Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

под властью президента Рамона Кастильо. Антиправительственный заговор
возглавили армейские офицеры, объединенные в тайное общество «Молодые
орлы». Среди них был и полковник Перон. Ашифашистская позиция президента
раздражала военных, среди которых было немало офицеров итальянского про-
исхождения, боготворивших Муссолини.
Во время переворота Перон служил в военном ведомстве и считался одним
из самых ярых профашистски настроенных офицеров. Новыми властями он был
назначен на высокий пост в министерстве труда, созданном военной хунтой.
Рабочее движение в Аргентине традиционно контролировалось профсоюза-
ми. Перон решил слить рабочих в один военизированный союз, где бы гос-
подствовали тоталитарные порядки, которыми он восхищался во время поезд-
ки в нацистскую Германию и фашистскую Италию.
Перон использовал все свое обаяние, чтобы привлечь на свою сторону
руководителей профсоюзов, создать в глазах рабочих имидж «старшего бра-
та», который стремится облегчить их экономическое и социальное положе-
ние.
Несколько месяцев назад этих же людей он называл коммунистическими
подонками и отбросами общества. Но накануне выборов нужно было получить
от народа мандат доверия, а Перон был уверен, что лесть — лучший способ
добыть голоса избирателей.
Он добился того, чтобы переговоры о зарплате между рабочими и предп-
ринимателями проходили через его ведомство. Перону это было выгодно,
взятки от профсоюзных боссов и владельцев предприятий тайно переправля-
лись на его банковский счет в Швейцарии.
Перон ввел оплачиваемые отпуска, доплаты к Рождеству и другие льготы.
В то время как трудящиеся приветствовали эти краткосрочные меры, предп-
риниматели роптали из-за потери рычагов управления, а профсоюзы послушно
следовали правительственной политике. И те и другие были жертвами попы-
ток Хуана Перона ввести режим военной диктатуры, основанный на поддержке
масс.
По мере того как в Европе рушились диктаторские режимы, которыми так
восхищались аргентинские военные, в стране разрасталось движение в защи-
ту демократии. В августе 1945 года было отменено чрезвычайное положение,
введенное во время войны. В следующем месяце по улицам аргентинской сто-
лицы прошла полумиллионная демонстрация. Население требовало соблюдения
прав человека. Это испугало правительство и вызвало волну арестов. А
когда среди самих военных возникли разногласия и мнение многих из них
совпало с позицией рабочих, Перон решил, что настало время подняться на
вершину власти. Он выступил по радио, призывая рабочих к решительным
действиям». Этот смелый, но демагогический призыв закончился арестом по
обвинению в призыве к общественным беспорядкам и заключением будущего
президента под стражу.
Когда Перона арестовывали, его любовница Эва Дуарте свирепо дралась с
солдатами, выкрикивая ругательства, в то время как сам полковник не ока-
зывал сопротивления. Эва устроила митинг в поддержку Перона, прибегнув к
помощи профсоюзов, которые он опекал. Беспорядки на улицах Буэнос-Айреса
продолжались двое суток. В конце концов военные уступили, и Перон был
отпущен. Политический статус опального полковника повысился как никогда.
Поняв, что его мечтам о неофашистской рабочей милиции не суждено
сбыться, Хуан Перон ушел в отставку и выступил в качестве лидера новой
рабочей партии.
Первым шагом Перона на пути к диктатуре была ликвидация профсоюзов
обувщиков и текстильщиков, которые не захотели подчиниться тоталитарным
принципам организации профсоюзного движения.
В течение полугода со строптивыми руководителями рабочего движения
было покончено, и поверженных лидеров выслали из страны.
Чтобы получить кредит доверия на предстоящих президентских выборах,
Перону нужна была также победа над католической иерархией, особенно если
учесть, что церковь публично осуждала его связь с Эвой Дуарте. Он раз-
велся со своей женой, надеясь жениться на Эвите, которая была моложе его
на 24 года. В 1945 году Перону наконец удалось убедить церковь, которая
в то время не признавала разводы, сделать для него исключение и благос-
ловить брак с Эвитой.
В 1946 году Перон осуществил свою мечту на президентских выборах в
Аргентине. В борьбе за власть он заручился поддержкой рабочих. Страна
была готова принять нового лидера. Он пришел к власти на волне больших
ожиданий и надежд. Богатая природными ресурсами Аргентина использовала
войну, которая бушевала далеко от ее границ, для укрепления своей эконо-
мики. Бизнес процветал, и в банках накопились огромные суммы денег.
«Несомненно, Перон чрезвычайно плохо управлял системой, — писал анг-
лийский историк Фернс в своем фундаментальном исследовании «Аргентина». —
Как капризный ребенок, он хотел иметь все сразу. Он показал себя неспо-
собным делать выбор и устанавливать приоритеты, которые необходимы для
функционирования любой экономической системы. Он убеждал общество пове-
рить в скорое и полное процветание. Но никто не мог предположить, что же
ожидает страну в действительности».
В материалах по исследованию Аргентины Джоном Симпсоном и Джейн Бен-
нет сказано: «Все это было своеобразной формой благотворительности Перо-
на. Он заставил рабочий класс почувствовать собственное достоинство и
свое значение в национальной жизни Аргентины. Задача состояла не в том,
чтобы дать власть рабочему классу, а чтобы подкупить его и передать
власть Перону».
Извращенные идеи социализма привязывали рабочих и предпринимателей к
тоталитарному государству, которое открыто попирало демократию. Перон
тратил огромные суммы государственных денег на национализацию пришедших
в упадок железных дорог. Он стал мастером обещаний, которые никогда не
выполнялись, любимцем рабочих, которые никогда не получали положенного
от государства. Стремясь подкупить социальные низы, Перон установил для
них щедрые льготы. Все это позднее привело Аргентину к экономическому
краху, последствия которого не изжиты до сих пор.
К 1949 году пероновские планы съела инфляция. Начались выступления
вконец обнищавших трудящихся. Перон отреагировал резко, арестовывая дис-
сидентов, преследуя церковников. Был принят драконовский закон, по кото-
рому за оскорбление президента и государственных служащих следовало
серьезное наказание. Газеты, критиковавшие Перона и Эвиту, были закрыты.
Например, влиятельная и некогда популярная «Ла пренса» была превраще-
на в рупор прирученных правительственных профсоюзов.

Эва в эти годы активно изымала деньги у бизнесменов и землевла-
дельцев, вкладывая огромные средства в то, что было названо крупнейшим в
истории «взяточным» фондом. Он использовался для подкупа влиятельных лиц
и проведения широко разрекламированных благотворительных кампаний. Эва
действительно помогала строить школы и обучать детей, кормила голодных и
открывала убежища для бездомных. Однако огромное количество собранных
денег распределялось людьми, которые отвечали только перед нею. Ее эмис-
сары разъезжали по всем фабрикам, цехам, строительным площадкам, чтобы
собрать взносы, которые требовала новая Клеопатра.
Предприятия, не внесшие средства добровольно, немедленно закрывались
как нерентабельные.
По оценкам экспертов, Эвита похитила из этого фонда 100 миллионов
долларов и поместила их на секретные счета в швейцарских банках.
Фонд, который создавался как общество, поддерживаемое добровольными
взносами, вскоре стал напоминать мафиозную организацию. Эва решительно
требовала платежей от каждого рабочего, который получал повышение, от
каждого предпринимателя, который заявлял, что ему необходима госу-
дарственная поддержка. Каждый возможный источник финансирования был ос-
новательно «выдоен», так что широковещательные признания супруги прези-
дента в любви к «простым людям» оказались не более чем мифом.
Это не была нежная и грациозная женщина, какой она старалась казаться
окружающим. «Первая леди» уверенно опиралась на мощь армии и полиции.
Расходуемые ею суммы были напрямую связаны с интересами и потребностями
диктаторского режима.

Больше денег, меньше любви

Автор книги «Эва Перон» Джон Барнс говорит, что после ее смерти сле-
дователи нашли 14 миллионов долларов в деньгах и драгоценностях, о кото-
рых она просто забыла. Несомненно, большая их часть была похищена из так
называемого «фонда Эвы Перон».
«Любовь народа питает меня», — изливалась Эвита перед журналистами, в
то время как огромные суммы непроверенных и неучтенных денег поступали
на ее банковские счета. Целые государственные учреждения работали чуть
ли не сутками, чтобы поддерживать «фонд» этими невидимыми деньгами. На
правительственном уровне президент страны подкупал политиков, чтобы они
направляли миллионы долларов из общественных фондов в ее организацию. До
настоящего времени никто не знает точно, сколько Пероны украли у Арген-
тины. Но сумма исчисляется сотнями миллионов долларов.
Эва была столь же алчна, сколь и тщеславна. Газеты, которые не уделя-
ли должного внимания ее пышным балам и высоким гостям, неожиданно обна-
руживали, что запасы бумаги истощились и пополнить их нечем. Завоевав
дешевую популярность среди социальных низов, она так и не была принята в
высшем обществе.
Месть супруги президента снобистской элиты не знала границ. Однажды
она щедро заплатила торговцу рыбой за то, чтобы он расположился около
известного аристократического клуба в Буэнос-Айресе и торговал здесь в
течение всего жаркого лета. А когда некий профсоюзный босс имел неосто-
рожность где-то сказать, что Эвите лучше бы распоряжаться на кухне, чем
лезть в политику, «первая леди» приказала арестовать вольнодумца и вну-
шить ему уважение к властям с помощью электрического тока.
Другой «еретик» по имени Виктор Белардо был арестован, потому что за-
явил в радиоинтервью о своем согласии отдать все сбережения на благотво-
рительные нужды при условии, что они не будут поглощены «фондом Эвиты».
Пероны аккумулировали многие миллионы от доходов, получаемых за им-
портно-экспортные лицензии. Предприниматели буквально осыпали их взятка-
ми, чтобы иметь возможность торговать с внешним миром.
Эва была непревзойденным организатором саморекламы. Однажды супруга
президента пригласила женщин с детьми со всей страны, чтобы юные арген-
тинцы получили от нее подарки: дескать, для Эвы все дети — ее дети. По-
лиции пришлось потом разгонять многотысячную толпу, и по меньшей мере
две матери вернулись домой без своих детей, погибших в давке.
В 1951 году политическая власть Хуана и Эвиты пошатнулась, но лозунг,
выдвинутый Пероном и обращенный к рабочим: «Живи сейчас — плати позже», —
еще обеспечивал им поддержку части аргентинского общества. Однако на вы-
борах 1951 года, когда Перон предложил избрать вице-президентом свою же-
ну, обоих ждало разочарование. Несмотря на то, что многие еще верили в
благодеяния Эвиты, это все-таки было слишком. Мысль о том, что властолю-
бивая красотка может официально стать вторым лицом в государстве, броса-
ла в дрожь военных, чьей поддержкой так дорожил президент. Не устраивал
такой расклад сил и трудящихся. На стенах появился издевательский ло-
зунг: «Да здравствует Перон-вдовец!» Другие произведения «настенной жи-
вописи» изображали Эвиту в обнаженном виде, шагающую, подобно Гулливеру,
сквозь массы лилипутов. Хуан Перон уступил давлению церкви и военных, и
имя его жены не появилось в избирательных бюллетенях.
Незадолго до очередных президентских выборов, которые Перон боялся
проиграть, была предпринята еще одна попытка военного переворота, подав-
ленная диктатором. Победа на октябрьских выборах была ему обеспечена. И
действительно, Перон получил 62 процента голосов — значительно больше,
чем в 1946 году. Народ все еще верил в обещанное тоталитарным режимом
«светлое будущее».
В следующем году первое действие национальной драмы неожиданно завер-
шилось печальным событием: Эвита умерла от рака. Ей было всего тридцать
три года. Накануне супруга президента совершила кругосветное путешест-
вие, привлекая сердца и умы жителей разных континентов к своей стране.
Тем не менее безвременная смерть предотвратила падение ее популярности в
глазах сограждан. Уйдя из жизни, Эвита осталась в памяти своих разорен-
ных почитателей прекрасной дамой в мехах и бриллиантах, а не властолюби-
вой женой диктатора, который не без ее помощи лишил свой народ бо-
гатства, привел нацию на край банкротства, заставлял невинные жертвы
стонать под пытками в грязных тюрьмах.
Вскоре экономическое положение в стране резко ухудшилось. Король ста-
новился голым в глазах его прежних поклонников, вынужденных нести на се-
бе бремя инфляции и усиливающегося террора со стороны тайной полиции.
Более того, католическая церковь — традиционный источник и вдохновитель
благотворительности в стране — почувствовала ухудшение ситуации, потеряв
место в обществе из-за «фонда» Эвигы Перон. Университетские кафедры по-
полнялись полуграмотными недоучками, которые получали престижные долж-
ности от коррумпированных чиновников за взятки. Отряды личной гвардии
Перона разграбили богатейшую национальную библиотеку и музей изобрази-
тельного искусства в Буэнос-Айресе, откуда уникальные экспонаты перекоче-
вали в домашнюю коллекцию диктатора.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

лась грудами искореженного металла. Взорвались топливные баки. Корпуса
лайнеров запылали.
Это произошло 27 марта 1977 года. 583 голландских и американских
гражданина встретили смерть в гигантской авиакатастрофе.

Ирония судьбы

По горькой иронии судьбы ни один из столкнувшихся самолетов даже на-
мерений не имел приземляться в аэропорту Лос-Родеоса, который считался
второстепенным и самым неблагополучным в регионе. Самолеты летели в
Лас-Пальмас, который находится в 70 милях от Лос-Родеоса и где аэродром
оснащен более современным оборудованием. Но террористы взорвали в аэро-
порту Лас-Пальмаса бомбу. Для обеспечения безопасности лайнеры и были
направлены на Тенерифе.
На борту голландского лайнера находились 283 человека, жаждущих про-
вести свой отпуск под ласковым солнцем Лас-Пальмаса.
Самолет «Пан Ам» перевозил 380 человек, которые собирались продолжить
путешествие на круизном теплоходе «Золотой Одиссей».
Переадресовка маршрутов казалась не более чем незначительным неу-
добством, и оба гиганта приземлились без всяких инцидентов.
Капитан Виктор Грабс привел свой лайнер к терминалу и поставил его
рядом с другим «Боингом-747», «Рейном», которым управлял капитан Якоб
Луис Вельдхыозен ван Зантен, главный инструктор компании КЛМ по самоле-
там этого типа.
Когда «Рейн» был заправлен топливом, капитан Вельдхьюзен ван Зантен
попросил разрешения на взлет. В соответствии с правилами, которые
действовали в аэропорту Лос-Родеоса, самолет мог быть отведен к юго-вос-
точному углу поля для совершения взлета. Но из-за чрезвычайных обстоя-
тельств в Лас-Пальмасе этот угол был заполнен другими самолетами. Поэто-
му диспетчер дал разрешение самолету КЛМ идти к началу взлетной полосы.
В конце пути Вельдхьюзен развернул лайнер на 180 градусов и пригото-
вился к взлету.
Одновременно диспетчеры дали разрешение также и Грабсу отвести само-
лет к началу взлетной полосы, но приказали ему свернуть на третий выход
слева, оставив, таким образом, полосу свободной для лайнера КЛМ. Через
несколько минут диспетчеры спросили его, сделал ли он поворот. Когда
Грабс ответил, что не успел, они сказали: «Сделай и скажи, когда освобо-
дится полоса».
Но лайнер, окутанный туманом, продолжал двигаться по взлетной полосе,
оставаясь не видимым ни для диспетчеров, ни для пилотов «Рейна». Команда
«Рейна» сделала последний выход в эфир: «КЛМ… Мы готовы к взлету».
Кошмар, вызванный неумелыми действиями Грабса, начался. Лайнер КЛМ,
набирая скорость для взлета, вырвался из тумана и помчался прямо на са-
молет «Пан Ам». Грабс яростно кричал в микрофон, что он еще на полосе,
сыпал проклятиями и безнадежно пытался самолет влево. Пока он это делал,
Вельдхыозен с неменьшим рвением старался поднять самолет в воздух. Его
нос уже приподнялся, но хвост все еще оставался на полосе.

Столкновение

«Рейн» врезался в переднюю часть секции второго класса самолета «Пан
Ам», а его правое крыло прошло через надстройку над пилотской кабиной и
снесло крышу. Лайнер «Пан Ам», разрезанный пополам и охваченный пламе-
нем, завалился налево от взлетной полосы. Через секунду голландский са-
молет грохнулся наземь, разбрасывая во все стороны обломки, протащился
по земле еще ярдов триста и остановился. Почти тут же раздался взрыв не-
вероятной силы. В небо взметнулся огненный шар — это взорвались только
что наполненные баки.
Все пассажиры «Рейна» погибли. Удар был так силен, а пламя от взрыва
так ужасно, что стальные и алюминиевые части обоих самолетов просто ис-
парялись.
На борту американского самолета царил кромешный ад. Казалось, осколки
сыпались отовсюду, а огонь распространялся с невероятной скоростью. Вы-
жившие при столкновении пассажиры, охваченные ужасом и ошеломленные, пы-
тались выбраться наружу. Часть людей уже погибли, другие были парализо-
ваны страхом.
Внутри разбитого лайнера смелый тридцатитрехлетний бизнесмен Эдгар
Рид, не потерявший присутствия духа, пытался организовать эвакуацию.
Отважный бизнесмен помог стюардессе надуть и спустить спасательный
плотик, и пассажиры стали прыгать на него, выбираясь из горящего самоле-
та.

Мужество

В этот день в аэропорту Лос-Родеоса было много героев. Горящие облом-
ки и куски раскаленного металла продолжали падать вокруг самолета, раз-
рушая взлетно-посадочную полосу, но Джек Даниэль помог своим жене и доче-
ри выбраться в безопасное место. Затем он исчез. Перепуганная жена нача-
ла спрашивать, не видел ли кто мужчину в белом костюме. Кто-то ответил,
что мужчина в белом костюме бросился спасать взывавшую о помощи женщину.
Но тут раздался взрыв, и оба они погибли.
Начали работу по спасению раненых врачи и медсестры расположенного
неподалеку от аэропорта госпиталя. Как только стало известно об авиака-
тастрофе, все, даже те, кто был свободен от дежурства, кинулись туда.
Госпиталь не располагал достаточным количеством кроватей, чтобы размес-
тить пострадавших. Санитары укладывали людей на пол, сестры сновали меж-
ду ранеными и раздавали обезболивающие средства. А врачи уже приступили
к срочным операциям.
Те, кто остался в живых и не получил серьезных повреждении, толпились
в залах аэропорта. Им раздали одеяла, болеутоляющие препараты. У некото-
рых пассажиров обгорела одежда. Каждый говорил о своем спасении как о
чуде. «Я чувствовала, что кто-то наблюдает за мной, — сказала Тереза Брас-
ко. — Похоже, что с нами был наш ангел-хранитель».

Расследование

К этому времени десятки солдат и полицейских осматривали выгоревшие
останки обоих самолетов, извлекая тела погибших.
Чтобы выяснить причины катастрофы, в Лос-Родеос тут же прибыла целая
армия авиационных экспертов из Соединенных Штатов, Голландии и Испании.
Поначалу подозрение в причастности к катастрофе пало на диспетчеров, ре-
гулирующих воздушное движение в аэропорту. Распространился слух, что они
плохо говорят на английском языке — общепринятом средстве общения в дис-
петчерской службе, обслуживающей международные рейсы, и поэтому оба пи-
лота были введены в заблуждение.
Но этот слух был опровергнут, как только эксперты проверили троих
диспетчеров, которые во время катастрофы находились за пультом управле-
ния. Они слово в слово повторили инструкцию на английском языке и во
время взлета выполняли ее с абсолютной точностью.
Затем эксперты провели исследование действий капитанов Грабса и
Вельдхьюзена ван Зантена.
Сначала голландские эксперты обвинили американского пилота, не ушед-
шего вовремя со взлетно-посадочной полосы. Вдоль полосы расположены че-
тыре съезда, обозначенные от С-1 до С-4. Представители компании КЛМ ут-
верждали, что Грабсу было приказано свернуть на съезд С-З, и если бы он
сделал это, то катастрофы никогда не случилось бы.
Но американцы не согласились с ними и выдвинули свои контрдоводы.
Представитель компании «Пан Ам» заявил, что С-1 не действовал, а чтобы
свернуть на С-З, Грабсу необходимо было совершить очень сложный поворот.
Американцы утверждали, что поэтому «третьим съездом» логически являлся
С-4, которого их пилот не успел достичь.
Один из главных аргументов американских экспертов заключался в следу-
ющем: независимо от того, где находился лайнер «Пан Ам», Вельдхьюзенван
Зантен не должен был взлетать без разрешения диспетчеров. Руководитель
голландской группы экспертов буквально потряс всех, заявив, что не нашел
на девятиминутной магнитной ленте записи, разрешающей лайнеру КЛМ взлет.

Заключение экспертов

Девять месяцев длилось расследование трагедии, прежде чем прави-
тельство Испании обнародовало его результаты.
Основополагающая причина катастрофы, по мнению комиссии, состояла в
том, что капитан Вельдхьюзен ван Зантен начал взлет без разрешения дис-
петчерской службы. В докладе подчеркивалось, что в тот день стояла пло-
хая погода, низкая облачность и густой туман резко снизили видимость. Но
эти обстоятельства не снимают вины с голландского капитана, принявшего
странное и необъяснимое решение, нарушающее все существующие правила.
Как мог такой опытный пилот, как Вельдхьюзен ван Зантен, совершить
столь невероятную оплошность? Похоже, что его подгоняли длительная за-
держка на Тенерифе и отвратительная погода. Затрудняли ведение точных
переговоров и радио-помехи. Несовершенный английский язык диспетчеров и
команды лайнера КЛМ, по-видимому, усугубил дело. Но для тех, кто погиб,
все это уже не имело никакого значения…

«Челенджер»: РУХНУВШАЯ МЕЧТА

В январе 1986 года огненный шар взметнулся в солнечное небо над Фло-
ридой. После ряда успешных рейсов взорвался космический челнок «Челленд-
жер». Погибли семь находившихся на борту корабля космонавтов. Что же
произошло? И почему были проигнорированы предупреждения об опасности?

Для слаженной команды ученых и инженеров НАСА на мысе Канаверал утро
28 января 1986 года началось с предполетных хлопот. В который уже раз
они перепроверяли космический челнок «Челленджер» для еще одного, как
предполагалось, рутинного полета за пределы земной атмосферы на корабле
многоразового использования.
Семеро космонавтов, в их числе и Криста Маколифф — учительница на-
чальной школы, завоевавшая право на участие в космическом полете в со-
ревновании с тысячами коллег по всей Америке, — получали последние
инструкции и напутствия. Многочисленные возбужденные зрители и предста-
вители средств массовой информации собрались вокруг массивного стартово-
го комплекса и ждали волнующего зрелища.
И никто из них даже не предполагал, что через несколько секунд после
начала впечатляющего подъема ракеты может произойти невероятное — «Чел-
ленджер» взорвется, образовав огненный апельсиново-белый шар. Все члены
экипажа погибнут, а космическая программа Америки будет пущена под откос
на целых три года.
В это трагическое мгновение на высоте девяти миль в голубом небе над
Флоридой навсегда испарилось благодушное отношение человечества к косми-
ческим полетам. На весь мир прозвучал возглас одной из зрительниц: «Бо-
же! Что произошло?»

Прелюдия

История «Челленджера», взлетевшего в легенду, началась накануне
ночью, когда температура во Флориде опустилась до необычно низкой отмет-
ки — минус 27 градусов.
На следующее утро так называемая «ледовая команда» НАСА приступила к
работе, проверяя космический челнок на возможность потенциально опасного
обледенения. Лед, отделяясь во время взлета, может повредить огнеупорное
покрытие «Челленджера».
Позже выяснится, что один инженер из компании «Рокуэлл» в Калифорнии,
наблюдавший за действиями «ледовой команды» с помощью специальной теле-
визионной установки, позвонил в контрольную комиссию и настоятельно пот-
ребовал отложить старт корабля из-за опасной степени обледенения.
Собравшиеся на космодроме люди горячо приветствовали космонавтов, на-
правляющихся к «Челленджеру» — ветерану челночных полетов. Но они ничего
не знали о суровом предупреждении, преодолевшем расстояние в три тысячи
миль. Не знали этого и космонавты.
Заняв свои рабочие места, они начали тщательную проверку всех систем
с помощью бортового компьютера.
Казалось, для выполнения целей полета все было подготовлено хорошо.
Экипажу предстояло запустить в космос спутник связи, стоивший 100 милли-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

пытывая более серьезных потрясений, чем неурожай или засорение канализа-
ции.

Деревня Орадур разделила судьбу чешской Лидице и белорусской Хатыни.
Что послужило причиной дикой расправы нацистов над мирным населением
Орадура? Долгие годы эта трагедия была покрыта тайной… Даже пожар вто-
рой мировой войны вначале обошел деревню стороной, пощадив ее население
— простой крестьянский люд. Иногда через Орадур проходили немецкие сол-
даты да по ночам с грохотом проносились в сторону фронта товарные соста-
вы. Однако ни нападение Гитлера на Францию, ни ее оккупация немецкими
войсками не нарушили размеренный уклад жизни этих людей.
Так было до жаркого июньского дня 1944 года, когда в Орадур вступили
войска 2-й танковой дивизии СС «Рейх». Средь бела дня учинив кровавую
бойню, они уничтожили поголовно всех жителей деревни. Мужчин согнали в
сарай и расстреляли, а женщин заперли в церкви, которую затем забросали
гранатами. Солдаты взорвали все дома, перебили животных, детей отправили
в концлагеря. В этот безумный день от рук нацистских палачей погибло бо-
лее шестисот жителей Орадура.
Историки не перестают задаваться вопросом: почему? В течение долгого
времени эта зверская расправа объяснялась как карательная акция СС в от-
вет на усилившееся после успешной высадки союзников в Нормандии движение
французского Сопротивления. Но сравнительно недавно появилась и другая
версия — что у немцев не было намерения уничтожать жителей деревни. Они
рассчитывали, что крестьяне выдадут им золото, которое, как оккупанты
ошибочно полагали, было спрятано в тихом Орадуре.
Эта деревня до сих пор остается мертвой, какой она стала в тот траги-
ческий день пятьдесят лет назад. Обгоревший остов машины, из которой
немцы вытащили сельского врача и расстреляли его, так и стоит до сих пор
на пустынной брусчатке деревенской улицы. В обгоревших развалинах лавки
мясника и сейчас стоят весы, а в доме напротив можно увидеть сломанную
швейную машину — безмолвные свидетельства зверской расправы над безмя-
тежной деревушкой.
Каратели из дивизии «Рейх» прибыли в Орадур жарким субботним днем,
через четверо суток после высадки союзных войск во Франции. День был яс-
ный, тихий, многие жители рыбачили на берегах реки Глан, иные потягивали
вино и играли в карты в деревенском кафе.
Эсэсовцы ворвались в деревню на грузовых машинах и мотоциклах. До
этого они участвовали в боях на Восточном фронте. Дивизия «Рейх» принад-
лежала к элитным боевым частям СС, которые отличались особой жесто-
костью. Они исправно делали свое черное дело на Востоке в полном соот-
ветствии с инструкциями фюрера — устраивали зверские массовые расправы
над гражданским населением.
Конечно, дивизия, прибывшая во Францию в 1944 году, была уже не та,
что вступила в войну с Советским Союзом. Командир дивизии генерал Хайнц
Ламмердинг имел множество наград, но он видел, как война перемалывала
тысячами молодых людей, цвет и гордость германской нации.
В марте 1944 года в боях у города Черкассы на Восточном фронте было
убито и попало в плен двенадцать с половиной тысяч человек из пятнадцати
тысяч, составлявших боевую мощь его дивизии. Две с половиной тысячи уце-
левших солдат составили костяк новой дивизии. Она пополнилась новобран-
цами различных национальностей, призванных под знамена «третьего рейха».
Вполне естественно, что солдаты, побывавшие на Восточном фронте, считали
себя по всем статьям выше необстрелянных новичков, пополнивших ряды ди-
визии «Рейх».
После высадки союзников в Нормандии командованию этой части было при-
казано совершить бросок в северном направлении. Но каждый шаг немцев
сопровождался бесконечными стычками с «маки» — бойцами французского Соп-
ротивления. Союзники, имея превосходство в воздухе, организовали необхо-
димое снабжение партизан, и те, стремясь ускорить освобождение своей
страны, сковывали продвижение противника к северу.
Нападения и диверсии настолько участились, что оккупанты вынуждены
были останавливаться и проверять каждую кучу навоза на дороге, потому
что одна подобная мина-ловушка могла унести несколько жизней.
За направленные против них диверсионные акты немцы мстили моментально
и безжалостно, и кара постигала всех попавшихся под руку. Участвовал в
таких карательных операциях против безвинных мирных жителей и боевой
состав дивизии «Рейх». Оккупанты действовали в соответствии с приказами
фюрера, требовавшего сурово наказывать всякого, кто поднимет оружие на
его солдат. Во время таких акций для эсэсовцев стало обычным делом наби-
вать карманы награбленной добычей. Сам Ламмердинг и двое его приближен-
ных офицеров, Отто Дикман и Гельмут Кампфе, тоже были не прочь скопить
денег, чтобы не бедствовать после войны. В поздних ночных беседах за
лучшим генеральским коньяком все трое выражали уверенность в том, что
война закончится полным и неизбежным поражением Гитлера. С такими наст-
роениями вполне логично было отложить какие-то сбережения на черный
день.
Майор Дикман размещался в Сен-Жюньене, неподалеку от Орадура. Он заве-
довал одной-единственной спецмашиной из транспортной службы дивизии. По
его словам, в машине находилась вся дивизионная документация. Он прика-
зал лейтенанту-австрийцу Бруно Вальтеру усилить охрану машины.
В ночь на 9 июня Дикман чувствовал себя в Сен-Жюньене не в своей та-
релке. Он сильно нервничал. Дикман считал, что в окрестностях этого на-
селенного пункта действовало не менее двух тысяч партизан, которые
только и ждали малейшей возможности напасть на него самого, его людей и
его машину с засекреченным грузом.

Награбленное золото

Но в строго охраняемой машине не было ни документации, ни боевых при-
казов. Предполагается, что в машине находился груз на фантастическую
сумму в шесть миллионов фунтов стерлингов по нынешним ценам. Это было
награбленное золото, которое гарантировало Дикману, Ламмердингу и Кампфе
безбедную жизнь после войны. Они не решались отправить свою добычу в
Германию, так как существовала опасность, что ее могли перехватить или
похитить. Кроме того, железнодорожный путь был ненадежен из-за налетов
вражеской авиации. А кроме того, Дикман и его сообщники опасались, что в

случае утечки информации добычу вряд ли удастся сохранить. Ничего не ос-
тавалось, как таскать трофеи за собой.
Партизанам стало известно, что дивизия «Рейх» получила приказ начать
движение против союзных войск на побережье Нормандии. Англичане предуп-
редили руководство сил Сопротивления о возможном прибытии немцев в район
боевых действий через трое суток и попросили задержать их продвижение.
В полночь 9 июня Дикман приказал водителю машины с грузом в сопровож-
дении отряда эсэсовцев начать движение в северном направлении. Согласно
одному из планов, разработанных Ламмердингом и его сообщниками, необхо-
димо было на время спрятать золото в долине реки Луары, а самим отпра-
виться с дивизией на фронт. Что бы ни случилось, Дикману вменялось в
обязанность как можно быстрее вывезти золото из района действий «маки».
Для поездки Дикман выбрал неудачную ночь, когда в стане немцев царила
неразбериха. Хотя жестокие карательные акции все еще проводились почти
ежедневно, господство оккупантов уже не было безраздельным. Французы
чувствовали приближение освободителей. Они знали, что высадка союзных
войск в Нормандии не была отвлекающей десантной операцией и что дни нем-
цев сочтены. «Маки» устраивали засады, диверсии, хищения горючего со
складов. Движение всех немецких транспортных колонн в эту ночь было ско-
вано.
По данным разведки, в лесном массиве у Сен-Жюньена, примыкавшем к до-
роге на Беллак, где дивизия должна была в эту ночь остановиться на пер-
вый привал, действовала крупная группировка партизан. Дикман приказал
спецгрузовику двигаться по другому маршруту, который проходил возле Ора-
дура.
Впереди грузовика двигалась штабная машина, а перед ней — бронетранс-
портер с отделением вооруженных до зубов солдат. По плану они должны бы-
ли прибыть в Беллак через тридцать минут, но местные «маки» нарушили все
расчеты эсэсовцев. Они устроили засаду на пути другой немецкой колонны,
двигавшейся параллельным маршрутом. Когда партизаны увидели, что фары
головного бронетранспортера осветили место, где «маки» прятали оружие,
это было для них полнейшей неожиданностью. Мгновенно изменив план напа-
дения, они решили атаковать приближающуюся колонну. Молодые, неопытные
бойцы, горя желанием отомстить врагу за долгие годы оккупации, нанесли
неподготовленный, но мощный удар. Партизаны забросали гранатами бронет-
ранспортер, уничтожив весь его экипаж, кроме одного солдата, которому
удалось спастись бегством. Остальных немцев сразил кинжальный автоматный
огонь шестерки партизан под командованием некоего Рауля.
Но энтузиазм нападавших значительно превосходил их боевое мастерство.
Мощные взрывы, уничтожившие сначала бронетранспортер, а затем штабную
машину с полным боезапасом, подняли в воздух огромное количество оскол-
ков и горящих обломков. От них, а также от беспорядочного ответного огня
пятеро партизан погибли.
Когда стрельба улеглась и дым рассеялся, Рауль оказался единственным
из французов свидетелем происшедшего. На дороге полыхали остовы бронет-
ранспортера и штабной машины. Грузовик не загорелся, и Рауль швырнул в
него еще одну гранату. После взрыва партизан откинул дымящийся брезент и
заглянул в кузов. Там оказались небольшие деревянные ящики размером с
коробку из-под обуви. Каждый ящик был перевязан тесьмой. Сдвинув автомат
набок, Рауль перерезал ножом тесемку и вскрыл один из ящиков. В нем
оказалось золото. Судя по количеству ящиков, вес груза составлял не ме-
нее полутонны.
Рискуя жизнью, партизан вытащил ящики из грузовика, вырыл неглубокую
яму у дороги, сложил в нее свои трофеи и засыпал землей. Зная, что если
немцы опознают тела погибших партизан, то их семьи будут казнены, он об-
лил трупы и обломки машины бензином и поджег. Затем Рауль вскочил на
свой велосипед и умчался с места происшествия.
Когда Хайнц Ламмердинг узнал, что вся добыча бесследно исчезла, его
охватило бешенство. Полтонны золота, благодаря которому он намеревался
укрыться от безумия войны и начать новую, обеспеченную жизнь, попало, по
его мнению, в руки французских партизан. Генерал приказал немедленно
прочесать местность в поисках пропавшей добычи, но тут ему сообщили вто-
рую за этот день скверную новость: майор Кампфе пропал без вести и пред-
положительно захвачен партизанами.
Кампфе был близким другом генерала, и его исчезновение вызвало у Лам-
мердинга новый приступ ярости.

«Пенсионный фонд» исчез

Исчезновение Кампфе и нападение на грузовик с золотом — для всех это
были боевые документы дивизии — послужили предлогом для отсрочки поезд-
ки генерала на фронт. Он не желал вступать в бой, не выяснив дальнейшую
судьбу своего «пенсионного фонда», попавшего в руки этих «грязных
крестьян».
Ламмердинг попросил у начальства разрешения разобраться с виновниками
нападения на колонну, и его просьба была удовлетворена.
Согласно послевоенному свидетельству очевидца-телефониста, генерал
грубо отчитал Дикмана за опрометчивое решение отправить машину со столь
малочисленной охраной и посоветовался с ним, как вернуть золото.
Немцы предположили, что партизаны, атаковавшие ночной конвой, были из
населенного пункта Орадур. Не только потому, что эта деревня была ближе
всех к месту засады.
Одному из эсэсовцев, захваченных в плен партизанами, удалось бежать,
и он доложил Дикману, что для допроса его возили в Орадур. Это и предоп-
ределило трагическую судьбу небольшой французской деревни и ее жителей.

Несущие смерть

Командовать карательной операцией против жителей Орадура был назначен
нацистский головорез капитан Кан, известный своей невиданной жестокостью
по отношению к партизанам и гражданскому населению на Восточном фронте.
Историки считают, однако, что солдаты Кана не собирались учинять мас-
совой расправы, когда прибыли в деревню; их целью было найти пропавшее
золото. Но жители в один голос утверждали, что им ничего не известно о
золоте, и столь полное единодушие вызвало у карателей подозрение. Они
посчитали это сговором и решили преподать заговорщикам урок.
Расправа, учиненная Каном над Орадуром, была настолько же бессмыслен-
ной и жестокой, как и уничтожение Варшавы, Минска, Киева.
Каратели ворвались в деревню к концу рабочего дня и тут же оцепили
ее. Крестьяне, проработавшие все утро в поле, уже вернулись домой. Их
согнали в церковь и сарай. Эсэсовцы с примкнутыми штыками рыскали по ок-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

В 1955 году самолеты повстанцев, поддержанных военными, атаковали
президентский дворец. Бомбы не попали в цель, но погибли сотни мирных
граждан. Вооруженные банды вышли на улицы, грабя магазины, офисы и даже
церкви. Армейский гарнизон в Кордове поднялся против президента. Перон
спешно покинул страну и на борту парагвайской канонерки отправился в
изгнание.

Пещера Аладдина

После бегства диктатора аргентинцам было разрешено посмотреть, как в
действительности жила их Эвита. Для широкой публики открылись порталы ее
изумительного дворца.
«Это было зрелище, которое затмило бы пещеру Аладдина», — писал кор-
респондент «Дейли экспресс», после того как осмотрел несметные богатства
покойной супруги аргентинского экс-президента. Стеклянные полочки ярус за
ярусом отражали блеск выставленных драгоценностей, которые были оценены
в два миллиона фунтов стерлингов. Немного дальше мерцали и вспыхивали
бриллианты величиной почти с голубиное яйцо. Воротник, инкрустированный
драгоценными камнями, был толщиной в пять сантиметров.
Я увидел по крайней мере четыреста платьев — все великолепного фасона
и все безумно дорогие. А эксперты подсчитали, что Эвита имела столько
пар туфель, что их хватило бы на четыреста лет. Все драгоценности, одеж-
да и картины, как считают, — это только часть того, что Перон и его жена
приобрели за неполные десять лет пребывания у власти. Правительство по-
лагает, что большую часть богатства они переправили в Швейцарию. Перон
однажды сказал: «Единственная драгоценность, которую я когда-либо пода-
рил моей жене, было обручальное кольцо».
Эти события, случись они в любой другой части мира, а не в Латинской
Америке, на том бы и закончились. Однако в 1973 году, после почти двад-
цатилетнего изгнания, Перон вновь вернулся к власти вместе со своей
третьей женой. Из-за ностальгии по старым добрым временам, которых,
впрочем, никогда и не было, люди приветствовали человека, который сделал
головокружительную карьеру, заигрывая с рабочими. Многие из них так и не
поняли, что Перон играл краплеными картами.
В 1974 году престарелый аргентинский диктатор умер, передав бразды
правления Исабелите Перон, на которой он женился в шестьдесят пять лет.
По масштабам коррупции она превзошла обоих — и мужа, и его предыдущую
жену. Арестованная в 1976 году после смещения с поста президента, Исабе-
лита была обвинена в хищении миллиона долларов, предназначенных для бла-
готворительных целей. Обвиненная в присвоении денег и использовании го-
сударственного имущества в корыстных целях, Исабелита была заключена в
тюрьму и вышла оттуда в 1981 году, отбыв две трети положенного срока.
Несмотря на все это, имя Перона до сих пор вызывает ностальгию у ар-
гентинцев, многие из которых и сегодня привычно считают, что «сильный»
означает «справедливый».

ЛЕБ И ЛЕОПОЛЬД: «Супермены» из Чикаго

Двое молодых людей из Чикаго изобрели новый вид преступления —
«убийство для возбуждения». Ричард Леб и Натан Леопольд, начитавшись
Ницше, выбрали своей жертвой 14-летнего мальчика. Возомнив себя суперме-
нами, они пошли на кровавое преступление без тени сомнения в своей без-
наказанности.

Термин «убийство для возбуждения» относительно новый в лексиконе, ха-
рактеризующем уголовные преступления. С незапамятных времен люди убивали
из ненависти, из-за денег, из мести, а также из темных сексуальных по-
буждений, не подконтрольных их разуму. Но в 1924 году в Америке выраже-
ние «трил-киллинг» было использовано, чтобы описать преступление
дьявольского дуэта, который лишил жизни 14-летнего мальчика просто так,
для получения удовольствия.
Семнадцатилетний Ричард Леб и восемнадцатилетний Натан Леопольд вооб-
разили себя настолько выше простых смертных, что решили распорядиться
чужой жизнью. Они уверили себя, что детективы будут поставлены в тупик —
нет мотивов преступления, нет улик, нет подозреваемых — и что они будут
упиваться безнаказанностью за содеянное. То, что они были схвачены из-за
простейшей ошибки, свидетельствует о примитивизме их мышления и ущерб-
ности теории о том, что «суперменам» под силу совершить идеально сплани-
рованное преступление.
Эта парочка выросла в Чикаго и ни в чем не нуждалась. У обоих были
богатые родители, которые души в них не чаяли и потворствовали каждому
их желанию. Отцу Леба принадлежала сеть универсальных магазинов. Натан
Леопольд-старший был судовладельцем, одним из самых богатых людей в Чи-
каго и, как и отец Леба, щедро тратил деньги на сына.
Сильный, красивый, атлетически сложенный Леб был распутным, но умным
и весьма способным молодым человеком. Семнадцатилетний юноша стал самым
молодым выпускником Мичиганского университета. Он никогда не испытывал
нужды в средствах. По первому слову Леба-младшего семейный шофер отвозил
его в офис отца, где Ричард беспрекословно получал любые деньги. Однако
этого избалованному родительским вниманием юнцу было мало, и он стал за-
думываться о чем-то таком, что еще больше возбудило бы его страсть к
«острым ощущениям».
Натан Леопольд был таким же умным, но не таким ярким, как его прия-
тель. У этого неуклюжего парня была увеличена щитовидная железа. Низко-
рослый, с округлыми плечами, в четырнадцать лет он проявлял склонность к
гомосексуализму. И тем не менее Леопольд тоже был своего рода маленьким
гением: говорил на десяти языках и к своим восемнадцати успел окончить
Чикагский университет со степенью бакалавра философии. Психиатры говори-
ли потом, что Леопольд находился под влиянием Леба. Он восхищался своим
младшим приятелем, стремился быть таким же сильным, как и Леб. Леопольд
увлеченно «проглатывал» работы немецкого философа Фридриха Ницше и ста-
рался подражать его героям-суперменам. Поняв, что «недотягивает» до это-
го идеала, он вообразил себя «суперженщиной», рабой красивого, сильного,
всемогущего короля. И когда Ричард Леб поделился с приятелем мыслью о
«возбуждающем» убийстве, он почти не сомневался в том, что Леопольд ста-

нет его сообщником.
В письме, которое Ричард написал Натану до убийства, были строки:
«Супермен не отвечает за то, что он делает, но он не имеет права на
ошибку. Мы — супермены! Ничто не может стоять на нашем пути».
Заговор, обдуманный еще в январе 1924 года, преступникам удалось осу-
ществить только в мае. Четыре месяца шла детальная проработка злодейско-
го плана. В последний момент Леопольд предложил потребовать выкуп за
возвращение мальчика, который к тому времени будет уже мертв. В письмах
друг другу сообщники обсуждали план убийства подетально, возбужденно
споря о том, что и как предстоит сделать. Наконец обоюдное согласие было
достигнуто и выбрана жертва: четырнадцатилетний Бобби Френкс.
Леб знал Бобби по совместным тренировкам на теннисном корте. Мальчик
считал его своим другом и не задумываясь согласился покататься с ним на
автомобиле. Бобби был из хорошей семьи и посещал частную школу по со-
седству с домом, где жили его будущие убийцы.
Убийство было назначено на 24 мая. Накануне Леопольд поселился в чи-
кагской гостинице «Моррисон». Под вымышленным именем он записался в жур-
нале регистрации как торговец из Иллинойса. Затем арендовал автомобиль в
одной из фирм в центре города. И когда президент компании Джозеф Якобс
потребовал поручительства, Леопольд с готовностью дал ему имя и номер
телефона некоего Луи Мейсона — в действительности Леба. Джозеф Якобс
позвонил и получил информацию о мнимой финансовой стабильности нанимате-
ля. Оставив залог в пятьдесят долларов, Леопольд два часа покружил по
городу, после чего вернул машину Якобсу и сказал, что позже возьмет ее
снова.
Вернувшись в номер, Леопольд прокрутил в уме план убийства. Он свя-
зался с банком, чтобы быть уверенным, что счет, который он открыл на чу-
жое имя, действует. Преступник надеялся, что банк готов принять деньги,
которые они предполагали получить в виде выкупа.
В четыре часа дня, когда дети выходили на улицу, «супермены» подъеха-
ли к зданию школы, где учился Бобби. В местном хозяйственном магазине
они заблаговременно купили стамеску, веревку и соляную кислоту, с по-
мощью которой убийцы намеревались изуродовать лицо подростка. Два заря-
женных пистолета из отцовской коллекции делали злодейский набор доста-
точно полным.
«Эй, Бобби, хочешь прокатиться?»- крикнул Леб, который сидел в глубине
машины, пряча стамеску с большой ручкой, обернутой липкой лентой, чтобы
было удобнее держать в руках орудие убийства. Ничего не подозревающий
мальчишка шмыгнул в кабину, удобно устраиваясь на переднем сиденье.
Леопольд направил машину на север, где движение транспорта было осо-
бенно оживленным. Едва они выехали за город, как Леб ударил мальчика
стамеской по голове. Тот свалился с сиденья. Леопольд, по его собствен-
ному признанию, страшно испугался, когда увидел, как брызнула кровь, и
воскликнул: «О Боже! Я не знал, что это так ужасно».
Леопольд вел машину, а Леб деловито заткнул рот Бобби тряпкой и за-
вернул остывающее тело в халат. Бобби медленно умирал, истекая кровью. В
нескольких милях от города преступники припарковали машину и спокойно
перекусили, дожидаясь темноты.
Когда сгустились сумерки, убийцы зашли в ресторан поужинать. Потом
они поехали на окраину города, где через осушенное болото проходят же-
лезнодорожные пути. Леопольд натянул болотные сапоги и перенес труп че-
рез грязь. Мальчик был раздет еще в машине, и Леопольд с трудом затолкал
обнаженное тело в водосточную трубу. Вспотев от напряжения, он снял
пальто.
Вглядываясь в темноту, убийцы были уверены, что следы преступления
надежно скрыты.
Но всего предусмотреть они не смогли: маленькая ступня убитого
мальчика виднелась из трубы.
Преступники оставили автомобиль около большого жилого дома вблизи
особняка Леопольда и приступили к реализации второй части плана — сос-
тавлению на пишущей машинке письма о выкупе. Оно начиналось словами:
«Ваш мальчик похищен». Далее выдвигалось требование поместить в коробку
из-под сигар десять тысяч «зеленых» в старых непомеченных купюрах досто-
инством в двадцать и пятьдесят долларов. Коробка должна быть завернута в
белую бумагу и опечатана. Письмо подписали вымышленным именем: Джордж
Джонстон.
Отправив письмо по почте, преступники пересекли границу штата Индиа-
на, нашли уединенное место на фермерском поле, где и закопали одежду
Бобби. Незадолго до полуночи Леб приказал Леопольду позвонить родителям
Френкса. Леопольд сказал испуганной матери: «Ваш сын в безопасности, ему
ничто не угрожает. Если заявите в полицию, он будет убит немедленно.
Завтра получите письмо с инструкциями».

Труп в водосточной трубе

После этого телефонного звонка отец Бобби сразу же связался со своим
адвокатом. Необходимо было обеспечить соблюдение тайны, чтобы ничего не
просочилось в прессу. Он хотел выиграть время и выследить похитителей.
На следующий день убийцы смыли пятна крови с машины и отогнали ее к
заброшенной строительной площадке на краю города, где сожгли запачканный
кровью халат, в который заворачивали тело Бобби. Они были методичны и
последовательны в своих действиях. Пишущую машинку разбили на части,
шрифт и каретку разбросали по разным водоемам.
Вскоре преступники поняли, что шансы получить деньги от отчаявшихся
родителей мальчика равны нулю. Бригада путейных рабочих, делая обход же-
лезнодорожного полотна, заметила выступающую из водосточной трубы ступню
ребенка.
Тем временем отец Бобби получил новое послание от похитителей сына:
«Уважаемый господин, немедленно отправляйтесь к последней платформе по-
езда вдоль восточной стороны путей. Держите наготове ваш пакет. На крыше
фабрики, расположенной рядом с железной дорогой, находится водонапорная
башня с надписью «Чемпион». Пройдите к южной границе фабрики, досчитайте
быстро до пяти и сразу же бросайте пакет в восточном направлении как
можно дальше. Помните, что это ваш единственный шанс получить сына. С
уважением, Джордж Джонстон».
Это запоздалое письмо с требованием выкупа дошло до адресата почти
одновременно с сообщением о смерти сына. Двоюродный брат опознал тело
мальчика. Поиск похитителей превратился в полномасштабную полицейскую
операцию.

Подозреваемый номер один

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

онов долларов, и провести несколько экспериментов на борту корабля.
Астронавты должны были замерить спектр кометы Галлея, взять пробы на
радиацию во внутренних отсеках космического корабля и изучить воз-
действие невесомости на развитие двенадцати куриных эмбрионов.
За семь минут тридцать секунд до старта от челнока и его огромных
двигателей, стоивших один миллиард долларов, были отведены направляющие
стальные конструкции. Наружный топливный бак «Челленджера» был равен по
высоте десятиэтажному дому и вмещал более полумиллиона галлонов жидкого
кислорода и водорода. Запас твердого топлива двух стартовых ракет весил
более одного миллиона фунтов.
Счетная система громко отсчитывала стартовые секунды, и люди в толпе
возбужденно повторяли их.
Во время старта командир «Челленджера» Дик Скоби и пилот Майкл Смит
находились на полетной палубе. За ними сидели инженер-электрик Джудит
Резник и физик Рональд Макнейр. Внизу, на средней палубе, находились ин-
женер-космонавт Эллисон Онидзука, инженер-электрик Грегори Джарвис и
Криста Маколифф.
За шесть секунд до старта был запущен главный двигатель.
«Четыре… три… два… один… Старт!» Старт космического челнока и
начало его программы.
Покинув стартовую площадку, под бурные аплодисменты зрителей косми-
ческий корабль устремился в небо.
Среди тех, кто наблюдал за грандиозным взлетом «Челленджера», остав-
лявшего за собой сверкающий султан белого дыма, находились семья Кристи-
ны Маколифф и восемнадцать учеников третьего класса, которые преодолели
полторы тысячи миль из городка Конкорд, штат Нью-Гемпшир, чтобы посмот-
реть, как их учительница творит историю.
Через шестнадцать секунд после старта огромный корабль грациозно по-
вернулся, взяв курс за пределы земной атмосферы! «Челленджер» идет с ус-
корением», — сообщила контрольная комиссия ровно через пятьдесят две се-
кунды после запуска. «Идем с ускорением», — передал по радио капитан Ско-
би.
Еще через три секунды телевизионные камеры НАСА большого радиуса
действия зафиксировали потрясающую картину.
Операторы увидели то, чего не могли рассмотреть зрители. Посередине
корабля, между его днищем и наружным топливным баком появился неяркий,
но отчетливо видимый оранжевый свет.
Мгновение… и начался кошмар. «Челленджер» охватило пламя…
Когда отвратительное Y-образное облако расползлось над космодромом,
зрители почувствовали невыразимый страх.
Невероятно, но в Хьюстоне, где находилась контрольная комиссия, офи-
циальный ведущий не смотрел на телевизионный монитор. Вместо этого его
глаза уперлись в программу полета. И он говорил не о том, что уже случи-
лось, а о том, что должно было произойти с «Челенджером» в соответствии
с графиком полета и написанным текстом.
«Одна минута пятнадцать секунд. Скорость корабля 2900 футов в секун-
ду. Пролетел расстояние в девять морских миль. Высота над землей — семь
морских миль».
Для миллионов пораженных увиденным телезрителей его слова звучали как
заклинание.
Вдруг ведущий замолчал и через минуту упавшим голосом произнес: «Как
нам только что сообщил координатор полета, космический корабль «Челленд-
жер» взорвался. Директор полета подтвердил это сообщение».
В Вашингтоне в Овальном кабинете работал президент Рональд Рейган.
Неожиданно вошли его ближайшие помощники. «С космическим кораблем прои-
зошел серьезный инцидент», — сказал вице-президент Джордж Буш. Директор
по связям Патрик Бьюкенен был более откровенным; «Сэр, взорвался косми-
ческий челнок».
Рейган, как и все американцы, был потрясен. Ведь это он принял реше-
ние, чтобы первым гражданским лицом в космосе был школьный учитель. Бо-
лее одиннадцати тысяч учителей соревновались за это почетное право. Ма-
колифф оказалась самой удачливой. И вот…
Несколько часов спустя Рейган попытался утешить опечаленную страну
проникновенной речью.
Обращаясь к школьникам Америки, президент сказал: «Я знаю, очень тя-
жело осознавать, что такие горькие вещи иногда случаются. Но все это яв-
ляется частью процесса исследований и расширения горизонтов человечест-
ва».

Национальная трагедия

Американцы были потрясены. За последнюю четверть столетия ученые и
космонавты США совершили 55 космических полетов, и их успешное возвраще-
ние на Землю воспринималось как нечто само собой разумеющееся. Многим
стало казаться, что в Америке почти каждый молодой человек, потрениро-
вавшись несколько месяцев, может лететь в космос. Маколифф, веселая и
энергичная школьная учительница, должна была стать эталоном этой новой
эры. Остается лишь пожалеть, что эта прекрасная эра просуществовала все-
го считанные секунды.
Подвергшись суровой трехмесячной тренировке, учительница была готова
совершить свой фантастический вояж. Ей было поручено провести из космоса
два урока по пятнадцать минут. Телевидение должно было транслировать эти
уроки на весь мир. Маколифф предстояло объяснить детям, как работает
космический корабль, и рассказать о пользе от космических полетов.
К огромному сожалению, ей не удалось использовать свой шанс и провес-
ти уроки, которые вошли бы в историю просвещения.
Вряд ли трагедия «Челленджера» где-нибудь прозвучала громче, чем в
Конкорде. Ведь там, в школьной аудитории, собрались перед телевизором
коллеги Маколифф и ученики, хорошо знавшие ее. Ах, как они ожидали ее
выступления, как надеялись, что она прославит их городок на всю Америку!
Когда распространилась трагическая весть о гибели «Челленджера», все
тридцать тысяч жителей города погрузились в траур.
«Люди застывали на месте, — сказал один житель. — Было такое чувство,
словно умер член семьи».
По советскому радио передали соболезнования американскому народу. В
Москве объявили, что именами двух женщин, погибших на американском кос-

мическом корабле, — Маколифф и Резник названы два кратера на Венере.
В Ватикане папа Иоанн Павел II попросил тысячи собравшихся людей по-
молиться за американских космонавтов, сказав, что трагедия вызвала
чувство глубокой печали в его душе. Премьер-министр Великобритании Мар-
гарет Тэтчер с грустью заметила, что «новые знания иногда требуют в
жертву самых лучших людей».
Сенатор Джон Гленн, первый американец, побывавший на космической ор-
бите, сказал; «Первые из нас всегда знали, что когда-нибудь наступит та-
кой день, как сегодня. Ведь мы работаем с такими огромными скоростями, с
такой энергией, с которыми человечество никогда не сталкивалось».
На всей территории Соединенных Штатов Америки люди по-разному вырази-
ли свою скорбь по погибшим.
В Лос-Анджелесе был зажжен олимпийский огонь, погашенный после завер-
шения Олимпийских игр. В Нью-Йорке погасили свет в самых высоких небоск-
ребах. На морском побережье Флориды двадцать две тысячи человек держали
в руках зажженные факелы…

Почему?

Страна погрузилась в траур. А на мысе Канаверал команды береговой ох-
раны США и НАСА уже приступили к поиску обломков «Челленджера».
Им пришлось ждать еще почти целый час после взрыва, потому что оскол-
ки все падали и падали.
Район поисков охватывал около шести тысяч квадратных миль Атлантичес-
кого океана.
Несмотря на огромную силу взрыва, поисковые партии нашли удивительно
большие обломки, разбросанные по океанскому дну, в том числе и секцию
фюзеляжа «Челленджера».
Что же касается астронавтов, то после интенсивных исследований экс-
перты НАСА допустили, что команда погибла не сразу, как считалось перво-
начально. Вполне возможно, что они пережили взрыв и жили до тех пор, по-
ка кабина не ударилась о поверхность океана.
Экспертам НАСА предстояло решить архисложную задачу: где произошел
сбой?
К этому времени выявились три направления работы. Во-первых, в распо-
ряжении ученых уже был фильм, снятый 80 телевизионными камерами НАСА и
90 камерами, которые принадлежали средствам массовой информации. Во-вто-
рых, существовали миллиарды зафиксированных компьютерных сигналов, кото-
рыми обменивались обреченные космонавты с центром управления полетов. И,
в-третьих, к тому моменту были собраны обломки «Челленджера».
Уже существовало предположение, что лед, образовавшийся на стартовой
площадке накануне запуска, повредил космический челнок, чего опасался
инженер из «Рокуэлла». Также высказывались подозрения, что несколько
дней назад стрела подъемного крана случайно повредила внешнюю изоляцию
топливного бака. Но эксперты НАСА утверждали, что кран зацепил не сам
бак, а только пусковое оборудование.
Вскоре версии и предположения сосредоточились на возможной аварии
топливного бака или на одной или обеих ракетах-носителях. Эксперты уточ-
нили, что каждый такой узел комплекса мог вызвать взрыв. К взрыву могла
привести и утечка топлива через лопнувший шов главного топливного бака.
Специально созданная комиссия начала с пристрастием допрашивать на
закрытых заседаниях высших должностных лиц НАСА и инженеров компании
«Мортон тайокол» — поставщика ракет-носителей на твердом топливе, кото-
рые, как предполагалось, привели к трагедии.
То, что выяснилось, повергло комиссию в шок. Оказалось, управляющий
полетами челноков космического центра Кеннеди Роберт Сайк и директор за-
пуска «Челленджера» Джин Томас даже и не слышали, что инженеры компании
«Мортон тайокол» возражали против запуска челнока из-за холодной погоды
на мысе Канаверал.
Большинство экспертов постепенно пришли к заключению, что авария про-
изошла из-за возгорания кольца из синтетической резины, герметизирующего
сегменты ракеты-носителя. Эти кольца предназначались для того, чтобы
выхлопные газы ракеты не выходили через щели в соединениях.
Вечером накануне запуска инженеры компании «Мортон тайокол» и долж-
ностные лица НАСА обсуждали потенциальные проблемы полета. Инженеры еди-
нодушно просили отложить запуск «Челленджера». Они опасались, что кольца
от холода потеряют эластичность и плотность в пазах вокруг ракет будет
нарушена. Правда, речь шла о температуре ниже 50 градусов мороза, а в ту
ночь температура опустилась всего до 30 градусов. Но, очевидно, хватило
и этого.
Споры грозили затянуться, и тогда первый вице-президент компании
«Мортон тайокол» Джеральд Мейсон заявил: «Нам придется принять управлен-
ческое решение». Он и три других вице-президента поддержали запуск.
Но глава инженерного корпуса компании Аллан Макдональд отказался под-
писать официальное разрешение на запуск корабля. «Я спорил с ними до
хрипоты, — сказал он репортерам. — Но не смог их переубедить».
Казалось, руководство НАСА не интересовали предположения и предосте-
режения, оно требовало «доказательств», что запуск может быть опасен. С
другой стороны, предположительно, оно спрашивало инженеров: «Господи, да
когда же вы хотите, чтобы мы запустили корабль, в апреле, что ли?» В
конце концов НАСА настояло на своем.
Невероятно, но в день запуска «Челленджера» НАСА упустило еще один
шанс предотвратить трагедию. Огромная башня, поддерживающая летательный
аппарат на пусковой площадке, покрылась льдом. Представители космическо-
го агентства, озабоченные тем, что лед может повредить огнеупорное пок-
рытие, трижды посылали «ледовую команду» проверять площадку. Но информа-
ция о ненормальных «пятнах холода» на правой ракете как-то была упущена
из виду. А это означало, что резиновые кольца подверглись намного
большему охлаждению, чем во время всех предыдущих полетов.

Выводы

Проводя публичное слушание в сенатском подкомитете по науке, техноло-
гии и космосу, сенатор Эрнест Холдинге сказал о катастрофе: «Сегодня ка-
жется, что ее можно было избежать». Позже он выдвинет обвинение против
НАСА, которое, «очевидно, приняло политическое решение и поспешило осу-
ществить пуск, несмотря на сильные возражения».
Впоследствии руководители НАСА признали, что где-то с 1980 года их
беспокоило состояние уплотнительных колец между секциями ракет-носите-
лей. Например, во время первых двенадцати полетов челнока кольца четыре
раза частично обгорали. Космическое агентство начало применять новый тип

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

рестностям в поисках тех, кому удалось спрятаться. Один из солдат, Хайнц
Барт, был французом по происхождению, но надел эсэсовскую форму.
Теперь, размахивая автоматом, он выкрикивал испуганным жителям: «Се-
годня прольется кровь!»
На глазах у жителей Орадура немцы с помощью гранат и взрывчатки взор-
вали все двести пятьдесят четыре дома в деревне.
Пятнадцатилетнему Роже Гофрену чудом удалось спастись.
«Я предложил двоим старшим сестрам спрятаться вместе со мной, — объяс-
нял мальчик позднее, — но они отказались. Я чувствовал, что боши решили в
тот день уничтожить нас».

Бойня в церкви

Белая ракета, взвившаяся в небо, была для Кана условным сигналом о
том, что жители деревни собраны в церкви.
И началась расправа.
Немощных стариков и инвалидов, которые не могли дойти до места каз-
ни, расстреливали на месте. Те, кто пытался спастись бегством, были ско-
шены очередями из пулеметов. Патронов для расправы фашисты не жалели.
Загнав в церковь более четырехсот пятидесяти женщин и детей, немцы
подожгли мощные заряды, испускавшие ядовитые клубы черного дыма. Нес-
частные люди стали задыхаться. Затем солдаты начали швырять в окна гра-
наты. Когда отгремели взрывы, эсэсовцы открыли двери и стали поливать
охваченное пожаром помещение пулеметным огнем. Пламя поглотило тех, кого
еще не успели сразить пули, осколки гранат и обломки рухнувших стен.
Двести мужчин, запертых в сарае, были расстреляны из пулеметов.
Дикман в сопровождении двух представителей местной полиции начал вы-
бивать показания из подозреваемых в сотрудничестве с партизанами, тре-
буя, чтобы они указали ему, где спрятано золото.
Эсэсовец на месте расстреливал тех, кто отказывался отвечать.
Жану Дарту, раненному в обе ноги, чудом удалось остаться в живых.
Спаслись еще четверо, в том числе женщина, которая, получив несколько
ранений, все же выпрыгнула из окна церкви, расположенного над алтарем.
Она спряталась в огороде, где ее, чуть живую, и нашли на следующий день.

Отголоски трагедии

Дикман был вне себя от бешенства: расправа началась раньше, чем он
успел основательно допросить жителей об исчезнувшем золоте. Остаток дня
эсэсовец пьянствовал в одном из уцелевших домов на окраине Орадура.
Вечером, когда огонь еще продолжал гулять по руинам, горе-вояка, едва
держась на ногах, явился к генералу Ламмердингу и доложил, что ему не
удалось разыскать пропажу.
Сегодня Орадур — мертвое селение в развалинах, не тронутых с того
злополучного дня.
В маленьком музее, который стал местом поклонения праху безвинных
жертв, выставлены сломанные очки, любовные письма, бутылки с недопитым
вином — нехитрые, но щемящие детали простой сельской жизни, оборванной
пулеметными очередями.
Многие тела так сильно обгорели, что опознать их было невозможно, и
их похоронили в братских могилах там, где они приняли смерть.
Шестьсот сорок два человека погибли из-за награбленного золота, о ко-
тором они ничего не знали.
Английский бизнесмен Робин Макнесс утверждает, что ему известна
дальнейшая судьба пропавшего золота. Он написал книгу «Орадур: бойня и
ее последствия».
Многие ведущие историки, и среди них специалист по французскому Соп-
ротивлению во время второй мировой войны доктор Фут, считают, что эта
книга содержит достоверный рассказ о событиях в Орадуре.
Макнесс столкнулся с орадурской историей случайно, через много лет
после войны.
В 1982 году англичанин встретился с тем самым Раулем, который, по его
словам, когда-то зарыл золото на месте засады. Теперь бывший партизан
занимался контрабандным вывозом золота из Франции в Швейцарию. Француз
рассказал Макнессу свою историю, изложив подробности засады на дороге и
объяснив, почему немцы выбрали Орадур своей жертвой. Он утверждал, что
историки ошибались, предполагая, что оккупанты сожгли деревню в отместку
за помощь ее жителей партизанам.
Рауль также сообщил, что он забрал спрятанное золото и потратил часть
его, чтобы начать собственное дело. Теперь француз собирался переправить
оставшуюся часть своих сокровищ в один из швейцарских банков.
По словам Макнесса, он согласился помочь Раулю, но сделка сорвалась,
так как англичанина задержали на французской таможне. В его машине нашли
контрабандный груз на сумму двадцать тысяч фунтов стерлингов.
Макнесс был приговорен к двадцати одному месяцу тюрьмы и принять
участие в операции, затеянной Раулем, не смог.

Нераскрытая тайна

После освобождения из тюрьмы Макнесс несколько лет изучал подробнос-
ти истории, рассказанной Раулем: «Я не знаю точно, о чем говорили гене-
рал Ламмердинг и майор Дикман в субботу 10 июня 1944 года, — заключил он,
— но если версия Рауля достоверна, а ничто не убеждает меня в обратном,
то мы с ним являемся единственными живыми свидетелями, посвященными в
тайну событий того ужасного дня.
Видимо, Ламмердинг сообщил Дикману во время их встречи, что ему стало
известно о засаде от солдата, бежавшего с места стычки с партизанами.
Солдатам спецподразделений было строго приказано докладывать о каких-
либо происшествиях только офицерам, имеющим непосредственное отношение к
проводимой операции, то есть майорам Дикману и Кампфе или генералу Лам-
мердингу».
Главные действующие лица этой драмы мертвы и при жизни никому не отк-
рыли свою тайну.
Но из рассказанного Макнессом можно сделать определенный вывод, что

жители Орадура пали безвинными жертвами алчного нацистского генерала и
его приспешников.
Впрочем, история с золотом до сих пор остается версией, которую при-
ходится принимать на веру без каких-либо доказательств. Больше никто не
смог ни подтвердить ее, ни опровергнуть.
Сожженный и расстрелянный Орадур навсегда остался памятником жертвам
фашизма. И сегодня он напоминает людям об опасности коричневой чумы, ед-
ва не поглотившей человечество.

УИЛЬЯМ КЕЛЛЛИ: Трагедия Сонгми

В середине 60-х годов Соединенные Штаты направили необученных новоб-
ранцев сражаться во вьетнамских джунглях. Их методы усмирения не раз
принимали форму безумия. Одной из жертв стала деревня Сонгми.

Америка вступила в войну с Вьетнамом в разгар идеологической борьбы
между двумя системами — капитализмом и коммунизмом. Тысячи молодых аме-
риканцев были посланы навстречу гибели в дремучие джунгли, кишащие змея-
ми. Они проливали свою кровь в местах с непроизносимыми названиями от
рук людей с невыговариваемыми именами. Но, как утверждали их командиры,
доблестные солдаты армии США выполняли свой долг, достойный памяти вели-
ких предков — благородных воинов Паттона, Макартура и Эйзенхауэра. Они
не устраивали ям-ловушек, утыканных заостренными бамбуковыми кольями, не
мучили военнопленных, заставляя их под пытками сознаваться в своих «во-
енных преступлениях», — судьба многих американцев, попавших в плен. Но
все утверждения о благородной миссии американских войск во Вьетнаме были
похоронены 16 марта 1968 года в крошечной деревушке Сонгми, расположен-
ной на восточном побережье Южно-Китайского моря.
В этот день рота «Чарли» из состава 11-й пехотной бригады ворвалась в
беззащитную деревню на прибрежной равнине и хладнокровно уничтожила око-
ло пятисот ее жителей — мужчин, женщин и детей. В холодной отрешенности,
перемежавшейся с приступами слепой ярости, каратели в форме американской
армии учинили кровавую расправу над мирным населением вьетнамской дерев-
ни. Эту смертельную оргию можно сравнить по жестокости с варварскими ак-
циями СС в СССР и Польше во время второй мировой войны. Стариков сбрасы-
вали во рвы и закалывали штыками, беременным женщинам вспарывали животы,
а тех, кто пытался выбраться из этого ада, швыряли обратно на кучи мерт-
вых тел…
Коллективное безумие, охватившее роту «Чарли», так и осталось загад-
кой. Тем более что за это преступление был наказан только лейтенант
Уильям Келли, если три дня пребывания в тюрьме можно считать наказанием.
Он был освобожден после рассмотрения дела президентом США. Множество раз
это кровопролитие обсуждалось с привлечением его непосредственных участ-
ников, представителей тыловых штабов и американской общественности. Бо-
лее чем любой другой эпизод той войны, трагедия Сонгми стала символом
безумия, обнажив обстоятельства, при которых обычные, вполне добропоря-
дочные молодые люди под психологическим прессом войны превращаются в
кровожадных варваров. На полях вокруг Сонгми были жестоко растоптаны
традиционные американские идеалы добра и справедливости.
На землю, заселенную в основном сельскими жителями, пришла беспощад-
ная война с ее современной технологией уничтожения. Американцы обрушили
на них напалм, фосфорные бомбы, дефолианты и другие чудовищные средства
поражения. И вьетнамцы недоумевали: чем они навлекли на себя такой гнев
чужеземцев?
Но Сонгми, да и все другие деревни Вьетнама рассматривались амери-
канским военным командованием как партизанские базы бойцов-вьетконгов-
цев, которые с помощью крестьян не без успеха противостояли самой мощной
державе мира. Разочарование, вызванное трудностями ведения боевых
действий против невидимой и неуловимой армии Хо Ши Мина, перерастало у
американских военачальников в труднообъяснимую жестокость. Они начали
применять тактику «выжженной земли». Когда рота «Чарли» вступила в Сонг-
ми, семьдесят процентов деревень в провинции Куангнгай в результате та-
кой политики были стерты с лица земли, но ведь милосердие никогда и не
было обязательным атрибутом войны.
Вот что тогда говорил по этому поводу один из американских пехотин-
цев: «Мы называли их коротышками, узкоглазыми, недоделками, придумывали
им другие презрительные клички. Вьетконговцы для нас не были людьми. Мы
никогда не относились к ним как к людям. Они были для нас чем-то
абстрактным, тварями, которые хотели убить нас, и мы просто убивали их
первыми. Это касалось всех, от малолеток до стариков. Вот что сделал с
нами Вьетнам».

Личный счет убитых врагов

Другой солдат, морской пехотинец Филипп Капуто, говорил, что хотя
приказы уничтожать гражданское население и не были писаны черным по бе-
лому, главнокомандующий американскими войсками во Вьетнаме Уильям Уэст-
морленд настойчиво и постоянно требовал от своих солдат убивать как мож-
но больше. Капуто вспоминает: «Стратегия обескровливания противника,
проводимая генералом Уэстморлендом, здорово влияла на наши действия. По-
беды и поражения определялись простым арифметическим подсчетом потерь
противника, индивидуальный успех или неуспех солдат — личным счетом уби-
тых врагов. Начальство требовало от командиров как можно больше трупов и
крови, а те в свою очередь давили на солдат. Поэтому неудивительно, что
у некоторых из нас выработались презрительное, наплевательское отношение
к человеческой жизни и склонность к убийству».
Рота «Чарли» вступила в Сонгми именно с таким настроением.
Первоначально это подразделение было укомплектовано ста пятьюдесятью
самыми обычными американскими парнями из тех, кому судьба уготовила кро-
вавый экзамен.
В августе 1967 года, во время боевой подготовки в одном из американс-
ких учебных центров, солдат предупредили, что в любой момент они могут
быть переброшены во Вьетнам. Люди вроде лейтенанта Уильяма Келли, кото-
рый до призыва в армию не имел определенной профессии, с удовольствием
предвкушали это событие.
У себя на родине рота «Чарли» снискала репутацию незаурядного подраз-
деления. Она отлично действовала на учениях в условиях, приближенных к
джунглям, и воинское мастерство личного состава оценивалось весьма высо-
ко.
Некоторые опасения вызывали разве что состояние дисциплины да личные
качества отдельных солдат. Один из них, Майкл Бернхардт, прошел подго-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Эта облава была крупнейшей из всех, какие когда-либо видел Чикаго.
Полиция переворачивала вверх дном каждый склад, каждую фабрику. Опасаясь
за свой бизнес, «крестный отец» чикагской мафии Аль Каноне и другие бос-
сы организованной преступности предложили полиции свою помощь в поисках
убийцы.
Ричард Леб присоединился к разгневанным гражданам, которые откликну-
лись на призыв полиции помочь обыскивать склады и строения. Один из по-
лицейских слышал, как Леб сказал: «Это мог сделать любой из нас». Друго-
му полицейскому он заметил: «Если бы мне нужно было выбрать кого-нибудь,
чтобы похитить или убить, я бы выбрал именно такого петушка».
В течение последующих дней «супермены» поняли, что безупречный, по их
мнению, план полностью рушится.
В одном из пригородных водоемов полиция обнаружила корпус пишущей ма-
шинки, шрифт которой совпадал с отпечатком текста с требованием выкупа.
Кроме того, рядом с водосточной трубой была найдена окровавленная ста-
меска.
Было обнаружено еще одно вещественное доказательство преступления.
Около тела Бобби нашли очки — Леопольд потерял их, когда заталкивал уби-
того мальчика в трубу. А таких очков чикагский оптик продал только три
пары. Одна пара принадлежала женщине, которая была в очках, когда к ней
в дверь постучалась полиция; другую приобрел богатый адвокат, находив-
шийся в данный момент в Европе. Таким образом, Натан Леопольд-младший
стал подозреваемым номер один.

Расследование

Леопольд встретил полицию, искусно имитируя оскорбленную невинность.
По его словам, неделю назад он был на прогулке и наблюдал за птицами.
Да, возможно, он потерял очки. Но разве это доказывает его причастность
к убийству? Контрдоводов у полиции пока не было: в последние дни шел
сильный дождь, и на очках не осталось никаких отпечатков. Однако,
встретившись взглядом с полицейскими, преступник вдруг занервничал и вы-
палил: «Какой смысл был убивать его мне, которому не нужны деньги? Мой
отец богат. Если я нуждался в средствах, все что я должен был сделать, —
это обратиться к отцу». Леопольд добавил, что он и Леб в тот вечер
разъезжали на автомобиле с девушками, которые им известны как Эдна и Мэ-
ри.
Оба молодых человека были помещены в отдельные комнаты шикарной гос-
тиницы «Ла Сол» дня дальнейшего расследования. Так распорядился районный
прокурор. Хотя подозреваемые официально не находились под арестом, у
прокурора было предчувствие, что задержанные — именно те, кого разыски-
вает полиция.
Леопольд сделал заявление местной газете, в котором он снисходительно
сетовал на свое затруднительное положение: «Я не обвиняю полицию, задер-
жавшую меня. Мне довелось побывать у водоема раньше, чем возле него были
найдены мои очки, и вполне возможно, что я потерял их. Мне жаль, что так
получилось, так как это приносит беспокойство моей семье. Но я, конечно,
буду рад сделать все, чтобы помочь полиции».

«Теперь мы их схватим!»

У полиции, в распоряжении которой оказалась пишущая машинка, не было
сомнений в том, что письмо с требованием выкупа было отпечатано на ней.
Наконец появилось самое веское доказательство причастности Леопольда и
Леба к убийству. Дотошные журналисты раздобыли письма, которые Леб печа-
тал на этой машинке, когда учился в университете. Независимые эксперты
подтвердили идентичность шрифтов. Прокурор, воодушевленный новыми улика-
ми, воскликнул: «Наконец-то мы их схватим!»
Леопольд назвал имя студента, который якобы дал ему машинку. Студента
разыскали быстро и признали невиновным.
Леопольд продолжал изворачиваться. Вызвали владельца гаража, откуда
была взята напрокат машина. Тот заявил, что автомобиль, на котором моло-
дые люди якобы катались с таинственными девушками, Той ночью не покидал
места своей стоянки.
Перед лицом многочисленных доказательств Леопольд «раскололся»
первым. Вскоре за ним сдался и Леб. Он потряс полицию своим признанием:
«Это была шутка, мы просто хотели осуществить идеальное убийство. Мы ни-
чего не имели против мальчика. Я сожалею, что это случилось».

Безнаказанность

Леб заявил, что за рулем был он, а мальчика убил Леопольд. Он в дета-
лях описал извращенные сексуальные акты, которыми наслаждался Леопольд,
словно эти откровения могли смягчить его собственную вину.
Чикаго бушевал. Толпа требовала для убийц высшей меры наказания.
В тюрьме эти подонки, возомнившие себя суперменами, оказались на по-
ложении прокаженных. Ни один адвокат не брался за их защиту: этого было
бы достаточно, чтобы разрушить даже самую выдающуюся карьеру. Лео-
польду-старшему пришлось буквально стать на колени перед известным адво-
катом, специалистом по гражданским правам Кларенсом Дарроу и умолять его
взяться за это дело. Дарроу позже вспоминал: «Я знал, что не может быть
и речи об освобождении этих молодых людей. Но я хотел спасти их по край-
ней мере от электрического стула. Это была неблагодарная работа».
Дарроу был одним из самых блестящих адвокатов своего времени. Но он
знал, что никакая юридическая технология, как бы хорошо отлажена она ни
была, не поможет убийцам. Самое большее, на что он мог надеяться, — это
доказать, что юноши были невменяемы, совершая жестокое и бессмысленное
преступление. Он выбрал суд без присяжных.

Борьба за жизнь убийц

Решение адвоката защищать убийц не нашло понимания в обществе. «Пуб-

лике казалось, что мы совершаем преступление, защищая этих людей. Но они
нуждались в защите не меньше, чем любые другие обвиняемые в суде, решаю-
щем их судьбы. Бессмысленная и безосновательная критика обрушилась на
прокуроров, так как слушание дела затянулось.
Рассказ о процессе был вынесен на первые страницы газет. Без преуве-
личения, за ним внимательно следили во всем мире. Я редко заходил в свой
офис в те трагические дни и редко читал письма, которые приходили кипа-
ми. Они, как правило, были в высшей степени оскорбительными и жестоки-
ми».
Но Дарроу был неустрашим. Ни в коей мере не защищая и не стараясь
смягчить того, что совершили преступники, Дарроу продолжал отстаивать их
жизни. Убедительная просьба Дарроу о милосердии остается классической в
американской судебной практике: «Я молюсь о времени, когда ненависть и
жестокость перестанут отравлять сердца людей, когда мы сможем понять,
что даже преступник имеет право на жизнь и что сострадание является выс-
шим атрибутом как Божьего, так и людского суда».
Настойчивость Дарроу была вознаграждена. Он убедил суд в том, что
«начинающаяся паранойя» вызвала у обоих молодых людей временное
расстройство психики. После тридцати трех дней суда, за которыми после-
довал трехнедельный перерыв до вынесения окончательного приговора, Дар-
роу посетил Леба и Леопольда и сообщил им, что они будут приговорены к
пожизненному заключению за убийство и к 99 годам тюрьмы за похищение.
Ходили слухи, что Дарроу получил за защиту миллион долларов, но годы
спустя Дарроу ошеломил всех, поведав, что случилось, когда дело дошло до
расчета. В действительности он получил только тридцать тысяч долларов,
уплаченных с большой неохотой Натаном Леопольдом-старшим, который показал
такое же холодное высокомерие, как и его сын. Передавая чек, отец убийцы
сказал: «Мир полон выдающихся адвокатов, которые еще приплатили бы мне
за предоставленную им возможность продемонстрировать свое искусство в
таком выгодном деле».
В тюрьме Леб и Леопольд благодаря своим отцам, не чаявшим в них души,
ни в чем себе не отказывали. Осужденные вели роскошную жизнь за решеткой
на зависть остальным заключенным.
Они занимали смежные камеры, уставленные книгами, столами и бюро для
хранения документов. Через охрану их снабжали контрабандными спиртными
напитками, разрешали телефонные переговоры.
Леопольд выращивал овощи, а Леб погряз в разврате, склоняя осужденных
молодых мужчин к удовлетворению своих сексуальных наклонностей и подку-
пая охранников, чтобы те не мешали его развлечениям.

Расплата

В 1936 году Леб «положил глаз» на осужденного Джеймса Дея. Как-то он
подошел к Дею в библиотеке и предложил: «Будь моим». Дей отказался, но
Леб преследовал его при каждой встрече. Однажды Леб вошел в душ с брит-
вой и стал добиваться своего. Дей отказался, последовала схватка, в ре-
зультате которой оружие оказалось в руках жертвы. Обезумевший от злости
Дей буквально искромсал бритвой насильника, нанеся ему 56 ран, одна из
которых оказалась смертельной.
Сообщник Леба просидел в тюрьме 34 года и был помилован в 1958 году.
После освобождения Натан Леопольд устроил пресс-конференцию, на которой
заявил: «Я сломленный старый человек. Мне хотелось бы искупить свою вину,
помогая другим».
Он отправился в одно из островных государств Латинской Америки, где
работал техником в церковной лаборатории за десять долларов в неделю, и
написал книгу «Жизнь плюс 99 лет». Когда его спросили, думает ли он ког-
да-нибудь о несчастном Бобби Френксе, Леопольд ответил: «Эти мысли от-
равляют все мое существование. Я не могу думать ни о чем другом».
30 августа 1971 года Леопольд скончался от сердечной недостаточности
на острове Пуэрто-Рико.
Преступление Леба и Леопольда вошло в историю американской кримина-
листики как одно из так называемых немотивированных убийств, совершенных
на почве «суперменства». К несчастью, у возомнивших себя сверхчеловеками
юнцов из богатого гангстерскими традициями Чикаго нашлось немало после-
дователей по обе стороны Атлантики.
Особенно разрушительную работу проделали идеи Фридриха Ницше на его
родине, где плоды парадоксального мышления психически нездорового чело-
века легли в основу идеологии и практики нацизма. То, чего американская
Фемцда не могла простил» двум юным оболтусам, присвоившим себе Право
распоряжаться чужой жизнью, стало основой государственной политики в од-
ной из крупнейших стран Европы. Миллионами жертв оплатило человечество
людоедскую теорию «расового превосходства», которая обрекала на уничто-
жение целые народы. Конец этому безумию, справедливо названному чумой XX
века, положила победа над германским нацизмом, 50-летае которой нынче
отметил весь мир.
Это послесловие логически завершает полузабытую историю о двух юнцах,
которым захотелось стать «суперменами»…

ПАРКЕР И ХАЛМ: Смертный грех

Полина Паркер и Джульетта Халм внешне ничем не отличались от обыкно-
венных школьниц. Но именно они, несовершеннолетние лесбиянки, убили
мать Полины. Кем же они были? Убийцами или просто не совсем нормальными
девчонками?

Анализируя поведение сообщниц, криминалисты пришли к выводу, что по-
рознь девушки никогда не переступили бы последнюю черту. К преступлению
их подтолкнуло роковое партнерство.
Они вели себя так, словно какое-то безумие охватило этих двух легко-
мысленных подружек, которые замкнулись в своем обособленном мирке извра-
щенного секса, сопряженного с убийством.
Когда Джульетта Халм и Полина Паркер предстали перед судом в новозе-
ландском городе Крайстчерче, этот скандальный процесс получил широкую
огласку из-за интимных подробностей, выявленных в ходе расследования.
Как и в деле Леба и Леопольда, психологи были бессильны в попытках
объяснить, как союз двух внешне нормальных молодых людей привел их к
преступлению. А именно это и произошло. Когда их мирку стало угрожать
вмешательство извне, Джульетта и Полина решились на убийство.
Жертвой оказалась мать Полины — Онора Мэри Паркер. Избив женщину до
смерти, эта парочка пыталась скрыть свое преступление, заявив, что с
женщиной произошел несчастный случай. Но в конце концов обычными поли-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

мастики для защиты соединений. В результате кольца стали разрушаться еще
быстрее. Несмотря на все это, ведущие инженеры и управляющие НАСА не
считали изъяны уплотнителей достаточно серьезными, чтобы приостановить
или отложить полет космического челнока.
Комиссия по безопасности пришла к заключению, что трагедия была выз-
вана «падением давления в кормовом соединении правого ракетного двигате-
ля», но одновременно заметила, что «была совершена серьезная ошибка при
принятии решения».
Комиссия выработала рекомендации, которые, по ее мнению, не должны
допустить повторения трагедии. Ее многостраничный доклад президенту Рей-
гану настоятельно рекомендовал полностью переделать, а не модифицировать
соединения на двигателях челнока и проверить все критические узлы кораб-
ля.
Было отмечено, что НАСА очень хотело поскорее вывести «Челленджер» на
орбиту из-за серии задержек, которые произошли раньше. Ведь первона-
чально запуск планировался на 25 января. Но над аварийной посадочной по-
лосой в Сенегале бушевала песчаная буря. Затем на мысе Канаверал шел
дождь, который мог повредить огнеупорную изоляционную плитку корабля. В
понедельник отказал запор наружного люка. Потом ветер, несущийся со ско-
ростью 35 миль в час, отодвинул старт до утра.
Но комиссия не возложила ответственность за трагедию на Национальное
управление по аэронавтике и исследованию космического пространства. Она
отметила, что ряд полетов, предложенных НАСА, Вашингтон никогда соот-
ветствующим образом не финансировал. Поэтому бюджет организации был нас-
только напряжен, что денег не хватало даже на запчасти.

«Будущее не свободно от потерь…»

Через четыре дня, в пятницу, Америка прощалась с отважной семеркой.
Под серым небом, нависшим над космическим центром, расположенным в ок-
рестностях Хьюстона, где тренировались космонавты, собрались родственни-
ки погибших, конгрессмены и около шести тысяч сотрудников НАСА. С речью
выступил президент Рейган.
«Жертва, которую принесли любимые вами люди, до глубины души взволно-
вала американский народ. Преодолевая боль, наши сердца открылись перед
тяжелой правдой: будущее не свободно от потерь…
Дик, Майк, Джуди, Эл, Рон, Грег и Криста. Ваши семьи и ваша страна
оплакивают вашу смерть. Мы прощаемся с вами, но никогда не забудем вас».
Американский народ, конечно же, не забудет своих героев. Космическое
агентство, когда-то служившее источником национальной гордости, подверг-
лось длительной и тщательной ревизии. Ему вменялось в обязанность учиты-
вать все технологические и человеческие ошибки, чтобы предотвратить бу-
дущие катастрофы.
В целом была пересмотрена вся программа челноков.
29 сентября 1988 года Америка вздохнула с облегчением после успешного
полета «Дискавери». Он ознаменовал возвращение страны к полетам в космос
с астронавтами на борту после почти трехлетнего перерыва.
Неудивительно, что, горюя по поводу крушения «Челленджера», НАСА пос-
таралось представить общественности «Дискавери» так, словно это был со-
вершенно новый корабль.
По подсчетам инженеров, новая конструкция потребовала увеличения
объема работ по сравнению с базовой моделью в четыре раза.
С самого начала полетов особое беспокойство вызывало расположение
главных двигателей в хвостовой части челнока. Во время вынужденного пе-
рерыва НАСА тридцать пять раз возвращалось к этому вопросу.
Инженеры НАСА внесли 120 изменений в конструкцию орбитального корабля
и 100-в его совершеннейшую компьютерную начинку.
Но в последующие три года программа космического челнока отягощалась
большими и малыми проблемами. В 1991 году в докладе Белому дому комиссия
по безопасности указала, что НАСА должно сфокусировать свое внимание на
новых целях в соответствии с сокращением бюджета, экономическим спадом и
своим собственным неумением.
В докладе решительно подчеркивалось, что агентство не должно тратить
средства на покупку еще одного челнока, учитывая, что в последние три
года флот космических кораблей пополнился вновь приобретенным «Индево-
ром». Комиссия пришла к заключению, что к концу столетия с космическими
челноками возможен еще один трагический инцидент.
Недвусмысленно высказывалась идея отделить космические исследования
от телевизионных буффонад. Предлагалось не рисковать космонавтами, если
ту же работу могут выполнить роботы. Агентству велели сократить свои
расходы и вернуться к выполнению строго научных задач.
В начале 90-х годов работа космических челноков осложнилась внезапны-
ми неисправностями — от сбоя компьютеров до засорения туалетов. А однаж-
ды весь флот пять месяцев простоял на земле из-за опасной утечки топли-
ва.
Тем не менее, утверждают эксперты, челноки должны сыграть значи-
тельную роль в создании космической станции. Это будет первый шаг в
грандиозных планах Америки высадить человека на Марсе до 2015 года.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

товку как десантник, а оказался в пехотной роте. Он не очень лестно от-
зывался о своих товарищах по оружию: «Некоторые солдаты в роте вели себя
странно, проявляли неоправданную жестокость. Это, конечно, не были
отъявленные подонки, их всегда признали бы годными к военной службе. Но
нельзя было предположить, что кто-то из них станет зверски убивать или
пытать людей».

Роковой выбор

Рота «Чарли» прибыла в Нам, как называли эту страну американцы, во
вторую неделю декабря 1967 года. Подразделению выделили район боевых
действий в провинции Куангнгай с несметным количеством мелких деревушек,
население которых значительно поредело от артиллерийского огня и частых
налетов авиации. Крестьянам было приказано под угрозой смерти не пускать
вьетконговцев в свои дома. Однако они не могли воспрепятствовать бойцам
Хо Ши Мина использовать деревни в качестве партизанских баз, так как
«свои» тоже грозили им смертью. Таким образом, деревенские жители оказа-
лись в этой войне в джунглях между двух огней.
26 января 1968 года рота «Чарли» была включена в ударную группировку
в составе около пятисот человек для проведения операции прочесывания в
самых глухих местах Куангнгай, в так называемой «индейской стране», где,
по данным разведки, слишком свободно хозяйничали вьетконговцы. Целью
операции была ликвидация вражеского батальона, который уже несколько лет
успешно действовал в этой местности, несмотря на массированное примене-
ние взрывчатки и дефолиантов. На этот раз было решено обойтись без ору-
жия массового поражения, предоставив свободу действий наземным войскам.
По приказу командования была сформирована тактическая группа в составе
рот «Альфа», «Браво» и «Чарли».
К середине февраля среди американских солдат установилась атмосфера
уныния, усилились пораженческие настроения. Как бы оперативно их ни пе-
ребрасывали в районы, где находились партизаны, тех кто-то предупреждал,
и они успевали исчезнуть. А необстрелянные новобранцы, прибывшие из Аме-
рики, дрожали от страха в непроходимых джунглях. И уже в феврале нача-
лись первые потери. Один солдат подорвался на мине-ловушке. Радиста Рона
Уэбера настигла снайперская пуля. Уэбер погиб из-за ошибки командира
первого взвода Келли, который решил обойтись без разведки и вывел свое
подразделение на открытую местность. Эта оплошность была первым, но, к
сожалению, не последним проявлением некомпетентности лейтенанта Келли,
который вообще оказался никудышным командиром.
Еще на «гражданке», со дня на день ожидая неизбежной повестки о при-
зыве в армию, Келли решил поступить на службу добровольно. Он был коро-
тышкой — ростом ниже 160 см. В условиях войны армия вынуждена была до-
вольствоваться и такими вояками. К тому времени, когда Келли надел воен-
ную форму, в США уже открыто проявлялись антивоенные настроения: стре-
мясь избежать призыва, молодежь укрывалась в Канаде, устраивались марши
мира с церемонией сожжения американского флага и призывных свидетельств.
Солдаты, приезжавшие на побывку с фронта, не встречали ожидаемых почес-
тей. В такой обстановке армия не гнушалась пушечным мясом любого сорта
для продолжения войны, ежемесячно обходившейся налогоплательщикам в мил-
лиарды долларов.
Вот почему Уильям Келли, несостоявшийся повар и мойщик машин, неудав-
шийся клерк страховой компании и контролер на железной дороге, в возрас-
те двадцати двух лет стал офицером армии США.
В бесконечных рейдах по дремучим джунглям и рисовым полям рота «Чар-
ли» продолжала нести потери. Американцы захватывали партизан, но к этому
времени лекция об обращении с военнопленными в соответствии с Женевской
конвенцией, которую им когда-то читали, была напрочь забыта. Война трав-
мировала солдатские души, внеся свои коррективы в привычные моральные
принципы. Зверские избиения подозреваемых в сочувствии врагу стали обыч-
ным делом. В книге Майкла Билгона и Кевина Сима «Четыре часа в Сонгми»
Фред Уидмер, которого окрестили «мистером убийцей», так вспоминает о
том, как было утрачено всякое подобие человеческого отношения к людям в
роте «Чарли»: «Самое ужасное началось, на мой взгляд, когда мы перестали
брать пленных. Пара выстрелов — и все, никакой возни и хлопот. Затем,
уже позднее, придумали отрезать у «вьетов» уши, калечить их».

Как распознавали врагов

«Одного вьетконговца со связанными руками привязали к столбу. В штаны
пленника засовывали горящие окурки и наблюдали дикую пляску, когда окур-
ки жгли ему задницу. Это делалось, чтобы развязать ему язык, а заодно и
выместить свою злость. Я не помню, как дальше поступали с такими пленны-
ми. Чем дольше это продолжалось, тем меньше им верили. Мы уже никому не
верили, потому что было непонятно, кто есть кто. Мы не знали, кто из них
враг.
Однажды начав убивать пленных, мы уже перестали сдерживаться. Я бы
сказал, что это стало обычным явлением. Я тоже издевался над пленными и
вел себя так же, как все. Мы отрезали старикам бороды, что было самым
большим издевательством: борода у вьетнамца считается признаком мудрос-
ти. Мы избивали пленных вьетконговцев, пытаясь заставить их говорить. Я
сам никого не замучил до смерти. Но на моих глазах, кажется, такое слу-
чалось». Это было вынужденное горькое признание.
В той грязной игре, которую Америка вела во Вьетнаме, были стерты
различия между армией Хо Ши Мина, партизанами и мирными жителями. В вос-
паленном воображении измотанных постоянным страхом и ненавистью солдат
роты «Чарли» все вьетнамцы поголовно стали врагами. И потому заслуживали
смерти.
Боевые потери сократили численность роты «Чарли» до ста пяти человек.
15 марта солдатам объявили, что на следующий день предстоит операция
прочесывания. Келли сообщили, что в деревне Сонтми находится штаб неуло-
вимого 48-го батальона вьетконговцев, за которым рота «Чарли» охотилась
со времени своего прибытия во Вьетнам. Солдатам также сказали, что к мо-
менту их прибытия в 7.30 утра в деревню все гражданское население будет
эвакуировано. Останутся только вьетконговцы, с которыми следует обра-
щаться как с солдатами противника.

Никаких записей об инструктаже перед этой операцией не сохранилось.
Но все его участники утверждают, что смысл приказа однозначно сводился к
уничтожению всех построек, скота и домашних животных и захвату нес-
кольких пленных для допроса. Остальным был уготован ад. Сержант Кеннет
Ходжес вспоминает: «Наконец-то для нас настало время поквитаться, расп-
латиться по счетам. Пришло время реванша, когда мы могли отомстить за
своих погибших товарищей. Нам четко объяснили, что пленных быть не долж-
но. Кто-то спросил, относится ли это к женщинам и детям. Приказ касался
абсолютно всех в деревне. Они враждебно относились к американцам. Стало
ясно, что в этой деревне никто не заслуживал пощады».
На следующий день солдаты с запасами фосфорных зажигательных гранат,
дополнительными подсумками боеприпасов, с минометами и стрелковым оружи-
ем погрузились на вертолеты с зеленой камуфляжной окраской и отправились
на свидание со смертью. Внизу простирался пестрый зелено-коричневый
вьетнамский ландшафт, по которому зловеще ползли тени, отбрасываемые
винтокрылыми машинами.
Вместе с солдатами роты «Чарли» на борту одного из вертолетов в зону
операции вылетели репортер и фотограф информационного отдела американс-
кой армии, которые впоследствии представили документальные подтверждения
событий, происшедших в Сонгми.

Гибель деревни

В то утро, когда с неба на деревню Сонгми вдруг свалилась армада бое-
вых вертолетов, она жила своей обычной размеренной жизнью. В прицелы
крупнокалиберных пулеметов можно было наблюдать, как дети играют, барах-
таясь в пыли, женщины кипятят воду на кострах, мужчины трудятся на рисо-
вых полях. В 7.30 по деревне был открыт огонь фугасными и зажигательными
снарядами с белым фосфором. Население бросилось в подземные укрытия.
Через несколько минут огневая подготовка стихла, и в Сонгми устреми-
лись солдаты роты «Чарли», готовя к бою оружие и гранаты. Они шли по ри-
совым полям развернутым строем, ведя беспрерывный огонь.
На суде выяснится, что почти все женщины были скошены автоматными
очередями еще до того, как рота солдат вошла в деревню.
Здесь солдаты совсем озверели. В соломенные хижины полетели фосфорные
гранаты, а их обитателей косил огонь из автоматических винтовок.
Рядовой Аллен Бойс, который впоследствии на судебных слушаниях по по-
воду этой бойни воспользовался правом отказа от дачи показаний, заколол
старика ударом штыка в грудь, затем выстрелил ему в шею. Потом он прист-
релил еще одного человека и сбросил его в колодец, швырнув следом грана-
ту.
Никто из жителей не был вооружен. Солдаты роты «Чарли» двигались от
хижины к хижине, хватая испуганных женщин и детей за волосы, выкрикивая
«Вьетконг? Вьетконг?», и затем хладнокровно убивали их. Беглецов тут же
пристреливали в спину. Группы от двадцати пяти до сорока человек, пря-
тавшиеся в придорожных канавах, расстреливались из автоматического ору-
жия.
Капитан Эрнест Медина, представитель штаба бригады, наблюдавший в
этот день за ходом операции, связался по рации с лейтенантом Келли и
спросил о причинах задержки продвижения его роты. Келли ответил, что они
наткнулись на группу гражданских лиц численностью около шестидесяти че-
ловек. «Займитесь ими», — велел Медина. Не уточняя указание, Келли пост-
роил вьетнамцев и с расстояния в десять шагов при помощи двух своих под-
чиненных расстрелял их из пулемета. Затем палачи начали оттаскивать уби-
тых женщин, закрывавших своими телами еще живых детей, и приканчивали
их. Беглецов, пытавшихся укрыться в спасительной полосе деревьев, доста-
ли гранатами и пулеметным огнем.
Примерно пятьдесят жителей Сонгми спрятались в яме в дальнем конце
деревни. В зловонной жиже барахтались старики, женщины и младенцы. Келли
приказал солдатам открыть огонь. Свинцовый град обрушился на этот крича-
щий и извивающийся клубок человеческих тел. Вода в яме окрасилась в алый
цвет.
Не менее жестоко обошлись с животными. Коров и свиней терзали штыка-
ми, курам отрубали головы. Дикий рев несчастных животных стоял в ушах
некоторых солдат, по их собственным воспоминаниям, даже дольше, чем кри-
ки зверски уничтоженных ими людей.

Вакханалия смерти

Безумная машина смерти продолжала неистовствовать, перемалывая жизни
и взрослых, и детей. Уже упоминавшийся Фред Уидмер по прозвищу «мистер
убийца» прикончил мальчишку. «Когда я пристрелил его, меня затошнило. И
тогда я понял: Боже мой, что я наделал?» — признавался он позднее. Однако
то, что творилось вокруг, было не менее ужасно. Солдаты насиловали и
увечили женщин, обезглавливали трупы, снимали скальпы.
Ближе к полудню палачи прекратили стрельбу и сделали перерыв на обед.
Но трагедия Сонгми продолжалась.
С пленными, согнанными для допроса в овраг, покончили выстрелами в
рот. К вечеру было уничтожено еще около сотни мирных жителей — это «от-
ряды смерти» добивали раненых, которые своими стонами нарушали тишину
джунглей. Пламя догоравших хижин ярко освещало ночное небо.
Рассвет обнажил ужасающие следы безумия предыдущего дня. Крестьяне,
которые вернулись с работы на отдаленных полях, увидели мертвую деревню.
Рыдая, они хоронили погибших в общих могилах — матерей рядом с отцами,
братьев рядом с сестрами… Ни одна из жертв не произвела ни единого
выстрела по солдатам-чужеземцам.
Погиб только один американец, случайно попав под артиллерийский огонь
«своих».
Трагедия в Сонгми была победой темных сил в этой войне. В холодном
свете нового дня солдаты армии США начали понимать, что они безнадежно и
навсегда утратили во Вьетнаме статус защитников свободы. Слухи о крова-
вой резне распространились среди солдат со скоростью эпидемии. Вскоре о
том, что произошло, узнала вся Америка. Узнала — и содрогнулась от ужа-
са.
Фрэнк Баркер, командир тактической группы, бесчинствовавшей в Сонгми,
от которого, по утверждению многих участников массовой расправы, исходил
приказ убивать гражданское население, так и не смог оправдаться — через
три месяца, когда скандал достиг наивысшей точки, он разбился на верто-
лете. Широкая общественность впервые узнала о бойне под его руко-
водством, когда один из солдат-очевидцев направил письма о кошмаре в
Сонгми известным политическим и государственным деятелям в Вашингтоне.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

цейскими методами было установлено, что девушки совершили убийство.
Полная картина их злодеяния была выявлена на суде, подобного которому
не знал провинциальный Крайстчерч.
…22 июня 1954 года две забрызганные кровью девушки влетели в зал
немноголюдного ресторанчика, прервав спокойствие полуденного чаепития.
«Мама поранилась, — выпалила Полина, — она не дышит и вся в крови». Они
умоляли хозяйку позвонить в полицию и залпом проглотили по чашке сладко-
го чая, тщетно пытаясь прийти в себя. Несколько посетителей вместе с по-
лицейскими побежали на место трагедии — в ближайший парк. Миссис Паркер
лежала в луже крови с изуродованным лицом. Это было страшное зрелище.
Девушки заявили, что миссис Паркер поскользнулась и упала. «Она
сильно ударилась головой», — не очень убедительно повторяла Полина поли-
цейским, пытаясь объяснить происхождение 49 серьезных ран на голове ма-
тери. Полицейские поняли, что имеют депо с чем-то более серьезным и по-
дозрительным, чем несчастный случай. Шестнадцатилетняя Полина и пятнад-
цатилетняя Джульетта были арестованы.
Когда их уводили, настороженный полицейский заметил возле тропинки в
нескольких шагах от тела кирпич, завернутый в старый окровавленный чу-
лок. При ближайшем рассмотрении оказалось, что к нему прилипли часпщы
волос миссис Паркер.
Теперь у полиции уже не оставалось никаких сомнений относительно то-
го, что послужило причиной смерти несчастной женщины.
Попав в тюрьму, перепуганная Полина призналась в убийстве. Она заяви-
ла, что еще за несколько дней до этого события «приняла решение» убить
мать во время прогулки в парке, и Джульетта, которая пошла с ними, не
замешана в убийстве.
Она уверяла следователя: «Джульетта ничего не знала. Она верила тому,
что я ей говорила, хотя и могла кое о чем догадываться. Но я в этом сом-
неваюсь. Вероятнее все же, что она ничего не знала».
Во время допроса, когда полицейский повернулся к ней спиной, она пы-
талась уничтожил» клочок бумаги, на котором написала: «Я беру всю вину
на себя». Эта записка предназначалась подружке. Джульетта, узнав о неу-
дачных попытках сообщницы связаться с ней, немедленно изменила показания
и признала себя виновной.

Было ли это безумием?

«Я взяла камень, завернула в чулок, признавалась впоследствии Джульет-
та, и ударила ее. Я была испугана. Я хотела помочь Полине. Это было ужас-
но — мать Полины дергалась в конвульсиях. Мы обе держали ее. Наконец она
утихла, и тогда мы оставили ее. После первого удара я знала, что нам не-
обходимо убить ее».
В длительном судебном процессе, сопровождаемом газетной шумихой, не
было нужды, так как парочка признала себя виновной.
Но подружки — очевидно, не без помощи адвокатов — выбрали хитроумную
тактику, заявив, что совершили преступление в состоянии умопомрачения.
Эту версию суд, однако, не собирался принимать всерьез. Находясь в
тюрьме, они вполне могли осознать, что совершили, но обе даже не раскаи-
вались и хотели только одного — вернуться в свой прежний мирок изощрен-
ного секса.
В своей жесткой речи обвинитель Энтони Браун заявил: «Я чувствую себя
обязанным сказать вам, что для следствия абсолютно ясно: обвиняемые, две
молодые девушки, вступили в заговор, чтобы убить мать одной из них, и
исполнили свой план самым жестоким образом. Это преступление было заду-
мано так, что могло быть осуществлено только совместными действиями со-
общниц».
Браун попытался объяснить, как преступные наклонности развивались в
отношениях между двумя девушками. Поначалу они встречались просто как
школьные друзья, но их взаимные симпатии постепенно превратились во
что-то иное, чем обычная девичья дружба. Он отметил, что между подругами
сложились взаимоотношения, вполне естественные для людей противоположно-
го пола и более старшего возраста, но вряд ли возможные для школьниц.
Неудивительно, что миссис Паркер была потрясена, узнав об этих отно-
шениях, и делала все возможное, чтобы разорвать их. Мать боролась за
честь дочери изо всех сил до последней минуты…
В ходе следствия выяснилось, что она встречалась с отцом Джульетты,
ректором университетского колледжа в Крайстчерче доктором Халмом, пыта-
ясь сделать его своим союзником в этой борьбе. В начале года он ушел в
отставку с намерением получить новое назначение в Кейптауне. Отец согла-
сился взять с собой Джульетту, чтобы увезти ее от Полины. Отъезд был
назначен на 3 июля, и подружки поклялись убить миссис Паркер в наказание
за предстоящую разлуку.
За неделю до убийства, притворившись, что их больше не волнует разлу-
ка, сообщницы уговорили миссис Паркер отправиться с ними на загородный
пикник. Джульетта захватила кирпич из сада у своего дома, и дело было
сделано.
Это нашло подтверждение в приобщенном к делу дневнике Полины Паркер и
в переписке между девушками, которая, как заявил суд, характеризует их
как закоренелых преступниц.
«Здесь, — продолжал Браун, размахивая дневником Полины перед членами
суда, обвиняемая признается, что они с подружкой не раз занимались мага-
зинными кражами и шантажом. В распоряжении суда имеются явные доказа-
тельства того, что уже в феврале Полина страстно желала смерти матери и
в течение нескольких недель выбирала способ убийства».
Браун процитировал дневниковую запись за 14 февраля: «Почему, ну по-
чему мать не может умереть? Десятки, тысячи людей умирают каждый день.
Так почему же не мать или отец?» Позже, в апреле, по явятся такие слова:
«Ненависть к матери закипает во мне. Именно она является основным пре-
пятствием на моем пути. Неожиданно я нашла средство обойти эти пре-
пятствие. Я пытаюсь обдумать некоторые детали. Я хочу, чтобы это выгля-
дело либо естественной смертью, либо смертью от несчастного случая».
В июне в дневнике продолжается та же тема: «Мы обсуждали план избав-
ления от матери и сделали его более четким. Довольно странно, но у меня
не было угрызений совести». 22 июня, в день преступления, Полина записа-
ла: «Я пишу рано утром перед событием. Прошлой ночью я была очень взвол-
нованна, совсем как накануне Рождества. Хотя приятных снов у меня не бы-
ло».

Эти откровения преступницы, оглашенные в судебном заседании, произве-
ли на всех ошеломляющее впечатление. Но подружки взирали на судебное
действо с любопытством обыкновенных школьниц, в то время как приводились
все новые и новые свидетельства, доказывающие их лживость и лицемерие,
патологическую тягу к извращенным наслаждениям, рисующие их убогий, ог-
раниченный мир.

Странные Дебора и Ланселот

Большинство свидетельств суд получил от матери Джульетты. Миссис Халм
рассказала, что девушки собирались написать роман и практиковались в со-
чинении странных писем друг другу, используя исторические псевдонимы.
Джульетта взяла имя короля Чарльза II, потом стала Деборой. Полина Пар-
кер с начала этой странной переписки называла себя благородным рыцарем
Ланселотом.
Все это были персонажи известной средневековой драмы.
Поначалу письма были полны романтических эпизодов, сплетавшихся в
фантастический мир, в который постепенно погружались героини этого
действа. Вскоре тон писем стал более мрачным. В них появились описания
невероятных садистских сцен с изнасилованием девиц и пытками рыцарей. В
то же время усилилось взаимное влечение девушек. Вскоре они стали спать
вместе. Одна из них впоследствии признавалась: «Мы представляли себя
святыми, занимающимися любовью в постели. Мы занимались этим, не
чувствуя усталости. Как прекрасно чувствовать себя удовлетворенными!»
Подруги часто сбегали с уроков и уединялись в сельском амбаре, где
предавались любовным утехам, заканчивая свой день обливанием друг друга
в ручье. Они мечтали о том, что уедут в Америку, сказочно разбогатеют и
вместе купят хороший дом, в котором прислуживать им будут евнухи.
Джульетта признавалась, что чувствовала себя «в безопасности» рядом с
Полиной. Оказывается, еще ребенком ее привезли в Лондон во время войны,
и эта обстановка глубоко травмировала ее. Одна из их игр была на «воен-
ную» тему: Полина обнимала Джульетту, а та в это время издавала воющий
звук падающих авиабомб.
Это был, как писала Джульетта Полине, только их потаенный мир, в ко-
торый никто другой не допускался.
Миссис Халм прибыла в Новую Зеландию с мужем и дочерью, когда той бы-
ло пять лет. Поначалу она приветствовала дружбу Джульетты с Полиной. Ма-
тери казалось, что это поможет малышке быстрее освоиться на новом месте.
«Знала бы я, к чему это приведет, я бы сама убила это бесчувственное су-
щество!» — всхлипывала несчастная женщина, отвечая на вопросы судьи.
Вот еще одна выдержка из дневника Полины. «Проституция — неплохое за-
нятие, чтобы делать деньги, а какое удовольствие вы получаете, занимаясь
этим! Мы открыли в себе блестящие способности в сексе. Вероятно, не ос-
талось ничего такого в этой области, чего мы не умеем».
Эти слова вряд ли заставят кого-либо усомниться в том, что подружки
прекрасно знали, что творили. Позже, когда Полину вызвали для дачи пока-
заний, ее высокомерие свело на нет все аргументы защиты. Когда ее спро-
сили, знала ли она, что убийство — преступление, Полина с усмешкой отве-
тила: «Я знала, что убивать грешно. Я знала это, когда убивала. Только
абсолютный идиот не понимает, что это порочно».
Адвокаты заявили, что не сомневаются в виновности своих подзащитных,
но не уверены в их нормальном психическом состоянии.
Медицинский эксперт доктор Медликат утверждал, что каждая из обвиняе-
мых «хрупка, как ребенок, который только начинает ходить», что предки
обеих девушек были предрасположены к болезням и это привело к неуравно-
вешенности, а затем и к расстройству психики юных преступниц.
Доктор передал заявление одной из девушек во время медицинской экс-
пертизы: «Я верю, что мы гении. Я не хочу ставить себя выше закона — я
просто вне его». «С моей точки зрения, — заключил эксперт, — они агрессив-
ны, социально опасны и могут быть признаны невменяемыми».
Это мнение не разделял другой судебно-медицинский эксперт, доктор
Чарльз Беннет, который отстаивал свою точку зрения на суде: «Я нахожу,
что обе преступницы, без сомнения, отдают себе полный отчет в содеянном.
Но я очень сомневаюсь, что эти несовершеннолетние развратницы придают
хоть какое-либо значение тому, что думает о них общество».
После тщательного рассмотрения дела суду предстояло решить, являются
ли обвиняемые психически больными. Судья Адаме обратился к присяжным:
«Ключевым словом является слово «знаю». Оно должно быть рассмотрено по
отношению к каждому моменту преступления. Были ли умы этих девушек в
таком смятении, что они не ведали, что творили? Вот это, дамы и господа
присяжные, вы и должны установить».
Через два часа пятнадцать минут был вынесен приговор — виновны. Блуж-
дающая улыбка скользнула по лицам несовершеннолетних убийц, когда им
объявили, что они будут заключены в тюрьму на неопределенный срок.
Но через четыре года, после многочисленных психиатрических и меди-
цинских экспертиз, преступницы оказались на свободе.
Полина и Джульетта по-прежнему остались подругами, но пламя прошлых
взаимоотношений за время разлуки угасло.
Герберт Рипер жил с матерью Полины 25 лет, хотя официально они не
состояли в браке. Возможно, последнее обстоятельство каким-то образом
повлияло на характер девочки, которая с детства познала чувство отчуж-
денности.
Когда Полину освободили, человек, который был ей вместо отца, воск-
ликнул: «Это не расплата за отнятую у человека жизнь. Только дьявол мог
совершить такое! Сущий дьявол!»

КАРЛ И ИЛЬЗА КОХ: Тени в аду

Среди заплечных дел мастеров «третьего рейха» Карл и Ильза Кох выде-
ляются особо. Они заправляли конвейером смерти в концентрационном лагере
Бухенвальд, перемоловшем десятки тысяч жизней. Даже их коллегам из СС
становилось не по себе, когда фрау Кох хвасталась абажурами, сделанными
из человеческой кожи.

Нацисты создали на оккупированной ими территории множество концлаге-
рей, предназначенных для так называемого «расового очищения» Европы. То,
что их узниками были дети, инвалиды, старики, совершенно беззащитные лю-
ди, не имело никакого значения для садистов из СС. Освенцим, Треблинка,
Дахау и Бухенвальд стали сущим адом на земле, где людей систематически
травили в газовых камерах, морили голодом, избивали и заставляли рабо-
тать до изнеможения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73