в нем дыру. Чапмен разозлился, что его план самоубийства не удался.
Но после этого инцидента он обратился в клинику, где ему посоветовали
пройти продолжительный курс лечения у психиатров.
Чтобы быть рядом с ним, на Гавайи прилетела его мать, но и она не
смогла облегчить душевное состояние Марка. Он был удручен тем, что с за-
писью в документах о попытке самоубийства никогда не получит приличную
работу в Христианском союзе молодежи.
В 1978 году, скопив немного денег, он отправился в кругосветное путе-
шествие по маршруту Токио — Сеул — Сингапур — Катманду — Дели —
Тель-Авив — Париж — Лондон. После возвращения в Гонолулу работал в гос-
питале. Потребность видеть рядом близкого человека становится столь ост-
рой, что он решается официально оформить отношения с Глорией Абе, амери-
канкой японского происхождения. Они поженились в июне 1979 года, за во-
семнадцать месяцев до убийства Джона Леннона.
Но из-за сумасбродного поведения Марка вскоре их брак дал серьезную
трещину: он тратил сотни долларов на приобретение дорогостоящих произве-
дений искусства, что едва ли мог позволить себе. Именно в это время бу-
дущий убийца начал вести разговоры о «предательстве» Джона Леннона. Гло-
рия выслушивала его напыщенные монологи, в которых он обвинял певца за
его богатство и взгляды на жизнь, на мир, на любовь.
23 октября над своим рабочим местом он прикрепил листок с надписью
«Джон Леннон», а четыре дня спустя купил короткоствольный пистолет.
Через несколько дней Марк Чапмен был уже в Нью-Йорке. Затем посетил
свой родной город Атланту, где рассказал местному священнику, что в его
душе постоянно происходит борьба между добром и злом, но сообщить ка-
кие-то подробности отказался. Навестил он и Джессику. Позднее она ска-

жет, что Марк выглядел весьма удрученным.
Чапмен вернулся в Нью-Йорк еще более угнетенным, так как визит в
Христианский союз молодежи, где он провел несколько счастливых летних
сезонов, показал, что там его окончательно забыли.
Чапмен стал околачиваться возле дома, в котором жил Леннон, стараясь
затеряться в толпе зевак и прохожих, мечтавших хоть мельком, хоть разок
взглянуть на своего кумира. После ареста Марка один мужчина воскликнул:
«Да я же видел его в день убийства! Я живу здесь недалеко и припоминаю,
что видел этого парня несколькими днями раньше. Здесь всегда полно лю-
дей, поджидающих Джона. Но этот малый выделялся среди них. Он сновал ту-
да и обратно, словно сгорал от нетерпения».
Чапмен остановился в Христианском союзе молодежи Нью-Йорка. 7 декаб-
ря, в воскресенье, он отметился там и перебрался в дорогую гостиницу.
Весь следующий день он снова бродил перед домом Леннона с четырнадцатича-
совой кассетой песен «Битлз» в руках и с новым альбомом Леннона и Йоко
под мышкой. При нем были также пистолет и постоянный спутник его жизни —
книга «Над пропастью во ржи».
В толпе фанов Марк разговорился с юной блондинкой. Вместе они переку-
сили в ресторане, а после обеда к ним присоединился Пол Гореш, фотог-
раф-любитель, также горячий поклонник музыканта. Через несколько минут,
ровно в 16.30, на улицу вышел Леннон, сопровождаемый Иоко. Он направился
к лимузину, и в это время из толпы вышел Чапмен и протянул ему альбом.
«Автограф, пожалуйста», — попросил он прерывающимся от волнения голосом.
Джон на мгновение остановился, и в это время Гореш сфотографировал его.

«Я только что застрелил Джона Леннона»

Джон Леннон вернулся домой в 11.30 вечера. Марк Чапмен поджидал его
спрятавшись в тени. «Мистер Леннон!» — позвал он. Джон повернулся, чтобы
посмотреть, кто его окликнул, и тогда, раздираемый самыми противоречивы-
ми чувствами, Чапмен выпустил в музыканта пять пуль. Йоко Оно опустилась
на колени и, обхватив руками голову мужа, как бы укачивала его, а швей-
цар кричал Чапмену: «Да знаешь ли ты, что наделал?» — «Я только что
застрелил Джона Леннона», спокойно ответил Марк.
Его арестовали тут же, возле дома, а Леннона срочно отправили в
больницу имени Рузвельта. Он был в полубессознательном состоянии, но все
еще жив, хотя и потерял очень много крови. «Его невозможно было спасти
никакими средствами, — скажет несколькими часами позже доктор Стивен
Линн, руководитель службы «скорой помощи». — Он потерял слишком много
крови, около восьмидесяти процентов от общего объема. Йоко уже сообщили
о его смерти».
Новость распространилась по ночному Нью-Йорку с быстротой молнии.
Примерно за час возле дома, в котором жил Джон Леннон, собрались тысячи
людей. Они стояли с зажженными свечами в память о нем. Толпа пела песни
Леннона, а телеграфы передавали во все газеты мира подробности этого
ужасного убийства. Президент Джимми Картер говорил об иронии судьбы, о
том, что «Леннон пал жертвой насилия, хотя сам всегда боролся за мир», а
новый президент Соединенных Штатов Рональд Рейган назвал это убийство
«величайшей трагедией». Мир погрузился в траур.
Чапмену предъявили обвинение в убийстве и предписали пройти тридца-
тидневное психиатрическое обследование.
Под усиленной охраной Чапмена поместили в отдельно расположенной па-
лате одной из больниц, где с него не спускали глаз все двадцать четыре
часа в сутки, чтобы не дать ему покончить жизнь самоубийством. Но пос-
кольку возникло опасение, что Чапмена могут убить поклонники Леннона из
чувства мести, его перевели в городскую тюрьму. Второй адвокат — первый
отказался вести дело, так как день ото дня росло возмущение людей, а с
ним и угроза расправы над убийцей, — заявил, что на суде обвиняемый будет
оправдан, так как медики признают его душевнобольным.
Когда в августе 1981 года дело слушалось в суде, адвокат Джонатан
Маркс выступил против утверждений, что Марк выслеживал Леннона, как бы
подкрадывался к нему, а после убийства не испытывал раскаяния. Он харак-
теризовал его как человека с глубоко расстроенной психикой, особо под-
черкнув: «Все отчеты содержат одно и то же заключение: Марк Дэвид Чапмен
— ненормальный человек. Это не было обдуманное преступление. Оно было
совершено в состоянии безумия».
Но сам Чапмен признал себя виновным в убийстве. Тем не менее одноз-
начно сказать, что он человек со здоровой психикой, нельзя. Когда в суде
ему предоставили возможность сказать несколько слов, он просто процити-
ровал отрывок из книги «Над пропастью во ржи», которая стала его еванге-
лием.
В телестудии Нью-Йорка собрались психиатры, чтобы попытаться объяс-
нить Америке, почему погиб Леннон. Наиболее убедительную версию мотивов
преступления выдвинул гавайский психиатр Роберт Марвит. Он сказал: «Марк
начал подписываться именем Леннона. Можно с уверенностью утверждать,
что он верил в то, что был Ленноном или превращался в него. В критичес-
кий момент Чапмен мог сказать себе: «Господи, Леннон знает, что нас
двое. Я должен уменьшить их до одного». Но если рассматривать феномен
Марка Дэвида Чапмена в комплексе, я не уверен, что мы когда-либо узнаем,
что же в действительности управляло им, что привело в движение этот
дьявольский механизм».

Одержимый демонами

Прошло много лет, прежде чем безумный убийца Леннона впервые загово-
рил о демонах, которые привели его к убийству, о том, как он вымаливает
у Бога прощение за это страшное преступление.
В 1991 году Марк Чапмен согласился дать интервью о событиях, которые
привели его к роковым выстрелам. Он утверждал, что слышал зловещий ше-
пот: «Сделай это! Сделай это! Сделай это!» Он заявил, что тренировался
три дня в гостиничном номере, прежде чем подстеречь Леннона у входа в
его нью-йоркскую квартиру.
За время пребывания в тюрьме Чапмен получил больше смертельных угроз,
чем любой другой заключенный в Америке. Поклонники «Битлз» не простили
ему убийства певца мира и свободы Джона Леннона. Даже отец не смог прос-
тить его и ни разу не навестил в тюрьме. Однако Чапмен надеется со вре-
менем вымолить прощение у Бога и у людей.
Он рассказывает: «Я чувствовал себя совершенно разбитым. Меня бесило
сознание того, что я буду лже-Ленноном. Я рассматривал его фотографии.
Поставьте же себя на мое место. Вот он стоит на крыше роскошного здания.
Так молод и прекрасен! Он призывал нас развивать воображение, не быть

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

биле с открытым верхом сквозь плотный людской коридор на площади святого
Петра в Риме. Во время этой еженедельной встречи с верующими он благос-
ловлял толпы народа, стекавшиеся сюда, чтобы увидеть верховного иерарха.
Внезапно прогремели шесть выстрелов, и святой отец, обливаясь кровью,
упал на руки своего секретаря.

«Это наша тайна…»

Один из свидетелей так описывает эту сцену: «Я увидел две струйки
крови. Они резко выделялись на белой шелковой одежде святого отца». Дру-
гой рассказывал: «После того как он упал, лицо его исказилось от боли.
Но гримаса быстро исчезла, и лицо стало спокойным».
Пока раненого спешили доставить в больницу, полиция окружила стрелка,
который все еще сжимал в руке пистолет, и арестовала его. Папе пришлось
перенести четырехчасовую операцию. Несмотря на то что выстрелы были сде-
ланы почти в упор, ни одна из пуль не задела жизненно важных органов, и
жизнь главы католической церкви была вне опасности.
Вскоре удалось установить личность стрелявшего. Это был 23-летний ту-
рок Мехмед Али Агджа, член подпольной террористической организации «Се-
рые волки». Незадолго до появления в Риме Агджа сбежал из застенков ту-
рецкой тюрьмы, где отбывал наказание за убийство редактора прогрессивной
стамбульской газеты «Мюллиет». Правоверный мусульманин, Агджа был против
запланированного визита главы католической церкви в Турцию. «Западный
империализм, — заявил он, — решил отправить в Турцию под личиной религиоз-
ного лидера вождя крестоносцев Иоанна Павла II».
62-летний иерарх быстро и полностью оправился от ран. 22 июля 1981
года в Риме состоялся суд над Агджой. Преступник был признан виновным и
приговорен к пожизненному тюремному заключению. Два года спустя Иоанн
Павел II посетил его в римской тюрьме Ребиббия. Агджа упал на колени пе-
ред святым отцом, поцеловал его руку и попросил прощения, которое тут же
и было ему даровано.
Через час папа римский вышел из камеры Агджи заметно взволнованный и
сказал: «Я беседовал с одним из наших братьев, которому полностью дове-
ряю. О чем мы говорили — пусть это останется между нами».

НАД ПРОПАСТЬЮ ВО ЛЖИ

Тремя главными святынями Джона Леннона были мир, любовь и музыка.
Этим же святыням поклонялись и миллионы его почитателей, которые никак
не могли уразуметь, за что же безумец-одиночка застрелил их кумира.

Ранним утром 9 декабря 1980 года тысячи людей собрались перед
нью-йоркским домом Джона Леннона, распевая песню «Все что тебе надо — это
любовь». Они оплакивали своего кумира, который накануне был смертельно
ранен у подъезда этого дома.
8 декабря около 11 часов вечера Леннон — один из основателей и участ-
ников легендарной группы «Битлз» — с женой Йоко Оно возвращался домой из
студии звукозаписи. У самого входа какой-то мужчина окликнул знаменитого
певца. Едва тот обернулся, как грянул выстрел, за ним второй, третий,
четвертый… Ошеломленная Йоко пронзительно закричала, а ее муж, истекая
кровью, каким-то образом сумел добраться до подъезда.
«В меня стреляли», — прохрипел Джон, захлебываясь кровью. Охранник
вызвал полицию, которая прибыла менее чем через две минуты. Полицейский
пристроил раненого на заднем сиденье машины и на предельной скорости
помчался к ближайшей больнице. Дорога заняла всего несколько минут, но
раненого спасти не удалось…
Двадцатипятилетний убийца по имени Марк Чалмен даже не попытался
скрыться с места преступления. Ожидая прибытия тотчас же вызванной поли-
ции, он невозмутимо читал свою любимую книгу «Над пропастью во ржи».
Убийство Леннона вызвало взрыв возмущения во всем мире. На следующий
день радиостанции непрерывно передавали песни в его исполнении. Более
четверти миллиона писем-соболезнований мощным потоком хлынули в дом, где
жил знаменитый музыкант. В последующие два месяца только в Англии было
продано дав миллиона пластинок с записями «Битлз». Скорбь в связи с этой
утратой смешивалась с возмущением и стыдом за то, что опять в Америке
убийца сумел легко застрелить известного всему миру человека.

Кумир поколения 60-х

Люди сравнивали это убийство с гибелью президента Джона Кеннеди в
1963 году. Любое сравнение хромает, но это не так абсурдно, как кажется.
Дело в том, что Леннон был не просто талантливым и очень популярным му-
зыкантом. Он, как и Джон Кеннеди, стал своего рода иконой для современ-
ников, выразителем надежд и чаяний миллионов молодых людей во всем мире.
Леннон был музыкантом, поэтом и писателем, активным участником движе-
ния за мир. Он выразил свои убеждения во многих песнях, в том числе и в
песне «Все что тебе надо — это любовь», которую пели как реквием по сво-
ему кумиру люди, собравшиеся у дома.

Расстрелянная мечта

Отдавая дань Джону Леннону, американская пресса подчеркивала, что
«Битлз» стали неотъемлемой частью жизни целого поколения молодых людей,
выросших в 60-е годы. «Я чувствую, что взрослею, становлюсь совсем
взрослым человеком», сказал один из юных почитателей Леннона, собравшихся
у его дома после гибели своего кумира.
А президент США Джеймс Картер сказал, что Джон Леннон «помог создать
музыку и настроение нашего времени. Он оставил после себя убедительное и
нестареющее наследие. Особенно горько то, что Джон Леннон пал жертвой
насилия, хотя сам всегда боролся за мир».
Джон Леннон погиб как раз в то время, когда стал появляться на публи-
ке после длительного периода уединения. Долгое время он избегал встреч
даже с друзьями, ушел из мира коммерческой музыки. Буквально за нес-

колько часов до смерти музыкант дал свое первое за многие годы интервью,
посвященное его новому альбому «Двойная фантазия». Леннон заявил, что
эта пластинка адресована людям его поколения. «Людям, которые выросли
вместе со мной, я говорю: «Вот он я, а как дела у вас? Как поживает ваша
родня? Скажите, разве 70-е были скучными годами? Давайте же сделаем 80-е
годы великими!» — призывал знаменитый музыкант.
Как жаль, что нам пришлось это делать уже без него.
И кто знает, не оттого ли достигнуто меньше желаемого, что рядом не
оказалось Джона Леннона и многих других талантливых людей, павших от ру-
ки убийц.

ПАМЕЛА СМАРТ: УРОК СОВРАЩЕНИЯ

Она была учительницей, личностью с определенным положением и автори-
тетом. И в то же время Памела Смарт была помешана на сексе с подростком.
Преступная страсть привела ее к жестокому убийству.

Памела Смарт была молода, красива и честолюбива. Жила в маленьком го-
родке Дерри, штат Нью-Хэмпшир, на восточном побережье Америки. И не на-
ходила себе места. Карьера учителя ее не привлекала, семейная жизнь ока-
залась монотонной и тоскливой, и она пыталась найти разнообразие в лю-
бовной связи с молоденьким парнишкой. Но эта порочная страсть должна бы-
ла привести и привела эту женщину и ее юного любовника к трагедии.
1 мая 1990 года патрульный полицейский Джеральд Скаччиа получил сроч-
ный вызов. В тот вечер он, как обычно, занимался пьяницами и лихачами, а
диспетчер отправил его на окраину города, сказав что-то насчет обнару-
женного трупа мужчины.
Полицейский застал рыдающую Памелу Смарт на крыльце соседнего дома. В
истерике она показывала на открытую дверь собственного дома и повторяла:
«Он там… Мой муж там…» Освещая путь фонариком, Скаччиа вошел в дом и
увидел в холле лежащего лицом вниз мужчину. Он перевернул тело, собира-
ясь осмотреть труп, как вдруг заметил небольшое отверстие у виска. Это
был след пули. Стреляли в упор из револьвера.
Соседи дружно выражали свое сочувствие молодой вдове, а друзья стара-
лись утешить несчастную женщину, потерявшую мужа незадолго до первой го-
довщины их свадьбы.
Памелу, директора учебного центра, который руководил работой местных
школ, вызвали в полицию, где она объяснила, что в тот вечер была на
школьном собрании. В Дерри она и ее муж Грег приехали несколько месяцев
назад. Он работал страховым агентом. Нет, она не знает, кому и зачем по-
надобилось убивать ее мужа. Но детектив, проводивший допрос, заявил:
«Было что-то странное в ее поведении. Мир ее рухнул, а она, ну… выгля-
дела слишком спокойной. Мне показалось это несколько жутковатым. Назови-
те это профессиональной интуицией, но не было ничего конкретного, что в
тот момент вызывало бы подозрения».
Расследование проводил капитан Лорин Джексон. Именно ему предстояло
распутать эту историю. Как и детектив, он тоже был поражен очевидным
спокойствием вдовы. Да и в картине убийства ее мужа оказались детали,
которые не вписывались в рассказ Памелы. Кроме того, ничто не подтверж-
дало ее версию о краже со взломом. Кольцо с бриллиантом осталось на руке
убитого. Денег в бумажнике не было, но все кредитные карточки оказались
на месте.
После убийства по городу поползли слухи о Памеле и Греге Смарт. Гово-
рили, что эта пара баловалась наркотиками и устраивала и своем доме бур-
ные вечеринки. Памела позвонила на местное телевидение и сказала, что
готова сделать публичное заявление и опровергнуть слухи. «Она выглядит
слишком невозмутимой для человека, на которого недавно обрушилось горе»,
— подумал тогда Джексон. Он был очень раздражен, когда миссис Смарт все-
го через два дня после происшествия описала репортерам сцену убийства.
При этом упоминались детали, о которых полиция предпочла бы умолчать в
интересах следствия.

Юные друзья Памелы

Через четыре дня после убийства детектив из бригады по расследованию
Дэн Пелетьер принял анонимный телефонный звонок. Звонившая женщина ут-
верждала, что полиция должна допросить несовершеннолетнюю Сесилию Пирс.
Именно ей Памела якобы говорила о своем намерении убить Грега. Детектив
вспомнил о списке, составленном Памелой, где она перечислила людей, ко-
торые бывали в ее доме в течение месяца перед убийством. В этом списке
было имя и Сесилии Пирс. Многие молодые люди посещали школьную учи-
тельницу дома. Одним из них был, например, Билли Флинн. Билли, когда он
познакомился с учительницей Памелой Смарт, было пятнадцать лет.
Памела приехала в среднюю школу Виннакуннета, чтобы организовать се-
рию лекций о вреде наркотиков и алкоголя. Школьная подруга Билли расска-
зала, что когда он впервые увидел Памелу, то повернулся и сказал: «Я
влюбился…»
Окружающие замечали, что Памела охотно флиртует с учениками. И, как
выяснила полиция, Билли Флинну она отдавала явное предпочтение.
Сесилия Пирс тоже сблизилась с Памелой. Ей нравилось, что двадцатид-
вухлетняя женщина не считает ее ребенком, как мать и другие учителя. Се-
силия участвовала вместе с Памелой в подготовке лекций о вреде наркоти-
ков и алкоголя. Очень скоро она начала доверять старшей подруге, взрос-
лой женщине, свои девичьи проблемы. Несомненно, Памела знала, как завое-
вать симпатии учеников-подростков.
Брак с Грегом, которого она встретила еще студенткой колледжа, был
непрочным. Они нередко ссорились — отчаянно, до драки. И Памела Смарт
заводит любовный роман с Билли Флинном.
Юноша навсегда запомнил свой первый сексуальный опыт. Он пришел к
взрослой женщине, когда ее мужа не было дома. Она поставила на видеомаг-
нитофон весьма откровенный фильм с Ким Бэсинджер в главной роли. Потом
повела Билли в спальню и там изобразила сцену стриптиза из фильма. Сек-
сом они занимались под музыку «Черное и голубое» Вэна Халена. Потом,
опять копируя сцену из фильма, Билли ласкал тело Пэм кубиками льда, пе-
ред тем как снова заняться любовью.
Позже Билли скажет: «Я испытал что-то вроде шока. Не каждый день под-
росток проделывает такое со взрослой женщиной, которая говорит, что он
ей очень нравится. Я был ослеплен. Я был влюблен в нее».

Ревность и ненависть

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

жадными. И я верил ему! Все стены моей комнаты были увешаны фотографиями
«битлзов». Я верил, что они делают все это не за деньги. С десяти лет я
пропитывался правотой Джона Леннона, я принял его всем сердцем…
Но вдруг я обнаружил в своей голове «маленьких человечков». Я говорил
с ними каждый день, спрашивал их, что мне делать. И это они, «маленькие
человечки», убедили меня убить знаменитого музыканта Джона Леннона.
Они были перепуганы. Они были шокированы. Они являлись частью моей
совести, и когда я действовал не по совести, во мне не оставалось ниче-
го, что управляло бы мной. Я оставался один. И тогда я срывал с себя
одежду, ставил записи «Битлз» и молился сатане. Я визжал и пронзительно
кричал в магнитофон: «Джон Леннон должен умереть! Джон Леннон обманщик!»
Безумный монолог сопровождался зловещей мелодией, которую он записал на
ленту поверх песни «Земляничные поляны».
Чапмен сказал, что его колебания между Богом и сатаной продолжались в
1980 году два месяца, а затем он пошел в магазин по продаже оружия и ку-
пил скорострельный пистолет. Этим оружием он намеревался убить Джона
Леннона.
Он признался, что несколько дней был одержим мыслью об убийстве. «Я
молился и после длительной борьбы, с Божьей помощью, одержал победу. Я
позвонил своей жене Глории и сказал: «Твоя любовь спасла меня. Я одержал
большую победу. Скоро буду дома». Но вернулись демоны, и в декабре я уе-
хал в Нью-Йорк».
Чапмен ждал три дня и 8 декабря отправился к дому, в котором жил Лен-
нон, с новым альбомом певца. «Леннон отнесся ко мне очень сердечно, —
продолжал Чапмен. — Я протянул ему альбом, а он вынул черный карандаш и,
расписываясь, царапнул им по обложке. Он старался вывести первую букву
своего имени, затем царапнул еще пару раз и рассмеялся. Потом написал:
«Джон Леннон» и ниже — «1980 год». Протянув мне альбом, он спросил: «И
это все, что ты хочешь?» Его жена ждала в автомобиле. Дверца была откры-
та. И я сказал: «Спасибо, Джон». Теперь я думаю о его словах, которые он
произнес тогда: «И это все, что ты хочешь?» Кажется, он предчувствовал
свою смерть».

«Сделай это!»

«Я был полон счастья от того, что Джон Леннон подписал мне альбом.
Так счастлив, что хотел взять первое попавшееся такси и умчаться домой,
к жене. Я хотел выбраться оттуда. Но не сделал этого. Я не мог оставить
это место, так как был полностью подчинен другой силе».
Он вернулся сюда вечером, чтобы завершить свой безумный поиск.
«Сделай это! Сделай это! Сделай это!» — твердили демоны. И я сделал
это. Сделал так, как десятки раз репетировал в номере гостиницы. Когда
Леннон прошел мимо, я прицелился ему в спину и нажал на спусковой крючок
пять раз. Помню, его как бы кто-то толкнул вперед, на ступеньки, а потом
он стал медленно, толчками падать. Швейцар Хосе, я хорошо помню, вырвал
пистолет у меня из рук и закричал: «Посмотри, что ты наделал! Убирайся!»
А я сказал: «Куда мне идти?»
Когда приехала полиция, Чапмен читал свою любимую и извращенно истол-
кованную книгу «Над пропастью во ржи».
Срок заключения Марка Дэвида Чапмена — до 2000 года. Недавно он заго-
ворил, потому что почувствовал угрызения совести. Он заявил, что его
преследуют ночные кошмары. В них он навещает дом Леннона. «Я беседовал с
Иоко и его сыновьями как друг семьи. Все мы были опечалены происшедшим.
Они понимают, что я очень сожалею об этом. Они знают, что на самом деле
я не хотел убивать его. Джон Леннон был искателем правды. Он знал, что
совершенного мира не будет, но призывал думать о нем. Если человек обла-
дает силой, способной создать этот мир в воображении, значит, он прибли-
зился к нему. Хорошая идея не должна вызывать боль. Сожалею, что я при-
чинил боль всем. Но теперь, возможно, я стану хоть чем-нибудь полезен.
Все же очень и очень трудно определить, кто я есть на самом деле. Я час-
то испытывал сильное смятение чувств и боль от того, что я Марк Дэвид
Чапмен»

РАЛЬФ НАУ: Охотник за «звездами»

После смерти Леннона звезды шоу-бизнеса стали платить телохранителям
тысячи долларов, чтобы защитить себя от «охотников за знаменитостями».
Такие безумцы, как Ральф Нaу, лишали звезд главного — душевного покоя.

Самый безумный «охотник» за знаменитостями скоро подаст очередное
прошение об амнистии. Такие прошения он посылает каждые два месяца начи-
ная с 1989 года, и они заставляют Голливуд сжиматься от страха. Некото-
рые звезды Америки до смерти боятся Ральфа Нaу — бесчувственного безум-
ного убийцы, который всю жизнь одержим навязчивой идеей: любовью к жен-
щинам-звездам.
Он — один из целого поколения отмеченных печатью дьявола молодых лю-
дей, которых вскормила Америка во второй половине двадцатого столетия:
людей одиноких и потерянных, которые выбирают богатых и знаменитых нез-
накомцев… и часто любят своих героев до смерти.
Нaу мог бы так и остаться безымянным среди массы таких же психов и
уголовников, если бы объектом его домогательств не стали кинозвезды Аме-
рики. Начало его дурной славы — декабрь 1989 года, когда группа знаме-
нитостей, включая Шер и Фарру Фосетт (обе — его бывшие жертвы), выступи-
ла против выписки Ральфа из психиатрической больницы. Они заявили, что
он бомбардировал их письмами из-за решетки, утверждая, будто певица Шина
Истон купила его фамильную ферму, что Оливия Ньютон-Джон является убий-
цей, а Мадонна мечтает выйти за него замуж.
Убийство восходящей звезды Голливуда Ребекки Шаффер произошло в том
же году, когда Шер и Фарра Фосетт выступили с обвинениями против Нaу.
Оно подтвердило, что их опасения относительно возможного освобождения
Нaу не были беспочвенными. Шаффер, которой только что исполнилось двад-
цать лет, была красивой и веселой девушкой. Она стала жертвой извращен-
ца-одиночки Роберта Бардо, который проводил свою жизнь у телевизора.
Днем он смотрел бесчисленные «мыльные оперы», а ночью — дешевые мелодра-
мы. Позже он скажет: «Она стала моей богиней… Я обожал ее». Бардо при-

говорен к пожизненному заключению за убийство актрисы.

Навязчивая идея

Ральф Нaу — еще один из когорты этих одиноких людей. Человек, кото-
рый, по словам одного врача-психиатра, «хочет убить весь мир».
Еще в школе он отличался замкнутым характером, никогда не решался
назначить свидание девушке или завязать дружбу со своими сверстниками. В
шестнадцать лет он оставил школу, и его брат Керри объявил, что Ральф
вступил в клуб, который «помогает одиноким мужчинам найти счастье с жен-
щинами». На самом же деле человек просто платил деньги, а взамен получал
по почте письма неприличного содержания.
Ральф тоже платил деньги и получал схожие письма. Их он хранил как
сокровища, показывал своим знакомым из родного городка Антиох, штат Ил-
линойс. Этото и явилось началом формирования навязчивой идеи: люди, ни-
когда не встречаясь, могут любить друг друга.
Приехав в Голливуд в 1980 году, Нaу стал писать письма шоу-звездам.
Первое пошло к Шер, потому что еще в школе он подрался из-за нее, другое
— к женщине по имени Мария.

Безумства по нарастающей

Послание к Шер он подписал как «Шон Ньютон-Джон» и указал обратный
адрес: «Ксанаду».
Поначалу письма содержали любовные излияния, затем в них стали появ-
ляться скрытые угрозы.
Большинство своих безумных любовных посланий Ральф написал дома, до-
бавив к списку получателей Шину Истон, Фарру Фосетт и Мадонну. Он прев-
ратил свою комнатенку в место поклонения Оливии Ньютон-Джон. Своей соба-
ке он дал кличку Сэм — по названию песни, ставшей одним из лучших хитов
Оливии. Но вскоре убил животное, дав ему сверхдозу снотворного, потому
что в воспаленном мозгу Ральфа созрела мысль — это Сэм не подпускает
Оливию к нему.
Скоро жертвой его преследований стала Дайана Росс, а за ней — Конни
Чанг, одна из ведущих теленовостей. Но главной мишенью оставалась Оли-
вия, и Ральф начал подписывать письма своим собственным именем. Оливия
обратилась в фирму, которая обеспечивала безопасность голливудских
звезд. Глава фирмы Гэвин де Беккер следил за Ральфом, но в полицию не
сообщал, мотивируя это так: «Наша система правосудия постоянно выискива-
ет зацепки, чтобы упечь человека в тюрьму или в психушку. Для них доста-
точно одного факта, что он толкнул свою мать или, купив ружье, прицелил-
ся в кого-нибудь. В данном случае мы видим парня, который каждый день хо-
дит на работу и никому не причиняет зла».
Следующие три года де Беккер и его люди по просьбе Оливии следили
практически за каждым движением Ральфа Нaу.
Ральф экономил деньги, чтобы увидеть Шину Истон и Оливию на концертах
в Лос-Анджелесе. Он путешествовал по съемочным площадкам, чтобы поймать
хотя бы взгляд Шер. И все время рядом с ним находились люди де Беккера.
На одном из концертов Оливии Ньютон-Джон Ральф взобрался на сцену, но
агенты де Беккера вышвырнули его оттуда. «Я знаю, что концерт был прер-
ван после того, как я убежал, — писал он ей позднее, — потому что, я уве-
рен, ты пела только для меня». Он слонялся возле киностудии Шер. Он под-
жидал Шину Истон и Фарру Фосетт возле их домов.
В 1983 году фирма, где работал Нaу, распалась, и он, человек
непьющий, некурящий, не встречающийся с девушками, потратил свои сбере-
жения на поездку в Австралию, чтобы там следить за Оливией.
Целую неделю он спал во взятом напрокат автомобиле, стараясь быть как
можно ближе к ней, но все было напрасно.
В подавленном настроении Ральф вернулся в Америку и истратил послед-
ние сбережения на поездку в Шотландию, чтобы увидеть Шину Истон, кото-
рая, он где-то вычитал об этом, вернулась на родину. Но его не пропустили
таможенники.
Ральф вернулся на ферму отца, где семья с возрастающей тревогой заме-
тила его усугубляющееся безумие. Дошло до того, что он стал устраивать
трехчасовые шоу с собакой в роли «солистки».
Де Беккер связался по телефону с отцом Ральфа и сообщил ему о навяз-
чивых идеях сына по отношению к знаменитым женщинам.
Дельмар Нaу переговорил с адвокатом, но тот сообщил, что ничем не мо-
жет помочь. Ральф, в сущности, не причинил никому вреда.
В январе 1984 года Ральф Нaу продал свой добитый автомобиль и,
объединив эти деньги с последними сбережениями, предпринял второе палом-
ничество в Австралию с целью «раз и навсегда уладить отношения с Оливи-
ей». И на этот раз де Беккер знал о планах Нaу и предложил суперзвезде
покинуть ранчо. Его люди контролировали каждый шаг Нaу с самого начала
путешествия. Целую неделю одиноко бродил Ральф по малонаселенному райо-
ну. Он так и не увидел Оливию.
Когда Нaу вернулся из Австралии, его родители развелись, и мать вышла
замуж за Кена Геркена, владельца птицефермы. Кен устроил Ральфа к себе
на работу.
Казалось, все складывалось хорошо, но однажды в душную августовскую
ночь безумие окончательно возобладало над ним: Ральф зарубил топором
восьмилетнего Дэнни Геркена, своего слабоумного сводного брата. Мальчик
не умел ни читать, ни писать, не мог говорить и даже одеваться. Он был
уязвим со всех сторон.
При допросе после убийства Ральф Нaу скажет в полиции: «Оливия все
время шлет мне телеграммы. Она говорит, что очень любит меня и хочет,
чтобы я был с ней. Она оплатила мне дорогу назад в Соединенные Штаты.
Я думаю, вы можете найти Дэнни вместе с собакой».
Полиция нашла тело мальчика в кукурузном поле. Трупа собаки рядом не
было.
На суде психиатры зачитают заключение, в котором будет указано, что
мальчик был убит за то, что переключил канал телевизора, когда Ральф
смотрел выступление одной из своих героинь — Нади Команечи.
8 августа 1984 года мать Ральфа уложила Дэнниса спать и с мужем пошла
смотреть телевизор в другом конце дома. Ральф смотрел передачу в гости-
ной. Выступала Надя Команечи, и он был очарован.

Взгляд сумасшедшего

Около 10 часов вечера Ральф сказал матери и отчиму, что услышал плач

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Они занимались любовью в ее машине, в доме, в школьном здании. Пос-
кольку Билли тоже был занят в ее работе по борьбе с наркотиками и алко-
голем, он мог пропускать школьные занятия. Они проводили много времени
вместе. Памела подарила ему свои более чем откровенные фотографии в би-
кини. В молодом человеке, еще мальчишке, стало расти чувство ревности и
ненависти к ее мужу. Памела рассказывала ему о Греге как о злодее, кото-
рый сделал ее несчастной, обманывал и оскорблял. Она хотела бы изба-
виться от него… Например убить… Очень скоро идея убийства засела в
голове мальчишки. А Памела твердила ему, что если она будет свободна, то
сможет остаться с ним, с Билли Флинном, навсегда.
Памела Смарт подталкивала к убийству мужа не только Билли Флинна. Она
обрабатывала и Сесилию Пирс, взращивая в девушке ненависть к Грегу.
Билли рассказал в полиции, что именно Пэм предложила обставить
убийство так, чтобы это было похоже на кражу со взломом. Более того, она
открыла детали плана Сесилии Пирс. Та воспринимала эти разговоры как
часть любовной игры, которой наслаждались Пэм и Билли.
Стефан Савицкий в своей книге «Научи меня убивать», изучив дело Паме-
лы Смарт, писал: «Возможно, для Билли и Сесилии это стало чем-то вроде
извращенной игры, которая не имела ничего общего с реальностью. Возмож-
но, их возбуждал флирт с опасностью, этакий танец у края пропасти. А мо-
жет быть, не оказалось рядом с ними взрослого человека, способного успо-
коить детей, открыть им глаза, обратить внимание на то, что их поведение
становится опасным.
Во всяком случае, ежедневное общение с Пэм, все эти странные разгово-
ры об убийстве ее мужа стали привычной формой их жизни. Пэм старалась,
конечно по-разному, привязать мальчика и девочку к себе. И добилась свое-
го. Сесилия и Билли, страстно желавшие ощущать себя любимыми, особенны-
ми, поверили этой женщине. Безумная затея Пэм удалась: дети без отвраще-
ния, постепенно, маленькими шагами двигались по пути, в конце которого
стояла смерть».
Страсть Билли к Памеле росла, а с нею крепла решимость убить ее мужа.
Он заручился поддержкой 17-летнего Патрика Рэнделла, 18-летнего Вэнса
Лэттима и 19-летнего Реймонда Фаулера. Всем им Памела и Флинн обещали
вознаграждение, не слишком, правда, большое: стереоаппаратуру, немного
денег, какие-то вещи из дома. Единственным условием Пэм была просьба
увести ее любимую собаку. Она опасалась, что смерть хозяина может
расстроить животное.

Полотенце на ковре

Первая попытка убить Грега сорвалась. Четверка заговорщиков, отпра-
вившись «на дело» на автомобиле Памелы, заблудилась и не сразу нашла дом
Смартов. Они собирались спрятаться в доме и, дождавшись, когда Грег вер-
нется с работы, покончить с ним. Но когда они наконец приехали, он уже
был дома.
Во второй раз сбоев не было. Флинн и Рэндепп вышли неподалеку от дома
и переоделись в куртки с капюшонами, купленные заранее. Когда они приб-
лизились к дому Грега Смарта, из-за угла прямо перед ними появилась ка-
кая-то супружеская пара. Мальчишки прижались к стене, натянув на головы
капюшоны. Они проникли в дом через металлическую дверь полуподвала и
устроили погром в спальне хозяина, ванной и гостиной, стараясь изобра-
зить последствия грабежа, кражи со взломом… Два других сообщника прес-
тупления, Лэттим и Фаулер, ждали в машине.
Само убийство заняло несколько секунд. Они напали на Грега в холле.
Повалив мужчину на пол, Рэнделл начал размахивать перед ним ножом. Позже
юноша рассказал полиции, что у него не хватило духу убить Смарта. Тогда
Флинн вынул револьвер и выстрелил в Грега. Тот упал на полотенце, расс-
теленное на ковре. Памела объяснила им заранее, что ей не хочется, чтобы
кафельный пол и ковер были запачканы кровью.
Телефонный звонок, который направил полицию по нужному пути, был от
Луизы Коулмэн, тридцатилетней знакомой Сесилии. Сесилия рассказала ей,
что знает женщину, которая планирует убить мужа из-за страховки. Поначалу
Луиза решила, что Сесилия либо фантазирует, либо у нее «поехала крыша».
Но когда она узнала об убийстве Грега Смарта, то поняла, что обязана
рассказать полиции о разговоре с Сесилией.
Через месяц после убийства капитан Джексон не сомневался в виновности
Памелы. Ее поведение в сочетании со слухами наводило на мысль, что эта
женщина каким-то образом тут замешана. Памела продолжала проводить время
со своими юными друзьями, что в данных обстоятельствах выглядело по
меньшей мере неприлично. Капитан Джексон обратился за помощью к отцу
Грега, Биллу. Смарт-старший ужаснулся бездушию невестки, ее безразличию к
смерти мужа. Он понял, что, вероятно, именно Памела погубила его сына. И
стал помогать полиции в расследовании.
Сесилию допрашивали вновь и вновь. Но девушка оставалась преданной
Памеле Смарт. Хотя сама Сесилия не участвовала в убийстве, она отказыва-
лась давать показания против женщины, которую считало своим близким дру-
гом.
Но юные убийцы не могли удержаться от того, чтобы не похвастаться
своим подвигом. Скоро вся школа болтала об этом. Один из учеников, Ральф
Уэлч, отнесся к этим разговорам серьезно. Он рассказал отцу Вэнса Лэтти-
ма, что его револьвер был использован для убийства и, кроме того, его
сын оказался замешанным в этом деле. Лэттим проверил револьвер и сразу
обнаружил, что из него стреляли. Он отправился в полицию и рассказал об
этом. Вскоре все четверо оказались перед следователем.

Сесилия помогает правосудию

Порочный мир Памелы рушился, а она все еще не могла поверить в свой
крах. Ребята дали показания: Флинн признался в убийстве, остальные ут-
верждали, что восприняли все это как игру, у них и мысли не было, что
участвуют в запланированном убийстве. Но все они утверждали, что Пэм
заставила Флинна убить ее мужа. Однако всего этого было недостаточно для
ареста Памелы Смарт. Показания ребят необходимо было подтвердить фактами
ее соучастия в преступлении.

«Нам нужны были доказательства, объяснил потом капитан Джексон. — Нуж-
но было, чтобы Памела Смарт сама признала свою вину. К счастью, Сесилия
Пирс после двух допросов вслед за всеми остальными поняла, что случивше-
еся чудовищно и мерзко, и согласилась помочь нам заставить Памелу ска-
зать правду».
Девушка должна была носить потайной микрофон, чтобы во время бесед с
Памелой уличить ее в убийстве мужа. Ее проинструктировали, каких тем
нужно касаться в разговорах.
Памела Смарт, по идее, должна была встревожиться тем, что ее юные со-
общники оказались в предварительном заключении и давали показания на
допросах. Однако внешне она сохраняла спокойствие. В первых беседах с
Сесилией она была осторожна. Более того, она уверяла Сесилию, что у нее
с Билли ничего не было. Но беседы продолжались. Полиция все время кон-
сультировала Сесилию. Ей предложили сообщить Пэм, что адвокат хочет по-
говорить с ней о любовной записке, которую она однажды написала Билли.
Вот запись одной из бесед Пэм и Сесилии:
«Пэм: Что бы они ни говорили, что бы они ни заставляли тебя говорить,
я не имею об этом ни малейшего представления.
Сесилия: Ну, я знаю лишь, что должна приходить и беседовать с тобой.
Я… я не знаю, что делать. Я должна поговорить с адвокатом. Ты же зна-
ешь, я ненавижу ложь.
Пэм: Понимаешь, если ты расскажешь правду, окажешься соучастницей
убийства.
Сесилия: Верно.
Пэм: Итак, ты сделала свой выбор. А что подумает твоя семья? Они ска-
жут: «Сесилия, ты же знала об этом!» Понимаешь?»
При очередной беседе она пыталась удержать Сесилию на своей стороне:
«Мне кажется, я была тебе хорошей подругой. А это чего-то стоит, даже
если ты пошлешь меня подальше… Но если ты и сделаешь это, думаешь, это
решит твои проблемы? Не надейся, проблемы не кончатся. Вся семья будет
галдеть: «Ты знала об убийце! Как ты могла жить с этим?» И все газеты
будут писать о тебе. И по радио будут повторять миллион раз, понимаешь?»

«Жертва необузданной фантазии»

В конце концов Памела Смарт начала постепенно выдавать себя в беседах
с девочкой, чья судьба оказалась тесно связанной с ее собственной. Во
время одной из последних бесед, которые записывались и прослушивались,
Памелу прорвало: «Билли мог сказать, что я обещала заплатить ребятам. Не
знаю, что Билли сказал им, чтобы они пошли с ним. Но все это лишь слова.
Понимаешь, у них нет никаких доказательств. Где деньги? Их нет. Они не
могут повязать меня лепетом напуганного шестнадцатилетнего сопляка. Ме-
ня, с моей профессиональной репутацией и курсом, который я преподаю. Ты
понимаешь, что это значит? Они должны поверить мне».
Памела Смарт была удивлена, когда детектив Дэн Пелетьер вскоре пришел
в ее офис и прямо заявил: «У меня для вас есть две новости: хорошая и
плохая. Хорошая новость — мы нашли убийцу вашего мужа. Плохая — вы арес-
тованы за соучастие в убийстве».
Когда ее взяли под стражу, парни подтвердили, что знали о плане
убийства. Признались, что сделали это потому, что у Билли и Памелы была
любовь. Но Памела настаивала на том, что невиновна, что она — жертва не-
обузданной фантазии подростков. Она заявила, что никогда не искушала
Билли Флинна, никогда не спала с ним, не подстрекала его друзей к
убийству. Но уже в первые дни процесса в марте 1991 года стало ясно, что
в ее рассказ поверить трудно. Она могла сколько угодно манипулировать
впечатлительными подростками, но присяжные заседатели знали свое дело.
Они выносили решения, основанные не на эмоциях, а на фактах.
Билли Флинн под присягой дал показания, которые потрясли всех при-
сутствовавших в зале. Он рассказал, как зарядил револьвер патронами, как
остановился на мгновение после того, как прицелился в голову Грега. «Как
будто сто лет пролетело, — зарыдал он. — И я сказал: «Господи, прости ме-
ня».

Она забрала больше чем жизнь Грега

Записи, сделанные с помощью Сесилии, были прослушаны в суде. Голос
Памелы на пленке вовсе не напоминал голос опечаленной вдовы. Суд услышал
хвастливое утверждение, что ее положение и авторитет, которым она
пользуется в обществе, дают ей преимущество перед обвиняемыми. Адвокаты
Памелы пытались представить обвинение против их подзащитной как не имею-
щее под собой никакой почвы. Они утверждали, что Флинн и его компания —
психически ненормальные парни, которые убили Грега Смарта по надуманным
причинам.
Присяжные заседатели после долгих споров в конце концов пришли к вы-
воду: к убийству подростков подтолкнула Памела Смарт. Она была признана
виновной.
Судья Дуглас Р. Грей вынес окончательное решение. Памела Смарт была
приговорена к пожизненному заключению без права на досрочное освобожде-
ние; Билли Флинн и Патрик Рэвдепп получили по 28 лет тюрьмы, Вэнс Лупим
— 18 лет. Депо Реймонда Фаулера на этом процессе не рассматривалось.
Памела Смарт не могла поверить в такой конец, даже услышав приговор.
Она повернулась к своему адвокату и сказала: «Сначала Билли взял жизнь
Грега, теперь он берет мою». Но на капитана Джексона, который за чет-
верть века службы в полиции повидал множество преступников, это не про-
извело никакого впечатления. Он сказал: «Памела Смарт не только отняла
жизнь у Грега, но искалечила судьбы наивных, впечатлительных молодых ре-
бят, когда толкнула их на преступление. Это холодная, расчетливая, со-
вершенно безразличная ко всем, кроме себя, женщина. Думаю, тюрьма для
этой особы — самое подходящее место».

РОЗМАРИ АБЕРДУР: «красиво жить не запретишь…»

Эта жизнерадостная толстушка оказалась прожженной мошенницей. Розмари
Абердур присвоила себе громкий титул и похитила огромную сумму из бла-
готворительного фонда. Она потратила ее на вечеринки, приглашая много-
численных друзей. Но естественным итогом такого образа жизни оказалась
тюрьма.

Безусловно, когда Розмари тратила деньги, она делала это с шиком. Ку-
пив машину «бентли» за 50 тысяч фунтов стерлингов, тут же, на месте, на-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Дэнниса, пошел узнать, в чем дело, но мальчика в спальне не оказалось.
Пока они обыскивали дом и местность вокруг дома, Ральф торопливо мыл
одежду и обувь. Через полчаса прибыла полиция, и подозрения пали только
на одного человека — на Ральфа.
«Меня насторожил его странный взгляд, — расскажет позже лейтенант Чес-
тер из полицейского департамента округа Лейк. — Я должен был допросить
его. Я сразу догадался: это он убил мальчика. Он не мог признать это
прямо и начал рассказывать нам разные небылицы. Я уверен: малыш проснул-
ся и хотел переключить канал. Но на экране была «возлюбленная» Ральфа, и
он прихлопнул малыша как муху».
Врачи психиатрической клиники в Честере, куда его сначала отправили,
сразу поняли, что Ральф Нaу серьезно болен. Его держали там шесть меся-
цев, пока суд не постановил, что его признание не может быть принято
всерьез, потому что его нельзя рассматривать как разумного человека,
способного отвечать за свои действия. Затем последовали целых пять лет
юридических споров, и только в 1989 году Ральфа перевели в больницу для
душевнобольных в Элджине, штат Иллинойс. Но система правосудия в Соеди-
ненных Штатах Америки дает право умственно отсталым пациентам каждые
шестьдесят дней обращаться с прошением о выписке из больницы. И Ральф
Нaу требует свободы. Но его просьбам противодействуют знаменитые жертвы
его любовных притязаний.
«Тем не менее наступит день, когда он все же выйдет оттуда. А в нашей
стране далеко не каждый может нанять де Беккера для своей защиты», — зая-
вил один трезвомыслящий юрист, который выступал за то, чтобы приговорить
Ральфа Нaу к пожизненному заключению за убийство мальчика.

ДЖО ДОГЕРТИ: Боевик из Белфаста

Он рос с горечью в сердце и с сознанием того, что является жертвой. И
Джо Догерти взял реванш. Он убивал и калечил — и все из «патриотических
побуждений».

Убийство офицера спецслужбы на одной из улиц Белфаста в 1980 году на
первый взгляд имело мало общего с бомбардировкой ливийской столицы Три-
поли в 1986 году. Первое было совершено боевиком так называемой Ир-
ландской республиканской армии Джо Догерти, который облачил это насилие
в тогу борьбы за свободу. Другое выполнено опытными пилотами по приказу
президента США Рональда Рейгана как предупреждение полковнику Каддафи с
целью заставить его прекратить широкомасштабное покровительство терро-
ризму.
Связь не прослеживалась до 1992 года, пока беглого боевика наконец-то
не доставили в наручниках из Америки и не огласили вынесенный ему приго-
вор — пожизненное заключение за зверское убийство капитана Герберта Ри-
чарда Уэстмакотта. И тут оказалось, что убийство и бомбовый удар по Три-
поли взаимосвязаны. Выяснилось все благодаря миссис Тэтчер, действовав-
шей как любой полицейский офицер, контрразведчик или агент ФБР. Она про-
тянула свою «длинную руку» через Атлантику и вернула Догерти домой из
Америки, где он искал политического убежища. Догерти явился «платой» за
Триполи, потому что Маргарет Тэтчер позволила американским бомбардиров-
щикам стартовать с британских военных баз и выполнить свою задачу. За
это решение она подверглась острой критике мирового сообщества, но дала
понять американской стороне, что эта любезность когда-нибудь должна быть
оплачена. И ее оплатили тридцатисемилетним Джо Патриком Догерти, убий-
цей, которому миссис Тэтчер не позволила уйти от заслуженного наказания.
История Джо Догерти — уличного вора, бунтаря, мастера устраивать за-
сады, политического убийцы и пропагандистской пешки — это история между-
народных заговоров и дипломатических интриг. Если бы в юности он выбрал
другую дорогу, подальше от оружия и крутых парней, которые контролиро-
вали его район в Западном Белфасте, возможно, теперь он стал бы уважае-
мым отцом семейства со спокойной работой и прекрасным будущим. Вместо
этого Догерти выйдет на свободу почти пенсионером. Единственным утешени-
ем будут приукрашенные воспоминания в пивных или на собраниях в залах,
где республиканский дух почитается как религия.
Перед тем как стать позорно знаменитым, Джо Догерти был внедрен в ор-
ганизацию, которая преследовала католическое меньшинство в Северной Ир-
ландии. Ограничение избирательных прав, дискриминация католиков в шко-
лах, в быту и на работе, попрание гражданских свобод и полицейский тер-
рор подлили масла в огонь возрождения республиканского движения, которое
бездействовало или почти умерло ко времени появления на свет Догерти в
1955 году.
Он родился в семье, в которой славили ирландских героев, поднявших
восстание против Англии в начале столетия и завоевавших независимость в
южной части страны. Догерти вспоминал, что уже в пять лет почувствовал
первые проявления несправедливости. «Я помню, как пошел в школу и стал
учить английский вместо нашего национального языка. По истории мы прохо-
дили то, что нам навязывали. Главным образом это была история Тюдоров и
других королевских династий Англии. О нашей стране нам ничего не говори-
ли. Когда мы изучали географию, нам показывали карту Англии, Шотландии и
Уэльса, Европы, Соединенных Штатов, но ни разу мы не видели карту своей
собственной страны. Это ведь оскорбительно. Я знал больше о Бирмингеме и
Манчестере, чем о своем городе и прекрасных землях, раскинувшихся вокруг
него».
Увлечение оружием вскоре привело Догерти в лапы ИРА — незаконного, но
боеспособного партизанского формирования. В четырнадцать лет он уже
преступил закон, участвуя в ограблениях со взломом и кражах. Тогда же
примкнул к молодежному крылу ИРА. С ненавистью к британским войскам на
его земле, Догерти был очень желанным рекрутом. В отдаленных районах Ве-
ликобритании и на западном побережье Ирландии он прошел пропагандистскую
обработку и тренировку, которые укрепили его дух и дали в руки оружие,
превратив в активного боевика. Он стал профессиональным информатором
ИРА, орудовавшей на улицах Белфаста: предупреждал о приближении полиции
или армейских патрулей, заманивал солдат в засады и участвовал в опера-
циях по срочной переброске террористов в «горячие точки» страны.
Он также стал членом команды «наколенников», успевших завоевать дур-
ную славу. Эти группы патрулировали танцевальные залы и питейные заведе-
ния, верша скорый суд и расправу над теми, кого уличали в пьянстве, нар-

комании или во враждебном отношении к ИРА. Догерти впоследствии заявит,
что он представлял из себя нечто большее, чем борец за «общественную
нравственность», а отстаивал национальные интересы «всеми доступными
средствами».

Уроки терроризма

Армия пыталась выкорчевать и сдержать терроризм, который захлестывал
страну. На глазах Догерти солдаты в полночь вытащили из постели всю его
семью, а его самого офицер разведки долго допрашивал о членстве в юни-
орской организации ИРА. 22 января 1972 года, когда ему исполнилось сем-
надцать, Догерти без суда и следствия интернировали в один из британских
лагерей. Он заявил, что подвергался пыткам в лагере Гирдвуд. В то время
как наблюдатели комиссии по правам человека пришли к выводу, что некото-
рые террористы действительно подвергались грубому и бесчеловечному обра-
щению в лагерях для интернированных, у Догерти не было никаких оснований
утверждать, что с ним плохо обращались. И конечно же, он никогда не под-
вергался воздействию электрошоком, который, по его словам, широко при-
менялся в лагере.
Позднее его перевели на корабль-тюрьму «Мэйдстоун», а в Лонг-Кеш, где
ИРА готовила боевиков, его поведение было квалифицировано как образцовое
и отмечено, что скоро Догерти будет готов нести активную службу, то есть
убивать людей. В лагерях действовали агенты ИРА, которые знакомили узни-
ков с республиканским движением. Заключенных обучали владению оружием,
которым они будут пользоваться после освобождения.
Выйдя из лагеря, Догерти вступила ИРА и поклялся в верности террориз-
му, положив руку на Библию, на револьвер и на трехцветный ирландский
флаг. Так он стал волонтером роты «Си», входящей в третий батальон Ир-
ландской республиканской армии. В начале семидесятых от деятельности по-
добных подразделений страдало прежде всего мирное население: от беспоря-
дочных взрывов бомб, от убийств на религиозной почве, от бесчисленных
расстрелов охранников и полицейских. Но Догерти ни разу не был обвинен в
убийстве, хотя сотрудники службы безопасности имели достаточно подозре-
ний. Только один раз, в 1973 году, после трех месяцев службы в ИРА, по-
лиция задержала его за ношение стартового пистолета, которым он, бывало,
пугал местную молодежь.
После освобождения, накануне Рождества этого же года, ему приказали
явиться в третий батальон для выполнения активных действий. Он должен
был оставаться «на ходу». Боссы ИРА уже имели на него свои виды.
В феврале 1974 года Догерти перевозил на машине восемьдесят фунтов
взрывчатки из временного полевого склада организации в одно из подразде-
лений. Армейский контроль задержал его с этим смертоносным грузом и взял
под стражу. Догерти получил три года тюремного заключения. Вскоре после
неудачной попытки бежать к этому сроку добавилось еще восемнадцать меся-
цев. Находясь в тюрьме, преступник получил повышение в звании и стал
офицером ИРА. Хозяева на воле ждали удобного случая и вынашивали в отно-
шении Джо Догерти большие планы.
Его освободили накануне Рождества 1979 года — последнего Рождества,
которое он встречал как свободный человек, а не как беглец или узник.

Вооружен и очень опасен

Очутившись снова на свободе, Джо Догерти был определен на специальные
курсы по изучению пулемета М60, ужасного оружия, способного рассечь че-
ловека пополам. Позднее он будет отрицать, что прошел специальную подго-
товку по обращению с этим оружием, однако, как сообщал руководителям
специального отдела в Ольстере один информатор, Догерти так хорошо знал
все детали пулемета, что мог разобрать и собрать его с закрытыми глаза-
ми. Этот пулемет, украденный со склада в США, еще сыграет главную роль в
задаче, поставленной перед ним лидерами Ирландской республиканской ар-
мии.
Его группе предписывалось убивать полицейских и солдат, применяя мощ-
ное оружие, полученное из Америки. И опять Догерти не были предъявлены
обвинения в нападениях.
Инцидент, из-за которого его заочно приговорили к пожизненному заклю-
чению за убийство, произошел примерно в середине 1980 года. Тогда боссы
из ИРА приказали Догерти напасть на первый же британский армейский пат-
руль, который появится возле дома на Энтрим-роуд, выбранного его группой
для засады. Догерти знал, что военные автомобили постоянно курсируют по
этой улице с базы в Гирдвуде, и надеялся выбрать здесь хорошую цель. К
этому времени Догерти и его банда уже пролили немало крови в операциях
ИРА.
Догерти лично составил план операции и распорядился поставить пулемет
в одном окне, а из другого вести огонь из винтовок и револьверов. Он по-
ручил члену группы вечером накануне засады угнать автомобиль, чтобы при-
ехать самим и подвезти оружие. Он также приказал взять в заложники семью
в доме, где они собирались захлопнуть ловушку.
Все это входило в арсенал приемов ИРА при убийствах. Но Догерти и его
дружки не знали, что армейская разведка уже держит их в поле зрения.
Служащие 14-й разведывательной роты через осведомителя узнали о засаде,
запланированной на 2 мая 1980 года. Подразделению специальной службы бы-
ли даны подробные инструкции по захвату террористов.
В ночь, предшествовавшую засаде, волонтеры ИРА угнали голубой фургон
и передали его группе Догерти, которая загнала его во двор дома №371 по
Энтримроуд. Автомобиль предназначался для отхода группы.
На следующее утро в доме остались только девятнадцатилетняя Розмари
Комерфорд и ее двухлетний сын.
Она вспоминала: «В 10.30 утра в дверь постучали, и я открыла. Передо
мной стояли двое мужчин, и один из них сказал, что они из Ирландской
республиканской армии. Говоривший направил на меня револьвер и добавил,
что они хотят захватить дом и держать меня с сыном в качестве заложни-
ков. Затем он отвел нас в спальню, находящуюся в тыльной части дома. Его
молчаливый товарищ остался с нами. Думаю, в кармане у него было оружие.
Я слышала, как тот человек ходил по дому. Около 12.30 пополудни позвони-
ла в дверь моя сестра Тереза, и человек, сидевший с нами, приказал мне
посмотреть, кто пришел. Он распорядился впустить сестру и сказал, что
она тоже останется в спальне. Потом пришел мой муж Герард, и все повто-
рилось».
В два часа дня, когда Догерти и «борцы за свободу» заняли в оккупиро-
ванном доме позицию с отличным обзором, капитан Герберт Уэстмакотт,
тридцати четырех лет, и его группа двигались к месту засады. Ветеран

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

няла шофера, чтобы он отвез ее домой. За короткое время она потратила
780 тысяч фунтов стерлингов на вечеринки. Как-то организовала в лондонс-
ких доках целый аттракцион. Купила несколько шикарных автомобилей, вклю-
чая «мерседесы», общей стоимостью более 200 тысяч фунтов. Однажды вылила
в ванну 240 бутылок шампанского, в котором искупался ее любовник.

Жульничество с шиком

Отдых на яхтах в Карибском море, визиты к лондонским ювелирам, одежда
от лучших кутюрье Лондона и Парижа… Однажды, когда черный Лабрадор
Розмари приболел, она наняла машину с шофером и отвезла собаку на про-
гулку… среди холмов Шотландии. Шик был девизом ее жизни. Но за ним
стояло жульничество, поскольку «леди» Абердур была всего лишь мошенни-
цей, фальшивой аристократкой, обманувшей многих добропорядочных людей,
чтобы швырять их деньги на свои удовольствия. Она промотала почти 3 мил-
лиона фунтов стерлингов благотворительного фонда, прежде чем была задер-
жана полицией. Ее восхождение к богатству было результатом тщательно
продуманной аферы.
Розмари родилась в 1961 году без титулов и званий, но с тем качест-
вом, которое часто делает из обычного человека вора с жаждой наживы.
Дочь Кеннета Абердура, рентгенолога из Эссекса, и его жены Джин, ког-
да-то работавшей секретарем в Центральной лондонской больнице, Розмари
получила обычное образование в местной школе. Окончив учебу, стажирова-
лась в качестве бухгалтера в одной из городских фирм. Поменяв несколько
мест работы, в 1987 году получила хорошую должность бухгалтера при
больничном благотворительном фонде. Тут она и ступила на путь лжи и мо-
шенничества. Первое время на новом месте Розмари трудилась старательно и
честно. За это время возросла сумма денег, предназначенных для развития
медицины. Центральная лондонская больница является признанным во всем
мире центром, специализирующимся на лечении рассеянного склероза, болез-
ни Паркинсона, эпилепсии и инсультов. Первый успех пришел к Розмари,
когда ей удалось убедил» попечителей больницы, что ежегодный «Королевс-
кий бал» может помочь развитию фонда и пополнить его кассу.

Благотворительный бал

Этот бал мало чем отличался от обычных благотворительных вечеров. Но
Розмари знала: если убедить общественность в том, что это нечто особен-
ное, грандиозное, с дорогими билетами, больница может получить немалые
деньги. «Королевский бал» прошел настолько успешно, что Розмари органи-
зовала еще несколько таких мероприятий. Некоторые из них посетила прин-
цесса Уэльская, патронесса благотворительных обществ.
Розмари завоевала расположение влиятельных спонсоров, на которых про-
извели впечатление ее исключительная энергия и большой талант убеждать
богатых и знаменитых людей в необходимости жертвовать большие суммы на
развитие лондонской больницы. Она действительно была очень настойчивой.
Розмари лицемерно заявляла: «Я получаю огромный душевный заряд от встреч
с больными, которые показывают примеры замечательного мужества в борьбе
с недугами, хотя часто эта борьба бывает неравной». Тем не менее Розмари
присваивала деньги, предназначенные для лечения этих же больных, чтобы
увеличить свои собственные доходы.

Подделки и фальсификация

Линию, отделяющую честную жизнь от преступной, Розмари переступила в
1988 году, начав присваивать небольшие суммы денег, которые были пожерт-
вованы благотворительному обществу. Она контролировала финансы общества,
пользуясь исключительным доверием руководства. Часть благотворительных
сумм лежала на депозитах в банках и строительных компаниях. После перво-
го же «Королевского бала» Абердур получила право подписи на счетах, ко-
торые фиксировали суммы пожертвований. Однако на каждом чеке необходимы
были и другие подписи, например исполнительного директора фонда Ричарда
Стивенса. И мошенница начала их подделывать. Розмари обрабатывала счета
так, что суммы, которые она присваивала, никогда не появлялись в офици-
альных отчетах. Она быстро сообразила, что это очень легкий способ отка-
чивать деньги на собственные нужды. Горизонты ее жизни значительно рас-
ширились.
Основная масса денег со счетов общества исчезла между апрелем 1989-го
и 1991 годом. Деньги буквально текли на открытые ею специальные банковс-
кие счета. Тогда мошенница стала плести паутину лжи, чтобы выдать себя
за совершенно другое лицо.
Глава фонда Джон Янг вспомнил тот день, когда он впервые заметил про-
изошедшие с Розмари метаморфозы. Она стада приезжать на работу в сверка-
ющем лимузине «бентли» в сопровождении шофера и охранника. «Можно поду-
мать, что прибывает королева», — сказал он ей шутя. Абердур абсолютно
серьезно ответила: «Видите ли, я получила наследство в 20 миллионов фун-
тов стерлингов и должна иметь охрану». Всем своим знакомым она объясня-
ла, что неожиданная удача дала ей право принять титул леди Абердур.
Якобы получив огромное наследство, «леди» Абердур начала создавать
необходимый для ее нового жизненного статуса фон. Она переехала в рос-
кошные апартаменты с видом на Темзу, с бассейном, розовой мраморной ван-
ной и знаменитыми соседями, такими как актриса Бригитта Нильсен. Спальня
была обита кроваво-красным и золотым, шелком. На старинном кресле лежала
подушка, на которой она собственноручно вышила: «Я люблю старое вино,
молодых мужчин и себя». Люстра в гостиной, где в углу красовался рояль,
стоила 10 тысяч фунтов. Избегая старых друзей и родственников, которые
могли ее разоблачить, Розмари Абердур стала собирать вокруг себя «вер-
ных» людей, которых восхищала вся эта роскошь.

Буйная двухнедельная гулянка

Розмари была великолепной мастерицей по части приемов, вечеров и гу-
лянок. Одна такая гулянка была устроена в старинном поместье XIII века в

Северном Йоркшире. Она продолжалась две недели. Вереница взятых напрокат
машин доставляла гостей из аэропорта, с вокзала, а потом отвозила обрат-
но. По случаю прибытия каждого гостя с шумом открывались бутылки шам-
панского. Понадобились недели, чтобы после этой вакханалии привести ста-
ринный особняк в порядок.
Управляющий поместьем Тим Мадд рассказывал: «Они испортили серебро и
мебель. Самое печальное, что они сунули в печь серебряные подносы стои-
мостью в тысячи фунтов, и ручки, покрытые свинцом, расплавились. Некото-
рые подносы были запачканы морковным соком, они пытались отчистить се-
ребро, но лишь окончательно испортили его. Один вечер прошел особенно
буйно. В одной комнате вся антикварная мебель оказалась ободранной. Дру-
гую комнату превратили в танцевальный зал. Гости изображали оживших
мертвецов, которые выпрыгивали из гробов. Счет только за этот вечер
приближался к тысяче фунтов».

Королева замка

Подобных случаев было немало. Чтобы отметить день рождения своей под-
руги, Абердур арендовала замок Конви в Северном Уэльсе. Добираться туда
гостям предстояло на вертолете. План вечера был тщательно разработан.
Устроили маскарад в средневековом стиле. Прибывающих встречало карна-
вальное шествие. Изнеженного Лабрадора Дживса в вертолет не взяли, он
присоединился к своей хозяйке позже, когда новый лакей привез его в ли-
музине. Как только вертолет с Абердур и ее подругой приземлился, их
встретили менестрели в вычурных костюмах, триумфально зазвучали фанфары,
и грозные «черные рыцари» в доспехах приблизились к хихикающим девицам.
Но «белые рыцари» стремительно бросились на «черных» и спасли девушек.
Позже была устроена шуточная церемония возведения Розмари на престол
«королевы замка».
Следующая сцена этого спектакля: Абердур перевозит своих гостей в
другой замок, где их развлекают оркестр духовых инструментов и уэльский
мужской хор. Вечер окончился огромным количеством шампанского и изыскан-
ной закуской. Эта увеселительная прогулка была оценена в фантастическую
сумму — 40 тысяч фунтов стерлингов.
Однако всем ее постоянным прихлебателям и прислуге скоро стало ясно,
что эта толстушка — «королева милосердия» на самом деле очень одинока.
Она надеялась купить дружбу своей щедростью, тратила деньги на круизы по
Карибскому морю и Индийскому океану, раздавала приглашения на роскошные
приемы в Лондоне. Своему лондонскому дворецкому филиппинцу Мануэлю Каб-
рера, который работал у нее полтора года, она подарила отличную кварти-
ру. Он утверждал, что, хотя у нее был жених — капитан британской армии
Майкл Каббинс, Розмари содержала любовника. В обязанности Кабреры входи-
ло следить, чтобы эти двое не столкнулись друг с другом.

«Счастье можно купить…»

Кабрера так рассказывает о своей хозяйке: «Когда Майкл и Розмари об-
ручились, он подарил ей потрясающее кольцо с бриллиантом. Но оно ей не
понравилось, и она купила себе другое — более чем за 8 тысяч фунтов. Она
считала, что счастье всегда можно купить за деньги. Организовав вечерин-
ку в Гренаде, она оплатила поездку своих подружек, а сама осталась дома
с Майклом. Однажды она устроила невиданную «пляжную вечеринку» в своей
квартире. Вся мебель была убрана, а полы покрыты толстым слоем песка.
Ванна была завалена бутылками шампанского, которые открывали одну за
другой».
Очередная вечеринка была устроена на Валентинов день. Она назвала
этот вечер «избиением в день святого Валентина». И потратила на него 60
тысяч фунтов стерлингов. При входе гостям предлагали экзотические кок-
тейли, потом приглашали к столам, которые буквально ломились от самых
изысканных яств. После обильных возлияний гости поднялись наверх, где
был бассейн, и там им было предложено переодеться в специально приготов-
ленные костюмы. Веселье началось с шуточных боев в воде и закончилось
еще большим количеством шампанского и откровенным разгулом.
Благотворительный фонд рассчитывал собрать 10 миллионов фунтов стер-
лингов на нужды больницы. Розмари Абердур так умело составляла докумен-
тацию, что лучшие аудиторы города дважды тщательно доверяли счета и от-
четы фонда, и оба раза находили, что они в полном порядке. Но не было
ничего более далекого от истины.
Абердур использовала такой прием: она давала аудиторам счета по час-
тям, таким образом оставляя себе время, чтобы перевести деньги с одного
счета на другой. Естественно, расхождений в тех частях, которые она по-
сылала аудиторам, не было. Попечители фонда проявили беспечность, разре-
шив ей доступ к счетам и контроль за финансами, и мошенница воспользова-
лась их доверием.

Украденный титул

Итак, система обмана действовала успешно, принимая все более изощрен-
ные формы. В первом полугодии 1991 года мошенница присвоила 1 миллион
фунтов стерлингов. Как бы в насмешку Абердур сняла 100 тысяч фунтов
стерлингов с собственного счета и подарила деньги, похищенные у этих же
больных, госпиталю: жест великодушия со стороны аристократки, которая
усердно трудилась на ниве благотворительности. И жест этот благодарные
попечители не оставили без внимания.
Разумеется, растрата таких крупных сумм не могла оставаться бесконеч-
но долго незамеченной. Но прежде чем обман был раскрыт в Лондоне, еще
одна леди Абердур стала подозревать, что происходит нечто странное. Ее
муж, лорд Стюарт Абердур, стал получать письма, в которых гости благода-
рили его за званые вечера, которых он не устраивал. Рождественские отк-
рытки, адресованные его жене, были подписаны людьми, с которыми ни лорд,
ни его супруга никогда не были знакомы.

«Кто была женщина, которая выдавала себя за мою жену?»

«Был случай, — рассказывал лорд Абердур, — когда на охоте ко мне подошел
молодой человек и сказал: «Я недавно познакомился с вашей женой, она
устраивает потрясающие вечера». Он никогда не видел мою жену Мэди и был
абсолютно уверен, что женщина, о которой он говорит, и есть моя жена. Я
был ошеломлен. «Моя жена, — сказал я ему, — находится в Шотландии с ребен-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

спецслужбы и его люди прошли специальную подготовку ведения борьбы с
террористами в городских условиях. Они были асами своего дела, но на сей
раз ошиблись в определении точного входа в дом, что дало боевикам, нахо-
дившимся внутри, время для спасения. Боевики первыми открыли огонь, и
капитан Уэстмакотт упал в лужу крови. Британское правительство позднее
обвинит Догерти в убийстве капитана Уэстмакотта. Лабораторный анализ
одежды, сделанный позднее, показал, что из всей банды, состоявшей из че-
тырех человек, только у Догерти были специфические следы, свидетельство-
вавшие о том, что это он стрелял из пулемета, из которого был убит капи-
тан Уэстмакотт.
Попавшие в западню словно крысы, Догерти и его люди планировали ка-
кое-то время продержаться, а затем, прежде чем бойцы спецслужбы предпри-
мут атаку на их позиции, забросать нападающих гранатами. Но как нарочно,
словно англичане хотели разочаровать пропагандистскую машину ИРА, упова-
ющую на жестокость, они дали шанс убийцам, находящимся внутри. По
просьбе Догерти, после того как бойцы спецслужбы продержали их несколько
часов в окружении, в дом был приглашен священник для наблюдения за их
сдачей.
Британские специалисты, проводившие допрос, намеревались сломить До-
герти. Они знали, что он активный боевик ИРА, который, возможно, убивал
и раньше. Но тот был хорошо натаскан своими инструкторами для игры в
кошки-мышки. На каждый вопрос, на который он не мог ответить, следовал
ответ вопросом. Догерти был убежденным республиканцем, он с любовью
вспоминал о медалях своего дедушки, завоеванных еще в начале столетия в
войне против Англии. Его ответы во время допросов — это что-то среднее
между бравадой и глухим молчанием, между надменностью и сквернословием.
Надлом произошел только тогда, когда упомянули имя его матери. Он за-
явил, что хотел выйти из движения, но это ему не удалось, что хотел
только одного — что бы жизнь в Ирландии стала свободной Как и другие бо-
евики ИРА, Догерти считал Англию злым роком его родины, ве ками страда-
ющей под игом «владычицы морей». Это убеждение постоянно укреплялось
ожесточенной антибританской пропагандой и кровавыми конфликтами между
католиками и протестантами — представителями основных религиозных кон-
фессий в Северной Ирландии.

Назад, в объятия ИРА

Когда допросы закончились, Догерти снова очутился в холодных стенах
тюрьмы на Крумлин-роуд в окружении знакомых лиц и старых дружков по ИРА.
Вернулась и бравада, а вместе с ней и уверенность, что он легко может
совершить убийство. Он вновь оказался в дисциплинарных рамках ИРА, где
высокопоставленные хозяева решили превратить его в нечто среднее между
мучеником и Робин Гудом.
В апреле 1987 года, когда Догерти попал за решетку, дела руководите-
лей ИРА пошли хуже: голодовка в тюрьме «Мэйз» окончилась смертью пяти
волонтеров, но никакой уступки со стороны правительства Тэтчер не после-
довало. Правящей верхушке террористических банд очень нужна была пропа-
гандистская шумиха, и они связывали свои надежды с Догерти. Он уже отка-
зался признать правомочными судебные заседания по его делу. Убийство
служащего элитного подразделения сделало свое дело: его имя замелькало
на газетных полосах.
10 июля 1981 года Догерти одержал-таки столь необходимую его руководи-
телям победу: поднялась страшная шумиха, вызванная его успешным побегом
из тюрьмы вместе с семью боевиками. Используя оружие, тайно доставленное
в камеру сторонниками ИРА, они одолели охрану и переоделись в их форму,
чтобы беспрепятственно пройти контрольные пункты на пути к служебному
выходу из тюрьмы. На улице произошла перестрелка между силами безопас-
ности и группой ИРА, посланной подобрать беглецов. Догерти благополучно
прибыл в свои пенаты. Но ни дома, ни у друзей ему жить было нельзя, ведь
именно здесь британские службы искали бы его в первую очередь. Он пря-
тался в домах сторонников ИРА, официально не значившихся в списках ни
одной террористической организации. Через несколько дней его переправили
через границу с Ирландской Республикой, в самый отдаленный район. Прове-
дя несколько месяцев в ожидании, он услышал новость из Белфаста, что
судья кассационного суда Хаттон признал его виновным в убийстве и заочно
приговорил к пожизненному заключению, проинформировав министра внутрен-
них дел, что Догерти должен отсидеть в тюрьме как минимум тридцать лет.
Это решение ударило по его славе «великого беглеца», как теперь его
называли сторонники республиканцев. Хозяева в Белфасте знали, что поис-
ковые службы перевернут все вверх дном, чтобы найти убийцу, поэтому ре-
шили дать ему новое имя и переправить в Америку, где многолюдная ир-
ландская община, которая ежегодно жертвовала миллионы долларов на веде-
ние войны, бралась обеспечить его безопасность. Догерти оставил Ирландию
под именем Генри Дж. О’Рейли в феврале 1982 года, готовый «похоронить»
себя до тех пор, пока боссы не призовут его на службу, когда улягутся
страсти.
Маргарет Тэтчер вовсе не собиралась давать возможность убийце бри-
танского офицера так легко уйти от правосудия. В своей книге о Догерти
«Убийца в Клаунтауне» Мартин Диллон писал: «Догерти в то время не знал,
что он представляет из себя для тогдашнего премьер-министра Маргарет
Тэтчер. Убийство Уэстмакотта и побег убийцы привели ее в ярость. Догерти
был единственным человеком, который не понес наказания, и в конечном
счете стал настолько важной фигурой, что она сама вызвалась дать краткое
интервью о нем. Тэтчер верила, что его повторный арест укрепит отношения
между Британией и Ирландией и заделает брешь в системе безопасности Се-
верной Ирландии, пробитую «великим беглецом». Ни руководство ИРА, ни сам
Догерти не сомневались в ее решимости выполнить свои намерения. Но в то
время они даже не подозревали, насколько она лично была заинтересована в
его поимке.

Нью-Йорк. Новая жизнь

В Нью-Йорке Догерти сначала получил работу в строительной компании и
снял квартиру в семье ирландца, симпатизировавшего республиканцам
Ольстера. Позже ему пришлось поработать и чистильщиком обуви, и коридор-

ным в отеле. По поддельному документу он даже умудрился устроиться бар-
меном в бар Клэнси на Манхэттене. Здесь вместе с чаевыми он зарабатывал
до 120 долларов в день и считал, что его дела идут хорошо. Он заимел
подружку, удобную квартиру в Нью-Джерси и с легкостью приспособился к
жизни без строгой дисциплины ИРА. И думал, что ему все удалось.
Тэтчер отдала руководителям королевской полиции в Ольстере и армейс-
кой разведке короткий приказ: найти преступника. С 1983 года были уста-
новлены контакты с Федеральным бюро расследований США. В Нью-Йорк напра-
вили досье с исчерпывающими физическими данными разыскиваемого преступ-
ника и его полным психологическим портретом. Опросили людей, внедренных
в сеть ИРА. И вот в поле зрения агента ФБР попал некий молодой человек,
работающий в баре Клэнси. 18 июня 1983 года его арестовали. Маргарет
Тэтчер получила подробную информацию и считала делом нескольких дней
доставить Догерти в Англию и посадить преступника за решетку на тридцать
лет.
Но пройдет еще много лет изнурительных маневров и интриг, прежде чем
за ирландским террористом захлопнется дверь английской тюремной камеры.
Джо Догерти вдруг стал героем для большей части ирландско-американс-
кого населения Нью-Йорка. В глазах этих людей он был не просто убийцей,
как характеризовали его миссис Тэтчер и британский истеблишмент, а бор-
цом за свободу, героем вооруженной борьбы за избавление Ольстера от анг-
лийского гнета. Он вдруг стал пожинать лавры, обычно предназначавшиеся
знаменитостям шоу-бизнеса. Каждый хотел пожать Догерти руку. Американс-
кий сенатор Джесси Джексон был одним из ста политических деятелей, тре-
бовавших предоставления ему политического убежища в Америке. Мэр Нью-Йор-
ка Дэвид Динкинс даже примет решение назвать блок манхэттенского испра-
вительного центра, где Догерти содержали под стражей, «уголком Джо До-
герти». Для миссис Тэтчер и всех жертв террора ИРА это было равносильно
переименованию одной из улиц Лондона в улицу имени «бостонского душите-
ля».
Сначала Догерти обвинили в нелегальном въезде в США. Но он не совер-
шал преступлений в Америке. Раз за разом суды разных инстанций выносили
решения освободить его под залог и провести полномасштабное слушание по
вопросам эмиграции, но все только для того, чтобы блокировать гражданс-
кий судебный процесс. Было совершенно ясно: чья-то рука, более могущест-
венная, чем обычный гражданский суд, периодически вступает в игру.
Рональд Рейган, довольный дружескими отношениями с британским премье-
ром, испытывал отвращение к терроризму. Тэтчер рассчитывала заполучить
Догерти с помощью президента, но каждый раз дело срывалось из-за ка-
ких-то процедурных неувязок, не предусмотренных судебной системой США.
Бомбардировка ливийских кварталов в 1986 году продемонстрировала все-
му миру позицию Рейгана по отношению к терроризму. Миссис Тэтчер,
единственная из западных лидеров, разрешила американским бомбардировщи-
кам стартовать с британских военных баз для выполнения этой задачи.
В то время как американские суды сводили на нет все усилия Англии за-
получить преступника, эмиссары миссис Тэтчер дипломатично напомнили Аме-
рике, что она «задолжала» одну любезность — за Триполи. И эта любезность
заключалась в выдаче Догерти. О ней напомнил британский дипломат Шерард
Коупер Коулз американскому прокурору Обермайеру, представлявшему обвине-
ние по делу Догерти. Коулз сказал Обермайеру: «Премьер-министр считает,
что вы задолжали нам этого парня. Она позволила вашему правительству ис-
пользовать нашу территорию для заправки бомбардировщиков, когда они ле-
тели бомбить Триполи».
Однако суды продолжали выносить решения в пользу Догерти на основании
конституции Соединенных Штатов Америки и анализа подобных случаев в
предшествующие годы.
Они так и не нашли достаточно убедительных мотивов для депортации До-
герти.
Во время поручительского слушания в сентябре 1990 года, после дюжины
судебных решений в его пользу, террорист Догерти дал классическое «двой-
ное объяснение» убийства Уэстмакотта. Он сказал: «Это убийство должно
было оказать давление на британское правительство и вынудить его пойти
на переговоры. А также показать британскому правительству, что его при-
сутствие на севере Ирландии не оправданно ни с политической, ни с воен-
ной точки зрения. Оно не должно подавлять ИРА, потому что ИРА выживет и
нанесет ответный удар».
И это было сказано человеком, заявившим американскому суду, что он
вышел из организации еще в 1982 году!

Эпилог

До 1992 года ни один политический узник не содержался так долго в
тюрьме по единственному обвинению — за нелегальный въезд в Америку. На
Белый дом, теперь занятый администрацией Буша, по-прежнему оказывалось
давление с Даунинг-стрит, ключи от которого перешли в руки Джона Мэйджо-
ра.
В феврале 1992 года дело Джо Догерти было передано в Верховный суд
США. Догерти настаивал на иммиграционном слушании в отдельном суде, на-
деясь получить вожделенное политическое убежище. Но через девять лет
после первого ареста и заключения преступника правосудие наконец востор-
жествовало. Верховный суд отклонил все дальнейшие слушания.
19 февраля за Догерти пришли, чтобы, по его же собственным словам,
«привести в исполнение приговор в преисподней британской тюрьмы».
Из тюрьмы в штате Кентукки преступник был отправили в Северную Ирлан-
дию, где люди ИРА, отбывающие сроки в белфастской тюрьме на Крумлин-ро-
уд, откуда он совершил свой знаменитый побег, встретили его тортом и ча-
ем.
Сага о Джо Догерти завершилась полной победой Маргарет Тэтчер и всех
борцов против террора.
Люди, оказывавшие поддержку Догерти, в частности его американский ад-
вокат Мэри Пайк, продолжали доказывать, что американская судебная систе-
ма поступила нечестно, поддержав сторону Англии, а не интересы звезд-
но-полосатого флага.
Тем не менее один британский дипломат, пожелавший остаться неизвест-
ным, заявил: «Он хотел обмануть американский народ, заявляя, что якобы
видел бессмысленность насилия и хотел его искоренить. Он не может жало-
ваться на грязные махинации, потому что ранее использовал их сам.
Да, Америка задолжала Британии за Триполи, и теперь этот долг пол-
ностью оплачен».

КАРЛОС ШАКАЛ: Профессия — террорист

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ком, поэтому не понимаю, как такое могло случиться». Я попросил его поз-
накомить меня с той, которая выдает себя за леди Абердур. Решил внезапно
появиться на вечеринке и разоблачить ее как самозванку. Позже наткнулся
на статью в газете, где писали об этой женщине, но уже как о моей доче-
ри. Когда стали приходить письма, я начал возвращать их на почту с при-
пиской: «По этому адресу такие не проживают». Но даже когда вы обнаружи-
ваете, что некто — самозванец, реально вы мало что можете сделать».
За две недели до ареста романтически настроенная Розмари арендовала
дорогой отель в Сассексе и пригласила людей из службы видеозаписи. Она
нарядилась как ее любимая киногероиня Скарлетт, а друзей одела в костюмы
других героев фильма «Унесенные ветром», для того чтобы создать
собственную киноверсию известной истории. На эту «шалость» она потратила
50 тысяч фунтов стерлингов все из того же благотворительного фонда.
Ложь в конце концов открылась, причем внезапно и быстро. Причиной
краха была небрежность, легкомысленная ошибка с ее стороны. Дело в том,
что Розмари Абердур становилась все более самоуверенной и менее осторож-
ной в денежных махинациях. В июне 1991 года она уехала на несколько
дней, чтобы в очередной раз «встряхнуться». И забыла на своем столе в
офисе копию чека на сумму 120 тысяч фунтов стерлингов, которые снимались
с одного из счетов, принадлежащих фонду строительной компании. Рядом с
копией лежало письмо с разрешением перевести эту сумму в один из пяти
банков, которые Розмарн использовала для «отмывания» денег, украденных
из благотворительного фонда. И письмо, и копию чека обнаружил исполни-
тельный директор благотворительного фонда Ричард Стивене. Уж он-то знал,
что счета строительной компании Абердур подписывать не разрешалось. И с
ужасом понял, что подписи и на этом, и на предыдущих чеках были наглой
подделкой почерков тех, кто таким правом обладал.

Побег

На следующий день группа полицейских из управления по борьбе с мошен-
ничеством нагрянула на квартиру Абердур, чтобы произвести обыск в «пеще-
ре Аладдина» и описать имущество. Ящики бумаг и других вещественных до-
казательств надувательства были вывезены из дома фальшивой аристократки
на глазах у изумленных соседей. Список ценностей, найденных в ее апарта-
ментах, насчитывал 37 страниц.
Но сама мошенница исчезла, как только узнала о визите полиции к ней
на квартиру. По примеру известного участника «великого ограбления» поез-
да Ронни Биггса она сбежала в Рио-де-Жанейро, в то время как попечители
фонда оценивали размеры ее «кропотливой работы».
Из арендованной квартиры неподалеку от пляжа Копакабана Абердур зво-
нила и своим родителям, и жениху Каббинсу, который служил в Германии. В
долгих телефонных разговорах они пытались убедить ее вернуться в Брита-
нию. Сам министр обороны разрешил капитану Каббинсу покинуть полк, чтобы
слетать в Рио и привезти Розмари туда, где ей надлежало находиться. Ста-
рая школьная подруга Сара Боаз тоже внесла свой вклад в возвращение Роз-
мари.

Последний пир

В конце концов Розмари согласилась. Но обставила свое возвращение с
уже привычным ей шиком. Она раскошелилась (а что жалеть — деньги-то из
благотворительного фонда) на билеты «бизнес-класса» для себя и жениха.
На борту самолета ей подавали изысканные закуски и отличные вина.
Когда самолет приземлился в Британии, побледневшую Розмари встретили
детективы и офицеры службы безопасности. Женщину, привыкшую к роскошному
лимузину с персональным шофером, втиснули на заднее сиденье полицейской
машины между двумя угрюмыми детективами и доставили в штаб-квартиру уп-
равления по борьбе с мошенничеством.
Жизнь фальшивой аристократки резко изменилась. Ее шикарные наряды
сменила тюремная фланель. Права выйти под залог она была лишена, хотя на
Рождество ей разрешили съездить домой к родителям.

Крах мира фантазий

Розмари Абердур подошла к рубежу, когда нужно было подводить итог
своим счетам (не для благотворительности, а для правосудия), представ в
марте 1992 года перед судом. Она признала себя виновной по семнадцати
пунктам обвинения и не проявила никаких эмоций, когда прокурор зачитывал
список ее преступлений: 65 тысяч фунтов стерлингов на вечер — сюрприз
для подруги, 80 тысяч на аренду яхты, 780 тысяч на званые вечера, 134
тысячи на личную прислугу и 280 тысяч на машины.
Адвокат Грэхэм Боул сказал в ее защиту: «Это не обычная преступница
или опытная мошенница. Нет ничего, что бы обнаруживало в ней преступни-
цу. Мы не видим ничего, кроме стыда, угрызений совести и мужества отве-
чать на вопросы обвинения». Он сказал далее, что все так называемые
друзья, которые пили и ели за ее счет, испарились как пузырьки шампанс-
кого. Абердур выливала чужие деньги в глотки этих людей. Адвокат заявил,
что она страдала от комплекса неполноценности. Он представил Розмари как
жертву «грубости и мишуры высшего общества». «В конце концов, — сказал
он, мир фантазий стал для нее реальностью. Самообман начал брать вверх».
И добавил: «Эти кутежи, это обжорство стали болезнью».
Обвинение рисовало совсем другую картину. Речь прокурора была выдер-
жана в суровых тонах: «Ясно, что она содержала многих людей, в том числе
близких друзей и своего любовника. Тысячи фунтов были выброшены на прих-
лебателей и паразитов. Начинала она скромно, но потом аппетиты ее разыг-
рались. Она понимала, что в конце концов попадется, и скрылась в Брази-
лии».
Четыре года, к которым приговорили Абердур, многие в благотвори-
тельном фонде оценили как слишком мягкое наказание. Его попечитель зая-
вил: «Вы тратили деньги на вульгарное сумасбродство. Это говорит о том,
что мотивы, которые привели вас к преступлению, были сложными или неор-
динарными. Все это так, но в течение двух с половиной лет вы продолжали
доить этот фонд. Вам доверяли, а вы злоупотребляли этим доверием».

Конечно, Розмари была мошенницей, одной из величайших обманщиц в кри-
минальной истории Британии. И она, вполне возможно, заслужила еще более
суровое наказание, чем то, которое определил преступнице суд.
Но был один человек, которому хотелось бы подружиться с Розмари. Он
заявил, что готов показать ей «достопримечательности Рио-де-Жанейро»,
которые она так и не увидела. Этим человеком оказался Ронни Биггс, ко-
торый после побега из лондонской тюрьмы шестнадцать лет скрывался в Бра-
зилии. Он сказал: «Я мог бы доставить ей много радости, если бы показал
этот город, прежде чем она вернулась назад. Это отличное место для де-
вушки, которая любит повеселиться, и ей не понадобилось бы много денег.
Думаю, она не должна сдаваться. Она молода, у нее вся жизнь впереди. Но
можете быть уверены, я не забуду о своем обещании. Надеюсь, когда она
освободится из тюрьмы, то приедет ко мне в гости. И я покажу ей, что та-
кое настоящая дружба».
Если эта парочка когда-нибудь объединится, она вполне сможет претен-
довать на место в лондонском музее мадам Тюссо, где собраны восковые
«двойники» всех мировых знаменитостей. В том числе и скандальных.

ИМЕЛЬДА МАРКОС: «Стальная бабочка»

Имельда выросла в бедности, но красота помогла девушке выбраться из
трущоб. Влиятельные политики добивались ее благосклонности. Постепенно
Имельда Маркос превратилась в алчную стяжательницу.

Жена последнего филиппинского диктатора с гордо поднятой головой по-
кинула здание суда после процесса, который закончился унизительным пора-
жением американской Фемиды. Когда в июле 1990 года Имельда Маркос появи-
лась на улицах Манхэттена, в сердце своем она хранила темную тайну —
местонахождение исчезнувших миллионов, которые она и ее муж Фердинанд
Маркос выдоили из своей разоренной родины.
Расплатой за жадность, за стремление жить в роскоши для Фердинанда
Маркоса, умершего в изгнании, были позор и презрение его соотечественни-
ков. В стране, где традиционным национальным символом является изображе-
ние экзотической бабочки, Имельду Маркос прозвали «Стальной бабочкой».
Расточительную супругу президента обвиняли в мошенничестве, воровстве и
вымогательстве. Имельде выпала сомнительная честь: впервые жена главы
государства предстала перед уголовным судом.

Она не раскаялась

В поведении этой женщины на суде не было и намека на раскаяние. Нап-
ротив, обвинители столкнулись с надменностью, самонадеянностью и бах-
вальством. С первого дня, когда Имельда села на скамью подсудимых по об-
винению в вымогательстве, тайном сговоре и мошенничестве и ей грозили
пятьдесят лет тюрьмы, она с упоением рассказывала о невероятном бо-
гатстве, которым наслаждалась, будучи женой резидента. Имельда и Ферди-
нанд рассматривали Филиппины как свою персональную вотчину. Они присвои-
ли огромные суммы, которые Америка выделяла их стране в качестве эконо-
мической помощи. Корасон Акино, преемница Маркоса на посту главы госу-
дарства, добилась того, чтобы США, куда перебрались бывшие властители
Филиппин, отдали эту парочку под суд. Но Имельду не трогали судебные об-
винения. На суде она вела себя вызывающе: «Я устала слушать: один милли-
он туда, один миллион сюда, — зевала она в суде. — Это такая мелочь».
Когда Имельда Маркос была признана невиновной, обозреватели ждали,
что в министерстве юстиции США полетят головы. Стало ясно, что дело Мар-
косов было плохо подготовлено. Министерство потратило двадцать миллионов
на расследование, в его распоряжении были все службы госдепартамента,
ФБР и ЦРУ. И тем не менее дело было проиграно.

Расхищение

Американское руководство оказалось под давлением со стороны Корасон
Акино, которая намекнула, что наличие крупных американских военных баз
на Филиппинах может оказаться под вопросом, если США не предъявят
Имельде Маркос обвинение.
Министерству юстиции США в расследовании мешала швейцарская банковс-
кая система, которая отличается абсолютной закрытостью. Гарантируя кли-
ентам тайну вкладов, швейцарцы предоставляли им полную свободу действий
и не требовали, чтобы они указывали источники своих доходов. Важнейшие
документы, связанные с персональными счетами Маркосов, были спрятаны в
подвалах банков Женевы и Цюриха. Американские прокуроры не смогли доб-
раться до них. Представители Филиппинского национального банка дали
убийственные показания и представили соответствующие документы. Они ут-
верждали, что, хотя Имельда за время пребывания у власти не заработала
ни гроша, каждый раз, когда она приезжала в Нью-Йорк, в ее гостиничный
номер доставляли мешки денег. Но этих улик оказалось недостаточно.
Несмотря на то что Имельда была оправдана, филиппинское правительство
продолжает утверждать, что супруги Маркос похитили национальных богатств
не менее чем на 7 миллиардов фунтов стерлингов, которые в твердой валюте
и слитках драгоценных металлов хранятся в банках или вложены в бизнес по
всему миру.
Арест торговца оружием Аднана Кешогти, обвиненного в том, что он «от-
мывал» деньги Маркосов и потому правительство США не смогло проследить
путь этих денег, тоже ничего не дал. Этот случай только подтвердил до-
гадку, что похищенное Маркосами исчисляется в баснословных суммах.
За двадцать лет власти — сначала как демократически избранный поли-
тик, а потом как деспот, который ввел военное положение в стране — Мар-
кое со своей «Стальной бабочкой» истощил национальную экономику. США
поддерживали его режим на стратегически важных тихоокеанских островах,
поскольку рассматривали Филиппины как бастион антикоммунизма. Они содер-
жали крупные военные базы в этой стране и вкладывали миллионы и миллионы
долларов в экономику развивающегося государства.
Однако большая часть этих средств попадала в личный банк Маркоса и
его супруги.
Имельда, бывшая «королева красоты», стала для жителей Филиппин, в
большинстве своем живших в бедности, символом алчности. На вершине своей
карьеры в качестве «первой леди» она тратила на одежду сотни тысяч дол-
ларов в неделю. Наряды от лучших кутюрье доставлялись из Парижа и Рима
на самолетах. Имельда недели проводила в Европе, делая покупки. После
одного из таких турне она загрузила вещами три морских контейнера. Обувь

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73