Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

релов в отеле «Амбассадор».
Тем временем полиция продолжала допрос убийцы, который на протяжении
суток упорно отказывался назвать свое имя. Полиции удалось установить
личность убийцы по номерному клейму пистолета, который был зарегистриро-
ван на имя иорданского иммигранта Сирхана Б. Сирхана.
Сирхан, который, по его собственному признанию, когда-то с уважением
относился к Роберту Кеннеди, возненавидел сенатора из-за его произра-
ильской позиции. Сирхан обвинял израильтян в том, что они сделали палес-
тинский народ бездомным, и решил, что Кеннеди должен умереть 5 июня 1968
года, в первую годовщину начала шестидневной войны между Израилем и
арабскими странами.
На суде Сирхан попытался имитировать невменяемость, но был признан
виновным в умышленном убийстве и приговорен к пожизненному заключению.

ПОКУШЕНИЯ НА ПРЕЗИДЕНТОВ

Должность американского президента, возможно, самая опасная в мире —
никакая служба безопасности не сможет гарантированно обеспечить ему за-
щиту от безумцев, претендующих на лавры Герострата.

Убийство Авраама Линкольна было первым в постоянно растущем списке
покушений на жизнь американских президентов.
Весь мир оказался свидетелем трагических событий в Далласе 22 ноября
1963 года, когда пуля убийцы настигла президента Джона Кеннеди. Менее
известны обстоятельства покушений на других американских президентов.
Джеймс Гарфилд занимал этот пост менее четырех месяцев и стал жертвой
покушения 2 июня 1881 года. Президент находился на железнодорожном вок-
зале в Вашингтоне, когда ему выстрелили в спину. «Боже мой! Что это?»-
только и успел воскликнуть президент, прежде чем его положили на носил-
ки, чтобы отправить в больницу.
— Стрелявший все еще сжимал в руке дымящийся пистолет, когда его
арестовали. Это был Чарльз Гиго, член ультраправой организации, которой
президент в свое время отказал в политической поддержке.
Гарфилд прожил еще одиннадцать недель, прежде чем умер от заражения
крови, возможно, в результате использования нестерильных хирургических
инструментов. 20 сентября 1881 года бывший вице-президент Честер Алан
Артур стал президентом Соединенных Штатов.
Спустя год после выстрела Чарльз Гито, несмотря на предположения о
его невменяемости, был приговорен к смерти.
В 1901 году произошло третье покушение на президента Соединенных Шта-
тов. На этот раз жертвой убийцы стал Уильям Мак-Кинли, который к тому
времени успел добавить к своему четырехлетнему пребыванию в Белом доме
шесть месяцев второго президентского срока. Мак-Кинли прославился тем,
что при нем США стали мировой державой. Его экспансионистская политика
привела к созданию заморской империи: в сферу американских интересов
оказались вовлеченными Гавайи, Гуам, Филиппины и Пуэрто-Рико. Это вызва-
ло восторги одних и недовольство других. К последним принадлежал Леон
Жолгош, польский анархист.

Пистолет под носовым платком

6 сентября президент Мак-Кинли посетил панамериканскую выставку в
Буффало. Он обратился к собравшимся с приветственной речью и затем, ок-
руженный толпой, направился по центральной аллее к одному из павильонов.
Жолгош приблизился к президенту с протянутой рукой, как бы желая с ним
поздороваться. А в руке был пистолет, обернутый носовым платком. Прес-
тупник успел дважды выстрелить, прежде чем его обезоружили и повалили на
землю.
Ранение президента поначалу не вызвало у врачей особых опасений. Ве-
роятно, это и послужило причиной резкого ухудшения его здоровья. Неделю
спустя наступила смерть.
Леон Жолгош предстал перед судом, был признан виновным в убийстве и
29 октября 1901 года казнен на электрическом стуле.
Преемником Мак-Кинли в Белом доме на этом посту стал 42-летний Теодор
Рузвельт, который оказался самым молодым президентом в истории Соединен-
ных Штатов. Несмотря на молодость, он был влиятельным политиком и
пользовался большой популярностью. Теодор Рузвельт пробыл на посту пре-
зидента два срока (1901-1909). 14 октября 1912 года на него совершил по-
кушение некий Джон Шрэнк, который подстерегал президента у отеля «Гип-
патрик» в Милуоки, штат Висконсин. Это произошло в самый разгар избира-
тельной кампании, целью которой было оставить Рузвельта на третий срок в
Белом доме по спискам созданной им Прогрессивной партии. Несмотря на ра-
нение, президент нашел в себе силы выступить перед избирателями и только
после этого обратился к врачам. Он оправился от ран, но проиграл выборы
своему сопернику-республиканцу Уильяму Говарду Тафту.
Стрелявший в президента Джон Шрэнк был признан невменяемым и по при-
говору суда помещен в психиатрическую клинику, где скончался тридцать
лет спустя.
Осенью 1951 года на время ремонта Белого дома президент Гарри Трумэн
разместился в своей резиденции на Пенсильвания-авеню в Вашингтоне. Пер-
вого ноября после обеда Трумэн отдыхал в своем кабинете, когда два пуэр-
ториканских сепаратиста — Оскар Кольязо и Гризелио Торресола — попыта-
лись прорваться в дом, как выяснилось впоследствии, с целью убийства
президента. Между охранниками и нападавшими произошла трехминутная пе-
рестрелка. В результате Торресола и один из охранников были убиты, а
Кольязо арестован. На суде преступник рассказал, что он и его напарник
купили билеты только в одну сторону, так как не надеялись остаться в жи-
вых. Кольязо был признан виновным в заговоре с целью убийства президента
Соединенных Штатов и приговорен к смертной казни. Трумэн лично заменил
ему электрический стул пожизненным заключением.

«С этим приходится жить»

В сентябре 1975 года было совершено два покушения на жизнь президента

США Джеральда Форда. Первое из них произошло 5 сентября в Сакраменто,
штат Калифорния. Утром президент в сопровождении охраны вышел из отеля
«Сенатор» и направился к зданию, где была назначена деловая встреча.
Проходя через толпу собравшихся приветствовать высокого гостя, он пожи-
мал протянутые руки. Внезапно какая-то растрепанная молодая женщина бро-
силась к президенту, целясь в него из пистолета. Но выстрела не произош-
ло. Когда агенты службы безопасности схватили террористку, она исступ-
ленно повторяла: «Пистолет не выстрелил, не выстрелил!» Позднее при ос-
мотре оружия полиция констатировала, что пистолет был заряжен, но прои-
зошла осечка. Задержанной оказалась двадцатичетырехлетняя Линетт Фромм,
член террористической банды Чарльза Мэнсона, наводившей ужас на всю Аме-
рику. На счету преступной «семьи» было множество кровавых дел, в том
числе нашумевшее садистское убийство знаменитой киноактрисы Шарон Тейт.
Самообладание президента Форда было таково, что уже через два часа после
инцидента он выступил с речью о борьбе с преступностью и контроле за
оружием в законодательном органе штата Калифорния.
Комментируя попытку покушения на его жизнь, президент заявил: «Никоим
образом подобные акции не помешают мне общаться с американским народом.
С этим приходится жить».
И он жил с постоянной готовностью к смерти. Менее чем через три неде-
ли после инцидента в Сакраменто, 21 сентября 1975 года, когда президент
Форд вышел из отеля в Лос-Анджелесе, было совершено второе покушение на
его жизнь. Один из свидетелей этого инцидента рассказывал: «Президент
вышел из отеля. Толпа встречающих пришла в движение, и вдруг раздался
выстрел. Мы увидели облачко дыма — на противоположной стороне улицы.
Президент в нерешительности остановился. Агенты секретной службы быстро
и энергично затолкали его в автомобиль, который тут же умчался…»
В то время как одна группа агентов службы безопасности увозила оше-
ломленного президента, другая арестовала 45-летнюю женщину, все еще сжи-
мавшую в руке пистолет. Задержанной оказалась Сара Джейн Мур, активистка
левого движения, хорошо известная в Сан-Франциско.
Обе преступницы предстали перед судом по обвинению в попытке убийства
президента Соединенных Штатов Америки и были приговорены к длительным
срокам тюремного заключения.
Еще одна попытка убить американского президента была сделана 30 марта
1981 года. После выступления на съезде профсоюза строителей Рональд Рей-
ган вышел из вашингтонского отеля «Хилгон». От его подъезда до прези-
дентского лимузина было не более двадцати шагов. По пути президент улы-
баясь приветствовал группу людей, которые, несмотря на дождь, ожидали
появления главы государства. Вдруг кто-то окликнул его: «Господин прези-
дент!» Рейган обернулся, и в этот момент прозвучали четыре выстрела.
Тем временем агенты службы безопасности обезоружили стрелявшего. Мно-
гие были ранены, пресс-секретарь Джим Брэди находился в критическом сос-
тоянии. Раны других, к счастью, оказались менее опасны.
Истекающего кровью президента срочно доставили в больницу университе-
та Джорджа Вашингтона. Туда же поспешила перепуганная Нэнси Рейган. Даже
в этих драматических обстоятельствах бывшему голливудскому актеру не из-
менило чувство юмора. Опускаясь на каталку, которая должна была увезти
его в операционную, президент с улыбкой шепнул жене: «Дорогая, я просто
не успел увернуться от пули». Повернувшись к докторам, сострил еще раз:
«Надеюсь, ребята, вы республиканцы?»
Лучшие хирурги американской столицы в течение часа извлекали из лег-
кого президента пулю, которая застряла в двух дюймах от сердца. Один из
них заметил: «Жизнь президента буквально висела на волоске…» Несмотря
на преклонный возраст, Рональд Рейган быстро выздоровел.
Стрелявшим в президента оказался Джон Хинкли-младший, двадцатипяти-
летний диск-жокей. Ему было предъявлено обвинение в попытке убийства
президента США, но преступник оказался невменяемым. Суд принял решение
пожизненно содержать его в клинике для душевнобольных.

ПРИГОВОР, ПОДПИСАННЫЙ В КРЕМЛЕ

Бывшие соратники, Сталин и Троцкий стали заклятыми врагами. Убий-
цы-наемники преследовали вождя оппозиции до конца его дней.

Лев Троцкий — урожденный Лев Давидович Бронштейн — был одним из орга-
низаторов и руководителей октябрьского переворота. После смерти Ленина в
1924 году между Сталиным и Троцким возникла ожесточенная борьба за
власть. Сталин одержал в этой борьбе победу, вынудив своего соперника
покинуть Россию. В течение последующих десяти лет Троцкий искал убежища
в разных странах — Турции, Франции, Норвегии, но везде его присутствие
оказывалось нежелательным.
Наконец в 1937 году опальный идеолог революции нашел свое последнее
убежище в Мексике. Тем временем его бывшие приверженцы и единомышленники
в Советском Союзе подверглись жестоким репрессиям, а сам Троцкий был
объявлен врагом народа. Сталин заявил, что этот «предатель дела револю-
ции» создает за рубежом мощную базу для шпионской и террористической де-
ятельности против СССР. В действительности единственным оружием Троцкого
было его острое перо. Известный писатель Бернард Шоу так сказал о стиле
его произведений: «Когда этот человек отрезает голову оппоненту, то под-
нимает ее, чтобы показать, что в ней нет мозгов».

Убийство по заказу НКВД

Сталин поставил перед своими спецслужбами задачу уничтожить ненавист-
ного противника. Пресловутое НКВД, которое в те годы успешно совмещало
карательные функции внутри страны с тайными операциями за рубежом, нако-
пило значительный опыт в выполнении заданий такого рода. В 20-е и 30-е
годы сотни выехавших из Советского Союза исчезли, были убиты или совер-
шили самоубийство при таинственных обстоятельствах. Подобная смерть нас-
тигла и личного секретаря Троцкого Эрвина Вольфа, но не было доказано,
что это работа НКВД, хотя мало кто сомневался, что тайное ведомство Ста-
лина приложило к этому руку.
Убийство Троцкого НКВД решило осуществить руками своего агента Рамона
Меркадора. 26-летний сын влиятельной испанской коммунистки был участни-
ком гражданской войны в Испании, окончившейся поражением республиканских
сил. Многие противники франке, опасаясь расправы, покинули страну. Среди
них были Каридад Меркадор и ее сын. Рамон, который до этого уже освоил
начальный курс терроризма в Барселоне, продолжал совершенствовать полу-
ченные навыки в одной из спецшкол НКВД, специализируясь по тайным
убийствам, саботажу, разведке и ведению партизанских действий. Из Москвы

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

МА БАРКЕР: Мамаша-пулемет

Это была редкая личность — женщина, которая возглавляла банды голово-
резов и воспитала своих сыновей в духе злостного неповиновения закону.
Ма Баркер обеспечила себе место в анналах преступности, поскольку исто-
рия ее жизни — это цепь поистине дьявольских деяний.

Ма Баркер учила своих сыновей трем премудростям: читать, писать и
стрелять. Она была родом из тех самых мест, по которым шастал известный
головорез Джесси Джеймс. Четыре сына под ее руководством стали одной из
самых опасных и жестоких банд в истории Америки. Она научила их следо-
вать правилу, которое гласило: все законы созданы для того, чтобы их на-
рушать. В отличие от своих современников — Красавчика Флейца и Джона
Дилливджера, которые хотя и были отъявленными негодяями, не смогли раз-
житься и разбогатеть на своих преступлениях, — парни Баркер добыли огром-
ные суммы денег, оставаясь при этом неуловимыми. На своем пути по всей
стране — от Среднего Запада до далекого южного Техаса — они действовали
дерзко, хладнокровно и убивали безо всяких колебаний. Это были отбросы
общества, наученные собственной матерью жить по законам преступного ми-
ра.
Настоящее имя М. Баркер — Аризона Донни Кларк. Она родилась в Сиринг-
филде, штат Миссури, в 1872 году в семье безграмотного фермера-алкоголи-
ка и богобоязненной матери, которая учила ее читать Библию и играть на
скрипке. Девочка бросила школу, когда ей было десять лет, и всю жизнь
питала страсть к чтению дешевых книжек о преступлениях злодеев подобных
Джесси Джеймсу. Арри, как она себя называла, была потрясена, когда уви-
дела Джесси верхом на лошади во главе банды. В 1892 году, когда банда
Далтона погибла под полицейскими пулями во время ограбления банка в Коф-
февилле, штат Канзас, Арри носила траур. Было ей тогда 20 лет.

«Всадники апокалипсиса»

Ее печаль несколько поутихла, когда она вышла замуж за Джорджа Барке-
ра, чернорабочего, такого же необразованного, как и сама. Слабый и нере-
шительный, он сразу оказался «под каблуком» у жены. Особенно ему доста-
валось, когда она налегала на виски. Однако они умудрились произвести на
свет четырех здоровых сыновей: Германа, Ллойда, Артура и Фреда. Все дети
выросли бандитами, и все, так же как их мать, погибли от пули. В своем
штате они были известны как «четыре всадника Апокалипсиса» (именно так,
с горькой иронией, их прозвали учителя местной школы). В 1908 году, под
влиянием соседей, которые считали, что она родила сыновей дьявола, Ма со
своим выводком и мужем переехала в Уэбб-Сиги. Она выбрала этот город,
так как недавно в его окрестностях обнаружили золото. Желание разбога-
теть оставалось единственной надеждой этой семьи. Баркеры продолжали
жить в крайней бедности в своей хибаре без воды и электричества. Житейс-
кие невзгоды и обиды копились год от года и толкали молодых людей на
преступления.

«Мои мальчики отмечены богом»

Ма патологически ненавидела любую власть и тех, кто позволял себе хо-
тя бы малейшее замечание по поводу ее жуликоватого выводка. Она считала,
что все полицейские настроены против ее сыновей. В 1910 году Герман Бар-
кер стал первым, кого арестовали за воровство. Вместо того чтобы отру-
гать сына, она накинулась на полицейских: «Мои мальчики отмечены Богом!
Вы будете гореть в аду, если еще раз тронете своими грязными руками ко-
го-нибудь из Баркеров!».
В 1915 году после многочисленных столкновений с законом семья собра-
лась и двинулась в город Талса, штат Оклахома, где муж нашел работу на
железной дороге. Они жили все в той же нищете, а сыновья продолжали на-
рушать закон. Мальчишки прошли через весь набор подростковых преступле-
ний — от квартирных краж до угона машин и грабежа.

Новые друзья

Ма Баркер быстро наладила дружеские связи с пестрой публикой, состоя-
щей из бездельников, оборванцев, наркоманов, убийц и грабителей. Она
очень привязалась к типу по имени Херб Фармер, который скрывался непода-
леку от местечка Джоплин, штат Миссури. Она познакомилась со многими из-
вестными преступниками того времени, грабителями и вооруженными налетчи-
ками. Скоро ее дом стал пристанищем для беглых преступников и бандитов,
которым нужно было отсидеться. Эти постоянные гости потчевали впечатли-
тельных мальчишек «романтическими историями» об убийствах, грабежах и
насилии. Психиатр Джеймс Аллен, который изучал дело Ма Баркер, сказал:
«Эта женщина видела в хулиганах и грабителях, которые постоянно болта-
лись в ее доме, воплощение тех бандитов, которых она боготворила еще в
детстве. Она не могла внушить своим отпрыскам уважение к правилам и за-
конам, которые существовали в обществе. Она рассказывала им о жизни
преступников как о своего рода романтическом приключении в стиле Робин
Гуда. Мальчишки с весьма условным образованием и ограниченным кругозором
слышали то, что хотели услышать».
Братья Баркер к моменту совершеннолетия уже полностью принадлежали к
преступному миру. Ма Баркер с восхищением слушала рассказы своих сыновей
об их подвигах и с готовностью давала советы, как лучше ограбить челове-
ка или ювелирную лавку.
В 1917 году Баркеры стали членами крупной банды, объединявшей прес-
тупников, которые грабили банки, почтовые отделения и местные заправоч-
ные станции. Рэй Террилл, который много часов проводил с Ма, планируя
налеты на банки, взял Германа на очередной грабеж. После этой «прогулки»
Ма вывернула карманы сына, чтобы убедиться, что он не присвоил ее долю.
Однажды она нашла в носке Германа 50 долларов и отлупила сына рукояткой
револьвера.
В 1922 году ей пришлось надолго расстаться со старшим сыном. Ллойд

был схвачен во время налета на почту, когда стрелял и ранил охранника.
Что она могла сделать или сказать, чтобы убедить суд в невиновности
мальчика? Ма была безутешна, когда Ллойда приговорили к двадцати пяти
годам каторжных работ. Артур был следующим, кто попал на скамью подсуди-
мых. В 1922 году он был признан виновным в убийстве ночного сторожа
больницы, когда пытался украсть наркотики. Он получил двадцать лет
тюрьмы, несмотря на попытку Ма Баркер подкупить другого человека, чтобы
тот согласился взять на себя вину Артура.
Когда Артура посадили за решетку, Ма Баркер бросила мужа, увлекшись
«прелестями» однополого секса. «Когда Фредди и другие парни не чистили
банки, они бегали в поисках девчонок для Ма, — рассказывал бывший граби-
тель банков, который в свое время был связан с бандой Баркеров. — Они
приводили несовершеннолетних девочек, а старуха, вдоволь натешившись,
приказывала Фредди и другому члену банды избавиться от них. Эти идиоты
убивали несчастных и бросали их в окрестные озера. Все они погибли из-за
выжившей из ума старухи Баркер. Отвратительно! Эта компания была мне так
противна, что я только дважды ходил с ними на дело. Да и вообще профес-
сионалы в этой мерзкой банде не задерживались».

«Все они были сумасшедшими»

«Половые извращенцы — так можно назвать это сборище, — говорил бывший
грабитель Одетт. — Ма стала лесбиянкой, а все парни, за исключением Ар-
тура, были гомосексуалистами. Нет ничего хуже, чем грабитель банка,
убийца и гомосексуалист в одном лице. Понимаете, если кто-нибудь из них
видел приближающегося вооруженного копа, он сразу стрелял, потому что
опасался за жизнь своего любовника. Они защищали любовников так же, как
себя. Фредди убил многих из-за своего возлюбленного Карписа. Все они бы-
ли сумасшедшими любовниками-убийцами».
В 1926 году Фредди получил пятнадцать лет за вооруженное ограбление
банка в Уиндфилде, штат Канзас. Налет организовала Ма. Единственным, кто
оставался на свободе, был Герман. Ма переживала за сыновей, однако даже
и не подумала отговорить Германа от пагубного дела. Болев того, настояла
на том, чтобы он присоединился к банде Каймса-Террипла, которая специа-
лизировалась на краже банковских сейфов. Грабители вытаскивали многопу-
довые бронированные ящики с помощью лебедки, а потом взрывали, чтобы
открыть. Как правило, успех сопутствовал им. Но в 1926 году во время
очередного налета на банк, когда отряд полицейских окружил бандитов,
Герман был ранен. Ему удалось бежать домой в Талсу, под крылышко Ма. Да-
же перевязывая сыну раны, она учила его новым способам налета на банки и
магазины. 18 сентября Герман ограбил бакалейный магазин в Ньютоне, штат
Канзас, и спешил покинуть город на угнанной машине со своими сообщника-
ми. На окраине города шериф Джон Маршалл поднял руку, чтобы остановить
мчащуюся машину, но Герман срезал его очередью из автомата. Маршалл был
убит наповал.
На следующий день в городке Вичита Герман попал в полицейскую ловуш-
ку. Отстреливаясь, он разрядил и автомат, и пистолет, потом вынул из
нагрудного кармана пиджака талисман — патрон, который называл «счастли-
вым». Это был его последний выстрел, которым он свел счеты с жизнью.

Она посвятила жизнь освобождению сыновей

Ма Баркер была убеждена, что Германа убили полицейские. Она говорила:
«Баркеры так не поступают. Баркеры выросли не для того чтобы убивать се-
бя в угоду свиньям». Но судебная экспертиза подтвердила, что он действи-
тельно сам поставил точку в своей короткой преступной жизни.
Страсть к молоденьким девушкам у Ма не утихла, но она понимала, что
необходим мужчина, который бы заботился о ней, пока сыновья сидят за ре-
шеткой. Она связалась с алкоголиком, у которого за душой не было ни гро-
ша, заявив при этом: «Лучше пьющий мужик, чем никакого». Звали его Артур
Данлоп. Теперь Ма Баркер делила свое время между составлением посланий
губернаторам и комендантам тюрем, прося о снисхождении к сыновьям, и со-
держанием притона для беглых преступников. Кроме того, она успешно осво-
ила новое «ремесло», продавая краденые вещи. Глава ФБР позже скажет о
ней: «Самоубийство Германа, заключение трех других сыновей в тюрьму
превратили ее в настоящего матерого зверя. Она погрязла в бездне порока
и насилия».
Деньги, полученные от отчаянных головорезов, которых она прятала у
себя, плюс доход от продажи ювелирных изделий и других ценностей — все
это делало ненужным мнимое покровительство Артура Данлопа, хотя Ма и
продолжала жить с ним. Она его просто не замечала, поскольку вся ее те-
перешняя жизнь была посвящена освобождению сыновей: «Хотя бы один из мо-
их бедных мальчиков должен быть на свободе. Хотя бы один… Это все, че-
го я прошу. Кто запретит бедной женщине прижать к сердцу хотя бы одного
из сыновей?» В 1931 году ее настойчивые мольбы о милосердии в конце кон-
цов возымели действие: Фредди был освобожден из тюрьмы. Он привез с со-
бой своего сокамерника Элвина Карписа. Это оказалось одной из непрости-
тельных ошибок властей. Отпущенные на волю любовники тут же, с благосло-
вения Ма, начали новую волну террора. Карпис позже объяснял: «Я хотел
иметь большие автомобили, как у богатых людей, и все такое прочее. Я
знал, что вкалывая всю жизнь как дурак не получу этого». Такое умозаклю-
чение пришлось Ма Баркер по душе, поэтому неудивительно, что Карпис стал
ей вроде сына, заняв место Германа.
Фредди был влюблен в Карписа. В тюремной камере они поклялись, что
впредь никогда не остановятся ни перед блюстителями закона, ни перед са-
мой смертью. Они просто будут убивать и брать добычу.
Летом 1931 года, в разгар «Великой депрессии», разорившей миллионы
простых американцев, эта парочка развернула бурную деятельность, ограбив
несколько ювелирных магазинов и универмагов, торгующих одеждой. Дважды
их ловили, сажали в тюрьмы маленьких городов, но они без труда устраива-
ли побег и продолжали свой разгул. Время от времени они возвращались до-
мой, к Ма, докладывая ей о своих «подвигах» и отдавая часть добычи. Они
уговорили Ма переехать вместе с ними из Талсы в фермерский дом в Коско-
нонге, штат Миссури, и устроить там нечто вроде штаб-квартиры.
Карпис, ставший классным электриком благодаря годам, проведенным в
федеральной тюрьме, оборудовал в доме сложную систему сигнализации, что-
бы полиция не застигла их врасплох. Под вымышленными именами Данн и Га-
мильтон два любовника мотались по штатам Среднего Запада. В июле того же
года они успешно ограбили магазин скобяных изделии — взяли там тысячу
долларов. Двумя днями позже шериф Чарльз Келли узнал их, когда они сиде-
ли в машине и делили добычу. Он выхватил револьвер, чтобы арестовать

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

эффективности системы полицейского надзора, подчеркнув, что работники
этой службы отнюдь не испытывают положительных эмоций при работе с порой
безнадежными негодяями.
Это была горькая пилюля в адрес службы надзора, сотрудники которой
считали, что сделали все возможное в отношении Дамера. Сислович заявил:
«Многое свидетельствовало о том, что он ведет себя нормально.
Большинство из тех, кто имеет крышу над головой и хорошо оплачиваемую
работу, нас, как правило, не беспокоят. Этот случай — явное исключение,
и несправедливо взваливать вину на кого-то одного».
Через несколько дней выяснилось, что формальный подход полицейских
чиновников к судьбе Дамера дал ему возможность беспрепятственно совер-
шать свои ужасные преступления. Шеф полиции с раскаянием вынужден был
признаться, что его однажды вызывали в департамент внутренних дел для
ознакомления с информацией о том, что трое полицейских по вызову соседей
побывали в квартире Дамера, но никто из троих ничего не заподозрил и не
забил тревогу.
Из квартиры Дамера, весь в крови, выскочил четырнадцатилетний беженец
из Лаоса по имени Синтхасомфон. Соседи, в основном темнокожие, вызвали
полицию, но им прозрачно намекнули, чтобы «перестали привязываться к бе-
лому парню». По рассказам очевидцев, несчастный лаосец был не только
раздет и окровавлен, но и напичкан сильной дозой снотворного — это был
излюбленный метод Дамера: одурманить человека перед тем как его заду-
шить.
После того как Дамер заверил полицейских, что мальчик — его любовник,
они покинули дом, решив не вмешиваться в отношения гомосексуалистов.
Джеффри тут же задушил подростка и расчленил его тело, засняв все этапы
своего преступления на пленку.
Трое проштрафившихся полицейских, конечно же, впоследствии были уво-
лены.
Дамер мечтал иметь любовников типа зомби, которые стали бы его раба-
ми, и он экспериментировал на жертвах, проводя примитивную лоботомию с
помощью электрической дрели и кислоты. Вот почему на некоторых черепах
были обнаружены небольшие отверстия. Одна из несчастных жертв с проды-
рявленным черепом оставалась в полном сознании в течение суток, пока не
наступила смерть.
В первые же часы после ареста Дамер сознался в убийстве пятнадцати
человек, в том числе двенадцати в его милуокской квартире. На следствии
он опознал фотографии пропавших людей. На суде, который длился более
трех месяцев, присяжным так и не удалось прийти к общему мнению относи-
тельно того, сможет ли преступник — а это был главный козырь защиты —
когда-нибудь подавить в себе желание убивать. Дамер сидел безучастный,
позевывал при выступлениях свидетелей и экспертов, в течение многих ча-
сов рассказывавших о беседах с преступником, когда они пытались понять
причины его гнусных злодеяний.
Родственники его жертв, которые почти все были темнокожими, с ужасом
воспринимали эти подробности. Люди рыдали, впервые услышав, что случи-
лось с их родными и любимыми. В конце процесса, после того как суд при-
сяжных признал Дамера вменяемым, родственники жертв дали волю своим
чувствам.
Рита Избелл, одна из молодых женщин, присутствовавших на суде, не от-
водила взгляда от милуокского монстра, и судья Лоуренс Грэм еще до выне-
сения приговора поинтересовался, не желает ли она что-либо сообщить суду.
Рита стала рассказывать о своем покойном брате, но не смогла закончить:
с ней случилась истерика.
Эррол Линдсей, которому исполнилось всего 19 лет, был зверски убит и
расчленен Дамером в его милуокской квартире в 1991 году. Преступник
удовлетворил свои безумные желания, совершив половой акт с трупом. «Я
никогда не пожелала бы твоей матери пережить то, что пережила моя из-за
тебя! Понимаешь ли ты, подонок? Я ненавижу тебя! — в отчаянии крикнула
Избелл и подбежала к скамье подсудимых. Ты ублюдок! Я убью тебя!» — билась
в истерике молодая женщина, в то время как полицейские пытались успоко-
ить ее и усадить на место.
Родственники убитых называли его дьяволом и умоляли судью сделать
все, чтобы преступник никогда не оказался на свободе. Дамер потряс всех
присутствовавших, сделав заявление об искреннем и глубоком раскаянии,
которое он испытал, находясь в тюремной камере. Затем он призвал судей
быть неумолимыми в вынесении приговора и сказал, что желает смертной
казни, прекрасно зная, что в кодексе штата Висконсин такой меры наказа-
ния не существует. Дамер подчеркнул: «Я никогда не пытался выйти на сво-
боду и действительно жажду смерти. Я надеюсь на Божью милость и понимаю,
что общество и родственники моих жертв никогда не простят меня. Обещаю
молиться все оставшиеся мне дни, чтобы заслужить прощение. Я видел слезы
этих несчастных людей, и если бы мог, то отдал бы жизнь, чтобы вернуть
их близких. Во мне не было ненависти к кому-либо. Я понимаю, что был бе-
зумцем и маньяком, но теперь моя душа успокоилась. Да, я понимаю, что
сотворил непоправимое зло. Не могу ничего исправить, но готов помочь чем
смогу и прошу простить меня.
Я разделяю их справедливую ненависть, — сказал он о семьях жертв. — Я
останусь в тюрьме до конца жизни и обращусь к Богу. Я должен быть с Бо-
гом. Я уже пытался сделать это, но не смог и стал причиной людских стра-
даний. И только Господь наш Иисус Христос может простить мне мои грехи».
Дамер согласился отдать себя в руки врачей. Он сказал, что должен
стать подопытным в их экспериментах, чтобы они изучили его загадочный
мозг и поняли причину превращения человека в чудовище. Убийца поклялся
помочь психиатрам понять, что заставило его убивать, калечить и поедать
людей.
Преступник, на следствии признавшийся, что изучал книги по сатанизму,
теперь обратился к Библии: «Иисус Христос пришел в мир, чтобы спасти
грешников, из которых я самый страшный».
Дамер молил всех о прощении: семьи жертв, пострадавших из-за него по-
лицейских, своих отца и мачеху, выдержавших в напряженном молчании все
дни долгого судебного процесса.
«Сожалею, что из-за меня полицейские потеряли работу, — сказал подсу-
димый в своем последнем слове. — Я считаю, что они сделали все, что мог-
ли. Я причинил страдания своей семье, своему отцу, мачехе и матери, хотя
очень их люблю, и могу лишь надеяться, что со временем в их душе тоже
наступит покой. Я согласен со всеми обвинениями. Я принес боль многим и

решился на этот процесс по ряду причин, желая доказать, что мною не уп-
равляла ненависть. Мне хочется, чтобы мир узнал истину, да я и сам хотел
бы узнать, что сделало меня монстром. Ведь зная причину подобных превра-
щений, можно помочь таким, как я, которые пока на свободе. Годы в
тюрьме, где мне предстоит провести всю жизнь, будут ужасными, но я это
заслужил».

Под круглосуточным надзором

Согласно американским законам, не ограничивающим сроки лишения свобо-
ды, Дамера приговорили в общей сложности к 1070 годам тюремного заключе-
ния по пятнадцати пунктам обвинения в убийстве и за совершение менее
тяжких преступлений без права на амнистию в течение 930 лет. Через день
после приговора его поместили в одиночную камеру висконсинской тюрьмы
строгого режима, где содержатся 575 самых отъявленных преступников штата
— сексуальные маньяки, убийцы, торговцы наркотиками. Когда-нибудь он,
возможно, будет переведен на общий режим, пока же будет находиться под
неусыпным круглосуточным надзором в камере-одиночке. «Мы будем наблюдать
за ним круглые сутки, чтобы удостовериться, что он не опасен для себя и
для других», — заявил начальник тюрьмы Джеффри Эндикот.
Он добавил, что многие заключенные выходят из «одиночки» через нес-
колько дней, но Дамер скорее всего останется там надолго. Другой убий-
ца-маньяк, Генри Лукас, признался, что жизнь в тюрьме стала дня него су-
щим адом. Осужденный за одиннадцать убийств и подозреваемый в совершении
еще ста сорока, он заметил, что Дамеру придется туго. «Ему повезет, если
он здесь останется в живых. К убийцам несовершеннолетних все относятся
особо. Если кто-то совершит то же, что и Дамер, ему придется пройти че-
рез адские муки».
Сначала осужденного изолируют от других заключенных. Несмотря на его
заверения в том, что он больше не хочет убивать, охранники всегда наче-
ку. Вся пища передается через специальный выдвижной ящик в стене камеры;
чтобы избежать контакта, заключенного будут держать под надзором кругло-
суточно. Нечего и думать о побеге из тюрьмы — с пятью сторожевыми вышка-
ми, оградой из колючей проволоки и с современными электронными системами
слежения и сигнализации.
Дамеру разрешена одна прогулка в день, но всегда в сопровождении нес-
кольких охранников. На прогулку он должен надевать ярко-оранжевый комби-
незон, выдаваемый при выходе во двор.
Заключенному позволено получать строго определенное количество книг,
журналов и писем. Но объем еженедельной корреспонденции, адресованной
Дамеру, вдвое превышает норму. Обширная почта поступает от женщин, кото-
рые жаждут встречи с человеком, которого знает вся Америка.
Джеффри Дамер во многом схож с другими маньяками, которые в обычной
жизни часто выглядят совершенно нормальными людьми. Один из них, Эд
Гейн, днем присматривал за детьми, а ночью разрывал могилы; Тэд Банди в
промежутках между убийствами дежурил у «телефона доверия» в Сиэтле; Джон
Уэйн Гейси изображал клоуна на детских утренниках, а Дэвид Берковиц,
осужденный за многочисленные убийства, все свое время проводит сейчас,
консультируя заключенных по самым разнообразным вопросам. За примерное
поведение он получил право условного освобождения через десять лет.
«У многих из этих убийц часто приятная внешность, они услужливы,
сладкоречивы и добры, — сказала Хелен Моррисон, психиатр из Чикаго. — Я
уверена, что Дамер относится к тому же типу». Джудит Бекер, выступавшая
на процессе Дамера в роли эксперта со стороны защиты, утверждает, что
тюрьма повлияла на психику Дамера. «Он признался мне, что ненавидит себя
за содеянное, и рассуждает о якобы произошедшем внутри него после ареста
«ядерном взрыве». Джеффри подумывал и о самоубийстве, но вряд ли ему
удастся сделать это в тюрьме. Проведя немало времени в раздумьях о слу-
чившемся, сейчас Дамер записывает свои мысли. «Бредовые идеи исчезли, —
говорит он. — Однако трудно утверждать, что навсегда».

Учебное пособие для ФБР

«Обвинение привело убедительный довод в пользу того, что Дамер в сос-
тоянии принять твердое решение не совершать подобного в течение опреде-
ленного времени», — заявил Дэвид Барлоу, ассистент кафедры криминалистики
в университете штата Висконсин. Ричард Клинг, защитник маньяка-убийцы
Джона Уэйна Гейси, добавил: «Я не думаю, что кто-нибудь в мире может с
уверенностью заявить, что Дамер нормален. Проблема в том, что ненор-
мальность не влечет за собой безумия».
Поведение Джеффри Дамера в тюрьме еще долго будет занимать умы психи-
атров. Не исключено, что он сможет стать примерным заключенным и сумеет
быть внешне дружелюбным как с заключенными, так и с охранниками. Но нет
никакой гарантии, что преступнику однажды не взбредет в голову повторить
один из своих старых «номеров».
На суде прокурор Майкл Макканн указал на способность Дамера вводить в
заблуждение даже опытных медиков. На воле ему не раз удавалось убедить
врачей в том, что он страдает бессонницей, и они выписывали «больному»
снотворное, которое он использовал в своих преступных целях.
Дамер также намеренно вводил в заблуждение назначенных судом врачей,
пытавшихся помочь ему обрести психическое равновесие. «Он оттолкнул руку
помощи, — сказал прокурор Макканн. — Он прекрасно знал, что делал».
Дело Джеффри Дамера будет своеобразным учебным пособием для слушате-
лей академии ФБР. В числе других специалистов по борьбе с преступностью
там готовят агентов, специализирующихся на маньяках-убийцах, и все тома
дела Дамера будут переданы в ФБР и занесены в соответствующий банк дан-
ных.

«Молчание ягнят»

Бывший директор ФБР Роберт Ресслер допрашивал таких убийц, как Чарльз
Мэнсон, Сирхан Сирхан, Тэд Банди, Джон Уэйн Гейси. Он попытался встре-
титься с Дамером, чтобы пополнить свои наблюдения. «Как может нормальный
человек совершать такие немыслимые преступления? Он будет уникальным ма-
териалом для анализа, — заявил Ресслер, возглавляющий теперь свое
собственное сыскное бюро. — Любая информация о личности, подобной Дамеру,
для нас незаменима и помогает в раскрытии аналогичных преступлений».
В фильме «Молчание ягнят» популярная актриса Джуди Фостер сыграла мо-
лодую сотрудницу ФБР, которой нужно было проникнуть в тайны психики Хоп-
кинса — монстра-людоеда, с тем чтобы поймать другого маньяка. Прообразом

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

он был направлен в Париж, где «случайно» познакомился с американкой по
имени Сильвия, которая оказалась курьером Льва Троцкого. Рамон, по доку-
ментам Жак Морнар, был мужчиной приятной наружности и без особых затруд-
нений уговорил Сильвию выйти за него замуж. Доверчивая невеста согласи-
лась.
Из Парижа молодые супруги прибыли в Нью-Йорк, а оттуда самолетом отп-
равились в Мехико. Жак Морнар, мгновенно превратившийся во Фрэнка Джек-
сона, на первых порах безуспешно пытался внедриться в среду местных
троцкистов. Тем временем Мексиканская коммунистическая партия, очевидно
по заданию Москвы, решила «продублировать» действия специального агента
и организовала собственный заговор с целью убийства Троцкого. 24 мая
1940 года его вилла подверглась вооруженному нападению. Более двадцати
боевиков в масках буквально перевернули вверх дном весь дом, но хозяева
успели спрятаться. Не иначе как сама судьба хранила кремлевского изгнан-
ника: Троцкий, его жена и внук не пострадали.
После этого скандального инцидента, ставшего достоянием мировой прес-
сы, Троцкий превратил свой дом в настоящую крепость, куда допускались
лишь особо преданные ему люди. Среди них оказались Сильвия и ее муж
Фрэнк Джексон, которым удалось войти в доверие к «учителю».
Поначалу молодой человек, проявлявший повышенный интерес к марксизму,
показался Троцкому чересчур назойливым. Но в конце концов старый под-
польщик, считавший своим святым долгом растить молодую смену борцов за
«мировую революцию», проникся доверием к обаятельному американцу.
Несмотря на жаркий день, 20 августа 1940 года Фрэнк Джексон явился на
виллу Троцкого в наглухо застегнутом плаще и шляпе. Под плащом «друга
семьи» уместился целый арсенал: альпинистский ледоруб, молоток и автома-
тический пистолет крупного калибра.
Охранники, которые часто видели этого человека в доме и привычно счи-
тали его «своим», провели гостя к хозяину, кормившему в саду кроликов.
Наталье, жене Троцкого, показалось странным, что муж Сильвии приехал без
предупреждения, однако гостю предложили остаться на обед.
Отказавшись от приглашения, Меркадор-Джексон попросил просмотреть
статью, которую он только что написал. Мужчины прошли в кабинет. Едва
Троцкий углубился в чтение, Джексон извлек из-под плаща ледоруб и всадил
его в затылок жертвы. Посчитав удар недостаточно надежным, убийца раз-
махнулся ледорубом еще раз, но чудом сохранивший сознание Троцкий схва-
тил его за руку, заставив выронить оружие. Затем, шатаясь, выбрался из
кабинета в гостиную. «Джексон! — закричал он. — Посмотри, что ты наделал!»
Прибежавшие на крик охранники сбили с ног Джексона, который целился в
свою жертву из пистолета. «Не убивайте его, — остановил Троцкий охранни-
ков. — Надо, чтобы он все рассказал…» С этими словами раненый потерял
сознание.
Через несколько минут Меркадор Джексон и его жертва были доставлены в
столичную больницу скорой помощи. Упорство, с каким этот смертельно ра-
ненный человек боролся за жизнь, потрясло даже врачей. В их практике еще
не было случая, чтобы пострадавший с такой чудовищной травмой — раскро-
енным черепом — прожил, периодически приходя в сознание, более суток…
Более тридцати тысяч человек побывали за пять дней у гроба с телом
Троцкого. Даже те, кто не разделял его коммунистических убеждений, отда-
ли дань уважения этому неистовому революционеру.
Рамон Меркадор, он же Фрэнк Джексон, он же Жак Морнар, был приговорен
к двадцати годам тюремного заключения. Выйдя из мексиканской тюрьмы в
марте 1960 года, он поселился на Кубе. Незадолго до своей смерти в Гава-
не 18 октября 1978 года убийца Троцкого получил Золотую Звезду Героя Со-
ветского Союза.

НЕНАВИСТЬ ЗА ЛЮБОВЬ

Его имя окружено в Индии таким же почитанием, с каким произносятся
имена святых. Духовный лидер нации, Махатма Ганди всю свою жизнь боролся
против раздирающих его страну религиозных распрей, против насилия, но на
склоне лет пал его жертвой.

Этот человек отвергал насилие в любой форме. Более тридцати лет он
настойчиво проповедовал свою философию и в конце концов доказал всему
миру эффективность ненасильственной политики, когда в 1947 году Индия
благодаря усилиям Махатмы Ганди мирным путем получила независимость от
Британии. Но в пробудившейся стране вспыхнула жестокая борьба между ре-
лигиозными группировками за право диктовать свою волю правительству.
1947 год для Ганди закончился горьким разочарованием. Он продолжал
доказывать бессмысленность насилия, но, казалось, никто его не слышал. В
январе 1948 года в отчаянной попытке остановить межнациональные распри
Махатма Ганди прибегнул к голодовке. Он объяснил свое решение так:
«Смерть станет для меня чудесным избавлением. Уж лучше умереть, чем
быть беспомощным свидетелем самоуничтожения Индии».
Жертвенная акция Ганди оказала необходимое воздействие на общество.
Лидеры религиозных групп согласились пойти на компромисс. Через нес-
колько дней после того как Махатма («мудрый человек») начал голодовку,
они приняли совместное решение: «Мы заверяем, что будем защищать жизнь,
собственность и веру мусульман, и те инциденты на почве религиозной не-
терпимости, которые имели место в Дели, больше не повторятся».
Окрыленный надеждой, Ганди прекратил голодовку. Однако политическое
равновесие в стране оказалось нестабильным. Вскоре мощное движение про-
тив прогрессивного лидера молодого независимого государства начало наби-
рать силу. Воинствующие проповедники индуизма обвиняли Ганди в ущемлении
их религиозных прав. Почему же, вопрошали они, этот правдолюбец не выс-
тупает с решительным осуждением насилия, которому подвергаются индусы,
живущие в Пакистане? Они призывали к вооруженной интервенции, хотя зна-
ли, что до тех пор, пока Ганди жив, применять насилие им не позволят.
Оставалось «переубедить» упрямца силой оружия.

Аргумент со смертоносной начинкой

Первое покушение на жизнь Махатмы Ганди произошло 20 января 1948 го-
да, через два дня после того как он прекратил голодовку. Лидер страны

обращался к верующим с веранды своего дома в Дели, когда беженец из
Пенджаба по имени Маданлал швырнул в него самодельную бомбу. Устройство
разорвалось в нескольких шагах от предполагаемой жертвы, но никто не
пострадал.
Индийское правительство, встревоженное этим инцидентом, настаивало на
усилении личной охраны Махатмы Ганди, но он и слушать об этом не хотел.
«Если мне суждено погибнуть от пули безумца, — говорил мудрец, — я сделаю
это с улыбкой. Бог должен быть в моем сердце и на устах. И обсыхайте
мне: когда это случится, вы не прольете по мне ни слезинки».
30 января 1948 года Ганди проснулся на рассвете и принялся за работу
над проектом конституции, который надо было представить конгрессу. Весь
день ушел на обсуждение с коллегами будущего основного закона страны.
Пришло время вечерней молитвы, и в сопровождении своей племянницы он вы-
шел на лужайку перед домом.
Как обычно, собравшаяся толпа бурно приветствовала «отца нации». При-
верженцы его учения бросились к своему кумиру, пытаясь, по древнему обы-
чаю, дотронуться до ног Махатмы.
Пользуясь возникшей суматохой, какой-то человек приблизился к Ганди
и, выхватив пистолет, трижды выстрелил…
Первые две пули прошили изможденное тело Ганди, третья застряла в
легком. Старый мудрец прошептал: «Слава Богу» — и умер с улыбкой на ли-
це. Убийцей оказался Натурам Годсе, экстремистски настроенный издатель и
редактор одной из провинциальных газет.
Вскоре власти выяснили, что убийца действовал не в одиночку. Был
раскрыт мощный антиправительственный заговор. Перед судом предстали во-
семь человек. Все они были признаны виновными в убийстве. Двоих пригово-
рили к смертной казни и повесили 15 ноября 1949 года. Остальные заговор-
щики получили длительные сроки тюремного заключения.

МЕСТЬ «ЧЕРНЫХ МУСУЛЬМАН»

Малькольм Экс был одним из лидеров движения за гражданские права нег-
ров. Он отказался от экстремистских взглядов «черных мусульман», прово-
цировавших расовые беспорядки, и это стоило ему жизни.

Как и его соратник по борьбе за гражданские права цветного населения
США Мартин Лютер Кинг, Малькольм Экс стремился к созданию более справед-
ливого американского общества, где все граждане, независимо от цвета ко-
жи, могли бы иметь равные возможности. И точно так же, как Мартин Лютер
Кинг, он пал от руки наемного убийцы. Впрочем, на этом сходство между
ними и заканчивается.
Малькольм родился в 1926 году в бедной негритянской семье и, как мно-
гие его чернокожие сверстники, был втянут в преступную жизнь. Он провел
в заключении в общей сложности десять лет, но не терял времени зря, за-
нимаясь самообразованием. Там же, в тюрьме, он принял ислам и, сменив
прежнее имя, стал называть себя Малькольм Экс («Малькольм неизвестный»).
В 1961 году Малькольм Экс примкнул к движению «черных мусульман» и
вскоре стал одним из его лидеров. «Черные мусульмане» выступали за авто-
номный принцип расселения негров на территории Соединенных Штатов. Иными
словами, речь шла об этнических резервациях, как у американских индей-
цев. Вскоре Малькольм Экс разочаровался в своем выборе. Он обвинил «чер-
ных мусульман» в тайном сговоре с ку-клукс-кланом и поощрении расовых
беспорядков с целью доказать «необходимость» расовой сегрегации.
В марте 1964 года он порвал со своими бывшими единомышленниками и ос-
новал новую организацию под названием «Движение за афро-американское
единство». Ее целью было создание негритянской националистической пар-
тии, которая действовала бы в рамках сложившейся политической жизни Аме-
рики.
Малькольму удалось склонить на свою сторону четверть миллиона бывших
приверженцев «черных мусульман». В результате отношения между этими дву-
мя группировками резко обострились.

Месть «отступнику»

Лидер нового движения не сомневался, что его жизнь в опасности. Это
подтвердилось, когда 11 февраля 1965 года в дом Малькольма были брошены
зажигательные бомбы. Дом был куплен для него двумя годами ранее «черными
мусульманами», и хотя они заявили о своей непричастности к нападению,
было ясно, что это месть «отступнику».
Неделю спустя Малькольм Экс приехал в Гарлем, негритянский район
Нью-Йорка, чтобы выступить перед его жителями. Едва он начал речь, как
один из собравшихся закричал: «Убери руку из моего кармана!» Охранники
попытались утихомирить дебошира, но Малькольм остановил их примири-
тельной просьбой: «Успокойтесь, братья!»
Вырвавшись из рук охраны, неизвестный выхватил из-под пальто обрез и
выстрелил в Малькольма. Затем с разных сторон последовало еще несколько
выстрелов…
Тяжело раненный негритянский лидер был срочно доставлен в клинику Ко-
лумбийского медицинского центра, но было поздно. Вскоре последовало офи-
циальное сообщение о его кончине.
Один из убийц, Томас Хейген, был арестован сразу же, а несколько
позднее полиции удалось задержать и остальных — Нормана Батлера и Томаса
Джонсона. Все они оказались «братьями по крови» — такими же чернокожими,
как и убитый. «Черные мусульмане» категорически отрицали свою причаст-
ность к этому преступлению. Их представитель заявил: «Если это сделал
кто-то из наших, он сделал это по собственной инициативе».

СМЕРТЬ ТАИЛАСЬ В ЗОНТИКЕ

Бежавший в Англию от преследования властей 49-летний болгарский дис-
сидент Георгий Марков погиб в Лондоне при весьма таинственных обстоя-
тельствах. Более десяти лет тайна гибели журналиста оставалась нераскры-
той…

Георгий Марков, известный болгарский драматург, в 1969 году бежал в
Англию, спасаясь от преследований, которым он подвергался за свои убеж-
дения. Обосновавшись в Лондоне, болгарин женился на англичанке, устроил-
ся на радиостанцию «Би-би-си».
Передачи Маркова регулярно транслировались на Восточную Европу. Но
так как они не носили явно политического характера, у радиожурналиста не

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

преступников, но они выстрелили первыми. Шериф рухнул на дорогу мертвым.
Для Баркеров пришла пора смываться и найти где-нибудь безопасное место,
пока шум, поднятый этим убийством, не утихнет.
Ма покинула фермерский дом в Миссури и перебралась в городок
Сент-Пол, штат Миннесота, известный как место, где гангстеры скрывались
от закона. И вновь она организовала здесь убежище для бандитов. Кроме
того, известные налетчики Джек Пфайфер и Гарри Сойер стали ее близкими
друзьями. Ма составляла планы ограбления грузовиков, перевозивших това-
ры на дальние расстояния, а Фредди и Карпис осуществляли их. Пфайфер и
Сойер продавали награбленное, а Ма получала свою долю и тратила ее на
адвокатов, надеясь с их помощью освободить остальных сыновей.
Семья преступников ненавидела бедного Артура Данлопа, когда-то женив-
шегося на Ма, и не хотела больше терпеть его присутствие. Тело несчаст-
ного супруга, продырявленное пулями, было найдено плавающим в ледяной
воде озера Фристед в штате Висконсин в конце 1931 года. Застрелил своего
отчима Фредди Баркер.
Фредди и Карпис провернули к тому времени несколько дел самостоя-
тельно и не хотели больше зависеть от Пфайфера и Сойера. Многие отчаян-
ные головы были согласны работать на Фредди и Карписа. Эта парочка орга-
низовала собственную банду. Между 1931 и 1933 годами они ограбили дюжину
банков, убили немало людей, в том числе начальника полицейского участка
Мэнли Джексона, нескольких охранников и полицейских. Ма Баркер и Фредди
стали самыми опасными из всех разыскиваемых в Америке преступников. На
их кровавом счету были десятки трупов.
В октябре 1932 года Артур Баркер был освобожден под честное слово.
Теперь уже двое сыновей Ма были на свободе и «трудились» на ниве прес-
тупности. В мае 1932 года Ма осенило: «Хватит грабить банки, пора за-
няться похищением людей с целью получения выкупа». Преступница рассудила
так: раз уж она тратит огромные суммы денег, используя любую возмож-
ность, чтобы вызволить из тюрьмы своего сына, богатая семья тем более не
постоит за ценой, чтобы вернуть своих детей. Объединившись с Фредом Гот-
цем, бывшим сообщником пресловутого чикагского мафиози Аль Капоне, ко-
варная Ма Баркер подготовила план похищения Уильяма Хамма, главы богатой
династии пивоваров.

Первое похищение

15 июня 1933 года по дороге из своей пивоварни в Сент-Поле Хамм был
похищен Фредди и Карписом. Его заставили подписать бумагу с требованием
выкупа, завязали глаза, несколько часов возили по дороге, прежде чем
доставить в логово Ма Баркер, где и держали под охраной. Три дня члены
семьи пивовара консультировались с полицией и спорили между собой, пока
не решили отдать выкуп. Пакет с деньгами был выброшен на ходу из машины
на пустынной дороге в пригороде Сент-Пола. План Ма Баркер сработал, и
Уильяма Хамма, целого и невредимого, вернули семье.
Братья Баркеры и Ма, их мозговой центр, не забывали и про старый про-
мысел — ограбление банков. В августе 1933 года гангстеры напали на маши-
ну, перевозившую деньги. Их добыча составила 30 тысяч долларов. В завя-
завшейся перестрелке один полицейский был убит, а другой тяжело ранен.
Еще одного «копа» они убили месяцем позже — во время неудачного налета
на банк в Чикаго.

Мозговой центр

И все-таки похищения привлекали Ма гораздо больше. Легкость, с кото-
рой они взяли выкуп за Хамма, убедила ее, что это дело более выгодное и
менее опасное, чем налеты на банки с выносом сейфов, перестрелками и по-
гонями. Чувствуя, что после ряда убийств атмосфера вокруг Баркеров стала
накаляться (повсюду висели плакаты с их портретами и надписью «Разыски-
ваются ФБР»), Ма предложила на время затаиться, а потом выкрасть видного
банкира из Миннеаполиса Эдварда Бремера.
Несколько месяцев Ма разрабатывала план похищения, прежде чем послала
своих «мальчиков» на дело.
Утром 17 января 1934 года Бремер высадил свою восьмилетнюю дочь около
школы и поехал в офис. Он попал в ловушку, когда машина остановилась пе-
ред светофором. Артур подбежал к ней и приставил к виску банкира ре-
вольвер.
Бремера заставили подписать просьбу к семье о выкупе на сумму 200 ты-
сяч долларов. Семья Бремеров в полицию не обращалась, но их попытки от-
дать выкуп несколько раз срывались по разным причинам. Слишком нервный
Артур Баркер хотел убить Бремера, но Фредди остановил его словами: «Ко-
нечно, ты можешь вышибить из него мозги, но ты же знаешь, что скажет Ма!
» Одно упоминание этого имени заставило Артура опустить револьвер. Эд-
варда Бремера вернули семье после того, как 17 февраля 1934 года выкуп
был передан бандитам.

Пластическая операция не удалась

Карпис и Фредди вместе с Ма решили сделать пластическую операцию,
чтобы изменить внешность и ускользнуть от преследования. Они нашли врача
по имени Джозеф Моран, который, как оказалось, был алкоголиком. Моран
дал им морфия, прежде аем приступить к своей неуклюжей работе. Ма еще
только готовилась к операции, когда увидела, что Моран проделал с Фред-
ди. На этом хирургическая деятельность Морана закончилась: по приказу Ма
Фредди и Артур пристрелили его.
Ма настояла, чтобы банда разделилась, и первым делом отправила Артура
жить в Чикаго. Сама она арендовала дом в малонаселенной местности в шта-
те Флорида. Карпис и другие члены банды регулярно туда наведывались. В
1935 году кто-то донес на Артура, и он был арестован агентами ФБР, как
только вышел из своей чикагской квартиры. При других обстоятельствах он
непременно выхватил бы револьвер и стал стрелять. А туг как назло он ос-
тавил оружие дома.
Во время обыска на квартире Артура обнаружили карту с подобными ука-
заниями, как найти то место во Флориде, где скрывались Ма и Фредди. О

такой удаче ФБР могло только мечтать! Теперь полиции оставалось лишь
тщательно спланировать свои действия, чтобы ликвидировать бандитское ло-
гово, — и успех операции был обеспечен.

Конец банды мамаши Баркер

16 января 1935 года агенты ФБР окружили дом. Один из них, надев пуле-
непробиваемый жилет, предложил Ма сдаться. Увидев его, она приоткрыла
дверь и прошипела сквозь зубы: «Пошли бы вы все к черту!» Когда дверь
захлопнулась, инспектор услышал ее слова сыну: «Врежь этим проклятым ко-
пам — стреляй!».
Сохраняя полное спокойствие, Ма поднялась наверх и открыла из окна
огонь из автоматической винтовки по людям, обложившим их берлогу. Фредди
поддерживал мамашу огнем из автомата. Агенты ФБР ответили тем же, а по-
том пустили в ход слезоточивый газ. Ожесточенная пальба продолжалась
около часа. Когда наконец стрельба прекратилась, местный парень добро-
вольно согласился заглянуть в дом. Он нашел Ма без признаков жизни.
Фредди умер, получив четырнадцать пуль.
Оба ее оставшихся сына тоже погибли. Артур был убит охраной в тюрьме
Алькатрас в Сан-Франциско при попытке к бегству. Ллойд отсидел двадцать
пять лет за убийство и был освобожден в 1947 году. Вскоре он женился, но
два года спустя жена зарезала его.
Таким был конец истории «мальчиков» Баркер, попавших под злой гипноз
матери, которая стала виновницей трагедии.

УЛЬРИКА МАЙНХОФ: Философия убийства

Ульрика Майнхоф была прекрасно образованной и яркой личностью, люби-
мицей журналистов. Но она предпочла стать фанатичной и жестокой терро-
ристкой. Ее история во многом таинственна и необъяснима.

В среде послевоенной немецкой молодежи не все верили в экономическое
чудо, которое может возродить разрушенную экономику, поднять города из
руин и сделать Германию еще более сильной и процветающей, чем при дово-
енном «третьем рейхе». Идеи новой революции зрели в школьной, универси-
тетской, академической среде, в некоторых слоях интеллигенции. Эти люди
с надеждой смотрели на Восток, особенно на Восточную Германию, скрытую
за каменной стеной и колючей проволокой. Они всерьез рассматривали ГДР
как модель государства будущего.
Эти «кухонные радикалы», представители среднего класса, верили, что
концепция капитализма изжила себя и пришло время истинно пролетарской
революции. Но они были убеждены, что реализовать эту идею мирным путем
невозможно — новый Иерусалим должен быть воздвигнут на крови. В неистовом
потоке насилия имя Ульрики Марии Майнхоф оказалось неразрывно связанным с
именем Андреаса Баадера. Созданная ими организация была одной из самых
известных террористических групп в Германии.

Живой ум и природное обаяние

Ульрика родилась в Нижней Саксонии 7 октября 1934 года и принадлежала
к тому «потерянному поколению», которое было искалечено войной. Рожден-
ная в период восхождения фюрера к власти, достаточно взрослая, чтобы
понять, что он поставил страну на колени, она рано столкнулась с труд-
ностями реальной жизни. Ее отец умер от рака в конце войны, а мать скон-
чалась в 1948 году. Приемная мать позаботилась о том, чтобы Ульрика по-
лучила образование. Интеллигентная, высокоодаренная молодая женщина,
Ульрика обладала живым умом и природным обаянием. Ее привлекали паци-
фистские идеи, труды Бертрана Рассела и Веры Бриттен. Бурная эпоха оста-
вила свой след в ее юном сознании.
К двадцати трем годам она поступила в докторантуру Мюнстерского уни-
верситета. Ульрика была активным членом различных левых движений, высту-
пала за запрещение ядерного оружия, призывала бороться с растущей угро-
зой милитаризма в Германии со стороны правых — в то время это было ос-
новное политическое направление. Даже социал-демократ Вилли Брандт, ко-
торый стал впоследствии канцлером Федеративной Республики, не оставался
в стороне от этих идей.
К 1959 году Ульрика приобрела устойчивую репутацию радикала и передо-
вого ученого. Она мастерски владела аудиторией, поэтому ее постоянно
приглашали выступать. На антиядерной конференции в Бонне она познакоми-
лась с редактором студенческой газеты «Конкрет» Клаусом Райнером Ролем.
Они полюбили друг друга и в 1962 году стали мужем и женой. Через год
Ульрика родила близнецов. Хотя теперь она стала много времени уделять
семье, ее увлечение политикой не ослабло. В 60-х годах, когда в Англии
появились «битники», а слова «свободная любовь» были на устах у всех,
Ульрика пришла к выводу, что старый капиталистический строй должен быть
разрушен. Однако все глубже погружаясь в пучину «левой» идеологии, она
неплохо жила в той системе, которую презирала.
Ульрика и Клаус были обеспеченными людьми. Роль с немалой выгодой пе-
реводил порнографические шведские книги на немецкий язык, а доходы
Ульрики росли по мере увеличения тиража газеты «Конкрет», редактором ко-
торой она стала. Вокруг них сформировалась группа разных по социальному
статусу людей, объединенных стремлением изменить окружающий мир. Ульрика
стала постоянным и популярным гостем политических радиопередач, при лю-
бой возможности пропагандируя «альтернативные» взгляды на текущие собы-
тия. В течение всех этих лет обеспеченной жизни — с «мерседесом» возле
собственного дома и подвалом, наполненным отличными винами, — Ульрика
Майнхоф продолжала утверждать, что лишь насильственный переворот может
излечить современное общество от всех его болезней.
В конце 60-х произошли два события, которые изрядно пошатнули ее упо-
рядоченный мир. Во-первых, в 1968 году она развелась с мужем, который
постоянно ей изменял и в конце концов перешел все границы приличия.
Во-вторых, состоялся судебный процесс по делу молодого революционера
Андреаса Баадера.
Баадер родился в Мюнхене в 1943 году. Он был приверженцем на-
сильственных методов классовой борьбы, которая, как он считал, необходи-
ма в современном немецком обществе. Красивый бездельник, никогда не ра-
ботавший, любимец женщин, он приехал в Берлин и регулярно участвовал во
всевозможных демонстрациях, которые происходили ежедневно в старой сто-
лице империи. Тут протестовали по любому поводу и боролись за что угодно
— от защиты прав людей, незаконно вселившихся в квартиры, до требования

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

этого персонажа послужил известный в штате Висконсин убийца Эд Гейн, ко-
торый убивал женщин и затем снимал с них кожу, чтобы удовлетворить свои
извращенные транссексуальные фантазии. Он также раскапывал свежие могилы
и использовал кожу покойников, чтобы изменить свой облик. Признанный
умственно неполноценным, Гейн скончался в психиатрической клинике в 1984
году. Психиатры считают, что тщательное изучение личности Джеффри Дамера
было бы весьма ценным при осмыслении проблемы сексуальных извращений.
Джудит Бекер заметила: «Исследуя личность Дамера, мы могли бы полу-
чить ценнейшие данные, так как некрофилы встречаются крайне редко. Я
нигде в литературе не встречала детального анализа этого извращения».
Даже самые квалифицированные эксперты расходятся во мнениях о том, какие
дьявольские мысли скрыты в мозгу Дамера. Странные и извращенные увлече-
ния наблюдались даже в начале его жизни. Некоторые психиатры утверждают,
что эмоциональный разрыв с родителями, возможно, сыграл решающую роль в
его ощущении отверженности. «Преступник утверждал, что именно эти
чувства толкали его на столь ужасные убийства. Он говорил врачам, что
убивал свои жертвы и прятал их у себя дома, чтобы «избавиться от одино-
чества». Некоторые эксперты считают, что пребывание рядом с другими зак-
люченными вновь может спровоцировать у Дамера транссексуальные влечения.
«Одна из глупейших выдумок, с помощью которых кое-кто пытается объяс-
нить поведение маньяков, — это якобы их тайное желание быть пойманными, —
отметил Джеймс Фоке, профессор уголовного права Бостонского университе-
та, автор книги «Маниакальные убийства: растущая угроза». — Неверно, что
этим парням нравится убивать. Они, возможно, испытывают некоторое
чувство вины после содеянного, но не слишком долго, так как безумные
мысли вновь овладевают ими и опять ведут к бессмысленным и жестоким
убийствам. Дамеру не удастся повторишь свои преступления, но я уверен,
что из-за этого он будет постоянно испытывать невероятные страдания. У
него в тюрьме нет ни одного из «сувениров», на которые он мог бы взгля-
нуть. Может быть, именно поэтому он просит смертной казни — ему уже не-
зачем жить. «Сувениры» очень важны для маньяков, так как напоминают им о
прошлом. На преступления Дамера толкали безумные фантазии убийцы впере-
межку с необузданными сексуальными влечениями».
Прокурор Майкл Макканн заявил, что Дамеру удавалось подавлять свои
внезапные приступы садизма, когда он оказывался под жестким контролем со
стороны. А это значит, что его «болезнь» трудно назвать неизлечимой.
Впрочем, столь же трудно надеяться на «выздоровление» человека, на
счету которого такие кровавые преступления, какие совершил Джеффри Да-
мер. До конца своих дней он должен оставаться в заключении. Но, пожалуй,
никто не позавидует американцам, если этому монстру вдруг удастся совер-
шить побег…

Дамер жаждет смерти

Итак, Дамера ожидают долгие дни в камере-одиночке. Он уже не раз за-
являл о своем желании выслушать смертный приговор. Теперь же ему предс-
тоит провести остаток жизни в размышлениях о содеянном. «Это доконает
его, — предположил один из экспертов. — Если повторный суд не сочтет, что
во время совершения своих безумных преступлений он был в невменяемом
состоянии, то уже через несколько лет вы увидите, что сделает каме-
ра-одиночка с его психикой».
Дамер мог бы пройти еще через один судебный процесс — в штате Огайо,
где совершил первое убийство, однако в Огайо, как и в Висконсине, не
узаконена смертная казнь, которой так жаждет преступник.
Миру будет спокойнее без Джеффри Дамера, но никто и никогда, по-види-
мому, так и не сможет узнать, что привело этого человека к совершению
самых ужасных преступлений в американской истории. Одно можно сказать
определенно — заключенные не придут в восторг, если окажутся в одной ка-
мере с милуокским маньяком.

Список жертв из материалов обвинения.

1 января 1988 года — Джеймс Докстейтор. Убит в возрасте 15 лет в доме
бабушки Дамера. Смерть наступила от удушения после принятой дозы снот-
ворного. Труп расчленен и кости раздроблены кувалдой.
2 марта 1988 года — Ричард Гуэрреро. Убит в возрасте 23 лет в доме
бабушки Дамера. Смерть наступила после введения большой дозы наркотиков
и расчленения тела.
9 марта 1989 года — Энтони Сирс. Убит в возрасте 24 лет в доме бабуш-
ки Дамера. Задушен и расчленен. Дамер хранил его череп и сваренную кожу.
Череп был раскрашен как сувенир.
4 мая 1990 года — Раймонд Смит, он же Рикки Бикс. Убит в возрасте 30
лет в квартире N 213. Задушен после принятия дозы наркотиков. Дамер со-
вершил половой акт с трупом. Труп расчленен, а череп сохранен и разукра-
шен.
5 июля 1990 года — Эдвард Смит. Убит в возрасте 28 лет. Труп расчле-
нен, части тела найдены в мусорных мешках.
6 сентября 1990 года — Эрнест Миллер. Убит в возрасте 23 лет. Дамер
перерезал ему горло, расчленил тело и хранил бицепсы в холодильнике.
Сохранил отбеленные череп и скелет.
7 октября 1990 года — Дэвид Томас. Убит в возрасте 23 лет. Томас, по
словам Дамера, не привлекал его и был убит из опасения, что расскажет
полиции об употреблении наркотиков. Тело выброшено.
8 февраля 1991 года — Кертис Стротер. Убит в возрасте 17 лет. Задушен
ремнем после принятия сильной дозы наркотиков. Труп расчленен, череп
сохранен.
9 апреля 1991 года — Эррол Линдсей. Убит в возрасте 19 лет. Дамер за-
душил его и совершил с трупом половой акт. Тело расчленено, а череп сох-
ранен. 10 мая 1991 года — Энтони Хьюджес. Убит в возрасте 32 лет. Заду-
шен и расчленен. Череп сохранен.
11 мая 1991 года — Конарак Синтхасомфон. Убит в возрасте 14 лет. За-
душен после визита полиции к Дамеру по вызову соседей. Тело расчленено,
а череп сохранен.
12 июня 1991 года — Мэтт Тэрнер, он же Дональд Монтрелл. Убит в воз-
расте 21 года. Задушен ремнем. Голова хранилась в холодильнике, а части

тела — в бочке с кислотой.
13 июля 1991 года — Джереми Вайнбергер. Убит в возрасте 24 лет. Дамер
задушил его руками. Голова найдена в холодильнике, а тело — в бочке.
14 июля 1991 года — Оливер Лэйси. Убит в возрасте 25 лет. Дамер заду-
шил его и совершил с трупом половой акт. Голова хранилась в холодильни-
ке, а сердце — в морозильной камере.
15 июля 1991 года — Джозеф Брейдхофт. Убит в возрасте 25 лет. Задушен
во время сна, расчленен. Голова хранилась в холодильнике, части тела — в
бочке.
Здесь перечислены лишь те жертвы Джеффри Дамера, обстоятельства смер-
ти которых ему хорошо запомнились и были изложены на суде.
Подробности некоторых убийств преступник, по его словам, просто «выб-
росил из головы».
Но и этого чудовищного списка, который трудно читать без содрогания,
пожалуй, вполне достаточно для представления о дьявольской силе необуз-
данных человеческих страстей…

ГРЭХЕМ ЯНГ: Отравитель из Бродмора

Может ли ребенок родиться дьяволом? Грэхем Янг был вундеркиндом по
части ядов. Он экспериментировал со смертельными дозами, когда ему еще
не было и шестнадцати. А затем начал травить свою семью и друзей как по-
допытных крыс.

Будучи еще маленьким ребенком, Грэхем уже был помешан на ядах. Если у
большинства людей одно только слово «яд» вызывает тревогу и страх, то
Грэхем спокойно, даже как бы забавляясь, изучал их смертельное воз-
действие и с нетерпением ждал часа, чтобы приступить к «настоящему де-
лу».
Как и у Иэна Брейди, подлого убийцы, у Янга было безрадостное
детство. Затаив глубокую обиду на мир, он искал образцы для подражания
среди таких же отверженных. Его идолами стали доктор Гриппен, убивший
свою семью, и злодей викторианской эпохи Уильям Палмер. В размышлениях
об их жизни и ужасных преступлениях Грэхем находил некоторое утешение,
восполняя этим отсутствие ласки в семье.
Грэхем родился в сентябре 1947 года. Мать умерла, когда ему исполни-
лось всего три месяца. За ним присматривали сестра отца тетушка Винифред
со своим мужем Джеком, а также их домовладелец-добряк. Однако в два года
жизнь мальчика круто изменилась. Его отправили к отцу, женившемуся на
двадцатишестилетней женщине по имени Молли. Позже психологи отметят, что
первый урок жестокости Янг получил, когда его насильно разлучили с самы-
ми любимыми людьми — тетушкой Винифред и дядюшкой Джеком. После возвра-
щения в отцовский дом он никогда уже не мог поверить в человеческую доб-
роту, считая, что все в жизни ведет к боли и разочарованиям.
Отношения с мачехой были неплохими, но ему не хватало материнской
ласки и любви. Возможно, Молли было трудно заставить себя быть с ним по-
ласковее, так как уже в девять лет мальчик постоянно копался в контейне-
рах с мусором в поисках ядов, читал книги по сатанизму и начал носить
значок со свастикой, который купил у старьевщика. Грэхем отказался снять
его даже по требованию школьных учителей.
Тем не менее Грэхем обладал исключительным умом и прекрасными способ-
ностями к наукам. Когда дома отмечали его успешную сдачу экзаменов, отец
подарил мальчику набор химикатов. Этот подарок послужил волшебным ключи-
ком, открывшим дверь в чудесную страну ядов, с которыми Грэхем так меч-
тал поэкспериментировать. Реторты и горелки, лабораторные пипетки и тиг-
ли стали его игрушками в том возрасте, когда у большинства мальчишек
карманы забиты рогатками и тянучками. Его игры были более жестокими, чем
у других детей.
Грэхему нравилось наблюдать за предсмертной агонией мыши, которой он
дал яд, приготовленный с помощью химикатов из набора. Когда его разгне-
ванная мачеха выбросила еще живую мышь и потребовала впредь не приносить
их в дом, он нарисовал надгробную плиту возле холмика, на которой напи-
сал: «В память о покойной ненавистной мачехе — Молли Янг», и подсунул
рисунок на глаза несчастной женщине.
Мальчик стащил из школы кое-какие химикаты и бутылочку с эфиром, ко-
торый ему очень нравилось нюхать. Он забрался в комнату мачехи и украл
жидкость для снятия лака, которую использовал для умерщвления лягушки в
одном из своих опытов.
Ему шел двенадцатый год, и учителя в школе знали, что Грэхем дока не
только в ядах, но и в фармакологии. Он знал компоненты большинства ле-
карств, имевшихся в доме, и мог легко поставить диагноз при легких забо-
леваниях.
Однако лекарства и их лечебные свойства меньше всего интересовали
его. Мальчика притягивали яды и последствия их воздействия. Когда ему
исполнилось тринадцать лет, он натолкнулся на книгу, навсегда изменившую
его жизнь. Это была история о преступнике XIX века Эдварде Причарде, от-
равившем свою жену и мать сурьмой. Сурьма — это медленно действующий яд,
вызывающий у жертв судороги, рвоту и отеки. Такие симптомы порой приво-
дят к ошибочным диагнозам, и поэтому сурьма часто используется убийцами.
Химик Джеффри Рейс из Нисдена продал Грэхему немного сурьмы. Янг
скрыл свой возраст, сказав, что ему уже семнадцать. Рейс позже рассказы-
вал полиции, что его поразили знания парня о ядах и подробные описания
планируемых опытов с сурьмой.
Янгу удалось обвести химика вокруг пальца, скрыв истинные цели своих
экспериментов.
Крис Уильяме, один из школьных друзей Грэхем а, также увлекся химией.
Янг пригласил его в свою домашнюю лабораторию, чтобы вместе понаблюдать
за предсмертными муками подопытной мыши. Но Крису, похоже, это не очень
пришлось по душе, и он начал дружить с другим парнем. Грэхем расценил
это как предательство. Криса необходимо было наказать, и Янг стал добав-
лять сурьму в его бутерброды и со злорадством наблюдать за результатами.
После того как у Криса случились два приступа сильной рвоты, родители
направили парня к врачу, который, однако, не смог поставить точный диаг-
ноз.
Всю первую половину 1961 года Грэхем добавлял небольшие дозы яда в
пищу своего школьного приятеля.

Эпидемия отравлений

Янг всегда носил при себе пузырек с сурьмой, называя его «мой ма-
ленький дружок». Когда мачеха случайно нашла пузырек с изображением че-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

было оснований полагать, что его деятельность будет воспринята как враж-
дебная по отношению к покинутой родине. Однако бывший диссидент ошибал-
ся.
В среду 7 сентября 1978 года Марков работал на студии в вечернюю сме-
ну. Из-за трудностей с автостоянками в городе он оставил свой автомобиль
на противоположном берегу Темзы. В половине седьмого, когда время огра-
ничений на парковку закончилось, он вышел из офиса, чтобы перегнать ав-
томобиль поближе к месту работы.

Таинственная болезнь

Проталкиваясь сквозь людскую толчею на автобусной остановке, Марков
споткнулся о чей-то зонтик и тут же почувствовал боль от укола в ногу.
Человек с зонтиком извинился, подозвал такси и исчез. Маркову показа-
лось, что у незнакомца был иностранный акцент.
Марков поначалу не обратил особого внимания на едва заметную ссадину
на ноге. Завершив передачу, поздно вечером он вернулся домой.
Однако на следующий день жена Маркова позвонила на студию и предупре-
дила, что у мужа лихорадка и он не в состоянии выйти на работу.
Состояние здоровья Маркова стремительно ухудшалось. В пятницу утром
он был доставлен в одну из лондонских больниц, поставив врачей в тупик
симптомами своей болезни. Пострадавший высказал предположение, что он
стал жертвой болгарских спецслужб, которые использовали зонтик в качест-
ве орудия расправы. Как невероятно это ни звучало, врачи вызвали поли-
цию, но Марков потерял сознание, прежде чем ему успели задать вопросы, и
вскоре скончался. Сразу же было произведено вскрытие, но патологоанатом
не смог определить причину смерти Маркова. Образцы пораженной ткани были
направлены на экспертизу в специальные лаборатории Скотленд-Ярда и ми-
нистерства обороны, но результаты исследований оказались засекреченными.
К этому времени спецслужбы Скотленд-Ярда произвели тщательное изуче-
ние обстоятельств, приведших к смерти болгарского правозащитника. Опро-
сив друзей и коллег Маркова, они выяснили, что жизнь журналиста была в
опасности еще полгода назад.

«Меня послали убить вас»

Издатель покойного правозащитника Дэвид Фаррер сообщил следователю,
что Марков как-то рассказывал ему о неожиданной встрече со своим сооте-
чественником. У того было рекомендательное письмо от одного из германс-
ких друзей Маркова. Мужчины, очевидно, немного выпили, после чего гость
признался хозяину: «Меня послали сюда, чтобы убить вас. Но я не собира-
юсь этого делать. Я только получу деньги и уеду».
Фаррер добавил, что Марков серьезно относился к таким угрозам, но
все-таки не верил, что кто-нибудь рискнет убить его в Лондоне.
Питер Френкель, глава восточноевропейской службы «Би-би-си», подтвер-
дил, что Марков постоянно опасался за свою жизнь. «Георгий был челове-
ком, который определенно боялся, что однажды его могут похитить. Упоми-
нал он и о том, что ему не раз угрожали».
Результаты лабораторных исследований, по-видимому, дали британскому
правительству основание обратиться за разъяснениями в болгарское по-
сольство в Лондоне.
Конечно же, дипломаты отрицали причастность их страны к этому делу,
называя «абсурдными» всякие предположения на этот счет.
Несмотря на предпринятые усилия, полиция так и не удалось напасть на
след таинственного «человека с зонтиком», и дело Маркова было закрыто.
В конце концов выяснилось, что причиной смерти болгарского правоза-
щитника явилось отравление рицином — высокотоксичным ядом, получаемым из
семян клещевины.
И только один человек не счел расследование законченным. Аннабел Мар-
кова, вдова Георгия, в течение четырнадцати лет добивалась общественного
расследования обстоятельств смерти мужа. И только в 1991 году, после па-
дения коммунистического режима в Болгарии, ее усилия были наконец-то
вознаграждены. С неохотой и осторожностью новые власти признали, что к
«устранению» Георгия Маркова действительно причастны спецслужбы прежнего
режима. Однако все попытки привлечь к судебной ответственности непос-
редственного убийцу так ни к чему и не привели.

ВЫСТРЕЛЫ, РАЗБУДИВШИЕ ВОЙНУ

Когда Гаврило Принсип выпустил две пули в эрцгерцога Франца Фердинан-
да, он надеялся освободить Боснию от ига австро-венгерской монархии. Од-
нако убийца и не подозревал, что в действительности произвел первые
выстрелы мировой войны.

В наши дни, когда на Балканах не стихают кровавые конфликты, мы с по-
нятной тревогой вспоминаем те давние выстрелы в Сараево, с которых нача-
лась первая мировая война: не повторилось бы все сначала…
В 1914 году Европа испытывала политическую нестабильность, и наиболее
остро это проявлялось на Балканах. Босния, насильно присоединенная к не-
когда могущественной Австро-Венгрии, требовала автономии, а соседняя
Сербия изо всех сил пыталась отстоять свою хрупкую независимость.
Десятилетиями императору Францу Иосифу удавалось сохранять мнимое
благополучие в его огромной разваливающейся империи, сталкивая лбами со-
перничающие между собой регионы. Однако в 1914 году престарелому импера-
тору было уже 84 года, и большая часть его полномочий была передана нас-
ледному эрцгерцогу Францу Фердинанду. Эрцгерцог считался генеральным
инспектором вооруженных сил империи и именно в этом качестве посетил
столицу Боснии город Сараево в 1914 году.
Путешествуя по Балканам, Франц Фердинанд не мог не ощущать враждебно-
го отношения к своей персоне со стороны местного населения и должен был
понимать рискованность такой поездки. Ходили слухи о планируемом
убийстве. О них узнал даже Йован Иованович, сербский министр в Вене. Ио-
ванович предупредил эрцгерцога о грозящей ему опасности, но тот отмах-
нулся и 24 июня вместе со своей супругой, графиней Софией, отправился на

юг.
В Сараево группа молодых людей, задумавших убить эрцгерцога, заканчи-
вала последние приготовления. Лидером заговорщиков был 19-летний студент
Гаврило Принсип, его сообщниками — 18-летние Неделько Кабринович и Триф-
ко Грабец.
Еще весной 1914 года, когда все трое учились в Белграде, им стало из-
вестно о предполагаемом приезде эрцгерцога в Сараево. Заговорщики обсу-
дили план убийства и с этой целью вступили в сербское тайное общество
«Жизнь или смерть», возглавляемое полковником Драгутином Димитриевичем,
известным как полковник Апис. Террористы снабдили их револьверами, боеп-
рипасами, бомбами и организовали безопасный переход через границу Сербии
в Боснию. Принсипа и его сообщников познакомили с другой террористичес-
кой группой, куда входили молодой преподаватель Данило Илич и студент
Цветко Попович.
Эрцгерцог и его свита провели ночь на 28 июня 1914 года в отеле «Бос-
ния» в Илидце, в полусотне километров юго-западнее Сараево. В соот-
ветствии с программой высокий гость должен был присутствовать на приеме
в городской ратуше, а затем планировалась поездка по городу для осмотра
его достопримечательностей.
Утром вереница автомобилей медленно катила по набережной реки Миляч-
ка. Толпы народа приветствовали высоких гостей, размахивая австрийскими
флагами. Один из зрителей, а это был Неделько Кабринович, попросил поли-
цейского показать автомобиль эрцгерцога. Не успел полицейский ответить,
как увидел летящую в автомобиль гранату. Водитель успел нажать на педаль
газа, граната отскочила от брезентового верха кабины и разорвалась под
колесами второго автомобиля. Кабринович бросился в реку, но его вытащили
и арестовали.
Эрцгерцог не придал особого значения этому инциденту и настоял на
продолжении намеченной программы. После обеда в городской ратуше верени-
ца автомобилей двинулась по набережной в обратном направлении. Где-то на
середине пути водитель переднего автомобиля сбился с пути и повернул
направо, на улицу Франца Иосифа.
Кто-то из группы сопровождения приказал водителю затормозить. Кортеж
на малой скорости задним ходом попытался выбраться из пробки. Автомобиль
эрцгерцога остановился напротив гастрономического магазина «Мориц Шиллер
деликатессен», где как раз в этот момент случайно оказался Гаврило Прин-
сип. Террорист выхватил револьвер и дважды выстрелил в эрцгерцога. Пер-
вая пуля поразила графиню Софию, вторая застряла в позвоночнике ее мужа.
Он еще успел повернуться к жене со словами: «София, София, не умирай.
Останься жить для наших детей». Но через несколько минут оба скончались.

Убийца-одиночка или заговор?

К суду было привлечено 25 человек, и среди них — Илич, Грабец и Попо-
вич. Судебное заседание длилось неделю, после чего был объявлен приго-
вор. Илич, признанный руководителем заговорщиков, приговаривался к
смертной казни; Принсип, Кабринович и Грабец — к двадцати годам каторж-
ных работ, Попович — к тридцатилетнему заключению. Для большинства осуж-
денных это означало медленную смерть. Так и случилось. Кабринович и Гра-
бец умерли от туберкулеза и недоедания через два года. Принсип, который
произвел смертельные выстрелы, дожил до 1918 года. И только Поповичу
удалось отсидел весь срок и выйти на свободу уже пожилым человеком.

ТРАГЕДИЯ В ВЕСТМИНСТЕРЕ

Спенсер Персеваль не проявил себя выдающимся политиком. Смерть бри-
танского премьер-министра оказалась эффектнее, чем его политическая
карьера, оборванная пулей убийцы в Вестминстерском дворце.

Убийство — совсем не английский способ устранения неугодных полити-
ков, и в этом смысле пост британского премьер-министра в сравнении с
должностью президента США относительно безопасен. Единственное драмати-
ческое исключение в сравнительно недавней английской истории — Спенсер
Персеваль.
Персеваль стал премьер-министром в 1809 году, сменив на этом посту
ушедшего в отставку герцога Портлендского. Он не был выдающимся полити-
ком, и период его правления благополучно канул бы в Лету, если бы не
драматическая смерть премьер-министра от руки озлобленного убийцы.
Джон Биллингхэм был предпринимателем с обширными деловыми интересами
в России. В 1811 году во время одной из поездок в эту страну он был
арестован царской полицией и заключен в тюрьму, что привело его дела к
полному краху. Выйдя на свободу, Биллингхэм обратился к британскому ге-
неральному консулу в Санкт-Петербурге с жалобой на жестокое обращение с
ним в тюрьме. Но его возмущение оказалось гласом вопиющего в пустыне.

Месть за обиду

Биллингхэм вернулся в Лондон озлобленным и раздраженным человеком. Он
засыпал письмами политиков, в том числе и премьер-министра Спенсера Пер-
севаля, требуя принятия ответных действий против российских властей. Од-
нако все претензии жалобщика были отвергнуты под тем предлогом, что он
проявил неуважение к российским законам.
В полдень II мая 1812 года Биллингхэм, притаившись за колонной в вес-
тибюле зала заседаний парламента, ожидал прибытия премьер-министра.
Вскоре худощавый человек невысокого роста вошел в здание парламента и
направился в зал заседаний. ВЬ1йдя из своего укрытия, убийца поднял пис-
толет и в упор выстрелил в премьер-министра.
Ранение оказалось смертельным, и Спенсер Персеваль скончался через
несколько минут. Схваченный на месте преступления убийца был заточен в
один из казематов Вестминстерского дворца. Так как он оказался ирланд-
цем, возникли предположения о заговоре, но сам Биллингхэм отверг их: «Я
сделал это потому, что мне было отказано в правосудии».
Убийца попытался симулировать невменяемость, но суд решил, что прес-
тупник действовал осмысленно, и приговорил его к смертной казни. 18 мая
1812 года, через неделю после совершенного им убийства, Джон Биллингхэм
был повешен.
Дело Биплингхэма вошло в историю английского права, установив степень
ответственности преступника за действия, совершенные в неуравновешенном
состоянии.
Разгоревшиеся на суде страсти выявили несовершенство одной из статей

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

повысить студенческие стипендии. В 1967 году убежденная коммунистка Гуд-
рун Эннслин бросила мужа с маленьким ребенком и сошлась с Баадером, с
которым познакомилась на студенческой демонстрации. Как раз в то время
Андреас Баадер стал яростно проповедовать свою философию классовой нена-
висти. Он стал призывать к вооруженной партизанской борьбе против госу-
дарства, к так называемой «народной войне».

На пути к террору

Самый первый акт вооруженной борьбы оказался неудачным. Баадер и
Эннслин подложили зажигательные устройства во франкфуртский универмаг в
знак протеста против войны во Вьетнаме, но были схвачены на месте прес-
тупления и отданы под суд. Во время этого процесса Ульрика Майнхоф была
на стороне Баадера и его действий. Убежденная пацифистка сделала первый
шаг к новой роли — террористки, готовой принести в жертву человеческие
жизни для достижения своих целей.
Баадер, Эннспин и два других «партизана» были приговорены за поджог
универмага к трем годам каждый. В июне 1969 года, после того как они от-
сидели четырнадцать месяцев, по ходатайству адвокатов их выпустили на
свободу до пересмотра дела. Но Баадер, его любовница и один из сообщни-
ков не стали ждать нового суда и сбежали во Францию. Ими занялся Ингер-
пол, и в 1970 году они были вновь арестованы, доставлены в Германию и
посажены в тюрьму. Ульрика Майнхоф была возмущена этим до глубины души.
Теперь она жила в Западном Берлине, ее связи с «левыми» укрепились, а
квартира стала местом встреч политических единомышленников. В 1970 году
Ульрика окончательно встала на путь террора. Вместе с несколькими сорат-
никами Баадера она решила вызволить его из тюрьмы.
В Германии сформировалась группа людей, симпатизирующих Баадеру и его
делу. Она была известна как фракция «Красная армия». Создал ее Хорст Ма-
лер, адвокат, защищавший Баадера на судебном процессе, ярый сторонник
насильственного свержения государственного строя в Западной Германии.
«Красная армия» была связана не только с местными подпольщиками-экстре-
мистами, но имела также контакты с террористическими группами на Ближнем
Востоке.
Сипами этой организации был устроен побег из тюрьмы Баадера и его
единомышленников. После побега Малер, Майнхоф, Баадер и Эннслин отправи-
лись в Иорданию, где в учебном лагере намеревались пополнить свое терро-
ристическое «образование».

Учеба у палестинцев

Майнхоф оказалась способной ученицей. Она успешно постигала премуд-
рости терроризма: как выпрыгнуть на ходу из мчащейся машины и при этом
не пострадать, как поражать цель из пистолета новейшего образца. Но от-
ношения между арабскими хозяевами и их немецкими гостями были прохладны-
ми; каждая из сторон обвиняла другую в высокомерии. Арабов, похоже, осо-
бенно раздражал Баадер, который отказывался участвовать в групповых за-
нятиях, заявив, что они «не подходят» для той войны, которую он планиру-
ет вест в Европе.
Когда разногласия между двумя группами достигли предела, немцам было
предложено покинуть учебный лагерь. Ульрика решила задержаться — ее
очень интересовали бомбы, и она хотела научиться правильно их применять.
Но палестинцы ничего не хотели слушать. Группа тайно вернулась в Герма-
нию. Там им пришлось скрываться на квартирах и в домах радикалов, друзей
Ульрики, оставшихся со времен ее бурной политической деятельности.

Ульрика посылает сыновей в лагерь террористов

Ульрика была настолько убеждена в справедливости дела «Красной ар-
мии», что послала своих семилетних сыновей-близнецов в Иорданию, в тот
самый учебный лагерь террористов, который недавно покинула. Она хотела,
чтобы в будущем они вместе с палестинцами сражались против Израиля. Это
желание, как она объясняла, было истинным выражением ее любви к детям.
Мальчики доехали только до Сицилии, где были задержаны полицией. Сопро-
вождавшего их террориста арестовали. Через несколько недель лагерь, в
который они направлялись, был превращен в руины авиацией короля Хусейна.
Тем временем Ульрика и ее единомышленники принялись разрабатывать
план «народной войны». Выяснилось, что прежде всего необходимо позабо-
титься о главном — деньгах. Малер организовал серию налетов на банки,
чтобы добыть сумму, необходимую для приобретения взрывчатки, фальшивых
документов, оружия и складов, где можно было бы все это хранить. В один
из дней они умудрились ограбить сразу три банка, но Ульрика была недо-
вольна, поскольку добыча оказалась ничтожной. С тех пор ограбления вошли
в привычку. Безрассудная смелость в сочетании с тщательной подготовкой
акций во многом обеспечивала успех задуманных операций.
Рабочий-автомеханик Карл-Хайнц Руланд тоже попал в эту группу, так
как имел возможность снабжать налетчиков машинами. Интеллектуалы-заговор-
щики смотрели на новичка свысока, но именно его из всех мужчин «Красной
армии» Ульрика выбрала себе в любовники. Поговаривали, что ее сексу-
альный выбор демонстрировал убеждение в том, что классовая система отми-
рает и что она, Ульрика, не признает никаких классовых предрассудков.
Однако Рулавд считал иначе. «Я простой рабочий, которого она учила, —
сказал он позже. — И хотя она интеллектуально намного выше меня, она ни-
когда не напоминала об этом».
Ульрика была интендантом группы. Она обеспечивала ее оружием через
палестинские контакты, разрабатывала планы налетов на государственные
учреждения, чтобы добыть официальные бланки и печати. Потом их использо-
вали для изготовления фальшивых документов, которые открывали доступ к
таким местам, как военные лагеря и исследовательские центры. Налеты на
банки продолжались. Таким образом удалось добыть сотни тысяч марок.
Но подобные акции, по мнению террористов, были недостаточно эффектив-
ны, для того чтобы разрушить «антинародную» государственную систему.
Нужно было ясно и точно определить цели «народной войны».
В октябре 1970 года Малер совершил грубую ошибку и угодил в полицейс-

кую ловушку.
Руководство группой легло на плечи Баадера. Неуравновешенный, склон-
ный к сумасбродству, Баадер нуждался в трезвом аналитическом уме Ульрики
Майнхоф, чтобы держать свою «партизанскую армию» в руках.
После ограбления преступниками двух банков в Касселе полиция активи-
зировала свои поиски. Немецкая криминальная полиция — КРИПО — сформиро-
вала специальное подразделение, чтобы раз и навсегда покончить с этой
преступной группой. Многие члены «Красной армии» оказались за решеткой.
Был момент, когда только Баадер, Майнхоф и еще несколько боевиков оста-
вались на свободе. Однако недостатка в желающих вступить вместе с ними
на преступный путь не было. Скоро банда переключилась с ограбления бан-
ков на уничтожение людей, и кровь полилась рекой.
«Банда сумасшедших» — одно из подразделений «Красной армии» — была
порождением извращенного ума доктора Вольфганга Хубера из Гей-
дельбергского университета. Этот деятель утверждал, что психические бо-
лезни провоцирует государство; измените политическую систему — и психи-
ческие заболевания исчезнут. Он учил своих пациентов подрывному делу,
искусству наблюдения, дзюдо и прочим способам рукопашного боя. Жена Ур-
сула была его верной помощницей. К середине 1971 года группа убийц-пси-
хопатов решила, что «Красная армия» очень близка им по духу, и присоеди-
нилась к ней. Сыщики из КРИПО прозвали эту группу «бандой сумасшедших».
22 октября 1971 года экипаж патрульной машины в Гамбурге опознал чле-
на «банды сумасшедших» Маргрит Шиллер, когда она выходила из здания вок-
зала. Она встретилась с двумя сообщниками. Патрульные офицеры Хельмут
Шмид и Генрих Лемке попытались взять террористов, но троица была хорошо
вооружена, и полицейские оказались отличными мишенями для «сумасшедших».
Шмвд умер с шестью пулями в груда, а Лемке повезло — он отделался легким
ранением.

Ликвидация «отступников»

Убийство полицейского прибавило блюстителям закона решимости разгро-
мить «Красную армию». Маргрит Шиллер была арестована через два дня после
убийства. При ней оказались оружие и «Церковная черная книга», написан-
ная Майнхоф. В книге обнаружили список священнослужителей, врачей, жур-
налистов, адвокатов, на которых «Красная армия» могла положиться в труд-
ную минуту. Эта книга вызвала в обществе бурю возмущения деятельностью
проповедников насилия и террористов.
Тем не менее убийства продолжались. 22 декабря 1971 года был застре-
лен полицейский Герберт Шонер, когда банда грабила банк в прирейнском
городке Кайзерлаутерн. Ему было 32 года, у него остались жена и ма-
ленькие дети.
Участвовавшая в налете 19-летняя Ингеборг Барц, недавно присоединив-
шаяся к банде, была потрясена видом крови и детским криком. Она решила
уехать в Берлин к матери, устроиться на работу машинисткой в какую-ни-
будь маленькую фирму и постараться забыть жизнь революционерки и крики
детей, до смерти напуганных налетчиками.
Но Майнхоф издала приказ о «ликвидации» любого члена «Красной армии»,
который решил «завязать».
Член банды Герхарт Мюллер позже будет свидетельствовать против своих
бывших сообщников и расскажет, что Майнхоф пришла в ярость, когда услы-
шала, что Ингеборг хочет уехать. Мюллер показал на следствии, что Ульри-
ка Майнхоф и Баадер отвезли Ингеборг в заброшенный каменный карьер и там
расстреляли «отступницу».

«Бэби-бомба» Ульрики

Полицейских погибало все больше. Один из них был убит пулями
«дум-дум» — варварским средством умерщвления, запрещенным международной
конвенцией. Майнхоф совершенствовала серию бомб, изготавливаемых из на-
чиненных взрывчаткой обрезков трубы. Такое устройство называли «бэ-
би-бомба». Оно подвешивалось на ремнях через плечо так, что лежало на
животе, и женщина казалась беременной.
Майнхоф была мозговым центром «бомбовой» кампании. Она планировала
акции, намечала в качестве целей государственные учреждения в районе
Гамбурга, Гейдельберга, Аугсбурга, Мюнхена и Франкфурта.
Во Франкфурте Жан-Карл Распэ, очередной любовник Ульрики и лидер
группы, Баадер и Эннслин заложили несколько бомб в штаб-квартиру 5-го
американского армейского корпуса. От взрыва погиб американский полков-
ник, тринадцать гражданских и военных сотрудников были ранены. Амери-
канскую армию Ульрика определила как одну из целей борьбы. Она считала,
что именно Америка повинна во всех европейских неурядицах. Кроме того,
это была месть за войну во Вьетнаме, войну, к которой «Красная армия»
относилась резко отрицательно по известным идеологическим причинам.
В следующем году «Красная армия» продолжала свою кровавую кампанию.
Пять человек были ранены в помещениях мюнхенских полицейских участков,
где взорвались бомбы с часовыми механизмами, оставленные в чемоданах.
Жена судьи, который подписал ордера на арест террористов, была тяжело
ранена взорвавшейся бомбой в своей машине, когда повернула ключ зажига-
ния. Ульрика лично подложила бомбы в офисы крупнейшего издательства Ак-
селя Шпрингера во Франкфурте. Еще три американца погибли неделю спустя
от взрыва бомбы в казармах города Гейдельберга. Бомбы Ульрики были срабо-
таны талантливым механиком Дьерком Хоффом, который сменил прежний род
занятий на политический террор. Он делал такие чувствительные таймеры,
что оружейные фирмы впоследствии искали его чертежи, чтобы использовать
в производственных целях.

Засада

Легкость, с которой действовали террористы, кровавые следы, которые они
оставляли, вызывали сильное беспокойство правительства Западной Германии.
Стало известно, что Ульрика Майнхоф часто наведывается в Восточную Герма-
нию, чтобы пополнить запасы оружия. Однако выследить ее было очень трудно
— она часто меняла и внешность, и документы. Но именно она больше всех
интересовала полицию и спецслужбы, поскольку была мозговым центром «крас-
ноармейского» террора.
Спустя неделю после преступления «Красной армии» в Гейдельберге жите-
ли франкфуртского пригорода, отправляясь на работу, вряд ли обращали
внимание на группу рабочих, разгружавших торф возле гаражей в стороне от
жилого массива. Вокруг гаражей была голая земля. Тот, кто видел происхо-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

репа и скрещенных костей, она потребовала от пасынка прекратить поездки
за химикатами к Рейсу и сообщила химику о возрасте Грэхема. Но его уже
невозможно было остановить. Грэхем нашел нового поставщика и новую жерт-
ву. Этой жертвой должна была стать Молли Янг.
В октябре и ноябре 1961 года миссис Янг перенесла несколько приступов
сильной рвоты. Затем то же произошло с отцом Грэхема и с тетушкой Виниф-
ред. Как-то раз по ошибке Янг добавил сурьму в свою пищу и тоже сильно
захворал, однако это не остановило юного отравителя. Используя окись
сурьмы, купленную у Эдгара Дэвиса, тоже химика, одураченного познаниями
юнца, Грэхем занялся своей сводной сестрой. Но девочка почувствовала не-
обычный привкус и выплюнула чай, обвинив мать в том, что та плохо смыла
с чашки чистящий порошок.
Винифред стала первой, кому поставили диагноз: «отравление». Ей стало
плохо в метро по пути на работу летним утром 1962 года. У Нее закружи-
лась голова, лицо перекосилось от боли, и ее доставили на «скорой помо-
щи» в клинику в Мидлсексе, где врач сказал, что она, возможно, отрави-
лась белладонной. Винифред считала виновным своего племянника, но обыск
в его комнате не подтвердил ее подозрений.
Тем временем здоровье Молли продолжало ухудшаться, так как Грэхем все
увеличивал дозы яда, добавляемого ей в пищу. В начале 1962 года Молли
умерла.
Так в четырнадцать лет Грэхем Янг совершил настоящее убийство. Его
арестовали по подозрению в отравлении мачехи, но затем выпустили без
предъявления обвинения. Тело Молли кремировали, и доказательства при-
сутствия яда в крови испарились вместе с телом.
С этого момента Грэхем поверил в свое право карать тех, кто его разд-
ражал или предавал. Кроме того, он еще не со всеми посчитался до конца.
Отец по-прежнему получал дозы сурьмы, равно как и несчастный приятель
Грэхема, продолжавший мучиться от внезапных приступов рвоты. Но все они
пока были живы. Наконец яд доконал Фреда Янга, и его отвезли в клинику в
Уилсдене, где был поставлен диагноз: «отравление мышьяком». «Забавно!-
ухмылялся молодой Янг про себя во время посещения отца в клинике. — Не
могу представить, как можно не видеть различий между отравлением сурьмой
и мышьяком». Он подсказал врачам, что у его отца все признаки отравления
сурьмой, но умолчал, конечно же, как яд попал в организм. Отца обрадова-
ли, сказав, что ему повезло и он будет жить. Но печень его была почти
полностью разрушена. Его выписали, но уже через несколько дней опять
привезли в клинику, так как Грэхем не удержался и добавил в чай отца
очередную порцию сурьмы.
Семья Янгов была теперь не на шутку встревожена подозрениями, что все
болезни — дело рук их «милого» мальчика. Их коробило от того, с каким
интересом и оживлением Грэхем обсуждал с врачами последствия воздействия
ядов на организм. Отец посоветовал тетушке Винифред следить за племянни-
ком. Однако «подвиги» юного отравителя раскрыл школьный учитель химии.
Он осмотрел парту юноши и нашел тетради с ужасными рисунками людей в
предсмертных судорогах, пустые бутылочки из-под окиси сурьмы, а также
подробные описания, какие дозы ядов необходимы для отравления взрослого
человека. После обсуждения с директором было решено вызвать полицию. По-
лиция, в свою очередь, решила пригласить психиатра, который помог бы
поймать Янга с поличным.
Представившись служащим бюро профориентации, психиатр расспросил пар-
ня о том, чем он собирается заниматься после окончания школы. Врач был
изумлен глубокими познаниями Грэхема в области токсикологии. После того
как Янг постепенно выложил все, что знает, у психиатра не осталось сом-
нений в том, что этот подросток психопат. Он посоветовал полиции произ-
вести обыск в комнате юноши. При обыске было обнаружено семь видов яда,
запрятанного в разных местах, а также значительное количество соединений
сурьмы.
Вернувшись домой из школы, Грэхем столкнулся с полицейскими. Он на-
чисто отрицал свою причастность к отравлению близких, однако тщеславие
одержало верх. В свое время он не удержался, чтобы не похвастаться свои-
ми познаниями перед врачами и психиатром, теперь же его прорвало перед
полицией, и он с бравадой начал расписывать, какой он удачливый отрави-
тель. Он признался во всем: назвал дозы, продолжительность введения яда
и способы приготовления ядовитых смесей.
В Эшфордском исследовательском центре Грэхема подвергли тщательному
психиатрическому обследованию. Врачи признали его случай весьма редким,
так как подросток не ощущал своей вины. «У него явно отсутствует понятие
о любви к ближнему, нет и не было даже в мыслях понимания того, что он
должен жить по каким-то законам, установленным в обществе» — таково было
официальное заключение экспертов. Янг распространялся перед врачами о
любви к отцу, но при этом относился к нему как к подопытному кролику. Он
заявил им: «Я выбрал близких, потому что они всегда рядом и я мог вести
дневник наблюдений за результатами опытов». Грэхем не испытывал угрызе-
ний совести. «Мне нравится сурьма за ту власть над другими, которую она
мне дает», — пояснял он.
Дело школьника-отравителя привлекло внимание общественности. Он
предстал перед судом 6 июля 1962 года. Судьей был назначен Мелфорд Сти-
венсон из «Олд Бейли». Этот Верховный суд Британии полвека назад приго-
ворил к смертной казни кумира Грэхема Янга — доктора Гриппена.
Грэхема обвинили в отравлении своего отца, тети и школьного приятеля.
Он выступил на процессе только один раз с попыткой оправдать себя и за-
читал заявление, написанное им в камере предварительного заключения. По-
лиции же Грэхем заявил следующее: «Я думал, что дозы, которые давал, не
смертельны, но понимал, что поступаю не очень хорошо. Это действовало на
меня как наркотик, хотя я наркотиков не принимал. Я осознавал весь идио-
тизм своих опытов с ядами. Я понимал это с самого начала, но не мог ос-
тановиться».
После того как психиатр установил, что Янг психопат, он рекомендовал
поместить подсудимого в известную психиатрическую клинику в Бродморе.
Судья удивился, почему именно в такое мрачное и заброшенное место, одна-
ко после выступления доктора Дональда Блейра, еще одного эксперта-психи-
атра, все сомнения отпали. Блейр заявил суду следующее: «Я не сомнева-
юсь, что этот юноша весьма опасен для общества. Его навязчивые идеи и
совершенно ненормальный интерес к ядам и к опытам с ними вряд ли исчез-
нут, и он будет вершить свои черные дела и дальше».
Янга отправили в Бродмор с указанием не освобождать до получения раз-

решения из министерства внутренних дел. Однако мир не в последний раз
услышал о Грэхеме Янге и его ядах.

Отравитель за решеткой

Бродмор вполне устроил Грэхема и стал его вторым домом. Это учрежде-
ние является прежде всего клиникой, и юный отравитель оказался в окруже-
нии такого разнообразия лекарств, наркотиков и других медицинских препа-
ратов, о чем и мечтать не мог. Он с удовольствием «читал лекции» персо-
налу и часто давал советы медсестрам по применению лекарств в отсутствие
врачей. Подозрение пало на него после того, как двадцатитрехлетний убий-
ца Джон Берридж умер от отравления цианистым калием. Однако Грэхема не
обвинили в этом преступлении, несмотря на то что он неоднократно расска-
зывал другим заключенным, как можно выделить этот яд из листьев лавра,
растущего во дворе клиники.
Палата Янга в Бродморе стала местом поклонения фашизму и была в изо-
билии украшена изображениями свастики. Он даже отрастил усики и причесы-
вался под Адольфа Гитлера. Ему удалось раздобыть «зеленую карточку» —
специальный пропуск, позволяющий свободно ходить по палатам и по саду.
Пропуск ему выдали психиатры, несмотря на протесты и предостережения ос-
тального медицинского персонала. Этот документ дал Янгу возможность со-
бирать листья и растения с ядовитыми компонентами и воровать химикаты и
лекарства. Медсестры часто находили пузырьки с ядом не на соответствую-
щих полках, а в совершенно неожиданных местах. Янгу удалось спрятать не-
которые, но не все.
И тут персонал и пациенты стали чувствовать рези в желудке, появились
судороги. Позже выяснилось, что Янг беспрепятственно распространял яды
по всей клинике.
При поддержке двух врачей, мечтавших избавиться от него, Грэхему уда-
лось убедить службу охраны выпустить его на Рождество 1970 года. Он про-
вел праздник у тетушки, но, вернувшись в Бродмор, почувствовал себя уни-
женным как никогда. Свое возмущение он выразил следующими словами: «Ког-
да я выберусь отсюда, я буду убивать по одному человеку за каждый год,
проведенный здесь».
Персонал клиники предостерегал, что в голове этого парня прочно сидит
одна-единственная мысль: стать самым знаменитым отравителем после Гриппе-
на. Его записка с угрозами будет храниться в архиве клиники.
И тем не менее Грэхем Янг уже через девять лет будет на свободе. В 23
года он вернется к простившей его тетушке Винифред, в ее дом в Хэмпсте-
де, графство Хертфордшир, чтобы затем отправиться в пансионат в Чиппен-
хэме и начать новую жизнь.

Еще одно отравление

Через несколько недель он опять принялся за старое. Страстный люби-
тель футбола Тревор Спаркс, познакомившийся с Янгом в тренировочном за-
ле, вдруг почувствовал боли, затем появились судороги. Это длилось шесть
месяцев, и он был так изнурен загадочной «болезнью», что полностью забыл
о футболе. Спаркс впоследствии подтвердит, что дружил с Грэхемом и ни-
когда бы не подумал, что тот систематически травил его ядом.
В апреле 1971 года на глаза Янгу попалось объявление с приглашением
на работу кладовщиком в компанию Джона Хэдленда в Бовингдоне. Эта компа-
ния занималась производством высокоточного оптического оборудования и
фототехники. Грэхем понравился администратору Годфри Фостеру. Свой дли-
тельный перерыв в работе он объяснил заболеванием нервной системы. Фос-
тер навел справки в тренировочном центре и получил прекрасные отзывы.
После этого Фостер без колебаний принял Янга.
10 мая 1971 года он прибыл на место работы. Фирма полагала, что при-
обрела исполнительного кладовщика, однако на самом деле наняла на работу
ангела смерти. Янг снял комнату, и вскоре все шкафчики в ней были зас-
тавлены пузырьками с ядами. На работе его считали тихим и скромным моло-
дым человеком, однако когда разговор касался химии, он сразу непривычно
оживлялся и менялся.
Его лучшим другом стал 41-летний Рон Хэвит, который собирался поки-
нуть компанию, но остался, чтобы передать дела своему преемнику — Грэхе-
му Янгу. С другими отношения тоже были доброжелательными. Рон не раз да-
вал Янгу деньги взаймы, угощал сигаретами, а Янг платил за доброту, раз-
нося служащим чай, приправленный ядом.
Менее чем через месяц с начала его работы в компании у 59-летнего Бо-
ба Эгла, заведующего складом, внезапно началось расстройство желудка с
судорогами и рвотой. Затем с похожими симптомами слег Рон Хэвит, у кото-
рого к тому же возникло ощущение жжения в гортани. Служащие Хэдленда
назвали загадочные боли «инфекцией». В действительности же симптомы были
вызваны поступлением в организм очень токсичного химического элемента —
таллия. Янг купил таллий у химиков в Лондоне и подсыпал его в чай сослу-
живцам. Никто ничего не подозревал, так как таллий не имеет вкуса и за-
паха и поэтому вдвойне опасен.
7 июля Боб Эгл скончался. Его смерть была мучительной, однако вскры-
тия не делали, так как врачи диагностировали бронхиальную пневмонию,
вызванную пиелонефритом.
В сентябре, после относительно спокойного для служащих лета, вдруг
умер Фред Биггс, двадцать дней промучившись от судорог и болей. Янг ра-
зыграл сочувствующего, как и в случаях с другими своими жертвами. «Бед-
няга Фред, — воскликнул он лицемерно. — Это ужасно! Я не могу понять, как
это случилось. Я его так любил». Вскоре еще четверо работников стали
жертвами необъяснимой «болезни». У двоих выпали волосы и возникло
сильное нервное расстройство.
Руководство компании было очень обеспокоено ухудшением здоровья слу-
жащих и пригласило местного врача Иена Андерсона для проведения меди-
цинского обследования. Ему не удалось выявить источник загадочной «ин-
фекции», однако после беседы с Янгом, в которой тот снова не сдержался и
проявил недюжинные познания в области токсикологии, недоумение Андерсона
переросло в подозрение. Он посоветовался с администрацией, и та вызвала
сотрудников Скотленд-Ярда. Полиция основательно допросила всех служащих,
а эксперты из правительственной исследовательской лаборатории изучили
анализы больных служащих.
Медики установили, что причиной смертей и болезней персонала был тал-
лий.
Янг был арестован в доме отца, и, когда его увозили, он нагло спро-
сил: «За кого же из них меня арестовали?»
Однако на суде Янг заявил, что невиновен, несмотря на найденный в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

закона, принятого несколько столетий назад. Строгое следование традици-
ям, в том числе и в области права, до сих пор не позволяет британской
Фемиде отступать от буквы закона, даже если он явно устарел. Дело
Беллингхэма оказалось едва ли не первым в английском судопроизводстве,
где незыблемость средневекового британского законодательства была под-
вергнута сомнению.

ОПЕРАЦИЯ «ВАЛЬКИРИЯ»

Возможно, самыми храбрыми из всех, кто в годы второй мировой войны
носил немецкую форму, были участники покушении на Адольфа Гитлера. Ценой
своей жизни они пытались приблизить конец нацистской диктатуры.

К лету 1944 года военная ситуация складывалась не в пользу гитлеровс-
кой Германии. Ее армии терпели сокрушительные поражения на всех фронтах.
В июле войска союзников высадились во Франции. Каждому здравомыслящему
немцу стало ясно, что Германия проиграла войну.
До тех пор, пока фюрер находился у власти, он и слышать не хотел о
капитуляции. А без этого Германию ожидала катастрофа. Чтобы избежать ее,
и была задумана операция «Валькирия». Основной замысел ее участников
состоял в ликвидации нацистского руководства — Гитлера, Геринга и Гимм-
лера. Вслед за этим участники заговора планировали захват власти в Бер-
лине и приемлемый вариант выхода Германии из войны.
Это был не первый заговор с целью убийства нацистского диктатора. С
1938 года их предпринималось по крайней мере шесть, но все оканчивались
неудачей.
Инициаторами операции «Валькирия» были генералы Людвиг Бек, Фридрих
Ольбрихт и Хеннинг фон Тресков. Затем в круг заговорщиков были вовлечены
старшие офицеры. Среди них особенно выделялся своей решительностью пол-
ковник Клаус фон Штауффенберг, потерявший руку и глаз в африканской кам-
пании фельдмаршала Роммеля.
Фон Штауффенберг великолепно подходил для выполнения этого замысла.
Пользуясь доверием высшего руководства нацистского вермахта, он получил
доступ на регулярные совещания с участием Гитлера и его приближенных,
37-летнему полковнику передали портфель с мощным взрывным устройством,
специально для этой цели изготовленным в Англии. Его задача заключалась
в том, чтобы пронести портфель на одно из совещаний, установить взрыва-
тель и исчезнуть до взрыва бомбы.
11 июля Штауффенберг прибыл на совещание, проводимое по приказу Гит-
лера в Берхтесгадене. Портфель был снаряжен взрывным устройством, но
ввиду отсутствия Гитлера «операцию» пришлось отменить.
Через четыре дня полковника вызвали в ставку Гитлера в Растенбурге.
Опять он взял с собой портфель, но в последний момент совещание было пе-
ренесено на 20 июля.
После этой серии неудач Штауффенберг решил действовать наверняка. Он
дал своему адъютанту вторую бомбу на случай, если одна не сработает, и
два офицера самолетом отправились в Растенбург. С аэродрома они на маши-
не штаба сухопутных войск через сеть КПП, минных полей и электрозаборов
добрались до одной из засекреченных ставок Гитлера под кодовым названием
«Волчье логово».
По пути на совещание рядом со Штауффенбергом оказался адъютант на-
чальника генерального штаба фельдмаршала Кейтеля. Он предложил полковни-
ку, который с трудом единственной рукой поддерживал портфель, свою по-
мощь. Штауффенберг вежливо отказался.
В комнате для совещаний он пристроил портфель с приведенным в
действие взрывателем под столом, в двух метрах от ног фюрера. Генерал
Хойзингер начал доклад о положении на Восточном фронте. Все были нас-
только поглощены им, что Штауффенбергу удалось незамеченным выскользнуть
из зала. Через две минуты грохнул взрыв.
Штауффенберг услышал его у первого пропускного пункта. Уверенный в
том, что никто не уцелел, полковник утратил чувство осторожности. Это
дорого обошлось ему и другим заговорщикам.
Через несколько минут после взрыва Штауффенбергу и его адъютанту уда-
лось выбраться из охраняемой зоны. По дороге в аэропорт они разобрали
запасную бомбу и выбросили ее через окно автомобиля. В полдень оба выле-
тели в Берлин, где, по их расчетам, уже действовали другие участники за-
говора.
Тем временем в столице генерал Ольбрихт начал претворять в жизнь план
операции «Валькирия». Были отданы распоряжения об аресте нацистского ру-
ководства и высших чинов СС. В Берлине фельдмаршал Бек принял на себя
руководство военным министерством, а в Париже многие нацистские руково-
дители были арестованы их же подчиненными.

Фюрер отделался испугом

Но и на этот раз смерть обошла Гитлера. Четверо его приближенных по-
гибли, а фюрер почти не пострадал. Он выбрался из-под обломков в шоковом
состоянии, полный решимости жестоко расправиться с заговорщиками.
Как только весть о том, что Гитлер жив, достигла Берлина, гестапо об-
рушилось на заговорщиков, которые к этому времени начали действовать
открыто. Месть фюрера была жестокой.
В тот же вечер Штауффенберг и Ольбрихт были расстреляны во дворике
военного министерства. Фельдмаршала Бека вынудили пустить себе пулю в
лоб.
По всей Германии и на оккупированных территориях в Европе начались
массовые аресты. По обвинению в причастности к заговору было казнено
около пяти тысяч человек, среди них тринадцать генералов и два посла.
Пятнадцати руководителям заговора было предложено сделать выбор: застре-
литься или предстать перед судом. Таким образом покончил с собой и зна-
менитый фельдмаршал Эрвин Роммель.

Кровавый тиран

Опасаясь, что не все виновные были схвачены, Гитлер развернул по-

вальную «охоту на ведьм». Репрессиям подверглись не только те, кто был
так или иначе причастен к заговору, но и родственники подозреваемых.
7 августа 1944 года начался первый из серии показательных судебных
процессов, задуманных нацистским руководством как демонстрация «предан-
ности немецкого народа фюреру». Перед судом предстали генералы и высшие
офицеры, обвиненные в содействии заговорщикам. «Никогда в истории гер-
манской юстиции, — вспоминала стенографистка, — с подсудимыми не обраща-
лись с такой фанатичной жестокостью, как на этом процессе».
Приговор был предрешен, и несколько дней спустя судья Фрайслер
объявил его: смертная казнь через повешение. В соответствии с конкрет-
ными указаниями Гитлера осужденные были доставлены в тюрьму Плетцензее и
повешены на фортепьянных струнах, прикрепленных к крюкам для мясных туш.
Судороги агонизирующих жертв были засняты на кинопленку и в тот же вечер
воспроизведены на экране в «Волчьем логове». По словам одного из очевид-
цев, Гитлеру понравился фильм и фюрер часто смотрел его.
Эти офицеры были истинными патриотами Германии. Они отдали свои жизни
во имя спасения нации от кровавого тирана, каким был Адольф Гитлер. Две-
надцатилетнее владычество нацистского диктатора обошлось Европе в 30
миллионов жизней и стало самой позорной страницей в германской истории.

АЛЖИРСКИЙ СИНДРОМ

Потеря Алжира в начале 60-х годов вызвала во Франции волну национа-
листических выступлений. В армейской среде зрел заговор против главы го-
сударства, которого враги независимого Алжира считали главным виновником
происшедшего.

В I960 году под давлением Национального фронта освобождения Алжира,
развернувшего вооруженную борьбу против колонизаторов, Франция готови-
лась предоставить независимость своему форпосту в Северной Африке.
Это была уступка насилию, которая вызвала ярость у многих видных по-
литиков и большинства военных. Французская армия, особенно ее Иностран-
ный легион, который был выведен из Алжира, считала такое решение своего
правительства личным оскорблением. Разногласия в способах решения ал-
жирской проблемы привели к образованию двух тайных организаций. Военные,
возглавляемые националистически настроенным генералом Саланом, создали
секретную организацию вооруженных сил (ОАС). Политики под началом бывше-
го премьер-министра Жоржа Бидо создали так называемый Совет национально-
го сопротивления (СНС). У этих двух разных организаций была одна цель:
смещение, а если необходимо, то и убийство президента Шарля де Голля.
За прошедшие после получения Алжиром независимости два года было
предпринято по крайней мере шесть серьезных попыток покушения на жизнь
генерала де Голля.
Первая имела место в мае 1961 года, когда на загородном шоссе непода-
леку от Парижа в президентский автомобиль была брошена бомба. В мае сле-
дующего года, во время посещения де Голлем Центральной Франции, полиция
раскрыла заговор с участием снайпера, который должен был убить президен-
та во время одной из встреч с населением. Этот заговор послужил сюжетной
основой романа Фредерика Форсайта «День Шакала». Через несколько меся-
цев, когда президент проезжал Пон-сюр-Сен, прозвучал еще один взрыв. Де
Голль посчитал его «неудачной шуткой». Однако главе государства было не
до юмора, когда он узнал, что полиция обезвредила троих преступников,
которые готовили покушение на его жизнь.
Но наиболее серьезный инцидент произошел 22 августа 1962 года. В этой
акции, спланированной с военной точностью, принимала участие специально
отобранная команда из пятнадцати высокопрофессиональных убийц.
22 августа генерал де Голль, его жена и зять, полковник Ален де Буас-
со, выехали из Елисейского дворца, направляясь в аэропорт. Президентский
кортеж, состоявший из двух черных «ситроенов» и четырех полицейских на
мотоциклах, должен был миновать пригород Парижа. Там-то убийцы и устрои-
ли засаду.
Подполковник Жан-Мари Бастьен-Тьери с безразличным видом стоял на ав-
тобусной остановке, держа в руке свернутую в трубку газету «Франс суар»,
которой должен был подать сигнал к нападению. Вооруженные боевики скры-
вались за припаркованными у противоположного тротуара машинами.
Ровно в восемь часов вечера Бастьен Тьери увидел приближающийся прези-
дентский кортеж, который двигался намного быстрее, чем он ожидал. «Сиг-
нальщик» взмахнул газетой, и первый снайпер выстрелил по шинам прези-
дентского автомобиля. Машину занесло, но водитель справился с управлени-
ем и прибавил скорость. Удаляющийся автомобиль был осыпан градом пуль.
Полковник де Буассо вынудил президента и его жену расположиться. так,
чтобы они оказались вне досягаемости огня. В итоге никто не пострадал.
Прибывшая полиция обнаружила только брошенный убийцами автомобиль.

Следы ведут к ОАС

Нетрудно было догадаться, кто организовал это покушение. ОАС никогда
не скрывала намерения убить президента, и вскоре участники нападения на
президентскую машину были арестованы. Девять человек предстали перед
специальным судом в Форт-Винсене, шестеро были осуждены заочно.
Суд вынес шесть смертных приговоров, пять из которых впоследствии бы-
ли заменены пожизненным заключением. Отказ на просьбу о помиловании по-
лучил лишь глава заговорщиков Баспьен-Тьери. 36-летний полковник воен-
но-воздушных сил явился на место казни с рыцарским крестом Почетного ле-
гиона — наградой, которую незадолго до этого ему вручил президент Фран-
ции Шарль де Голль.

ЭХО КЕМП-ДЭВИДА

Анвар Садат получил Нобелевскую премию мира вместе с Менахемом Беги-
ном. Награда стала для него смертным приговором.

Анвар Садат был одним из тех немногих политиков, которые готовы при-
нять на себя рискованное обязательство и добиться его выполнения.
Будущий египетский президент родился в 1918 году и получил военное
образование. После второй мировой войны он примкнул к группе молодых
офицеров, возглавивших национально-освободительное движение, направлен-
ное против монархического режима. 23 июля 1952 года египетская армия во
главе с подпольной организацией «Свободные офицеры» совершила госу-
дарственный переворот, свергнув короля Фарука.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73