Рубрики: ЭНЦИКЛОПЕДИИ

самые интересные энциклопедии на
разные темы

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

небольшие заправочные станции. В подобных загородных местах чаще всего
можно разжиться совсем небольшой суммой, но он понимал, что грабить по
мелочам гораздо безопаснее.
В своих дальнейших «подвигах» Клайд значительно превзошел брата, став
главарем преступной банды.
В 1928 году, после неудачного налета на вагон-ресторан, Бака осудили.
Клайд же, преследуемый полицией, отправился в Техас. В январе 1930 года,
проголодавшись, он зашел в одно из далласских кафе, где и состоялась
встреча двух будущих сообщников — гамбургер Клайду подала хорошенькая
официантка. Ее звали Бонни Паркер.
Она родилась 1 октября 1910 года в семье каменщика. «Маленький блон-
динистый комочек» — так писала Бонни о себе в дневнике. Ее заинтересова-
ли захватывающие истории о жизни бесшабашного бродяги, которые поведал
ей Клайд. Как женщина она мало интересовала главаря банды. Свою дружбу
они подогревали рассказами о грабежах и жестоких драках. Бонни уже была
замужем, но ее супруг отбывал в тюрьме 99-летний срок за убийство. Поэ-
тому она переехала с Клайдом в маленькую меблированную квартиру в Далла-
се.
Всепоглощающей страстью этой странной пары стало оружие. Бонни восхи-
щалась пистолетами, которые ее поклонник носил в кобуре под пальто, и
той силой, которая исходила от несущих смерть стволов. Они совершали ре-
гулярные поездки за город, чтобы попрактиковаться в стрельбе. Вскоре оба
с одинаковой меткостью стреляли почти из всех видов оружия.
Со временем Бонни и Клайд стали «работать» вместе. Бонни садилась за
руль автомобиля, и они подъезжали к намеченному объекту. Клайд врывался
в помещение и «брал кассу», затем мчался к автомобилю, вскакивал в него
на ходу и прикрывал бегство огнем. Рискованные приключения возбуждали
Бонни Паркер гораздо больше, чем интимные встречи с Клайдом: тот стал
гомосексуалистом еще в исправительной школе. Бонни довольствовалась лю-
бовными связями с другими членами банды.
Три месяца спустя Клайд сильно «наследил» на месте кражи в штате Те-
хас. Он был арестован на квартире в Далласе и приговорен к двум годам
тюремного заключения, но срок так и не отсидел. Его брат Бак бежал из
тюрьмы, и Клайд передал с ним своей сообщнице зашифрованное письмо с
просьбой организовать его побег. Благодаря поверхностному обыску ей уда-
лось передать Клайду оружие во время свидания в тюрьме. В ту же ночь
преступник совершил побег и на товарных поездах добрался до штата Огайо.
Но Клайд Бэрроу пробыл на свободе только неделю. Его снова арестовали
и на этот раз направили в федеральную тюрьму строгого режима.
Мать грабителя, Камми Бэрроу, засыпала губернатора штата просьбами о
снисхождении. 2 февраля 1932 года Клайда выпустили под честное слово.
После выхода из тюрьмы он поклялся Бонни, что скорее умрет, чем вновь
попадет за решетку. На всю жизнь запомнил этот злодей застенки «пылающе-
го ада», где его били плетьми и заставляли делать гимнастические упраж-
нения до тех пор, пока бедняга не падал без сил. Здесь же, в тюрьме,
Клайд совершил свое первое убийство — ударил свинцовой трубой по голове
информатора тюремного блока, но начальство никак не отреагировало на это
преступление.
Первое безнаказанное убийство еще больше развратило преступника.
Следующей в каталажку попала Бонни Паркер. Преступники угнали очеред-
ной автомобиль и спасались от преследования. Машина врезалась в дерево.
Клайду удалось скрыться, а его сообщницу схватили и приговорили к двум ме-
сяцам тюрьмы. Пока Бонни сидела, Клайд продолжал грабить магазины в не-
больших городах и бензоколонки на магистралях. В Хилсборо, штат Техас,
он убил 65-летнего Джона Бачера — хозяина ювелирного магазина. «Выручка»
составила всего десять долларов.
Когда Бонни освободили, они вновь принялись за старое.
5 августа 1932 года Клайд собирался ограбить билетера на сельском
празднике в Атоке, штат Оклахома. Два стража правопорядка — шериф Чарльз
Максвелл и его заместитель Юджин Мур — увидели его бесцельно слоняющимся
без дела. «Выйди на свет, парень, чтобы я мог получше тебя разглядеть», —
обратился к подозрительному типу шериф Максвелл, и это были его послед-
ние слова. Клайд откинул полу пальто и, выхватив сразу два автоматичес-
ких пистолета, выстрелами в упор уложил обоих полицейских.

«Борцы за справедливость»

Так преступная пара начала свою смертоносную одиссею. Они ограбили
склад с оружием в Техасе и вооружились до зубов, а потом расстреляли дю-
жину конных полицейских, которые блокировали дороги. Налетчики разоряли
винные магазины, бензоколонки и бакалейные лавки иногда всего лишь ради
нескольких долларов. Однажды преступники похитили шерифа, раздели и,
связав, бросили на обочине со словами: «Скажи своим людям, что мы не
банда убийц. Войди в положение людей, пытающихся пережить эту проклятую
депрессию».
Кочуя, они жили как разбойники в старые времена: спали у лагерных
костров, питались дичью. По ночам напивались виски, и Бонни писала напы-
щенные романтические стихи, в которых оплакивала свою судьбу. Преследуе-
мые законом, в действительности они были новым поколением героев — так
преподносила свои «подвиги» несостоявшаяся поэтесса. Над Бонни и Клайдом
витало недоброе предчувствие, что жизнь скоро оборвется и умереть им
суждено молодыми.
Осенью 1932 года Бонни и Клайд направились в штат Нью-Мексико с при-
соединившимся к ним наемным убийцей Роем Гамильтоном. Но нажива показа-
лась им не такой большой, как в Техасе, и они вернулись назад. Гамильтон
был таким же развращенным типом, как и дуэт, к которому он присоединил-
ся. Он регулярно спал с Бонни… и с Клайдом. Такой сексуальный треу-
гольник устраивал всех троих.
Они убивали людей часто и без разбора. Клайд лишил жизни мясника,
бросившегося с ножом на защиту своих 50 долларов; прикончил Доила Джон-
сона в Темпле, когда тот пытался предотвратить угон своей машины; заст-
релил двоих полицейских, поджидавших в засаде в Далласе другого грабите-
ля; похитил работника гаража Уильяма Джонса, который вынужден был полто-
ра года участвовать в их преступлениях. В дальнейшем их невольный спут-
ник сообщил полицейским подробности жизни преступной пары.
Как цыгане колесили они по юго-западу Соединенных Штатов, грабили ма-

газины и гаражи. Разбойные нападения участились, когда в банде вновь по-
явились Бак и его жена Бланш. В Канзасе они обобрали офис ссудно-кредит-
ного общества. Там Бонни впервые увидела плакат «Разыскивается полицией»
со своим изображением. Тот факт, что они с Клайдом стали «знаменитостя-
ми», потряс Бонни настолько, что она тут же отправила в крупные газеты
дюжину писем со снимками, которые они с Клайдом делали на своем крими-
нальном пути. Бонни всеми доступными ей средствами подкрепляла версию о
том, что они с Клайдом — борцы за справедливость. Ведь банки, которые
они грабят, принадлежат власть имущим, а не бедным фермерам и мелким
бизнесменам. Бонни, конечно, не упоминала о том патологическом удо-
вольствии, которое оба получали от убийств.
В это время Бонни работала над напыщенной автобиографической поэмой.
В дальнейшем этот опус был опубликован в газетах:

«Алиби каждый из нас припас,
Но все ж оказался в тюрьме.
В итоге лишь некоторые из нас
Оправдаться смогли в суде.

Красотке судьбу легко изменить,
Опуститься на самое дно,
Но никто не может об этом судить,
Не зная при этом ее.

Подружки в тюрьме делились всегда,
Кто и как за решетку попал,
Но меня растрогала только одна —
Девица по имени Сал.

Сквозь грубость сияла ее красота,
Ив тюрьме любили ее.
И, не колеблясь, Салли всегда
Брала от жизни свое.

Однажды в последнюю ночь в тюрьме
Она доверилась мне,
И я постараюсь, чтоб знали все
О ее суровой судьбе.

На ранчо в Вайоминге я родилась.
Никто не холил меня.
Меня учила силой брать власть
Грубых ковбоев семья…»

В этом месте поэма обрывалась. Причиной послужил налет полиции на
гангстерский притон в штате Миссури. Бонни и Клайд, Бак и Бланш открыли
по нападавшим отчаянную пальбу из автоматов. Двое полицейских в ре-
зультате перестрелки были убиты.
Преступники скрылись.
Позже Бонни удалось закончить поэму и отослать ее в редакции нес-
кольких американских газет.

«Но вскоре, оставив отчий дом,
Я в город жить подалась,
Не зная, что нету жалости в нем,
А только подлость и грязь.

О Джесси Джеймсе слыхали все,
Но если хотите, еще
О Бонни с Клайдом и их судьбе
Могу поведать я все.

Нынче Бонни и Клайд —
знаменитый дуэт,
Все газеты о них трубят.
После их «работы»
свидетелей нет,
Остается лишь смерти смрад.

Но немало звучит о них лживых слов,
И жестоки они не так.
Ненавидят они стукачей и лгунов,
А закон — их смертельный враг.

Если в Далласе вдруг
полицейский убит
И у «копов» зацепки нет,
Настоящий убийца не будет
раскрыт,
Бонни с Клайдом нести ответ.

Если вдруг успокоиться пара
решит
И квартиру снимет себе,
Через пару деньков надоест им быт,
И опять с автоматом в руке.

От холодных убийств содрогнулась
страна,
И жестокость их — тяжкий грех,
Но я знала Клайда и в те времена,
Когда был он похож на всех.

Он был добрым техасским парнем
простым,
Не в чем было его упрекнуть,
Но сурово жизнь поступила с ним
И толкнула на дьявольский путь.

И он как-то признался с горечью мне:
«Век свободы мне не видать.
Жизнь моя завершится на адском
костре,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ла снята группа пожарных с симптомами радиационного облучения. Когда я
подошел к пяти своим парням и попросил их разведать ситуацию, они
стремглав бросились на крышу. Сегодня никого из них нет в живых».
У самого Телятникова рвота началась уже тогда, когда он гасил пламя.
Потом, как и тысячи других, отважный пожарный долго и мужественно сра-
жался с тяжелой болезнью, и это сражение, к глубокому сожалению, проиг-
рал…
Раскаленная добела графитовая сердцевина реактора выбрасывала в ат-
мосферу миллионы кубических метров радиоактивных газов.
Через сорок восемь часов после того как радиоактивная тревога прозву-
чала в Форсмарке, на столе президента США Рональда Рейгана лежали сним-
ки, сделанные искусственным спутником ЦРУ с высоты четырехсот миль. На
них был изображен кромешный ад, о котором умалчивали поставленные в глу-
пое положение партийными запретами советские специалисты.
Научный советник шведского посольства в Москве, вооружившись информа-
цией из Форсмарка, в первые же часы после катастрофы вступил в контакт с
официальными лицами, ответственными за проведение советской ядерной
программы. Но получил краткий ответ, что они не располагают соответству-
ющей информацией.
Несколько дней спустя, поставив задачу скорректировать позицию прави-
тельства по отношению к чернобыльской катастрофе и успокоить мировую об-
щественность, сделал заявление набирающий очки советский политик Борис
Ельцин. Он сказал: «Все это очень серьезно. Причина, очевидно, заключа-
ется в ошибке человека. Мы принимаем все меры для того, чтобы подобное
не совершилось снова».
Из зоны радиусом в тридцать километров от взорвавшегося реактора была
произведена полная эвакуация. Проживание в ней запрещено. Скот, питьевая
вода и растительность объявлены вредными дня здоровья и непригодными к
употреблению.

В преисподней

Специалисты по ядерной физике начали теоретические дискуссии о том,
что случилось с чернобыльским реактором, и построили вероятный сценарий
катастрофы. В реакторе сгорают урановые топливные стержни и дают тепло-
ту, с помощью которой нагревается вода, превращаясь в пар. В свою оче-
редь пар подается на турбогенераторы, вырабатывающие электроэнергию. В
этой системе существенную роль играет охлажденная вода. Она предотвраща-
ет перегрев стержней, которые могут расплавиться или загореться, что ав-
томатически превратит ядро реактора в атомную бомбу.
Было похоже, что циркуляционная система водоснабжения, обеспечивающая
охлаждение реактора, дала сбой. В результате температура в реакторе рез-
ко поднялась. Урановые стержни начали плавиться и выделять радиоактивный
пар, который вступил в реакцию с циркониевой оболочкой стержней, выделяя
взрывоопасный водород.
Советские официальные лица явно не хотели обращаться за иностранной
помощью. Стараясь ввести в заблуждение мировое общественное мнение, они
утверждали, что ничего страшного не произошло. Но все же научный сотруд-
ник советского посольства в Бонне посетил министерство ядерной энергети-
ки Западной Германии и запросил информацию о борьбе с пожаром на графи-
товой сердцевине реактора. С аналогичным запросом в тот же день диплома-
ты обратились к шведским властям, а известный калифорнийский эксперт
доктор Роберт Гейл был приглашен в Советский Союз, чтобы оказать жертвам
Чернобыля медицинскую помощь.
Москва пыталась удержать пламя с помощью армии рабочих и солдат — се-
годня большинство из них в могиле, а живущие продолжают страдать от пос-
ледствий продолжительного массированного радиационного облучения.

Все еще впереди…

К концу недели пожар был ликвидирован, но в окружающий мир вырвалось
огромное, неисчислимое количество радиации, накрыв ядовитым одеялом Ев-
ропу и западную часть Советского Союза. В районах, прилегающих к стан-
ции, уже через некоторое время люда начали умирать от кровоизлияний и
апоплексических ударов. Их можно считать по-своему счастливыми — медлен-
ное, мучительное умирание, мертворожденные дети-мутанты, дети, болеющие
раком, — все еще было впереди.
Стремясь избавиться от радиоактивных осколков, возле АЭС выкопали ог-
ромный ров и заполнили его раздробленными остатками реактора, изогнутым
металлом, кусками бетонных стен и защитной одеждой рабочих, в которой
они устраняли последствия катастрофы. В течение последующих шести недель
на реактор, намертво запечатав его, и в тоннель под реактор были уложены
сотни тысяч кубометров бетона.
По мере того как проводились спасательные работы, президент Рейган
выражал все большее недовольство политикой Москвы. В своей субботней ре-
чи по национальному радио он сказал: «Советы должны дать миру полный от-
чет о том, что произошло в Чернобыле, что происходит теперь и что должно
ожидать мировое сообщество в ближайшем будущем».
Ученые-ядерщики объявили реакторы на других советских атомных элект-
ростанциях, устаревшими. Наиболее вопиющим фактом, констатировали экс-
перты, является то, что русские пренебрегли безопасностью и не построили
над реактором защитный бетонный колпак, который мог бы задержать пожар и
последующее распространение радиации.
После нескольких лет бюрократических проволочек началась публикация
статистических материалов. Она безрадостна и свидетельствует о возраста-
нии онкологических заболеваний и заболеваний крови не только в тридцати-
километровой зоне, но и за ее пределами.
Доктор Гейл, проводивший медицинскую экспертизу, предсказывал, что в
последующие десять лет лавина онкологических заболеваний, вызванных вы-
падением радиоактивных осадков Чернобыля, будет нарастать. Только в
Минске за пять лет после катастрофы количество больных лейкемией увели-
чилось в два раза.
Глубокий экономический кризис, поразивший Россию, Украину и Белорус-
сию после распада СССР, привел к тому, что лишь часть этих больных полу-
чит необходимое лечение.

Наследие

Самое стойкое наследие Чернобыля — не отравленные радионуклидами на
долгие годы поля и леса, заброшенные деревни, обездоленные люди, лишив-
шиеся родных очагов. Это — недоверие, которое испытали жители бывшего
Советского Союза к своим руководителям высшего ранга: никто из них так и
не был наказан за сокрытие от народа информации о катастрофе. И, конечно
же, это страх снова быть обманутыми.
За случившуюся трагедию, как обычно, расплатились «стрелочники».
«Козлами отпущения» стали бывший директор станции Виктор Брюханов и
главный инженер Анатолий Дятлов: когда отказала система охлаждения и ре-
актор взорвался, оба сладко спали в своих постелях.
Двое других руководителей рангом пониже получили по три года тюремно-
го заключения, а еще двое были осуждены условно.

Безумная экскурсия

В качестве ужасного послесловия к чернобыльской трагедии нынешние ки-
евские власти предлагают организовать для желающих туристические маршру-
ты на разрушенный атомный реактор. Местные руководители из туристических
бюро, испытывающие постоянный валютный голод, надеясь заманить туристов
из западных стран в мертвую зону, предлагают:
похолодеть от ужаса, пройдя по мертвым улицам города-призрака Припя-
ти, покинутого его жителями;
застыть в благоговейном молчании возле саркофага расплавленного реак-
тора;
испытать шок при виде сельскохозяйственных животных, родившихся с
ужасающими отклонениями в результате воздействия радиации на генетичес-
кий код.
Часть тура стоимостью до 200 фунтов стерлингов за один день включает
посещение деревень, в которые хозяева вернулись, несмотря на запрет
властей и реальную угрозу своей жизни и жизни своих детей.
Потеряв город энергетиков Припять, оказавшийся в эпицентре катастрофы
на Чернобыльской АЭС, власти Украины вынуждены были построить для сотен
рабочих и инженеров, обслуживающих два работающих блока, небольшой горо-
док Славутач. Городок удобный, зеленый, хорошо спланированный. Излюблен-
ная шутка жителей Славутича: «Жизнь прекрасна, но уж очень коротка!»
Горькая шутка…
Опасаясь повторения трагедии, люди во всем мире требуют закрыть рабо-
тающие блоки Чернобыльской АЭС. Но Украине, задыхающейся в тисках кризи-
са, трудно, а вернее, просто невозможно отказаться от миллиардов кило-
ватт дешевой электроэнергии. Чтобы остановить все реакторы Чернобыля,
чтобы навеки обезопасить человечество от возможности повторения катаст-
рофы в еще больших масштабах, Украине нужна помощь, и немалая, всего ми-
рового сообщества. Похоже, что развитые в экономическом отношении страны
готовы ее оказать. Но пока они не торопятся. Реакторы не заглушены.
Опасность апокалипсиса продолжает существовать. Отвратить ее — святой
долг нынешних поколений перед будущими, перед завтрашним днем челове-
чества.

ПАРОМ ЗЕБРЮГГЕ: Смерть в ночи.

Короткий переход по проливу, что-то вроде приятной морской прогулки,
превратился для команды и пассажиров парома «Геральд оф Фри Энтерпрайз»
в настоящий кошмар. В марте 1987 года, вскоре после выхода из порта, па-
ром затонул.

Пролив Ла-Манш — самый напряженный в мире морской путь. Каждый день
эту узкую полоску воды, отделяющую Британию от континентальной Европы,
пересекают тысячи судов, принадлежащих разным странам. Для отдыхающих
паромы, курсирующие между портами Британии, Франции, Бельгии и Голлан-
дии, выглядят как неуклюжие автобусы, совершающие регулярные рейсы. Лег-
кость и доступность путешествия заставляют забыть, что Ла-Манш — мо-
гильник бесчисленного множества кораблей, затонувших в его опасных и хо-
лодных водах.
Несомненно, что главную роль в гибели обреченных кораблей играла по-
года. Но не менее важное значение имели ошибки и просчеты экипажей. Ужа-
сающая цепь человеческих ошибок была зафиксирована и в случае с паромом
«Геральд оф Фри Энтерпрайз». Позже в официальном расследовании эта цепь
ошибок была определена как «болезнь разгильдяйства».
Люди, страдавшие «болезнью разгильдяйства», умудрились совершить, ка-
залось бы, невозможное: оставили открытыми носовые шлюзы на пароме, ког-
да он выходил ночью в море. Вода беспрепятственно поступала на автомо-
бильные палубы, пока крен корабля не достиг критической отметки.
Паром лег на борт и не затонул лишь потому, что находился в это время
над песчаной отмелью. Но в последующей суматохе и хаосе погибли 193 че-
ловека.
Страдания этой ночи так и не стали надлежащим уроком разгильдяям.
Семь лет спустя при схожих обстоятельствах произошла трагедия парома
«Эстония», на котором погибло свыше тысячи человек.

«Он определенно переворачивается!»

Длина парома «Геральд оф Фри Энтерпрай» составляла 132 метра, водоиз-
мещение — 7951 тонна. Он являлся составной частью флота, управляемого
компанией «Таунсенд». Паром пересекал пролив за рекордное время. Как вы-
яснилось позднее, время для боссов «Таунсенд» было решающим оперативным
фактором. В условиях высокой конкуренции на судоходных линиях Ла-Манша
именно количество рейсов судна и скорость хода в море либо приносили
прибыль компании, либо пожрали ее. О безопасности людей не думали. В
ночь, когда паром вышел из Зебрюгге, на капитанском мостике находился
капитан Дэвид Льюри. Опытный шкипер и один из старейших работников ком-
пании, он прекрасно знал маршрут и не ожидал от плавания никаких сюрпри-
зов.
На борту находились 436 пассажиров. Многие из них во время отплытия
были на палубе, любовались исчезающими вдали огнями Зебрюгге.
На грузовых палубах стояло около сорока грузовиков и свыше 80 легко-
вых автомобилей. Для корабля, который мог разместить с комфортом в своих

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

И расплаты не миновать!»

Все темней и страшней ненадежный
путь,
Все бессмысленнее борьба.
Пусть богатыми станем когда-нибудь,
Но свободными — никогда!

Не считали они, что сильнее всех,
Ведь закон победить нельзя!
И что гибель расплатой будет
за грех,
Знали оба наверняка.

Пусть от болей сердечных страдаете вы,
А дряхлеющих смерть унесет.
Но с несчастьями Бонни и Клайда
судьбы
Не сравнить ваших мелких невзгод!

День наступит,
И лягут на вечный сон
В нескорбеющей рыхлой земле.
И вздохнут с облегченьем страна
и закон,
Их отправив в небытие».

В 1933 году грабители переключились в основном на мелкие банки в про-
винциальных городках Индианы, Миннесоты и Техаса.
Однажды они прятались в сдаваемых внаем бревенчатых домиках в штате
Миссури. Налетчики не привлекали к себе внимания, но управляющий запо-
дозрил неладное, когда они заплатили за аренду мелкими монетами. Он со-
общил о своих подозрениях полиции.
Описание внешности постояльцев соответствовало описанию преступников,
и для осады предполагаемого места укрытия банды была отправлена сотня
«колов».
Ко всеобщему удивлению, преступники вновь исчезли, оставив трех уби-
тых офицеров.
Но Бланш прострелили ногу, Клайд был легко ранен в голову, у Бонни
пуля зацепила ребро, а Бак… Бак получил свою последнюю в жизни пулю.

Дыхание погони

В лесистой местности штата Айова бандиты зализывали свои раны и дела-
ли все, чтобы спасти Бака. Но практически ничем помочь ему они уже не
могли.
Они решали, где оставить умирающего Бака, когда Клайд почувствовал
какое-то движение в зарослях. И тут же на лагерь градом посыпались пули.
Преступники ответили кинжальным огнем. Даже смертельно раненный Бак вы-
пустил в полицейских несколько автоматных очередей. Бонни и Клайду уда-
лось проскользнуть в мелколесье и скрыться. Бак был изрешечен пулями.
Полицейские нашли Бланш безутешно рыдающей над телом убитого мужа.
Чувствуя за собой дыхание погони, дуэт спешно ретировался на север, в
Миннесоту, разумно полагая, что в штате, где они совершили меньше прес-
туплений, у них будет не так много проблем. Они воровали с веревок белье
и питались отбросами.
Похищенный работник гаража Джонс, который присоединился к ним, позд-
нее рассказывал полиции: «Это была уже не та жизнь. Мы уподобились обык-
новенным бродягам».
Джонс первым из бандитов пресытился этой жизнью и сбежал от своих со-
общников в Техас, где был тут же арестован. Полиции он рассказал все,
что знал о действиях банды. «Эти двое — чудовища, заявил беглец. — Я ни-
когда не видел кого-либо еще, кто бы так наслаждался убийствами».
В следующем месяце Бонни и Клайд пробрались в Техас для встречи с ма-
терью Клайда в пригородной зоне отдыха. Тут эта парочка чуть было не
влипла — за Камми Бэрроу следили люди шерифа, окружившие место пикника.
Предупрежденный каким-то шестым чувством, Клайд со всех ног бросился к
оставленной неподалеку машине. Багажник автомобиля был изрешечен пулями,
он и Бонни получили легкие ранения. Но им везло.
После нескольких небольших ограблений они вновь объединились с Га-
мильтоном, бежавшим из тюрьмы вместе с преступниками Джо Палмером и Ген-
ри Метвином. Банда Бэрроу опять набирала силу. Снова по разным городам
прокатилась волна убийств, угонов автомобилей, похищений оружия.
Дикие нравы налетчиков, их необузданные страсти и низменные желания
наводили на людей ужас.
Федеральное бюро расследований США так проинструктировало персонал
полиции: вест огонь на поражение, а уж потом задавать вопросы. Это было
равносильно объявлению войны терроризирующим население бандитам. Глава
ФБР Эдгар Гувер заявил: «Клайд — психопат. Его нужно уничтожить как
взбесившееся животное». Даже другие гангстеры решили, что банде Бэрроу
нет места среди них. Чарльз Артур Флойд — гангстер по прозвищу «Красав-
чик» — был вне себя, узнав, что дьявольская парочка объявилась на тер-
ритории, которую он контролировал. «Не давайте им еды и не предоставляй-
те убежище, — приказал он своим дружкам по преступному миру. — Если може-
те, выведите на них полицию. Они паразиты и не могут иметь ничего общего
с нашими людьми».
С чем и с кем боролись Бонни и Клайд? Почему проливали реки челове-
ческой крови? Читатели, еще недавно восхищавшиеся романтической поэмой
Бонни Паркер, поняли, что герои далеко не Робин Гуды. Это были алчные,
безжалостные убийцы.

Засада

Тем временем кольцо вокруг банды Бэрроу неумолимо сжималось. Перед
техасским шерифом Фрэнком Хамером, обезвредившим за время своей карьеры

65 известных преступников, была поставлена задача: выследить Бонни и
Клайда. Хамер проанализировал каждое их нападение, создал карты и схемы
их передвижений за все эти годы, изучил все места налетов и пути, кото-
рые они выбирали. «Я хотел проникнуть в их дьявольские замыслы, говорил
он, — и я это сделал». Несколько раз в течение первых месяцев 1934 года
Хамер и его люди шли по следу бандитов. Но полицейским постоянно не вез-
ло — они все время опаздывали.
В апреле остатки преступной группы направились в Техас, надеясь спо-
койно отсидеться у родственников Бонни. Но когда они приближались к го-
роду Грейнвин, мимо проехали на мотоциклах полицейские Эрнест Уилер и
Гарольд Мерфи. Почувствовав неладное, Клайд остановил машину.
Полицейские, у которых возникли подозрения, повернули назад. Когда
они поравнялись, Клайд выстрелил сразу из двух стволов.
Преступникам снова удалось бежать. Две недели спустя в Оклахоме, ког-
да автомобиль Клайда завяз в грязи, к ним подошли двое «копов». Один из
них получил пулю в голову, второй оказался более везучим — был легко ра-
нен.
Полиция обнаружила дом, где время от времени скрывались преступники.
Нужен был ключ от двери, который мог оказаться у третьего члена банды —
Метвина. Его отец обещал помочь заманить банду в засаду, если Хамер по-
щадит сына. Шериф, который был заинтересован прежде всего в поимке
Бонни и Клайда, пошел на это. Генри Метвин согласился действовать заодно
с отцом и незаметно выскользнул из бандитского логова.
Вскоре полицейские окружили убежище и блокировали дорогу, ведущую к
нему. Они были вооружены пулеметами, автоматическими винтовками, большим
количеством гранат со слезоточивым газом. На этот раз у полиции были все
шансы настичь преступников.
Утром 23 мая 1934 года на дороге появился «форд», который парочка уг-
нала неделю назад. Вел машину Клайд. На нем были темные очки, защищавшие
от яркого весеннего солнца. Рядом с Клайдом сидела его неразлучная спу-
тница в новом красном платье, украденном вместе с другами вещами нес-
колько недель назад. В машине были припрятаны две тысячи патронов, три
винтовки, двенадцать пистолетов и два газовых ружья.

Кровавая развязка

Грузовик Метвина-старшего был припаркован у края дороги. Когда Клайд
поравнялся с ним, он спросил, не появлялся ли его сын. Метвин, увидев
приближающийся автомобиль с полицейскими, затрясся от страха и нырнул
под свой грузовик. Выскочивший из автомобиля шериф приказал бандитам
сдаваться. Но на преступную парочку эта команда подействовала, как крас-
ная тряпка на быка.
Молниеносным движением Клайд открыл дверцу автомобиля и схватил дро-
бовик. Бонни выхватила револьвер.
Но на этот раз надеяться им было не на что. Свинцовый град обрушился
на их машину. Более пятисот пуль вонзилось в тепа гангстеров, и они были
буквально разорваны на части, а полицейские продолжали поливать изреше-
ченный «форд» смертоносным огнем.
Первые страницы американских газет запестрели сообщениями о смерти
Бонни и Клайда. Изуродованные тела преступников были выставлены на все-
общее обозрение в морге, и желающие за один доллар могли посмотреть на
них. Любопытных оказалось довольно много.
Десять лет спустя был схвачен и приговорен к смертной казни Рой Га-
мильтон — сообщник Бонни и Клайда. Перед смертью он вспоминал: «Они лю-
били убивать людей, видеть, как течет кровь, и получали удовольствие от
этого зрелища. И никогда не упускали возможности насладиться видом чужой
смерти. Эти люди не знали, что такое жалость и сострадание».
Семья погибшей преступницы пыталась создать иной, романтический образ
Бонни. Надпись на ее могильном камне гласит: «Как цветы расцветают под
лучами солнца и свежестью росы, так и мир становится ярче благодаря та-
ким людям, как ты».
Это звучит почти как цитата из неопубликованной поэмы гангстера в юб-
ке, герои которой оставили о себе недобрую память.

ГОТТИ И ГРАВАНО: Заклятые друзья

Дорогу на самую вершину мафиозной иерархии Джон Готти прокладывал
убийствами и ложью. ФБР долго не могло предъявить обвинение «Тефлоновому
Дону», пока «крестного отца» нью-йоркского клана не предала его же пра-
вая рука — Гравано по кличке «Сэмми-Бык», который убил по приказу своего
шефа около сорока человек.

Джон Готти — босс боссов всех «семей» американской мафии — в своем
восхождении на олимп преступной империи, получавшей ежегодный доход в 16
миллионов долларов, сделал всего одну ошибку. «Крестный отец» доверился
специалисту по «мокрым» делам Сальваторе Гравано и назначил его своим
заместителем.
Более тридцати лет Джону Готти удавалось ускользать от справедливого
возмездия за многочисленные убийства и насилия, которые числились на
кровавом счету преступного клана.
Показания Гравано, арестованного вместе с шефом и без липших угрызе-
ний совести предавшего его, помогли правосудию засадить Готти в тюрьму
на всю оставшуюся жизнь.
«Сэмми-Бык» «раскололся» в 1992 году, согласившись стать свидетелем
обвинения. Его показания разрушили могущество мафиозного клана.
Готти, окруживший себя сборищем дельцов наркобизнеса, сутенеров и
убийц, казался им щедрым и великодушным парнем. Каждый год он устраивал
традиционный фейерверк в честь Дня независимости США, на радость всей
округе запуская в небо ракеты на тысячи долларов.
На улицах восторженные почитатели цеплялись за его пальто, выкрикива-
ли приветствия, когда он пробирался к неприметному зданию, арендуемому
мафией прямо в центре «малой Италии» — одного из наиболее криминальных
районов Нью-Йорка.
За его бронированными дверями, начиненными сигнальной аппаратурой и
сверхсекретными замками, Джон Готти вершил свой суд. Это был офис «Фран-
та Дона», как его еще называли. Здесь с преступника спадала маска фи-
лантропа. Азартные игры, незаконная торговля спиртными напитками, прос-
титуция, наркотики и убийства были его бизнесом, и Готти вел его со зна-
нием дела. Недаром ФБР окрестило Готти «Тефлоновым Доном»: все обвинения
отскакивали от него, не оставляя даже царапины.
Он был неуязвим, потому что всегда находились свидетели, готовые под

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

каютах 1000 пассажиров и 80 человек команды, загрузка составляла всего
лишь половину его грузоподъемности.
Спустя каких-то двадцать минут корабль резко накренился и лег на
борт, словно гигантский кит. В наполненных пассажирами барах, рестора-
нах, беспошлинном магазине, каютах и палубах началась паника.
Тех, кто находился у открытых иллюминаторов, просто выбросило в море.
Водитель грузовика из Ирландии Ларри О’Брайан в это время сидел в
ресторане. Внезапно со столов полетела посуда. «Через сорок пять секунд,
— рассказывал он, — корабль, наполовину залитый водой, лежал на боку. Лю-
дей высасывало через иллюминаторы, как при воздушных катастрофах, кото-
рые мы видели в кино. У них не было никаких шансов спастись. Когда меня
сняли с парома и я посмотрел на него, он выглядел как корабль времен
второй мировой войны, пораженный торпедой».
На пароме было много пассажиров, принявших приглашение популярной ан-
глийской газеты «Сан» совершить путешествие на материк и обратно всего
за один фунт стерлингов.
Один из них, тридцатилетний Эндрю Симмонс, житель городка Буши, вспо-
минал: «Мы попали в ловушку всего через двадцать или тридцать минут пос-
ле отплытия. В течение одной минуты корабль лег на бок, и вода хлынула
внутрь. Мой друг и я помогли девочке двух-трех лет и ее отцу выбраться
из воды. Только мы и спаслись…»

Герои

В эту ночь многие люди на терпевшем катастрофу судне проявили настоя-
щий героизм. Среди них нужно назвать жителя Лондона Эндрю Паркера. В
кромешной тьме, в водоворотах поднимавшейся черной холодной воды, кото-
рая несла с собой обломки мебели, пустые бутылки, брошенные спасательные
жилеты, этот храбрец превратил себя в живой мостик, перекрыв своим телом
пропасть над водой. По нему в безопасное место прошли 120 человек. Позже
Эндрю Паркера за проявленное мужество наградили медалью.
Ночной кошмар пережитого на пароме по сей день вспоминается ему, не
давая покоя.
Незаурядное мужество проявил водолаз военно-морского флота Бельгии
лейтенант Гвидо Кауэнберг.
Организовав спасательные работы, он вытащил из воды более сорока уто-
пающих. Водолаз получил медаль королевы за храбрость.
Кауэнберг и его коллеги прилетели на место бедствия на вертолетах во-
енно-морских сил. Шум их винтов слился с криками тонущих внизу, во мраке
ночи.
Началось беспримерное соревнование со временем…
В эту ночь, как и семьдесят пять лет назад во время катастрофы «Тита-
ника», море угрожало смертью от переохлаждения даже искусным пловцам.
Молодая девушка из Хертфордшира Никол Симпсон, после того как ее вы-
тащил из воды бельгийский ныряльщик Пит Лагаст, находилась в состоянии
клинической смерти. Температура ее тела была значительно ниже нор-
мальной. Девушку доставили в бельгийский госпиталь. Благодаря стараниям
врачей и медсестер, которые не отходили от нее всю ночь, Никол Симпсон
выжила.
Никол и шесть ее спутников оказались в западне, отделенные от выхода
толстым дверным стеклом. Лагаст разбил его своим ножом, сильно порезав
при этом руки. Он также получил медаль за храбрость.
Корпус поверженного корабля освещался светом дуговых натриевых ламп.
Слухи о происшествии тут же разнеслись по всем газетам и телекомпани-
ям мира. В порту отплытия разъяренные родственники осадили офис компании
«Таунсенд Торесен».
Сотрудников компании атаковали газетчики, которые слетелись сюда,
чтобы получить информацию о самой ужасной трагедии в истории британского
мореплавания за последние десятилетия.
Командование королевского военно-морского флота немедленно направило к
месту катастрофы с военно-морской базы в Калдроузе корабли «Глазго» и
«Диомед» в сопровождении вертолетов.
Позже пилот одного вертолета, кружившего над морем, в котором плавали
и живые, и мертвые, сказал: «Я видел застывшие на воде черные тела. Они
раскинули руки, подобно щупальцам медузы. Я знал, что они уже мертвы».

С открытыми шлюзами

Уже назавтра буксиры и мощные плавучие краны выпрямили неповоротливое
тело парома.
Он стоял на песчаной косе, и морская вода достигала всего лишь до се-
редины его бортов. В носовой части корабля виднелись открытые шлюзы, ве-
дущие на грузовые палубы, — явная причина катастрофы.
В конечном счете всю вину за нее взял на себя капитан Дэвид Льюри как
хозяин корабля.
Но последовавшее затем общественное расследование доказало, что в ги-
бели парома повинен не один человек, а вся команда и руководство компа-
нии.
Расследование выявило, что система управления графиком ежедневного
движения судов часто давала сбои, а команда небрежно выполняла свои обя-
занности.
В июле 1987 года, после нескольких месяцев расследования, глава ко-
миссии судья Шин заявил: «Корабль от киля до верхушки был пронизан «бо-
лезнью разгильдяйства».
Четыре человека, включая капитана Льюри, могли совершить фатальные
ошибки, которые привели к трагедии. Это старший механик Джон Керби, боц-
ман Марк Стэнли и старший помощник капитана Лесли Сэйбел.
Судья Шин точно указал на причину аварии: «Геральд» затонул потому,
что вышел в море с открытыми внешними и внутренними носовыми шлюзами.
Полное исследование обстоятельств трагедии неизбежно ведет к заключению,
что основная вина возлагается на компанию».
Известно, что Марк Стэнли, в обязанности которого входило закрывать
шлюзы перед выходом в море, в это время спал. Он проснулся лишь тогда,
когда корабль лег на бок и боцмана выбросило из кровати.
Лесли Сэйбела критиковали за то, что не проверил, закрыты ли шлюзы.

Оказалось, что многие капитаны уже выражали озабоченность практикой ком-
пании «Таунсенд», разрешавшей выход в море с открытыми носовыми шлюзами.
Существовало мнение, что капитанский мостик должен быть оборудован
сигнальными огнями, свидетельствующими о закрытых или открытых носовых
шлюзах. Комиссия заявила, что эта мысль заслуживала «самого серьезного
рассмотрения», но разумное предложение было проигнорировано.
Судья возложил тяжкое бремя ответственности за потерю корабля и чело-
веческие жертвы на капитана Льюри. Смягчающими вину обстоятельствами он
счел то, что шкипер работал в системе, которая существовала и на других
кораблях компании: приказов-инструкций закрывать носовые и кормовые шлю-
зы не было.
Судья подверг владельцев парома уничтожающей критике за «благодушие»,
которое привело к «болезни разгильдяйства».
После изучения всех обстоятельств трагедии следствие вынесло решение,
что все погибшие пассажиры стали жертвами неумышленного убийства.
Позже такие же обвинения были предъявлены команде и управленцам, но
затем они были сняты. Судьи сочли, что воспоминания о трагедии, которую
можно было предотвратить, — достаточно серьезное наказание.

Горькие воспоминания

Катастрофа «Геральда» привела к кардинальному пересмотру оперативных
инструкций по вождению кораблей.
В соответствии с законом о мореплавании сейчас считается преступлени-
ем, если корабль выйдет в море с открытыми шлюзами.
Спасенные пассажиры до сих пор хранят горькие воспоминания о потерян-
ных близких и любимых людях.
Помнит о своей утонувшей матери и Никол Симпсон. Скорбит о своих две-
надцати погибших товарищах команда затонувшего корабля.
Капитан Льюри сразу же после катастрофы пытался покончить с собой.
Искореженный корпус корабля впоследствии был порезан на металлолом в
разделочном доке на Тайване.
Косвенная вина за трагедию возлагалась на небрежное управление паро-
мом.

ШКОЛА В АБЕРФАНЕ: Жертвы-дети.

Люди в угледобывающих районах привыкли к трагедиям. Но то, что случи-
лось в маленькой деревеньке Аберфан в Южном Уэльсе, потрясло даже самых
стойких и закаленных. Гигантский оползень из угольного шлака поглотил
школу вместе с детьми.

История Уэльса — это история человеческих трагедий. Покрытые угольной
пылью унылые долины населяли люди, обреченные на тяжкий труд, бедность,
из которой не могли вырваться целые поколения, на ежедневную опасность,
увечья и смерть.
Но несмотря на сложности жизни, шахтеры заботливо хранили доставшееся
от предков наследие: трудолюбие, мужество, верность в дружбе.
Спускаясь в забой, шахтеры были готовы и к внезапным обвалам, и к
взрывам метана, уносившим человеческие жизни. Но никто не был готов к
тому, что трагедия может случиться на поверхности земли. И когда в дере-
вушке Аберфан обвалилась гора и погребла под собой свыше ста детей, все
содрогнулись от ужаса. Гора была рукотворной, ее образовала порода, ко-
торую многие десятилетия шахтеры извлекали из-под земли, чтобы зарабо-
тать на жизнь.
В конечном итоге детей убили шахты, как до этого они убивали их от-
цов, дедов и прадедов…
Следы этой трагедии видны в Аберфане и по сей день. Теперь это уже не
та деревня, в которой люди чувствовали себя спокойно и уверенно.
Бедствие случилось, когда его никто не ждал.
Уже несколько недель шли проливные дожди. Водные потоки неустанно
размывали, подтачивали свалку №7 — так по терминологии Национального
угольного совета именовалась гора отработанной породы. Словно черная ра-
ковая опухоль, она прилепилась к склону горы Мертир, вершина которой не-
ясно вырисовывалась сквозь туманную сеть дождя.
Вода сделала свое дело: в 7 часов 30 минут утра черная раскисшая
грязь начала движение. Огромная гора — 100 тысяч тонн камней и земли —
внезапно начала безжалостное наступление на ничего не подозревающих лю-
дей.
Маленький Пол Дэйвис, один из юных жителей Аберфана, был в это утро в
начальной школе, расположенной у подножия горы. Рядом находились нес-
колько коттеджей и ферма. Пятилетний Пол любил рисовать и даже набросал
карандашом на листе бумаги, как тестообразная грязь, набирая скорость,
ползет с горы. На другом рисунке мальчик изобразил гору грязи, стекавшую
на его школу, и самолет с надписью «Национальный угольный совет», бро-
савший на гору бомбы.
А затем настоящая движущаяся гора накрыла начальную школу.
Позже, когда люди извлекли раздавленное тело маленького Пола из-под
рукотворного оползня, стрелки остановившихся школьных часов показывали 9
часов 35 минут.
Поток грязи обрушился на деревню, ломая и круша все на своем пути.
Выжившие вспоминают, что они слышали скрип перемещающегося гравия и
удары камней.
Гора словно предупреждала людей, что вот-вот обрушится на деревню.

Девятый вал

Священник Кеннет Хейс вспоминает короткие секунды катастрофы с ужа-
сающей отчетливостью, ее мельчайшие подробности будут жить в нем до кон-
ца дней. Он повернул за угол и увидел, как вал грязи поднимается по
тыльной стене школы, подталкиваемый сзади огромной массой оползня. Его
девятилетний сын Дайфиг в это время находился там, среди обреченных.
«Грязь у меня на глазах накрыла школу, — сказал он. — Я видел последних
живых, вынесенных наружу, и первых мертвых.
Я знал, что потерял своего мальчика, хотя его тело нашли только на-
завтра. Смертельная тяжесть оползня раздавила всех нас. Были уничтожены
целые семьи. В четверг я похоронил пять человек из одного дома».
Филипп Томас вспоминает, как он кричал, когда камни дробили его руки,
и безнадежно звал маму. Буквально за мгновение до того, как стена грязи
поглотила школьное здание, он вышел со своим другом на крыльцо.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

присягой подтвердить непричастность «крестного отца» к тому или иному
преступлению.
Эти люди прекрасно понимали, какая страшная кара их ожидает, если они
скажут хоть одно слово против безжалостного главаря мафии.

Пятый из тринадцати

Когда в 1990 году Готти наконец был схвачен, специальные подразделе-
ния ФБР, приложившие столько усилий к разоблачению главы преступной
«семьи», были уверены, что на этот раз правосудие свершится.
«Тефлоновый Дон» был обвинен во многих преступлениях, включая
убийство в 1985 году Пола Кастеллано — главаря «семьи» Гамбино, совер-
шенное с целью захвата контроля над этой мафиозной организацией. В то
время как врачи пытались спасти жизнь Кастеллано, Джон Готти был приве-
ден к присяге в качестве нового босса. Но «недолго музыка играла»: Готти
снова удалось вывернуться. Служителям Фемиды было от чего прийти в уны-
ние.
Кто же он, Джон Готти, поднявшийся на высшую ступеньку преступной ие-
рархии?
Родился будущий главарь мафии 27 октября 1940 года. Он был пятым ре-
бенком в бедной семье выходцев из Италии Джона и Фанни Готта, где росло
тринадцать детей. Семья ютилась в небольшом домишке в Бронксе — одном из
самых неспокойных районов Нью-Йорка. Готти так невзлюбил Бронкс, что
впоследствии категорически отказался включить этот район в сферу своего
влияния.
Джон Готти с детства усвоил, что сила гораздо полезнее знаний. Его
отец, еще ребенком прибывший в Америку из Неаполя, работал мусорщиком по
шестнадцать часов в сутки, но семья бедствовала. Джон считал, что трудо-
вой путь к успеху — это для дураков, а он должен взять все, что захочет,
иным способом.
Когда Джону было двенадцать, родители переехали в Браунсвипл — часть
Бруклина, в которой преобладали итальянцы и где кипели этнические страс-
ти. Несколько десятков уличных банд систематически сводили здесь счеты
друг с другом. Сильный, мускулистый Готти еще подростком получил кличку
«Крепкий кулак». В шестнадцать он возглавил банду сверстников, которой
все опасались.
15 мая 1957 года Готти впервые попал под арест, но депо было прекра-
щено из-за отсутствия улик.
Большинство закадычных дружков Готти были настоящими головорезами,
привыкшими околачиваться в небольших клубах, популярных у итальянцев.
Готти был частым посетителем клуба, которым руководил Кармино Фатико,
в то время капо, или капитан, в мафиозной «семье», возглавляемой Альбер-
том Анастазией.
В клубе Фатико целыми днями слонялись самодовольные, крикливо одетые
мафиози с полными карманами денег. Здесь они были окружены тем подобост-
растием, которое очень импонировало Готти и которое он позже узаконит у
себя в клане.
В шестнадцать лет Джон бросил школу в Бруклине и работал сначала гла-
дильщиком, потом помощником водителя грузовика. Но его больше привлекало
общение с «крутыми» парнями в мафиозных клубах. Подростку льстило то,
что бывалые мужчины внимательно слушают его рассказы о налетах и драках.
Готти часто отирался на скачках, выполняя мелкие поручения местных
гангстеров.
В семнадцать лет он открыл свой криминальный счет, получив условный
срок за кражу.
В 1959 году Джон днем работал на швейной фабрике, а ночью продолжал
заниматься преступным промыслом. Где-то в это время он встретил Викторию
ди Джордже, изящную темноволосую женщину с классическими чертами, и был
покорен ее неброской красотой и мягкими манерами.

Солдат «семьи» Гамбино

Несмотря на возражения родителей, Виктория вышла замуж за Готти в ап-
реле 1960 года, и год спустя у них появился первый ребенок — Анжела.
В это же время Готти был принят в ряды гангстеров в качестве «солда-
та» в преступную «семью» Гамбино. Здесь он и встретился с Сальваторе
Гравано по кличке «Сэмми-Бык».
Тридцать лет Джон Готти тянул за собой «Сэмми-Быка». У них были схо-
жие судьбы, однако Сэмми не стремился к громкой славе. Его вполне устра-
ивала роль заместителя босса. Сэмми так слепо верил своему шефу, что
позднее признался на суде: «Джон Готти был моим хозяином» а я его соба-
кой. Когда он говорил «фас», «кусай».
Однако в конце концов все поменялось: собака укусила хозяина.
Пока Готти рос от ранга к рангу, Король гангстеров Альберт Анастазия
терял популярность. Он окружил себя не слишком преданными людьми, каждый
из которых видел себя высшим руководителем клана. Когда глава гангстерс-
кого синдиката решил изменить ход событий, было уже поздно: убийца был
сам застрелен головорезами Карло Гамбино.
После того как Анастазию прикончили в парикмахерской на Манхэттене,
боссом клана становится Гамбино. Он потребовал подчинения от «солдат»,
которые раньше работали на Анастазию.
Оценив перспективы, Готти поклялся в преданности сицилийцу, который
теперь стал могущественным «крестным отцом».
Вскоре Готти уволился со швейной фабрики и нанялся в транспортную
фирму. Эта работа давала возможность бывать на складах и таким образом
«готовить почву» для будущих захватов. По ночам он и Сэмми слонялись по
барам и ресторанам, добывая информацию о прибыльных грузах для перевоз-
ки. Полученные сведения передавались капо — Кармино Фатико.
Капо в мафиозной структуре командовал группой «солдат» в 250 человек.
Они давали клятву верности «семье», под защитой которой действовали.
В это время Готти получил кличку «Чарли-Фургон», так как в его обя-
занности входило похищение грузовиков для специальных заданий.
А еще Готти вместе с Сэмми контролировал владельцев гаражей, где уг-
нанные автомобили разбирались, а затем снова собирались из разных частей
и перепродавались.

Восхождение к власти

А между тем личная жизнь Джона Готти дала трещину. Хотя к тому време-
ни в семье родилось еще двое детей — Виктория и Джон, бесконечные ночные
отлучки главы семейства привели к разладу между супругами.
За кражу автомобиля Готти попал в тюрьму на двадцать дней: удиви-
тельно, но факт — загребающий многие тысячи долларов мафиози не чурался
обыкновенного воровства. В 1966 году его вновь осудили на четыре месяца
за попытку кражи, и на этот раз он потерял работу в компании по перевоз-
ке грузов, где добывал обширную информацию для налетчиков Гамбино.
Готти мечтал обладать такой же безграничной властью, какую имел новый
глава синдиката Кармино Фатико.
Теперь его ближайшим другом был Сальваторе. Среди гангстеров о Сэмми
ходали легенды, например такая. Когда однажды Сэмми сидел дома, к нему
подбежала собака, держа в пасти оторванную человеческую кисть. Эта рука
принадлежала члену его собственной «семьи», который когда-то перебежал
боссу дорогу. Сэмми «пришил» нарушителя гангстерского этикета и сбросил
труп в мусорную яму, где собака подобрала в отходах понравившуюся ей
кость.
Готта не питал слабости к вину, не волочился за женщинами, работал по
восемнадцать часов в сутки. Единственным его увлечением в «нерабочее»
время были азартные игры. Эта страсть заставляла гангстера постоянно ис-
кать деньги, снова и снова браться за грязную работу для банды, зани-
маться вымогательством и другим нечистоплотным бизнесом.
Вскоре ФБР расставило ловушку на Готти и нескольких его сообщников в
нью-йоркском аэропорту Кеннеди: они ограбили склад с женской одеждой на
сумму более семи тысяч долларов. Джон Готти был приговорен к трем годам
тюрьмы, а тюрьма — хорошая школа для любого гангстера.
Пока Готти отбывал наказание, его непосредственный шеф Кармино пере-
вел штаб-квартиру банды из восточного Нью-Йорка в мрачное помещение клу-
ба, который вскоре стал известен всему преступному миру под названием
«Бергин».
Традиционный порядок среди мафиозных кланов в Нью-Йорке не изменился.
Избранные ветви — «семьи» Гамбино, Боннано, Дженовезе и Коломбо — полу-
чали от преступной деятельности огромные, никем не контролируемые прибы-
ли. Все, кто пытался сопротивляться, безжалостно уничтожались либо дово-
дились до разорения.
Структура этих преступных вооруженных сообществ была той же, какой
она сложилась в начале века: босс, его заместитель, советник, который
передает необходимые инструкции капо, отвечающему за «солдат» в своих
командах, и, наконец, исполнители кровавых приказов главарей — «солда-
ты».
«Семья» Гамбино включала свыше двадцати команд. В каждой из них было
определенное число сообщников, деливших свою добычу с капо. Капо, в свою
очередь, направлял прибыль трем высшим лидерам «семьи».

Экзамен на преданность

В 1972 году, после трех лет тюрьмы, Джон Готти, которому исполнился
тридцать один год, получил повышение. Он отсидел свой срок «честно», ни-
кого не выдав, так что заместитель босса Аньело Делакроче поручил бывше-
му налетчику работу капо бергинской команды.
Делакроче покровительствовал Готти еще до того, как тот попал в
тюрьму. Заместителя босса всегда поражали его холодный расчет и прекло-
нение перед традициями «Коза ностры».
Готти сконцентрировался на рэкете в среде «белых воротничков» — мел-
ких служащих государственных учреждений и частных фирм. Его интересовали
заключаемые контракты, незаконно полученные деньги, индустрия развлече-
ний.
Испытанием на верность клану было для Готти поручение самого дона
Гамбино. Стареющий «крестный отец» пребывал в печали — похитили и убили
его племянника Эммануэля. Гамбино обещал капо Джону Готти стремительное
продвижение по службе, если тот выследит убийцу и отомстит за жизнь
мальчика.

Месть «Коза Ностры»

Готти с жаром взялся за дело. Моментально были расставлены сети из
уличных заправил и мелких гангстеров, то есть тех, кто берется за самые
грязные дела.
Вскоре Готти уже знал точное имя убийцы. Им оказался некий Джеймс
Макбратни. Остальное, как говорится, было делом техники.
Когда Готти с сообщниками внезапно появился в одном из баров на Стей-
ген-Айленде, Макбратни сидел там один и мирно потягивал виски. Гангстер
подошел к нему и достал визитку — как выяснилось впоследствии, это было
фальшивое удостоверение детектива нью-йоркской полиции. Завязалась ссо-
ра. Необходимо было представить дело так, словно Готти убил соперника,
защищая собственную жизнь.
Макбратни понял, в какую он попал переделку, и попытался выхватить
пистолет. Но Готти опередил его. Короткоствольный полицейский револьвер
мгновенно выплюнул в лицо жертвы смертоносную пулю.
Однако в баре было слишком много свидетелей. Готти и его старый друг
Анджело Руджеро были вскоре арестованы. Им предъявили обвинение в пред-
намеренном убийстве.
Но Гамбино нанял для Готти и его сообщника самого искусного из
нью-йоркских адвокатов Джона Кона. Тот с жаром доказывал на суде, что
Готти действовал в пределах необходимой обороны. Кроме того, Кон заклю-
чил «джентльменское соглашение» с окружным прокурором. В обмен на смяг-
чение приговора гангстеры пошли на кое-какие уступки, и в результате оба
отделались незначительным сроком.
Подкупив охрану тюрьмы, Готти несколько раз выбирался из камеры,
встречался с женой, обедал с дружками в ресторане и регулярно угощался
итальянской пиццей. Делалось все это под видом консультаций у частного
терапевта в Бруклине.
В 1976 году умер «крестный отец» Карло Гамбино. Согласно практике
наследования, занять его место должен был Делакроче — заместитель босса
и наставник Готти. Но перед смертью Гамбино отошел от традиций мафии и
назначил боссом своего двоюродного брата — Кастеллано. Тот вручил Делак-
роче «утешительный приз», разрешив ему остаться заместителем босса, в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Филипп говорил: «Меня сразу же накрыла грязь, и я закричал. Затем
пришел в себя уже тогда, когда люди выкапывали меня, а грязная вода все
лилась и лилась. Роберт, который вышел со мной, был найден мертвым через
два дня. Моя правая рука была сломана, и я потерял три пальца. Камни
повредили ногу, раздробили таз, содрали волосы. Я истекал кровью, и вра-
чи сказали, что я умер бы от потери крови, но грязь покрыла мое тело
коркой и заменила кожу. Грязь наступала с такой силой, что раздавила мне
селезенку, и ее должны удалить, оторвала одно ухо — надеюсь, что его
пришьют на место».
Восьмилетняя Сьюзен Мэйбанк сидела в классе. Учитель случайно глянул
в окно и увидел надвигающуюся черную гору, готовую поглотить школу. Он
закричал, чтобы дети скорее спрятались под партами.
Дети подумали, что учитель предложил им поиграть в какую-то новую ин-
тересную игру, и быстро опустились на пол. Через несколько секунд грязь
смяла стены, словно они были сделаны из бумаги. Учитель погиб мгновенно.
Сьюзен помнит, как ее накрыл холодный мрак.
Она не представляет, как долго пролежала погребенной под черной мас-
сой. Помнит только, что старалась пальцами проткнуть отверстие для воз-
духа и разгребала грязь в стороны.
Небольшая группа людей: пенсионеры, свободные от работы шахтеры, по-
лицейские, пожарные, строители, врачи, адвокаты, хлебопеки и повара —
все, кто мог, примчались на место бедствия и голыми руками начали отка-
пывать детей. Они-то и спасли Сьюзен, но многие ее подружки ушли навсег-
да.
Свидетели трагедии никогда не забудут мужчин, плачущих на раскопках.
Их руки кровоточили, но они продолжали работать, чтобы спасти всех, кого
еще можно было спасти.
Элизабет Джоунс находилась в западне несколько часов, прижатая к по-
гибшему мальчику. Она уцелела лишь потому, что за мгновение до трагедии
взяла из сумки деньги и вышла из класса, чтобы позавтракать.
«Я помню только, как меня завалило грязью, — вспоминает Элизабет, уже
взрослая женщина. — Меня поглотила грязь в школьном коридоре вместе с ма-
леньким мальчиком, который оказался подо мной. Когда меня освободили, я
держала в руке шиллинг. Я уверена, что это он спас меня, и теперь храню
его как талисман. Другой талисман — это гипсовая повязка, которую я нес-
колько месяцев носила на ноге. Воспоминания, к счастью, все меньше тер-
зают меня, они уходят, когда начинаешь думать о других делах. Но я полу-
чила серьезные внутренние повреждения, и в результате у меня никогда не
будет детей».
Отчаянная борьба за спасение детей не прекращалась ни днем ни ночью.
Но чем больше проходило времени, тем меньше оставалось надежды: спа-
сатели вынимали из моря черной грязи в основном уже трупы школьников.
Даже привыкшие ко всему журналисты не скрывали слез, когда тела по-
гибших детей были перенесены в часовню, для того чтобы их могли опознать
убитые горем родители.
В этот день в небо над Аберфаном поднимался один мучительный стон: «О
Боже, за что ты покарал нас?»
С наступлением ночи загудели генераторы, и электрические дуговые лам-
пы осветили развалины школы и соседних зданий. Оползень со свалки №7,
словно насытившись, остановился.
В то утро, когда произошла катастрофа, Брин Карпентер находился в
больнице. Туда его положили после обвала в шахте. Брин бросился к школе
и стал свидетелем зрелища более ужасного, чем все, что ему случалось ви-
деть под землей.
Он сказал: «Мы поняли, что наш сын, десятилетний Десмонд, похоронен
здесь. Но нам сказали, что в больницу отвезли неопознанного десятилетне-
го мальчика. Мы было обрадовались, но оказалось, что это не наш сын.
Позже, уже ночью, мы нашли тело Десмонда. Можете представить, как велико
и безутешно было наше горе. На нашей улице погибли 14 детей. Два дома
хоронили по два покойника сразу. Увы, время эти раны не лечит — стоит
лишь на мгновение задуматься, как боль обжигает снова».
Пат Льюис оказалась одной из счастливиц, которой удалось убежать от
оползня. Но ее старшая сестра Шарон погибла неделю спустя после своего
девятого дня рождения.
Сидя в классе, Шарон увидела, как за спиной учителя, производящего
утреннюю перекличку, раскалывается стена. Она закричала, и это позволило
учителю вывести часть детей из школы.
Испуг, пережитый маленькой Пат, был настолько велик, что, придя до-
мой, она извинилась перед мамой за оставленное в школе пальто.
Мать Пат, медсестра Шейла, вспоминала: «Мы с Пат побежали к уцелевшей
части школы. Через выбитое окно залезли в класс. Внутри я увидела около
двадцати школьников, их перетащило оползнем, когда он обрушился на зда-
ние школы. Все они нуждались в помощи. Правда, один мальчик самостоя-
тельно выбрался из руин. Казалось, что с ним все в порядке, но он вдруг
упал и умер.
Выживших я укладывала на одеяла в школьном дворе, а класс для самых
маленьких превратила в пункт первой помощи. Я работала целый день, но
после 11 часов утра из школы уже никто не вышел живым. Это был самый
страшный день в моей жизни. В такой ситуации человеческие чувства обост-
ряются до предела, и я все хорошо помню. Я знала, что не смогу пойти и
опознать тело Шарон. Это сделал мой бедный муж. В субботу около 5 часов
утра он пришел из часовни и сказал, что опознал ее. Она была найдена с
теми детьми, которые остались в классе. Я сидела на стуле возле огня,
прислонившись к стене, и громко плакала. Не знаю, как долго это длилось.
Мне показалось, что целую вечность».
Погибших детей переносили в часовню, отмывали от угольной грязи. Всю
ночь приходили родители, чтобы оплакать своих детей.
Аберфан застыл в глубоком трауре. Число жертв гигантского оползня бы-
ло огромно — 144 человека. Большинству из 116 погибших школьников еще не
исполнилось и десяти лет.
Потом, как это часто бывает, образовали правительственную комиссию
для проведения расследования. Оно длилось пять месяцев.
Чиновники заслушали свыше ста свидетелей. В конечном итоге по никому
не известным бюрократическим правилам подсчета правительство выплатило
семьям, потерявшим ребенка, по 500 фунтов стерлингов компенсации. По
5000 фунтов получила каждая семья дополнительно из специального фонда,
находящегося под патронажем королевы, принца Филиппа и принца Чарльза.

«Сводится к нулю…»

По этому делу вынесен единственный вердикт — трагедию можно было пре-
дотвратить.
Оказалось, что в стране нет национальной программы контроля и ликви-
дации таких свалок, как в Аберфане.
Когда выяснилось, что промышленные тузы игнорировали предупреждения
специалистов об опасном состоянии свалки в Аберфане уже более пяти лет,
ответственность за случившееся была официально возложена на угольный со-
вет.
Лорду Альфреду Робенсу, председателю угольного совета, после трагедии
в Аберфане пришлось пережить много горьких минут.
Конечно же, его переживания не идут ни в какое сравнение с тем, что
пережили люди, потерявшие детей, но и лорду пришлось задуматься над тем,
можно ли было избежать беды, постигшей небольшую деревушку.
В 1986 году, когда газеты мира отметили двадцатилетие трагедии, он
сказал: «В моем сознании постоянно вертится один вопрос: как можно было
предотвратить трагедию? В стране имеется несколько тысяч свалок, и все
они находятся под надзором местных властей. Глупо каждый раз проверять,
что правила безопасности строго соблюдаются всеми. Когда я думаю о том,
чем занимался, возглавляя угольный совет, то в свете трагедии в Аберфане
все сводится к нулю. Эта страшная мысль постоянно преследует меня».
На не защищенной от ветра стороне холма, возвышающегося над Аберфа-
ном, находится одно из самых печальных мест в Британии — кладбище детей,
чьи жизни оборвал чудовищный оползень

МП-5: Предатели и шпионы.

Сенсационный провал тайных советских агентов Берджесса и Маклина в
1951 году дал толчок к раскрытию шпионской сети СССР в Великобритании.
Десяток лет высокопоставленные англичане шпионили в пользу России.

Невероятно, но самая опасная группа шпионов двадцатого столетия сфор-
мировалась в среде Кембриджского университета.
Завязка этой истории приходится на тридцатые годы. Группа студентов
отправилась в путешествие по реке Кем. Долгие дискуссии, откровенные
разговоры приведи их к мысли, что именно коммунизм как общественная сис-
тема способен обеспечить лучшую жизнь простым людям, что только комму-
низм может остановить и разгромить фашизм.
Опытнейший резидент НКВД, действовавший под крылышком советского пос-
ла в Лондоне Максима Литвинова, сделал все, чтобы вовлечь юных романти-
ков в свои сети. Он понимал, что выпускникам престижного университета
суждено занять высокие места в британском обществе, что со временем све-
дениям, которые они станут поставлять советской разведке, не будет цены.
Итак, русская шпионская сеть была расставлена. Ее основой стали бес-
корыстие, идеализм и политическая незрелость молодых англичан, их страх
перед фашизмом и ненависть к нему.
Для их идеологической обработки потребовалось всего лишь несколько
лет. Ядро группы предателей составили Гай Берджесс, Дональд Маклин, Эн-
тони Блант и Ким Филби.
Именно Блант стал душой группы близкой ему по взглядам талантливой
молодежи в Тринити-колледже. Сын приходского священника, гомосексуалист,
человек блестящих способностей, Блант поступил в колледж в 1928 году.
Показав великолепные результаты в математике, языках и искусстве, он
после окончания стал членом совета колледжа и ведущим преподавателем.
В том же году поступил в колледж и Гарольд Филби, получивший прозвище
Ким. Год спустя Блант и Филби встретились у Гая Берджесса, чудака и экс-
центрика, демонстрировавшего необыкновенную стойкость к алкоголю и болт-
ливость. Дональд Маклин, сын министра либерального кабинета, поступил в
колледж в 1931 году.
Коммунистические идеи исповедовали многие студенты Тринити-колледжа.
Но для большинства из них приверженность марксистско-ленинскому учению
оказалась вроде детской болезни: повзрослели — и прошло. Для этой же
четверки служение коммунизму превратилось в цель жизни.
После университета Маклин получил распределение в министерство иност-
ранных дел. На собеседовании молодому человеку сказали: «Мы знаем, что
вы были преданы коммунистическим идеям во время учебы в университете.
Поддерживаете ли вы их сейчас?»
«Я решил вести себя нагло», — вспоминал Маклин. — «Да, — сказал я.
— У меня были такие взгляды, и я еще не до конца от них избавился».
Должно быть, им понравилась моя откровенность».
Гай Берджесс, закончив Тринити-колледж, удачно устроился помощником
члена парламента консерватора Джека Макнамары. К этому времени Берджесс
уже несколько раз побывал в Москве, где встречался с руководителями со-
ветских шпионских ведомств и получил непосредственно от них ряд заданий.
Гай Берджесс установил контакты с русским резидентом в Лондоне. С на-
чалом второй мировой войны он стал секретным курьером, доставляющим пра-
вительственную почту главам европейских государств. И вся эта сверхсек-
ретная информация поступала в распоряжение советской разведки. Одновре-
менно Гай «подкармливал» и британские спецслужбы. Эта дьявольски сложная
работа принесла ему солидные «дивиденды». В январе 1939 года МИ-6 пред-
ложил Берджессу штатную должность.
Ким Филби, закончив Кембридж, отправился в Вену. Там он помогал выз-
волять коммунистов из нацистских тюрем. В Лондоне Филби появился с женой
— советской шпионкой, и вскоре прослыл деятелем консервативной ориента-
ции. В 1937 году в качестве репортера «Тайме» Ким уехал в Испанию осве-
щать ход гражданской войны. Это было удобное прикрытие для передачи ин-
формации русским, которые поддерживали республиканцев.

В дни войны

В 1939 году Блант подал заявление на пятимесячные курсы военной раз-
ведки. Но марксистское прошлое зажгло перед ним красный свет, и Бланта
возвращают в свою часть с клеймом неблагонадежного.
Однако после первого поражения шпион не пал духом. Он вступил в кор-
пус армейской разведки, попал в Дюнкерк, смог эвакуироваться с отступаю-
щими английскими частями. А затем, использовав связи Берджесса, перешел
на службу в МИ-5.
Для Филби шанс пробраться в секретные службы Великобритании появятся

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ведении которого будут находиться десять из двадцати трех команд
«семьи». Специалисты по организованной преступности утверждают, что это
было самое неразумное из всего сделанного Кастеллано. Давая конкуренту
такую огромную власть, он создал внутри гангстерской империи две проти-
востоящие и смертельно опасные для себя группы.
Пол Кастелдано походил скорее на солидного бизнесмена, чем на
гангстера. Что касается Готти, то новый босс был явно расположен к изво-
ротливому и удачливому компаньону.
Однако в марте 1980 года в личной жизни Готти произошла трагедия. Он
очень любил своего второго ребенка — Фрэнка. Мальчику было 12 лет, когда
он погиб, лопав под колеса машины, которую вел их сосед Джон Фавара.
Готти решил отомстить незадачливому продавцу мебели, признанному полици-
ей невиновным в гибели ребенка.
Фавара стал получать анонимные письма с угрозами и подумывал перее-
хать с семьей в другую часть штата, подальше от Готти.
Всякий раз, когда Джон проезжал мимо дома Фавары, он складывал
пальцы, как бы нажимая на взведенный курок.
Четыре месяца спустя, когда Готти и его жена Виктория отдыхали во
Флориде, продавец мебели внезапно исчез. Как заявили свидетели, не успел
он припарковать свою машину около дома, как из темноты возникла чья-то
фигура. Ударом по голове Фавара был сбит с ног и брошен в машину, кото-
рая туг же исчезла в неизвестном направлении.
Больше несчастного продавца мебели никто не видел.
Готти тяжело переживал смерть маленького Фрэнка и каждый месяц прихо-
дил на его могилу. Одна из комнат его дома была превращена в своеобраз-
ный храм памяти погибшего сына. Фотографии мальчика были обрамлены тем-
ным бархатом, который ниспадал тяжелыми складками вокруг позолоченных
рамок.
Что же касается гангстерского бизнеса Готти, то он продолжал процве-
тать, тогда как гангстеры из остальных «семей» один за другим попадали в
руки федеральной полиции.

Плюс наркотики

Подслушивающие устройства ФБР, размещенные в штаб-квартире
нью-йоркской мафии, помогли полиции уличить гангстеров в незаконном
игорном бизнесе. Многие сообщники Готти попали за решетку, но ему снова
удалось ускользнуть.
В июле 1981 года гангстеры заволновались — игорный бизнес нес крупные
потери, недобирая по 50 тысяч долларов в месяц. А тут еще «семья» Гамби-
но взялась за распространение наркотиков. Организация Кастеллано стара-
лась держаться в стороне от наркобизнеса: босс полагал, что это дело
подходит только «черным», и приходил в бешенство, когда его обвиняли в
торговле героином.
Оказалось, что за его спиной работал Готти, используя контакты «Сэм-
ми-Быка» в подпольном наркобизнесе.
По обвинению в торговле наркотиками были арестованы Джон Готти и трое
его сообщников: мафиози Анджело Руджеро, адвокат из гангстерской «семьи»
и директор водопроводной компании, где Готти в течение двадцати лет чис-
лился мастером.
Один из полицейских вспоминает: «Когда мы взяли этих парней в 1982
году, Кастеппано был вне себя от ярости: «Слушай, Джонни, тебе лучше до-
казать, что ты не замешан в этом», — заявил он. Но Готти не отрицал своей
вины. Ему мерещились баснословные прибыли, которые могла принести
«семье» торговля наркотиками.
Обвинение было предъявлено и самому Кастеллано, и это было началом
конца гангстерской деятельности Готти под его руководством. Недавние
друзья стали смертельными врагами.
Комиссией (гангстерское название комитета, составленного из предста-
вителей всех пята «семей» мафии, которые контролируют город) было приня-
то постановление, которым высшее руководство мафии решило оставить биз-
нес по распространению наркотиков «черным». Четыре других клана в
Нью-Йорке тут же нарушили договор, но Кастеллано заставил свои команды
держаться в рамках обязательства. Главаря взбесило, что именно команда
Джона Готти пренебрегла его приказом. После обвинений в запрещенной тор-
говле героином Кастеллано заявил, что в иерархии «семьи» выскочке Джону
Готти больше нет места.

Преемник

Кастеплано планировал нанести нарушителю конвенции ответный удар. С
его подачи прокурор обвинил Готти и четырех других лидеров мафии в неза-
конных операциях, связанных с наркобизнссом.
В декабре 1985 года умер Делакроче — «крестный отец» нью-йоркской ма-
фии и наставник Джона Готти. Вместе со смертью покровителя рухнули на-
дежды Готти на продвижение в клане.
В качестве преемника верховного босса Кастеллано назвал Томаса Бипот-
ти. Тем самым Готти давалось понять, что его карьера окончена.
16 декабря того же года новый кандидат на пост «крестного отца» и его
подпевала решили навестить свой любимый ресторан «Спаркс». Здесь они со-
бирались обсудить дальнейшую тактику мафиозной «семьи».
В 17 часов 16 минут роскошный лимузин главаря мафии остановился у
ресторана. Кастеплано был на полпути от входа, когда внезапные выстрелы
сразили его. Сидевшему за рулем Томасу Бипотта тоже досталось несколько
пуль.
Убийца скрылся за углом, где его ждала машина. Некоторое время спустя
Джон Готти и Сальваторе Гравано отметили удачу дорогим шампанским.
Той же ночью Готти поклялся в верности клану и стал его «крестным от-
цом». Один из «биографов» нью-йоркской мафии журналист Рено Франческини
позднее вспоминал: «Я был в Лондоне и как только услышал об убийстве По-
ла Кастеллано, сразу подумал: следующий «крестный отец» — Готти».
После этого убийства Готти уже не скрываясь развернул торговлю нарко-
тиками. Он также оставил в покое «белых воротничков», которых шантажиро-
вал Кастеллано, отдав предпочтение традиционному гангстерскому способу
добывания денег — с помощью оружия.

Главари избежали суда

Полиция утверждает, что Джон Готти стал главарем нью-йоркской мафии
не столько благодаря своему авторитету в преступном мире, сколько из-за
того, что его влиятельным соперникам не удалось избежать тюрьмы.
Серия судов в начале восьмидесятых устранила лидеров мафии в Нью-Йор-
ке. Всех, кроме Готти. Сработали отлаженный механизм тактики запугивания
властей, умело построенный на привлекательной внешности имидж, а также
блестящие способности адвоката Брюса Котлера.
Джон Готти никогда не забывал о двойных агентах и время от времени
преподавал им уроки жестокости.
Билли Бой значился в досье ФБР как «солдат» в команде Готти, когда
тот еще только начинал свою мафиозную карьеру. Это был тот самый чело-
век, который сообщил федеральным властям, что его босс стал заниматься
наркобизнесом. Он жил в Бруклине под вымышленным именем с тех пор, как
его показания приведи к аресту нескольких гангстеров. Одним из них ока-
зался брат Готти Джене, который получил за незаконную торговлю героином
двадцатилетний срок.
Рано утром Билли Бой отправился из дома на работу. Он не заметил ни
троих мужчин, вышедших из автомобиля, запаркованного напротив, ни мгно-
венно оказавшихся в их руках пистолетов. Когда стрельба прекратилась,
тело Билли Боя было изрешечено пулями.
Убийство организовал «Сэмми-Бык» — правая рука босса.
В 1985 году Готти был обвинен в нападении на ремонтного рабочего и
насильственном изъятии у него 325 долларов. Вспомним, что он уже сидел в
тюрьме за кражу автомобиля, и еще раз удивимся потрясающей мелочности
бандита, ворочавшего миллионами.
Но пострадавший прекрасно знал, кто такой Готти. В больнице он заявил
о потере памяти, и обвинения против мафиози отпали сами собой.
Годом позже Готти попался на рэкете, и ему было предъявлено обвинение
по трем статьям, включая убийство. Но и на этот раз преступнику удалось
избежать правосудия. И в 1992 году, оказывается, он не приказывал уби-
вать профсоюзного деятеля, который не платил мафии положенные «взносы».
Правой рукой босса во всех этих преступлениях неизменно оставался его
верный «лейтенант» Сальваторе.
По его собственному признанию, во второй половине 80-х годов он со-
вершил столько убийств, что о многих даже забыл.
Сальваторе был арестован вместе с Готти. Обоих ждал суд, и полиция не
сомневалась в том, что уж на этот раз преступникам не выкрутиться.
Следствие располагало записями подслушанных телефонных переговоров,
компрометирующих гангстеров, и двумя информаторами, готовыми свиде-
тельствовать против обвиняемых.
Но неожиданно Сэмми сам согласился выступить против мафии. Это был
редчайший случай в истории криминалистики. Оказалось, что жестокий и
хладнокровный убийца, отправивший на тот свет десятки людей, испытывал
ужас перед потенциальной возможностью закончить жизнь на электрическом
стуле. Поэтому в драматическом судебном разбирательстве в марте-апреле
1992 года он стал свидетельствовать против Джона Готти и его империи.

Без права на амнистию

Постепенно сознаваясь во всех убийствах, совершенных по приказу Гот-
ти, съежившись под пристальным взглядом «крестного отца», Сальваторе по-
нимал, что теперь он конченый человек. В обмен на свидетельские показа-
ния Сэмми мог рассчитывать на смягчение приговора за собственные прес-
тупления. Над ним нависла угроза пожизненного заключения. Но все-таки
это было лучше, чем смертная казнь.
23 июня 1992 года Готти в последний раз надел свой выходной наряд —
сшитый на заказ белый костюм и желтый шелковый галстук. Он был пригово-
рен к пожизненному заключению без права на амнистию. Вместе с боссом был
осужден его заместитель Фрэнк Локасио — «Фрэнки Лок», 59-летний прихвос-
тень, также разоблаченный показаниями Сэмми.
«Этого никогда бы не случилось, если бы они не стали врагами, — заявил
известный специалист по проблемам борьбы с мафией Джордж Карменца. — Это
был классический двухактный спектакль, который закончился вероломным
предательством. Закономерный финал для таких негодяев, как эти двое».
По слухам, не разгромленная до конца мафиозная империя Готти сейчас
управляется его сыном, Джоном-младшим. Говорят, яблоко от яблони недале-
ко падает. Время покажет, бывают ли исключения из этого правила.

ХУАН И ЭВИТА: Утраченные иллюзии

Диктатор Хуан Перон и его жена Эвита — бывшая певица из ночного клуба
— много лет правили Аргентиной. Прикрываясь благими намерениями, они ог-
рабили миллионы людей, привели страну на край банкротства. И все это
проделывалось якобы «во имя аргентинского народа».

Это была странная и на первый взгляд несовместимая парочка: певица с
сомнительной репутацией и честолюбивый армейский полковник. Но они долго
определяли курс латиноамериканской политики, и по сей день аргентинцы
поминают их недобрым словом.
Мюзикл Эвдрю Вебера «Эвита» был не единственной причиной того, что
Эва Дуарте, пассия аргентинского диктатора, приобрела скандальную из-
вестность. В стране, где перонизм стал почти религией, Хуан и Эвига были
полубогами, которым поклонялись и которых ненавидели.
Люди без совести и принципов, они беззастенчиво присваивали миллионы
из национальной казны, занося их на свои личные счета в швейцарском бан-
ке. Во время второй мировой войны они поддерживали фашистское движение в
Европе, душили оппозиционную прессу, преследовали прогрессивных религи-
озных деятелей.
Перонизм по сути дела оказался хорошо организованным ограблением го-
сударства. До прихода Перона к власти Аргентина была одной из богатейших
стран в мире. После него страна превратилась в банкрота.
Хуан Доминго Перон родился в 1895 году в бедной иммигрантской семье.
Он поднимался по служебной лестнице благодаря усердию и способностям.
Внешне обаятельный, атлетического сложения человек, в душе он был трусом
и подлецом. Перон мечтал о громкой славе, и многие его абсурдные эконо-
мические реформы проводились ради аплодисментов толпы.
До 1943 года, когда произошел военный переворот, Аргентина находилась

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

в июне 1940 года с неожиданным звонком из военного ведомства. Ему пред-
ложили работу в секции «Д», во вновь сформированном отделе МИ-6, которо-
му ставилась задача осуществлять подрывные акции в Европе. На новую ра-
боту сосватал его Гай Берджесс.
Работа в МИ-5 была направлена на обеспечение безопасности в стране.
МИ-6 нацеливалась на сбор разведданных за рубежом. К тому времени, когда
там появился Филби, Гай Берджесс уже в полную силу работал на своих
советских хозяев.
Шифровальщики советского посольства день и ночь кодировали огромное
количество материалов для передачи в Москву.
Филби начал шпионскую деятельность, послав в Москву списки агентов,
коды и параметры радиоволн, взятые из центральных архивов разведки.
Работая в разведке, Блант познакомился с русскими шпионами по атомным
разработкам — доктором Клаусом Фоксом и доктором Аланом Наин Мэй. Нес-
мотря на их очевидные симпатии к коммунизму, обоих не отстранили от ра-
боты над атомной бомбой. Блант заверил ученых в своей поддержке.
Примерно в это время Блант принял новое назначение — он стал инспек-
тором королевской картинной галереи. Это позволило ему войти в высший
свет Англии.
В 1944 году Маклин был назначен начальником канцелярии английского
посольства в Вашингтоне. Один из первых звонков он сделал в советское
консульство, чтобы установить контакты с новым руководителем. У Маклина
было много информации для русской разведки. На стол русских легла пере-
писка между Рузвельтом и Черчиллем, содержащая проекты военных планов и
послевоенной политики.
После войны Маклина назначили секретарем комитета, занимавшегося
классификацией информации по работе над атомной бомбой в США и Англии.
Тем временем Филби получил повышение: его назначили начальником «сек-
ции 9», контролирующей шпионскую деятельность против СССР. Отныне НКВД,
а затем КГБ знал о каждой планируемой англичанами шпионской акции.

Угроза разоблачения

Огромное количество информации, которой четверка обеспечивала советс-
кую разведку и контрразведку, неумолимо вело к появлению подозрений. И
действительно, первыми забеспокоились американцы: «Почему русские знают
обо всем, что мы собираемся делать?»
Впрочем, был один уникальный случай, угрожавший раскрыть Филби. В ав-
густе 1945 года английская разведка получила сообщение, что сотрудник
КГБ Константин Волков хочет перебежать в Англию. Он обещал сообщить име-
на трех британских шпионов, работающих на Советы в министерстве иност-
ранных дел и разведывательных службах. К счастью для Филби, это дело пе-
редали лично в его руки.
Когда Филби прибыл в Турцию, где планировалась встреча с русским пе-
ребежчиком, Волков там не появился. Вскоре его обнаружили в Москве — с
пулей в затылке. Много позже Филби цинично объяснил: «На карту была пос-
тавлена одна голова — Волкова или моя».
После войны Берджесс перешел в министерство иностранных дел и стал
личным помощником Гектора Мак-Нейла, заместителя министра иностранных
дел в лейбористском правительстве.
Но жизнь в постоянном напряжении сильно повлияла как на него, так и
на Маклина — они начали пить. Маклина послали в Каир, но и это не оста-
новило пьянок. После одного из ночных загулов Маклина отозвали назад в
Англию.
К 1950 году Берджесс оказался в ужасном состоянии. В докладной записке
о нем говорилось: «Чем быстрее мы избавимся от этого отвратительного че-
ловека, тем лучше будет для нас». Куда бы Берджесс ни поехал, везде он
напивался и затевал пьяные драки.
Любопытно, что Берджесс без устали яростно критиковал британскую по-
литику. Но, тем не менее, это не помешало ему в августе 1950 года полу-
чить назначение в Вашингтон на должность первого секретаря посольства.
Там он встретился с Филби, который стал офицером связи с ЦРУ.
Но петля на шее шпионской группы затягивалась. Филби уже предупредил
Берджесса о необходимости крайней осторожности. В Вашингтоне он взял Гая
под свою «крышу». Для Берджесса это был последний шанс уцелеть.

Побег на восток

К 1951 году Филби, благодаря своему высокому положению в разведке,
уже знал, что Маклина вот-вот раскроют. Но он не подозревал, что амери-
канцы также обложили и его, и Берджесса.
Маклина необходимо было предупредить, дать ему возможность бежать.
Если его возьмут, то, безусловно, заставят заговорить, поэтому Маклин
превратился в головную боль для всех. Филби назначил Берджесса связным,
но тот не мог вернуться в Британию без официальной причины. Тогда он за-
теял несколько серьезных скандалов, и разгневанный посол приказал отпра-
вить Берджесса домой.
Бланг, имевший контакты в МИ-5, сообщил Гаю точное время, когда «Поч-
товый голубь» — такова была кодовая кличка Маклина — будет взят под
стражу.
Берджесс предубедил Маклина. Объявив, что они уезжают в отпуск, оба в
тот же вечер сели на паром во Францию. С тех пор ни одного из них в Бри-
тании больше не видели. Следующее публичное появление Берджесса и Макли-
на произошло в 1956 году на параде в Москве, где их чествовали как геро-
ев борьбы за коммунизм.
До сих пор неизвестно, почему Берджесс убежал вместе с Маклином. Их
поспешное бегство прозвучало для двух оставшихся кембриджских шпионов
как погребальная музыка.

Под перекрестным огнем

Всего лишь несколько часов понадобилось властям, чтобы неожиданное
исчезновение Берджесса и Маклина связать с Филби. Глава МИ-6 тут же
отозвал его назад в Лондон. Филби повел себя нагло, ему удалось как-то

свалить всю вину на бежавшего Берджесса. Неразоблаченному тайному агенту
разрешили уйти в отставку. Прощальное рукопожатие скрепили тысячи фунтов
стерлингов — «за заслуги».
Увольнение Филби вызвало в рядах МИ-6 настоящий хаос. Десять сотруд-
ников службы были вынуждены уйти в отставку — не за то, что их подозре-
вали в тайном шпионаже, а за то, что они не смогли предотвратить шпио-
наж.
В 1955 году правительство наконец опубликовало долгожданный отчет,
посвященный исчезновению Берджесса и Маклина. Это была сплошная клоуна-
да. Один член парламента охарактеризовал отчет как «оскорбление разве-
дорганов страны».
Но для Филби самый страшный момент наступил тогда, когда член парла-
мента Маркус Липтон сделал парламентский запрос. Раздраженный дея-
тельностью МИ-5, он спросил премьера сэра Э1ггони Идена: «Вы решили
скрыть весь урон, нанесенный сомнительной деятельностью Гарольда Филби?»
В ответ на это министр иностранных дел Гарольд Макмиллан сообщил парла-
менту выводы расследования, проведенного службами министерства: «У меня
нет никаких оснований обвинять Филби в предательстве интересов своей
страны».
Филби торжествовал и в ознаменование победы провел пресс-конференцию.
«Я никогда не был коммунистом», — заявил он.
На основании этих высказываний МИ-6 снова начал использовать Филби в
качестве агента. В ту пору он работал репортером газеты «Обсервер» на
Ближнем Востоке снова начал подкармливать секретной информацией советс-
кие разведывательные службы.

Ловушка захлопывается

Но Филби не ушел от разоблачения. Отдел МИ-5 по-прежнему утверждал,
что Филби — «крот», и эти слова окончательно подтвердились, когда из
России в Англию внезапно перебежал сотрудник КГБ Анатолий Голицын. Он
без колебаний назвал Филби третьим человеком в «кембриджской четверке».
В январе 1963 года старый друг Филби разведчик Николас Эллиот летит
на Ближний Восток, чтобы разобраться в новых фактах, связанных с тайной
деятельностью маститого журналиста.
«Ты использовал меня много лет, сказал он Филби, — и теперь я узнаю от
тебя всю правду, даже если мне придется вытягивать ее из тебя.
Генеральный прокурор сэр Джон Гобсон согласился предоставить шпиону
определенные гарантии безопасности в обмен на полное и чистосердечное
признание.
Филби рассказал, как его завербовали и обучили, подробно описал свою
работу в качестве двойного агента. Но назвать связи и подписать письмен-
ное признание отказался.
Эллиот вернулся в Англию за дальнейшими инструкциями, а Филби сбежал
в СССР. Верховный Совет предоставил ему политическое убежище, Филби по-
лучил советское гражданство и работу в КГБ.

«Крот» в Бэкингемском дворце

После побега Филби в Англии остался только Энтони Блант. Он работал в
тесном контакте с Берджессом и теперь боялся, что тот, находясь в безо-
пасности в Москве.
К тому времени, когда Блант предстал перед следователем Уильямом
Скардоном, его уже допрашивали одиннадцать раз. После того как ему га-
рантировали определенные скидки по приговору во всем сознался.
Несмотря на признание в шпионской деятельности, Бланта оставили на
должности старшего инспектора королевской картинной галереи.
Четырнадцать лет спустя, когда правда о «кембриджской четверке» вышла
наружу, премьер-министр Маргарет Тэтчер вынуждена была заявить: «В апре-
ле 1964 года сэр Энтони Блант сообщил в органы безопасности, что он ре-
гулярно передавал информацию русским, работая в разведке…» Вскоре пос-
ле этого заявления представитель Бэкингемского дворца объявил, что Блант
лишен рыцарского звания.
Наконец-то «крот», окопавшийся в Бэкингемском дворце, был вытянут на
солнышко. Семь лет спустя он умер, обесчещенный и отвергнутый даже своим
постоянным партнером-гомосексуалистом.
Берджесс умер раньше, в 1963 году, разбитый болезнями и спившийся.
Маклин умер почти одновременно с Блантом. Филби до конца работал на КГБ.
Он шутил, что только две вещи не может простить Британии — шрамы, по-
лученные во время игры в крикет, и мармелад. Но в 1982 году на русском
грузовом судне, ставшем на якорь у побережья Суссжса на мостике была за-
мечена сутулая фигура с биноклем в руках. Это был Филби, решивший в пос-
ледами раз взглянуть на Родину.
Он умер в Москве в мае 1988 года и был похоронен со всеми воинскими
почестями на кладбище в Кунцево.

ТЕНЕРИФЕ: Трагедия на земле

1977 год. В один из туманных дней два огромных воздушных лайнера
столкнулись на единственной взлетно-посадочной полосе маленького аэро-
порта на Канарских островах. В результате погибли около шестисот чело-
век. Это была самая ужасная авиакатастрофа в истории авиации.

Пилот американской авиакомпании «Пан Ам» Виктор Грабс осторожно вел
свой «Боинг-747» вдоль взлетной полосы в аэропорту Лос-Родеос, ожидая
команды на взлет. Когда гигантский самолет приблизился к месту старта,
он едва поверил тому, что увидел из пилотской кабины. На расстоянии при-
мерно в 350 ярдов сверкнули огни другого «боинга», принадлежащего гол-
ландской компании КЛМ, внезапно вынырнувшего из тумана.
Сначала капитан Грабс и его экипаж сочли, что второй самолет просто
стоит на месте.
Но по мере того как огни сверкали все ярче, пилота пронзила ужасная
мысль, что голландский самолет со скоростью 160 миль в час направляется
прямо на них.
«Мы все еще на взлетной полосе! — закричал Грабс диспетчерам. — Что он
делает? Он угробит нас всех!»
Второй пилот Роберт Брэг закричал: «Уходи в сторону! Уходи с полосы!»
Капитан Грабс резко свернул влево, уходя с полосы на зеленый газон,
но опоздал на несколько секунд. Лайнер КЛМ пропорол своим крылом правый
борт «боинга» «Пан Ам». Почти мгновенно взлетно-посадочная полоса покры-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

под властью президента Рамона Кастильо. Антиправительственный заговор
возглавили армейские офицеры, объединенные в тайное общество «Молодые
орлы». Среди них был и полковник Перон. Ашифашистская позиция президента
раздражала военных, среди которых было немало офицеров итальянского про-
исхождения, боготворивших Муссолини.
Во время переворота Перон служил в военном ведомстве и считался одним
из самых ярых профашистски настроенных офицеров. Новыми властями он был
назначен на высокий пост в министерстве труда, созданном военной хунтой.
Рабочее движение в Аргентине традиционно контролировалось профсоюза-
ми. Перон решил слить рабочих в один военизированный союз, где бы гос-
подствовали тоталитарные порядки, которыми он восхищался во время поезд-
ки в нацистскую Германию и фашистскую Италию.
Перон использовал все свое обаяние, чтобы привлечь на свою сторону
руководителей профсоюзов, создать в глазах рабочих имидж «старшего бра-
та», который стремится облегчить их экономическое и социальное положе-
ние.
Несколько месяцев назад этих же людей он называл коммунистическими
подонками и отбросами общества. Но накануне выборов нужно было получить
от народа мандат доверия, а Перон был уверен, что лесть — лучший способ
добыть голоса избирателей.
Он добился того, чтобы переговоры о зарплате между рабочими и предп-
ринимателями проходили через его ведомство. Перону это было выгодно,
взятки от профсоюзных боссов и владельцев предприятий тайно переправля-
лись на его банковский счет в Швейцарии.
Перон ввел оплачиваемые отпуска, доплаты к Рождеству и другие льготы.
В то время как трудящиеся приветствовали эти краткосрочные меры, предп-
риниматели роптали из-за потери рычагов управления, а профсоюзы послушно
следовали правительственной политике. И те и другие были жертвами попы-
ток Хуана Перона ввести режим военной диктатуры, основанный на поддержке
масс.
По мере того как в Европе рушились диктаторские режимы, которыми так
восхищались аргентинские военные, в стране разрасталось движение в защи-
ту демократии. В августе 1945 года было отменено чрезвычайное положение,
введенное во время войны. В следующем месяце по улицам аргентинской сто-
лицы прошла полумиллионная демонстрация. Население требовало соблюдения
прав человека. Это испугало правительство и вызвало волну арестов. А
когда среди самих военных возникли разногласия и мнение многих из них
совпало с позицией рабочих, Перон решил, что настало время подняться на
вершину власти. Он выступил по радио, призывая рабочих к решительным
действиям». Этот смелый, но демагогический призыв закончился арестом по
обвинению в призыве к общественным беспорядкам и заключением будущего
президента под стражу.
Когда Перона арестовывали, его любовница Эва Дуарте свирепо дралась с
солдатами, выкрикивая ругательства, в то время как сам полковник не ока-
зывал сопротивления. Эва устроила митинг в поддержку Перона, прибегнув к
помощи профсоюзов, которые он опекал. Беспорядки на улицах Буэнос-Айреса
продолжались двое суток. В конце концов военные уступили, и Перон был
отпущен. Политический статус опального полковника повысился как никогда.
Поняв, что его мечтам о неофашистской рабочей милиции не суждено
сбыться, Хуан Перон ушел в отставку и выступил в качестве лидера новой
рабочей партии.
Первым шагом Перона на пути к диктатуре была ликвидация профсоюзов
обувщиков и текстильщиков, которые не захотели подчиниться тоталитарным
принципам организации профсоюзного движения.
В течение полугода со строптивыми руководителями рабочего движения
было покончено, и поверженных лидеров выслали из страны.
Чтобы получить кредит доверия на предстоящих президентских выборах,
Перону нужна была также победа над католической иерархией, особенно если
учесть, что церковь публично осуждала его связь с Эвой Дуарте. Он раз-
велся со своей женой, надеясь жениться на Эвите, которая была моложе его
на 24 года. В 1945 году Перону наконец удалось убедить церковь, которая
в то время не признавала разводы, сделать для него исключение и благос-
ловить брак с Эвитой.
В 1946 году Перон осуществил свою мечту на президентских выборах в
Аргентине. В борьбе за власть он заручился поддержкой рабочих. Страна
была готова принять нового лидера. Он пришел к власти на волне больших
ожиданий и надежд. Богатая природными ресурсами Аргентина использовала
войну, которая бушевала далеко от ее границ, для укрепления своей эконо-
мики. Бизнес процветал, и в банках накопились огромные суммы денег.
«Несомненно, Перон чрезвычайно плохо управлял системой, — писал анг-
лийский историк Фернс в своем фундаментальном исследовании «Аргентина». —
Как капризный ребенок, он хотел иметь все сразу. Он показал себя неспо-
собным делать выбор и устанавливать приоритеты, которые необходимы для
функционирования любой экономической системы. Он убеждал общество пове-
рить в скорое и полное процветание. Но никто не мог предположить, что же
ожидает страну в действительности».
В материалах по исследованию Аргентины Джоном Симпсоном и Джейн Бен-
нет сказано: «Все это было своеобразной формой благотворительности Перо-
на. Он заставил рабочий класс почувствовать собственное достоинство и
свое значение в национальной жизни Аргентины. Задача состояла не в том,
чтобы дать власть рабочему классу, а чтобы подкупить его и передать
власть Перону».
Извращенные идеи социализма привязывали рабочих и предпринимателей к
тоталитарному государству, которое открыто попирало демократию. Перон
тратил огромные суммы государственных денег на национализацию пришедших
в упадок железных дорог. Он стал мастером обещаний, которые никогда не
выполнялись, любимцем рабочих, которые никогда не получали положенного
от государства. Стремясь подкупить социальные низы, Перон установил для
них щедрые льготы. Все это позднее привело Аргентину к экономическому
краху, последствия которого не изжиты до сих пор.
К 1949 году пероновские планы съела инфляция. Начались выступления
вконец обнищавших трудящихся. Перон отреагировал резко, арестовывая дис-
сидентов, преследуя церковников. Был принят драконовский закон, по кото-
рому за оскорбление президента и государственных служащих следовало
серьезное наказание. Газеты, критиковавшие Перона и Эвиту, были закрыты.
Например, влиятельная и некогда популярная «Ла пренса» была превраще-
на в рупор прирученных правительственных профсоюзов.

Эва в эти годы активно изымала деньги у бизнесменов и землевла-
дельцев, вкладывая огромные средства в то, что было названо крупнейшим в
истории «взяточным» фондом. Он использовался для подкупа влиятельных лиц
и проведения широко разрекламированных благотворительных кампаний. Эва
действительно помогала строить школы и обучать детей, кормила голодных и
открывала убежища для бездомных. Однако огромное количество собранных
денег распределялось людьми, которые отвечали только перед нею. Ее эмис-
сары разъезжали по всем фабрикам, цехам, строительным площадкам, чтобы
собрать взносы, которые требовала новая Клеопатра.
Предприятия, не внесшие средства добровольно, немедленно закрывались
как нерентабельные.
По оценкам экспертов, Эвита похитила из этого фонда 100 миллионов
долларов и поместила их на секретные счета в швейцарских банках.
Фонд, который создавался как общество, поддерживаемое добровольными
взносами, вскоре стал напоминать мафиозную организацию. Эва решительно
требовала платежей от каждого рабочего, который получал повышение, от
каждого предпринимателя, который заявлял, что ему необходима госу-
дарственная поддержка. Каждый возможный источник финансирования был ос-
новательно «выдоен», так что широковещательные признания супруги прези-
дента в любви к «простым людям» оказались не более чем мифом.
Это не была нежная и грациозная женщина, какой она старалась казаться
окружающим. «Первая леди» уверенно опиралась на мощь армии и полиции.
Расходуемые ею суммы были напрямую связаны с интересами и потребностями
диктаторского режима.

Больше денег, меньше любви

Автор книги «Эва Перон» Джон Барнс говорит, что после ее смерти сле-
дователи нашли 14 миллионов долларов в деньгах и драгоценностях, о кото-
рых она просто забыла. Несомненно, большая их часть была похищена из так
называемого «фонда Эвы Перон».
«Любовь народа питает меня», — изливалась Эвита перед журналистами, в
то время как огромные суммы непроверенных и неучтенных денег поступали
на ее банковские счета. Целые государственные учреждения работали чуть
ли не сутками, чтобы поддерживать «фонд» этими невидимыми деньгами. На
правительственном уровне президент страны подкупал политиков, чтобы они
направляли миллионы долларов из общественных фондов в ее организацию. До
настоящего времени никто не знает точно, сколько Пероны украли у Арген-
тины. Но сумма исчисляется сотнями миллионов долларов.
Эва была столь же алчна, сколь и тщеславна. Газеты, которые не уделя-
ли должного внимания ее пышным балам и высоким гостям, неожиданно обна-
руживали, что запасы бумаги истощились и пополнить их нечем. Завоевав
дешевую популярность среди социальных низов, она так и не была принята в
высшем обществе.
Месть супруги президента снобистской элиты не знала границ. Однажды
она щедро заплатила торговцу рыбой за то, чтобы он расположился около
известного аристократического клуба в Буэнос-Айресе и торговал здесь в
течение всего жаркого лета. А когда некий профсоюзный босс имел неосто-
рожность где-то сказать, что Эвите лучше бы распоряжаться на кухне, чем
лезть в политику, «первая леди» приказала арестовать вольнодумца и вну-
шить ему уважение к властям с помощью электрического тока.
Другой «еретик» по имени Виктор Белардо был арестован, потому что за-
явил в радиоинтервью о своем согласии отдать все сбережения на благотво-
рительные нужды при условии, что они не будут поглощены «фондом Эвиты».
Пероны аккумулировали многие миллионы от доходов, получаемых за им-
портно-экспортные лицензии. Предприниматели буквально осыпали их взятка-
ми, чтобы иметь возможность торговать с внешним миром.
Эва была непревзойденным организатором саморекламы. Однажды супруга
президента пригласила женщин с детьми со всей страны, чтобы юные арген-
тинцы получили от нее подарки: дескать, для Эвы все дети — ее дети. По-
лиции пришлось потом разгонять многотысячную толпу, и по меньшей мере
две матери вернулись домой без своих детей, погибших в давке.
В 1951 году политическая власть Хуана и Эвиты пошатнулась, но лозунг,
выдвинутый Пероном и обращенный к рабочим: «Живи сейчас — плати позже», —
еще обеспечивал им поддержку части аргентинского общества. Однако на вы-
борах 1951 года, когда Перон предложил избрать вице-президентом свою же-
ну, обоих ждало разочарование. Несмотря на то, что многие еще верили в
благодеяния Эвиты, это все-таки было слишком. Мысль о том, что властолю-
бивая красотка может официально стать вторым лицом в государстве, броса-
ла в дрожь военных, чьей поддержкой так дорожил президент. Не устраивал
такой расклад сил и трудящихся. На стенах появился издевательский ло-
зунг: «Да здравствует Перон-вдовец!» Другие произведения «настенной жи-
вописи» изображали Эвиту в обнаженном виде, шагающую, подобно Гулливеру,
сквозь массы лилипутов. Хуан Перон уступил давлению церкви и военных, и
имя его жены не появилось в избирательных бюллетенях.
Незадолго до очередных президентских выборов, которые Перон боялся
проиграть, была предпринята еще одна попытка военного переворота, подав-
ленная диктатором. Победа на октябрьских выборах была ему обеспечена. И
действительно, Перон получил 62 процента голосов — значительно больше,
чем в 1946 году. Народ все еще верил в обещанное тоталитарным режимом
«светлое будущее».
В следующем году первое действие национальной драмы неожиданно завер-
шилось печальным событием: Эвита умерла от рака. Ей было всего тридцать
три года. Накануне супруга президента совершила кругосветное путешест-
вие, привлекая сердца и умы жителей разных континентов к своей стране.
Тем не менее безвременная смерть предотвратила падение ее популярности в
глазах сограждан. Уйдя из жизни, Эвита осталась в памяти своих разорен-
ных почитателей прекрасной дамой в мехах и бриллиантах, а не властолюби-
вой женой диктатора, который не без ее помощи лишил свой народ бо-
гатства, привел нацию на край банкротства, заставлял невинные жертвы
стонать под пытками в грязных тюрьмах.
Вскоре экономическое положение в стране резко ухудшилось. Король ста-
новился голым в глазах его прежних поклонников, вынужденных нести на се-
бе бремя инфляции и усиливающегося террора со стороны тайной полиции.
Более того, католическая церковь — традиционный источник и вдохновитель
благотворительности в стране — почувствовала ухудшение ситуации, потеряв
место в обществе из-за «фонда» Эвигы Перон. Университетские кафедры по-
полнялись полуграмотными недоучками, которые получали престижные долж-
ности от коррумпированных чиновников за взятки. Отряды личной гвардии
Перона разграбили богатейшую национальную библиотеку и музей изобрази-
тельного искусства в Буэнос-Айресе, откуда уникальные экспонаты перекоче-
вали в домашнюю коллекцию диктатора.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

ЭНЦИКЛОПЕДИИ

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

лась грудами искореженного металла. Взорвались топливные баки. Корпуса
лайнеров запылали.
Это произошло 27 марта 1977 года. 583 голландских и американских
гражданина встретили смерть в гигантской авиакатастрофе.

Ирония судьбы

По горькой иронии судьбы ни один из столкнувшихся самолетов даже на-
мерений не имел приземляться в аэропорту Лос-Родеоса, который считался
второстепенным и самым неблагополучным в регионе. Самолеты летели в
Лас-Пальмас, который находится в 70 милях от Лос-Родеоса и где аэродром
оснащен более современным оборудованием. Но террористы взорвали в аэро-
порту Лас-Пальмаса бомбу. Для обеспечения безопасности лайнеры и были
направлены на Тенерифе.
На борту голландского лайнера находились 283 человека, жаждущих про-
вести свой отпуск под ласковым солнцем Лас-Пальмаса.
Самолет «Пан Ам» перевозил 380 человек, которые собирались продолжить
путешествие на круизном теплоходе «Золотой Одиссей».
Переадресовка маршрутов казалась не более чем незначительным неу-
добством, и оба гиганта приземлились без всяких инцидентов.
Капитан Виктор Грабс привел свой лайнер к терминалу и поставил его
рядом с другим «Боингом-747», «Рейном», которым управлял капитан Якоб
Луис Вельдхыозен ван Зантен, главный инструктор компании КЛМ по самоле-
там этого типа.
Когда «Рейн» был заправлен топливом, капитан Вельдхьюзен ван Зантен
попросил разрешения на взлет. В соответствии с правилами, которые
действовали в аэропорту Лос-Родеоса, самолет мог быть отведен к юго-вос-
точному углу поля для совершения взлета. Но из-за чрезвычайных обстоя-
тельств в Лас-Пальмасе этот угол был заполнен другими самолетами. Поэто-
му диспетчер дал разрешение самолету КЛМ идти к началу взлетной полосы.
В конце пути Вельдхьюзен развернул лайнер на 180 градусов и пригото-
вился к взлету.
Одновременно диспетчеры дали разрешение также и Грабсу отвести само-
лет к началу взлетной полосы, но приказали ему свернуть на третий выход
слева, оставив, таким образом, полосу свободной для лайнера КЛМ. Через
несколько минут диспетчеры спросили его, сделал ли он поворот. Когда
Грабс ответил, что не успел, они сказали: «Сделай и скажи, когда освобо-
дится полоса».
Но лайнер, окутанный туманом, продолжал двигаться по взлетной полосе,
оставаясь не видимым ни для диспетчеров, ни для пилотов «Рейна». Команда
«Рейна» сделала последний выход в эфир: «КЛМ… Мы готовы к взлету».
Кошмар, вызванный неумелыми действиями Грабса, начался. Лайнер КЛМ,
набирая скорость для взлета, вырвался из тумана и помчался прямо на са-
молет «Пан Ам». Грабс яростно кричал в микрофон, что он еще на полосе,
сыпал проклятиями и безнадежно пытался самолет влево. Пока он это делал,
Вельдхыозен с неменьшим рвением старался поднять самолет в воздух. Его
нос уже приподнялся, но хвост все еще оставался на полосе.

Столкновение

«Рейн» врезался в переднюю часть секции второго класса самолета «Пан
Ам», а его правое крыло прошло через надстройку над пилотской кабиной и
снесло крышу. Лайнер «Пан Ам», разрезанный пополам и охваченный пламе-
нем, завалился налево от взлетной полосы. Через секунду голландский са-
молет грохнулся наземь, разбрасывая во все стороны обломки, протащился
по земле еще ярдов триста и остановился. Почти тут же раздался взрыв не-
вероятной силы. В небо взметнулся огненный шар — это взорвались только
что наполненные баки.
Все пассажиры «Рейна» погибли. Удар был так силен, а пламя от взрыва
так ужасно, что стальные и алюминиевые части обоих самолетов просто ис-
парялись.
На борту американского самолета царил кромешный ад. Казалось, осколки
сыпались отовсюду, а огонь распространялся с невероятной скоростью. Вы-
жившие при столкновении пассажиры, охваченные ужасом и ошеломленные, пы-
тались выбраться наружу. Часть людей уже погибли, другие были парализо-
ваны страхом.
Внутри разбитого лайнера смелый тридцатитрехлетний бизнесмен Эдгар
Рид, не потерявший присутствия духа, пытался организовать эвакуацию.
Отважный бизнесмен помог стюардессе надуть и спустить спасательный
плотик, и пассажиры стали прыгать на него, выбираясь из горящего самоле-
та.

Мужество

В этот день в аэропорту Лос-Родеоса было много героев. Горящие облом-
ки и куски раскаленного металла продолжали падать вокруг самолета, раз-
рушая взлетно-посадочную полосу, но Джек Даниэль помог своим жене и доче-
ри выбраться в безопасное место. Затем он исчез. Перепуганная жена нача-
ла спрашивать, не видел ли кто мужчину в белом костюме. Кто-то ответил,
что мужчина в белом костюме бросился спасать взывавшую о помощи женщину.
Но тут раздался взрыв, и оба они погибли.
Начали работу по спасению раненых врачи и медсестры расположенного
неподалеку от аэропорта госпиталя. Как только стало известно об авиака-
тастрофе, все, даже те, кто был свободен от дежурства, кинулись туда.
Госпиталь не располагал достаточным количеством кроватей, чтобы размес-
тить пострадавших. Санитары укладывали людей на пол, сестры сновали меж-
ду ранеными и раздавали обезболивающие средства. А врачи уже приступили
к срочным операциям.
Те, кто остался в живых и не получил серьезных повреждении, толпились
в залах аэропорта. Им раздали одеяла, болеутоляющие препараты. У некото-
рых пассажиров обгорела одежда. Каждый говорил о своем спасении как о
чуде. «Я чувствовала, что кто-то наблюдает за мной, — сказала Тереза Брас-
ко. — Похоже, что с нами был наш ангел-хранитель».

Расследование

К этому времени десятки солдат и полицейских осматривали выгоревшие
останки обоих самолетов, извлекая тела погибших.
Чтобы выяснить причины катастрофы, в Лос-Родеос тут же прибыла целая
армия авиационных экспертов из Соединенных Штатов, Голландии и Испании.
Поначалу подозрение в причастности к катастрофе пало на диспетчеров, ре-
гулирующих воздушное движение в аэропорту. Распространился слух, что они
плохо говорят на английском языке — общепринятом средстве общения в дис-
петчерской службе, обслуживающей международные рейсы, и поэтому оба пи-
лота были введены в заблуждение.
Но этот слух был опровергнут, как только эксперты проверили троих
диспетчеров, которые во время катастрофы находились за пультом управле-
ния. Они слово в слово повторили инструкцию на английском языке и во
время взлета выполняли ее с абсолютной точностью.
Затем эксперты провели исследование действий капитанов Грабса и
Вельдхьюзена ван Зантена.
Сначала голландские эксперты обвинили американского пилота, не ушед-
шего вовремя со взлетно-посадочной полосы. Вдоль полосы расположены че-
тыре съезда, обозначенные от С-1 до С-4. Представители компании КЛМ ут-
верждали, что Грабсу было приказано свернуть на съезд С-З, и если бы он
сделал это, то катастрофы никогда не случилось бы.
Но американцы не согласились с ними и выдвинули свои контрдоводы.
Представитель компании «Пан Ам» заявил, что С-1 не действовал, а чтобы
свернуть на С-З, Грабсу необходимо было совершить очень сложный поворот.
Американцы утверждали, что поэтому «третьим съездом» логически являлся
С-4, которого их пилот не успел достичь.
Один из главных аргументов американских экспертов заключался в следу-
ющем: независимо от того, где находился лайнер «Пан Ам», Вельдхьюзенван
Зантен не должен был взлетать без разрешения диспетчеров. Руководитель
голландской группы экспертов буквально потряс всех, заявив, что не нашел
на девятиминутной магнитной ленте записи, разрешающей лайнеру КЛМ взлет.

Заключение экспертов

Девять месяцев длилось расследование трагедии, прежде чем прави-
тельство Испании обнародовало его результаты.
Основополагающая причина катастрофы, по мнению комиссии, состояла в
том, что капитан Вельдхьюзен ван Зантен начал взлет без разрешения дис-
петчерской службы. В докладе подчеркивалось, что в тот день стояла пло-
хая погода, низкая облачность и густой туман резко снизили видимость. Но
эти обстоятельства не снимают вины с голландского капитана, принявшего
странное и необъяснимое решение, нарушающее все существующие правила.
Как мог такой опытный пилот, как Вельдхьюзен ван Зантен, совершить
столь невероятную оплошность? Похоже, что его подгоняли длительная за-
держка на Тенерифе и отвратительная погода. Затрудняли ведение точных
переговоров и радио-помехи. Несовершенный английский язык диспетчеров и
команды лайнера КЛМ, по-видимому, усугубил дело. Но для тех, кто погиб,
все это уже не имело никакого значения…

«Челенджер»: РУХНУВШАЯ МЕЧТА

В январе 1986 года огненный шар взметнулся в солнечное небо над Фло-
ридой. После ряда успешных рейсов взорвался космический челнок «Челленд-
жер». Погибли семь находившихся на борту корабля космонавтов. Что же
произошло? И почему были проигнорированы предупреждения об опасности?

Для слаженной команды ученых и инженеров НАСА на мысе Канаверал утро
28 января 1986 года началось с предполетных хлопот. В который уже раз
они перепроверяли космический челнок «Челленджер» для еще одного, как
предполагалось, рутинного полета за пределы земной атмосферы на корабле
многоразового использования.
Семеро космонавтов, в их числе и Криста Маколифф — учительница на-
чальной школы, завоевавшая право на участие в космическом полете в со-
ревновании с тысячами коллег по всей Америке, — получали последние
инструкции и напутствия. Многочисленные возбужденные зрители и предста-
вители средств массовой информации собрались вокруг массивного стартово-
го комплекса и ждали волнующего зрелища.
И никто из них даже не предполагал, что через несколько секунд после
начала впечатляющего подъема ракеты может произойти невероятное — «Чел-
ленджер» взорвется, образовав огненный апельсиново-белый шар. Все члены
экипажа погибнут, а космическая программа Америки будет пущена под откос
на целых три года.
В это трагическое мгновение на высоте девяти миль в голубом небе над
Флоридой навсегда испарилось благодушное отношение человечества к косми-
ческим полетам. На весь мир прозвучал возглас одной из зрительниц: «Бо-
же! Что произошло?»

Прелюдия

История «Челленджера», взлетевшего в легенду, началась накануне
ночью, когда температура во Флориде опустилась до необычно низкой отмет-
ки — минус 27 градусов.
На следующее утро так называемая «ледовая команда» НАСА приступила к
работе, проверяя космический челнок на возможность потенциально опасного
обледенения. Лед, отделяясь во время взлета, может повредить огнеупорное
покрытие «Челленджера».
Позже выяснится, что один инженер из компании «Рокуэлл» в Калифорнии,
наблюдавший за действиями «ледовой команды» с помощью специальной теле-
визионной установки, позвонил в контрольную комиссию и настоятельно пот-
ребовал отложить старт корабля из-за опасной степени обледенения.
Собравшиеся на космодроме люди горячо приветствовали космонавтов, на-
правляющихся к «Челленджеру» — ветерану челночных полетов. Но они ничего
не знали о суровом предупреждении, преодолевшем расстояние в три тысячи
миль. Не знали этого и космонавты.
Заняв свои рабочие места, они начали тщательную проверку всех систем
с помощью бортового компьютера.
Казалось, для выполнения целей полета все было подготовлено хорошо.
Экипажу предстояло запустить в космос спутник связи, стоивший 100 милли-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73