Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ком, поэтому не понимаю, как такое могло случиться». Я попросил его поз-
накомить меня с той, которая выдает себя за леди Абердур. Решил внезапно
появиться на вечеринке и разоблачить ее как самозванку. Позже наткнулся
на статью в газете, где писали об этой женщине, но уже как о моей доче-
ри. Когда стали приходить письма, я начал возвращать их на почту с при-
пиской: «По этому адресу такие не проживают». Но даже когда вы обнаружи-
ваете, что некто — самозванец, реально вы мало что можете сделать».
За две недели до ареста романтически настроенная Розмари арендовала
дорогой отель в Сассексе и пригласила людей из службы видеозаписи. Она
нарядилась как ее любимая киногероиня Скарлетт, а друзей одела в костюмы
других героев фильма «Унесенные ветром», для того чтобы создать
собственную киноверсию известной истории. На эту «шалость» она потратила
50 тысяч фунтов стерлингов все из того же благотворительного фонда.
Ложь в конце концов открылась, причем внезапно и быстро. Причиной
краха была небрежность, легкомысленная ошибка с ее стороны. Дело в том,
что Розмари Абердур становилась все более самоуверенной и менее осторож-
ной в денежных махинациях. В июне 1991 года она уехала на несколько
дней, чтобы в очередной раз «встряхнуться». И забыла на своем столе в
офисе копию чека на сумму 120 тысяч фунтов стерлингов, которые снимались
с одного из счетов, принадлежащих фонду строительной компании. Рядом с
копией лежало письмо с разрешением перевести эту сумму в один из пяти
банков, которые Розмарн использовала для «отмывания» денег, украденных
из благотворительного фонда. И письмо, и копию чека обнаружил исполни-
тельный директор благотворительного фонда Ричард Стивене. Уж он-то знал,
что счета строительной компании Абердур подписывать не разрешалось. И с
ужасом понял, что подписи и на этом, и на предыдущих чеках были наглой
подделкой почерков тех, кто таким правом обладал.

Побег

На следующий день группа полицейских из управления по борьбе с мошен-
ничеством нагрянула на квартиру Абердур, чтобы произвести обыск в «пеще-
ре Аладдина» и описать имущество. Ящики бумаг и других вещественных до-
казательств надувательства были вывезены из дома фальшивой аристократки
на глазах у изумленных соседей. Список ценностей, найденных в ее апарта-
ментах, насчитывал 37 страниц.
Но сама мошенница исчезла, как только узнала о визите полиции к ней
на квартиру. По примеру известного участника «великого ограбления» поез-
да Ронни Биггса она сбежала в Рио-де-Жанейро, в то время как попечители
фонда оценивали размеры ее «кропотливой работы».
Из арендованной квартиры неподалеку от пляжа Копакабана Абердур зво-
нила и своим родителям, и жениху Каббинсу, который служил в Германии. В
долгих телефонных разговорах они пытались убедить ее вернуться в Брита-
нию. Сам министр обороны разрешил капитану Каббинсу покинуть полк, чтобы
слетать в Рио и привезти Розмари туда, где ей надлежало находиться. Ста-
рая школьная подруга Сара Боаз тоже внесла свой вклад в возвращение Роз-
мари.

Последний пир

В конце концов Розмари согласилась. Но обставила свое возвращение с
уже привычным ей шиком. Она раскошелилась (а что жалеть — деньги-то из
благотворительного фонда) на билеты «бизнес-класса» для себя и жениха.
На борту самолета ей подавали изысканные закуски и отличные вина.
Когда самолет приземлился в Британии, побледневшую Розмари встретили
детективы и офицеры службы безопасности. Женщину, привыкшую к роскошному
лимузину с персональным шофером, втиснули на заднее сиденье полицейской
машины между двумя угрюмыми детективами и доставили в штаб-квартиру уп-
равления по борьбе с мошенничеством.
Жизнь фальшивой аристократки резко изменилась. Ее шикарные наряды
сменила тюремная фланель. Права выйти под залог она была лишена, хотя на
Рождество ей разрешили съездить домой к родителям.

Крах мира фантазий

Розмари Абердур подошла к рубежу, когда нужно было подводить итог
своим счетам (не для благотворительности, а для правосудия), представ в
марте 1992 года перед судом. Она признала себя виновной по семнадцати
пунктам обвинения и не проявила никаких эмоций, когда прокурор зачитывал
список ее преступлений: 65 тысяч фунтов стерлингов на вечер — сюрприз
для подруги, 80 тысяч на аренду яхты, 780 тысяч на званые вечера, 134
тысячи на личную прислугу и 280 тысяч на машины.
Адвокат Грэхэм Боул сказал в ее защиту: «Это не обычная преступница
или опытная мошенница. Нет ничего, что бы обнаруживало в ней преступни-
цу. Мы не видим ничего, кроме стыда, угрызений совести и мужества отве-
чать на вопросы обвинения». Он сказал далее, что все так называемые
друзья, которые пили и ели за ее счет, испарились как пузырьки шампанс-
кого. Абердур выливала чужие деньги в глотки этих людей. Адвокат заявил,
что она страдала от комплекса неполноценности. Он представил Розмари как
жертву «грубости и мишуры высшего общества». «В конце концов, — сказал
он, мир фантазий стал для нее реальностью. Самообман начал брать вверх».
И добавил: «Эти кутежи, это обжорство стали болезнью».
Обвинение рисовало совсем другую картину. Речь прокурора была выдер-
жана в суровых тонах: «Ясно, что она содержала многих людей, в том числе
близких друзей и своего любовника. Тысячи фунтов были выброшены на прих-
лебателей и паразитов. Начинала она скромно, но потом аппетиты ее разыг-
рались. Она понимала, что в конце концов попадется, и скрылась в Брази-
лии».
Четыре года, к которым приговорили Абердур, многие в благотвори-
тельном фонде оценили как слишком мягкое наказание. Его попечитель зая-
вил: «Вы тратили деньги на вульгарное сумасбродство. Это говорит о том,
что мотивы, которые привели вас к преступлению, были сложными или неор-
динарными. Все это так, но в течение двух с половиной лет вы продолжали
доить этот фонд. Вам доверяли, а вы злоупотребляли этим доверием».

Конечно, Розмари была мошенницей, одной из величайших обманщиц в кри-
минальной истории Британии. И она, вполне возможно, заслужила еще более
суровое наказание, чем то, которое определил преступнице суд.
Но был один человек, которому хотелось бы подружиться с Розмари. Он
заявил, что готов показать ей «достопримечательности Рио-де-Жанейро»,
которые она так и не увидела. Этим человеком оказался Ронни Биггс, ко-
торый после побега из лондонской тюрьмы шестнадцать лет скрывался в Бра-
зилии. Он сказал: «Я мог бы доставить ей много радости, если бы показал
этот город, прежде чем она вернулась назад. Это отличное место для де-
вушки, которая любит повеселиться, и ей не понадобилось бы много денег.
Думаю, она не должна сдаваться. Она молода, у нее вся жизнь впереди. Но
можете быть уверены, я не забуду о своем обещании. Надеюсь, когда она
освободится из тюрьмы, то приедет ко мне в гости. И я покажу ей, что та-
кое настоящая дружба».
Если эта парочка когда-нибудь объединится, она вполне сможет претен-
довать на место в лондонском музее мадам Тюссо, где собраны восковые
«двойники» всех мировых знаменитостей. В том числе и скандальных.

ИМЕЛЬДА МАРКОС: «Стальная бабочка»

Имельда выросла в бедности, но красота помогла девушке выбраться из
трущоб. Влиятельные политики добивались ее благосклонности. Постепенно
Имельда Маркос превратилась в алчную стяжательницу.

Жена последнего филиппинского диктатора с гордо поднятой головой по-
кинула здание суда после процесса, который закончился унизительным пора-
жением американской Фемиды. Когда в июле 1990 года Имельда Маркос появи-
лась на улицах Манхэттена, в сердце своем она хранила темную тайну —
местонахождение исчезнувших миллионов, которые она и ее муж Фердинанд
Маркос выдоили из своей разоренной родины.
Расплатой за жадность, за стремление жить в роскоши для Фердинанда
Маркоса, умершего в изгнании, были позор и презрение его соотечественни-
ков. В стране, где традиционным национальным символом является изображе-
ние экзотической бабочки, Имельду Маркос прозвали «Стальной бабочкой».
Расточительную супругу президента обвиняли в мошенничестве, воровстве и
вымогательстве. Имельде выпала сомнительная честь: впервые жена главы
государства предстала перед уголовным судом.

Она не раскаялась

В поведении этой женщины на суде не было и намека на раскаяние. Нап-
ротив, обвинители столкнулись с надменностью, самонадеянностью и бах-
вальством. С первого дня, когда Имельда села на скамью подсудимых по об-
винению в вымогательстве, тайном сговоре и мошенничестве и ей грозили
пятьдесят лет тюрьмы, она с упоением рассказывала о невероятном бо-
гатстве, которым наслаждалась, будучи женой резидента. Имельда и Ферди-
нанд рассматривали Филиппины как свою персональную вотчину. Они присвои-
ли огромные суммы, которые Америка выделяла их стране в качестве эконо-
мической помощи. Корасон Акино, преемница Маркоса на посту главы госу-
дарства, добилась того, чтобы США, куда перебрались бывшие властители
Филиппин, отдали эту парочку под суд. Но Имельду не трогали судебные об-
винения. На суде она вела себя вызывающе: «Я устала слушать: один милли-
он туда, один миллион сюда, — зевала она в суде. — Это такая мелочь».
Когда Имельда Маркос была признана невиновной, обозреватели ждали,
что в министерстве юстиции США полетят головы. Стало ясно, что дело Мар-
косов было плохо подготовлено. Министерство потратило двадцать миллионов
на расследование, в его распоряжении были все службы госдепартамента,
ФБР и ЦРУ. И тем не менее дело было проиграно.

Расхищение

Американское руководство оказалось под давлением со стороны Корасон
Акино, которая намекнула, что наличие крупных американских военных баз
на Филиппинах может оказаться под вопросом, если США не предъявят
Имельде Маркос обвинение.
Министерству юстиции США в расследовании мешала швейцарская банковс-
кая система, которая отличается абсолютной закрытостью. Гарантируя кли-
ентам тайну вкладов, швейцарцы предоставляли им полную свободу действий
и не требовали, чтобы они указывали источники своих доходов. Важнейшие
документы, связанные с персональными счетами Маркосов, были спрятаны в
подвалах банков Женевы и Цюриха. Американские прокуроры не смогли доб-
раться до них. Представители Филиппинского национального банка дали
убийственные показания и представили соответствующие документы. Они ут-
верждали, что, хотя Имельда за время пребывания у власти не заработала
ни гроша, каждый раз, когда она приезжала в Нью-Йорк, в ее гостиничный
номер доставляли мешки денег. Но этих улик оказалось недостаточно.
Несмотря на то что Имельда была оправдана, филиппинское правительство
продолжает утверждать, что супруги Маркос похитили национальных богатств
не менее чем на 7 миллиардов фунтов стерлингов, которые в твердой валюте
и слитках драгоценных металлов хранятся в банках или вложены в бизнес по
всему миру.
Арест торговца оружием Аднана Кешогти, обвиненного в том, что он «от-
мывал» деньги Маркосов и потому правительство США не смогло проследить
путь этих денег, тоже ничего не дал. Этот случай только подтвердил до-
гадку, что похищенное Маркосами исчисляется в баснословных суммах.
За двадцать лет власти — сначала как демократически избранный поли-
тик, а потом как деспот, который ввел военное положение в стране — Мар-
кое со своей «Стальной бабочкой» истощил национальную экономику. США
поддерживали его режим на стратегически важных тихоокеанских островах,
поскольку рассматривали Филиппины как бастион антикоммунизма. Они содер-
жали крупные военные базы в этой стране и вкладывали миллионы и миллионы
долларов в экономику развивающегося государства.
Однако большая часть этих средств попадала в личный банк Маркоса и
его супруги.
Имельда, бывшая «королева красоты», стала для жителей Филиппин, в
большинстве своем живших в бедности, символом алчности. На вершине своей
карьеры в качестве «первой леди» она тратила на одежду сотни тысяч дол-
ларов в неделю. Наряды от лучших кутюрье доставлялись из Парижа и Рима
на самолетах. Имельда недели проводила в Европе, делая покупки. После
одного из таких турне она загрузила вещами три морских контейнера. Обувь

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

С детских лет он воспитывался в атмосфере ненависти. Став взрослым,
он терроризировал весь земной шар ужасными убийствами. До недавних пор
Карлос Шакал был неуловим и местонахождение опасного террориста остава-
лось тайной.

С его именем связаны смерть и кровь по всему миру. Мастер конспирации,
специалист по ведению партизанской войны в городских условиях, убийца
без жалости, без угрызений совести, он перемещался из страны в страну с
большой суммой наличных денег для подкупа и с запасом паспортов. Он по-
являлся в разное время и в разных местах под разными именами: Карлос
Андрее Мартинес Торрес, Гектор Луго Дюпон, Сенон Мария Кларк, Адольф Хосе
Мюллер Бернал, Флик Рамирес, Гленн Гебхард и Ахмед Адил Фаваз. Настоящее
же его имя — Ильич Рамирес Санчес. Но полиции всего мира он был известен
как Карлос Шакал.
Этот мастер терроризма долгое время оставался неуловим. Ловушки Ин-
терпола, система мероприятий по дипломатическим каналам, операции, про-
водимые антитеррористическими организациями, не давали результата и не
поставили его перед лицом правосудия за преступления, которые включают
попытку убийства Джозефа Сиеффа — главы фирмы «Макс и Спенсер», убийство
двух французских контрразведчиков, захват в качестве заложников делега-
тов сессии ОПЕК в Вене, взрыв автомобиля во Франции, повлекший за собой
пять смертей, террористическую акцию в израильском аэропорту Лод, в ре-
зультате которой погибли двадцать пять человек, ракетную атаку самолета
в аэропорту Парижа.
Этот кровавый убийца, насмехающийся над усилиями всего цивилизованно-
го мира по его поимке, родился в 1949 году в Венесуэле. Отец его, адво-
кат елевыми взглядами, боготворил Ленина и Сталина. Невинные стихи ня-
нечки и книжки с картинками его сыновьям заменила «диета» из ортодок-
сального марксизма-ленинизма. Отец страстно верил только в один урок,
который следует изучать, — в мировую революцию. Еще подростком Карлос по-
лучил второе имя Ильич — в честь Владимира Ильича Ленина — и стал верным
сторонником взглядов отца. Умный, бесстрашный, Карлос верил в крах миро-
вого капитализма. ИРА в Ольстере, палестинцы в Израиле, ЭТА — террорис-
тическая организация басков в Испании — вот герои, на которых равнялся
юный Ильич.
Когда Карлосу исполнилось семнадцать лет, отец отправил его в лагерь
на Кубе, где готовились будущие террористы.
В лагере, расположенном в окрестностях Гаваны, Карлос изучал методику
проведения направленных взрывов, искусство рукопашного боя и виды воору-
жений. Там он стал экспертом в области вооружений и великолепным стрел-
ком из всех видов оружия — от пистолета до автоматической винтовки. Он
также развил в себе полнейшее пренебрежение к жизни, что вполне соот-
ветствовало выбранной им «профессии». Несколько лет спустя один из его
инструкторов даст интервью парижской газете: «Он был болезненно отстра-
ненным от всего, все делал как автомат. Он абсолютно не проявлял эмоций
ни когда нажимал на спусковой крючок, ни когда бросал соперника на мат,
оттачивая приемы дзюдо. Для него это была просто работа и больше ниче-
го».
Получив на Кубе начальные навыки терроризма, Карлос уехал в Лондон,
где некоторое время жил с братом по имени Ленин. Братья проводили беско-
нечные часы с анархистами в барах, где много говорили о насильственном
изменении мира.
В 1969 году Карлос уехал снова — на этот раз в Москву, в Университет
дружбы народов имени Патриса Лумумбы, для получения диплома о высшем об-
разовании. Это учебное заведение на Западе считалось академией мирового
терроризма. Из его стен по странам Азии, Африки и Латинской Америки
разъехалось немало «революционеров», которые стремились перестроить об-
щество по канонам марксистско-ленинской доктрины.
Здесь Карлос узнал о различных «освободительных движениях», которые
нуждались в помощи и были готовы платить за нее. От пустынь Ближнего
Востока до «полей смерти» в Азии, от закоулков Белфаста до обласканных
солнцем долин Страны Басков в Испании террористические группы вели войны
«за свободу». В Университете имени Патриса Лумумбы Карлос установил кон-
такты, которые оказались бесценными, и постиг все тонкости мировой бан-
ковской системы. Этот набор знаний сослужил ему хорошую службу, когда он
начал доставать оружие для проведения террористических операций.
В университете Карлос проучился год и был отчислен за «разгульный об-
раз жизни». Но западные эксперты рассматривают эту нескладную формули-
ровку как маневр, придуманный наставниками Карлоса с целью одурачить за-
падные спецслужбы.
Они пытались сделать вид, будто Карлос никогда не собирался стать
международным террористом. Вооруженный новыми смертоносными знаниями, он
пишет письмо отцу: «Я готов к тому, что должен делать. Спасибо тебе за
то, что направил меня по правильному пути».

Кровожадная команда

Некоторое время Карлос провел в Париже, общаясь с палестинцами, с ко-
торыми подружился в Москве. Он возглавил эту кровожадную команду, когда
израильские секретные службы убили ее руководителя. Считается, что пер-
вый террористический акт Карлос совершил 21 февраля 1970 года, когда за-
ложил бомбу в швейцарский самолет, направлявшийся из Цюриха в Тель-Авив.
Бомба взорвалась в багажном отсеке через несколько минут после взлета,
начался пожар, и самолет разбился. Погибли все двести человек.
Карлос открыл в себе способность к планированию операций, когда орга-
низовал и учинил кровавую бойню в израильском аэропорту Лод в 1972 году,
назвав ее «Крупная мишень».
Благодаря контактам, установленным в Москве, Карлос нанял Кодзо Ока-
мото из японской террористической организации «Красная армия», согласив-
шегося с группой себе подобных камикадзе совершить самое отвратительное
злодеяние против невинных людей. Окамото и двое его подручных прилетели
в Израиль самолетом французской авиакомпании из Рима. В Риме они сдали
багаж, состоявший из тщательно упакованного автоматического оружия и
гранат (багаж у туристов в то благословенное для террористов время не
проверяли). По прибытии в Израиль Окамото и его помощники Ракеши Окудей-

ра и Йошуики Ясуда открыли чемоданы и стали поливать наполненный людьми
аэропорт огнем из автоматического оружия и швырять гранаты в толпу. Не-
исправная граната взорвалась в руках одного террориста, второго убил по-
лицейский. Окамото, не рассчитывавший остаться в живых, был сбит с ног
рабочим эксплуатационной службы, когда направил свой автомат на самолет.
В этот день, 30 мая, в аэропорту погибли двадцать четыре человека, еще
четверо умерли от ран в госпитале и двадцать шесть получили ранения.
Это была грандиозная премьера вступления Шакала на сцену мирового
терроризма.
Ему заплатили один миллион фунтов стерлингов за организацию и успеш-
ное проведение «мероприятия». Его имя, взятое из названия книги Фредери-
ка Форсайта «День Шакала» об убийце, охотившемся за Шарлем де Голлем,
стало широко известно в террористических кругах как имя человека, кото-
рый доводит дело до конца.
Дальше — больше. Карлос обращает внимание на видного еврейского акти-
виста в Англии Джозефа Сиеффа, владельца магазинов «Макс и Спенсер». Но
он неудачно провел покушение и шесть лет спустя рассказал об этом в ин-
тервью французскому журналисту размещенного в Париже арабского издания
«Аль-Ватан аль-Араби». Двое мужчин встретились в тайном убежище на Ближ-
нем Востоке, и Карлос в интервью ошибочно назвал мистера Сиеффа лордом.
«Лорд должен был умереть, — сказал он, — потому что был ярым сионистом».
Карлос решил сам осуществить задуманное, поскольку мастерски владел лич-
ным оружием.
Его первая операция в Англии началась 30 декабря 1973 года. Вот как
описывает ее сам Карлос: «Я подъехал к дому лорда, припарковал автомо-
биль, затем позвонил и взял на мушку привратника. Было 6.45 вечера. Я
приказал швейцару позвать хозяина из ванной комнаты. Он сделал это и
упал в обморок. Когда лорд Сиефф вышел из ванной, я открыл огонь из сво-
его старенького пистолета «беретта». Он был ранен. Пуля вошла в верхнюю
губу, чуть ниже носа. Обычно я вгоняю три пули вокруг носа. Это верная
смерть. Но в данном случае только одна пуля поразила его, хотя я стрелял
трижды. Когда лорд Сиефф выжил, я решил попытаться еще раз. Но пока ис-
кал подходящее оружие, он уехал на Бермуды».
В 1974 году террорист появляется в Голландии. Для выполнения своей
задачи Карлос снова прибегает к услугам фанатиков из японской «Красной
армии». Террористы захватили французского посла и его сотрудников и дер-
жали их заложниками, пока Карлос вел переговоры об освобождении терро-
риста из «Красной армии», который находился в тюрьме в Париже. Чтобы до-
казать, что он не блефует, и предотвратить «всякое надувательство» со
стороны правительства, Карлос бросил бомбу в аптеку на улице Жер-
мен-де-Пре в самом центре Парижа, убив двоих и ранив тридцать человек. В
том же самом интервью арабской газете, где он хвастался попыткой
убийства Сиеффа, Карлос сказал: «Французские власти запаниковали. В Гол-
ландию был послан «Боинг-707″ с освобожденным террористом, чтобы забрать
напавших на посольство в Гааге. Операция успешно завершилась».
Карлос был хвастлив.

Неуловимый

К этому времени западным разведслужбам уже был известен опаснейший
террорист по кличке Шакал. Они знали, что база Карлоса находится в Евро-
пе, но он никогда не задерживался надолго на одном месте. Он был нас-
только же неуловим, насколько профессионален.
Французские власти были близки к его поимке. 27 июня 1975 года ли-
ванский осведомитель из ООП Мишель Муркабель, одно время связной Карлоса
на Ближнем Востоке, привел двух агентов французской службы по наблюдению
за террористами — Жана Донатини, тридцати четырех лет, и пятидесятилет-
него Раймонда Дуса — к апартаментам Карлоса в центре города. Правда,
Карлос утверждал, что агентов было трое, хотя французские власти и отри-
цали это.
В интервью журналисту арабской газеты сам Карлос рассказывал следую-
щее: «В 8.45 вечера они постучали в дверь. У меня были два венесуэльца и
моя подруга-студентка. Один венесуэлец открыл дверь и крикнул: «Полиция!»
Мы пригласили их выпить с нами. Они присели и потребовали наши пас-
порта.
Мы предъявили их, и тогда они начали расспрашивать меня о Муркабеле.
Я отрицал, что когда-либо встречался с ним. Но они сообщили, что он зна-
ет меня и в данный момент ждет за дверью для опознания. Тогда я попросил
привести его. Агенты посовещались между собой, и затем один из них вы-
шел. Через пятнадцать минут появился Муркабель. Когда он начал показы-
вать на меня пальцем, я понял, что пора стрелять. Я выхватил свой писто-
лет, сделанный в России, и выстрелил сначала в Донатини, уже хватавшего-
ся за свое оружие. Его знали как великолепного стрелка, но я оказался
проворнее и всадил ему пулю прямо в левый висок. Затем выстрелил в пере-
носицу Дусу. И, наконец, послал пулю в ухо третьему французу. Остался
только один Мишель. Он шел прямо на меня, прикрывая лицо руками. По-ви-
димому, он уже понял, что, придя сюда, был обречен. Таковы правила игры.
Когда он подошел совсем близко, я выстрелил ему в лоб. Он упал, и я
выстрелил еще раз, уже в левый висок. После этого через соседний номер я
выскочил в темноту. Вся операция заняла каких-нибудь шесть секунд».
Карлос вылетел в Лондон, где укрылся у очаровательной Нади Тобон, в
то время как полиция окружила его квартиру на Херфорд-роуд, где он
раньше жил с двадцатитрехлетней официанткой из Испании Анджелой Отаола.
Полиция нашла в квартире склад боеприпасов, а в одном из чемоданов, на-
битых оружием, обнаружила список приговоренных к смерти. Среди известных
британских деятелей в этом списке числились лорд и леди Сэйнсбери, сэр
Кейт Джозеф, сэр Бернар Дельфонт, а также знаменитый скрипач Иегуди Ме-
нухин.
Позже на шоссе возле Ридинга Карлоса остановила дорожная полиция. То-
бон, которую через два года после этого выслали из Англии в родную Ко-
лумбию, вспоминала: «Он ехал слишком быстро, и нас остановили. Подошел
полисмен, и Карлос потянулся к пистолету. Он хотел застрелить полицейс-
кого, но я посоветовала поговорить с ним по-хорошему. Предупредив нас,
чтобы впредь мы были внимательны и не превышали скорость, полицейский
дал знак, что мы можем ехать дальше. В багажнике автомобиля лежало много
оружия и по меньшей мере восемь паспортов».
На этот раз Карлосу повезло.
Работая на палестинцев, Карлос спланировал и осуществил одну из самых
крупных террористических акций: нападение на собравшихся в Вене делега-
тов стран-производителей и экспортеров нефти.
На этом форуме предполагалось обсудить цены на нефть. В зале при-
сутствовал 81 делегат из стран Ближнего Востока. Те, кто нанял Шакала,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

была ее слабостью. В личных гардеробах «Стальной бабочки» были найдены
три тысячи пар туфель.
Пока она тратила деньги, ее муж, коварный и хитрый политик, мало-по-
малу разрушал демократические основы государства, в то время как в мире
считали, что он их укрепляет.

Президент и его прошлое

Маркос родился II сентября 1917 года в семье адвоката и школьной учи-
тельницы в маленьком городке, расположенном в четырехстах километрах от
Манилы, столицы Филлипин.
Блестяще сдав выпускные экзамены, он стал юристом. В 1939 году был
арестован по обвинению в убийстве политического соперника своего отца и
приговорен к пожизненному заключению. Но на повторном процессе так умело
защищался, что после пересмотра дела обвинение было снято. Маркос ут-
верждал, что во время второй мировой войны руководил партизанским отря-
дом, который боролся с японскими завоевателями, хотя и это его заявление
далеко не бесспорно. Тем не менее именно это помогло молодому политику
добиться успеха на парламентских выборах. Он стал самым молодым конг-
рессменом в стране. В 1954 году, после одиннадцати дней ухаживаний, Мар-
кое женился на Имельде. «Ее любовь привела меня к вершинам успеха», — го-
ворил он.
В 1965 году в результате всеобщих выборов Маркос стал президентом
страны. По иронии судьбы он одержал победу под лозунгом борьбы с корруп-
цией. На протяжении двадцати лет его президентский оклад оставался почти
неизменным. Маркос не получал бешеных денег, однако жил в роскоши. Ездил
он в бронированном «роллс-ройсе». Миллионы долларов американской помощи
переводил на секретные банковские счета в Риме и Швейцарии. В то же вре-
мя финансовые агенты приобретали для него недвижимость на подставных лиц
по всей Европе и в Америке. По мере того как возрастала его алчность,
таяла терпимость к демократии. Предвыборная кампания 1969 года, которую
Маркос выиграл, была отмечена запугиваниями, подкупом и подтасовкой го-
лосов избирателей. Через три года, в 1972-м, Маркос покончил с демокра-
тией на Филиппинах и установил в стране режим военной диктатуры.

Туалетная бумага ручной работы

Попытка покушения оппозиционеров на одного высокопоставленного воен-
ного стала поводом для ликвидации демократических институтов в стране.
Вполне вероятно, что покушение это было инсценировано, чтобы Маркос мог
оправдать смену своего политического курса.
В условиях военного положения власти бросили в тюрьму тысячи полити-
ческих противников и оппозиционно настроенных журналистов. Над ними из-
девались, их пытали, убивали.
В 1981 году Маркос отменил военное положение, чтобы провести очеред-
ные выборы. Однако его политические оппоненты бойкотировали их. Они зая-
вили, что участие в этом фарсе только помогло бы Маркосу придать своему
режиму видимость законности. Этот человек упорно держался за власть.
Секретная полиция продолжала набивать тюрьмы его противниками. Все поли-
тические партии оказались под контролем Маркоса.
Эти черные для страны дни «Стальная бабочка» проводила в постоянных
удовольствиях. Все, что ее окружало, было исключительно дорогим. Каждый
рулон туалетной бумаги был изготовлен в Таиланде из тончайшей шелковой
ткани ручной раскраски. Для этих рулонов была выделена специальная кла-
довая в президентском дворце в Маниле. Когда Имельда сбежала с Филиппин,
то прихватила с собой коллекцию жемчуга, которая в разложенном виде за-
няла бы площадь в 38 квадратных метров. Имельда даже придумала особое
название для своих экстравагантных излишеств — «Имельдифик».
Гостей во дворце щедро угощали. В комнатах, где они останавливались,
гардеробы были набиты мехами, одеждой и драгоценностями. В серебряных
супницах Имельда держала запасы белужьей икры, которые обновлялись каж-
дый день. В приступе великодушия она вместе с друзьями садилась в само-
лет, и они отправлялись в Нью-Йорк за покупками. Имельда могла себе это
позволить. Кроме всего прочего, она возглавляла три десятка прибыльных
государственных корпораций и пользовалась их деньгами для своих личных
целей. Филиппинские следователи, которые позже занимались этим делом,
установили, что однажды Имельда отправила в женевский банк так много че-
моданов с деньгами, что оттуда вынуждены были послать ей телеграмму с
просьбой остановиться, так как персонал не успевает обрабатывать вклады.

Из грязи в князи

Если Имельда и обращала внимание на своих соотечественников, если она
изредка посещала нищие кварталы города, где люди жили радом со сточными
канавами и без водопровода, она вела себя как королева, которой все
должны были поклоняться. Но Имельда знала, что такое бедность. Она роди-
лась в небогатой семье и еще девочкой пела для американских солдат за
подачки в виде дешевых сладостей. Да и в молодости она зарабатывала на
жизнь как певичка. Великий перелом наступил в 1954 году, когда она побе-
дила на конкурсе красоты и была представлена политику, который сделал ее
«императрицей Тихого океана».
Имельда, естественно, предпочитала не вспоминать свою бедную юность.
Она запретила книгу «Нерассказанная история Имельды Маркос», написанную
филиппинской журналисткой Кармен Педроза. В этой книге говорилось, что
Имельда была когда-то так же бедна, как люди, которыми она теперь пра-
вит, что она была вынуждена спать на упаковочных ящиках в гараже своих
родственников, когда мать выгнала ее из дома. «Она не хотела, чтобы
правда о ее плебейском происхождении стала известна, — утверждала Педро-
за. Она создавала совсем иной имидж. Это было очень важно для Маркосов:
если они родились богачами, не должен и возникать вопрос, откуда у них
такое огромное состояние. Она надевала шикарные платья, отправляясь в
такие места, где у людей не было даже элементарных удобств. Она жила
фантастической жизнью в нищей стране».

Мнение ЦРУ

И весь этот мир чуть не рухнул в одночасье. Террорист нанес Имельде
удар ножом в тот момент, когда она вручала награды на конкурсе красоты.
Она была лишь ранена. Этот инцидент укрепил в Имельде странную веру в
свое особое предназначение. Она говорила: «Бог предопределил мне великое
будущее и всю жизнь тщательно оберегает меня».
ЦРУ имело свое собственное мнение об Имельде Маркос. В 70-х годах
агенты выдали весьма точную характеристику этой женщины: «Миссис Маркос
честолюбива и жестока. Бедная родственница аристократов-землевла-
дельцев, она рвалась к богатству, славе и всеобщему поклонению. Эгоцент-
ризм и самовлюбленность сделали ее добычей льстецов. Хотя она получила
чисто формальное образование, миссис Маркос по-своему умна, хитра и
изобретательна».
Родственники Имельды процветали вместе с ней. Ее брат Бенджамин Рому-
альдес владел электротехнической фирмой в Маниле. Брат Альфреде руково-
дил правительственным контролем за игорным бизнесом. Между прочим, Мар-
кое вначале объявил азартные игры вне закона. Но когда понял, какие ог-
ромные доходы можно получать от этой сферы развлечений, он тут же лега-
лизовал их. Уильям Салливэн, американский посол в Маниле с 1973 по 1977
год, рассказывал: «Когда я там жил, иностранные инвесторы не приезжали в
Манилу без пакета акций для Имельды или для кого-то из ее закадычных
друзей. Это был единственный способ делать бизнес». Американские офици-
альные лица были убеждены, что Филиппинами правят две фракции — одна,
преданная Ферданавду Маркосу, и другая, преданная «первой леди», жене
Маркоса Имельде.
Недалеко от своих родителей ушла и их любимая дочь Ими. Вице-прези-
дент Филиппинского банка рассказал историю о четырех дельцах, которые
задержали выплату доли своих доходов Маркосам. Все четверо были достав-
лены во дворец, где столкнулись лицом к лицу с Ими. Она сидела в кресле
с записной книжкой на коленях, по сторонам стояла вооруженная охрана. Не
желая знакомиться с прелестями камеры пыток, дельцы тут же выдали Ими
нужную сумму. Короче говоря, дочь состояла при матери в качестве бухгал-
тера-контролера.
«Первая леди» предпочитала тратить деньги на драгоценности и одежду.
Когда Имельда впадала в депрессию или ей было грустно, она наряжалась в
самые дорогие платья, украшая их драгоценными камнями. В список украше-
ний Имельды, составленный после ее низвержения, вошли браслеты с брилли-
антами, броши и серьги стоимостью 1 миллион фунтов стерлингов, пять ме-
ховых манто, 400 дамских сумочек, 167 платьев от известных модельеров
стоимостью 2 миллиона фунтов и 68 пар перчаток ручной работы.

Цена загулов

Однажды в Швейцарии в конце 70-х годов Имельда Маркос истратила де-
вять миллионов фунтов стерлингов во время лишь одного из своих магазин-
ных загулов. Она с жадностью приобретала бриллианты, рубины, жемчуг, ча-
сы для мужа, инкрустированные бриллиантами и гранатами. Другой таможен-
ный документ утверждает, что за семь дней в мае и начале июня 1983 года
она промотала несколько миллионов долларов во время магазинной оргии в
Нью-Йорке. И опять основная сумма пошла на бриллианты, купленные у из-
вестных нью-йоркских ювелиров. Поистине баснословную сумму она выбросила
на полотенца и постельное белье. Финансировал эти покупки нью-йоркский
филиал Филиппинского национального банка. Банковский служащий Вилли Фер-
нандес рассказал на суде, что с 1973 по 1986 год он лично оформил счета
дня Имельды Маркос на 24 миллиона фунтов стерлингов. «Мог раздаться зво-
нок: «Мадам нужно двести пятьдесят тысяч наличными, — говорил на процессе
другой банковский служащий, чье имя по его просьбе не называлось. — И
деньги немедленно доставлялись ей в специальном «дипломате». Не случайно
те, кто занимался расследованием, называли этот банк «личным банком
Имельды Маркос».
Обилие дорогих вещей в ее нью-йоркском доме вынудило одного сердитого
американского служащего заявить: «Меня чуть не стошнило от всей этой
роскоши».

Ценности, брошенные на произвол судьбы

Торговый агент Алан Эрлихман, нанятый, чтобы продать все имущество в
пользу филиппинского правительства, рассказал о драгоценном хрустале,
который был спрятан в камине, редких манускриптах XII века под старым
паровым котлом, позолоченных зеркалах, принадлежавших когда-то королю
Франции Людовику XIV и найденных разбитыми. Льняное постельное белье,
украшенное ручной вышивкой, было свалено в кучу и покрыто плесенью. От-
деланные золотом краны в каждой ванной комнате потускнели и протекали.
Эрлихман продолжал: «Эта картина разбила мое сердце. Многие коллекци-
онеры мечтали заполучить изделия такого уровня, но никому это не удава-
лось. А тот, кто владел этим богатством, не берег его».
На одной из многочисленных диванных подушек красовалась вышитая над-
пись: «Быть богатым вовсе не грех. Это чудо». На другой можно было про-
честь: «Я люблю шампанское, икру и деньги». Кроме всего прочего, в ее
нью-йоркском доме стояли три роскошных рояля. И тем не менее Имельда
редко останавливалась в этом доме, оцененном в десять миллионов долла-
ров. Она предпочитала комфортабельные апартаменты в нью-йоркском отеле
«Уолдорф-Астория». Одновременно Эрлихман отметил, что в то время как она
купалась в роскоши, прислуга ее ютилась по пять человек в комнатах полу-
подвального этажа.
Между 1980 и 1986 годами Имельда завела себе еще один счет в Нью-Йор-
ке — на имя своего секретаря. На нем сразу оказалась огромная сумма в
тридцать миллионов долларов. Она потратила много денег на коллекциониро-
вание собственных портретов и портретов членов своей семьи, которые за-
казывала у известных нью-йоркских художников. Один из этих портретов —
версия картины художника эпохи Возрождения Боттичелли «Рождение Венеры».
На ней, как известно, изображено появление богини из морской раковины. В
варианте, сделанном по заказу Имельды, из раковины поднимается она сама,
руки протянуты навстречу людям, она готова обнять весь мир. В ее коллек-
ции были портреты Нэнси и Рональда Рейганов, ее мужа Фердинанда Маркоса,
генерала Макартура — освободителя Филиппин от японских оккупантов — и
других людей, которых она боготворила.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

обвиняли их в пособничестве американским империалистам, поддерживающим
исконного врага палестинцев — Израиль. И, безусловно, имели на это осно-
вания. Но главной целью нападения было получение средств под будущие
операции, чтобы пополнить счет Карлоса в швейцарском банке.
Шел второй день совещания ОПЕК. Карлос в сопровождении двух западно-
германских террористов из банды Баадер Майнхоф, двух палестинцев и одного
ливанца ворвался после короткой перестрелки с охраной в зал заседаний.
Они убили троих, включая и делегата Ливии. Это было ошибкой, так как Ли-
вия являлась одним из основных поставщиков оружия Карлосу.
Среди убитых были австрийский полицейский и служащий из Ирака. Кроме
того, были ранены семь депутатов.

Выгодный обмен

Банда террористов захватила несколько десятков заложников, среди ко-
торых были министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии и министр
внутренних дел Ирана. Ответственность за эту акцию была возложена на
«вооруженные силы арабской революции», однако это была операция палес-
тинцев. Карлос поставил условие: деньги и безопасный вылет из Австрии в
обмен на делегатов-заложников. Один из террористов был ранен в перест-
релке во время штурма конференц-зала и попал в городскую клинику, где
ему оказали медицинскую помощь, после чего он снова вернулся к Карлосу.
В обмен на свободу 41 делегата правительство позволило Карлосу с частью
заложников вылететь из страны. Среда оставшихся в руках бандита были
граждане Ирака, Саудовской Аравии, Габона, Эквадора, Венесуэлы, Нигерии
и Индонезии. Они вылетели в Алжир, а оттуда в Ливию. После получения вы-
купа в 50 миллионов долларов заложники были оставлены в пустыне.
Благодаря ловкости и коварству Карлоса эта акция стала одной из его
самых впечатляющих операций.
В последующие месяцы Карлос организовал серию террористических актов
по всему миру. Были убиты политический эмигрант из Сирии, лидер палес-
тинских партизан и несколько палестинских командиров, от которых было
необходимо «очистить» движение.
После короткого отдыха на базе подготовки повстанцев в Ливии Карлос в
1976 году разработал план захвата самолета французской авиакомпании,
следующего по маршруту Тель-Авив — Париж с 258 пассажирами на борту. Са-
молет был захвачен с целью добиться освобождения арестованных террорис-
тов, среди которых был и Окамото, наделавший много шума в аэропорту Лод.
Террористы посадили захваченный самолет в Энгеббе в Угавде. В ре-
зультате блестяще проведенной израильскими «коммандос» антитеррористи-
ческой операции заложники, находившиеся на борту самолета, были освобож-
дены. Говорят, Карлос был очень разгневан тем, что нанятые им для этой
акции террористы не справились с задачей.
После неудачи в Энтеббе Карлос на некоторое время исчез из поля зре-
ния. Он стал готовить партизан для Каддафи в Ливии, и, по сведениям раз-
ведслужб западных стран, его встречали в Восточном Берлине, Сирии, Че-
хословакии, Ираке, Южном Йемене и даже в Венгрии. Им восхищались за
хладнокровие и расчетливость. Однако соратники часто подшучивали над его
чопорностью и тщеславием, а также над тем, сколько внимания он уделял
своей внешности.
Террорист Ганс-Йоахим Кляйн, раненный при венской операции, дал ин-
тервью немецкой газете, в котором отмечал: «Немецкие сообщники не любили
его напыщенности. Однако никто не мог упрекнуть Карлоса в непрофессиона-
лизме».
В мае 1978 года Карлос появился в Лондоне, где в одном из районов го-
рода его заметил сотрудник иностранного посольства. Скотленд-Ярд был
приведен в боевую готовность, но найти Карлоса не удалось.
Поговаривают, что он прибыл в Лондон, чтобы выполнить условия конт-
ракта на убийство нескольких человек. Эти акции планировалось совершить
в тридцатую годовщину образования государства Израиль.

Последняя акция

Когда в 1982 году израильские войска вторглись в Бейрут, Карлос пред-
ложил свои услуги фанатикам Хасбуллы. Его обвиняют во многих убийствах,
совершенных в тот период, в том числе в убийстве пятидесяти восьми чело-
век из французской военной миссии в Бейруте.
Последней известной операцией была акция перед началом войны в Пер-
сидском заливе в 1991 году. Официальные источники утверждают, что Карло-
са вызвал в Багдад Саддам Хусейн и попросил организовать широкомасштаб-
ные террористические акции по всему миру, если Запад прибегнет к силовым
методам, чтобы не допустить вторжения Ирака в Кувейт. На организацию
операции Карлосу было предложено 10 миллионов долларов. Однако давление
со стороны Сирии и других арабских государств вынудило его отказаться от
предложения Хусейна, и, положив в карман в качестве компенсации миллион
долларов, он опять ушел в тень.
Его разыскивали по всему миру за организацию и проведение террористи-
ческих акций и за множество совершенных убийств. Его кровавые следы
прослеживались и в убийстве шведского премьера Улофа Пальме, и в гибели
более двухсот американских моряков в Бейруте.
Его убежище было в изобилии украшено военными трофеями и талисманами,
доставшимися Карлосу в кровавых похождениях. Сообщали, что в ноябре 1991
года, после ссоры с полковником Каддафи из-за главенства в террористи-
ческом движении, он направился в Йемен с паспортом гражданина этой стра-
ны. Предполагают, что Карлос жил с террористкой Магдаленой Копп из банды
Баадер Майнхоф, которая в промежутках между кровавыми одиссеями, несущими
смерть и увечья, иногда находила время для очередного замужества.
По сообщениям американской прессы, группа арабских бизнесменов была
готова предложить сумму в несколько миллионов долларов тому, кто согла-
сится заключить с ними контракт на убийство Карлоса. Однако эксперт по
международному терроризму Дэвид Фаннел заявил в Вашингтоне: «Чтобы унич-
тожить Карлоса, потребуется профессионал высокого класса. У Карлоса за
плечами богатый опыт, и к тому же он настолько хитер, изворотлив и умен,
что вряд ли допустит, чтобы его выследили и прикончили. Если он по-
чувствует опасность, то сразу же сменит место пребывания. Он чрезвычайно

сообразителен и осторожен».
Уже после выхода этой книги в Англии весь мир облетело сенсационное
сообщение: «Карлос Шакал арестован».

БРУНО ХАУПТМАН: Американская трагедия

Вся Америка была в глубокой скорби, когда узнала о похищении и
убийстве сына обожаемого ими летчика-героя. Преступника арестовали в ре-
зультате тщательно проведенного полицейского расследования, однако до
последнего часа он так и не признал своей вины.

Генерал Норман Шварцкопф стал героем Америки после блестяще проведен-
ной операции «Буря в пустыне». Но более чем за 50 лет до этого события в
лучах славы купался его отец. Полковник Норман Шварцкопф возглавлял по-
лицейское ведомство, которому было поручено расследование похищения
двухлетнего Чарльза Августа Линдберга, сына прославленного летчика
Чарльза Линдберга, который впервые перелетел Атлантику на одноместном
самолете и стал благодаря этому мировой знаменитостью.
С момента преступления до дня, когда преступник был казнен на элект-
рическом стуле, прошло четыре года. Однако даже теперь воспоминания о
случившемся с сыном одного из национальных героев Америки затрагивают
сокровенные чувства американцев.
Судебный эксперт Джон Роуланд писал: «Во всех странах найдется немно-
го уголовных преступлений, которые бы так встревожили общественность. В
Великобритании таким было дело Джека Потрошителя, в России — дело Андрея
Чикатило. Если бы в США провели опрос, какое преступление можно назвать
самым гнусным, то, несомненно, им бы оказалось «Дело сына Линдберга»,
как назвала его пресса».
Чарльз Линдберг приковал к себе внимание всего мира, после того как в
1927 году на маленьком одноместном самолете за 33 часа перелетел через
Атлантику. Его подвиг отмечен наградами пятидесяти стран мира. У себя на
родине он стал знаменит и почитаем не меньше кинозвезд. Повсюду за ним
следовали толпы обожателей, его личная жизнь выплескивалась на страницы
прессы и была на виду у всех. Дабы избежать всего этого, Линдберг решил
поселиться в небольшом городке Хоупвелл, штат Нью-Джерси, расположенном
достаточно близко от Нью-Йорка, что было удобно для частных поездок и
деловых встреч и в то же время в значительной степени избавляло от на-
зойливых почитателей и наглых репортеров.
К несчастью, расположение дома и сделало его идеальным местом для со-
вершения преступления. 1 марта 1932 года младшего Чарльза Линдберга по-
хитили, и больше малыша никто никогда не видел.
Полковник Линдберг и его жена Энн, задерживаясь в квартире на Манхэт-
тене, всегда предупреждали няню малыша Бетти Гоу о времени возвращения в
особняк. Накануне похищения Линдберги обедали, а двухлетнего малыша в
восемь часов вечера уложили спать. Полковник позже вспоминал, что, отды-
хая после обеда в гостиной, слышал какой-то странный шум, но подумал,
что это миссис Гоу уронила что-то на кухне. Однако она в это время бесе-
довала с четой Уотли, прислугой в доме Линдбергов, и не заметила ничего
подозрительного.
В десять вечера Бетти Гоу отправилась в детскую, чтобы взглянуть на
малыша. Его там не оказалось, но она не слишком встревожилась, полагая,
что мать ребенка взяла его в свою комнату, что делала довольно часто.
Когда же она встретила миссис Линдберг и выяснилось, что та не заходила
в детскую и не забирала малыша к себе, в доме началась паника. Все пяте-
ро начали отчаянные поиски, пока полковник Линдберг не обнаружил душе-
раздирающую записку, которая впоследствии фигурировала на сенсационном
процессе о похищении и убийстве. Приколотая к радиатору записка была на-
писана с грубыми орфографическими ошибками, и в ней сообщалось следую-
щее: «Сэр! Приготовьте 50.000 долларов: двадцать тысяч в 20-долларовых
банкнотах, двадцать тысяч в 10долларовых и десять тысяч в 5-долларовых.
Через пару дней мы сообщим, где оставить деньги. Предупреждаем вас хра-
нить все в тайне от прессы и полиции, если хотите, чтобы с вашим сыном
все было в порядке. Отличительные знаки всех наших писем — подпись и три
дырки». И ниже — образец: подпись и три отверстия.
Полковник Линдберг еще раз тщательно обыскал окрестности в последней
надежде найти хоть какие-нибудь следы, затем вбежал в дом и немедленно
позвонил в полицию. Через тридцать минут детективы прибыли на место про-
исшествия.

Почти никаких следов

Первичный осмотр выявил следы желтой глины в детской комнате и вмяти-
ны от лестницы на клумбе под ее окном. Отсюда, очевидно, преступник про-
ник в дом. Во дворе было обнаружено вдавленное в грязь плотничье долото.
Накануне похищения два дня непрерывно лил дождь, и на оштукатуренной
стене дома были видны отметины от лестницы. Но этих следов, конечно же,
было недостаточно.
Через 48 часов к расследованию подключился шеф ФБР Гувер. Он приказал
сотрудникам своего ведомства оказывать необходимую помощь полиции штата
Нью-Джерси.
Расследование возглавил полковник Норман Шварцкопф. Он распорядился
приостановить расследование других дел и сконцентрировать все усилия на
одном — на деле о похищении маленького Чарльза. Но тогда ни он и никто
другой не могли даже предположить, что пройдут долгих четыре года, преж-
де чем справедливость восторжествует.
Экспертиза записки преступника показала, что он либо немецкого, либо
скандинавского происхождения. На это указывало написание некоторых слов.
Анализ чернил и бумаги ничего не дал, такие можно было купить повсюду
в Америке.
После опроса слуг и выяснения прошлого их самих и членов их семей по-
лицейское расследование зашло в тупик. И тогда вконец отчаявшийся пол-
ковник Линдберг бросил зов о помощи. Игнорируя требования похитителей,
он опубликовал в газетах всех крупных городов Америки обращение с
просьбой не причинять вреда его сыну и вернуть его домой живым и невре-
димым. Его жена, в свою очередь, через газеты сообщила похитителям режим
дня и кормления их малыша, так как у него была специальная диета после
болезни.
Энн Линдберг надеялась, что столь широкомасштабная полицейская акция
по поимке похитителей напугает преступников и они выдадут себя. Она пи-
сала матери: «Детективы настроены оптимистично, хотя полагают, что пот-
ребуются время и выдержка. Они считают, что похитители попали в ужасную

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ МИРОВЫХ СЕНСАЦИЙ XX ВЕКА.
ТОМ 1,2

ТОМ 1: Преступления века

КТО ТАКИЕ АССАСИНЫ?

Ассасины — этим словом во многих странах называют коварных исполните-
лей заранее спланированных, тщательно подготовленных убийств. Оно проис-
ходит от арабского «хашашин» — «опьяненный гашишем». Так на Ближнем Вос-
токе прозвали членов секты мусульман-шиитов, возникшей в XI веке на тер-
ритории нынешнего Ирана.
Ассасины вошли в историю еще во времена крестовых походов. Отчаянно
сопротивляясь ордам завоевателей, вторгшихся на их территорию, опьянен-
ные гашишем воины-смертники наводили ужас на закованных в латы кресто-
носцев. Впоследствии ассасинов стали использовать как наемных убийц.
Именно в этом значении слово «ассасин» и перекочевало в наш сегодняшний
лексикон.
Руку современных ассасинов чаще всего направляют политические, рели-
гиозные и террористические группировки. Когда-то вооруженная старинным
кинжалом, сегодня она сжимает рукоятку пистолета, ложе снайперской вин-
товки или кольцо гранаты. Так называемые заказные убийства, коварные
удары в спину, нападения из-за угла — все это дьявольский арсенал совре-
менных ассасинов, действующих на Ближнем Востоке, в Северной Ирландии и
во всем мире.
Типичное преступление подобного рода — убийство Юлия Цезаря, который
был заколот политическими противниками в римском сенате в 44 году до на-
шей эры. Впрочем, вся история Римской империи насыщена политическими
убийствами. Жертвой заговора пал и Гай Цезарь, более известный как Кали-
гула, который был зарезан своей охраной в 41 году н.э. Преемник Калигу-
лы, Клавдий, также умер насильственной смертью: он был отравлен своей
женой Агриппиной в 54 году н.э.

Империя зла

После смерти Клавдия убийство как средство сведения личных и полити-
ческих счетов стало правилом в императорском Риме. За последующие четы-
реста лет были убиты двадцать императоров и много важных политических
фигур.
Эта зловещая традиция перекочевала из Рима в Константинополь: многие
императоры Византии также стали жертвами наемных убийц. Некоторых из
римских первосвященников постигла та же участь. Папа Иоанн VIII был за-
резан в 882 голу; Стефан VI был задушен в 897 году, так же как и Бене-
дикт VI в 974 году.
Однако политическое убийство было распространено не только в среди-
земноморских странах. Так, норвежский король Хокон Великий пал от рук
своих собственных солдат в 995 году. Шотландский король Дункан 1 был
убит в 1040 году Макбетом, которого в свою очередь лишил жизни Малкольм
III в 1057 году. Датского короля Кнуда IV в 1086 году растерзала толпа.
В 1170 году архиепископ Кентерберийский Томас Бекетт был убит в собо-
ре по тайному приказу короля Генриха II. В 1327 году свергнутый с прес-
тола английский король Эдуард II стал жертвой особо варварского преступ-
ления. Наемные убийцы ввели ему в прямую кишку раскаленную кочергу, что-
бы не оставить следов на теле сиятельной особы. Убийцы были менее изоб-
ретательны, прикончив обычным способом в тюрьме короля Ричарда II в 1399
году. Четырнадцатилетний король Эдуард V был задушен вместе со своим
младшим братом по приказу Ричарда III в 1483 году.
Такого рода примерами можно заполнить буквально десятки страниц.
Иногда трудно провести грань между убийством и казнью. Некоторые зна-
токи средневековой истории пытаются, например, в наши дни доказать, что
в действительности Жанна д’Арк, народная героиня Франции, была убита,
прежде чем ее сожгли на костре в 1431 году.
Список жертв древних и современных ассасинов кажется бесконечным, а
убийство из-за угла, как и две тысячи лет назад, широко используется в
политических целях в разных странах мира.
На следующих страницах вы узнаете о десятках жертв, чья смерть пот-
рясла весь мир. Многие из них хорошо известны, однако их судьбы являются
лишь вершиной айсберга: в результате злодейских покушений погибли сотни
людей, чьи имена большей частью забыты…
Религиозная и расовая нетерпимость, политические распри и сегодня
направляют руку убийцы-ассасина.
Примеры этому легко найти в нашей с вами действительности. Что, как
не политическое противостояние, вызвало войну в Чечне, унесшую жизни ты-
сяч ни в чем не повинных людей?
Конечно же, политика стоит и за убийством ряда депутатов Госу-
дарственной думы России и журналистов Дмитрия Холодова и Владислава
Листьева.
Современные убийцы-ассасины и сегодня продолжают собирать свою крова-
вую жатву.
Удастся ли человечеству когда-нибудь остановить их?

Драма в театре форда

Утром 14 апреля 1865 года президент Авраам Линкольн, как обычно, на-
чал свой рабочий день в Белом доме, не зная, что это последний день его
жизни. Три года назад он чудом избежал смерти: пуля наемного убийцы про-
била шляпу, и президент отделался легким испугом. Так же, как много раз
до этого. Человек, отменивший рабство в Америке, стал заклятым врагом
белых плантаторов, которые лишились бесплатной рабочей силы.
Линкольн, казалось, примирился с мыслью, что когда-нибудь его недруги
добьются своего. Газета «Вашингтон кроникл» приводила его высказывание:
«Единственный надежный способ уберечь президента — это посадить его в

железный ящик. Там он будет, конечно же, в безопасности, но зато не смо-
жет выполнять свои обязанности».
Линкольн просматривал почту до II часов, а затем отправился на засе-
дание кабинета, на котором присутствовал генерал У.С. Грант — герой граж-
данской войны, приведшей к объединению Америки на демократической осно-
ве. Когда совещание закончилось, президент спросил Гранта, не смогут ли
генерал и его жена сопровождать его и госпожу Линкольн в театр Форда.
Чете Линкольн хотелось посмотреть игру знаменитой актрисы Лауры Кин в
комедии Тома Тэйлора «Наша американская кузина». Грант отказался, сос-
лавшись на то, что он должен вечером вернуться в Нью-Джерси для встречи
с сыновьями. Генерал Грант и не подозревал, что эта встреча спасет ему
жизнь.

Выстрел в президентской ложе

О том, что президент Линкольн собирается в этот вечер посетить театр
Форда, было известно его актерам. Особое внимание на это обратил Джон
Бут. Один из ведущих актеров театра, он ненавидел Линкольна за его поли-
тику, которая, по мнению этого ярого экстремиста-южанина, привела к
гражданской войне. Бут и его сообщники вошли в сговор с целью убийства
президента. Обсуждались многие варианты, включая план похищения Лин-
кольна и использование его в качестве заложника для обмена на арестован-
ных конфедератов-южан. В конце концов заговорщики пришли к выводу, что
наиболее эффектным и драматичным будет публичное убийство президента, а
также последующее устранение вице-президента Эндрю Джонстона и госсекре-
таря Уильяма Сьюарда. Предстоящее посещение Линкольном театра давало Бу-
ту идеальную возможность привести в исполнение намеченное. 14 апреля он
встретился со своими друзьями-заговорщиками Джорджем Ацеротом, Сэмом Ар-
нольдом, Дэвидом Хэролдом и Льюисом Пейном в вашингтонском пансионе, хо-
зяйкой которого была Мэри Сарротт.

На прицеле были трое

За бутылкой виски заговорщики обсуждали свои роли в осуществлении за-
думанного заговора. Сэм Арнольд в конце концов вышел из их группы, отка-
завшись от участия в покушении. Роли были распределены следующим обра-
зом: Пейн и Хэролд «берут на себя» госсекретаря Уильяма Сьюарда, Ацерот
— вице-президента (когда пришло время действовать, горе-убийца напился в
кабаке), а в президента должен был стрелять Джон Бут.
Президентская чета в сопровождении друзей — майора Генри Рэтбоуна и
его невесты мисс Клары Харри — прибыла в театр после восьми часов вече-
ра. Спектакль уже начался, но актеры были вынуждены прекратить игру, так
как публика в зале — около двух тысяч человек — встала и оркестр заиграл
приветствие. Президент и его свита устроились в ложе, после чего
действие возобновилось.
В 9.30 вечера Бут, одетый во все черное и загримированный, подъехал к
театру верхом на лошади. Он хорошо подготовился к выполнению своей зада-
чи: нож на поясе, два кольта в карманах сюртука и взведенный револьвер —
в руке.
Один из президентских охранников, Джон Паркер, оставил свой пост у
входа в ложу и отправился в бар. Бут следил за действием в ожидании
удобного момента. Воспользовавшись оплошностью охранника, Бут вошел в
президентскую ложу и с возгласом «Смерть тиранам!» спустил курок. Пуля
пробила голову президента и застряла в области правого глаза.
Майор Рэтбоун вскочил, пытаясь задержать убийцу. Но тот выхватил нож
и, ранив офицера, спрыгнул из ложи на сцену. Он запутался в занавесе и
упал на подмостки, сломав ногу выше колена. Но даже это не помешало
преступнику в возникшей суматохе выбраться из театра. Вскочив на лошадь,
убийца исчез в ночи.
Тяжело раненного президента в кресле-качалке осторожно перенесли из
театра в один из близлежащих домов. Прибывший по срочному вызову врач
сделать ничего не смог. Наутро президент скончался.
Через несколько минут после выстрела Бута его сообщник Льюис Пейн
пробрался в дом государственного секретаря Уильяма Сьюарда и нанес ему
удар ножом. Однако рана оказалась не смертельной. Ацерот, который должен
был убить вице-президента, струсил, напился и, чтобы отвлечь от себя по-
дозрения, весь вечер просидел в кабаке.

Преступление и наказание

За несколько миль от театра Бут встретился с Хэролдом. Сообщники нап-
равились в штат Мэриленд, надеясь найти убежище у своих единомышленни-
ков-южан. Знакомый врач перевязал Буту ногу, и преступники продолжили
путь. Одиннадцать дней им удавалось скрываться, пока беглецов не высле-
дили на табачной ферме в штате Вирджиния. Солдаты окружили здание, где
засели преступники, и после бесплодных переговоров о добровольной сдаче
подожгли ферму. Хэролд был вынужден поднять руки, а Бут застрелился.
Оставшиеся в живых участники заговора были преданы суду, который
признал их соучастниками убийства и приговорил к смертной казни.
Арнольд, хотя и не принимал участия в покушении, был приговорен к по-
жизненным каторжным работам, так же как и хирург Сэмюэл Мадд, лечивший
сломанную ногу Бута.
Эдвард Спенглер, рабочий сцены, получил шесть лет за содействие убий-
це в осуществлении его замысла.
Вскоре после убийства Линкольна стали появляться всевозможные домыслы
о мотивах и тайных пружинах этого преступления. Согласно одной из вер-
сий, убийство Линкольна было задумано тогдашним госсекретарем по делам
обороны Эдвином Стэнтоном — ближайшим единомышленником и помощником пре-
зидента во время гражданской войны. Однако доказательств это и другие
подобные предположения практически не имеют. Наиболее вероятно, что
преступный замысел был осуществлен группой фанатиков, которые действова-
ли по собственной инициативе.

УБИЙСТВО В ДАЛЛАСЕ

Убийство Джона Фицджеральда Кеннеди в Далласе произошло на глазах со-
тен очевидцев и миллионов телезрителей. Однако до сих пор не прекращают-
ся споры о том, кто и почему убил Джона Кеннеди.

Пожалуй, самое известное и самое загадочное убийство XX века произош-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Судьба-индейка…

Политическая ситуация на Филиппинах менялась. 21 августа 1983 года
сенатор Бениньо Акино, который был заключен Маркосом в тюрьму, а потом
выслан из страны, вернулся в Манилу. Он был убит в аэропорту наемником
Маркоса. Служба безопасности тут же застрелила убийцу. Маркос заявил,
что тот был коммунистическим агентом. Но никто не поверил этому. Маркос
попытался ослабить растущее в стране недовольство, назначив в 1986 году
выборы. После того как голоса были подсчитаны, он объявил себя победите-
лем. Но Корасон Акино, вдова убитого изгнанника, добилась поддержки фи-
липпинской армии и убедила руководство США в том, что Маркос — коррумпи-
рованная и ничтожная фигура, поддерживая которую великая держава опозо-
рится.
В конце концов при полной поддержке армии Акино удалось свергнуть
Маркоса. Ему пришлось покинуть страну вместе со своей свитой 26 февраля
1986 года. Толпа, окружившая дворец, была готова растерзать диктатора.
Сразу после бегства Маркосов люди ворвались во дворец и были потрясены
тем, что предстало перед ними. Пышная роскошь, в которой купались
«Стальная бабочка» и ее муж, была заснята на пленку. Перед всем миром
предстали фотографии коллекции обуви Имельды и огромных платяных шкафов,
набитых всевозможным добром.
Филиппинский народ требовал вернуть свои деньги. Охотники за драго-
ценностями из разных стран бросились на поиски. Филиппинский адвокат
Джовито Салонга, которому правительство поручило найти награбленное,
сказал: «Они крали, крали и крали. А потом они крали еще больше. Они
брали не только то, что им не принадлежало, но подмяли под себя бизнес,
создали монополии, присвоили себе право раздавать своим компаньонам и
родственникам лицензии на импорт и гарантированные банковские займы, ко-
торые никогда не возвращались. Первые прибыли от всех новых сделок дос-
тавались Маркосу. Все это приняло такой ненормальный характер, что сам
Маркос вряд ли знал, сколько же у него денег».
Пришло время возвращать филиппинскому народу награбленное. Салонга
считал, что Маркосы удрали, прихватив сумму, превышающую десять миллиар-
дов долларов.

Сказка о японских сокровищах

Маркосы назвали «презренным актом» обвинения правительства США в их
адрес. Агенты ЦРУ и ФБР составили длинный список преступлений этой па-
рочки. Кроме всего прочего, их обвиняли в корыстном использовании иност-
ранных займов, в попустительстве членам своей семьи, контролировавшим
важные деловые проекты на Филиппинах, которые финансировали западные ин-
весторы.
Маркос был потрясен тем, что Америка выступила против него. Имельда
сказала, что они опозорены своими старыми союзниками. Незадолго до своей
смерти Маркос придумал романтическое объяснение своему богатству. «Я на-
шел сокровища Ямаситы, — заявил он. — Это ключ ко всему». Генерал-лейте-
нант Томоюки Ямасита был командующим японскими оккупационными войсками
на Филиппинах во время войны. Говорили, что где-то в тайной пещере он
спрятал бесценные произведения искусства и золотые слитки. В 1946 году
его повесили как военного преступника. Он умер, так и не открыв местона-
хождение этих сокровищ. Серьезные исследователи утверждают, что тайна
Ямаситы — всего лишь выдумка человека, который всю свою жизнь провел во
лжи. Сокровища Ямаситы — скорее миф, чем реальность.
Когда в сентябре 1986 года Маркос умер от почечной болезни, Имельда
оказалась в одиночестве. Один высокопоставленный американский чиновник
сказал: «Он предстал перед высшим судом, а она встретилась с судом зем-
ным и победила». Тайна банковских вкладов спасла ее от разоблачения. Но
не было ни в Америке, ни на Филиппинах ни одного человека среди тех, кто
занимался этим делом, который поверил бы, что правосудие восторжествова-
ло.

«Божественная» миссия Имельды

«Стальная бабочка» вернулась в страну, которую она ограбила и где
рискует еще не раз подвергнуться обвинениям. Она по-прежнему надменна,
это осталось главной ее чертой. Свое возвращение она объяснила так: «Я
отмечена Богом, поскольку мне было предначертано свыше вернуться на ро-
дину. Эту миссию я выполнила. Обыкновенный смертный не мог бы выдержать
то, что выдержала я».
Похоже на то, что время помогло филиппинцам сменить гнев на милость —
во всяком случае, по отношению к сохранившей внешнее обаяние, хотя и за-
метно постаревшей, вдове экс-президента. Если после всего, что произош-
ло, ей разрешили вернуться на родину, то за будущее «Стальной бабочки»
вряд ли стоит беспокоиться: у нее достаточно средств, чтобы безбедно до-
жить до конца своих дней.

ЦЫ-СИ: ИМПЕРАТРИЦА-ДРАКОН

Скромная наложница китайского императора втайне лелеяла честолюбивые
мечты. Она пришла к власти над огромной страной благодаря хитрости, ко-
варству и удаче — родила императору сына и наследника. Но Цы Си была
настолько жестокой, что разрушила целую империю.

Страницы всемирной истории полны злодеяний кровожадных деспотов.
Средневековой Румынией правил Влад Жестокий, который любил сажать свои
жертвы на кол. В России царь Иван Грозный убил не только тысячи бывших
приближенных, но и собственного сына. В XX столетии одной из африканских
стран управлял «император» Бокасса, который лакомился мясом своих жертв
во время чудовищных людоедских ритуалов.
Как в природе самки черных пауков превосходят по своей ядовитости
самцов, так и среди людей существует тип женщин, более беспощадных и
жестоких, чем мужчины. Такой была Цы Си — китайская императрица, проз-
ванная Драконом. В сравнении с ее поступками меркнут преступления муж-

чин-тиранов. Она забила тюрьмы неугодными, ввела в практику чудовищные
пытки и отправила на смерть тысячи и тысячи тех, кого считала предателя-
ми Китая и слугами Запада. Ее жестокость достигла апогея во время «бок-
серского восстания» в Пекине в 1900 году, когда китайцы объявили войну
иностранцам, которые контролировали прибыльную торговлю опиумом.

Наложница императора

Цы Си подстрекала толпу к чудовищному насилию, невиданному до этого в
китайской столице. Она приказала своим войскам стрелять из пушек по ка-
толическому собору в центре города. При этом были убиты тысячи невинных
мужчин, женщин и детей. Цы Си велела прекратить пальбу, лишь когда от
непрерывного грохота артиллерии у нее разболелась голова. И тут же дала
военным указание не оставлять никого в живых. «Моя империя должна быть
очищена кровью», — сказала она.
Кровопролитие произошло за восемь лет до ее смерти, однако оно не
спасло феодальный Китай, который ей так хотелось сохранить, а лишь уско-
рило его развал.
Императрица Цы Си правила в течение пятидесяти лет и оказалась пос-
ледней владычицей многомиллионного Китая. Она принадлежала к древней ди-
настии маньчжурских императоров.
Родилась Цы Си в ноябре 1835 года в семье маньчжурского мандарина. Ей
было предопределено стать наложницей в императорском дворце. В шестнад-
цать лет она вошла во дворец правителей Китая, «Закрытый город» в Пеки-
не. Город этот представлял собой мир необычайной красоты и гармонии,
предназначенный дня жизни, состоящей в основном из удовольствий.
Три тысячи наложниц и три тысячи евнухов жили во дворце. Ходили слу-
хи, что спальню императора посещали десять любовниц в день. Наложницы
распределялись по рангам, и те, которые относились к низшему рангу, мог-
ли всю жизнь прожить во дворце, так и не встретившись с императором.
Когда Цы Си впервые ступила на императорский двор, она оказалась в пя-
том, низшем ранге.

Восхождение Цы Си

Юная девушка была весьма честолюбива, умна и по тому времени доста-
точно образованна. Она приложила максимум усилий, чтобы жизнь в позоло-
ченной клетке не прошла даром. Жадно читала, погружаясь в содержание ве-
ликих книг из императорской библиотеки, уговорила придворных нанять учи-
телей, чтобы пополнить образование. По мере того как росла образован-
ность Цы Си, все более тонкой становилась ее хитрость. Немало сип она
потратила на изучение правил этикета, которые действовали в дворцовых
стенах. Она сделала все, чтобы приблизиться к императору.
Цы Си расчетливо подружилась с женой монарха, которая была на пятнад-
цать лег старше ее и к тому же бесплодна. Когда слабеющий владыка решил,
что ему нужен наследник, он попросил свою жену выбрать наложницу. И та
выбрала Цы Си. К тому времени девушка прожила во дворце только три года,
но одну мечту уже осуществила. Теперь она вошла в число приближенных к
императору. В апреле 1856 года Цы Си родила ребенка. Естественно, рожде-
ние единственного сына императора, наследника китайского трона, усилило
влияние Цы Си. Наложница стала центром внимания и восхваления со стороны
придворных. Но для нее важнее всего было внимание, которое ей уделял сам
император. Он понял, что эта женщина очень умна и способна, и передавал
ей все больше своих полномочий, пока Цы Си не стала подлинной прави-
тельницей Китая.
Это был период, когда Китай начал терять многовековую традицию изоли-
рованности от внешнего мира. Французы и англичане приезжали сюда как
торговцы и привозили новые идеи, которые будоражили население и провоци-
ровали антимонархическое движение в некоторых частях страны. Больше все-
го бунтовщиков было в городе Тайпине. В ответ на проникновение иностран-
цев Цы Си перевела двор в горы, окружающие Пекин. Она приказала публично
рубить головы всем захваченным мятежникам, организовала кампанию террора
против европейцев и христианских миссионеров. Иностранцев запугивали, их
лавки сжигали, а если они и после этого не уезжали, то рисковали голо-
вой. Императрица была полна решимости сохранить древние традиции фео-
дального Китая и, конечно же, власть и богатство монархии. Она считала,
что присутствие иностранцев угрожает национальной самобытности Китая, и
была убеждена в необходимости их изгнания из страны.
Брат престарелого императора принц Кун не разделял изоляционистские
взгляды Цы Си. Его пугала политика изгнания иностранцев, он считал, что
Китай должен быть открыт для торговли и новых идей. Через голову импе-
ратрицы он просил англичан и французов о примирении — поступок, который
Цы Си никогда не могла простить.
Императрица в это время была озабочена укреплением своей власти, вве-
дением новых налогов и кровавой борьбой с бунтовщиками на севере страны.
Когда в 1861 году император умер, его вдова и Цы Си получили права
регентов. Хотя политическая власть должна была в равной степени принад-
лежать обоим, вдова императора, которую мало интересовала политика, с
готовностью предоставила Цы Си возможность управлять государством. Од-
нако такая договоренность устраивала далеко не всех. Не обошлось без за-
говора с целью убийства регента-наложницы. Цы Си ответила на это быстро
и жестоко — приказала уничтожить около пятисот человек, в том числе и
богатого феодала Сю Шена, который стоял во главе заговорщиков.

Недолгое правление Тун Чжи

Сю Шен принадлежал к древнему роду военных аристократов. После казни
его семья была изгнана в отдаленный район Китая, а имущество конфискова-
но императрицей.
Сын Цы Си, который должен был стать императором, как только ему ис-
полнится семнадцать лет, рос в довольно необычной обстановке. Будущий
император, Тун Чжи рос здоровым и милым мальчиком, отданным на попечение
наложниц и придворных евнухов. С юных лет он пристрастился к разнуздан-
ным оргиям в самых отвратительных пригонах на окраине Пекина и познал
все сексуальные извращения на практике.
Когда молодой человек достиг совершеннолетия, Цы Си издала высочайший
декрет, в котором говорилось, что ее регентство окончено и начинается
правление ее сына.
У юноши была невеста, но императрица относилась к женитьбе сына от-
нюдь не благосклонно, опасаясь соперничества со стороны будущей невест-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

переделку — сети расставлены по всей стране и им некуда деться». Она да-
же не допускала мысли о том, что ее сын может быть убит.
Две недели не было никаких вестей, но наконец почтой доставили вторую
записку, а за ней и еще несколько. В первой говорилось: «Мы будем дер-
жать у себя ребенка, пока все не утихнет». В следующей было написано:
«Мы заинтересованы в том, чтобы вернуть вашего малыша невредимым».
Чарльз Линдберг, летчик со стальными нервами, оказался на грани нервного
срыва. Переживая из-за неудач в расследовании, он тайком от полиции по-
шел на контакт с преступниками и через месяц заплатил выкуп через пос-
редника, доктора Джона Кондона.
Кондон был эксцентричным пожилым человеком, который ушел на пенсию
после пятидесяти лет преподавательской работы, а потом принял предложе-
ние поработать в университете в Нью-Йорке. Он обратился к Линдбергу с
предложением стать посредником в переговорах с похитителями, так как ему
удалось спровоцировать преступников и он стал получать аналогичные тре-
бования о выкупе с пометками похитителей. Первое письмо пришло после то-
го, как он через газету предложил вступить в переговоры с похитителями.
В этом письме говорилось следующее: «Сэр! Если вы хотите быть посредни-
ком в переговорах с Линдбергом, следуйте нашим инструкциям». Линдберг
сначала относился к Кондону с подозрением, но когда тот показал послания
с отличительными знаками преступников, решил воспользоваться его услуга-
ми.
Линдберг дал Кондону псевдоним «Джафси» и поручил ему напечатать в
нью-йоркской газете шифрованное сообщение: «Деньги готовы. Джафси». Это
было ответом на требование выкупа. Через месяц он получил еще одно пос-
лание, предписывавшее ему прочитать объявление в частной рубрике
«Нью-Йорк тайме». В нем сообщалось, что он должен приехать на станцию
нью-йоркской подземки с деньгами. На этой станции в условленном месте он
нашел записку следующего содержания: «Перейдите улицу и идите от кладби-
щенской ограды в направлении 233-й улицы. Я вас там встречу». Пробираясь
между надгробиями, Кондон наконец встретил человека. Он все время прик-
рывал лицо рукой. Незнакомец сообщил, что ребенок в полной безопасности.
Кондон замели: «Но полковнику Линдбергу необходимы какие-нибудь доказа-
тельства, прежде чем он заплатит выкуп». Незнакомец сказал, что вышлет
ночную пижаму малыша бандеролью в ближайшие дни, а также заявил, что
сумма выкупа увеличивается до 70 тысяч долларов. На это Кондон возразил,
что об этом следовало предупредить гораздо раньше. Человек выглядел ис-
пуганно и грубо спросил: «А ты случаем не привел полицейских?» «Нет! Вы
можете мне доверять», — ответил Кондон.
Через два дня прислали пижаму малыша, и миссис Линдберг признала в
ней ту, в которой был малютка Чарльз в роковую ночь.

Таинственного человека звали Джон

При следующей встрече на кладбище в районе Бронкса в Нью-Йорке Кондон
передал 50 тысяч долларов. В этот раз вместе с Ковдоном был и Линдберг,
однако они даже не пытались задержать незнакомца. Он назвался Джоном,
принял от Кондона коробку с деньгами и обещал выслать подробные сведения
о местонахождении ребенка по почте на следующее утро. После этой тайной
встречи действительно пришло анонимное письмо с уже знакомыми опознава-
тельными знаками: «Мальчик находится в Боуд Нелли. Это рядом с островом
Элизабет». Линдберг принял «боуд» за написанное с ошибкой английское
слово «боут» (лодка) и безуспешно пытался найти это место в Новой Анг-
лии.
Он вернулся домой 12 мая. Там его ждала ужасная новость, что разло-
жившийся трупик мальчика был обнаружен в лесу водителем грузовика
Уильямом Алленом в шести милях от своего дома. Мальчик умер от сильного
удара по голове. После опознания стало ясно, что найдено тело маленького
Чарльза. Это поразило Линдберга в самое сердце. Боль утраты усилилась
после того, как ему сообщили, что малыш был убит в ночь похищения.
Печально, но полиция не нашла ни одной улики, чтобы установить лич-
ности убийц. Линдберг заявил, что ему было бы хоть немного легче, если
бы преступник оказался за решеткой, и что безнаказанность такого прес-
тупления является слишком тяжкой ношей для него.
После того как утихла газетная шумиха, Чарльз Линдберг окунулся в по-
литику, особенно заинтересовавшись идеями фашизма, распространявшимися в
те годы в Европе. А полиция скрупулезно продолжала затянувшееся рассле-
дование этого дела. Деньги, переданные через «Джафси», были основной
уликой, так как Линдберг заранее переписал номера банкнот. Эти номера
были разосланы во все концы страны. Все банки и кассы получили указание
повысить бдительность, чтобы выявить клиента, предъявившего купюры с
этими номерами.

Деньги обнаружены!

15 сентября 1934 года тридцатипятилетний эмигрант из Германии был
арестован после расчета за 10 галлонов бензина 10долларовыми купюрами,
среди которых была банкнота с «отмеченным» серийным номером. Бдительный
служащий бензоколонки записал номер автомашины этого клиента и уведомил
полицию.
Быстрая проверка установила, что владельцем автомобиля является некий
Бруно Хауптаан, проживающий на 222-й улице в Нью-Йорке. После ареста у
него во время обыска были обнаружены несколько банкнот из выкупа, а в
гараже — 14 тысяч долларов. Обследование квартиры также дало результат:
на внутренней стороне дверцы буфета был нацарапан номер телефона Кондо-
на.
Хауптаан заявил, что в Америке он проживает с 1923 года и занимается
в основном перепродажей акций. «Мне везло, — скажет он. — Я не преступник.
Все, что у меня есть, добыто путем сделок, а не преступными деяниями».
Изворачиваясь, он будет утверждать, что большая сумма наличных, найден-
ных у него, принадлежит его приятелю Исидору Фишу, преуспевающему тор-
говцу мехами, и что он дал деньги ему на хранение до возвращения из по-
ездки в Германию. Однако, как выяснилось, Фиш умер в Германии и вряд ли
смог бы подтвердить эту версию.
В те времена Интерпола еще не существовало, но, связавшись с немецки-

ми коллегами, группа Нормана Шварцкопфа выяснила, что Хауптман солгал по
крайней мере в одном: он уже совершил преступление в Германии, на своей
родине, был осужден за грабеж, однако сумел сбежать в Америку, поселив-
шись там нелегально под вымышленным именем. Еще одной уликой стало заяв-
ление шофера такси, который узнал в подсудимом человека, попросившего
его однажды передать записку для Кондона.
11 октября 1934 года Бруно Хауптману было предъявлено обвинение в
убийстве и в вымогательстве.
2 января 1935 года, почти через три года после совершенного преступ-
ления, начался сенсационный процесс. Генеральный прокурор штата Нью-Йорк
Дэвид Виленц выступил с обвинительной речью в зале суда, переполненном
журналистами, фоторепортерами и возмущенной публикой. Миссис Линдберг
вышла к трибуне и мужественно рассказала о событиях той трагической но-
чи. Полковник Линдберг отклонил предположение защиты о возможном участии
его прислуги в похищении. Даже няня Бетти Гоу, покинувшая Америку и уе-
хавшая к себе на родину в Шотландию, была приглашена в качестве свидете-
ля на суд.
Суд с большим вниманием выслушал и доктора Кондона. Его показания как
посредника в переговорах Линдберга с похитителем были особенно важны. Он
заявил, что после того как услышал голос Хауптмана, не сомневается в
том, что именно обвиняемый и был человеком, с которым он встречался на
кладбище в Бронксе.
В суд доставили даже дверцу буфета, на которой был нацарапан номер
телефона Кондона. Хауптман пытался опровергнуть эту улику так: «Я заин-
тересовался этим делом из газет и записал этот номер, когда всплыло имя
Кондона, но я не отправлял ему писем с требованием выкупа».
Против Хауптмана выдвигались все новые улики. Когда он устало опус-
тился на скамью подсудимых, на улице были слышны крики продавцов газет,
предлагающих сенсационные репортажи из зала суда. Но самая изобличающая
улика была предъявлена группой бухгалтеров, приглашенных полицией для
анализа финансовых сделок Хауптмана. Они подсчитали, что заработки Ха-
уптмана и его супруги Анни Хауптман могли составить капитал лишь в 6 ты-
сяч долларов. При обыске была найдена 41 тысяча долларов. Даже его махи-
нации с акциями не могли дать такой прибыли.
В ходе следствия и на суде было неопровержимо доказано, что у подсу-
димого хранилось 35 тысяч долларов, заплаченных Линдбергом в качестве
выкупа за своего сына.
Графологическая экспертиза выявила также, что почерк обвиняемого был
идентичен почерку на письмах с требованием выкупа и что он писал на анг-
лийском языке со схожими орфографическими ошибками.
Наконец, полиция представила в качестве последнего вещественного до-
казательства лестницу. Она не принадлежала Линдбергам и была найдена
возле дома после похищения. При внимательном обследовании оказалось, что
она самодельная и состоит из трех частей, которые можно быстро собрать,
разобрать и сложить в багажник автомобиля. Это просто незаменимое снаря-
жение для грабителя.
Известный эксперт по деревообработке Артур Кехлер в своем выступлении
на суде неопровержимо доказал, что лестница могла быть изготовлена
только плотником Бруно Хауптманом.

Ключ к разгадке

Показания Кехлера в суде можно назвать классическими, настолько глу-
бокими были его познания в области деревообработки и настолько тщательно
он провел экспертизу. Автор пятидесяти опубликованных работ по техноло-
гии древесины, Кехлер рассказал суду, что изучил лесоматериалы в доме
Хауптмана и готов поклясться под присягой, что часть лестницы была сде-
лана из доски чердачного пола в доме Хауптмана. Отверстия от гвоздей в
полу чердака совпадали со следами гвоздей в рейках лестницы, а структура
волокон поверхности была одинаковой. Однако Кехлер не остановился на
этом. Он выяснил даже, на какой лесопилке были куплены доски. Оказалось,
что Хауптман в свое время работал там и 29 декабря 1931 года купил у хо-
зяина доски. Это было за два месяца до преступления.
Однако, несмотря на обилие доказательств, убедительно свидетельство-
вавших о вине подсудимого, Бруно Хауптман продолжал отрицать свою при-
частность к похищению. Он настаивал на дополнительном, более объективном
расследовании и приводил в качестве алиби тот факт, что во время встречи
Кондона и Линдберга с похитителем он якобы находился у своих друзей.
Что касается записок, то Хауптман заявил, что исказил слова по требо-
ванию полиции и вообще ошибки в письмах о выкупе ничего не доказывают.
Генеральный прокурор Виленц внимательно наблюдал за обвиняемым во
время суда и наконец заявил: «Вы лжец, и к тому же совершенно безыскус-
ный».

Присяжные были единодушны

Суд длился до 11 февраля 1935 года, в общей сложности 32 дня, а про-
токолы заседаний составили несколько томов общим объемом в 4 тысячи
страниц убористого машинописного текста.
Присяжные, удалившиеся на одиннадцать часов из зала, были единодушны
в своем приговоре: «Виновен».
Теперь дело было за судьей Томасом Тренчардом. И он определил обвиня-
емому высшую меру наказания, предусмотренную законом: казнь на электри-
ческом стуле.
Заключенный подал несколько официальных апелляций, рассмотрение кото-
рых отсрочило казнь.
Но в конце концов Бруно Хауптман, так и не признавший своей вины, был
казнен в тюрьме штата Нью-Джерси 3 апреля 1936 года.
Его вдове сейчас 93 года, она слаба и беспомощна, но по-прежнему уве-
рена в том, что в отношении ее мужа была допущена величайшая судебная
ошибка. Она все еще обращается с просьбами о посмертной реабилитации ее
мужа.
Но эти усилия остаются безуспешными.
Норман Шварцкопф-старший уверен, что справедливость в отношении похи-
тителя маленького Чарльза Линдберга восторжествовала.
В одном из интервью он сказал: «Хауптман был очень жадным и думал,
что нашел легкий способ разбогатеть. Однако путь, который он избрал, яв-
ляется самым чудовищным из известных людям. Почему он решил размозжить
голову несчастному малышу, мы никогда не узнаем. Но почти определенно
можно сказать, что он испытывал страх перед возможным разоблачением и
пытался замести следы преступления. Я никогда не сомневался в его винов-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ло в Далласе, штат Техас, 22 ноября 1963 года. Убийство президента Сое-
диненных Штатов Америки Джона Фиоджеральда Кеннеди, случайно заснятое на
кинопленку, до сих пор заставляет миллионы людей во всем мире проживать
эту трагедию. Ни одно преступление в истории не подвергалось такому глу-
бокому и всестороннему изучению, однако оно так и осталось загадкой.
Несмотря на многочисленные попытки узнать правду, до сих пор нет четкого
и определенного ответа на вопрос, кто и почему убил Джона Кеннеди.
Утром 22 ноября 1963 года президент и его супруга Жаклин прилетели в
Даллас, где была запланирована очередная встреча с избирателями. Высоких
гостей приветствовал губернатор штата Техас Джон Коннолли, который дол-
жен был сопровождать президентскую чету в поездке по городу.
Около полудня супруги Кеннеди и сопровождавшие их лица уселись в пре-
зидентский лимузин. Небольшая задержка была вызвана тем, что понадоби-
лось снять пуленепробиваемую крышу автомобиля. Это было сделано по нас-
тоянию президента, несмотря на возражения агентов службы безопасности,
которые опасались за жизнь Кеннеди в недовольном его политикой Далласе.
Президентская чета расположилась на заднем сиденье, а губернатор с
супругой сели впереди.
Агенты службы безопасности шли рядом с автомобилем, который двигался
по запруженной людьми улице на малой скорости. По пути следования к де-
ловому центру Далласа президентский кортеж приветствовали толпы востор-
женных горожан. Кеннеди махал рукой, улыбался и выкрикивал: «Благодарю
вас, спасибо!»

«Боже мой, они убили Джека!»

Едва вереница автомобилей свернула с главной городской магистрали на
одну из боковых улиц, внезапно раздался резкий хлопок, оборвавший при-
ветственные крики толпы. Затем второй, третий… По признанию многих
очевидцев, они не сразу сообразили, что это выстрелы.
Стоявшие у края тротуара увидели, как президент судорожно схватился
за горло, из которого хлынула кровь, и тяжело рухнул на руки жены. «Боже
мой, что они сделали? — в отчаянии закричала она. — Боже мой, они убили
Джека! Они убили моего мужа! Джек! Джек!»
Президентский лимузин оторвался от вереницы следовавших за ним авто-
мобилей и на бешеной скорости понесся к ближайшей больнице. Дорога заня-
ла всего четыре минуты, но все усилия врачей оказались бесплодными. Раны
были смертельны. Через двадцать пять минут после выстрелов Джон Фицдже-
ральд Кеннеди, тридцать четвертый президент Соединенных Штатов, скончал-
ся не приходя в сознание.
Тем временем на месте происшествия творилось нечто неописуемое. Толпа
безумствовала. Полицейские и агенты службы безопасности сбились с ног,
пытаясь выяснить, что же произошло. Несколько свидетелей показывали на
многоэтажное здание, окна которого выходили на Элмстрит. Один из прохо-
жих утверждал, что видел своими глазами, как сразу после выстрелов в ок-
не на верхнем этаже мелькнуло дуло винтовки.
Полиция оцепила здание, в котором размещалось школьное книгохранили-
ще. На шестом этаже было обнаружено открытое окно, а на полу возле него
валялись три винтовочные гильзы. Через несколько секунд из-за груды упа-
ковочных ящиков была извлечена винтовка марки «Маннлихер-Каркано» с оп-
тическим прицепом. Установить, кто владелец оружия, полиции не составило
особого труда. Судя по номерному знаку, винтовка была продана чикагской
компанией, осуществляющей высылку товаров по почте, некоему Ли Харви Ос-
вальду. Полицейский компьютер помог сделать необходимые уточнения: быв-
ший морской пехотинец, 24 года, служащий книгохранилища. Нашлись свиде-
тели, которые видели, как Освальд спешно покинул здание через несколько
минут после выстрелов. Всем полицейским постам было передано экстренное
сообщение с приметами предполагаемого преступника.

Кольцо сжимается

Через сорок пять минут после выстрелов сержант Джон Типпитт патрули-
ровал район Далласа, где, по данным полиции, проживал Освальд. Вдруг по-
лицейский заметил подозрительного молодого человека и окликнул его. Ус-
лышав свою фамилию, Освальд — а это был он — обернулся, выхватил писто-
лет и застрелил Типпигга. Прохожие видели, как убийца перебежал улицу и
скрылся в здании соседнего кинотеатра. Здание тотчас же было окружено.
Освальд прицелился в полицейского, который приближался к нему, но писто-
лет дал осечку.
Арестованного Освальда доставили в полицейское управление Далласа,
где ему было предъявлено обвинение в убийстве Джона Типпитта.
Двухдневные допросы укрепили уверенность полиции в том, что задержан-
ный убил не только сержанта Типпитта, но и Джона Кеннеди, президента Со-
единенных Штатов.
Субботним утром 24 ноября было принято решение перевести Освальда в
окружную тюрьму Далласа. Миллионы американских телезрителей в первый и
последний раз увидели предполагаемого убийцу Джона Кеннеди, когда уси-
ленная охрана вела его к подземной автостоянке полицейского управления.
Внезапно плотный человек среднего возраста пробился сквозь толпу ре-
портеров, сунул револьвер Освальду под ребро и спустил курок. Преступник
скорчился от боли и упал замертво. Охранники набросились на стрелявшего.
Он не оказывал сопротивления и был немедленно доставлен в полицейское
управление.

Сто тысяч «почему»

Позже была установлена личность убийцы Освальда. Им оказался Джек Ру-
бинштейн, известный как Джек Руби, владелец ночного клуба в Далласе. На
вопрос о причинах его поступка Руби твердил: «Я сделал это ради Дже-
ки». Предполагаемый убийца президента был мертв. Джек Руби сидел в
тюрьме в ожидании суда. Но мир хотел знать правду. Действительно ли пре-
зидента убил Ли Харви Освальд? Если да, то почему? Действовал он в оди-
ночку или это был заговор? Кто такой Джек Руби? Что заставило его убить
Освальда? Почему некоторые свидетели утверждали, что слышали выстрелы в

противоположной книгохранилищу стороне? Почему раны президента не сооб-
разуются с местонахождением предполагаемого убийцы? Если это был заго-
вор, стояла ли за ним мафия? Или кубинцы? Или ЦРУ?
Вице-президент Линдон Джонсон, который был приведен к присяге через
несколько часов после смерти Кеннеди, сразу же заявил, что создает спе-
циальную ко миссию для расследования обстоятельств убийства. Комиссию
возглавил председатель Верховного суда США Эрл Уоррен.
Доклад комиссии Уоррена был опубликован в сентябре 1964 года. Члены
комиссии заслушали 552 свидетеля, получили более трех тысяч отчетов су-
дебных и правоохранительных органов, которые в свою очередь провели око-
ло двадцати шести тысяч бесед. Свидетельские показания составили двад-
цать шесть томов.
Однако доклад, который должен был пролить свет на таинственные обсто-
ятельства «преступления века», вызвал всеобщее разочарование. Он резко
критиковал ЦРУ, ФБР и полицию Далласа за то, что они не смогли предотв-
ратить гибель президента. Комиссия пришла к однозначному заключению, что
Кеннеди был убит Ли Харви Освальдом и что Освальд действовал в одиночку.
Доказательств существования заговора, говорилось в докладе, нет.
Отчет комиссии Уоррена вызвал в стране бурю возмущения. В нем оказа-
лось много ошибок, неточностей и противоречий.
За тридцать с лишним лет после убийства президента было написано бе-
лее сотни книг, вышло на экраны множество документальных и художествен-
ных фильмов, опубликованы сотни документов и бесчисленное количество
статей. До сих пор миру предлагаются различные версии того, что произош-
ло в тот роковой ноябрьский день. Но истина, как и тогда, покрыта мра-
ком. Похоже, что мы так и не узнаем, кто и почему убил Джона Кеннеди.

КАЛИФОРНИЙСКИЙ ЭПИЛОГ

Роберт Кеннеди понимал, что идет на большой риск, решив продолжить
дело своего убитого брата. Предчувствие не обмануло опытного политика.
Судьба уготовила ему такую же участь — пасть от руки убийцы.

В июне 1968 года выдвижение кандидатов в президенты от демократичес-
кой партии было в полном разгаре. Ситуация складывалась в пользу Роберта
Кеннеди. Для большинства избирателей он был естественным преемником уби-
того президента. Роберт, внешне похожий на своего старшего брата, был
таким же одаренным политиком. Люди чувствовали, что есть какая-то зако-
номерность, какая-то высшая справедливость в том, чтобы ему позволили
продолжить работу, начатую Джоном Кеннеди.
Но не всех устраивала политическая позиция Роберта Кеннеди. Будучи
сенатором и министром юстиции США, он проявил себя убежденным сторонни-
ком укрепления законодательства о гражданских правах, что вызвало нена-
висть со стороны консерваторов и экстремистов правого толка. Министр юс-
тиции также использовал свое положение для борьбы с коррупцией в профсо-
юзах. Стоит ли после этого удивляться, что у Роберта Кеннеди появились
сильные и опасные враги?..

Смерть на пути к победе

Решение Роберта Кеннеди выдвинуть свою кандидатуру на пост президента
от демократической партии принималось нелегко. Семейный клан Кеннеди,
напуганный трагедией в Далласе, делал все возможное, чтобы отговорить
его. Роберта убеждали, что риск слишком велик. Однако он, подобно стар-
шему брату, был человеком, которого нелегко запугать. «Мужчины не прини-
мают легких решений», — говорил Роберт Кеннеди своим близким.
4 июня 1968 года стало апофеозом избирательной кампании Роберта Кен-
неди. Кандидат в президенты закрепил свои позиции в борьбе с его основ-
ным соперником от демократической партии Юджином Маккарти, одержав побе-
ду в штате Калифорния. Общее количество поданных за него голосов на
предварительных выборах достигло цифры, которая не оставляла сомнений в
окончательном успехе.
Утро 5 июня Роберт Кеннеди встретил в номере отеля «Амбассадор» в
центре Лос-Анджелеса. Он не спал всю ночь, но никто не заметил на лице
кандидата в президенты признаков усталости, когда он обратился с речью к
добровольцам, поддерживающим его предвыборную кампанию.
«Вперед, в Чикаго!» — с шутливой воинственностью обратился он к своим
сторонникам, проходя по коридору отеля в окружении активистов избира-
тельной кампании и небольшого числа охранников.
Опаздывая на несколько минут, кандидат в президенты решил сократить
путь к залу, где должна была проводиться пресс-конференция. Для этого
следовало пересечь кухонные помещения отеля. Кеннеди миновал ряд вращаю-
щихся дверей и оказался в узком коридоре, заполненном восторженной пуб-
ликой. Люди, отдавшие ему свои голоса, горели желанием взглянуть на сво-
его кумира. Никто не обратил внимания на худощавого черноволосого моло-
дого человека, который молча стоял прислонившись к холодильнику.
Роберт Кеннеди в сопровождении жены Этель, ожидавшей одиннадцатого
ребенка, остановился, чтобы поприветствовать своих сторонников.
И туг произошло невероятное.
Молодой человек, стоявший у холодильника, выхватил пистолет и дважды
нажал на курок.
Первая пуля попала сенатору в плечо, вторая пробила голову. Но обезу-
мевший убийца продолжал стрельбу. Служащий отеля попытался выхватить у
него пистолет. Однако еще три человека были ранены, прежде чем сопровож-
давшие сенатора олимпийский чемпион-десятиборец Рафер Джонсон и знамени-
тый футболист Рузвельт Греер скрутили убийцу. Разъяренная публика была
готова разорвать его на куски. Греер и Джонсон никого не подпускали
близко. «Нам не нужен еще один Освальд.» — кричал Джонсон. Через нес-
колько минут прибыла полиция, и на запястьях преступника защелкнулись
наручники. На машине «скорой помощи» Роберта Кеннеди сразу же увезли в
центральную больницу Лос-Анджелеса. Доктор Виктор Боз, который осмотрел
пострадавшего, позднее с горечью признал: «Мистер Кеннеди был практичес-
ки мертв, когда его привезли в больницу, тем не менее мы вступили в
борьбу за его жизнь».
Группа опытнейших хирургов в течение почти четырех часов оперировала
так и не пришедшего в сознание Роберта Кеннеди.
После операции был вывешен медицинский бюллетень, в котором говори-
лось, что раненый находится в критическом состоянии и в течение следую-
щих тридцати шести часов станет ясно, выживет ли он. Однако раны оказа-
лись смертельными. Несмотря на все усилия врачей, Роберт Кеннеди скон-
чался в ночь на 6 июня, приблизительно через двадцать часов после выст-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ки. Однако вскоре после издания декрета о передаче власти император Тун
Чжи умер. В декабре 1874 года он опубликовал сообщение, в котором гово-
рилось: «Мне повезло в этом месяце заразиться оспой!» Для китайцев в та-
ком сообщении ничего странного не было, ибо существовало народное по-
верье: тот, кто переболеет оспой и останется жив, отмечен богами. Но,
очевидно, император не смог долго сопротивляться болезни. Утверждали,
что организм его был ослаблен венерическим заболеванием. Менее чем через
две недели после этого сообщения юноша скончался.
Ходили слухи, что Цы Си убила собственного сына. Это выглядело весьма
правдоподобно. Шарлотта Холден в своей книге «Последняя великая императ-
рица Китая» писала: «Тун Чжи легко мог заразиться оспой в одном из бор-
делей или опиумных притонов, которые он посещал в Пекине во время своих
ночных вылазок. Это нельзя ни опровергнуть, ни доказать. Но внешние
симптомы этого страшного заболевания — высыпание прыщей на лице и теле
больного — сомнений не вызывали».

Дьявольский способ убийства

«Столовыми салфетками в Китае не пользовались, — продолжает Шарлотта
Холден. — Вместо них обедающим подавали маленькие квадратные полотенца,
обработанные паром. Ими вытирали лицо и губы после каждого блюда. Это
было более гигиенично, чем использование сухих столовых салфеток. Но та-
кой способ пригоден и для других цепей. Если горячим пропаренным поло-
тенцем провести по лицу больного, покрытому заразной сыпью, а потом при-
ложить к лицу намеченной жертвы…»
Господин сам себе лицо никогда не вытирал. Эту лакейскую обязанность
исполнял услужливый евнух.
Вот он — простой и дьявольски эффективный способ убийства. Евнухи на-
ходились в подчинении у Цы Си.
Конечно, Цы Си вновь объявила себя правительницей Китая.
Когда Тун Чжи умер, его жена была беременна. Это привело Цы Си в бе-
шенство. Если бы невестка родила наследника, он имел бы право со време-
нем занять трон. Это не устраивало Цы Си — ей хотелось выбрать такого
наследника, который беспрекословно подчинялся бы ее воле. Она приказала
евнухам избить молодую вдову, чтобы вызвать выкидыш. Спустя три месяца
несчастная покончила с собой. Те, кто хоть немного знал Цы Си, не сомне-
вались, что она приложила свою мстительную руку и к этой трагедии.
Правительница назвала императором своего племянника Цзай Тяна. Ему
дали императорское имя Гуан Сю, что в переводе означает «бриллиантовый
наследник». Мальчику в то время было четыре года, и он не представлял
опасности для Цы Си.

Голоса недовольных

Цы Си выбрала императора сама, а это было нарушением древнего закона.
Нашлись недовольные, те, кто по праву кровных уз иродовой наследствен-
ности мог претендовать на трон. Десятеро придворных выразили возмущение
ее решением. Цы Си их выслушала, слова запомнила, но свое решение не из-
менила.
Ребенок рос окруженный любовью и заботой вдовы старого императора,
той, что когда-то так полюбила молодую честолюбивую наложницу мужа. Вдо-
ва была доброй и отзывчивой. Ей понравилась роль бабушки, и она искренне
привязалась к мальчику. Цы Си была очень недовольна тем, что он попал
под влияние другой женщины. И когда старая госпожа умерла, все при дворе
были уверены, что она отравилась, отведав рисовых лепешек, приготовлен-
ных самой Цы Си. Наследнику трона тогда было всего лишь 11 лет.
Теперь императрица могла наслаждаться абсолютной властью. Тех десяте-
рых, которые выступили против ее решения объявить императором племянни-
ка, она казнила. Уничтожая политических противников, Цы Си укрепляла
свою власть. На все важные должности поставила своих родственников. Что-
бы предотвратить проникновение в круг власть имущих постороннего челове-
ка, объявила о помолвке наследника с его двоюродной сестрой.
В 1889 году Цы Си была вынуждена оставить регентство. Молодому импера-
тору исполнилось уже девятнадцать лет, но официальное вступление на трон
было отложено до его женитьбы.
Цы Си занимала резиденцию в окрестностях Пекина. Дворец ее был вели-
колепен — мраморное чудо среди зелени деревьев, окруженное озерами, на
глади которых покачивались цветы лотоса. В доме было много украшений из
чистого золота. Подобную роскошь могли себе позволить немногие монархи.
Утверждали, что Цы Си похитила деньги из императорской казны. А сообщни-
ком ее был главный евнух Ли Ляньин, жестокий и грубый человек, некогда
развративший ее сына.

Гнев императрицы

Вот достоверный пример поведения императрицы в то время. Если она на-
ходила в своем саду опавший лист или лепесток, что, с ее точки зрения,
придавало саду неухоженный вид, то приказывала пороть евнухов-садовни-
ков, а иногда и отрубать голову. Ей было пятьдесят пять лет, и ее не
устраивала уединенная жизнь в загородном дворце, вот она и развлекалась
таким кровожадным способом.
Цы Си надеялась управлять страной через императора, которого сама
выбрала. Но между теткой и племянником образовалась глубокая пропасть.
Он был добрым, образованным и прогрессивным человеком, стремился вывести
Китай из изоляции, за которую цеплялась Цы Си. Ее ужасало количество
иностранцев, которым племянник разрешил жить в стране. Всех их она по-
дозревала в намерении превратить Китай в свою колонию.
После того как в 1874 году Япония захватила острова Лиучиу, Китай
пригрозил ей войной. С помощью переговоров военное столкновение удалось
предотвратить. Но в 1894 году, когда японцы попытались захватить Корею,
китайский император двинул в бой военно-морской флот. Однако флот этот
оказался не просто ослабленным, но пришедшим в упадок. Деньги, выделен-
ные на его обновление, были потрачены на обустройство дворца Цы Си. Ког-
да император допрашивал виновника этой затеи, тот ответил: «Если бы даже

деньги эти были потрачены на флот, японцы все равно разгромили бы нас. А
так у императрицы появился прекрасный летний дворец!»
Война с Японией была короткой и стала несчастьем для Китая.
В 1898 году, когда страна пыталась прийти в себя после позорного по-
ражения, вокруг Цы Си стали группироваться люди, которые тоже ненавидели
иностранцев и опасались угрозы для Китая с их стороны. Частые посещения
этими людьми летнего дворца Цы Си были расценены как заговор против им-
ператора.
Гуан Сю отдавал себе отчет в том, что без поддержки тетки ему будет
трудно править страной. Но он также понимал, что она никогда не согла-
сится на реформы, которые он хотел бы провести. Император решил упрятать
свою тетку под замок и таким образом избавиться от ее опеки. Случайно
его планы стали известны приближенным императрицы. Замысел молодого им-
ператора был обречен на неудачу. Когда Цы Си узнала о планах племянника,
лицо ее превратилось в холодную маску, только ярость в глазах выдавала
истинные намерения жестокой властительницы.
Цы Си заставила своего племянника, императора Китая, отречься от
престола. Его личные слуги были обезглавлены. Цы Си наблюдала за экзеку-
цией, попивая жасминовый чай. Императора посадили в тюрьму на одном из
озерных островов. Он жил бедно и уединенно под охраной евнухов. Многие
придворные были уверены, что его ждет судьба Тун Чжи и его жены, но Цы
Си сохранила племяннику жизнь. Возможно, протесты со стороны ряда иност-
ранных дипломатов в Пекине заставили императрицу одуматься. После того
как экс-император Гуан Сю провел в тюрьме год, ему было разрешено жить
под домашним арестом в загородном особняке.

Изгнание «чужеземных дьяволов»

Шесть участников императорского заговора были арестованы и казнены.
Потом Цы Си переключилась на иностранных миссионеров. По всему Китаю ей
виделось присутствие коварных пришельцев, готовящих вторжение в страну
вражеских войск. 21 ноября 1899 года, после жестокого убийства нес-
кольких миссионеров, она издала декрет, который не оставлял никаких сом-
нений — она не желала терпеть «чужеземных дьяволов» в свой стране.
Этот декрет был разослан по всем провинциям. В нем говорилось: «Ни-
когда слово «мир» не прозвучит из уст правителей страны, ни на мгновение
оно не поселится в их сердцах. Давайте отбросим всякую мысль об установ-
лении мира, давайте не поддаваться на дипломатические уловки. Пусть каж-
дый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков
от грязных рук чужеземцев. Донесем эти слова до всех и каждого в наших
владениях». Этот декрет стал знаменем многих китайских консерваторов,
боровшихся за сохранение национальных традиций и объединившихся в тайное
общество под названием «Кулак во имя справедливости и согласия». Члены
его были прозваны «боксерами» за ловкость в военном искусстве. Фанатич-
ные патриоты, они поддерживали монархию и опасались разрушительного вли-
яния иностранцев на китайское общество.
Когда в 1900 году разразилось «боксерское восстание», государство
поддержало его. Первой жертвой стал британский миссионер.
Неприязнь к иностранцам ощущалась в Китае повсеместно, и восставшие
везде обеспечили себе поддержку. Линии передач были перерезаны, железно-
дорожные пути взорваны, принадлежавшие иностранцам фабрики сожжены. Цы
Си вела хитрую игру. Она делала вид, что защищает иностранцев, отправляя
войска против восставших, но в то же время обещала армейским командирам
большую награду «за уши каждого мертвого иностранца».

Бегство

Вскоре императрица отказалась от двойной игры. По ее приказу китайс-
кие войска присоединились к восставшим, и все иностранные миссии оказа-
лись в осаде. Убивали так много и часто, что порой не успевали убирать
трупы. По Пекину стали распространяться инфекционные болезни. Когда ми-
нистры иностранных дел ряда стран обратились к императору Китая с
просьбой вмешаться, Цы Си возопила: «Как они посмели сомневаться в моей
власти — давайте уничтожим их!» Иностранные державы послали войска, что-
бы спасти своих граждан, над которыми нависла смертельная угроза.
14 августа к Цы Си примчался гонец, чтобы предостеречь ее: «Чужезем-
ные дьяволы пришли!» Императрица вынуждена была бежать. Когда она поки-
дала дворец, к ней приблизилась наложница свергнутого императора. Она
кинулась к ногам Цы Си и умоляла позволить императору жить во дворце. Цы
Си приказала евнухам: «Сбросьте эту негодницу в колодец! Пусть она умрет
в назидание всем непокорным». Несчастную швырнули в глубокий колодец,
где она нашла свою смерть.
После изгнания из Пекина императрица Цы Си была вынуждена отказаться
от привычной роскоши. Пища ее была скудной, власть она потеряла. В стра-
не царили беспорядок и насилие. Но затем «боксерское восстание» было по-
давлено союзными войсками, и Цы Си разрешили вернуться в Пекин после
подписания мирных соглашений. Уже упоминавшаяся Шарлотта Холден писала,
что это было время крайнего лицемерия Цы Си. «Любыми способами она стре-
милась оградить себя от попыток держав-союзниц лишить ее власти. Она по-
няла, что для этого необходимо изменить имидж, а свою политику предста-
вить в новом свете. Высшей точкой ее лицемерия стало распоряжение изъять
из архивов династии все «пробоксерские» декреты и указы.
В последние годы жизни Ци Си стала свидетельницей реформ, начатых в
Китае под влиянием Запада. Она также была вынуждена отдать посмертные
почести казненным ею же императорским министрам и даже несчастной налож-
нице, безжалостно брошенной в колодец.
Летом 1907 года Цы Си перенесла инсульт, и здоровье ее резко пошатну-
лось. Здоровье императора тоже ухудшалось. Несмотря на то что он не пра-
вил страной, Гуан Сю сохранил уважение народа и получил право жить во
дворце.
Утром 14 ноября 1908 года император умер. При этом очевидны были
симптомы отравления. Конечно, его врач не смог установить причину смер-
ти. Подозрение пало на Цы Си. Вполне вероятно, что она тайно, через ев-
нуха, давала императору небольшие дозы яда в течение долгого периода.
Императрица Цы Си пережила племянника всего на 24 часа. После нее ос-
талось многомиллионное состояние — неопровержимое свидетельство граби-
тельского характера власти императрицы-дракона. Она оставила старую,
гордую династию Маньчжу в жалком состоянии, упустив реальную возможность
своевременно открыть Китай для новых идей, повернуть застывшую в своем
развитии патриархальную страну на путь прогресса и процветания.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ности. К тому же и доказательства были весьма убедительными».

ДЖЕФФРИ ДАМЕР: Убийца-людоед

Он был обычным рабочим кондитерской фабрики, но во всем мире найдется
немного монстров, подобных Джеффри Дамеру, садисту, гомосексуалисту, лю-
доеду.

В теплую июльскую ночь 1991 года в американском городе Милуоки перед
ужаснувшимися полицейскими предстала скрытая прежде от людских глаз
жизнь коварного убийцы-маньяка. Его однокомнатная квартира была превра-
щена в бойню для несчастных жертв. Обнаруженные в ходе расследования
факты людоедства, сексуальных извращений, жестоких убийств и других ле-
денящих кровь преступлений всколыхнули весь мир.
Кадры, запечатлевшие судебных экспертов, которые вывозят из квартиры
преступника бочки с залитыми кислотой частями человеческих тел, заполни-
ли телеэкраны всего мира, и стало очевидно, что Милуоки навечно приобре-
тет известность не только как место, где производят прекрасное пиво.
Несмотря на то что тридцатилетний Джеффри Дамер не признал своей вины
в убийстве пятнадцати человек, он вынужден был предстать перед судом.
Суду предстояло решить, являются эти поступки действиями безумца или хо-
лодного, расчетливого убийцы. Этот судебный процесс был одним из самых
сенсационных в истории Соединенных Штатов, и миллионы американских те-
лезрителей смогли стать его свидетелями.
Рассмотрение дела Джеффри Дамера закончилось безоговорочным признани-
ем его вины. Суд приговорил убийцу к пожизненному заключению в общей
сложности на 1070 лет. Присяжные не приняли во внимание выводы психиат-
рической экспертизы о том, что Дамер страдает от необузданных сексу-
альных влечений, вызванных отклонением психопатического характера — нек-
рофилией.
Проведя в тюрьме 6 месяцев в ожидании суда, Дамер, похоже, изменился.
Взгляд его был уже не столь безумным, как в момент ареста. Убийцу мучили
угрызения совести, и он просил приговорить его к смертной казни.
Джеффри Дамера, как и многих других преступников подобного рода,
арестовали, можно сказать, случайно. Как обычно, в ночь на 22 июля 1991
года полицейский патруль объезжал свой участок, когда заметил темнокоже-
го человека в наручниках, бегущего к их машине.

Он сбежал, чтобы остаться в живых

Мужчиной в наручниках оказался Трейси Эдварде, который поведал поли-
цейским жуткую историю о человеке из близлежащего квартала, грозившем
съесть его сердце. Он сбежал, чтобы остаться в живых. Если бы Эдварде
этого не сделал, то наверняка стал бы очередной жертвой извращенного
убийцы-маньяка.
Двое опытных полицейских, отвечающих за порядок в этой части города,
вместе с Эдвардсом подошли к обычному многоквартирному дому и, чтобы
войти в запертый подъезд, позвонили одному из соседей Дамера. «Откройте,
полиция», — сказали они через переговорное устройство Джону Бэчелору. Тот
впустил их и посмотрел на часы — было 11.25 вечера. Потом патруль позво-
нил в квартиру N 213. Полицейские даже предположить не могли, что они
там обнаружат.
Дверь открыл небольшого роста светловолосый молодой человек, одетый в
голубую майку и джинсы. Войдя в захламленную комнату, полицейские по-
чувствовали невыносимый смрад. Один из них обратил внимание на какие-то
липкие пятна на плите. Сложный электронный замок на наружной двери еще
более усилил возникшие подозрения, и полицейские стали расспрашивать о
происходящем в квартире.
Эдварде рассказал, что встретил Дамера на распродаже удешевленных то-
варов в центре города и принял приглашение зайти к нему домой выпить пи-
ва. Вскоре гость собрался уходить, но Дамер пригрозил ему ножом и за-
щелкнул на его запястье одно кольцо наручника, держа второе в своей ру-
ке. Когда впоследствии Эдварде в переполненном зале суда рассказывал о
невероятно удачном побеге от милуокского монстра, он был так напуган,
что не смел даже взглянуть в сторону обвиняемого. Похоже, подобное воз-
действие оказывал маньяк и на другие жертвы.
После жутких мгновений в логове Дамера, когда тот лежал на груди Эд-
вардса и слушал биение его сердца, маньяк вдруг начал проявлять нетерпе-
ние и входить в транс, что-то заунывно напевая и раскачиваясь из стороны
в сторону. В этот момент Эдвардсу удалось вырваться и убежать.
Полицейский Мюллер запросил по рации досье на Дамера, и ему ответили,
что этот человек находится на учете за попытку изнасилования тринадцати-
летнего мальчика. Полицейские приказали задержанному лечь на пол лицом
вниз и защелкнули на его запястьях наручники. Тогда же Мюллер поинтере-
совался содержимым холодильника. Открыв его, он воскликнул: «Боже правый!
Да тут окровавленная человеческая голова! Проклятый сукин сын!»
Джеффри Дамер был разоблачен, и серия убийств прервалась. Когда нача-
ли проясняться кровавые подробности его оргий, стало ясно, что этот че-
ловек убивал уже не первый год и, как мясник, разделывал трупы.

Коллекция жертв Дамера

По мере того как судебные эксперты обнаруживали все новые факты
зверств в дьявольской квартире, напуганные соседи выскакивали от страха
на улицу. Полиция обнаружила бочку из-под бензина, заполненную кислотой,
в которой лежали останки человеческих тел. Разложившиеся под действием
кислоты кисти и гениталии хранились в сосуде в одном из кухонных шкафов
рядом с черепами, руками и пальцами жертв. Были найдены также фотосним-
ки, на которых были запечатлены все пятнадцать жертв на различных стади-
ях «хирургического вмешательства». Маньяк убивал несчастных, разделывал
их и растворял в кислоте.
На стене спальни Дамера красовались «звезды» из порнографических жур-
налов, а на полу валялись видеокассеты с порнофильмами и аудиокассеты с
записями тяжелого рока. Единственными продуктами питания, найденными по-

лицией в квартире Дамера, были пакеты с чипсами, банка горчицы и немного
пива. Убийца не только убивал и разделывал свои жертвы, но и лакомился
ими. Позже он рассказывал полиции, как жарил бицепсы одной из жертв себе
к обеду. В его холодильнике полиция нашла гамбургеры со слоями челове-
ческого мяса.
Соседи с ужасом наблюдали, как полицейские выносили из здания «ве-
щественные доказательства»…
Этот монстр вырос в обычной американской семье. Его отец Лайонел Да-
мер, ученый-химик из штата Огайо, в 1959 году женился на Джойс Флинт.
Ровно через девять месяцев после свадьбы у молодоженов родился сын, и,
похоже, детство его вовсе не было тяжелым. Родители развелись, когда
юноше исполнилось 18 лет, и ему нужно было самому становиться на ноги.
Перед самым окончанием школы Джеффри перебрался жить в мотель, в то вре-
мя как родители решали, кому опекать его одиннадцатилетнего брата.
К этому времени, однако, в поведении Дамера начали появляться некото-
рые отклонения. У него были проблемы в отношениях с девушками: многих
пугали его странные выходки. Любимым занятием Дамера было пародирование
слабоумных. «Он был классным шутом, но в его шутках было что-то злове-
щее, — вспоминал Дейв Борсволд. — Он часто рисовал мелом на полу класса
контуры человеческих тел. Определенно, он был немного странным, но не
казался опасным».
Его классный руководитель Джордж Кангл скажет позже: «Джеффри был ти-
хим парнем, никогда ни с кем не сближался. Я попытался как-то вызвать
его на откровенность, однако он явно не любил рассказывать о себе».

«Я не видел в нем монстра…»

Во время бракоразводного процесса отец Джеффри обвинил свою жену в
чрезмерной жестокости и явном безразличии к семье и напомнил суду о ее
психической болезни. Даже эксперты затрудняются сказать, какие факторы
формируют убийцу-маньяка, но в случае с Дамером могла как-то сказаться и
наследственность по материнской линии. «Оглядываясь на прошлое, я пони-
маю, что мне следовало больше общаться с ним, интересоваться его делами,
чаще навещать его, — заявил отец Дамера, когда узнал, что совершил его
сын. — Я не испытываю чувства вины за то, что он сотворил, но виноват в
том, чего не сумел дать ему как отец. Я испытываю глубокое чувство стыда
и думаю, что любой отец, имеющий хоть какое-то чувство ответственности,
испытал бы подобное. Когда я впервые узнал обо всем, я не мог связать
образ сына с содеянным. Это абсолютно немыслимо. Я даже в кошмарных снах
не мог представить, что он способен на что-либо подобное, — добавил Да-
мер-старший, заплативший значительную сумму адвокату Джеральду Бойлу,
согласившемуся защищать Дамера на суде. — Я не видел в нем монстра. Его
поведение в большинстве случаев было вежливым, дружелюбным и обходи-
тельным. Мне трудно даже представить себе моменты, когда он, нападая на
свои жертвы, становился дьяволом и терял контроль над собой».
В архивных документах средней школы в Ривере, где учился Дамер, о нем
упоминается как об «очень ценном для команды игроке в теннис». Он также
играл в школьном оркестре. В дальнейшем собирался поступить в универси-
тет штата Огайо и затем заняться бизнесом. Как выяснилось, Дамер совер-
шил свое первое убийство уже через год после окончания школы. Его жерт-
вой был несовершеннолетний Стивен Хикс, который напросился в попутчики к
малознакомому парню по пути на рок-концерт.
В январе 1979 года Дамера призвали в армию. Приятели вспоминают, что
он был одержим идеей служить в военной полиции. Вместо этого Джеффри
стал санитаром, и его послали в Германию, на базу Баумхольдер. Армейские
чиновники не сообщили, почему его демобилизовали досрочно, но родствен-
ники утверждают, что причиной тому было пьянство. Служба санитаром дала
Дамеру элементарные знания в области анатомии.
Вернувшись в Америку, Дамер некоторое время подрабатывал подсобным
рабочим, а обиду за неуважительное отношение к себе срывал на других.
После шести месяцев пребывания в Майами он снова направился в штат Ога-
йо, где однажды был задержан полицией за недостойное поведение на улице
— он держал в руке открытую бутылку спиртного. В январе 1982 года Дамер
переехал в Милуоки к своей бабушке. Уже тогда у него начали проявляться
первые признаки ненормального сексуального поведения. Вскоре Джеффри был
задержан за извращенные действия в отношении тринадцатилетнего подрост-
ка, но до суда дело не дошло.
Когда его впервые осудили за подобное преступление, Дамер написал
обстоятельное заявление, в котором просил о снисхождении. «В мире и без
меня достаточно несчастных, — лицемерно сетовал он. — Я прошу пересмотреть
приговор и дать мне возможность изменить свою жизнь, чтобы стать полез-
ным для общества».
Шел 1988 года, и суд не знал, что этот человек уже совершил четыре
убийства.
Дамера приговорили к восьми годам тюрьмы, однако уже через десять ме-
сяцев он был освобожден за «примерное поведение». Ему было предписано
ежемесячно являться для регистрации в службу полицейского надзора.
В течение почти двух лет офицер службы надзора Донна Честер, регуляр-
но беседуя с Дамером, не могла даже представить, что этот тихоня спосо-
бен на извращенное, садистское убийство. Его пытались наставить на путь
истинный с помощью увещеваний и задушевных бесед.
Сидя в кабинете инспектора полиции, он рассказывал Донне о своих ув-
лечениях, о личной жизни, о том, чем занимается в свободное время. В ее
представлении он был случайно оступившимся молодым человеком, усердно
ищущим свой путь к исправлению. Дамер так искусно хранил свои ужасные
тайны, что вскоре добился отмены ежемесячных посещений полиции. Предста-
витель администрации исправительных учреждений Джо Сислович позже зая-
вил, что несправедливо обвинять в случившемся только Донну Честер. Он
ведь тоже помнил Дамера как вежливого, пунктуального и уравновешенного
молодого человека: «Джеффри не явился на беседу с Донной лишь два раза
за два года. Об этих неявках Дамер предупреждал заранее по телефону и
всегда приводил в оправдание веские причины. Этот парень был очень пунк-
туальным. Насколько мне известно, таким же он был и на работе».

«В тихом болоте черти водятся»

Джо Сислович не рассказал на суде о содержании задушевных бесед с Да-
мером, заявив, что это нарушение прав личности. Однако отметил, что под
влиянием этих бесед у бывшего заключенного наметился определенный прог-
ресс в достижении своей цели — стать полезным членом общества. Но шеф
полиции Милуоки Филипп Арреола поделился своими сомнениями относительно

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73